Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4854]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15322]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14771]
Альтернатива [9268]
СЛЭШ и НЦ [9110]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4512]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Только не она
Эдвард без раздумий бросается вперед - спасти жизнь Беллы Свон, так и не досмотрев видение Элис. Но сестра безжалостно останавливает брата, позволяя фургону Кроули завершить путь. Что такого увидела Элис и почему позволила Белле попасть под удар?

Вечная свобода
В начале 1950-х, когда, кажется, жизнь пяти Калленов только устроилась, неожиданное появление таинственной пары предвещает великие перемены.
История прихода Джаспера и Элис глазами Карлайла.

Ривер
Что, если любовь пришла внезапно, заставила по-новому взглянуть на прошлое, переоценить настоящее и подумать о будущем. Что, если она окажется настолько сильной, что окрасит глаза ребенка в необыкновенный очень знакомый цвет.

Детства выпускной (Недотрога)
Карина выводила аккуратным почерком в тетради чужие стихи. Рисовала узоры на полях. Вздыхала. Сердечко ее подрагивало. Серые глаза Дениса Викторовича не давали спать по ночам. И, как любая девочка в нежном возрасте, она верила, что школьная любовь - навсегда. Особенно, когда ОН старше, умнее, лучше всех. А судьба-злодейка ухмылялась, ставила подножку... Новенький уже переступил порог класса...

Эдем
Что может быть романтичнее межгалактических путешествий и поиска внеземных цивилизаций? Что может быть прекраснее новых неосвоенных планет? Экипаж космической субмарины понимал, что это билет в один конец, и «Ребро Адама» - их дом отныне. Но капитан даже не предполагал, чем закончится выбранный ими путь.

Все о чем мечтал (Рассвет глазами Эдварда)
Если все пути, открытые перед тобой, ошибочны и любой из них ведет к катастрофе, что ты можешь сделать? Сбежать, свернуть или пройти по нему до конца, наплевав на страх и боль, сжигающие твою грудь? Просто найди в себе силы не быть трусом, борись, даже если судьба постоянно пытается предъявить тебе счет.

Враг мой
Когда Изабелла узнала, что ей суждено стать женой заклятого врага из соседнего королевства, она придумала план, как сорвать ненавистную свадьбу и навсегда избавиться от претендентов на сердце.



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 458
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Невероятное совпадение. Глава 24. Удар клюшкой

2022-11-28
18
0
0
Наша команда одержала победу, а Лукарда вышвырнули с обвинением в нарушении правил игры за его дешевый гребаный трюк. И то, и другое лишь немного помогало справиться с гневом, так что после этого я остался на скамейке, позволив тренеру ругать и поздравлять меня.

Я специально дождался, пока почти все парни покинут раздевалку. Воспоминания о том, как для меня закончилась игра, были еще слишком свежи, чтобы рационально разговаривать.

Я закончил раздеваться, оставив на себе только компрессионные штаны, и начал рыться в разбросанных вещах в поиске банных принадлежностей.

Я не часто позволял характеру взять надо мной вверх, но товарищи знали меня достаточно хорошо, чтобы просто оставить в покое. Единственным человеком, которого я хотел сейчас видеть, была Белла. Она волновалась, и это злило меня. Мне не хотелось, чтобы она о чем-то беспокоилась, и тот факт, что моя девочка расстроена, был еще одной причиной закатать Лукарда в лед.

Кроули вышел из-за угла с сумкой на плече, уже одетый в уличную одежду. Мы последние остались в раздевалке. Увидев меня, он замер, а затем осторожно подошел. Выглядело так, словно Тайлер неожиданно увидел бешеную собаку и пытался аккуратно пробраться мимо нее, оставшись не укушенным. Было бы забавно, не будь я бешеной собакой в этом сценарии.

— Эм, привет, Каллен, — чересчур бодро поздоровался Тайлер. — Я… э-э… увидимся позже? — он начал бочком продвигаться к двери.

Я отвернулся, продолжив искать ванные принадлежности.

— Позже, Кроули, — пробормотал я, а затем резко развернулся, когда в голову пришла неожиданная мысль. Тайлер замер, широко раскрыв глаза. Я покачал головой, увидев его испуганное выражение лица. — Эй, если вдруг увидишь в холле Беллу, пошли ее сюда, ладно? Она, наверное, волнуется, — я протянул руку, чтобы дотронуться до дурацких пластырей над глазом. Интересно, у меня получится вымыть голову, оставив их сухими? Хотя какая разница. Я все равно это сделаю.

— О, — Тайлер облегченно выдохнул. — Да. Хорошо, — и быстро выскочил за дверь.

— Спасибо, — пробормотал я и встал, уперев руки в бока. Перед моим шкафчиком творился полный беспорядок; и где-то в нем притаился мой несессер.

Я порылся в сумке с хоккейным снаряжением, но так и не смог его найти. Будучи уже в отчаянии, вывалил все на пол, но так ничего и не увидел. Я начал бросать вещи за спину, используя метод исключения. Неужели уже отнес его в душ? Вряд ли. Я был так зол, когда вернулся. Пришлось топать в душевую и заглядывать в каждую кабинку. Даже в туалете проверил, но и там безрезультатно. Я зарычал от безысходности, чувствуя, как рушатся остатки самоконтроля. Черт возьми, я просто хотел принять душ, к Белле и поесть. Пусть и не совсем в таком порядке.

Я ворчал под нос, возвращаясь к шкафчику, чтобы взять полотенце и хотя бы просто влажной тканью смыть с себя пот и гнев. Но сначала нужно было найти джинсы, рубашку и кроссовки. Черт! Завернув за угол, я резко остановился. Возле моей разбросанной одежды и хоккейной формы стояла женская фигура. Сердце радостно подпрыгнуло прежде, чем я понял, что фигура слишком высокая, слишком чужая, слишком… светловолосая. Клубничная блондинка. Господи, неужели сегодняшняя ебля никогда не закончится?

— Какого хрена ты здесь делаешь, Таня? — я стиснул зубы, продолжая идти к своему шкафчику. Это последняя гребаная соломинка. Меньше всего сейчас нужно, чтобы сюда вошла Белла и увидела это дерьмо. Таня и я… почти… голый. О, черт. Я остановился как вкопанный, нас разделяло всего несколько футов. Она ведь не станет… не станет? Нет, она станет.

Таня улыбнулась, наклонив голову, и ее взгляд скользнул по моему почти обнаженному телу.

— Я просто хотела убедиться, что с тобой все хорошо. Сегодня тебя сильно ударили.

— Я в порядке, Таня. Тебе не следует здесь находиться. Уходи.

Я настороженно наблюдал за ней, понимая, что она задумала и зачем проскользнула в раздевалку. Знала, что я здесь один. Я бесстрастно смотрел на Таню, гадая, что, черт возьми, вообще в ней нашел. Она была хорошенькой, конечно, но привлекательная внешность скрывала эгоцентричную маленькую тварь внутри.

Таня сделала шаг ко мне. Я стоял на месте, глядя на нее холодным взглядом. Нужно было выгнать ее отсюда, и побыстрее, пока Белла не пришла меня искать. После истории с Кэрол в Калифорнии она вряд ли будет мириться с тем, что еще одна девушка из моего прошлого лезет ко мне. Не то чтобы их было много… но они почему-то резко все повылезали.

Белла и не должна с этим мириться. Она просто разорвет Таню и меня на куски, если войдет сейчас. И я не стану ее винить. Мне и самому хотелось, чтобы эта светловолосая тварь поскорее убралась отсюда, но мысль о ревнивой Белле вдруг вызвала горячий трепет, пронзивший меня. Таня была достаточно близко, чтоб увидеть реакцию, но неправильно поняла причину.

— Эдвард, — промурлыкала она, делая еще один шаг. Теперь Таня стояла почти вплотную к моей груди. Я поморщился при мысли, что она может до меня дотронуться, не говоря уж о том, что сейчас я почти обнажен. Голова закружилась в ужасающе замедленной съемке, когда я увидел открывающуюся дверь раздевалки и услышал мягкую поступь шагов. Я узнаю ее где угодно. Белла.

Выражение боли и потрясения промелькнуло на ее лице за мгновение до того, как гнев взял верх. Это разбило мое проклятое сердце. Я никогда не хотел быть причиной этого выражения на лице Беллы. Никогда не хотел причинить ей боль… но причинил.

— Простите, — голос Беллы звучал холодно и ровно, когда она встретила мой взгляд, а затем сосредоточилась на Тане. Я оттолкнул ту от себя, но было поздно. Я причинил своей девочке боль. Недопустимо.

Белла сделала намек на вынос мусора. В точку. А затем просто развернулась на каблуках и вышла из комнаты. Я надрывно закричал ей вслед, будучи испуганным и злым до чертиков. Родные шаги быстро удалялись. Она даже не осталась, чтобы поругаться, как было обычно. Вот дерьмо.

Таня положила руку мне на спину, и контроль, который я так тщательно выстраивал, сломался.

— Убери от меня свои блядские руки, Таня, и даже не думай, чтобы прикоснуться ко мне снова, — я развернулся и сделал шаг вперед, заставляя ее шагнуть назад. — Ты не имеешь права прикасаться ко мне. Ты даже не смеешь говорить со мной.

— Но…

— Нет, — мой голос был тихим и спокойным, но он становился таким, когда я зол. Очень зол.

Таня сделала еще один шаг назад, пока я пытался обуздать кипевшую во мне ярость, оставшуюся еще после стычки с Лукардом на льду.

— Ты даже не заслуживаешь находиться в одном пространстве с этой девушкой. Белла — весь мой мир. Вбей уже себе это в голову. Она — та, кого я хочу. Она — та, о ком я всегда мечтал. Я люблю ее. С Беллой я чувствую, что могу делать что угодно, быть кем угодно, и она будет меня любить. А ты лишь заставляешь меня стыдиться, что я когда-либо общался с тобой.

Глаза Тани широко распахнулись от ошеломления.

— Эдвард…

— У меня нет времени на твое дерьмо, Таня, так что позволь мне прояснить все в последний раз. Если ты еще хоть раз подойдешь ко мне или к Белле, я прикончу тебя прямо в школе. Я могу это сделать, сама знаешь. Ты оставишь нас в покое — никаких случайных встреч, никаких разговоров и даже никаких взглядов в нашу сторону. Мы просто расходимся. Навсегда. Ты меня поняла?

Таня быстро кивнула, и я отвернулся. Плевать. Самое главное сейчас — Белла. Все, что я сказал Тане, было правдой. Белла — мой мир. Осталось только сказать об этом ей. Моя девочка имеет полное право злиться, но я не отпущу ее, пока она не выслушает. Я буду умолять и унижаться… сделаю все, что в моих силах, чтобы она поверила, чтобы поняла, как много значит для меня.

Я выбежал из раздевалки. Белла не могла далеко уйти. Она не очень хорошо ориентировалась на арене. И конечно она не уйдет, пока не вызовет мою задницу на ковер. Я заслужил это. Каждую секунду, каждое слово. Это полностью моя вина. Остается надеяться, что Белла простит меня. Надеяться, что она не настолько разозлилась, чтобы даже не выслушать.

[прим. переводчика: Вызвать на ковер — призвать к ответу, сделать выговор. Криптонит — метафора в фильмах США, обозначающая слабость, синоним ахиллесовой пяты]


Ужасное чувство — знать, что причинил боль и не можешь это исправить. Я не могу изменить ошибку прошлого. Это пугало и приводило в бешенство. Хотелось взять ситуацию под контроль, все исправить… но на этот раз я не был уверен, что смогу. Неуверенность — мой криптонит. Я ненавидел ее, она заставляла меня чувствовать себя слабым. Только Белла спасала меня, видя во мне своего супергероя.

Послышался щелчок закрывающейся двери, и я в замешательстве нахмурился. В этом коридоре было всего несколько дверей, и одна из них была уборной. Другая — аппаратной. Какого черта Белла там делает? Я подбежал к двери, толкнул ее и вошел внутрь. Белла стояла ко мне спиной, прижав кулаки к бокам. Все ее стройное тело было напряжено.

— Белла, — начал я, хотя понятия не имел, что говорить. Как все исправить? Как объяснить, что произошло? Как заставить ее поверить, что ничего не произошло? Я запнулся, пытаясь придумать что-то, что не будет звучать смешной чушью. И это было невозможно. Это правда было смешно.

Белла наконец повернулась ко мне лицом, и оно было безумным. Дерьмо. Однако следующие ее слова до чертиков ошеломили меня.

— Думаешь, я не знаю, что она пыталась тебя подставить? Тупая, коварная, рыжая сука, — гневно прошипела она, глядя на меня.

Я просто уставился на Беллу с широко открытым ртом. Что за… А? Она знала, что Таня хотела меня подставить? Она не злится на меня? Не разочарована во мне?

— Ты… знаешь? — недоверчиво спросил я. Голова кружилась, все начинало казаться немного сюрреалистичным. Хотя, может, это был просто выброс адреналина.

Белла фыркнула. Белла фыркнула?

— Дай мне успокоиться, Эдвард. Думаю, я знаю, как ты выглядишь, когда возбужден, а когда зол. И в тот момент твое лицо было злым.

Я провел рукой по лицу, гадая, не попал ли в альтернативную вселенную.

— Мое… лицо… было… злым… — медленно повторил я ее слова, поскольку своих у меня сейчас не было.

Она злилась не на меня. Она злилась не из-за того, что увидела меня с Таней. Она злилась, потому что попалась на удочку Тани. А в этом вообще был смысл? Не знаю, потому что сейчас мои мысли больше заполняли ее красные от злости щечки и грудь. И когда она назвала Таню «глупой маленькой шлюхой», я почти потерял себя.

— Белла, — я попытался прервать ее гневную тираду. Наверное, смеяться прямо сейчас было плохой идеей. Но это сработало. Белла обратила на меня свое внимание, обхватив себя руками.

— Гм?

Ее щеки раскраснелись, волосы пришли в беспорядок, карие глаза сверкали, а рот был слегка приоткрыт, и через него прорывалось тяжелое дыхание. Черт возьми, она выглядела как неистовая богиня. Я не смог подавить улыбку, ползущую по лицу, и подергивание члена. Сражался с обоими, но обоим проиграл. Я никак не мог скрыть эрекцию, поскольку одет был только в компрессионные штаны. И черт. Не думал, что позволить ей увидеть мой вставший член, когда она так зла, окажется такой хорошей идеей.

— Боже, какая ты горячая, когда злишься, — я затаил дыхание, сказав это, и настороженно посмотрел на Беллу. Дерьмо.

Она просто смотрела на меня. Выражение ее лица изменилось, превратившись из раздраженного в шокированное. Взгляд карих глаз пропутешествовал от моего лица до пальцев ног. Белла сузила глаза и немного напряглась. О, вот точно дерьмо. Она пытается выбрать, какую часть меня оторвать в первую очередь? Я хотел сделать шаг назад, но остался на месте и лишь смущенно улыбнулся.

— Что?

Ее глаза сфокусировались на моем пахе, и я переминулся с ноги на ногу. Похоже, она выбрала жертву — мои яйца. Я обречен.

— Белла, что? — ее взгляд метнулся к моему лицу, но я не смог расшифровать его. Внезапная и ужасающая мысль пришла в голову, когда ее глаза расширились, и она быстро опустила их. — Ты ведь не собираешься плакать, правда?

Вот дерьмо. Если она начнет плакать… Если она из-за меня будет плакать… Желудок совершил кульбит.

Я не был готов к тому, что Белла прыгнет на меня, но инстинктивно поймал ее, все еще немного беспокоясь о том, что она ударит меня по яйцам. Влажный язык вдруг скользнул в мой рот, а теплые ладошки сжали мою задницу.

«Что ж, это лучше, чем удар по яйцам», — смутно подумал я, прежде чем потерять себя в жаре ее рта. Белла напряглась, агрессивно изучая мой рот. Не помню, чтобы когда-нибудь я так быстро переходил от состояния беспокойства и расстройства к возбуждению.

В конце концов, Белла немного замедлилась, и ее губы покинули мои с мягким, влажным звуком.

— Господи Иисусе, Эдвард, — выдохнула она, глядя мне в глаза. — Что это на тебе?

Я не мог ничего, кроме как задыхаться, так что вопрос остался без ответа. Член заныл от твердости под тонкими штанами. Я смотрел в родное лицо в нескольких дюймах от моего и всеми силами боролся с желанием взять ее прямо здесь, стоя посреди гребаной комнаты с оборудованием. Какой я ублюдок.

Белла встретилась со мной взглядом и долгое время не разрывала контакт глаз. И через мгновение уголки ее полных губ изогнулись в улыбке.

— Вот это твое возбужденное лицо, — очень довольным тоном прошептала она.

Мое возбужденное лицо. Черт возьми. Она выглядела такой самодовольной. Я не мог не рассмеяться, любовь к ней распирала грудь. Белла потерлась об меня, и член восторженно дернулся. Черт, но мы ведь на ледовой арене… Она снова потерлась об меня, в карих глазах появилось желание. Господи, она хочет… Еще одно непроизвольное движение бедрами, и я все понял. Она хочет меня.

— Черт побери, Белла, заткнись, — я начал рывками снимать одежду с ее тела. Мое возбужденное лицо. Что ж, покажу ей, как я возбужден.

Я быстро и легко стянул с нее куртку и бросил на пол, а пальцы уже потянулись к маленьким пуговицам на рубашке. В поле зрения появился черный бюстгальтер — тот самый, с маленьким изящным красным бантиком. Он резко контрастировал с ее бледной кожей, и я не мог не прижаться к гладкой ложбинке между ее грудями, вдыхая аромат разгоряченной кожи. У нее был такой особенный запах, когда она возбуждена. Я смаковал его, глубоко дыша, прежде чем прикусил маленькую застежку, удерживающую чашечки вместе.

Она тихо простонала, и этот звук пробрал меня до основания члена. Маленькие пальчики пробежали по моим обнаженным бокам и запутались в волосах. Настала моя очередь застонать.

— Боже, да, — простонала она, когда я носом отодвинул правую чашечку бюстгальтера и взял кончик ее груди в рот.

Острое желание пронзало меня от каждого ее звука удовольствия. Кожа была такой мягкой, такой идеальной, и твердая бусинка ее соска так восхитительно ощущалась на моем языке. Я втянул ее в рот сильнее, наклонив гибкое тело через руку, и принялся к другой груди, желая услышать еще один стон.

Все во мне нуждалось в мягких вздохах и ободряющих рывках волос. Белла уперлась в меня, обхватив ногами талию, и я всем телом прижал ее к стене, пока она извивалась и терлась об меня. Я чувствовал ее тепло через джинсы и тонкие штаны.

— Эдвард, — всхлипнула она.

Горячий, темный трепет пронзил меня при звуке моего имени на ее губах, произнесенном хриплым, отчаянным тоном. Белла откинула голову назад, пока я продолжал ласкать и покусывать ее упругую плоть. Она снова дернула бедрами, заставив меня пошатнуться. Я должен немедленно оказаться внутри нее. Хотя меня еще смутно беспокоил вопрос: готова ли она к сексу в общественном месте? Ноги Беллы напряглись, пальцы вцепились в мои волосы, и она издала самый потрясающий стон, который я когда-либо слышал. Она была готова.

Я шагнул вперед, направляясь к стене, столу, скамейке… к чему угодно, на что можно опереться и снять с нее остатки одежды. Я еще не настолько далеко зашел, чтобы считать пол подходящим вариантом. Голени ударились о деревянную скамью вдоль стены, и я оторвался от ее груди, когда мы оба застонали от легкого удара.

Я не мог ею насытиться. Мы сталкивались губами, языками и зубами, пока я продолжал крепко прижимать ее к своему члену. Мне хотелось касаться ее кожи, и я был полон решимости достичь своей цели. Белла словно читала мои мысли. Не то чтобы это было трудно сделать в тот момент.

— Мои джинсы, — выдохнула она мне в рот. — Прочь.

Я был только рад услужить. Мы оба изо всех сил пытались избавить ее от одежды. Я держал ее за извивающуюся талию, стараясь не уронить.

— Сейчас, — захныкала она, наконец вылезая из всей верхней одежды. — Пожалуйста!

Я опустил Беллу на скамейку и, склонившись над ней, потянулся к пуговицам на джинсах. Член уже пульсировал от нетерпения. Она вздрогнула, когда я стянул джинсы до ее бедер, и мой взгляд метнулся к ней, чтобы убедиться, что это дрожь удовольствия, а не дискомфорта. Белла откинулась на спинку скамьи с тяжелыми веками и распухшими, приоткрытыми губами, тяжело дыша.

Я зарычал, когда очередная волна похоти и желания пронеслась через мое тело. Сделал глубокий вдох, пытаясь восстановить самообладание и не броситься на любимую. Наверное, она думает, что я какой-то пещерный человек. Черт возьми, это выглядело именно так. Я чувствовал себя Тарзаном, гребаной обезьяной. Что со мной не так?

Я осторожно поднял руки к ее белым плечам, стараясь все делать медленно и нежно. Когда я стянул материал по ее рукам вниз, из чашечки выскользнул презерватив. На долю секунды я остановился и шокировано уставился на квадратик. И дело было не том, что он оказался в ее бюстгальтере. Я знал, что Белла начала носить его там после маленькой сцены Эммета на Рождество. Она отказалась носить его в кармане, боясь где-нибудь потерять или забыть.

Я был потрясен, потому что впервые за всю мою жизнь использование презерватива не пришло мне в голову. Протянув дрожащие пальцы, подхватил серебристый квадратик и сжал его в кулаке, все еще немного напуганный.

Я думал, что мы в безопасности, что я защищаю нас. Быть ответственным настолько укоренилось во мне, что я скорее забуду поесть, чем забуду использовать презерватив. Я уставился на обнаженную доверчивую Беллу. Как можно было забыть о презервативе? Черт, но ведь желание взять ее прямо здесь так резко нахлынуло на меня. К черту.

Я бросил ее одежду через плечо и быстро стянул штаны. Разорвал обертку и натянул презерватив на ноющую эрекцию. Тихо зашипел, провел пальцами по твердой длине и упал между ее коленей, слегка приподнял ее. У меня осталось достаточно здравого смысла, чтобы сначала убедиться в ее готовности, мягко скользнув пальцами ей между ног. То, насколько она была горячей и влажной, послало по мне табун мурашек. Может, я и забыл про презерватив, но я никогда не смогу зайти так далеко, чтобы причинить любимой боль.

Я снова сжал ее колени. Теперь, когда знал, что она готова, я не мог остановиться. Первый сильный толчок в ее жар, в ее тело… в нее. Белла закричала и выгнула спину, ухватившись за мои предплечья в попытке протолкнуться глубже. Воздух покинул мои легкие от первобытного звука и интенсивного, обжигающего удовольствия от ее мягкого тепла, плоти, окружающей член.

Я наклонился вперед и просунул руки под колени, подталкивая наверх, чтобы шире раздвинуть ее ноги. Она снова закричала и вздрогнула, откинув голову назад, когда я сомкнул зубы на ее соке. Мне нужно было чувствовать ее везде. И чтобы она чувствовала меня везде.

Я беспомощно толкался в узкую щелочку, чувствуя отчаянный водоворот эмоций. Такое я испытывал только с Беллой. Она снова выгнулась, чтобы ухватиться за спинку скамейки. Эта поза позволяла проникнуть еще глубже, и следующий толчок в ее тело поглотил меня целиком. Все желаемое сейчас было прямо передо мной. И это был восторг.

Дыхание замерло в ее легких, и она замолчала. Так всегда было перед тем, как она кончала. И вскоре я был вознагражден сжимающими конвульсиями ее оргазма. Удовольствие пронзило ее, и я не мог оторвать глаз от безупречного раскрасневшегося лица. Я смотрел на нее, пока мой собственный оргазм не зажег внутри меня космос. Зрение потускнело, но в центре ее лицо оставалось ясным и таким же прекрасным.

В конце концов я пришел в себя, моя голова лежала на ее груди. В какой-то момент я отвел глаза, но образ остался в моем сознании. Руки безвольно повисли, зажатые между ее бедрами и жесткой деревянной скамьей. На свете не было ничего приятнее секса с любимой девушкой. Я потерся лицом о ее мягкую, теплую кожу, наслаждаясь шелковым скольжение по моим губам и щеке.

У меня вырвался смешок, и я поднял голову, чтобы увидеть, как она томно улыбается. Мы оба рассмеялись, и я крепко прижал ее к себе. Для меня на свете нет никого более идеального, чем эта девушка. От огромного физического и душевного облегчения закружилась голова. Через дымку удовлетворения до меня медленно дошло, что я взял Беллу в комнате для оборудования посреди ледовой арены. И она, очевидно, наслаждалась каждой минутой этого процесса.

— Какого хрена это было? — я покачал головой, осматривая Беллу на предмет царапин, синяков или других отметин. Сомневаюсь, что был с ней достаточно осторожен. — Господи, Белла. Ты в порядке?

На ее лице поселилась огромная глупая улыбка, и она протянула руку, чтобы коснуться моей щеки. Нежность в этом жесте чуть не остановила мое сердце. Белла хмыкнула в подтверждение и погладила мой лоб. Я совершенно забыл о порезе, пока ее пальцы не проследили контур пластырей.

— Мне может понадобиться помощь, чтобы вытащить занозы из задницы, — пошутила она.

Я провел рукой по ее голому торсу, и она довольно замурлыкала. Доказательство того, что я угодил ей, раздувало мое эго. Наклонившись, ласково погрузил зубы в упругую, интимную часть ее бедра, вдыхая теплый, мускусный запах возбуждения. Я не смог остановить стон, когда кожа поддалась давлению моего рта.

— Мм… я вырву их зубами, — тихо поклялся я, не желая ничего больше, чем покусать ее гладкую, округлую попку.

Она рассмеялась.

— Это должно быть интересно.

Ее рука провела колючую дорожку по моей груди, и я выпрямился. Белла обмякла на скамейке, совершенно расслабленная. О, как бы мне хотелось почувствовать, как она кончает на мой язык…

Внезапно Белла подскочила, чуть не ударив меня в лоб, и начала оглядываться с дико сверкающими глазами. По мне пробежала легкая тревога. Она вдруг поняла, где мы, что мы сделали, и хочет забрать свою одежду? Наши вещи были разбросаны неровной дорожкой от двери до скамейки.

— Что-то потеряла? — спросил я, поскольку Белла и не думала успокоиться.

— Это… твои штаны, — выдохнула она, не отрывая глаз от разбросанной на полу одежды. — Ради Бога, скажи, что мы не потеряли их и они еще целы!

Что? Неужели она хочет надеть мои штаны вместо своих? Зачем?

— У тебя вдруг появилась страсть к спортивному снаряжению? Компрессионные штаны?

Белла положила ладошки на мои щеки и нежно прикоснулась своим носом к моему, не прекращая улыбаться. Мои глаза сошлись на переносице, пока я попытался прочитать выражение ее лица.

— Милый, — пробормотала она. — Как ты смотришь на пластыри, подходящие по стилю к моему лифчику?

О, Боже. Черные пластыри с крошечными кроваво-красными бантиками. Нежный, кружевной материал на ее белой, гладкой, соблазнительной, обнаженной коже. Чистый секс. Удивительные сцены из фантазий пролетели перед глазами. Я сглотнул и почувствовал, как дернулся член.

Почему простые черные компрессионные штаны ее так заводят? В любом случае я не настолько глуп, чтобы спорить. Наклонившись, подобрал штаны с пола.

— Вот они! — я бросил ткань на колени Беллы.

Она подхватила бюстгальтер, висевший на спинке скамейки, и накинула его на плечи. Я зачарованно наблюдал, как полушария груди прячутся под черным материалом, разглаживая его. Подняв глаза, поймал ее удовлетворенный взгляд.

— Так и думала, — самодовольно сказала Белла.

Ага. В эту игру могут играть двое. И я в ней очень хорош. Бросив на Беллу горячий взгляд из-под ресниц, я подарил ей ту самую улыбку, которая всегда ускоряла ее сердцебиение.

Я вдруг вспомнил одну из фантазий, в которых она призналась мне когда-то.

— Держись за них, mia Bella, — вкрадчиво прошептал я. — Они пригодятся для костюма Спайдермена.

[прим. переводчика: mia Bella — моя Белла/красавица]


О, да. Она сжала ноги, и мой разум вернулся к мысли о том, чтобы зарыться между ними. Белла испуганно взвизгнула и подняла руку в нелепой попытке остановить меня. Она была голой, если не считать бюстгальтера. Подскочив со скамейки, схватила рубашку и прижала ее к груди.

— О, нет, — прошептала она, натягивая рубашку и хватаясь за трусики. Белла прыгала то на одной ноге, то на другой, натягивая тонкую кружевную ткань. Будто они могли меня остановить. — Даже не смотри на меня так. Я серьезно, Эдвард! Мы не можем… ты не можешь… Мы должны отвезти тебя в больницу. Твой отец!

Я продолжал преследовать ее, пока она смеялась и нервно искала свои джинсы. Скача по комнате, она пыталась натянуть их на ноги.

— Что мой отец? — низко прорычал я, перестав ее преследовать. Она так яростно пыталась натянуть джинсы, что еще чуть-чуть, и упала бы. Если она получит сотрясение мозга, то нам обоим понадобится больница.

— Он ждет нас! — с трудом одевшись, Белла остановилась передо мной. Ее щеки вспыхнули от веселья, а глаза расширились, увидев мою расслаблению, обнаженную фигуру. — Ты голый!

Я рассмеялся.

— Я — да.

Она не отрывала от меня глаз, пока я искал брюки. Поморщившись, поднял с пола. Придется натягивать их на влажные потные ноги. Это будет не очень весело, но идти через коридор в раздевалку голым я точно не собирался. Ткань неприятно липла, стягивая волосы на ногах и паху. Я взглянул на Беллу и ухмыльнулся. Все это время она наблюдала за мной остекленевшим взглядом.

— Пойдем. Мне нужно ополоснуться и одеться, если мы собираемся ехать в больницу.

— Одеться, — повторила она мечтательным голосом.

— Ага, — я сложил руки на бедрах и ждал, когда она посмотрит мне в глаза. Пока ее взгляд был уставлен куда-то ниже моей шеи. Я снова рассмеялся и перекинул ее через плечо.

— Эдвард! — взвизгнула Белла, хлопнул меня по спине, прежде чем скользнуть вниз и сжать задницу. Клянусь Богом, ее зубы сомкнулись на ней.

Я быстро побежал обратно в раздевалку. Белла хихикала и хрюкала, извивалась и шлепала меня, но против моей твердой хватки ей было нечего делать. Я никогда ее не отпущу. Держа ее за ноги, пнул дверь и прошел через комнату к скамейке. Усадил и отступил назад. Ее лицо раскраснелось, а волосы спутались, но сама она продолжала смеяться.

— Что, черт возьми, это было, неандерталец? — выдохнула Белла, откидывая волосы назад.

— Не спускаю с тебя глаз, — ответил я, все еще наполовину уверенный, что она собирается дать мне пощечину после всего того дерьма с Таней.

— Даже пока будешь в дуще? — застенчиво спросила Белла, откидываясь на локти.

— Даже тогда, — заверил я и наклонился, чтобы заключать ее объятия и поцеловать. — Мне нужен кто-то, кто будет защищать мою добродетель.

Игривый взгляд мгновенно сбежал с ее лица, и я нахмурился. Она выпрямилась и, прикусив губу, опустила взгляд на свои пальцы, переплетенные на коленях.

— Что? — спросил я, удивляясь внезапной перемене в ее настроении.

Белла бросила на меня быстрый взгляд и снова опустила глаза. Я лихорадочно вспоминал последние несколько секунд, задаваясь вопросом, что так внезапно изменило ее… О, черт.

— Прости, Белла. Будь проклята Таня и будь проклят я за то, что связался с ней. Воистину, защити мою добродетель.

— Что ты ей сказал? — тихо спросила она. — Тане, имею в виду. Ты сказал ей что-нибудь после того, как я… после того, как я увидела вас здесь?

Я закрыл глаза и откинул голову назад. Сердце сжалось от тона, которым она это спросила. Ненавижу себя за то, что причинил любимой боль. Она не говорила этого, но я знал.

— Я знаю, что она подставила тебя, Эдвард, мне просто интересно… как она сюда попала?

— Должно быть, пришла с катка, — я сел рядом, осторожно взяв ее за руку. Мышцы расслабились, когда она позволила мне это сделать, и я провел большим пальцем по ее гладким костяшкам. — В раздевалку ведут два входа: один со льда, другой из вестибюля. Думаю, она пришла со льда. Я был в душевой, искал несессер, а когда вышел, она стояла здесь. Клянусь, я понятия не имел.

— Знаю, — мягко перебила Белла и, положив руку на щеку, поцеловала меня в губы.

Я снова с облегчением вздохнул, закрыл глаза и положил ладонь на ее щечку. Все еще не мог осознать то, что она мне поверила. Большинство девушек сразу бы вообразили себе худшие варианты. Черт, большинство людей в принципе подумали бы о самом худшем. Но моя Белла — особенная. Слава Богу.

Я был так благодарен за то, что она так хорошо меня знала. Это показывало глубину ее доверия ко мне. И я был полон решимости никогда не давать ей повода сомневаться во мне.

— Она что-нибудь сказала?

Я повернул голову, чтоб поцеловать ее ладонь.

— Она просто хотела доставить нам неприятностей, Белла. Спасибо, что раскусила ее. Не знаю, что бы я делал, если бы ты подумала, что я… Ты же знаешь, что я люблю тебя, правда? Что я никогда не захочу никого другого?

Белла кивнула и прикусила губу, глядя на меня.

— Знаю Эдвард, я верю тебе. Но что помешает ей сделать это снова? Знаешь, она всерьез меня бесит.

Я фыркнул.

— Кажется, я достаточно ясно дал понять, что произойдет, если она хоть раз взглянет на кого-нибудь из нас.

Карие глаза широко распахнулись, встретившись с моими.

— Что ты ей сказал?

— Сказал ей держать свои гребаные руки подальше от меня. Сказал, что не хочу, чтобы она разговаривала со мной. Сказал… сказал, что превращу ее школьную жизнь в ад, если она снова попытается связаться с кем-то из нас. И я жалею, что сказал ей…

— Что? О чем ты жалеешь? — карие глаза раздраженно вспыхнули.

Я глубоко вздохнул, глядя на наши переплетенные пальцы.

— Я не жалею о своих словах, я жалею, что сказал это ей.

— Эдвард, — предостерегающе фыркнула Белла.

Я сжал ее руки в своих и встретился с ней взглядом.

— Нет, я имею в виду, что сказал этой первой ей, а не тебе.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь, — мягко сказала Белла. Она пыталась отложить разочарование в сторону.

— Прости. Я все испортил, да? — Она приподняла бровь и кивнула, на что мне пришлось улыбнуться. Я сделал еще один глубокий вдох, готовясь к тому, чтобы открыть ей сердце. — Я сказал, что она не заслуживает даже дышать одним с тобой воздухом, Белла. Сказал, что люблю тебя. Сказал, что ты значишь для меня весь мир. И я имел в виду каждое сказанное слово. Сказал, что пока ты любишь меня, я могу делать все что угодно, быть кем угодно. Ты даешь мне эту силу. И лучшее чувство в мире, — когда я с тобой. Ты знаешь, что я люблю тебя, но не думаю, что знаешь, насколько сильно. И это Таня услышала первой, не ты. Это неправильно. Вот за это я прошу прощения.

Я посмотрел на Беллу, по ее мягкой щечке скатилась слеза, вызывая у меня панику. Увидел меня с Таней в раздевалке практически голым, она не расплакалась. Она сделала это, услышав мое признание в том, как сильно я ее люблю. Схватив за плечи, я притянул ее к себе и обнял. Не отпущу, пока не поверит. Заставлю поверить.

— Белла, — простонал я.

«Интересно, как долго я смогу прижимать ее к себе? Пока она не задохнется? Фантастически», — с сарказмом подумал я.

— Белла, пожалуйста, не плачь.

— Буду плакать, если захочу, — капризным тоном ответила она.

Белла боролась в моих руках, пока я не ослабил хватку, опасаясь, что она поранится. Шмыгнув носом, любимая вытерла глаза тыльной стороной ладони и посмотрела на меня. Ее губы дрогнули в ужасной попытке улыбнуться, и я встревоженно склонился над ней, отчаянно пытаясь придумать что-нибудь, что заставит ее перестать плакать.

Разве не мои слова о том, что я люблю ее больше всего на свете, должны были ее осчастливить? Почему тогда она грустная, почему плачет? Я еще никогда не видел ее плачущей.

Черт возьми, я довел свою девушку до слез.

— Эдвард, — Белла снова шмыгнула носом, вытирая глаза. — Это было самое прекрасное… Самое лучшее признание в любви. Ты это серьезно?

— Я это серьезно? — я уставился на нее с открытым ртом. Голова невыносимо кружилась. Какого черта? Разочарование, замешательство и немного гнева приглушили мое беспокойство. — Я это серьезно? Конечно, я не шучу! Я имел в виду каждое гребаное слово! Ты же знаешь, что я всегда говорю то, что думаю!

Белла бросилась мне на грудь, ее тонкие ручки обвились вокруг моей талии, и она прижалась ко мне.

— Я тоже люблю тебя, Эдвард. Спасибо. Никто никогда не говорил мне ничего подобного раньше. Никто никогда не чувствовал ничего подобного ко мне.

— Черт возьми, — буркнул я, все еще немного обиженный. Я говорил правду… Но эта девушка никогда не реагировала так, как от нее ожидают.

Белла забралась ко мне на колени, обвила ногами талию и обняла за шею. Большие карие глаза улыбались.

— Прости. Я верю тебе. Я просто очень хочу, чтобы ты сказал это еще раз. Хочу, чтобы ты продолжал это говорить.

Я смотрел на Беллу, и разочарование потихоньку отпускало меня. Эта девушка заставляла меня чувствовать больше, переходить от взлетов к падениям и обратно. И я молил Бога, чтобы это никогда не изменилось.

— Я люблю тебя, — клятвенно произнес я. — Ты для меня все, Изабелла Свон.

Она поцеловала меня, крепче сжимая мое тело руками и ногами. Я прижал ее к себе, беря в плен ее язык, и застонал. Глаза сами собой закатились, когда маленькая ладошка скользнула вниз по моей груди и погладила через штаны, слегка сжав. Мне каким-то образом удалось оторваться от чертовски потрясающего ощущения ее руки на моем члене.

— Белла, — выдохнул я, еще раз поцеловав. Мне нравилось чувствовать ее губы на своих. — Белла, мне нужно в душ. Придется… придется… ехать в больницу…

Ладно, к черту больницу. Я просто хотел сидеть здесь и целовать свою девочку.

Но Белла сама вырвалась из моих объятий со стоном сожаления. Ее пальчики коснулись пластырей над моим глазом, прежде чем она бережно взяла мое лицо в свои ладони и нежно — о, безумно нежно — прижалась губами к порезу. Сердце сжалось и забилось с немыслимой скоростью от этого жеста, пропитанного любовью. Ее взгляд встретился с моим, теплым и влажным от переизбытка эмоций.

— Теперь пора позаботиться о тебе, хорошо? — Белла слезла с моих колен, встала и помогла мне подняться на ноги.

Отвернувшись к душевой, она подняла брошенную мной в отчаянии футболку, а затем вытащила несессер. Как, черт возьми, она сделала это, если я повсюду его искал? Белла сунула мне несессер в руки, и я просто смотрел на него несколько секунд, прежде чем покачать головой и направиться в душ.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/111-38722-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: hopelexxx7 (16.10.2022) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 267 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 2
1
2 Concertina   (24.10.2022 00:24) [Материал]
Вот, беру свои слова назад. Эдвард сейчас выигрывает в страстных мыслях и действиях:)))

1
1 робокашка   (17.10.2022 21:12) [Материал]
Эх, Эдвард, тебе всю жизнь придётся наблюдать зигзаги женской логики и удивляться