Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2463]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [4]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4675]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14877]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14185]
Альтернатива [8953]
СЛЭШ и НЦ [8717]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4231]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-31 мая)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Солнечная зайка
«Новолуние» с точки зрения Аро. Может, в конце концов, пожилой мужчина спокойно насладиться свободным временем?

Насильно мил не будешь?
Белла влюблена в Эдварда, но он не обращает на нее внимания. С помощью магии она заставляет его в себя влюбиться. Но что она будет делать, когда срок заклинания истечет?

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Секс-машина
В 2029 году Белла Свон, инженер био-механик, создала идеальную машину для «Уитлок Робототехникс». Мейсен может быть кем или чем угодно… но кем его хочет видеть Белла?

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10786
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

За гранью времен. Эпилог 1. Об Окончательном Прощании и Встрече Будущего

2018-6-25
18
0
Beyond Time / За гранью времен
Эпилог 1. Об Окончательном Прощании и Встрече Будущего


«Самое прекрасное, что мы можем испытать – это ощущение тайны. Она источник всякого подлинного искусства и науки. Тот, кто никогда не испытал этого чувства, кто не умеет остановиться и задуматься, охваченный робким восторгом, тот подобен мертвецу, и глаза его закрыты».
Альберт Эйнштейн


Восемнадцать месяцев спустя


Я опустилась на колени на примёрзшую землю, очищая от снега памятник.

Маргарет Мириам Олсон
2.02.1883-9.08.1973


Эдвард стоял неподалеку, наблюдая за мной возле большого дуба, с которого уже опали листья. Вокруг были грязь и гниющая зеленая трава, которую погубил снегопад недельной давности. Местами встречалась ярко-красная пуансеттия. Рождество наступит только через несколько недель, но в Чикаго сезон уже был открыт, и даже на кладбище появились признаки грядущего празднества.
Эдвард осторожно наблюдал за мной, пока не убедился, что поездка – хорошая идея. Я знала, что его беспокойство не связано с моим самоконтролем. Этап новорожденной прошел относительно без серьезных проблем. И сейчас, спустя более года после моего изменения, у меня было мало проблем, связанных с нахождением среди людей. Эдварда не заботили другие. Как и всегда, он беспокоился за меня.
Он понимал, что это путешествие в мое прошлое – наше прошлое – будет болезненным. Но это было тем, что я действительно хотела сделать. Я чувствовала, что обязана. Сказать «прощай» тому, кто помог мне выжить в тысяча девятьсот восемнадцатом году, и окончательно покончить с частью нашего с Эдвардом прошлого. После того, как мы приехали, я посетила могилы своих друзей, чтобы произнести свою прощальную речь.

Том и Саманта были похоронены вместе и рядом с ними находилось несколько их детей. Элинор была похоронена позади своего дома. Он стал пристанищем для женщин и детей, и я могу поклясться, что, когда клала розы на ее надгробие, слышала смех детишек, которые играли в снежки в саду.
Элинор бы понравилось это.
И в конце концов, мы пришли к Мэгги.
— Девяносто лет, хах? – тихо произнесла я, поднимаясь и глядя на ее надгробие. Я знала, что Эдвард слышит меня. Однако он попытался создать иллюзию уединения, отвернувшись. Понимая, как это важно для меня.
— Ты прожила хорошую жизнь, Мэгги, - продолжила я. – Я слышала, что ты вернулась к Генри. Я была очень рада узнать… рада, что ты не была одинока. И у тебя есть дочь? Бьюсь об заклад, ты стала отличной матерью.
Даже без ее физического присутствия, было что-то успокаивающее, когда я говорила с Мэгги. Я поняла, что могу доверять ей, после того, как вернулась в настоящее.
— Карлайл сказал, что ты обо всем догадалась, - сказала я. – Или, по крайней мере, что я вернулась туда, откуда пришла. Эдвард и я… у нас все хорошо. Мы помолвлены… снова, - я засмеялась, покручивая кольцом, которое Эдвард преподнес мне шесть месяцев назад. Если бы не физиологические особенности, я бы разрыдалась, когда он встал на одно колено и сделал предложение. Однако это все равно заставило сжаться мою грудь, любовь настолько наполнила душу в тот момент, что я опустилась на колени. Происходящее сильно тронуло мое сердце, я ощущала дежа вю, когда Эдвард во второй раз преклонил колени, чтобы попросить меня стать его женой. Конечно, он знал, что мы уже давно женаты – по крайней мере, перед Богом, даже если наши отношения еще не были закреплены на бумаге. Но поскольку он не мог помнить целиком свое прошлое, для него было важно, чтобы мы снова дали друг другу обет.

Для меня же это был еще один шанс показать Эдварду, как сильно я его люблю. Мне никогда не надоест это. Так же у меня появилась возможность отметить свадьбу с людьми, которые пропустили мою первую. Танец Чарли и улыбка Рене… и я занервничала, понимая, что снова окажусь в центра внимания.
Кольцо приносило собой также волну сладко-горьких эмоций. Я распознала его сразу, так как видела и восхищалась им много раз, когда оно находилось на руке его матери. Суженная золотая кромка расщеплялась на тонкую паутину по овальной оправе, разделяя наклонными рядами бриллианты. Оно было великолепно, но я должна была признать, что мне было жаль, что оно не оказалось моим первым свадебным кольцом. Я не знала, где оно – потерялось где-то во мраке времени.
Еще один вопрос без ответа относительно моего путешествия в прошлое.
Тем не менее, я считала, что новое кольцо олицетворяет нашу новую жизнь… мы начинаем все заново, все с чистого листа.
— Джейк был не слишком рад этому, - рассказывала я Мэгги, - Боже, что было, когда он услышал, что Эдвард собирается изменить меня? Я думала, он сейчас взорвется. По правде говоря, он действительно мог сделать это.
Я мрачно засмеялась, когда нахлынули воспоминания, как на протяжении нескольких недель Джейкоб начинал истерить только при одном упоминании Эдварда и любого из Калленов. Конечно, Джейкоб есть Джейкоб. Наша дружба победила, и, в конце концов, он выступил на нашей с Эдвардом стороне с остальной частью клана. Хотя Сэм был вожаком группы, истинным альфой выступал Джейкоб, в чьих жилах текла потомственная кровь оборотня. Он не хотел брать на себя ответственность, но являлся тем, кто прихлопнул ногой, когда другие угрожали нас уничтожить. Он сослался на заключенный договор, который запрещал Калленам нападать на людей.
Существовало довольно много споров вокруг того факта, что я хочу измениться. Эта тема была конфликтной, и я чувствовала себя пешкой в игре вампиров и оборотней. Спор был довольно ярый, что, глядя на это, казалось, будто борьба между квилетами в итоге приведет к гражданской войне, Но, в конце концов, Джейкоб выиграл бой. Однако одним из условий перемирия оказалось, что мы должны навсегда покинуть Форкс. Или на время – как утверждает Джейкоб. Он считает, что другие изменят свою позицию или смягчатся и позволят нам вернуться.

Я надеялась на это. Несмотря на то, что я ненавидела холодный и дождливый Вашингтон, когда мы переехали сюда, в итоге я полюбила его.
Реакция Чарли на помолвку была не лучше реакции Джейкоба на мое превращение. Удивительно, но Рене оказалась той, кто более мягко отнесся ко всему этому. Эдвард и я полетели в Джексонвилль, чтобы навестить ее на весенних каникулах. Она потратила много времени, чтобы узнать его. Я думала, что она взбесится, когда я сказала ей, что выхожу замуж. Но Рене, напротив, заверила, что я в состоянии сделать рациональный выбор, и у нее нет никаких сомнений, что Эдвард любит меня.
— Я поехала в Европу, - продолжила я односторонний диалог со своей старой подругой. – Мы рассказали Чарли, что мы с Эдвардом выиграли летнюю стажировку в Италии. Я должна была уехать из Форкса достаточно далеко, чтобы отец не принял спонтанное решение навестить меня. По правде говоря, Эдвард и Карлайл решили увезти меня на Аляску на первое время… в небольшую хижину в горах. Мы должны были оказаться как можно дальше от людей.
Мне не было холодно, но я почувствовала, как по спине пробежала дрожь, когда я вспомнила время нахождения в этой хижине и три дня моего перерождения. Большую часть их составляли боль… страх… огонь. Я помнила, что чувствует человек от укуса вампира, то, как Джеймс укусил меня за запястье. Но когда это все распространяется на тело целиком… Это сплошное мучение. Теперь я понимала, почему Эдвард говорил, что агония от изменения становится самым ясным воспоминанием у новорожденного.

Я бы хотела это забыть.
Я никогда не говорила Эдварду о своем страхе, что когда я изменюсь, то перестану ему нравиться. Хотя быть «певицей» по крови тоже являлось опасным для жизни. Это немного успокаивало. Я знала, что он хотел меня больше, чем кого-либо другого. Конечно, теперь я понимала, что это было связано с нашим прошлым. Моя кровь привязала его ко мне.
Карлайл взял у меня немного крови, прежде чем я была изменена. Он предполагал, что истинная причина влечения Эдварда к моей крови может быть связана с ее переливанием. К счастью, моя брезгливость к иглам исчезла после продолжительной работы в больнице, поэтому я с радостью предоставила ему возможность выкачать из меня одну-две пинты крови для научных исследований. Пока он не нашел ответов на вопросы, но не сомневаюсь, что когда-нибудь он получит их.
Касаемо моих страхов, они все были необоснованными. Эдвард все так же тянулся ко мне – даже если не больше – сейчас, когда вместо крови по моим венам бежит яд.

Эдвард и я планировали оставаться в хижине добрую часть моего первого года после перерождения, а Карлайл должен был вернуться к семье. Наш план развалился, когда одной ночью приехал Карлайл и сказал, что нас вызывают Волтури. Он объяснил, что они являются своего рода руководящим кланом и отвечают за соблюдение законов – главной из которых держать существование вампиров в секрете. Видно, они были проинформированы, что Каллены раскрыли тайну существования вампиров, и требовали, чтобы мы предстали перед ними. Карлайл старался им объяснить, что я была изменена, и никто больше не знает о нашем существовании. Но Волтури хотели лично убедиться в этом.

Поскольку Карлайл посчитал, что быть запертой с сотней людей в воздухе может стать большой проблемой из-за моей трансформации, мы с Эдвардов вплавь добирались до Европы. Остальные же члены семьи воспользовались самолетом.
— Это правда, мы плавали в Европу, - посмеиваясь, рассказывала я Мэгги. – По правде говоря, это не так сложно, когда тебе не нужно дышать и у тебя безграничная выносливость.
Волтури – Аро, Кай и Маркус – осуществляли правосудие в античном замке в величественной итальянской деревне. Я была шокирована, что тысячи жителей не были осведомлены о проживании рука об руку с вампирами. Эдвард объяснил мне, что Волтури никогда не охотятся у себя дома. По сути, скорее всего, это было самым безопасным местом в Европе для людей, которые не хотели бы стать обедом для проголодавшегося вампира.

Я была поражена величием тронного зала, в котором восседали Волтури. Три древнейших вампира выглядели жутковато, мягко говоря, с их, как мел, кожей и залитыми красными глазами. Рядом стоял их огромный охранник, который смотрелся довольно пугающе. Другие же наблюдали за всем происходящим с интересом. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что я знакома с одним из вампиров, стоящим в стороне.
Виктория.

Она стояла, скрестив руки и бросая гневный взгляд то на меня, то на Эдварда. За ней стоял, пытаясь спрятаться и стать невидимым, Лоран. Позже я узнала, что он находился в Форксе, дабы следить за мной для Виктории. После того, что случилось с Джеймсом (я почувствовала облегчение, узнав, что он действительно мертв, и мое путешествие в прошлое не изменило реальность), она поставила перед собой цель уничтожить меня и, в последствии, Эдварда. Любимого за любимого, как сказал Лоран. Но возвращение Калленов и неожиданное вступление стаи квилетов разрушили ее план. Поэтому она приехала к Волтури в надежде, что они выполнят грязную работу за нее.

Эдвард держал меня за руку во время суда, с другой стороны от меня неподвижно стоял Карлайл. Остальная часть моей семьи находилась позади нас, образуя защитный полукруг. Напряжение нарастало в воздухе, и Карлайл державший руки по швам, сжимал пальцы, когда Аро – спикер от их клана - сделал шаг вперед, чтобы начать разговор.

В конце концов, встреча лишь вызвала разочарование. Аро обменялся несколькими фразами с Карлайлом, взяв его за руку, затем с Эдвардом и Элис. И проигнорировал остальную часть нашей семьи. Эдвард объяснил мне, что дар Аро – читать мысли с помощью прикосновения. Волтури мечтали о власти и хотели заполучить Эдварда и Элис. Аро коварно предложил им обоим остаться в Вольтерре так долго, сколько они пожелают, но Эдвард и Элис вежливо отказались.
— А это, должно быть, прекрасная Изабелла, - сказал он и протянул свою тонкую руку. Эдвард слегка мне кивнул, и я протянула руку, стараясь не поморщиться, когда Аро обхватил мою ладонь своими руками, закрыл глаза и наклонил голову, стараясь проникнуть в мои мысли.
В комнате все замерли и затаили дыхание, в то время пока я ждала.
Аро кратко и с беспокойным взглядом посмотрел на меня, прежде чем снова закрыл глаза. Я услышала, как Эдвард издал смешок.
— Невероятно, - в итоге выпалил Аро, отпуская мою руку и поворачиваясь к Эдварду. – Она также блокирует твой дар?
Эдвард спокойно кивнул.
— Да, всегда, даже когда была человеком.
— Невероятно, - снова сказал Аро, вновь поворачиваясь ко мне. – Ты можешь это контролировать?
Я сглотнула и неуверенно ответила.
— Я… я не знаю. Я никогда не делала это специально.
Аро мягко улыбнулся, но его глаза сверкнули.
— Надо ее тренировать, Карлайл, - произнес Аро, не отрывая взгляд от меня, чтобы посмотреть на Карлайла. – Такими дарами разбрасываться нельзя.
— Конечно, - кратко и быстро ответил Карлайл.
— Что ж, братья, - протянул в итоге Аро, хлопнув в ладоши и вернувшись на возвышение, где восседали Кай и Маркус. – Я уверен, что никакого нарушения здесь не было. - Он резко посмотрел на Викторию, и она опустила глаза. Лорана уже не было видно, он, вероятнее всего, выскользнул из помещения, когда увидел, что план Виктории проваливается. Кай и Маркус коротко кивнули, не став ничего комментировать, и Аро снова повернулся к нам.
— Было так замечательно в очередной раз увидеть тебя, мой старый друг, - сказал Аро Карлайлу с улыбкой, - и всю вашу семью, включая ее нового члена, - он кратко посмотрел на меня с улыбкой, прежде чем снова вернуться к Карлайлу. - Есть ли способ уговорить вас погостить здесь некоторое время? Мне не доставало вашей компании на протяжении нескольких последних лет.

Карлайл сделал шаг вперед.
— Спасибо за гостеприимство, Аро. К сожалению, нам нужно вернуться в штаты как можно скорее.
Аро печально кивнул.
— Конечно. У вас есть там дела. Я все понимаю, - протянул он. – Искренне надеюсь, что в скором времени вы снова посетите нас.
Мы стали быстро покидать зал. Глазами я нашла Викторию, когда мы оказались у больших дверей. Множество эмоций мелькало на ее лице: от ярости до непонимания решения Волтури, огорчения и, в конце концов, принятия проигрыша.
— Что будет с Викторией? – поинтересовалась я у Эдварда, как только двери захлопнулись позади нас.
— Я не знаю. Она рискнула, рассказав все Волтури. Они не любят, когда тратят их время впустую, и уверен, что Аро в курсе ее истинных мотивов, - тихо проговорил он. – В любом случае, я не думаю, что она когда-нибудь еще побеспокоит кого-либо из нас. Аро до сих пор надеется, что наступит день, когда Элис и я присоединимся к нему. Теперь он надеется заполучить и тебя.
Я поежилась, представив это.
— Виктория не рискнет продолжать преследовать нас, зная, что это может разозлить Волтури, - продолжил Эдвард. – Если они разрешат ей и дальше существовать на свете, разумеется.

Кружащиеся снежинки вернули меня в настоящее. Я закрыла глаза и откинула голову назад, в то время как белые хлопья начали свой танец вокруг меня.
— С тех пор, как вернулись, мы ни разу не видели Викторию… или Лорана, - продолжила я тихо рассказывать Мэгги. – Когда же вновь приехали на Аляску, Карлайл решил, что пора начинать работу над моим щитом, чтобы я умела его контролировать… хм, столь странное название… щит. Сначала это вызывало одно расстройство, - рассмеявшись, поведала я. – Но спустя какое-то время, все же справилась со своими трудностями, - я смолкла, и наступила тишина. Единственное, что было слышно – это мои редкие вздохи и падающие снежинки на землю.
— Все в порядке? - Эдвард обернул руки вокруг меня и притянул к своей груди.
Я схватила его руку и положила голову на плечо.
— Да, просто… я скучаю по ней.
— Я понимаю, - прошептал он, поцеловав меня в весок. – Ты готова идти?
Я кивнула и последний раз посмотрела на надгробный камень, чтобы попрощаться с Мэгги, прежде чем мы покинем кладбище.

**_**


Признаться, мои воспоминания о прошлом вызвали небольшую депрессию. Дисгармония была связана с возвращением из очаровательного Чикаго начала двадцатого века в шумный современный мегаполис. Вокруг кипела жизнь, стоял шум… особенно сильно на это повлияли мои особенности. Больница округа Кук переехала в новое здание и получила новое имя. Старое здание с высокими шпилями в облицовке серого и терракотового цвета камней, которое я помнила, еще стояло, но уже потускнело. Хотя оно было закрыто, мне оказалось приятно узнать, что после ремонта в нем сделают медицинские кабинеты. Я улыбнулась, увидев переулок за соседним зданием. Нахлынули воспоминания, как часто за этим углом мы с Эдвардом украдкой целовались, и я была прижата к холодной каменной стене здания.

Каток, на котором прошло наше первое с Эдвардом свидание, теперь был пустырем. Театр Орфей превратился в ресторан быстрого питания. Церковь, в которую я ходила на встречу с Ассоциацией женщин Чикаго, все еще была здесь, но ее фасад обветшал, витражи покрылись трещинами и красивые деревянные двери были заменены на современные из стали.
Парк Линкольна всегда выглядел красиво, несмотря на то, что зима оставила все деревья без листьев, а трава была покрыта коркой льда. Снег прекратил идти, и волны темной воды озера волновал легкий ветерок, покуда они ударялись о берег. Мы гуляли по парку, и я была очень удивлена, когда увидела склеп, поэтому начала носиться вокруг него с улыбкой на лице.
— Я что-то пропустил? – удивился Эдвард.
Я засмеялась и стала ему рассказывать о том времени, когда у нас должна была состояться свадьба, а полиция застукала нас с Эдвардом позади захоронения. Мой муж усмехнулся и взял меня за руку.
— Покажи мне.
Я улыбнулась, закрыла глаза и отодвинула щит, как мы практиковались с Карлайлом. Мы проделывали это уже много раз после того, как я научилась контролировать свой дар. Эдварду нравилось рассказывать о воспоминаниях Элис и Карлайла обо мне, так как он любил видеть меня в них, в то время как мои воспоминания были полностью сфокусированы на нем.

Однако существовали времена… времена, когда были только Эдвард и я… когда я была единственной, кто мог показать ему происходящее. Мне нравилось, что я могу дать ему прикоснуться к нашему прошлому.
Я сосредоточилась, чтобы опустить щит. В моей голове замелькали воспоминания того дня в парке, я пыталась вспомнить каждую деталь… каждый поцелуй… каждый момент, когда мы были счастливы. Когда я открыла глаза, увидела, что Эдвард наблюдает за мной с огромной улыбкой, а его глаза сияют. Он обнял меня и нежно поцеловал.
— Я никогда не думал, что ты столь эмоционально все переживаешь, - произнес он, когда его губы легко касались моих во время разговора. – Это определенно то, что я должен запомнить.
Именно в такие моменты я была счастлива, что больше не краснею.

Мы вышли из парка и отправились к старому дому Эдварда. Я была удивлена, что улица практически не претерпела изменений. Дома выглядели старыми, но были в хорошем состоянии. Спутниковые тарелки и сверкающие новые автомобили свидетельствовали о том, что прошли десятилетия, но было видно, что соседи старались сохранять историческую атмосферу.
— Этот, - тихо произнес Эдвард, когда мы передвигались по противоположной стороне улицы. Дом был оформлен в светло-голубом тоне с белыми рамами, железные перила крыльца были украшены зелеными гирляндами с большими белыми бантами. Невысокий заборчик вокруг дома отсутствовал, а кирпичная дорожка была заменена на плитку. Рождественский венок висел на красной входной двери и состоял из двух веток, которые располагались каждая полукругом вокруг. Они были украшены белыми огоньками и золотыми подвесками.
— Он практически не изменился, - изрекла я.
— Верно. Иногда я забываю, что ты была тут, - усмехнулся Эдвард.
— Я не слышу никого, а ты? – улыбнулась я, прислушиваясь к звукам в доме.
Эдвард замолчал, пытаясь уловить мысли вместо того, чтобы прислушаться.
— Нет, намечается небольшой взломчик и проникновение?
Я засмеялась.
— Ты оказываешь плохое влияние на меня.
— Я предупреждал тебя об этом много раз. Тебе нужно было держаться подальше от меня, пока был шанс, - Он взял меня за руку, чтобы перевести через улицу.
Эдварду потребовалось лишь мгновение, чтобы открыть замок на боковой двери. Мы медленно прошли мимо пустых и немых стен, обсуждая, что было раньше и как изменилось в доме.
— Софа стояла здесь, - сказал Эдвард, указывая на определенное место в гостиной. – И мамино кресло здесь. Как она его любила. Она даже надела на него чехол, когда кот исцарапал все покрытие.
— Мистер Джуглез? - спросила я, вспоминая, как он и его мать смеялись над котом, когда она лежала на больничной кровати.
— Как ты это узнала? – Эдвард удивленно посмотрел на меня.
Я только пожала плечами, в то время как печальные воспоминания нахлынули на меня.
Мы поднялись по лестнице, чтобы увидеть старую комнату Эдварда, которая теперь превратилась в домашний кабинет. Мне показалось, что Эдвард немного загрустил, и я опустила щит, что показать ему воспоминание, как он целовал меня в ванной комнате, в то время как его мать внизу проводила совещание по организации благотворительного бала.
— Ты должна была предупредить меня, прежде чем показывать мне такое, - сказал он хрипло, запуская руку под мою рубашку и проводя по чашечке лифчика, в то время как его язык находился на мочке моего уха.
— Ох, а в чем же тогда кайф? – немного задыхаясь, поинтересовалась я, выгибаясь от его прикосновений.

Быть с Эдвардом, будучи людьми, было удивительно. Когда я вернулась из восемнадцатого года, все было напряженно, но сдержанно, так как ему нужно было быть осторожным, чтобы не причинить мне боль. Но теперь... теперь, когда я обратилась? Я не могла найти слов, чтобы описать это. Постоянная тяга друг к другу... раскованная страсть. Эдвард вывел наши отношения на новый уровень, что до сих пор вводило меня в шок и поражало. Однажды я спросила Эдварда, как долго будет длиться это всепоглощающее возбуждение и похоть.
Он ответил, что это может продлиться «некоторое время».
Да. Какое-то время.
Я думала, что это может убить меня... ну, если бы я не была уже мертва...
Не то, чтобы я жаловалась. Ненасытность Эдварда была согласована с моей, и теперь мы были на равных, физически, мягко говоря, – и я была невероятно довольная.
Но всегда хотелось больше.
— Нам пора, - пробормотала я, когда Эдвард стащил с меня рубашку, скользя к чашке бюстгальтера, чтобы подразнить мой сосок своими языком и губами.
— Ммм, ммм, - бормотал Эдвард, посасывая, беря в рот, вызывая бесстыдный стон. Мои руки дрейфовали рядом, сильно сжимая его. Он освободил мою грудь, стиснув бедра, наши быстрые выдохи разгоняли воздух.
— Уже почти пять часов, - напомнила я ему, мое тело опровергало мои же слова, а я продолжала цепляться за него. - Они скоро будут дома... мы не хотим быть... Ох... - он лизнул ухо, посасывая мочку, его пальцы потянулись к моей заднице. - Мы не хотим быть пойманными за занятием сексом на полу в прихожей, - удалось мне сказать.
Эдвард тихонько сжал мое плечо, прежде чем вздохнуть и натянуть на меня рубашку.
— Ты права, - произнес он, разочарованно нахмурившись, и посмотрел в мои глаза. - В следующий раз?
Я усмехнулась.
— Определенно.

Он взял меня за руку, и мы направились в заднюю часть дома. Ритм сердца сбился на миг, когда я заметила пару плетеных стульев, которые теперь стояли на месте, которое когда-то занимал рояль Эдварда. Французские двери были заменены на большую дверь, через которую мы бесшумно вышли на задний двор.
Деревья стали выше, фруктовые деревья пропали, а бассейн располагался в дальнем углу двора, где была сцена на нашей свадьбе. Качели в другом углу, различные игрушки, выглядывающие из-под пятен снега и льда на газоне.
— Там была арка, - тихо сказала я Эдварду, указывая на то место, где мы стояли, обмениваясь обетами. - Твоя мама и Саманта сделали все украшения на свадьбу из роз, тюльпанов и тюли. Повсюду были флердоранжи, и когда поднимался ветер, они порхали вокруг нас.
Эдвард мягко улыбнулся и подошел к задней части двора, потянув меня за собой. Он остановился рядом с забором и повернулся ко мне, взяв обе мои руки в свои.
— Здесь? - спросил он. - Это то место, где мы стояли?
Я кивнула, зная, что будет дальше.
— Покажи мне? - он протянул руку, чтобы прикоснуться к моей щеке. Эдвард уже видел воспоминания Карлайла о нашей свадьбе, но он также любил смотреть на это в моей голове. Он сказал, что это как слушать музыку в стерео... ближе всего к собственным воспоминаниям.
Я закрыла глаза и сосредоточилась, вновь сбрасывая свой щит. Становилось легче с каждым разом, когда я делала это. Мое сердце наполнилось теплом, когда я мысленно пробежалась по подробностям того дня – цветы... клятвы... радость... запах апельсинов и Эдвард... лица друзей и тех, кого я считала своей семьей.
— Это было прекрасно, - пробормотал Эдвард, наконец, когда мои воспоминания поредели, и щит вернулся на место.
— Да, - согласилась я, вставая на цыпочки, чтобы поцеловать его с любовью. Его руки обвили мою талию, он притянул меня ближе, углубляя поцелуй, прежде чем отстраниться, нежно поглаживая мои волосы.
— Спасибо, - тихо сказал он.
— За что?
— За то, что вышла за меня... тогда... и сейчас...
Я усмехнулась.
— Без проблем. Я хотела бы еще одну свадьбу в моей жизни.
Эдвард ухмыльнулся в ответ.
— Согласен. Еще одну.

Звук захлопнувшейся двери привлек наше внимание, и мы поняли, что кто-то вошел в дом. Эдвард повел меня в сторону двора, прислушиваясь к тому, что происходит внутри. Я споткнулась обо что-то, по звуку напоминающее камень. Эдвард наклонился, поднял лопату, что я нечаянно пнула. Я поморщилась, и мы оба замерли, прислушиваясь к звуку, который указал бы, что нас услышали. Когда все осталось спокойным, Эдвард поставил лопату у дома, и мы пошли через двор вниз по улице, не привлекая к себе никакого внимания.
Светло-серого цвета солнце скрылось за горизонтом, оказываясь вне поля зрения за облачным покровом. Мы не рискнули бежать по городу, поэтому пешком направились к пансиону Мэгги.
Я не знала, как буду себя чувствовать, если дома не будет на месте, или еще хуже, узнай я, что он сгнил. Я боялась найти дом Мэгги, пришедшим в негодность, пронизанный облупившейся краской, с потрескавшимися окнами, заросшими клумбами, или двором, заставленным машинами.
Боже. Мэгги бы перевернулась в своей могиле.
Моя нервозность улетучилась, когда дом, наконец, появился в поле зрения... и он выглядел точно так же. Трехэтажный особняк был с любовью ухожен, или тщательно восстановлен. Он был украшен для Рождества, с мерцающими огоньками и гирляндой, накинутой на перила, и большим венком на входной двери. Стены были того же насыщенного цвета, что я помнила, крыльцо аккуратно подметено, клумбы подрезаны на зиму.
Я осознала, что Эдвард внимательно наблюдает за мной в тускнеющем свете. Я начала поворачиваться к нему, когда движение привлекло мое внимание. Женщина вышла за дверь, и, увидев ее, я впала в шок.

Прежде чем я поняла, что делаю, я стояла у подножия лестницы. Женщина посмотрела наверх, ее рука подлетела к горлу от неожиданности.
— Мэгги? – я ахнула, не в состоянии понять, как женщина, которую я знала девяносто лет назад, может стоять передо мной сейчас.
Она улыбнулась, делая шаг мне навстречу.
— Это ты, - сказала она, ее голос звучал с оттенком благоговения. – Ты настоящая.
Я медленно поднялась по ступенькам крыльца, смутно осознавая, что Эдвард стоит на тротуаре позади меня.
— Я не понимаю... - выпалила я в замешательстве. - Как это может быть? – я резко остановилась и посмотрела на женщину передо мной. Сходство с Мэгги было безумным, но на второй взгляд я заметила, что ее нос был немного длиннее, губы полнее.
— Меня зовут Мэри, - произнесла она, наконец, с нежной улыбкой. - Мэгги Олсон была моей прабабушкой. Я знаю, что мы немного похожи, - добавила она иронично.
— Ты так похожа на нее, - ответила я, все еще немного выбитая из колеи встречей.
Она сделала еще один шаг ко мне.
— Я знаю, что это невозможно, но... ты Белла, не так ли?
Мой рот раскрылся от изумления.
— Откуда ты знаешь меня?
Ее глаза заблестели.
— Боже. Это он... Эдвард, - она снова посмотрела на меня в изумлении. - Это действительно ты, не так ли? Я не могу поверить в это. Мы так долго ждали.
Я слегка покачала головой, чтобы понять все.
— Я не понимаю. Ты ждала... меня?
Мэри улыбнулась.
— Это долгая история. Может быть, вы хотите зайти внутрь?

Я повернулась к Эдварду, пожимая плечами в ответ на его вопросительный взгляд. Он поравнялся рядом со мной.
— С тобой все в порядке? - спросил он достаточно тихо, чтобы Мэри не услышала его. Я знала, что, помимо странного замечания Мэри, он беспокоился, и о том, что находиться в замкнутом пространстве с человеком было бы слишком большим соблазном. Я ободряюще кивнула, прежде чем зайти за женщиной в дом.
Она привела нас в гостиную, указывая на коричневый кожаный диван.
— Пожалуйста, присаживайтесь. Я могу вам что-нибудь предложить? Кофе? Чай?
Я поблагодарила ее, но отказалась.
— Откуда ты знаешь меня? – спросила я, любопытство победило вежливость.
Мэри тяжело вздохнула.
— Позвольте мне позвать мою мать. Думаю, она сумеет объяснить это лучше меня, - ответила она и повернулась, чтобы подняться по лестнице, сказав, что скоро вернется. Как только она скрылась из виду, я повернулась к Эдварду.
— Это очень странно, - сказала я спокойно.
Эдвард хихикнул.
— Ну, относительно странно в нашей ситуации, не так ли?
— Хорошее определение, - я увидела, как Мэри спускается по лестнице с пожилой женщиной, которая, как я подумала, была ее матерью. Она тоже выглядела, как Мэгги, только по краям ее глаз и рта было несколько морщинок. Огромная улыбка осветила ее лицо, когда она увидела нас сидящих на диване и взволнованно бросилась к нам, схватив меня за руки и пристально заглядывая в глаза. Женщина тихо вздрогнула от моей ледяной кожи, но ничего не сказала, вместо этого повернувшись к Мэри.
— Я не могу поверить в это, - она часто задышала. Мэри только усмехнулась в ответ, подойдя, чтобы занять место на потемневшем кресле справа от дивана. Ее мать смотрела на меня мгновение, прежде чем отпустить мои руки и переместиться в кресло по другую сторону.

— Я знаю, это должно казаться вам странным, - проговорила она, наконец.
— Это мягко сказано, - ответила я с ухмылкой.
Она рассмеялась, ее глаза мерцали также, как у Мэгги.
— Возможно, я должна начать с самого начала, - сказала она. – Я — мать Мэри. Меня зовут Мириам Грэхам. Мэгги была моей бабушкой.
— Я Белла, - ответила я, взяв за руку Эдварда. - Это Эдвард. Но я так понимаю, вы уже знаете это.
Мириам кивнула.
— Вы действительно выглядите немного иначе, чем на картине, - произнесла она, обращаясь к дочери. - Мэри, достань ее.
Мэри встала и подошла к комоду возле кухонной двери. Она открыла ящик, извлекая деревянную коробку, по размеру она была немного больше, чем коробка для обуви.
Мириам же продолжила говорить.
— Моя бабушка родила дочь в двадцать первом году – мою мать, Мэри. Я назвала свою дочь в ее честь, - она улыбнулась Мэри, когда та протянула ей коробку. – Бабушка умерла до того, как родилась моя дочка. Мама умерла около десяти лет назад.
— Бабушка говорила, что она многое видела, - пояснила Мириам. Она рассеянно провела рукой по блестящей крышке коробки, пока говорила. - Она сказала нам – маме, а потом мне, – что однажды ты придешь сюда, и мы должны отдать тебе это.
— За эти годы мы много раз сомневались в том, что бабушка поведала нам, но никто из нас не мог вынести и мысли, чтобы избавиться от коробки. Мы все смотрели на нее на протяжении многих лет. Мэри больше, чем любой из нас, - добавила она с улыбкой, смотря на дочь.
— Я просто любила эту историю, - отозвалась Мэри, в ее взгляде появилась мечтательность. – Ты пришла сюда, чтобы найти Эдварда... чтобы спасти ему жизнь. Потом, когда он умер, ты просто растворилась в воздухе. Бабушка всегда говорила, что она знает, что вы вместе, - она посмотрела на Эдварда, затем на меня. - Она настаивала на том, что ты нашла способ, хотя никто из нас не знал, как и какой. Все это было так романтично и таинственно.
— И теперь, девяносто лет спустя, ты здесь, - добавила Мириам. - Надеюсь, вы не будете возражать, если я спрошу, но... как?
Я замешкалась, не зная, как ответить. Почувствовала, что Эдвард взял меня за руку, прежде чем тихо ответить:
— Честно говоря, мы точно не знаем причину.

Мы рассказали им сокращенную версию моей истории, объясняя, как я прошла сквозь время, чтобы найти Эдварда, только чтобы воссоединиться с ним в настоящем. О том, как у него не осталось воспоминаний о времени, проведенном вместе в прошлом, но, несмотря на это, мы оказались вместе. Мы опустили часть о существовании вампиров по понятным причинам.
Мэри пристально посмотрела на Эдварда.
— Так ты на самом деле родился в тысяча девятьсот первом году? - спросила она.
Эдвард кивнул.
— Но ты не выглядишь на сто девять лет, - отметила она.
Эдвард пожал плечами.
— Я не могу объяснить эту часть. Достаточно сказать, что я ждал долгое время, чтобы воссоединиться с Беллой.
Мириам и ее дочь долго молчали, переводя взгляд с меня на Эдварда, как будто пытаясь решить головоломку. К сожалению, для их собственной безопасности, мы не могли помочь им решить ее.

Наконец, Мириам тихо заговорила.
— Бабушка говорила «неважно, что стоит между нами, когда два сердца соединены, они найдут свой путь обратно, в конце концов». Время и расстояние не мешают любви. Я думала, что она говорила о ней и дедушке. Теперь я думаю, что она говорила о тебе.
Эдвард поднял мою руку к своим губам, нежно целуя ее. Мириам и Мэри следили за движением с небольшой улыбкой на лице.
Мириам встала и подошла ко мне, протягивая деревянную коробку.
— Это принадлежит тебе, - сказала она. - Я знаю, что бабуля была бы рада узнать, что ты, наконец, получила ее обратно, - я взяла коробку, скользнув пальцами по теплому дереву. Не в состоянии контролировать свое любопытство, я открыла крышку ящика, задыхаясь, когда увидела его содержимое.
Мэгги сохранила мои вещи. Мои воспоминания о времени, проведенном в тысяча девятьсот восемнадцатом году... моем времени с Эдвардом.
Сверху лежала наша фотография с Эдвардом с нашей свадьбы, что я держала на комоде. Я не смогла сдержать улыбку при взгляде на его лицо, такого радостного и восхищенного, как я и запомнила. Я передала ее Эдварду, и он изучал ее мгновение.
— Вы с нее узнали нас, - сказал он Мириам, и она кивнула.
Я улыбнулась, чувствуя тяжесть в груди, когда вытаскивала одно сокровище за другим – кошелек, который я купила, когда впервые приехала в Чикаго, еще с горсткой монет внутри... кружевной платок, который мать Эдварда одолжила мне, как кое-что позаимствованное на мою свадьбу. Она умерла, прежде чем я смогла вернуть его. Жемчужное ожерелье, которое Эдвард подарил мне в день нашей свадьбы. Серебряные заколки для волос, которые Саманта дала мне... голубые подвязки, которые я надела под свадебное платье. Я улыбнулась, когда протянула их Эдварду, понимая, что это был действительно первый раз, когда он увидел их.
Я рассказывала эту историю, немного смущенная от совместного воспоминания ряда более частных моментом с Мириам и Мэри, но была так благодарна, что они сохранили мои вещи, что не смогла удержать от них информацию.
— Мы следили за вашей машиной в течение многих лет, - сказала Мириам в один момент. – Бабушка действительно воевала с нами, когда папа захотел ее продать, но она, наконец, сдалась. Хотя я и следила за ней. Коллекционер из Мичигана купил машину в шестьдесят втором году. Он передал ее в музей в Детройте, когда скончался, если вы захотите ее увидеть.

Эдвард кивнул, поблагодарив женщину за информацию, смотря на маленькую кучку воспоминаний перед ним. Я вновь вернулась к коробке.
Там лежала еще одна вещь, слева – серебристый диск, тускло поблескивающий на красной бархатной подкладке... цепь лениво обвилась вокруг него. Слезы собрались в горле, когда я подняла его благоговейно.
— Это твое, - тихо сказала я Эдварду, когда вручила ему карманные часы. В его глазах на мгновение появился блеск, прежде чем он вернулся к часам. Он забрал их у меня, улыбаясь и раскрывая крышку.
— Я подарила тебе их на день рождения, - сказала я ему. Я заметила, что Мириам и Мэри тихо покинули комнату, словно понимая, что нам нужно побыть наедине. Оказалось, по крайней мере, часть способностей к видению Мэгги была переданы ее потомкам.
Эдвард прочитал надпись.
«Эдварду... со всей моей любовью, Белла. За гранью времен», - он улыбнулся мне. – Они кажутся целыми.
Я легко рассмеялась, опустив голову ему на плечо, наблюдая за тем, как его пальцы перебирают часы.
— Да, даже больше, чем я думала, когда дала их тебе в первый раз.
— Это стихотворение, не так ли? - спросил Эдвард, начиная цитировать.

Заметалась на крыльях любовь...
Над деревьями, покоряя судьбу, за гранью времен
Паря, вращаясь, падая вниз, чтобы снова подняться,
Кончиками перьев, касаясь звезд
Дрожа, электризуясь, дыша страстью, источая похоть
Отчаянно цепляясь...
Чтобы не рухнуть обратно на землю, ломаясь и кровоточа,
Навсегда потерявшись.


— Как ты узнал? – я повернулась к нему, смотря с удивлением.
Эдвард поцеловал меня в лоб, когда закрыл часы.
— Я не совсем уверен, - ответил он, смотря вдаль, ища воспоминания. - Я слышал его где-то и думаю, оно просто застряло со мной.
Я улыбнулась, удивляясь тому, возможно ли, что Эдвард удержал это воспоминание... мои слова к нему из далекого времени. Конечно, я не могла быть уверена, что он действительно помнил об этом. Возможно, он нашел это стихотворение в какой-то книге за эти годы. Тем не менее, с его безошибочной вампирской памятью, он бы знал, где слышал его, если бы это было так. Мне понравилась мысль о том, что у Эдварда что-то осталось от нашей жизни... воспоминание, которое льнуло к нему, хотя лихорадка требовала отдыха.
— Нам пора, - пробормотал Эдвард, поднимая часы и укладывая остальную часть предметов обратно в коробку. - Тебе нужно охотиться, и я думаю, нужно отправляться домой.
Я кивнула, тихо поцеловав его и вручив коробку, прежде чем мы встали и пошли к дверям кухни в поисках хозяек. Они сидели за кухонным столом, и меня снова поразило сходство с моим старым другом.
— Нам пора, - сказала я им, когда они встали, чтобы присоединиться к нам у двери. - Я не смогу отблагодарить вас за заботу о моих вещах и возвращение их ко мне.

К моему удивлению, на глазах Мириам появились слезы, и она притянула меня в плотное объятие. Я задержала дыхание, пораженная ее внезапной близостью и ядом, который заполнил мой рот. Я почувствовала, что Эдвард сжал мою руку, и я пожала в ответ, чтобы дать понять, что со мной все в порядке. Осторожно похлопывая Мириам, я заметила, что Мэри вытирала слезы.
— Спасибо, - возбужденно проговорила Мириам. - Вы не представляете, что это значит для нас. После всех этих лет знать, что это все реально... это было правдой.
Она отступила назад, ее руки все еще были на моих плечах.
— Я хотела бы, чтобы бабушка могла быть здесь... она говорила, что ты была для нее как дочь. Знаю, что она надеялась увидеть тебя снова, но никогда не сомневалась, что ты находилась там, где было предназначено, чтобы быть... с Эдвардом.
Я улыбнулась, когда всплеск эмоций охватил меня. Мы попрощались с Мириам и Мэри, обещая, что вернемся, дабы посетить их прежде, чем уедем.

Темнота уже полностью скрыла город, пока мы были внутри, поэтому мы с Эдвардом побежали через границу, через Висконсин и Миннесоту с короткими остановками в поиске нашего маленького коттеджа в Алтуне, только чтобы узнать, что его снесли. Теперь здесь находился торговый центр. Мы пересекли Миннесоту и остановились, чтобы поохотиться на Орлиной горе в северо-восточном углу штата. Я стала лучше, ну, по крайней мере, более аккуратной. Теперь я, как правило, охотилась, не уничтожая свою одежду. Эдварду потребовалось менее получаса, чтобы поймать большого лося, которым он поделился со мной, потом мы спустились к небольшому стаду оленей. Мы оба были очень осторожны, чтобы избежать контакта с людьми, пока я была отдана своим инстинктам. У меня не было никаких неудач, но я не хотела рисковать данной возможностью.

Я осушила своего оленя, и Эдвард потащил тушку к большому кусту, а затем повернулся ко мне со знакомым взглядом. Я заметила, что интенсивность охоты... жажда крови... тесно переплетаются с нашей жаждой друг друга. Была редкость для нас - вернуться с охоты, не найдя освобождение у дерева или валуна, быстро - быстро... жестко и отчаянно... часто более чем один раз, прежде чем мы насытились бы и смогли вернуться домой с неким подобием контроля.
Я посмотрела на Эдварда, моя грудь вздымалась, когда я стерла оставшуюся кровь с губ тыльной стороной руки. Его глаза зафиксировали передвижение, и он протянул руку за один миг, хватая мое запястье и притягивая его ко рту. Медленно он языком слизал кровь с моих рук, а его глаза держали меня в плену. Эдвард притянул меня к своей груди, и я упивалась чувством того, как он брал меня, не сдерживаясь... полностью подчиняясь желанию.

Мы не говорили, потерявшись в животной стороне нашего существования. Без предупреждения его губы обрушились на мои, его язык погрузился в мой рот, вкус крови и Эдварда смешивались, даря пьянящее сочетание. Рычание и крики наполняли воздух, акцентируя внимание только на резких вдохах и шелесте листьев, хрусте льда под ногами. Эдвард отстранился, делая глубокий вдох, чтобы успокоиться, прежде чем добраться до моей рубашки и осторожно расстегнуть ее. Было несколько раз, когда мы впадали в страсть и в конечном итоге возвращались домой с отсутствующими пуговицами и сломанными молниями. Не то, чтобы кто-либо из нас возражал, но, когда Элис или, не дай Бог, Эммет, увидят нас в таком состоянии, мы не выживем.

Как только мы освободились от одежды, то вновь соединились – кожа к коже... губы на губах... язык переплетается с языком в блаженном облегчении. Я смутно осознавала, что снежинки начинают падать вокруг нас, когда Эдвард схватил меня и притянул к себе, я же обернула свои ноги вокруг его талии. Его член скользнул между моих ног, так близко, но еще так далеко от места, где я хотела его, и я корчилась напротив него, мое тело умоляло.

Я провела ногтями по плечам мужа, мои зубы слегка царапали его шею в молчаливом требовании. С одичавшим рычанием Эдвард развернул меня, прижав к большой сосне так, что пошли трещины от соприкосновения. Я вздрогнула, когда он вошел в меня одним мощным ударом со знакомым чувством завершения... правильности, охватившим мое тело.
Я прижалась к нему, его имя слетало с моих губ громким стоном, когда я прислонила голову к дереву. Эдвард опустился к моей шее, облизывая и покусывая кожу в ритм с его все более требовательными толчками. Я выгнулась навстречу, желая его глубже... сильнее... больше... всегда больше.
Не было никакой раскачки. Не было медленного продвижения к пику. Не было сладкого напряжения в мышцах, ведущего в блаженное расслабление. Вместо этого мой оргазм обрушился на меня неожиданно, волна за волной шокировала, а я кричала в снежной пустыне. Спустя мгновение Эдвард прогнулся в спине, вжимаясь глубже в меня, и я почувствовала, что он пульсирует глубоко внутри меня. Это ощущение отправило очередную дрожь оргазма струиться по моему телу. Я схватилась за его плечи, прижимаясь бедрами к нему, пик удовольствия резко подскочил, переходя в блаженную сытость.
Эдвард повернулся и опустился на заснеженную землю, прислонившись спиной к дереву и нежно прижав меня к своей груди. Я удовлетворенно вздохнула от ощущения его кожи на своей щеке, улыбаясь снегу, пляшущему вокруг и над нами, наша кожа была недостаточно теплой, чтобы заставить его таять. Муж не отпускал меня, видимо, не желая, как и я, сидя в объятиях друг друга в тихом лесу.
— Мы скоро покроемся снегом, - пробормотала я, качая головой, чтобы выбить хлопья, цепляющиеся за мои волосы.
— Мне все равно, - раздался низкий голос Эдварда, когда он прижал меня плотнее к себе. Его губы прижались к моей макушке, когда он слегка сдвинул бедра. Я чувствовала, что он уже снова твердеет, и знала, что остались считанные минуты до второго раунда.
Эта мысль заставила меня улыбаться. Я посмотрела на свое обручальное кольцо, рассеянно вращая его на пальце, обдумывая наше будущее.

Позже, и, если Эдвард захочет, это будет гораздо позже, мы вернемся к семье на Аляске. Возможно, мы сможем поехать через Канаду в этот раз. Эдвард рассказал мне о вершине горы, которая стала его любимым местом отдыха, и он хотел показать ее мне.
Чарли бы присоединился к нам на Рождество. Это будет первый раз, когда я увижу его в лицо после обращения. Я разговаривала с ним по телефону и даже научила его и Рене пользоваться веб-камерой, чтобы мы смогли разговаривать по скайпу, но я с нетерпением ждала момента, когда смогу, наконец, увидеть его. Мы провели День Благодарения с Рене в Джексонвилле, и все прошло гладко. Она была удивлена изменениями в моей внешности, конечно, но я ее успокоила, что в порядке и счастлива, любима, и она быстро адаптировалась. Я была уверена, что мое время с Чарли пройдет также положительно.
Мои родители любили меня, и я знала, что они поддержат меня во всем. Я была полна решимости пройти через это. После всего, через что я прошла, одна вещь, которую я узнала – нужно ценить людей вокруг себя, пока они есть... потому что время быстротечно.
Я не хотела терять ни секунды.

Со временем мы с Эдвардом поступим в колледж. Он настаивал на Дартмуте. Чарли думал, что мы уже были там, и Эдвард часто использовал это в свою пользу, говоря, что это не являлось бы ложью, если бы я посетила школу Лиги плюща, в конце концов.
Я, однако, оставляла свои варианты открытыми.

Наша свадьба будет небольшой и уютной – и мне пришлось признать, что я была в предвкушении праздника и делилась этим с семьей и друзьями. Эдвард был удивительно терпелив со мной, так как, формально, мы уже были женаты.
Мы все еще говорим о том, где это произойдет. Если квилетты осведомлены достаточно, чтобы позволить нам вернуться в Форкс, может быть, мы поженимся в доме Калленов или на заднем дворе. Если нет, то мы поговорим о Чикаго, или, может быть, об Аляске. Возможно, весной или летом следующего года... может осенью.
Моя улыбка стала шире, когда Эдвард пошевелился подо мной, его рука потянулась к моей груди, нежно сжимая ее.
Не было спешки.
В конце концов, у нас было все время этого мира.

Конец


Автор: tkegl
Переводчики: Stasya765 & Devil_in_the_sky
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: Nicole__R


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/112-16853-14
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (03.06.2018) | Автор: Перевод Stasya765/Devil_in_the_sky
Просмотров: 894 | Комментарии: 28


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 28
0
28 natik359   (22.06.2018 21:18)
столько всего произошло и с Вольтури разобрались, и
Виктория больше их не беспокоит, да еще и с прошлым встретились.

0
27 angel7955   (11.06.2018 23:08)
спасиюо

0
26 Veronicka   (11.06.2018 00:21)
Спасибо!!!!!

0
25 Alin@   (10.06.2018 19:42)
Это настолько романтично, когда столько общего. Белла стала его настояшим партером во всех отношениях.

0
24 pola_gre   (10.06.2018 16:54)
Так жаль прощаться этой историей...
Спасибо за перевод!

0
23 Tusya_Natusya   (08.06.2018 17:58)
Какая же Мэгги молодец! Чудесная женщина и дети у нее такие же. Столько лет хранили принадлежащие Белле вещи.

0
22 Ялло   (06.06.2018 17:12)
Ну этот эпилог намного лучше.

0
21 eezhova1982   (06.06.2018 10:52)
Спасибо за интересный эпилог! Было приятно узнать, что Белла научилась убирать щит и теперь может показывать Эдварду моменты забытого им прошлого. Огорчило, что Виктория и Лоран, вероятно, останутся живы. Они больше не представляют опасности для Калленов, но регулярно будут убивать людей ради крови. Остался неясным момент, где живут герои, если в Чикаго они были в гостях, в Форксе им теперь появляться нельзя, а к остальным Калленам на Аляске они планируют вернуться позже.

0
20 Schumina   (06.06.2018 04:24)
Спасибо за главу!

0
19 Alice_Ad   (06.06.2018 01:03)
Спасибо

+1
8 Al_Luck   (04.06.2018 23:41)
Спасибо за отличный эпилог!

0
17 LanaLuna11   (05.06.2018 21:54)
Спасибо переводчику)))

+1
7 kaktus6126   (04.06.2018 21:34)
Спасибо) И этот эпилог хорош. Что же будет в следующем?)

+1
9 Svetlana♥Z   (05.06.2018 00:13)
Согласна, мне тоже нравится, но всё-таки не хватает детей и первого обручального кольца! biggrin wink

+1
16 LanaLuna11   (05.06.2018 21:53)
Ну, увы, детей не будет wacko

0
18 Svetlana♥Z   (06.06.2018 00:41)
В этом эпилоге нет, но каждый читатель выбирает альтернативу по себе!))

+1
6 Svetlana♥Z   (04.06.2018 21:22)
Спасибо за ещё одну страничку этой чудесной истории! happy wink

+1
15 LanaLuna11   (05.06.2018 21:53)
И будет еще одна) cool

+1
5 prokofieva   (04.06.2018 17:44)
Спасибо огромное за профессиональный перевод и очаровательную историю .

0
14 LanaLuna11   (05.06.2018 21:53)
wink wink

+1
4 Korsak   (04.06.2018 16:26)
Прекраснейший эпилог!!!
В духе всего фанфа)) со старыми, дорогими вещами и необъяснимой мистикой и реальными чудесами!
Спасибо за перевод!!!

0
13 LanaLuna11   (05.06.2018 21:52)
Спасибо и пожалуйста)

+1
3 MissElen   (04.06.2018 13:44)
Вот, этому эпилогу я верю и мне все очень нравится "чем сердце успокоилось" wink А что значит "Эпилог 1", разве будет еще и "Эпилог 2"? И почему тогда написали "Конец"? wacko

0
12 LanaLuna11   (05.06.2018 21:52)
Да, будет Эпилог 2. Ну конец был обозначен автором, и я его не убрала.

+1
2 Маш7386   (04.06.2018 09:18)
Большое спасибо за прекрасную историю! За замечательный перевод!

0
11 LanaLuna11   (05.06.2018 21:51)
Спасибо за прочтение) happy

+1
1 galina_rouz   (04.06.2018 07:59)
Спасибо огромное за Эпилог

0
10 LanaLuna11   (05.06.2018 21:51)
Пожалуйста wink

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями