Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1629]
Из жизни актеров [1605]
Мини-фанфики [2395]
Кроссовер [680]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4596]
Продолжение по Сумеречной саге [1263]
Стихи [2351]
Все люди [14618]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14034]
Альтернатива [8939]
СЛЭШ и НЦ [8507]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4046]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Миссия "Звезда Океании"
Энсин Звездного Флота Объединённой федерации планет Белла Свон о том, как начался её собственный звездный путь, и куда и к кому в итоге привел.
Юмор. Фантастика. Кроссовер Сумерки/Стартрек.

Я обожаю Хэппи енды, они так редки...
Я обожаю Хэппи енды, они так редки... Сборник мини-историй о Вольтури от Автора: Розовый_динозаврик

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Морской бриз
Я смотрел на это удивительное создание и не мог поверить в происходящее. Десятилетия мучительного одиночества и терзаний, убийств и пыток вдруг разрушились на мелкие осколки, когда я оказался в волшебном месте с этой неземной красоты девушкой. Она не была похожа ни на Марию, ни на Нетти. У нее была особенная красота. И она была такой же, как и я. Проклятой. Но для меня она станет спасением…

Меж явью и сном
Она любила не тело гениального музыканта, смотрящего на нее с постера, она любила его душу. Душу, сверкавшую бриллиантами в каждой его песне. А все его песни Элис Брэндон знала наизусть. Мини от MaryKent, Валлери и Olga_Malina

В клетке воспоминаний
Все убегают от своих болезненных воспоминаний. Но ОНИ живут с ними. Их попытка убежать от воспоминаний закончилось тем, что они встретились в одном городе. Откроются ли они другим людям и идти дальше? Или ужасные воспоминания сильнее их? Реальная жизнь людей, которые преодолевают жизненные трудности, но всё равно находят счастье в жизни.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые преданные друзья
5. Тут самые адекватные новости
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 488
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Полный привод, или Километры вдоль нормальности. Бонус. Часть 4

2017-11-19
18
0
Часть 4

— Горячая?

— Горячая.

— Вот видишь, я же говорю.

— И что делать?

— Сейчас принесу градусник.

— Какой градусник! Нужно врача вызвать!

Клэр, развернувшись уходить за инструментом, остановилась с вытянувшимся лицом.

— Джейми, а я кто, по-твоему?

Тот шумно выдохнул и с досадой запустил руку в волосы.

— Но ты же не педиатр! А тут нужен специалист!

Клэр сложила губки бантиком и поправила на носу невидимые очки.

— Довожу до Вашего сведения, мистер Фрейзер, что перед Вами врач приёмного покоя с жетоном Спасателя и правом работы в медицине катастроф.

Мужчина кулаком ударил в ладонь и посмотрел на лежащую в постели дочь.

— Вот-вот, катастроф. Это катастрофа.

— А здесь никакой катастрофы нет, — продолжила доктор Фицхоппер, пропустив мимо ушей его исчерпывающий «диагноз», и указала рукой на Дэлли, — а, вероятнее всего, простая акклиматизация у ребёнка. Сейчас дам ей парацетамол, и завтра она будет в порядке. Ну, может, ещё раз к вечеру поднимется температура опять…

По мере того, как она произносила последнее, «тюльпаны» всё сильнее раскрывались от ужаса.

— Опять! — схватился за лоб их обладатель.

— Да, опять, — Клэр уже начала подумывать, куда бы ей сбежать на этом крохотном островке и хорошенько посмеяться. — А ты как думал: дети растут.

— Пф-ф-ф, — закатил глаза папочка и закинул назад голову. — Да лучше бы я ещё одни переговоры с Вайпером провёл!

У Клэр опять вытянулось лицо: парень не переставал её удивлять.

— Джейми, ты чего. При чём здесь переговоры. Кто такой Вайпер?

— Да так… никто, — отмахнулся он. — Олень один.

— Иди, ложись спать, — положила ему руку на плечо Клэр. — Ночь уже.

Сегодня, оставив свою хулиганку одну на этом крохотном частном острове, они весь день провели в аквапарке на Пуэрто-Рико и вернулись обратно только под вечер. Утром на катере троица добралась до порта Tallaboa, а оттуда на такси доехала до горы San German. С её вершины спускается небольшая, но весьма энергичная речка, на чистых водах которой и построили аквапарк «Surf’N Fun Water».

Только вот папа с мамой не успели нормально покататься на желобах для взрослых или высоких пороговых горках — все силы и внимание ушли на дитя.

Но зато Эдельвейс веселилась за троих.

Только появившись в этом «Диснейленде на воде», ребёнок исползал все до единой плиты с фонтанчиками, очень сильно напоминающие Клэр питьевые источники Рима. Бьющие из центра квадратов струйки воды девочка зажимала, то пальчиками, то ладошками, то животом, а потом освобождала и визжала, когда те выстреливали вверх словно гейзеры. Тут же рядом стояли настоящие водяные пушки. Эти орудия били такой струёй, что никакому водяному пистолету и не снилось. Дочка с мамой «расстреливали» папу к несказанному удовольствию последнего — температура воздуха приближалась к тридцати пяти по Цельсию в тени, а вне её, солнце жгло напалмом, не считаясь ни с желаниями, ни с самочувствием людей, и не сортируя их на привыкших к жаре и не знакомых с тропическим климатом. А после путешествия на катере Джейми не возражал бы, если бы в него пальнули даже из настоящей пушки, не говоря уже о водяной.

Но больше всего им понравилось огромное ведро с водой, подвешенное на шестах и опрокидывающееся разом. По незнанию папа с мамой вначале оставили под ним дочь одну, и водяная масса сбила ребёнка с ног. Дэлли упала и довольно сильно перепугалась, захлебнувшись, но тут же попросила ещё, и когда папа попытался взять её на руки и встать вместе с ней, вырывалась до тех пор, пока её не оставили в гордом одиночестве и не опрокинули ведро по новой. Во второй раз Дэлли выстояла. Её счастью не было предела, а родители чуть не лопнули от гордости.

Поплавали и на надувных кругах, которые Джейми тут же окрестил «пончиками». А вот на лодках с электромоторами, некоего аналога машинок в Диснейленде, где можно врезаться друг в друга и играть в догонялки, катались уже только вдвоём с мамой — папе хватило и катера в океане.

Вернулись к себе на остров затемно. По пути вымотанный ребёнок уснул, а когда проснулся, мама сразу же обнаружила у него температуру.

— Дэлли, что у тебя болит? — Клэр склонилась к дочери.

— Доченька, у тебя болит что-нибудь? — зачем-то продублировал Джейми и тоже пригнулся к кровати.

Эдельвейс лежала вялая и почти безучастная в постели родителей в спальне, поскольку, получив остров в своё полновластное владение, их «барахольщица» стянула с кровати ребёнка в гостиной всё бельё, собрала в кучу и взгромоздилась дожидаться хозяев. Но даже в кроватке папы с мамой было похоже, что девочке больше всего хочется, чтобы её оставили в покое.

— Я не хочу кушать, — наконец промямлила она.

— Тебя тошнит? — тут же подсказала мама.

— Да, — недовольно буркнула Дэлли. О еде ей теперь больше нравилось разговаривать с папой — он не волновался и не огорчался, а позволял есть что хочешь и делать это как получится. И нередко присоединялся.

— Я же говорю: она перекупалась, — развела руками доктор Фицхоппер. — Плюс акклиматизация.

— Но она не может подцепить здесь какую-нибудь заразу? Ты ей все прививки сделала? — паника в голосе папочки вроде бы пошла на убыль, но всё-таки выдавала в нём состояние настороженности, а никак не желанной расслабленности.

— Джейми, а зачем, по-твоему, мы в Лондоне целый месяц перед вылетом сидели?

Хотя, если называть вещи своими именами, то сидеть им было некогда.

Прибыв тогда в Лондон из Шотландии, Джейми опять пропал на два дня в офисе, но тем не менее успел купить дочери мягкую игрушку «растущую гусеницу», которую очень удобно обнимать ночью во сне и закидывать на неё ногу. Всё дело в том, что в процессе совместного проживания внезапно выяснилось, что Дэлли с пелёнок привыкла ночью обнимать маму и менять свои, столь глубоко уходящие корнями в быт, традиции, как англичанка и консерваторша, не собиралась. Джейми, разумеется, вскрывшийся факт приятно грел нутро, ибо лишний раз доказывал, что в ночах Клэр присутствовала только их дочь, но тем не менее, эту практику решил прекратить, поскольку планировал сам занять это тёпленькое, во всех смыслах, местечко. Итак, к гусенице прилагались дополнительные сегменты тела. Их можно было привязывать лентами и замками к хвосту, чтобы игрушка могла «расти» вместе с ребёнком. Этим же вечером на семейном совете насекомое торжественно нарекли Доротеей или кратко Дорри.

А маме папа успел приобрести уже совсем взрослые, но не менее полезные вещи: MakBookPro и iPhon7 с Hangouts, Viber и WhatsApp в них. Обеспечив, таким образом, любимую женщину продукцией от «Яблока» и всем, что к ней прилагается, мужчина на третий день улетал к себе в «Большое Яблоко».

Само расставание было тяжёлым. Или даже давящим. Но Клэр уже заранее смирилась с тем, что разлука с Джейми для неё априорно болезненна и трудна, и по-другому не может быть, потому что не может быть никогда. Это часть её сущности. Сущности женщины, любящей до самозабвения.

«Чёртова работа!» — моментами ругалась она на себя. Когда дело дошло до того, что ЕГО не будет рядом, девушка готова была бросить абсолютно всё, послать к чертям ещё больше и не отрываться от Джейми ни на фут. Ни на дюйм. Но тут же понимала, что и это тоже не выход. Так нельзя. Да и не изменит это ничего — как его не привязывай к себе, как себя не приковывай к нему: физически, эмоционально, финансово, юридически, социально, если он захочет уйти — уйдёт. И даже если пристегнуть наручниками к батарее, отгрызёт себе руку, как волк в капкане — лапу, и будет таков.

Она не навязывалась ему все эти четыре года. Не искала, не звала, не просила, не требовала. Выстояла, выдержала, дождалась. Может быть, ещё и поэтому он вернулся. Таким образом, сейчас от неё требуется только не изменять себе и надеяться на лучшее. В том числе и на то, что Дэлли не успеет запаниковать после отъезда папы, как уже придёт время собираться.

Последние часы перед разлукой пролетели словно одна минута.

— Да бросай ты эту работу, Клэр, — в прощальную ночь, будто Мефистофель, то и дело нашёптывал Джейми на ушко и целовал в шейку. — Что вообще за мания — работать. Кстати, не исключено, что ты уже беременна, и что тебе та квалификация? Ты её будешь полгода подтверждать, а потом сразу же уйдёшь в декрет, а потом… — как бы намекая на варианты, замолкал парень.

— Нет. Нужно всё сделать, как положено, — склоняла голову на бок девушка, но как только видела, что он готов с ней согласиться, тут же начинала паниковать. — Джейми, мне страшно.

От её страхов парню резко хотелось влезть на стену. Или набить кому-нибудь морду. Ну, или ещё что-нибудь в этом роде. Доподлинно понимая, что все они полностью на его совести и дело его рук, он принимался топить девушку в своей нежности и ласке, сам от себя не ожидая такого проявления. Джейми как будто открывал на полную мощность шлюзы своей мужественности, они уравнивали его брутальность с его же слабостью, и потом всё это обрушивалось на Клэр. Беззастенчиво и открыто. Он окутывал, укутывал и обволакивал её обнажённое тело своим таким же голым торсом, как бы стараясь собрать весь негатив, всю печаль с неё самой, с её души. Вобрать в себя и увезти далеко за океан. Долго целовал повсюду, прикасался нежно губами, как бы делая инъекции своей любви в неё и одновременно заживляя раны, которые перед расставанием опять воспалились.

— Господи, я так устал скучать по тебе, Сассенак, — поцелуй в носик, — что уже думаю только о том времени, — поцелуй в щёчку, — когда мне это уже не будет грозить, — поцелуй в губки. — Вы будете со мной. — Ещё поцелуй в губки. — И уже навсегда. К тому же, нам светит целая неделя на острове. — Джейми оторвался от девушки и, остановившись с ней нос к носу, улыбнулся своей беспрецедентной улыбкой. — Оторвёмся по полной.

Они действительно, ещё тогда, в Глазго, договорились перед Нью-Йорком заехать на недельку в Карибский бассейн.

— Ты же этого хотел, — внесла столь заманчивое предложение Клэр в машине, по дороге с кладбища. — А если сразу уехать в Нью-Йорк, то мы там осядем, будем откладывать и откладывать, да так и не выберемся. Так всегда бывает. Ты исчезнешь в своём офисе, и всё.

— И куда бы ты хотела поехать? — сразу же приступил к деталям обрадованный мужчина.

— Джейми, я тебя умоляю, — закатила глаза девушка. — Да какая мне разница!

— Хорошо, я приеду за вами.

— И не нужно за нами приезжать. Мы и сами в состоянии долететь.

— Хорошо, — опять согласился Джейми. — Но вашу дорогу оформляю я. Ты только делаешь мне документы на Сулу.

— Договорились.

Клэр тоже, как могла, отвлекала себя мечтами об острове, но всё-таки, провожая его рано утром на самолёт, не смогла не сделать бровки домиком и щенячьи глазки.

— Считай, я улетаю в обычную командировку, — ответил ей на это мужчина и впился в губы. У порога уже стояло такси. — Позвоню сразу же, как буду на месте. Я люблю тебя.

И он действительно позвонил. А потом ещё. А потом ещё, ещё и ещё.

И где-то через неделю Клэр выдохнула.

Джейми много говорил с ней по ночам. Рассказывал, что Тэсс уже подписала документы о разводе, и он отдал их в Клерк-центр. О том, какую ему нашли отличную квартиру на восточной, более спокойной, так называемой «семейной» стороне Манхэттена, и он заказал там небольшой ремонт. А Клэр докладывала о их сборах с Дэлли и в один из дней заявила, что совершенно правильно поступила, решив, пройти все формальности в Седьмом госпитале и отработать там всё, что полагается. У неё начались «критические дни», а значит, она не беременна и будет и дальше продвигаться по пути к своей полноценной профессиональной состоятельности в Штатах. На что Джейми, тут же, не моргнув глазом и даже не сделав паузы, пообещал, что он и дальше будет продвигаться по пути к её беременности.

Каждый день папочка разговаривал и со своим ребёнком. В основном по Viber. Интересовался: как прошёл у Дэлли день, что она запомнила, учил рисовать с ним картинки и писать буквы. Дочь только начинала знакомиться с таким интересным способом связи и поэтому иногда, глядя на экран, спрашивала у Джейми:

— Папочка, а ты где?

Зато однажды, когда Клэр, заимев на своём счету кругленькую сумму от Эшли, купила Дэлли красивое платье в «Selfridges», дочь нарядилась и показала папе, какая она красавица.

— У нас в садике будет концерт. Я в нём схожу, — крутилась перед веб камерой счастливая Эдельвейс.

— Да. Это будет бал госпожи Феи, так ведь, Дэлли? — подсказывала мама.

Папа улыбнулся и похвалил наряд, но тут же недовольно крякнул и сказал, что первый выход в свет его дочери состоится только после её восемнадцати лет и только с ним под руку.

— Такие дела, — сжал он губы в тонкую линию и развёл руками.

Кстати, что касается платьица, то его Клэр заметила в «Selfridges» ещё весной, когда коллекцию только-только выставили. Девушка уже засматривалась на детские бальные наряды, один прекрасней другого, подбирая что-нибудь не столько красивое или праздничное, сколько то, в чём Эдельвейс неминуемо почувствовала бы себя настоящей принцессой. Платье-сказку. Платье-мечту. Именно перед таким женщина обомлела и замерла, словно заворожённая, любуясь бело-розовым шёлковым шедевром, украшенным плетёными нитями, цветами и длинным шлейфом из газа.

«Оно», — на второй секунде решила мама.

На себе такого она не помнила. У неё были какие-то «платья принцессы», но только в младенческом возрасте, поэтому от них остались лишь смутные, размытые картинки в голове. С трудом удерживаемые в воображении, они так и норовили исчезнуть, так как половину из них Клэр, скорее всего, выдумала. А дядюшка ей никогда ничего нарядного не покупал. Во-первых, эту красоту не всегда было куда надеть в степях Монголии или джунглях Китая, а во-вторых, мужчина — он и есть мужчина.

Таким образом, недополучив сказки в детстве, Клэр очень не хотела, чтобы та же участь постигла и её дочь, и даже взглянув на ценник шедевра, сомневалась не очень долго.

«Куплю с отпускных», — вздохнула она тогда и пошла дальше, а когда обнаружила у себя на чеке цифру: «83 143,6» фунтов стерлингов, у неё сразу же перед глазами встало это платьице будто живое.

Пока папа с дочкой общались, мама ненароком во все глаза рассматривала задний план, маячивший за спиной её мужчины. Из-за разницы во времени, это почти всегда был вид его кабинета в офисе. Вполне себе обычного, кстати сказать. Но однажды ей удалось увидеть и комнату в их квартире с Тэсс. Тоже, не ахти какую. А вот саму миссис Фрейзер мисс Фицхоппер не видела ни разу. И даже голоса не слышала. Ни её, ни её сына.

Через две недели после отъезда Джейми, к Клэр с Дэлли приехала погостить Алиса.

Вообще, что касалось отношений девушки с матерью своего любимого мужчины, то мало того, что она знала её не достаточно хорошо, но и узнать-то не очень стремилась. Алиса и раньше играла не самую важную роль в их отношениях с Джейми (уж никак не сравнить с Дугалом) а сейчас так и подавно — они втроём уезжали далеко за океан, встречи с «бабушкой Алисой» обещали быть редкими, поэтому единственную способность, которую ощущала в себе Клэр, или даже обязанность, какую она за собой признавала, это проявлять уважение к матери человека, который является смыслом её жизни. И не более того. Дугал в этой ситуации настолько сильно и грубо «потянул одеяло на себя», забрав увесистый кусок душевных сил и эмоций, что на долю Алисы почти ничего не осталось. Выстраивать отношения и упорядочивать взаимодействие ещё и с миссис Фрейзер Клэр была не в состоянии.

И надо признать пользовалась взаимностью.

Её довольно сильно отвлекало общение Джейми и Дэлли, поэтому она без особого труда не обращала внимания на равнодушие и отстранённость Алисы после того, как у той прошли первые шок и эйфория от обретения внучки. При встрече миссис Фрейзер набросилась на сына с бранью и упрёками, но в последствии именно такой сценарий развития событий оказался благоприятным, потому как спустя пару часов, мать уже как ни в чём не бывало разговаривала с Джейми, смеялась и ласково журила.

А вот с Клэр общение складывалось совсем по-другому.

Хмурых, укоризненных взглядов на неё женщина не бросала, но и напрямую почти не обращалась. В её манерах чувствовалась настороженность и затаённость. А по отношению к их паре с Джейми — наблюдательность. Миссис Фрейзер, не стесняясь, рассматривала, как сын общается с его девушкой, а так же не упускала случая уловить нюансы взаимодействия Клэр с дочерью.

В Лондоне, как только свекровь вышла из такси и переступила порог их квартиры, невестка уже по выражению её лица поняла, что разговора не избежать. Хоть впоследствии, справедливости ради и признавала, что бабушка в первую очередь приезжала всё-таки к Дэлли. По прибытию она тут же вывалила перед внучкой кучу каких-то игрушек, выставила «батарею» пирожных, которые специально для Эдельвейс приготовил кондитер их с Эшли кафе, книжек и дорогие фигурные коньки. Да и вообще, за время пребывания у них в гостях она Клэр очень помогла в том плане, что много гуляла с Эдельвейс в парках, водила её в лондонский зоопарк, на начавшуюся в музее Виктории и Альберта выставку современных кукол и на шоу кошек в здании Barbican Centre.

Но это не помешало ей в первый же вечер приступить к «разбору полётов».

Уложив в кроватку возбуждённую подарками Эдельвейс и успокоив её сказками, Алиса спустилась на кухню к Клэр, где та заделывала на завтра лапшовое тесто.

Женщина прошла в комнату, уселась напротив и облокотилась о край стола.

— Что ты собираешься лепить? — шмыгнула она носом.

— Пирожки с сыром и творогом во фритюре. — Почуяв «запах пороха», безрадостно объяснила девушка. — Но это только завтра. Тесто должно полежать в холоде.

— Угу. Ясно. — Женщина с интересом следила за проворными умелыми руками невестки. — Ты знаешь, Клэр, — подняла она на неё голову, — хоть меня и просили этого не делать, но я всё-таки спрошу: это я вас с Джейми так… свела?

— Алиса, будешь чай? — она выпрямилась и застыла.

— Нет. Спасибо. — Женщина положила подбородок на скрещенные пальцы, как бы отгораживаясь этим жестом от всего, что может помешать разговору.

Девушка сглотнула от волнения и ненадолго задумалась.

— Я влюбилась … — начала было она, но тут же запнулась. — Нет, не так. Я полюбила твоего сына, едва успев пару раз вдохнуть в его присутствии. С первого взгляда. — Она опять вернулась к своему тесту.

Алиса скептически сжала губы в тонкую линию.

— Значит, — её лицо подернулось неприязнью, а взгляд сделался брезгливым, — когда я просила тебя присмотреть за ним…

— Да, — кивнула Клэр. — Но это моё личное дело. — Девушка почувствовала, что женщина не собирается ценить её откровенность, поэтому решила быстро свернуть признания. — Я могу у тебя попросить прощения, но только не знаю: за что.

— То есть, как это не знаешь? — подскочила на месте миссис Фрейзер и развела руки в стороны. — Как это не знаешь! Ты пообещала мне рассказать, если произойдёт что-нибудь… — сделала она витиеватый жест рукой, — такое. А сама молчала! — погрозила она невестке пальцем. — Даже Джейми рассказал о вас Дугалу! Брат первым пролез и здесь. И Эшли знала. Да все, кроме меня!

«Джейми, скорее всего, не мог ей сказать про Дугала. Значит, она уже разговаривала с самим Дугалом»,

— Ты разговаривала о нас с Дугалом?

— Да, я уже поговорила с братом, — обиженно вскинула подбородок миссис Фрейзер. — Он, естественно, во всём обвинил меня, но ему легко рассуждать, это ведь не из-за его сына угробилась девушка, повесив на парня грех убийцы.

— Но я-то вешаться не собираюсь.

— Но ты обманула мои надежды на помощь! Ты обещала присмотреть, а сама…

— А сама.

— Отвлекала его отношениями! Любовью… этой…

Клэр остановилась.

— Я постоянно была на работе, Алиса. А он учился. — Она открыла ящик стола и вынула оттуда рулон пищевой плёнки. — Не отлынивал, не употреблял наркотики, не гулял по девкам, не зависал с парнями в пабах. — Девушка принялась заматывать тесто, чтобы оно не засохло в холодильнике.

Алиса с возмущением открыла было рот, но потом раздражённо причмокнув губами, продолжила уже спокойнее.

— Ты не представляешь, что я пережила, когда повесилась Лири. Ещё и записку эту оставила. Поэтому, когда он женился, — чертила пальцем фигуры на муке женщина, — выдохнула с облегчением. А теперь вот… всё заново? Это ведь из-за тебя он не смог создать семью.

«А со мной это будет не семья?» — Клэр отвернулась и засунула тесто в холодильник.

— Нет. Это из-за его семьи он не смог сразу быть со мной.

— Ах, вот как ты рассуждаешь! — потрясла Алиса ладонями. — Как можно быть с женщиной на восемь лет старше?! Как ты могла, Клэр? Ему ведь тогда было… сколько, восемнадцать?

— Семнадцать, — оглянулась на неё уже от мойки девушка.

«Против твоего Джейми не устоял даже Дугал». — Намочила она губку для стола.

— Пф-ф, конечно, ты запудрила ему мозги. А он дурачок… ему это льстило — взрослая женщина. Врач.

И тут Клэр поняла, что Алиса совершенно не знает своего сына. Он для неё так и остался «дурачком», «несмышлёнышем» и «бестолковым». Одним словом — ребёнком.

«И этого уже не изменить», — с сожалением стиснула она губы, потому сочла самым разумным в этой ситуации — молчать.

Видя, что ей не собираются оказывать сопротивление, Алиса совсем сникла.

— Я знаю, что моё мнение никого не волнует. Да и то, что я чувствую тоже. — Женщина выглядела растерянной.

Клэр вдруг надоел этот разговор. Ей захотелось ей сказать что-нибудь такое, что помогло бы покончить с этой темой раз и навсегда.

— Алиса, если ты попросила меня когда-то присмотреть за твоим сыном, то почему сейчас недовольна тем, что я смогу присматривать за ним всю его жизнь. Разве это плохо? — плеснула она воды на стол, чтобы отмокла прилипшая мука.

Миссис Фрейзер открыла рот, а кандидатка на это имя тем временем продолжила.

— Да! Я заполучила твоего сына, Алиса! Да! — резко и твёрдо кивнула она головой. — Да. Охмурила, завоевала и заполучила. Да, я запудрила ему мозги. Потому что не могла дышать без него. — Клэр раздула ноздри. — Он… — она пробежала глазами по кухне, как бы подыскивая нужные слова. — Он… я пробовала запретить себе думать о нём, но моя одержимая потребность в нём… Я не смогла. — Уронила она руки вдоль туловища. — Это чувство вобрало всю меня. Но я и потом много сомневалась и злилась, и скучала. Да чего я только не делала! Но сейчас, когда он вернулся ко мне после этих четырёх лет — всё. Хватит! — резанула она ладонью по воздуху. — С меня довольно! Он мой, понятно?! Мой! Я убью за него, если понадобится. — Кивнула она головой куда-то за окно. — Кого угодно прикончу. Нет в этом мире ничего, чего бы я ни сделала для него и за него. Он источник моей жизни, её смысл, моя родина, мой дом. Я ему всё прощу и всё отдам. Всю себя отдам и всё, что у меня есть, и всё сделаю так, как он захочет. И буду для него такой, какой он пожелает. И даже сделаю так, чтобы ему всё это было нужно и необходимо. Расшибусь вдребезги, но сделаю, ясно? — Клэр упёрлась прямыми руками в стол и нависла над женщиной.

Миссис Фрейзер сидела ошеломлённая и не узнавала девушку напротив. Это была не та Клэр, которую она знала. Гостья потянулась рукой и заторможено почесала кончик носа.

— Я так и думала, что ты стерва.

— Угу, — продолжила вытирать стол хозяйка квартиры.

— Я расскажу об этом Джейми.

— Поздно. Он уже давно говорит, что я ведьма и околдовала его. Но что моё колдовство по сравнению с тем, что он сделал со мной. Мне его никогда не околдовать так, как он свёл с ума меня.

Клэр видела, что от Алисы её слова отскакивают, словно мячик от стен в сквоше. Но всё-таки надеялась, что хотя бы в виде информации они останутся с женщиной.

— Значит, это не из-за меня вы познакомились. Так и скажу Дугалу.

Девушка мысленно закатила глаза.
— Ты знаешь, — как-то так заискивающе миссис Фрейзер подвинулась на стуле, — у меня что-то в последнее время очень сильно болят на ногах места, где вот после пальцев. — Потянулась он рукой куда-то под стол.

— Плюсна.

— Да. Наверное.

«Слава Деве Марии! Отстрелялась», — обрадовалась Клэр и приступила к обычной процедуре выяснения симптом.

Когда Алиса уехала, невестка выдохнула с облегчением, хоть и понимала, что на месте этой женщины сама не знает, как бы себя повела.

«Как сложно иметь привлекательных детей, — несмело улыбнулась она сама себе и посмотрела на кукольное личико Эдельвейс. — Ещё неизвестно, какой буду я. Не говоря уже о Джейми».

На день рождения, третьего августа, рано утром ей принесли огромную охапку тюльпанов и записку от Джейми со словами: «С Днём рождения. Люблю тебя».

— И я тебя, — тихо прошептала именинница и, улыбнувшись, зарылась лицом в цветы.

Поздравить её приехала Сесилия. Кстати, за это время она сама успела стать бабушкой в первый раз. У её старшего сына, живущего в Северной Ирландии, родился мальчик. Подруга привезла Клэр красивое пончо из натуральной шерсти, а Дэлли — очаровательные заколки с розовенькими бантиками и конфеты.

Услышав новость о том, что Джейми вернулся, и Клэр уезжает за ним, миссис Хамонд застыла и, судя по всему, лихорадочно соображала: что теперь будет, и чем всё это грозит её подруге.

— Но ты же понимаешь, что он может повторить свой фокус, — сказала она спокойно.

— Я готова к этому, — с улыбкой кивнула Клэр.

Сесилия молчала.

— А вообще, я ко всему готова, — продолжила девушка. — Сколько мне не отпущено с ним, всё моё и отдавать это кому бы то ни было, и отказываться от этого я не буду. Всё равно мне без него… — она хотела сказать: «Ещё хуже», но поняла, что эти слова не передают её состояния без Джейми, поэтому подумала и призналась: — Мёртво.

Подруга и на это не проронила ни звука.

— К тому же, я точно знаю, что он никогда не бросит Дэлли, а это для меня ещё важнее.

После этого лицо Сесилии расслабилось, потеплело, и она умильно заулыбалась.

— Поезжай, Клэр. И будь счастлива, — накрыла она своей ладонью, ладошку подруги.

Та расплылась в смущённой улыбке.

— Буду, — посмотрела она на Дэлли, которая в это время пыталась просунуть Суле под ошейник скакалку и сделать из собаки лошадь.

— Ты знаешь, — неуверенно продолжила дальше миссис Хамонд, — тут ко мне где-то с год назад Фрэнк заходил.

Клэр застыла и насторожилась. Но тут же подумала, что год — большой срок.

— Он что-то хотел?

— От тебя? Да вроде бы ничего, — пожала плечами женщина. — Я и сама ничего не поняла, но выглядел он растерянно. Говорил, что якобы недавно расстался со второй женой. Он, оказывается, был женат после тебя. Во-о-от. — Аккуратно прихлопнула ладонью по столу Сесилия. — Сказал, что ездил в Лондон и видел вас с Дэлли.

Клэр молча приложила руку к груди и через силу сглотнула.

— Боже.

— Да. — Медленно кивнула подруга. — Сказал, что ты, кажется, живёшь нормально, хоть этот молокосос тебя и бросил.

— Интересно, а как он узнал, что Джейми меня бросил. Он, что, следил за нами?

— Этого я не знаю. Он ничего не сказал, но просил передать, что прощает тебя.

— Прощает? Меня? — округлила глаза Клэр.

— Да. За то, что ты изменила ему.

Бывшая миссис Рэндолл поджала губки.

— М-да. А как у него дела сейчас?

— Я как-то недавно встретила в больнице Брайс. Она обмолвилась, что Фрэнк живёт вроде бы со своей сестрой.

— С Мэри?

— Да. Она якобы переехала к нему и устроилась у нас преподавательницей.

Клэр растянула губы в тонкую линию и пожала плечами.

— Что я могу на это сказать. Пусть живёт себе с Богом. — Ей действительно так до сих пор и не удалось хоть что-нибудь почувствовать к бывшему мужу. От всей этой богатой на события истории с ним у девушки осталось только лёгкое, ненавязчивое чувство недоумения. От себя, от него, от них.

Кстати, во время разговора с Сесилией позвонил Роберт и тоже поздравил с днём рождения. Именинница, не желая упускать возможность поговорить с мужчиной, пригласила его прийти. И каково же было её удивление, когда он заявил, что присутствовать у неё в доме не может, потому как встретил другую женщину и компрометировать себя перед ней не хочет.

Излишне говорить, что Клэр удивилась такому признанию в день своего рождения, но пожелала Роберту счастья, поблагодарила за поздравление и распрощалась.

Поздно ночью позвонил Джейми. Ещё раз поздравил, вспомнил, как на второй год жизни в Большом Яблоке мертвецки напился в день её рождения и рассказал, что уже арендовал на неделю, с восемнадцатого по двадцать пятое августа остров под названием «Белая полоса» близ Пуэрто-Рико.

— «Белая полоса»? Звучит оптимистично. А в честь чего так назвали? — поинтересовалась девушка.

— Ты всё увидишь, — пообещал парень.

И вот, наконец, подошёл срок карантина Сулы. Клэр с Дэлли ходили забирать результаты анализов своей хулиганки и на обратном пути купили для неё в зоомагазине памперс и снотворное. Транспортировочный контейнер, приобретённый по интернету с доставкой, уже давно стоял дома. Почитав в сети отзывы о путешествиях с собаками — люди жаловались, что вместо того, чтобы пропускать быстрее, наоборот очень много досматривают и взвешивают — Клэр воспользовалась их советами и запаслась памперсом со специальным ароматизатором, который животные не грызут и не сбрасывают. А на крайний случай прихватила ещё и таблетку лёгкого снотворного.

Дома, у них уже почти все шкафы и антресоли опустели, вещи из них перекочевали в комнату для гостей, где разместились в огромных баулах и сумках во главе с чемоданищем.

А в свой пластиковый чемодан девушка сложила всё самое ценное и хрупкое. Она присела на минутку на кровать прежде чем упаковать футляр с жемчугом и флэшкой. Вертела и стискивала в руках маленький пластмассовый корпус девайса. И чувствовала, что ещё не готова увидеть ТЕ снимки. Те самые, которые видел Фрэнк. Но, тем не менее, была себе несказанно благодарна, что не выкинула и не уничтожила. Хотя соблазн был. Джейми же смог выкинуть.

«Он наверняка скопировал, — зажала она в кулаке карту. — Потом. Потом обязательно посмотрю. Или мы вместе посмотрим».

А сейчас девушка вела за ручку дочь по вечернему Лондону.

«Как-то не судьба мне осесть в родном городе», — не то радовалась, не то огорчалась она.

На самом деле, она, конечно же, очень любила свой Лондон. Тот самый, где родилась и училась, получила профессию, где появилась на свет её дочь. Клэр пожила во многих городах Мира, но именно Лондон отличался тем, что в её понимании являлся городом для жизни. Ведь для того, чтобы увидеть настоящих англичан здесь совершенно не обязательно забираться куда-то на окраины, в глубинку. Наоборот. Спальные районы облюбовали эмигранты из Европы и Азии. А в центре жили обычные англичане и вели обычный английский образ жизни. Любой турист, встав пораньше, мог оказаться свидетелем тому, как местные собираются на работу, отъезжают на своих автомобилях, разбирают на улицах утреннюю бесплатную прессу, забегают в кафешки за стаканчиком кофе. В Риме такого нет, там центр города это сплошь административные здания, исторические памятники и снующие между ними туристы. Да и кофе стаканами итальянцы не пьют. В Париже — то же самое. А Лондон совсем другой. Он является домом для своих жителей и не сепарирует их от гостей.

«Твой дом — я», — вспомнила Клэр. Как бы там ни было, она ни о чём не жалела и точно знала, что её место на этой Земле в тёплых объятьях Джейми.

Поздно вечером за ключами от квартиры заехала секретарша Дугала. На этот раз Клэр не сдавала жильё, потому как мистер МакКензи собрался продать всю свою недвижимость в Лондоне, и она сделала ему предложение во время визитов пользоваться её квартирой. Тем более, что у неё имелось даже парковочное место. Дугал отказаться не смог. Во время наездов в Лондон он не всегда успевал побывать даже в своём жилище, круглосуточно обитая на работе, так что квартиры Клэр ему вполне хватило бы.

Их вылет был ночным, поэтому вечером следующего дня к дому на Bovingdon Road подкатил довольно внушительных размеров минивэн. Клэр открыла дверь на звонок.

— Сопровождение в аэропорт прибыло, мэм, — объявил высокий худощавый мужчина с акцентом выходцев из восточной Европы и в форменном комбинезоне каких-то наземных служб.

— Да-да, я вас жду. Проходите, — отступила хозяйка с прохода и увидела, как женщина-водитель открывает задние двойные двери автомобиля. «Private Jet Charter» разобрала Клэр размашистый синий шрифт на кузове. — Сюда, пожалуйста, — открыла она комнату для гостей. — Скажите, а из какой вы авиакомпании?

— Из аренды частных самолётов «Сиело», мэм. Это индивидуальные рейсы в Латинскую Америку. — Подхватил сумку мужчина одной рукой, а другой повёз на выход чемоданище. — Вы ведь заказали борт в Пуэрто-Рико? — слегка обернулся он на ходу.
— Да, я... заказала, — как болванчик закивала ему вслед Клэр, глядя, как навстречу мужчине за багажом направляется женщина-водитель. На них пару раз попробовала гавкнуть Сула из своей «конуры», но скорее всего от злости исключительно на саму себя, ведь столько лет прожила на свете, наивно полагая, что ничего страшнее намордника быть не может.

«Частный самолёт?! Он рехнулся?! — вся в смятении Клэр прижала к себе подбежавшую Дэлли. — Так. Нужно немедленно ему позвонить!» — потянулась она к сумочке за телефоном, но аппарат в этот момент «ожил» сам — звонила Увил последний раз пожелать счастливого пути.

— Это все ваши вещи? — взялся за рукоятку контейнера с собакой мужчина, когда клиентка завершила вызов.

— Да.

— Тогда мы ждём Вас в машине, — направился он на выход. — У Вас в двенадцать пятьдесят взлёт в Гатвике.

«Так, разговор откладывается. Придётся прилететь и утопить его в океане».

Прибыв в аэропорт, они с Дэлли и Сулой всё с помощью того же мужчины прошли регистрацию и посадку, после чего на заднем сидении обычного легкового автомобиля их уже только вдвоём с ребёнком привезли к трапу небольшого, аккуратненького даже не самолёта, а самолётика. Синее размашистое: «Private Jet Charter» красовалось и на его фюзеляже тоже. Клэр насчитала всего лишь семь иллюминаторов, а позади лобового окна прочитала серебристые буквы: «Bombardier Global Express 5000».

Когда она, ещё более оторопевшая, с дочерью за руку поднялась на борт, её там уже встречали проводница и Сула в своём контейнере.

Клэр летала как-то в детстве на небольших самолётах с дядюшкой в Китае. Но там были эдакие непонятные агрегаты наподобие тех, с которых сбрасывают парашютистов — все пассажиры сидели в два ряда вдоль стеночек. А сейчас она оказалась в комфортабельном, добротно сделанном, из хороших материалов летательном аппарате с креслами, обтянутыми свиной кожей цвета сливок, и с синим ковровым покрытием натуральной шерсти на полу. Кстати, в салоне оказалось не так уж много мест, поскольку примерно посередине его перегородили стеной с дверью-купе. Клэр почему-то подумалось, что вторая половина помещения отдана другим пассажирам, примерно как дома на двух хозяев на её Bovingdon Road.

— Добрый вечер, мисс Фицхоппер, — поприветствовала пассажирку улыбчивая бортпроводница с именем «Виктория» на бирке. — Добро пожаловать на борт, — отступила она с прохода и гостеприимно показала рукой.

— Добрый вечер. Спасибо.

— Моё имя Виктория. Я буду сопровождать Вас в этом полёте и постараюсь, чтобы он прошёл для Вас комфортно и безопасно.

— Спасибо, — опять кивнула Клэр, по новой окидывая взглядом салон.

— Это первый, гостиный отсек нашего самолёта, а там, — указала рукой на перегородку проводница, — спальный салон. Поскольку это ночной полёт, думаю, Вам с ребёнком будет лучше после взлёта и набора высоты расположиться именно там. За собакой я присмотрю.

«Вот каждый день бы так», — не удержалась помечтать Клэр.

— Да-да, конечно, спасибо, — улыбнулась она благодарно.

Потом стюардесса познакомилась с Дэлли и принесла ей очень вкусные сосательные конфеты в виде мишек, заек и собачек и прочих представителей фауны. В том, что они вкусные убедилась и сама мама, закинувшись слоником, а потом и белочкой, когда у неё начало закладывать уши при взлёте.

Всё это время перед глазами стояло красивое любимое лицо Джейми.

«Это всё от него. Это всё он для нас устроил», — нутро наполнилось теплом и нежностью.

Когда начал говорить командир, Клэр расслышала только, что расстояние около четырёх тысяч двести миль, время в пути — десять часов.

Но тут произошло нечто непредвиденное. Как только их лёгкий, быстрый лайнер взял разгон на взлётной полосе и взмыл в воздух, Сула начала выть. Не помогали ни мольбы, ни разговоры, ни угрозы — ничего. Причём собака не то чтобы истошно выла, она скорее подвывала какие-то свои песнопения, из своего «собачьего» фольклора. Складывалось ощущение, что своими «ариями» она отвлекает себя и несведущую хозяйку от той опасности, которая грозит им в воздухе. У хулиганки, кстати, прорезался неплохой голос. Да. Но не помогло даже её отменное «контральто» — неблагодарная хозяйка, не оценив заботы, прослушала всего-навсего минут десять от силы и засунула в пасть «певице» таблетку снотворного. Иначе ни о каком сне речь идти не могла.

Поспать им всё-таки удалось и даже неплохо. Дэлли вообще сопела как у себя дома, обняв Дорри, а Клэр просыпалась несколько раз и выходила посмотреть на свою хулиганку.

Но весь казус оказался в том, что вполне себе выспавшиеся и отдохнувшие они прилетели в аэропорт города Каролина, острова Пуэрто-Рико в десять часов вечера. Дэлли разбудили, она еле успела умыться, как её тут же пристегнули к креслу, ибо самолёт приступил к снижению. Приземлились они в какой-то странной, интригующей тишине, если не считать гул турбин, шум системы кондиционирования и храп Сулы.

Это небо напомнило ей перуанское. Даже учитывая пасмурные ночи Лондона, только в Перу Клэр видела такую чернь над головой. Такое ощущение, что там, за огнями аэропорта начиналась самая настоящая мгла Космоса.

Только выйдя на трап, девушка тут же почувствовала жару, влажность и горячий морской воздух и принялась стаскивать традиционные для летнего Лондона ветровки с себя и с дочери.

— Мама, смотри! — дёрнула её за пояс джинсов Дэлли и указала пальчиком куда-то вправо.

Проследив за её жестом, Клэр увидела, как по бетонному покрытию стоянки самолётов со всех ног бежит курица. Обыкновенная рыжая курица, какие встречаются везде и всюду. Она пронеслась в свете софитов и скрылась во «мгле Космоса» как всадник Апокалипсиса.

Но девушка улыбнулась довольная и счастливая.

— Курица — это к удаче, Дэлли. Нам с папой здесь будет хорошо. Вот увидишь.

Дэлли широко заулыбалась и просияла своими маленькими «тюльпанчиками».

У трапа их поджидала сопровождающая — темнокожая женщина, отлично говорящая на английском с американским акцентом. Также, на машине она привезла маму с дочкой к небольшому зданию аэровокзала, к залу прилётов.

Где их уже встречал Джейми.

В лёгкой футболке, свободных джинсах тонкого текстиля и с валявшейся у ног спортивной сумкой через плечо, он показался Клэр особенно молодым или даже юным. Почти таким же, каким она увидела его впервые пять лет назад в кафе.

Полёт прошёл нормально, Дэлли даже не мутило, они почти хорошо выспались, Клэр не держала в руках ничего тяжелее своего небольшого чемодана, но, увидев любимого, с трудом сдержалась, чтобы не ринуться вперёд и не врезаться в него как воды Амазонки в Атлантический океан.

«Люблю! Люблю, люблю, люблю, люблю», — начала рваться в душе у неё радость от встречи.

— Привет! — Джейми подхватил дочь на руки, вручил ей надувную игрушку в виде двух вишенок со скреплёнными черешками и листиками. — Привет, — пересадил он её на одну руку и, отдав Клэр букет африканских ромашек, чмокнул в губки.

— Привет, — с облегчением выдохнула девушка. Она опять почувствовала себя дома. — Давно нас ждёшь?

— Нет. Я прилетел вечером на Сан-Хуан и пока добрался сюда… Это и весь ваш багаж? — показал парень на чемодан у ног девушки.

— Нет. Ещё Сулу сейчас привезут, — Клэр разговаривала, а сама сияла как начищенный цент. — Сначала я сильно ругала тебя за такое расточительство, но потом… — она картинно пару раз хлопнула ресницами, — спасибо тебе, — благодарно сжала девушка тонкое, но крепкое и надёжное запястье своего мужчины.

— Никакого расточительства. Всё в пределах нормы, — улыбнулся тот.

Клэр принялась рассказывать о «концерте» устроенном Сулой, а Дэлли во все глаза уставилась на букет цветов в руках мамы.

— Какие… паучки… — как в прострации разглядывала она необычные свернувшиеся лепестки цветков.

Джейми с Клэр рассмеялись, а в дверях зала прилёта показался мужчина в форме работника аэропорта, кативший перед собой контейнер со «спящей красавицей» Суламитой.

У стойки перерегистрации багажа Джейми подписал кое-какие бумаги, поскольку основанная масса сумок и баулов во главе с чемоданищем отправлялась дальше в Нью-Йорк, и после этого путешественников на машине по какому-то оживлённому и освещённому шоссе привезли к довольно большому и, несмотря на поздний час, тоже весьма многолюдному пирсу.

В принципе, ночью все кошки серы и города похожи. Но даже в темноте Клэр не переставала поражаться буйной растительности там, за дорожными фонарями. Казалось, дома и виллы, расположенные по обеим сторонами автомагистрали уже устали бороться с зарослями, уступили в этой схватке с флорой и, смирившись, позволили утопить себя в гуще листвы различных формы и калибра.

На причале то здесь, то там по деревянным помостам сновали люди, в основном мужчины. На многих из пришвартованных яхт кто-нибудь копошился, управляясь со снастью или убираясь на палубах. Повсюду звучала испанская речь. Реже — английская. Где-то негромко играла музыка и столь же мягко и тихо плескалась вода о днища судов.

По причалу за сопровождающим все трое путешественников шли, глупо улыбаясь и лукаво поглядывая друг на друга.

Их подвели к двадцать первому номеру причала «D» на котором стоял пришвартованный довольно неплохой и весьма немаленький водоизмещающий катер по имени «Do not dry»*. С кормы к ним вышел загорелый кучерявый мужчина средних лет с неторопливыми, несуетливыми повадками и такой же размеренной речью. На хорошем английском он представился Эльбисом и сказал, что они с его «Не просыхающим» всю неделю будут к услугам отдыхающих на «Белой полосе».

Которая и показалась «во мгле Космоса» где-то на сороковой минуте плаванья. Всё это время Клэр как могла отвлекала Джейми рассказами о Дэлли, об их самолёте, спальном отсеке, курице, багаже и прочих подробностях. Сам остров разглядеть не представлялось возможным, только лишь посреди ряби волн слабо засверкали несколько огоньков. На них и указал рукой Эльбис.

— Приехали.

Минут через десять он довольно ловко и умело для катера таких размеров, причалил к длинному узкому помосту.

Очутившись на пирсе, Клэр с Дэлли озирались по сторонам с открытыми ртами. Казалось, их привезли к огромному, просто гигантскому густому кусту тропической растительности. Все эти плотные заросли здесь, посреди океана, чудились непролазными, дремучими джунглями из которых, как утопающие из трясины болота выглядывали высокие бедняжки пальмы. «Куст» окаймляла песчаная полоска пляжа, сейчас, в свете фонарей у причала, казавшаяся жёлтого цвета и шириной футов двадцать-двадцать пять.

«Мелко», — успокоилась Клэр, вспомнив, как просила Джейми подобрать остров с неглубоким и не обрывистым берегом, чтобы было удобно купаться ребёнку.

Не успели «робинзоны» сделать и пары шагов по пирсу, как из «джунглей» материализовалась невысокая, темнокожая женщина в форме прислуги, лёгких шлёпанцах из койры** и с радушной, гостеприимной улыбкой жительницы Карибских островов. Поспешив навстречу, она поздоровалась и поклонилась на манер японцев, представилась Тамарой и принялась вытаскивать на причал контейнер со спящей Сулой, не переставая тараторить о том, сколько еды в холодильнике, сколько продуктов на кухне, сколько блюд можно заказывать, во сколько будут приезжать её сменщицы и как составлять меню.

Тамара по выложенной круглым камнем дорожке провела отдыхающих вглубь острова. Как только они миновали через довольно узкую прореху прибрежные заросли, то сразу же очутились посередине весьма просторного и совсем даже не заросшего газона. Мягкий матовый свет наземных фонарей струился над идеально остриженной зелёной сочной травой, очень сильно напоминающей лондонский Hyde Park с той лишь разницей, что здесь, вдобавок ко всему прочему, немногочисленные, но очень раскидистые пальмы своими стройными стволами одинаковой высоты и толщины словно мраморные колонны в каком-нибудь соборе или дворце подпирали «потолок», образованный их собственной листвой. А «на полу» дорожка из круглого камня образовывала целую сеть тропинок и проходов, петляя и кружа, будто желая запутать гостей и заставить их заблудиться даже на таком крохотном островке. Однако по ней вполне спокойно можно было попасть и к гамаку, растянутому меж пальмами, и к небольшому бассейну со столиком и скамейками в противоположной стороне двора-лужайки и к верандам трёх небольших бунгало, крытых пальмовыми листьями.

Как оказалось при ближайшем рассмотрении в каждом из домов имелось только по одной комнате. По сути это были три комнаты с отдельными стенами и крышами. По центру стояла самая большая — гостиная, а по бокам от неё — спальни. Из левой спальни имелась дверь в ванную, из правой — на кухню. Тамара объяснила, что первая спальня называется северной, а вторая — южной. Меж домами в сопредельных стенах друг напротив друга прорезали двери и перекинули мостики. Все три дома-комнаты имели выходы на пляж через стеклянные «французские» двери с верандами. Клэр резко захотелось здесь пожить хотя бы с полгодика.

— Дева Мария, какая красота, — заговорщически прижалась она к боку Джейми, а тот одобрительно сжал её ладошку.

Горничная, дав последние пояснения, укатила вместе с Эльбисом на его «Не просыхающем», Дэлли сразу же залезла в гамак вместе с Дорри, а папа с мамой принялись обживаться. И поскольку в любой точке острова и во всех трёх домах-комнатах не смолкал этот ненавязчивый, манящий, сулящий самые прекрасные ощущения, шум волн океанического прибоя, то убедившись, что Сула ещё мирно спит, все пошли купаться.

Океан, вследствие безлунной ночи, к сожалению, не выглядел почти никак, а только лишь чернел синевой и еле заметной линией горизонта. Вода была тёплая как дома в ванной, приятная, но слегка опасная с виду. Песок по ощущениям напоминал муку грубого помола. Джейми попробовал немного отплыть от берега, и когда его голова уже почти слилась с еле заметной рябью волн, Клэр прокричала вслед и попросила не испытывать на прочность её нервную систему. Парень развернулся назад.

А перед этим произошло знакомство Атлантического океана с Эдельвейс МакДжеймс.

— Дэлли, смотри, — зайдя чуть глубже от берега, папа набрал пригоршни воды и, подойдя к, стоявшей у линии прибоя Дэлли, лизнул жидкость языком.

— Попробуй, — протянул он руки дочери.

Та по незнанию довольно много хлебнула из его ладоней и тут же выплюнула с отвращением.

— Фу-у-у, — хорошенькое личико исказилось крайней степенью удивления и ужаса одновременно. — Какая невкусная! — разозлилась на воду Эдельвейс, а довольный папочка рассмеялся. Дэлли во все свои «тюльпаны» уставилась на прибой. — А кто это посолил? — Ей не верилось, что кто-то в состоянии сделать такой невкусной такое количество воды.

— Никто, — улыбнулся Джейми. — Так природа распорядилась.

Дочь не нашлась, что ответить, поэтому парень не стал торопить её, давая время и возможность делать то, к чему она будет готова.

Искупавшись и немного освоившись, папа с мамой принялись ходить друг вокруг друга и щенячьими глазками посматривать на выспавшееся дитя. Поняв, что от перевозбуждённой Дэлли сна не дождёшься, Джейми потянул всех на кухню, и после плотного, не то ужина, не то завтрака, уложил своего ребёнка рядом с собой на кровать в доме-гостиной и принялся читать самые скучные сказки.

Но даже после этого Дэлли долго крутилась и перебивала вопросами об океане и о том, когда же наконец «проснётся Сулачка», но всё-таки в конце концов заснула.

— Идём, — шепнул Джейми Клэр, когда та развешивала в ванной мокрые купальники, и обвился сзади руками вокруг талии.

Хоть и приближалось утро, песок ещё не остыл. Даже не дойдя до неосвещённой, отдалённой части пляжа, Джейми впился в любимые губы и, задрав тонкое трикотажное платье, просунул руку между ног.

И застыл.

— Фак, — отстранился он. Клэр была без трусиков, но дело заключалось совсем не в этом.
— Это то, что я подумал? — округлил мужчина свои «тюльпаны».

— Да. У меня ведь пляжный отдых, — смущённо улыбнулась Клэр. — Я подготовилась.

— Но это же… больно!

— Очень! Я чуть не поседела! — воскликнула девушка и сама ринулась за поцелуем.

— Мазохистка.

Он сдёрнул с неё платье через верх, закинул куда-то в сторону и абсолютно голую повалил на песок. Именно так, как давно мечтал. Пляж превратился в ложе, по которому можно кататься, валяться, не боясь упасть или неловко спрыгнуть.

— Малыш, если сейчас не попробую твоего вкуса, сдохну, — оторвался Джейми от очередного поцелуя, пальцами теребя её голенькие складочки.

Клэр видела, что он уже начинает походить на безумного, отстраняется, остаётся наедине с собой, со своим желанием, уходит внутрь себя. Девушка от души наслаждалась тем эффектом, который имеет на этого мужчину близость с ней.

Клэр с готовностью раздвинула ноги.

— М-м-м-м, — припал Джейми к её бугорку и потом начал вылизывать всё меж складочек. — Но я немного опоздал, — оторвался он. — Тут побывал океан. Вылизал. — Парень улыбнулся.

— Джейми! — с укором уставилась на него Клэр, но тот уже продвигался вверх поцелуями по её телу, и ей резко сделалось не до смеха, поскольку получилось дотянуться до его члена.

— Джейми, — сжала она обеими ладошками свою находку, — войди в меня.

Мужчина отстранился и застыл.

— Быстрее, — добавила девушка, — пожалуйста.

Под ними распростёрлась незнакомая, чужая земля, их временная обитель, пристанище. Сверху влюблённых укрывало открытое чёрное небо тропиков, пятки ласкал «карибский» прибой океана, но в руках чувствовались всё тот же Джейми и всё та же Клэр. Принять ЕГО в себя радовало всё такой же сладостью, а внутри НЕЁ ощущалось всё столь же волшебно. Теперь рай был и внутри и снаружи.

После первых двух толчков Джейми сразу же начал с ожесточением вдалбливаться в девушку своим каменным членом. Его взгляд ослеп, красивое лицо исказилось непереносимой сладостной мукой. Клэр поняла, что он хочет для начала сбросить излишки гормонов, которые мешают любить друг друга с чувством, с толком, с расстановкой и наслаждаться. Девушка и сама решила отдаться своим желаниям, которые наконец-то совпали с возможностями. Она принялась «царапать» ногтями песок что есть силы. Именно так уже давным-давно, чуть ли не с самого начала, хотела исполосовать спину парня, но, по понятным причинам не решалась. Жалела. Поэтому сейчас бороздила кистями песок и выгибалась навстречу Джейми и всё это не только от сладости и блаженства.

Она торжествовала. ОН с ней! Опять! Теперь окончательно и бесповоротно. И Бог весть, что там с ними случится в этом Нью-Йорке, но Джейми свой выбор сделал. Клэр, окрылённая полной его взаимностью, сейчас обожала любимого мальчика настолько сильно, что, наверное, могла убить своей любовью. Силой своего чувства.

Поэтому ничего удивительного, что её мир взорвался первым. Из груди вырвался один утробный, хриплый стон, захотелось скрючиться в самой дикой позе, чтобы хоть как-то справиться с нахлынувшим оргазмом, но она схватилась за предплечья парня и, не меняя положения, держалась из последних сил, чтобы не помешать ему последовать за ней.

И Джейми, уже будучи на «краю» этого мира, только почувствовав её первую пульсацию вокруг своего члена, тут же сорвался в «пропасть». Его крутило, вертело, кидало как шарик внутри шейкера и било конвульсиями одновременно, но, тем не менее, парень старался не выпадать из реальности и не смазать разрядку девушки и даже смог прижать её к себе.

Под действием эйфории от того, что секс с любимым человеком всё так же не сравним, ни с чем в этой жизни и всё столь же фееричен, оба кинулись страстно стискивать друг друга в объятьях и целовать куда попало.

Отходили неторопливо и долго. Джейми рассыпал тёплый, мелкий и нежный, как французская пудра, песок по такому же бархатистому и шелковистому телу Клэр и водил по нему руками, целуя губы и соски. А она гладила его плечи и линию челюсти, в утренних сумерках излучая свою безусловную и всепоглощающую любовь глазами.

Немного отдохнув, парень подхватил девушку на руки и понёс в воду.

Они долго плавали. В этот момент их было трое: обнажённый мужчина, обнажённая женщина и океан.

Скользили друг по другу руками и телами. Оба чувствовали, что даже несмотря на бодрящую воду, как будто пьянеют, мозги поддёргиваются дурманом. Как во хмелю. Океан сделал наслаждение от близости не возбуждающим, а наоборот расслабляющим. Как будто под действием наркотика, они прикасались друг к другу в воде, получая тем самым новую и новую дозу. Забытьё.

Нежность и ласка, трепетность и желание. Появились даже какие-то нотки лени и бессилия. Но только до тех пор, пока Джейми не взялся под водой за груди Клэр.

— Фа-ак!

Они были теперь уже не такие тяжёлые в воде, но столь же упругие и большие. Парень принялся мять их и стискивать, глядя на Клэр даже с какой-то мольбой о помощи. Как будто ждал, что она сможет облегчить его участь, нелёгкую долю человека, мужчины обуреваемого жгучим, невыносимым желанием. Тогда он потянулся к её складочкам между ног. После этого дурман вмиг как рукой сняло. У обоих. Сразу. Пробудилось желание соединиться здесь и сейчас. Немедленно. Клэр подумала, что на этот раз в ней нешуточно разыгрались гормоны — она захотела траха. Жёсткого, ритмичного, животного и бездушного. Полностью удовлетворив свою душевную составляющую, девушка поняла, что пришла очередь телесной.

Джейми с безумными глазами её приподнял, и когда она обвилась ногами вокруг его талии, вошёл в неё. К наслаждению от купания прибавилось эйфория от соития. Двигаться в воде оказалось немного тяжелее, хоть сейчас можно было не беспокоиться, что вода выплеснется за края джакузи, поэтому Джейми смог разогнаться до такой скорости, с которой уже не останавливаются. Так и разбиваются насмерть и вдребезги о первую попавшуюся на пути преграду.

Ему повезло. Он «разбился».

И попал в Рай. Нутро разорвало в клочья мощным ударом всепоглощающего наслаждения. За ним последовала и Клэр. На этот раз всё было по-взрослому. Гормоны клокотали, как беснующаяся лава внутри Земли, и бились о ткани и рёбра, требуя выхода. Свободы. И, когда наконец покинули и мужчину, и женщину, то оставили после себя, почти «руины». «Развалины».

В которых опять, в который раз, осталась жить любовь.

С нежностью и заботой Джейми начал поддерживать девушку, чтобы она не ушла под воду, поскольку та тоже имела свои минусы — тут же захотелось повалиться на любую горизонтальную поверхность, потому как даже с помощью океана ноги не держали совсем. А Клэр обвилась вокруг парня и прилипла как ламинария. Она просто не знала: как ещё выразить такое количество счастья и любви.

Кое-как на дрожащих подгибающихся конечностях парочка выбралась на берег и ещё долго валялась на песке, восстанавливая дыхание и лаская друг друга.

Но нежились они только до тех пор, пока не услышали совсем недалеко истошный, тягучий вой. Наверное, примерно так же выла собака Баскервилей в центре Гримпенской трясины.

Оба застыли.

— Сула проснулась, — догадалась Клэр.

— Нужно её выпустить, пока она не разбудила Дэлли и не распугала всю рыбу в океане, — подскочил и ринулся Джейми к бунгало, обматывая бёдра на бегу футболкой.

Вернулся он через пару минут с полотенцами и фараоновой собакой. Та вроде бы и бежала за ним, но тут же возвращалась, поскуливала, прыгала то вправо, то влево и вообще всем своим видом показывала, что вся в смятении и в «растрёпанных» чувствах, поскольку совсем не ожидала от любимых хозяев такого подвоха — запихнули в конуру, усыпили, привезли невесть куда, к какой-то огромной луже, которая постоянно наступает на лапы и того и гляди грозится утопить.

Клэр, смеясь и дурачась, кинулась обнимать свою хулиганку, стараясь показать, что всё нормально и всё в порядке. Но уже учёная и опытная Сула не поддалась на отвлекающий манёвр и, «держа ушки на макушке», зорко бдела ситуацию. И когда мужчина с женщиной пошли опять в воду, закатила на берегу настоящий скандал. Хулиганка была категорически против. Она бегала вдоль берега, уворачиваясь от прибоя, и громким лаем призывала не очень умных и не совсем путёвых хозяев одуматься и вернуться на твёрдую почву. Рыла лапой песок и поддевала его носом. А стоило Джейми схватить протестующую в охапку, затащить в воду и заставить плыть, она тут же повернула к берегу, показав, кстати, довольно неплохой результат. Выскочив из воды, Сула отряхнулась и принялась вываливаться в песке так, что стала похожа на дикобраза. Правда, породистой шерстке фараоновой собаки всё было нипочём — пару раз отряхнувшись и чуть подсохнув, она опять блистала красотой и породой волосок к волоску.

Когда же хозяева наконец-то вняли голосу разума, одумались и целые и невредимые появились из океана, Сула ринулась прямо к Клэр, и если бы не Джейми, от радости сбила бы её с ног.

Поскольку мама наотрез отказалась спать где-либо кроме как рядом с дочерью, боясь, что та проснётся и сразу же побежит купаться в океан, то заснули уже утром в гостиной все вчетвером, считая собаку.

Кстати, со сном не было проблем и все последующие дни. Свежий морской воздух, комфортная температура, вкусные блюда, купание в океане — и Клэр, и Джейми да и Дэлли первые два дня постоянно хотели спать. И даже Сула.

Их сонливость в эти дни могла дать фору только их же аппетиту.

Папа Джейми всё-таки сменил гнев на милость и не стал отказываться от услуг повара. На кухне, на специальной подставке стоял переносной терминал электронного меню. В нём нужно было отмечать блюда, которые проживающие на «Белой полосе» не прочь увидеть сегодня на своём столе, получить пояснения на их счёт или же заказать что-нибудь особенное.

В двухстворчатом холодильнике имелось всё, что может пожелать человек, который в состоянии арендовать остров, а в два часа по местному времени на «Не просыхающем» приплывали официанты и накрывали обед.

Который даже не поедался, а уничтожался. Буквально.

Океан забирал много сил, свежий воздух способствовал быстрому пищеварению, еда оказалась очень вкусной и интересной, поэтому хорошо кушали даже мама и Дэлли.

Понимая, что картошки фри они наедятся и в Нью-Йорке, «робинзоны» старались заказывать именно местные блюда: пряное мясо, морепродукты, соусы на кокосовом молоке. Особенно необычным оказался вкусный чёрный суп из черных бобов, внешне напоминающий обыкновенную дэрбиширскую грязь, а так же всякие экзотические виды рыб типа миноги и акульи плавники. На ура были приняты и истреблены тушеные свиные рёбрышки с помидорами, бобами, оливками, орегано, гвоздикой и душистым перцем, а после них ликвидировали ещё и говядину со сладким перцем, картофелем, чесноком, луком и каперсами.

Суле тоже предлагали на выбор около шести видов собачьего корма, но хулиганке полюбились лепёшки из лапшового теста в растительном масле. Их она могла съесть столько, сколько дадут.

В море вначале только утром и вечером, а когда следующий день выдался пасмурным, то в океан, можно сказать, переселились. И всё это под категорические протесты Сулы. Хулиганка так и не примирилась с «лужей», и даже предыдущие удачные возвращения хозяев из пучины морской её не успокаивали.

Особенно огорчало собаку поведение Дэлли. Ребёнка совершенно невозможно было вытащить из воды. Он не слушал ни разумные доводы «Сулачки», ни мамы, ни папы. Последнему приходилось применять силу и вытаскивать брыкающуюся дочь на берег. Но зато потом, когда её удавалось заинтересовать играми на песке, Дэлли принималась что-то там сама себе мастерить, строить и копать, давая тем самым папе с мамой отдохнуть. Джейми воочию убедился, что дочь вниманием не избалована и вполне приучена занимать себя сама. Поэтому иногда первый заигрывал с ней, начинал что-то городить или чертить на песке, а потом Дэлли делал ему массаж спины или завязывала хвостики на голове.

К тому же, Эдельвейс определённо пришёлся по нраву гамак. Она сама залезала в него вместе с Доротеей и пару раз даже засыпала там. Ей так понравились эти «качели», что она чуть ли не на крови заставила поклясться папу, что он сделает ей такие же дома. А ещё лучше, если они каждые выходные будут ездить или сюда, или в «Дислэнт».

Но вообще-то, именно здесь, на острове, выяснилось, что ребёнку не столько нужны Диснейленд и аттракционы, сколько папа и мама. Они вчетвером вместе с Сулой провели семь великолепных дней. Этот эпизод их жизни показал: насколько они, оказывается, уже самодостаточны как семья. Настоящая, полноценная, сложившаяся. Им больше никто не был нужен, они почти ни разу за всё время ни о ком не вспомнили и не заговорили. Клэр начала подозревать, что началась та самая, белая полоса в её жизни.

Кстати, о «Белой полосе».

В первый же день пребывания на острове они вчетвером легко, где-то буквально за полчаса, обошли его весь по периметру и даже успели искупаться на противоположном каменистом пляже, где вода оказалась просто кристально чистой.

Тут-то, наконец, Клэр и открылась истина.

С левой стороны острова, на участке пляжа, расположенного за северной спальней, в океан уходила небольшая песчаная коса. Видимо, течение, разбиваясь о противоположный, каменистый берег острова, встречалось здесь, неся с собой некоторое количество взвешенного, промытого, чистейшего белого песка нагромождая из него целую косу. Которая оказалась весьма невысокой, её то и дело перехлёстывало волнами, а при шторме, она неминуемо скрывалась под водой. Но именно в этом и состояла её уникальность, ценность и красота.

Белый, мельчайший, отсеянный песок и чистейшая лазурная вода захватывали дух. Волны постоянно омывали эту полоску суши, поэтому никаких следов, отметин на песке не имелось. Не было и камней. Ничего. Только гладкое, твёрдое, девственное покрытие и вода. Чистота и простор. Казалось, на этой косе можно остаться жить, питаясь только красотой и не умереть с голода.

Но самым, без преувеличения сказать, волшебным, и, скорее всего, тем из-за чего остров оказался в частных руках, было то, что за эту косу садилось солнце. Как и положено в этих широтах, оно буквально падало, ухалось в океан в правильное время, окрашивая белый песок в розово-оранжевые оттенки, а лазурную воду — во все цвета радуги.

Путешествуя с дядюшкой, Клэр вполне себе насмотрелась на прекрасные необычные уголки Земли, но даже она застыла, впервые увидев такое зрелище, такой «перфоманс» от природы. Картинка казалась нереальной.

— Боже, — только и смогла выдавить из себя девушка.

— Вот это я понимаю «Белая полоса», — забрался пятернёй себе в волосы Джейми, стоя у основания косы и держа за руку Дэлли, которая уже пыталась закопать себе ступню в песок. — Сегодня вечером вернёмся сюда с бутылкой вина.

Если дни на острове проходили фантастически, то вечера просто волшебно. Подсветка зарослей тропического кустарника была продумана по типу уличных ночников — свет струился мягкий, ненавязчивый, обволакивающий и успокаивающий. Во всех трёх комнатах-домах или домах-комнатах включали светильники, на кухне заваривали чай и усаживались или на террасе гостиной, или переносной столик втыкали ножками в песок на носу косы.

Под ногами мягкие, как казалось Клэр, «улыбчивые» волны, накатывающие на косу эдакими длинными дугами, напоминающими улыбки, каждый раз заново расстилали для отдыхающих мельчайший, чистейший песок. Океан улыбался им и ласкал своими солёными лазурными водами ступни и лодыжки, умиротворяя ленивыми негромкими звуками плёска воды. Всё это казалось сном. Ожившей мечтой, фантастикой.

А в один из вечеров, когда уже стемнело, к их пирсу причалил «Не просыхающий», и из него вышел Эльбис. Вытянув на пирс пластиковую бадью с рыбой, мужчина принялся кидать содержимое в воду прямо с помоста. Пока к нему подбежали «робинзоны» во главе с Сулой, океан возле него уже кишел своими обитателями. Особенно поражали воображение скаты. Такие огромные и прожорливые. Эти монстры довольно агрессивно били по воде округлыми плавниками, стремясь урвать кусок побольше. Их попыталась было призвать к порядку Сула, но её никто не послушался.

Показав отдыхающим, как нужно кормить рыбу, мужчина вытащил из катера длинный раскладной шест и пошёл сбивать кокосы с пальм. Эти большие тяжёлые плоды, падая с деревьев, могли легко ударить по голове и принести увечья. Тут же разделав кокос и напоив гостей свежим соком, Эльбис удалился, потрепав напоследок по холке возбуждённую всем происходящим фараонову собаку.

Иногда мимо их острова проплывали катера, пролетали гидросамолёты с лыжами вместо шасси, а однажды строго на горизонте показался, судя по абрису, огромный, многопалубный океанический лайнер, скорее всего, направляющийся из Пуэрто-Рико.

В последнее утро жизни — а скорее даже сна — на острове, когда семейка завтракала на веранде южной спальни, и Клэр уже приготовилась было огорчиться отъездом и озаботиться сборами вещей, вдруг послышался звук самолёта. Но не сильный, мощный гул, а лёгкое тарахтение и весьма близко. Через пару секунд сверху, сквозь прорехи в «пальмовом потолке», показался гидросамолёт. Маленький и белый. Его корпус очень походил на моторную лодку, только с хвостом, крыльями и поплавками на их концах. Сделав петлю, гость заметно снизился, а потом и вовсе сел на воду футах в ста пятидесяти от причала. После чего быстро и довольно умело подплыл к пирсу и его два двигателя-вертушки на крыльях заглохли и остановились. Валявшаяся в тени под кустом Сула, выбежала на пляж, к причалу, и зорко и воинственно пожирала глазами вновь прибывшего, как бы сканируя его на степень опасности.

— Что-то случилось? — всё это время наблюдавшая и молчавшая Клэр всполошилась и заметалась глазами между самолётом и Джейми, но увидев нескрываемое лукавство в «тюльпанах», остановилась. — Что, что такое?

— Это твой подарок ко дню рождения, — заулыбался молодой человек.

Сидевшая рядом Дэлли, услышав слово «подарок», застыла и уставилась на отца.

— Мой подарок? — Клэр озадаченно заулыбалась. — Какой? Что за подарок?

— Сюрприз, — бесенята сидели на причале с заклеенными скотчем ртами. Самый талантливый хотел просигналить морскими флажками, но его быстро скрутили и связали. — Ты сейчас поедешь с ними, — кивнул парень на самолёт. — Они тебе всё объяснят. Надень купальник.

С самолётом прилетела женщина и представилась Ядирой. Она мило улыбалась, пожала всем руки и вежливо пригласила Клэр следовать за ней. Девушка сбегала, переоделась, с заторможенным, озадаченным видом поцеловала в щёчку Джейми и Дэлли на его руках и направилась за гостьей.

В самолёте с ней радушно поздоровался пилот — молодой парень вполне себе европейской внешности: блондин с голубыми глазами. Клэр представила, как они сейчас будут взлетая, подпрыгивать на волнах, но агрегат набрал разбег довольно сильно, если не сказать нагло разрезая волны, как горячий нож сливочное масло, и плавно и уверенно взмыл в воздух.

После того как на неё надели гарнитуру, Клэр тут же начала «листать» в голове версии по поводу этого подарка и сошлась на том, что, скорее всего, Джейми купил ей сеанс спа процедур с каким-нибудь массажем и очень обрадовалась.

«Это никогда не помешает», — принялась предвкушать девушка.

У Ядиры она уточнить постеснялась поскольку, во-первых, в сопровождающей угадывался профессионализм, а во-вторых, Клэр подумала, что, вероятно, лететь им недалеко — спа салоны здесь утыканы на каждом шагу.

Однако в воздухе её держали около часа. Она даже успела устать от, хоть и красивой, но всё-таки однообразной картинки океана под крылом самолёта. А к концу уже начала немного волноваться, что увезли её явно далековато от «Белой полосы».

«Странно, — недоумевала она. — До ближайшего спа здесь рукой подать. Я всё видела в интернете».

Приземлились они у довольно длинного, широкого причала как показалось Клэр принадлежащего даже не острову, а континенту. Во всяком случае, очертаний противоположного берега с воздуха она не увидела.

— Идёмте со мной, — открыла дверцу и опять услужливо улыбнулась Ядира, как только самолёт причалил к помосту.

«Нужно было захватить с собой что-нибудь чистое из одежды, — немного огорчилась Клэр. — Будет неприятно одевать после процедур эту майку», — взглянула она себе на грудь, где красовалась разноцветная ящерица и надпись: «Bobbi».

И каково же было её удивление, когда на электромобиле, в который на стоянке у пирса усадила её Ядира, они проехали мимо всех попавшихся на пути построек хоть как-то годящихся для спа салонов и массажных кабинетов и остановились на каком-то открытом пространстве перед воротами со шлагбаумом.

— Идёмте, — уже традиционно улыбнулась сопровождающая.

Выйдя из машины, они прошли на территорию и по красивой пальмовой аллее попали к некоему бунгало. Кстати, не единственному здесь, но самому большому.

— Одну минуточку, — остановилась Ядира. — Подождите меня, пожалуйста, здесь. — И скрылась за дверями центрального входа. Не прошло и полминуты, как она вернулась, но уже не одна, а с какой-то девушкой возраста и комплекции Клэр, только с русыми волосами и мелкими чертами лица.

— Клэр, — радостно и даже немного торжественно обратилась Ядира, — перепоручаю Вас вот этой милой даме. Её зовут Миша. Дальше Вы всё узнаете от неё. Но я не прощаюсь, а чуть позже заеду за Вами. До встречи.

— До встречи, — промямлила Клэр, но всё-таки не забыла сказать: — Спасибо.

Ядира улыбнулась, слегка поклонилась и направилась назад по аллее.

— Ну, что же, будем знакомы, — заулыбалась теперь уже Миша. — Я знаю: тебя зовут Клэр. Так вот, Клэр, разреши тебя кое с кем познакомить. Идём за мной.

И вот тут Клэр догадалась сразу же.

И точно, как только они подошли к пляжу и взошли на помост одного из бунгало, выходившего верандой прямо на глубину, у их ног из воды вынырнули сразу три головы дельфинов, и послышался их громкий «щебет».

Клэр забыла всё на свете. И себя саму тоже забыла.

Дельфины все трое разинули пасти, показывая вообще-то неплохие зубки, и улыбались. Девушку обуяла уверенность, что они ждали именно её и очень ей рады, хоть и понятно, что животные приплыли к своей дрессировщице.

— Знакомься, — Миша указала на своих питомцев рукой. — Это Эфа, Джейми и Раш, — по очереди ткнула она пальчиком в головы, которые для Клэр казались похожими друг на друга словно клоны.

— Джейми? — округлила глаза гостья.

— Да. Знакомое имя?

— Да, — закивала и заулыбалась Клэр. — Очень.

— Вот и хорошо. Сейчас мы с тобой будем купаться с ними. Они очень общительные и любят, когда к ним приходят гости.

Клэр тут уже присела и протянула руку к дельфинам. Они зашевелились и защебетали ещё сильнее. Она дотронулась до кончика носа того, кого ей представили как Джейми. Ей сильно захотелось нырнуть к нему в воду.

— Клэр, я понимаю твоё нетерпение, но для начала тебе нужно надеть жилет и взять маску для ныряния. — Словно прочитала её мысли Миша. — А так же внимательно послушать всё, что я тебе скажу.

Гостья поднялась и окинула взглядом территорию. Вдалеке виднелась нитки поплавков, дальше по пляжу врезались в океан два узких длинных помоста, судя по всему, дополнительно разрезающие территорию на бассейны, на берегу стояли несколько бунгало тоже крытые пальмовыми листьями. В этот момент девушка пожалела, что рядом нет Дэлли и Джейми.

— Хорошо, я готова — вернула она внимание к хозяйке.

Они прошли в бунгало, где проделали всё, что перечислила Миша, захватили с собой игрушки и вышли опять к её питомцам.

Потом, уже спустя время, Клэр вспоминала эти неполные два часа и могла описать их только лишь как детство. Она опять почувствовала себя маленькой девочкой Клэр, которой на день рождения подарили чудо. Волшебство. Эти животные буквально навязывали свою весёлость и заражали хорошим настроением. С ними невозможно было не отдаться игривости и ребячеству. Девушка пинала с ними огромный куб, поднимала над головой обруч, в который с особым удовольствием прыгала Эфа, обнималась и гладила их плотные спины.

Дельфины на ощупь были твёрдыми, гладкими, но не скользкими. И только рядом с ними стало понятно, насколько это всё-таки мощные, сильные животные. Подплывая, они гнали довольно ощутимую волну. Во всяком случае, Клэр, с её массой, заметно отталкивало и даже топило под воду. Они вертелись как веретено, напрашиваясь на «обнимашки». Когда Миша предложила обнять Эфу, и Клэр послушалась, дельфин так закружилась вокруг своей оси, что Клэр побоявшись, что её сейчас выкинет, завизжала и вцепилась в животное, словно медведь в сосну.

Они переворачивались и ложились на спину, чтобы им почесали пузико, точь-в-точь как это делала Сула.

Миша иногда взмахивала рукой и Раш, скрываясь из виду в воде, выпрыгивал из неё, извиваясь телом, где-то футах в тридцати-сорока, а потом хвостом плюхался назад, почти не создавая брызг. Эфа всё время крутилась рядом, то тёрлась боком, то просто торчала своей пастью, и только Джейми как-то не очень жаждал компании. Он игрался с кубом, всё время исчезал где-то на глубине, и даже когда подплывал, держался за хвостами своих друзей.

— Джейми как-то не очень общительный, — посмотрела на Мишу Клэр.

— Он умный, — прищурилась дрессировщица. — И самостоятельный. Дрессуре поддаётся хуже, но и глупостями не занимается как эти… шкодники, — кивнула она на Эфу с Рашем.

— Угу, — с готовностью закивала Клэр.

«Дрессуре поддаётся плохо», — сыронизировала она про себя.

Время пролетело совершенно незаметно. Оно как-то так сжалось в маленький момент расслабления и наслаждения, хоть эти животные заставили Клэр и воды нахлебаться и иногда даже почувствовать страх.

Прощаться не хотелось ни в какую. Девушка вспомнила Дэлли, которая собирается ездить каждые выходные в «Дислэнд», поскольку и сама сейчас, словно маленькая девочка, захотела приезжать к этой троице каждую субботу.

— Я никогда вас не забуду, — поцеловала она на прощанье Эфу в висок, чуть повыше глаза, а дельфин в ответ лукаво улыбнулась и что-то опять зачирикала на своём, на дельфиньем.

«Не уезжай. Оставайся», — послышалось гостье.

Возвращалась она уже немного другим человеком. Как прививка укрепляет иммунитет, так и общение с дельфинами немного сдвигает менталитет человека. Клэр железно поняла, поверила, убедилась, что белая полоса в её жизни действительно началась. Девушка пришла к окончательному выводу, что всё-таки она счастливица. Ей повезло.

Когда они с Ядирой прилетели к причалу «Белой полосы», Клэр уже чуть ли не плакала. У неё хватило сдержанности тепло распрощаться со своей сопровождающей и поблагодарить её, но упав в объятья Джейми, всё-таки захныкала.

— Они такие … они такие классные, весёлые, они вообще лучшие! — обвилась она руками вокруг пояса любимого мужчины. — Спасибо, спасибо, спасибо!

Парень обнял и похлопал по спине.

— Ну-ну, не грусти. Вот Дэлли чуть подрастёт, и мы отправимся все вместе туда.

— Одного из них зовут Джейми, — оторвала от него голову девушка и посмотрела снизу вверх. — Ты знал?

— Знал. Мне сказали, — широко улыбнулся Джейми.

— Он умный.

— Ну, так он же Джейми!

Клэр засмеялась, но тут же опять скуксилась.

Тем более, что этим вечером нужно было ещё и собираться.

Упаковывая чемодан, она опять наткнулась на футляр с жемчугом.

«Флэшка», — резануло у неё в мозгу. Девушка молниеносно поняла, что это тот самый случай. Лучшего и быть не может. Свой макбук она не распаковывала, поэтому рванула на веранду к ноутбуку Джейми, вставила карту туда и вошла в появившуюся папку.
Перед ней появилась фотография её спящей в постели там, в стеклянном доме на Torridon. Клэр выпрямилась и уставилась на картинку немного испуганным, задумчивым взглядом. И сидела не шелохнувшись. Мыслей не было, чувств — тоже. Имелся только факт — она смогла посмотреть на ТЕ фотографии. Этого ей вполне хватало.

Просидев так, потеряв ощущение времени, Клэр спиной почувствовала, как с кухни вошёл Джейми. Он повёл дочь кушать, чтобы не мешать маме собираться, но, видимо, какое-то особое чутьё привело его сюда. Парень застыл, буквально окаменел на пороге. Воцарилась тишина и скованность. Девушка не выдержала первая и оглянулась. На Джейми было страшно смотреть. Его «тюльпаны» распахнулись, брови сошлись на переносице, рот сжался в плотный бантик.

— Ты, — перевёл он взгляд на Клэр, — ты, что, не выкинула её? — искреннее удивление из голоса парня можно было разливать по бутылкам.

— Нет, как видишь, — Клэр нажала на клавишу и перед ними показалась её фотография в стеклянной капсуле London Eye. — Как давно это было, — тихо прошептала она.

И опять тишина. И опять неловкость. Из кухни прибежала Дэлли и прижалась к ноге Джейми.

— Я покушала, — вытерла она губки о его шорты.

— Хорошо, родная. Сейчас пойдём, — погладил он дочь по белокурой головке.

Клэр молча листала фотографии. А потом услышала это:

— Пока ты плавала с дельфинами, мне написал Мартин.

— Кто такой Мартин? Что-то случилось? — не оборачиваясь, поинтересовалась она.

— Да. Случилось. Нас с Тэсс развели. Я могу получить свидетельство о разводе.

Клэр улыбнулась.

— Рада за Вас, мистер Фрейзер, — она наконец обернулась. — Теперь Вы свободный молодой человек. Можете устроить там… секс в большом городе.

Но Джейми что-то было не до веселья.

— Я просчитался тогда, Клэр, — упавшим тоном признался парень. — Просчитался с Фрэнком.

— Что ж, — равнодушно пожала она плечами, — что было, то было. Зато мне так легче было жить без тебя и не жалеть о Фрэнке.

Джейми чуть помолчал и пожевал губы.

— Ты умная.

— Нет. Я везучая. И счастливая. Теперь я это точно знаю. — И, закрыв флэшу, Клэр отвернулась от макбука и с игривой улыбкой слегка ущипнула дочь за измазанные каким-то соусом щёчки. — Правда, Дэлли?

* * *

Последнюю ночь на острове они провели на косе вдвоём. Просто валялись и разговаривали.

— Как мы будем жить в Нью-Йорке? — поинтересовалась Клэр.

— То есть как это «как», — вскинул брови Джейми. — Счастливо будем жить.

— Это в общем, а я про частности. Ну, вот ты будешь уходить по утрам на работу…

— Я?! — Округлил свои «тюльпаны» Джейми. — С чего ты взяла? Что я там забыл на этой работе, когда у меня жена — врач! Врачи знаешь сколько в Штатах получают! О-го-го!

— Знаю.

— И зачем тогда мне работать? Нет, я буду сидеть дома с Дэлли, гулять с Сулой, ходить по магазинам, встречаться в кафе с друзьями, — загибал он пальцы, — а ты будешь лечить людей и нас обеспечивать. — В его глазах бесенята, сидя в казино Монте-Карло в Монако, играли в кости на щелбаны, поскольку самый талантливый уже складывал пирамидки из фишек стоимостью двадцать тысяч евро каждая.

— По рукам, — подставила ладонь девушка, но парень не отбил, а схватил в охапку, подтянул к себе и принялся щекотать бока. И вдруг даже несмотря на писк и хохот Клэр, остановился и замер.

— Клэр…

— Ч-что... — сквозь смех отозвалась девушка.

— Мне кажется, или ты действительно поправилась?

— Не знаю, — выдохнула она.

— Нет, ты реально поправилась! — буквально завопил парень. — Клэр, это победа! Я победил! Ты мой пончик, Сассенак! — Джейми любил весь белый свет и стиснул её в объятьях.

— Вот. Я уже толстая, — шутя надула губки «пончик», когда он ослабил хватку.

— Нет, ты просто мягкая и с дырочкой.

Джейми предполагал, что девушка сейчас завопит от его намёков, но она только задумчиво прищурилась и, приблизившись к самому его лицу, прошептала:

— Я самый счастливый пончик в Мире.

*Do not dry — Don,t dry — |dəʊnt draɪ |(англ)— Не просыхающий.
** Койра — верёвка из волокон кокосового ореха.

Большое спасибо за помощь Наташе N@T@LI4KA


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/196-15891-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: onix1676 (01.02.2017) | Автор: onix1676
Просмотров: 639 | Комментарии: 24


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 24
+1
23 axana3684   (17.02.2017 15:35)
Благодарю. Нырнула с головой и пропала для всего мира. Не хочу выныривать. Как будто незримо идешь рядом с героями, примеряя на себя каждую ситуацию, каждый диалог и каждую мысль.Вы ТАЛАНТИЩЕ! Вы просто обязаны писать! Ваши произведения хочется смаковать постоянно. Прочла, а теперь и не знаю что делать? Начинать по новой или дать себе передохнуть и осмыслить, но чувствую, что долго не протяну. Спасибо вам огромное за Ваш труд! За Ваш слог, за Вашу грамотность! Я счаслива,что смогла найти такую проффесиональную вешь на любимом сайте, и надеюсь, что спустя время, Вы также останетесь с нами. Простите, что не комментировала кажую главу, просто не могла оторваться, боялась потерять нить, захлебывалась в эмоциях,торопилась к концу,и не хотела ,чтобы кончалось.Просто настоящий взрыв мозга. Просите стареющюю истеричку. Еще раз спасибо! Буду с нетерпением ждать Ваших бонусов и новых произведений!

0
24 onix1676   (04.03.2017 19:17)
Аксана ... (вы наверное написала на украинском да?) извините ради бога, но обнаружила ваш коммент только что. cry
Так приятно прочитать такие слова о своей писанине.
Столько хвалебного и восторженного.
Но я читала и думала вот о чём ... это ведь четвёртая часть бонуса, так ведь?
Оксана, спасибо вам огромное. Именно вы дали мне понять, что я справилась со своей историей, а я так боялась, что не потяну не вытяну ... ой, пойду я наверное на форум. С вашего позволения с вашим комментом. biggrin
Оксана, спасибо ещё раз. smile

+1
21 papillon36   (03.02.2017 18:50)
Цитата onix1676 ()
Не всё так просто под Луной!!

Тина, а может не надо?.. Может хватит всяких бдр-вопросов-без-ответов?... Сделай их счастливыми, заслужили же!
wink

+2
22 onix1676   (03.02.2017 20:13)
Наталья не волнуйтесь. biggrin Я контролирую ситуацию и держу руку на пульсе. У Джейми. biggrin biggrin
Они обязательно будут счастливы, но к счастью можно прийти разными путями. smile

+2
17 kotЯ   (03.02.2017 12:48)
Мы, конечно, все помним, как он пытался откормить свою худышку. Только думаю, тут ему улыбнётся счастье другого вида wink Тем более, он же не видел её припервой беременности tongue

+3
18 onix1676   (03.02.2017 17:02)
Твоими бы устами да мёд пить, Флавик. biggrin
Но. Не всё так просто под Луной!! biggrin

+3
19 kotЯ   (03.02.2017 17:33)
Ах-ха, отмеряешь ему радость дозированно. biggrin Бережёшь его biggrin

+2
20 onix1676   (03.02.2017 17:58)
ВОТ! Вот просто в яблочко. В десятку!! БЕРЕГУ!! Точно!!
Эх, Флавик, умеешь же ты ... wink biggrin

+2
14 papillon36   (02.02.2017 20:39)
Спасибо большое! Бонус шикарный! Причем бонус для всех - Клэр, Джейми, Дэлли и для нас, читателей! smile
Вместе и счастливы!

+2
16 onix1676   (02.02.2017 20:52)
да-да, эту неделю на острове можно расценивать как бонус в их совместной жизни. Может быть, бонусы должны быть заслуженными и идти уже тогда, когда пара хотя бы пуд соли съели вместе. Но я подумала, что они заслужили эту неделю. Клэр - тем, что дождалась. Джейми тем, что выдержал, вернулся, смог прийти и сказать, что мол так и так ...
Короеч, в моих глазах они заслужили этот остров. Не говоря уже о читателях. smile

+1
9 Natavoropa   (02.02.2017 16:46)
Какой был отдых, семья попала в сказку, а впереди море счастья. smile
Такая позитивная глава, вся пропитана радостью жизни, спасибо. smile

+1
12 onix1676   (02.02.2017 19:18)
Пожалуйста. smile
да... вот я подумала, что вот именно такое вступление в их совместную жизнь будет как раз уместным. Если они выдержат испытание отдыхом, то испытание работой точно уж им по плечу. biggrin

+3
8 Do8329   (02.02.2017 02:29)
Проглотила как отдельный маленький рассказ. Островок, океан и дельфинчики: ощущение полного присутствия, хотя ни разу на таком не была. Что же касается Клэр и Джейми, то перед глазами - Катриона и Сэм, а я - в предвкушении встречи с ними в третьем сезоне Чужестранки. Спасибо!

+1
11 onix1676   (02.02.2017 19:16)
ПОжалуйста. smile На здоровье. smile

Проглотила как отдельный маленький рассказ.

Всегда радуюсь, когда читатели используют гастрономические термины. "Проглотила", "вкуснятина" и пр. smile Очень рада, что это так воспринимается. smile

а я - в предвкушении встречи с ними в третьем сезоне Чужестранки.

ой, и не говорите. Их встреча через 20 лет!!! очень жду этот момент. biggrin

+1
7 Нната   (02.02.2017 02:26)
Спасибо. Огромное. Очень, очень понравилось. Такой ёмкий на события бонус biggrin И особенно меня всегда удивляет, как Вам удается вписать в диалоги, действия человека (руками, глазами, мыслями). От этого картинка в голове складывается такая объемная, будто фильм посмотрела smile Спасибо за вкуснятину. Хорошо, что это еще не всё. Удачи и вдохновенья.

+1
10 onix1676   (02.02.2017 19:13)
особенно меня всегда удивляет, как Вам удается вписать в диалоги, действия человека (руками, глазами, мыслями). От этого картинка в голове складывается такая объемная, будто фильм посмотрела

большое вам спасибо, что вы это заметили и написали.
я когда сама читаю в качестве читателя, очень устаю от вот этого: "Она сказала", "Сказал он", "Она сказала" и так постоянно. ПОэтому я не пишу этого в своих текстах, а вставляю действия. Иногда наверное тоже лишнего. smile Но мне так больше нравится. Очень рада, что не мне одной. Ещё раз спасибо вам. smile

Спасибо. Огромное.

не за что. На здоровье. smile

+2
13 Нната   (02.02.2017 20:35)
Первый раз я обратила на это внимание, когда где-то в середине Привода, Клер готовила печенку для Джейми и разговаривала с Сесилией, кажется. Я так и представляла, как она носится по кухне,и при этом обсуждает, безусловно, что-то очень важное. Ну как в жизни это происходит smile А еще я просто млею от Вашего "Воот" biggrin Спасибо за ответ smile

+1
15 onix1676   (02.02.2017 20:47)
А еще я просто млею от Вашего "Воот"

biggrin :D Мне нкогда не угадать реакцию читателей. Никогда бы не подумала, что на этот момент хоть кто-то обратит внимание.))
спасибо вам.:)

0
4 GASA   (01.02.2017 23:52)
— Я самый счастливый пончик в Мире.

класс!!!! шикарный отдых и все тревоги позади....Тина! остальное завтра..... biggrin

+1
6 onix1676   (02.02.2017 00:12)
Галин, всегда рада, что вы довольны. smile
На здоровье! biggrin

+1
3 zoya908   (01.02.2017 23:10)
Спасибо, за чудесное окончание полюбившейся истории. Удачи в дальнейшем творчестве, а то, что оно будет не сомневаюсь. У вас хорошо получается писать.

+1
5 onix1676   (02.02.2017 00:11)
Зоя, я вас ждала. smile
Писала Привод и вспоминала вас. Что вы ждёте проду.
Надеюсь не разочаровала. smile
Но это ещё не конец. Будет ещё и "Вместо эпилога". Я хочу в Приводе оставить кое-какие зацепки. smile Чтобы ему было чем жить дальше .... без меня.

У вас хорошо получается писать.

Спасибо. Очень рада, что вы так считаете. Рада, что нравится. smile

+2
1 Южная   (01.02.2017 21:24)
Спасибо! Долгожданное продолжение! Какие они счастливые, наконец-то...
Прочла по диагонали, теперь буду не торопясь наслаждаться океанскими красотами и не только))

+1
2 onix1676   (01.02.2017 21:55)
Оу, это вы! biggrin
Я вас очень хорошо помню. Спасибо вам за ваш тот первый пост на сайте. biggrin Он мне тогда очень помог. И за второй тоже спасибо.
Читайте на здоровье. biggrin

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]