Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4724]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2381]
Все люди [14975]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14220]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8781]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Клятва
Не думал Убба Рагнарсон, что окажется жертвой Богу Одину за отказ жениться.

Только один раз
Неужели Эдвард и Белла действительно надеются, что их случайная встреча в Рождество закончится одной совместно проведенной ночью?
Мини. Завершен.

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Первый поцелуй
Встреча первой любви через пятнадцать лет.

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 470
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Mr. President. Глава 28. Связанный Президент

2018-11-14
18
0
Soundtrack: Enrique Iglesias - Escape

Белла

Мне определенно понравилось спорить и выяснять отношения с самим президентом Америки. В один момент мне показалось, что спорить нравилось и ему самому.
Все утро Каллен уговаривал меня перекрасить маскировочный блонд обратно в естественный цвет волос, тем самым я не привлеку к себе ненужного внимания в Белом доме.
Но мне захотелось сделать с точностью да наоборот: во-первых, назло самому президенту, а во-вторых, мне захотелось перемен, захотелось чего-нибудь новенького, и я оставила свой новый светлый оттенок волос.
Между тем, по плану Эдварда Генри отправился в супермаркет за деловой одеждой и обувью для всех нас. Перед его уходом в магазин я кое-что попросила приобрести конкретно для меня. Но никак не ожидала, что вдобавок к моему заказу принесут кое-что интересное. Я с нескрываемым удивлением рассматривала многочисленные тюбики тонального крема и не могла понять, для чего их нужно столько. Возмущаться сил не нашлось, и я доверилась Эдварду, как он и просил.
Но даже в самой сумасшедшей и немыслимой фантазии я и представить не могла, как его величество Президент Америки начнет учить меня правильно наносить тональный крем на кожу.
– Вы-то да… вы в этом тот еще эксперт! – издевалась я скорее сама над собой, чтобы отвлечь свое внимание от действий президента: его руки опять заворковали над моим лицом, заставляя в который раз обращать внимание на его губы. – Если бы этим делом занялась я, то замазала бы как-то иначе?
– Я стараюсь выровнять цвет раны с твоим естественным тоном кожи. Со стороны виднее. Что непонятно?
– Все понятно, мистер президент, – закрыла я глаза от наслаждения, бессовестно купаясь в его аромате.
– Напомни-ка мне, в который раз я колдую над твоим лицом? – зачем-то спросил он меня, поддерживая мою спину, чем напомнил наш первый секс в его кабинете.
– Не знаю, но мне приятно, – ляпнула я, но потом быстро опомнилась: – В смысле, замечательно, что именно вы занимаетесь этим со мной, а не кто-либо другой, то есть, занимаетесь с моим лицом, а не тем самым… в общем, я хотела сказать…
– Я понял, Изабелла. – Эдвард закончил маскировать мое лицо и ушел мыть руки.
К моей радости, функции парикмахера взяла на себя миссис Киллинг, а не президент или кто-либо другой, иначе я полностью засомневалась бы в своей компетенции по уходу за собой. Хозяйка дома подравняла кончики волос и аккуратно состригла челку. Что ж, деловая Изабелла Свон с новой прической в виде каре вернулась в игру.
Пока Эдвард с Эмметом дорабатывали очередной незаметный план поездки от Форкса до Сиэтла, хозяйка дома по настоянию Эдварда успела перекрасить и моих сыновей. Они, перепачкав друг другу лица, веселились, совершенно не осознавая всей ситуации. Для них это была моя очередная командировка вместе с Большим Эмом и дядей Эди.
Когда я собрала свои немногочисленные вещи, то решила привести себя в порядок по полной и как нужно именно мне – желание выглядеть отлично никуда не делось. К тому же, раз у меня новый имидж, то светлый оттенок волос обязывает наносить на лицо совершенно другие косметические тона.
Я сама нанесла себе макияж в стиле smoky eyes, добавила яркую алую помаду и в довершении сделала дерзкую прическу, уложив волосы назад. О, а еще провокационная одежда, втайне купленная Генри: блестящее платье с глубоким вырезом, туфли на высокой шпильке и обтягивающий сексуальный плащ.
Рядом появился Эдвард.
Президент внешне был спокоен, но пристальный взгляд так и кричал: мне это не нравится, смой сейчас же.
– Ни за что, – ответила я на его молчаливый, красноречивый вопрос.
– Изабелла, – грозно предостерёг он меня.
– Что? – Я сама невинность.
– Так выглядеть нельзя.
– А заниматься тем, чем вы там занимаетесь, можно?
– Не передергивай слова. Ты прекрасно знаешь, о чем я. Ты и так приковываешь к себе слишком много внимания.
– А я и не приковывала, если ты не заметил. Не я тьму людей грохнула. Я лишь накрасилась так, как хотела того я, а не ты. Ты мне помог. Спасибо. Но внешность – это мое, а не твое. – Ух, какая я стала смелая. По взгляду Каллена сразу стало ясно: он просто так этого не оставит. Но меня понесло дальше: – Еще раз: я женщина и хочу меняться. И какую выберу себе прическу, такая и будет. И не посмотрю на то, что вы президент, крутой солдат, психолог, любовн… в смысле, красивый мужчина.
– Та-ак. – Президент сложил руки на груди. – Про любовника продолжай.
– Каллен!
– Девушки всегда меняются из-за каких-то важных событий. Твоя перемена сразу бросится в глаза.
– Так в чем проблема? Я пережила важные события.
– Изабелла, мы не на базаре.
– Я всё сказала.
– Разве? А я нет. Хорошо. Аро это увидит и обязательно спросит тебя о причине смены имиджа. И тогда лучше тебе соврать более чем убедительно.
– Иначе что? – скопировала я его манеру общения.
– Лучше тебе не знать. – Каллен развернулся и пошел на выход.
Злилась теперь я.
– Посмотрим еще, кто кого, Каллен, – бросила я ему в спину.
– Мы вам очень признательны за помощь, миссис Киллинг. Вы – настоящий подарок небес, – стоя в дверях, рассыпался в благодарностях Эдвард, на полную катушку включив свой шарм. – Честное слово, вы нам очень помогли. Особенно вы помогли Изабелле. Мы ждем вас на прием в Белом доме, приезжайте со своей семьей, скоро начнется очередное торжество.
– Бог с вами, мистер президент, – смущалась наша новая знакомая. – Я так стара, какие в мои годы приемы?
– Ждите приглашение. – Эммет пожал руку хозяйке дома. – Мистер президент возражений не терпит.
– Хорошо, хорошо, – не устояла миссис Киллинг перед натиском. – Если позволите, я приеду со своими внуками, они мечтают побывать в Вашингтоне. А ваша ученица на самом деле молодец. Представляете, она хотела даже убить вашего агента. На что только она не пойдет ради сыновей.
– И как же она спряталась от наших устройств? – поинтересовался Эммет.
– С помощью плаща, – ответила я, – о нем мне рассказал сам президент.
– Ты быстро учишься, Иззи, игра в войну пошла тебе на пользу, – похвалил меня Эммет.
– Думаю, она перепугалась не на шутку, – повернулся ко мне президент.
– Верно, мистер Каллен, – согласилась я с ним.
– До встречи, Изабелла. – Миссис Киллинг обняла меня. – Тебе очень повезло с командой, они очень хорошие мужчины. Береги себя и будь умной.
– Спасибо, – скромно ответила я.
Миссис Киллинг вывела нас всех через запасной выход, и мы вновь направились к знакомому фургону. Сыновья бежали впереди, играя в снежки, Эммет с Эдвардом шли к фургону быстрыми шагами, из-за каблуков я попросту за ними не успевала, к тому же напомнила о себе боль в ребрах. Эдвард долго не думал. Спихнув все сумки на Эммета, он взял меня на руки, и дело пошло куда быстрее. Зная, каким может быть Эдвард, я, как бы не старалась, не могла подавить свой страх. Но все же я безумно обрадовалась возможности вновь оказаться в руках президента. Ведь кто откажется от теплых рук президента и его мягких объятий? Никто. И пошли к черту все грустные мысли, непонятные слова и странные поступки! Надоели! Хочу опять быть радостной, веселой и не думать, по крайней мере, на данный момент о тайной деятельности президента.
Выехав из леса и оказавшись в странном гараже, ребята опять перекрасили фургон, далее настал черед пересаживаться в другую машину и вновь в другую. И совершенно непонятными путями мы в коем-то веке попали в приватную зону аэропорта Сиэтла, где Эдвард заказал частный рейс.
Не успела я занять свое место в самолете, как меня сделали свидетелем целого представления: Эдвард с Эмметом, а так же двое молодых парней, молча помыли голову сухим шампунем, надели деловую одежду, сами себе распрямили отпаривателем рубашку, достали из упаковки новые часы, начистили туфли, надушились одеколоном, наложили немного тонального крема на лицо и надели обручальные кольца. Затем с громкими ругательствами и недовольством Эммет попытался сделать хоть какое-то подобие прически президенту, но потом послал его к чертям, сказав, чтобы тот катился к своему стилисту.
К моему счастью, во всей этой суматохе мне удалось заметить, каким одеколоном пользуется Эдвард.
– И часто вы так делаете? – не вытерпела я, глядя на открывшуюся мне очередную тайну.
– Делаем что? – Эдвард завязывал себе галстук. – Изабелла, повторяю, научись задавать правильные вопросы.
Закончив с галстуком, Каллен уселся напротив меня и открыл ноутбук.
– Ты вновь в образе политика, – оглядела я его с ног до головы. – Роскошного политика, того самого, которого я когда-то впервые увидела живьем.
– Естественно, – согласился он, – так делают все политики без исключения. Изабелла, тебе нужно лежать, – напомнил мне Эдвард о моем больном состоянии.
С неохотой я разложила кресло и улеглась, все же отмечая, насколько стало лучше.
Чтобы больше я никого не доставала своими расспросами, мне распечатали мой трудовой договор, и весь полет я читала все то, о чем мне вчера рассказывал Каллен.
После всего прочитанного мне показалось бессмысленным дальнейшие мои размышления и поиски новой информации: в трудовом договоре мое положение описано четко и ясно. Спрашивается, в каких таких облаках я тогда летала, раз не дочитала его до конца? Но если откровенно признаться самой себе, то при подписании договора я и представить не могла наличие некоторых особых интересных пунктов. Мне казалось, договор не будет отличаться от всех остальных когда-либо подписываемых мной на прошлых рабочих местах.
Эдвард не стал дожидаться моего очередного вопроса, а сам рассказал, что прямым рейсом в Вашингтон мы не полетим, по плану нужно переночевать в его окрестностях, желательно, в дорогом отеле.
– Раз ты такой умник, то решай все сам, – буркнула я неслышно и уставилась на свой договор, обладающий немыслимой юридической силой, дающей мне защиту от посягательств различных спецслужб, чтобы успеть понять мои дальнейшие намерения на государственной службе. И Эммет оказался прав: если я не вернусь на работу, меня арестуют за несоблюдение договора.
В аэропорту города Лизбург нас встретил не какой-то старый фургон, а президентский кортеж, доставивший нас до самого отеля. Что ж, теперь о пребывании президента в этом городе знает Белый дом.
Люкс состоял из трех спален, небольшой гостиной и, естественно, кабинета; в оформлении роскошного номера преобладал стиль ренессанс с красным акцентом в декоре и интересной мебелью.
– Изабелла, – в гостиной ко мне обратился Эдвард, – план следующий: все вместе мы ночуем в отеле, рано утром едем в Вашингтон и выходим на работу. Когда ты придешь на свое рабочее место, там никого не будет, продемонстрируй на камеру свое неважное состояние и затем направляйся в больничное крыло. Там буду тебя ждать я и все объясню медсестре. Ясно?
– Конечно, – кивнула я.
– Какие ощущения в ребрах? – деловито поинтересовался Эдвард, наливая себе стакан воды.
– Терпимо, если не делать резких движений.
– Отлично. Теперь отдыхай, нужно поспать, – развернувшись, он отправился в свою комнату.
Легко сказать.
Переодевшись в купленную Генри розовую пижаму с нелепым принтом Микки Мауса, я буквально упала на кровать. Но, если Эдвард с Эмметом и хотели отдохнуть, то лично меня сон и не думал посещать, несмотря на жуткую усталость.
Лежа на кровати вместе с сыновьями, который час подряд я старалась остановить мысленный диалог о произошедших событиях, о действиях Каллена и Маккартни, об их словах и пыталась составить хоть какую-ту общую картину.
Но не получалось.
И не помог подписанный договор с мощной защитой.
И чем больше я размышляла, тем больше приходила к выводу, что все запутано настолько, насколько и быть не может, либо я не обладала тем самым умом, о котором говорил президент, чтобы сделать правильные выводы.
Осторожно выбравшись из кровати, дабы не разбудить детей, я, не включая нигде свет, вышла в гостиную и решила поискать в мини-баре успокоительное средство в виде какого-нибудь алкоголя. Но стоило мне вынуть бутылку из бара, как я, развернувшись в другую сторону, заметила на диване спящего Эдварда в обычной белой майке и спортивных черных штанах.
Я замерла в восхищении, рассматривая его.
Свет луны красиво освещал аристократический профиль, но казалось, что и во сне президент не дремлет, а о чем-то думает, планирует, решает.
От красоты в горле пересохло, я чуть не выронила бокал, но успела удержать его, разглядывая прекрасные черты лица. Будить его совсем не хотелось, не знаю, о чем он подумает, увидев меня здесь. Но мои инстинкты все-таки желали его пробуждения, меня терзала совесть от своей неблагодарности к нему.
И мое желание сбылось: Эдвард открыл глаза, внимательно смотря на меня.
От неожиданности я подпрыгнула и вновь чуть не уронила бокал с бутылкой.
– И давно ты здесь? – поинтересовался он, присаживаясь.
– Только что пришла, буквально минуту назад, захотелось выпить, – быстро протараторила я. – Будешь?
– Нет. И тебе запрещено. В тебе все еще действуют лекарства. – Эдвард потянулся к карману брюк и достал знакомое устройство с красными огоньками.
– Точно, – согласилась я, убирая бутылку вина и наливая вместо алкоголя обычную воду.
– Кстати, о лекарствах, – глянул он на часы, – пора делать очередной укол. Спасибо за напоминание.
Единственной темой, по которой я не могла поддержать никакого спора, оказалась медицина. В очередной раз закрыв рот от своих незнаний, я молча протянула Каллену руку, и тот начал вводить свое любимое лекарство.
По окончании процедуры я решила не уходить, а села на диван напротив президента.
– Изабелла, тебе нужно лежать.
– Да-да, – отмахнулась я, но меня волновали мои вопросы: – Почему ты здесь спишь? Я видела, как ты уходил в свою комнату.
– Работал, – указал он на вечно таскающийся с ним ноутбук.
Что же в нем находится, раз он не может от него оторваться?
– Почему ты работал именно здесь?
– Чтобы в случае какого-нибудь происшествия видеть выход из номера.
– О, ясно, – хотя ничего я не поняла. – И во сколько ты лег?
– Примерно два часа назад, – взглянул он на часы.
– Ты вообще когда-нибудь спишь? – удивилась я, делая глоток воды.
– Бывает.
– И как долго ты мог не спать?
– Двое суток.
– Я впечатлена. И почему ты не спал?
– Работа, Изабелла.
– Как такой недосып сказался на твоем здоровье? Хм, помнится из медицинской энциклопедии, бессонница может являться следствием психологической травмы. Вы пережили такую травму, мистер президент? – пошутила я, но, увидев серьезное лицо президента, замолчала.
– Спасибо за беспокойство, Изабелла, все в порядке.
Так, он не ответил то самое слово «нормально», значит, и вправду все в порядке, а быть может, и нет. Вдруг именно сейчас все в порядке, а тогда не было в порядке… Или было?
Я поразилась, как Эдвард в очередной раз удостаивает меня ответами на мои бесконечные расспросы. Я улыбнулась и начала свое благодарение:
– Хочу поблагодарить вас, мистер президент, и хочу извиниться за свое поведение, я… я действительно подумала, что меня отдадут на опыты, – сказала я правду, – поэтому… да, я хотела спасти сыновей.
– Понимаю, – устало посмотрел на меня Эдвард. – Знаешь, – сделал президент паузу, видимо, обдумывая свои дальнейшие слова, но, тем не менее, смотря на меня с одобрением. – На твоем месте я сделал бы то же самое. Но для начала я бы ознакомился с документами, прежде чем что-либо предпринимать.
– Вот не могли промолчать! – воскликнула я. – Обязательно нужно меня подстегнуть!
– Не без этого, – тихо засмеялся президент. – На самом деле мне понравился твой поступок. Мне понравилось то, как ты бросила все, пожертвовала всем ради тех, кого ты любишь. До конца не зная всей правды, ты решила загубить свою карьеру, бросить дом, расстаться со всем, чем обладаешь, но только лишь бы твои сыновья остались в живых. И такое решение ты приняла в одиночку. В одиночку, Изабелла. И кстати, ты зря состригла свои волосы, они были шикарные. Но твое стремление пойти на все ради дела заслуживает похвалы.
– Вы меня совсем захвалили, – поразилась я его словам.
– Если есть, за что хвалить, то почему бы и нет?
– То есть, за то, что я подняла на уши полицию Вашингтона, ФБР и прочие организации, вы меня благодарите? Где логика?
– Ты вновь зришь в корень, Изабелла. – И опять Каллен смотрел на меня одобряюще. – Твои поступки в обычной жизни тянули бы, как минимум, на сумасшествие. Но лично я смотрю со своей стороны, а с моей стороны, твои действия говорят о многом.
– И как же еще меня похвалите?
– Ты очень позитивная. Со связанными руками и ногами, да еще и на морозе, пытаться выжить и при этом не пустить слезу – не каждый так сможет. Вспомни грабителей в банке. Наверняка ты видела их страх, панику, полную растерянность? Люди не могли собраться и что-то предпринять для своего спасения. А ты не паникуешь. Точнее, паникуешь, но не поддаешься полностью чувству. И это нормально.
– Мне было очень страшно, – честно призналась я ему.
– Страх – это тоже нормально. Все испытывают его.
– И вы тоже?
– Когда каждый раз ходишь одним и тем же маршрутом и видишь одно и то же, то перестаешь бояться. Все воспринимается как само собой разумеющееся.
– Опять захвалили… – Зачем я это сказала, не знаю.
– Ладно. Раз тебя так удивляет и одновременно бесит моя похвала, то добавлю ко всему прочему и ложку дегтя. Ты показала на самом деле, как справляешься со своими проблемами: ты не разбираешься в них, ты бежишь от них. Ты уехала из родного штата из-за нежелания жить в нем, чтобы ничего тебе не напоминало о родителях. Ты уехала в Тибет после развода, чтобы заглушить всю боль от расставания с детьми. Хотя можно было бы найти хорошего адвоката и все решить. И последняя ситуация показала вновь твой метод решения проблем: ты вновь решила сбежать. Я бы сказал, ты бежишь от самых важных, так сказать, узловых точек в своей жизни. Наш сеанс показал, что ты прекрасно справляешься с обычными проблемами, ты стараешься их решить, но на глобальных проблемах тебя почему-то капитально заносит. И эта ситуация тоже выглядит странной: ты обладаешь мощной, устойчивой психикой, Изабелла, и почему ты бежишь именно от важных проблем, тоже предстоит выяснить. Хотя я думаю, это было действие программы, и, почему она вмешивается в твой мозг, тоже интересно порассуждать. Тут дело не только в кодовом слове. Но в одном я точно уверен: свои бывшие места работы ты меняла тоже по каким-то причинам и ушла оттуда, чтобы ничего не напоминало. Ведь так?
Я опешила от слов президента.
– Я не просила проводить очередной сеанс психотерапии! – возмутилась я от наглого вторжения в мою личную жизнь.
– Если хочешь дальше со мной работать, тебе придется разобраться в себе, Изабелла.
– Кто сказал, что я хочу с вами работать?
– Интересно, а что ты тогда делала последние месяцы в Белом доме?
– Точно, работала, – признала его правоту я, но тут же добавила: – И вы мне поможете разобраться в себе?
– Помогаю с тех самых пор, когда ты сама попросила меня.
– И почему именно вы помогаете мне, а не, скажем, Эммет или кто-либо другой?
– Ты бы предпочла Аро? – Президент изогнул бровь. – Могу предложить кандидатуру Маркуса. С тем сложности начнутся еще до встречи.
– Нет, – сразу ответил я, вспоминая сумасшедшую троицу. – Тогда почему вы пошли работать в политику, раз обладаете острой способностью к чтению людей? Что вам дает такая работа? Ведь такие способности не очень-то нужны в политике.
– Не в бровь, а в глаз, Изабелла. Очень хороший вопрос. Но отвечу я на него позже.
И раз ты сегодня нормально воспринимаешь мои слова, скажу еще один момент, который меня беспокоит в тебе.
– И какой же? – От любопытства я, наверное, вытянула шею.
– Не стоит думать, что ты самая умная женщина в мире, и не стоит думать, что есть люди умнее тебя.
– В смысле, не думать? А о чем тогда думать?
– Вот именно, не думай. – Глаза Эдварда загорелись притягательным блеском. – Не думай, что ты умнее. Будь умнее.
– Но…
– Это тебе мой урок на будущее, Изабелла. Если справишься с ним и напишешь эссе, то похвалю еще раз, – опять президент начал издеваться надо мной.
– М-да уж, – почесала я лоб. – Стоило совершить побег, чтобы за него мне прилетела благодарность от самого президента, – съязвила я. – Если бы мне раньше кто-нибудь сказал нечто подобное, я бы точно не поверила и врезала за такой бред в глаз.
В ответ на мою речь Эдвард засмеялся красивым смехом, и от таких звуков в моем животе проснулись бабочки и принялись исполнять кульбиты.
Во всем этом разговоре я поняла одно: передо мной сидел очень интересный мужчина, он искал в людях совсем не стандартные вещи, а специфичные качества, одному ему нужные в каком-то его деле. Интересно, о каком деле он говорил?
В стакане закончилась вода, я подошла к бару и предложила Эдварду тоже выпить воды, тот не отказался. Когда я передавала ему стакан, мои пальцы случайно задели его кожу. Те самые бабочки, которые и не думали успокаиваться, с новой силой затрепетали, только теперь приятные импульсы разлились по всему телу. Но, увидев на своих запястьях след от веревок, я отогнала совсем ненужные ощущения.
– Алекс… тот мужчина говорил, что с этой программой можно избавиться от веревки за минуту. Как это сделать? И как ты освободился от них?
– Проще простого, – вяло ответил он.
– Покажешь? – Я присела рядом с ним.
– Нужна веревка. – Эдвард включил настольную лампу и, встав с дивана, подошел к шкафу. – Я видел ее где-то здесь. – Он вынул небольшой чемодан и, покопавшись в нем, нашел две веревки. – Итак, Изабелла, свяжешь меня?
– Конечно.
От предвкушения и азарта я улыбнулась и буквально подбежала к Эдварду, с ухмылкой протягивающему мне веревку.
– Твои руки связали сзади, и ты свяжи меня так же. Спереди не стану показывать – слишком просто.
– Есть, мистер президент, – отсалютовала я, и, когда Эдвард, сняв часы, повернулся ко мне спиной, принялась связывать ему руки.
– Сильнее, Изабелла.
Соприкосновения наших рук вызывали трепет и приятное наслаждение. Мне захотелось связать всего президента и вновь его изнасиловать, но, боюсь, Эммет с моими сыновьями не поймут моего поступка.
– Готово. – Радостная, я встала напротив Эдварда.
– Как думаешь, за сколько секунд я освобожусь?
– Минута? – предположила я.
– Двадцать пять секунд.
Я не успела сосчитать, как Эдвард держал в руках развязанную веревку.
– Но как? – изумилась я.
– Чтобы так легко избавляться от веревки, нужно иметь натренированные мышцы. Но предупрежу сразу: поначалу тебе будет больно, и от веревок на коже останутся следы. Давай еще раз. – Он протянул мне веревку, и я попыталась связать президента сильнее, чем в первый раз.
– Готово.
– Хорошо. Итак, Изабелла, – начал он обучение, когда я стала связывать ему руки, – когда тебе связывают запястья, нужно как можно шире раздвинуть локти. Разумеется, чтобы этого никто не заметил. В момент связывания напряги все свои мышцы. И когда ты их расслабишь, одновременно ослабнут и веревки. – Что он и продемонстрировал. – Запомни: не пытайся сдвинуть предплечья, твоя задача – сделать так, чтобы между запястьями и веревкой возникло небольшое расстояние, а это получится, если ты раздвинешь локти. После этого вытяни руки вперед, в данном случае – назад, и максимально их выпрями, выпрями и сожми ладони, потом начинай быстро тереть руки одна о другую. В результате одна рука у тебя выскользнет. Такой трюк можно провернуть с веревкой любой толщины. Но чем веревка тоньше, тем больше понадобится времени на ее распутывание.
Я с восхищением наблюдала, как президент на моих глазах быстро расправился с веревкой и с улыбкой повернулся ко мне.
– Я тоже хочу попробовать.
– Смотри не переусердствуй, твои ребра еще не восстановились.
Повернувшись к Эдварду спиной, я предвкушала, как испробую все его советы на деле, но когда он настолько близко подошел ко мне и стал связывать руки, когда я ощутила спиной его близкое присутствие, мои мысли унеслись вовсе не к желанию выбраться из веревки. Мне захотелось остаться связанной, от щекотливого дыхания Эдварда я задышала чаще. Мою задачу в миллион тысяч раз усложнил его рассказ о том, как можно избавиться от скотча и липкой ленты – разорвать их под нужным углом, как разобраться с кабельными стяжками и даже как самому без рук вытащить кляпа изо рта. Я несколько пожалела о своем намерении разобраться с этими веревками, потому что желание обладать этим мужчиной заявило о себе в полную силу.
– Давай же, Изабелла, чего ты стоишь как вкопанная. Пробуй.
Ох, Каллен, знал бы ты, как сексуально звучит твое «давай».
Кое-как совладав с собой, я начала применять на практике недавно полученные знания. Трение веревок об запястья причиняло боль, в попытке унять возбуждение я зацепилась за неприятные ощущения на руках, к тому же ребра все-таки заболели, но я не сказала об этом Каллену. Мне хотелось подольше постоять вот так, ощущая его спиной, но, кажется, Эдвард понял мои желания. Он встал напротив меня, с интересом наблюдая за моими попытками освободиться от веревки.
Сама того не осознавая, я смогла справиться с задачей.
– Две с половиной минуты. Для начала неплохо, – подбодрил меня Эдвард. – Но если бы ты не отвлекалась на мое присутствие, то справилась бы за минуту.
Я прокашлялась, пораженная его наблюдательностью, и сделала глоток воды.
– Ты говорил что-то о скотче. – Я громко поставила стакан на стол, желая забыть о веревках. – Как от него избавиться?
– Прости, но скотча нет, – понимающе извинился он. – Но скотч – весьма интересная тема, но одновременно эта и самая большая проблема для незнающих людей. Когда человека связывают скотчем, это наносит ему и серьезную психологическую травму: он пытается разорвать ленту, у него не получается, и он в конце концов сдается. Но секрет не в силе, а в том, чтобы создать такой угол, под которым лента легко разрывается. Если тебе когда-либо приходилось отрывать кусок ленты, ты знаешь, что самое главное – надорвать ее под нужным углом.
– Ясно, – закивала я головой. – А как выбраться, если ты сидишь на полу с завязанными руками и ногами? А что если тебе заблокировали еще и грудь?
– Могу продемонстрировать.
Мы опять вернулись к веревкам.
Эдвард с совершенно спокойным выражением лица протянул мне две веревки и попросил связать его грудь и ноги. Но так как третьей веревки для испытаний не нашлось, Эдвард сделал вид, будто его руки тоже связаны.
Если руки президента я связывала с контролируемым желанием, то перед связыванием накаченного торса я практически осталась без сил. Мне пришлось сесть перед ним на колени, чтобы как можно крепче связать его великолепную грудь. Пульс участился, дыхание набирало скорость, сидя перед ним и практически обнимая президента, я жадно вдыхала его аромат, но Эдвард сидел абсолютно расслаблено, рассказывая мне об очередном выкручивании из веревок:
– …то же самое касается и лодыжек: сильно стяни петлю на одной руке, так ты ослабишь петлю на другой и сможешь освободить ее. Если веревка затянута на груди, сделай глубокий вдох. Если ты смогла освободить достаточно места, у тебя получится выскользнуть из петли. Если руки крепко прижаты к животу, груди или туловищу, согни руку, будто ты хочешь показать мускулы. Изабелла? – Эдвард щелкнул пальцами перед моим лицом, заставляя перевести взгляд с мышц к его глазам. - Я прекрасно осознаю, что вся эта картина выглядит для тебя привлекательно и сексуально, еще немного, и ты набросишься на меня, но ты попросила преподать тебе урок, так учись же.
Я разозлилась в ответ на его слова, но все-таки пришла в себя и отодвинулась от него.
– Давай связывай мне грудь, то есть торс, то есть свяжи что-нибудь! – От злости, что Каллен читает меня как простую книгу, я, наверное, покраснела.
– Грудь я тебе точно не стану связывать, – усмехнулся он, – иначе ты изнасилуешь меня прямо здесь, а сейчас это непозволительно, так как здесь мы не одним. К тому же с твоими ребрами не все ясно. Пока я могу показать тебе, как избавиться от веревок на ногах. Давай.
Закусив губу в попытке унять возбуждение, я протянула ему свои ноги, и в скором времени мы сидели на полу со связанными ногами. Ей богу, хоть закрывай глаза от этой картины: я умудрилась сесть таким образом, что мои ноги почти упирались в пах президента. Но Эдварда мое положение ничуть не смущало, он вновь принялся мне рассказывать свои знания, пододвигая свои ноги ближе к моим. После ног последовало связывание всего тела. Эдвард показывал, как можно высвободиться, когда совсем нет никаких инструментов, и как можно, расслабив все тело, легко развязать веревку во рту.
В конце концов, из-за всех возможных положений и движений я оказалась на президенте верхом, с любопытством расспрашивая о каких-нибудь других методах освобождения.
– Я запросто могу избавиться от наручников, могу завести без ключа любой автомобиль, легко открою любой замок и могу выбраться из багажника меньше чем за минуту, – хвастался он передо мной, – и прекрасно знаю и вижу, когда мне врут.
– Откуда у вас такие интересные познания, мистер президент? – Связав его руки на животе, я не постеснялась задрать майку и положить руки на его кубики пресса, потому что если я хоть немного не дотронусь до его кожи, то держите меня семеро.
– Все президенты и политики проходят такую подготовку, Изабелла. Я всегда при себе имею перочинный нож, заколки-невидимки, универсальный ключ от наручников, а так же тактическую ручку из авиационного алюминия, и у нее сверхпрочный кончик. Этим кончиком можно ранить кого угодно, а можно разбить окно автомобиля до того, как он полностью уйдет под воду.
– В вашем распоряжении всегда находится отряд охраны, разве они не смогут защитить вас? – Я двинула бедрами вперед, показывая свою нетерпимость, в конце концов, здесь есть несколько спален.
– Ни на кого нельзя полагаться на сто процентов. – Эдвард дернулся в ответ, эротично и специально закусывая губу. – Каждый президент является лакомым куском для похитителей, поэтому элементарные основы защиты обязаны знать все.
– Мне кажется, – с прищуром я глянула на президента, лаская его живот и опускаясь ниже, – вы знаете чуточку больше, а может, и не чуточку. – Еще немного, и я за себя не отвечаю. – Ощущение, что вас обучали разведывательной деятельности, и вы проходили подготовку спецназа.
Каллен склонил голову на бок, и я догадывалась, какие примерно слова он скажет дальше.
– Еще не время.
Что за время, почему кому-то еще не время, сейчас не имело значение. Значение для меня имело сейчас другое: моя рука поглаживала поверх одежды его мужскую силу, Каллену это доставляло удовольствие, он с наслаждением прикрывал глаза, и я решилась.
– Надеюсь, мы не разбудим Эммета… – Я немного приспустила его штаны, и я моя рука почти проникла под них.
– Надеюсь, картошка и гамбургер помогли его усыпить, – ухмыльнулся президент в ответ на мои поглаживания, но затем посмотрел за мою спину: – А нет, не помогли. Да, Эммет? – совершенно обыденным тоном поинтересовался президент.
Я резко убрала руку из штанов президента.
– Какого черта?! – услышала донельзя возмущенный голос друга. – Что здесь происходит? Изабелла, почему на полу лежит связанный Эдвард? Вы с ума сошли! Здесь не место для ролевых игр!
Я мысленно простонала при очередном крахе плана по изнасилованию президента.
– Нет, Эммет, никто никого не насиловал. – Я встала с Эдварда и помогла ему развязать веревки на груди. – Я всего лишь попросила показать мне, как можно избавиться от веревок. Ведь меня так же связали, а я не знала, как освободиться от веревок.
– А-а, понятно. – Эммет налил себе стакан воды. – Я тоже могу показать парочку трюков с верёвками.
– Отлично, Эммет! Буду набираться ваших знаний, – похлопала я его по плечу.
– Когда разберемся с ребрами Изабеллы, тогда изучайте что хотите. – Эдвард глянул на часы. – Бессмысленно ложиться спать, остается час до пробуждения.
– Тогда я закажу завтрак, – согласился Эммет, набирая номер ресепшна.
– Мне нужно сделать укол тебе, Изабелла. Пошла третья стадия.
– Хорошо. – Уже с неким счастьем я протянула ему руку, желая почувствовать руки Эдварда на себе.
Мне стоило огромных усилий разбудить детей в такую рань и еще более огромных трудов собрать их в очередную дорогу. Сам завтрак проходил в полной тишине: президент со своим заместителем дружно уткнулись в ноутбуки, непрерывно печатая и вовсе забыв о еде, а сыновья старались попросту не заснуть над круассанами и соком. Глядя на их сонные лица, я сама чуть не заснула, пока тишину не нарушил Эммет:
– Решила, где будешь проводить отпуск, Иззи?
– У меня есть выбор? – От неожиданного вопроса во мне проснулся голод, и я потянулась за тостами.
– Конечно, Изабелла, – не отрываясь от экрана, удостоил своим ответом Эдвард. – Но я рекомендую тебе остров Эммета. Частная территория все-таки и полная тишина.
– Ты читаешь мои мысли, Эдвард, – сказал Эммет. – Только хотел сам сказать, он мне достался в наследство от родителей.
– Как интересно. Вы приедете на него? – поинтересовалась я.
– К сожалению, нет, Иззи. Скоро Новый год, – разочаровал меня Эммет. – Такая у нас традиция: отмечать его в кругу своей семьи, но никак не друзей. К тому же есть кое-какие планы. Но ты не волнуйся, – поспешил он меня утешить, – я приеду обязательно. Не сразу, но, может быть, недели через две.
– Хм, – мне хватило подумать от силы минуту, – твое предложение заманчиво. Никаких тебе туристов, тишина, частная территория, твой остров – отличное место для проведения в порядок мыслей.
– Порядок мыслей говоришь? – впервые за завтраком посмотрел на меня Эдвард, но посмотрел с прищуром, явно о чем-то думая.
– Да, а что? – Не дождавшись ответа, я обратилась к Эммету: – Где находится остров?
– Остров называется Мисул Эко Резорт. Он расположен в отдаленной южной части района Раджа Ампат, рядом с западным Папуа.
– Эммет, назови мне страну, пожалуйста, я не знаю, о чем ты говоришь, – засмеялась я.
– Индонезия, Иззи. Этот частный остров находится в глубине архипелага необитаемых островов, в самом эпицентре морского биоразнообразия, ближайшая деревня находится в двадцати километрах на лодке. Остров довольно прост, но очень красивый.
– И когда мне нужно выезжать? – Меня действительно заинтересовала возможность побыть на частном острове, а не среди туристических толп.
– Можешь вылетать завтра, или когда тебе будет угодно.
– Еще я бы порекомендовал тебе заняться йогой. – Странным взглядом посмотрел на меня Эдвард. Неужели и он желает наведаться на частную территорию? – На остров можно пригласить отличного мастера. Только разберемся для начала с твоими ребрами, – предостерег Эдвард. – Если все-таки будет перелом, то ни о каких развлечениях и упражнениях в течение двух месяцев и речи быть не может. Если трещина, то нужно посмотреть ее степень. Тогда недели через две ты можешь выполнять легкую гимнастику. Хотя йога больше нацелена на внутренний мир, как ты и планируешь.
– Да все с ними в порядке, – кашлянула я, на самом же деле чувствуя сильную боль.
– Ты кашляешь. Это один из признаков, что с твоими ребрами не все в порядке.
– Недавно заняться йогой мне предложила Первая леди, теперь Президент. Определённо стоит прислушаться к совету, – съязвила я. – Такие предложения слышишь не каждый день.
На мои слова Эммет засмеялся, Эдвард, закатив глаза, вернулся к своему любимому ноутбуку, а сыновья захлопали в ладоши, радуясь новому путешествию, очередной поездке в Белый дом и встрече с дочками президента и сыном Эммета.
Возвращение в Белый дом особого удовольствия мне не доставило, но, идя по коридорам вместе с президентом и его заместителем, я чувствовала странное спокойствие. То ли успокоительные уколы Эдварда до сих пор делали свое дело, то ли за последние дни я растратила весь свой адреналин, страх, панику и прочие неприятные ощущения.
Я поразилась, как быстро пролетело время с момента моего первого появления здесь.
Кажется, совсем недавно я точно так же шла по коридорам вместе с Эдвардом и Эмметом в первый день приезда в Белый дом.
Следуя указаниям Каллена, через полчаса я оказалась в больничном крыле, где меня поджидал Эдвард. Он дал указания Мирьям обследовать меня и оказать всю необходимую помощь без лишней шумихи, без констатирования всех фактов в протоколе. Та моментально поняла, в чем дело, и принялась за мое лечение. Медсестра показала мне на количество капельниц, которые она собиралась мне сделать и с великим удовольствием сообщила, что я сегодня проведу с ней почти весь день. Она завела меня в индивидуальную палату, вручила сменную сорочку и при мне позвонила повару, сообщив ему об отличительном для меня меню.
Снимки показали незначительные трещины в двух ребрах. Они хоть и были небольшие, но рекомендации и план лечения придется выполнять как минимум в течение двух недель. Мирьям еще раз обработала мою рассечённую бровь и намазала кремом отек тканей на глазу.
В перерыве на обед я включила телевизор, где началась прямая трансляция из Белого дома, где, конечно же, находились сам президент и его заместитель.
С корабля на бал.
И часто они так делают: убивают людей, а потом как ни в чем ни бывало дают интервью и проводят прямые совещания?

Soundtrack: Enrique Iglesias - I Will Survive

В конце рабочего дня я собиралась забрать детей и отправиться домой, но никак не ожидала появления самого президента в больничном крыле. Тот с интересом разглядывал мои снимки и сообщил об окончании интенсивного реабилитационного курса восстановления после наркотиков, оставалось ввести необходимые препараты и далее поддерживать специальную терапию.
– Я не понимаю! – кричала я на всю палату. – Зачем их столько нужно? Для чего? Мой мочевой пузырь скоро лопнет от такого количества жидкости!
Послышался щелчок закрывающегося замка.
– Где Мирьям? – Меня накрыла легкая паника от осознания, что мы с Эдвардом остались наедине, да еще и с закрытой дверью.
– У Мирьям закончился рабочий день, так что последние препараты введу я.
– Что? – оцепенела я от сразу возникшего напряжения.
С невозмутимым выражением лица он надел халат и перчатки и подошел ко мне с подносом лекарств. Поставив их на прикроватную тумбу, он пододвинул стул к кушетке и сел рядом со мной.
– Изабелла, – начал Каллен своим назидательным тоном в очередной раз мне что-то объяснять, – антитела, которые появились в твоей крови, направлены на защиту нервной системы. Свою задачу они выполнили – твой организм не поддался воздействию наркотика. Но, поскольку тебе все-таки ввели наркотик, он оказывает губительное действие на остальные органы, особенно на печень и сердце. Но это поправимо. Нужен нейтрализатор. Но и здесь будут свои минусы. Это лекарство убивает в крови практически все полезные витамины. Такой эффект схож с антибиотиками, когда они вместе с вредными бактериями уничтожают и полезную микрофлору. Но в твоем случае всё гораздо серьезнее. Если в первые сорок восемь часов после введения нейтрализатора в организме не восстановить баланс витаминов и полезных веществ, ты впадешь в кому, а далее остановится сердце.
– Что?! – кажется, мой крик услышал весь корпус.
– И вновь передо мной возмущенная Изабелла, – саркастично усмехнулся президент. – Переворачивайся на живот.
– Зачем? – в панике задергалась я, отодвигаясь от сумасшедшего президента-врача с большим шприцом в руке.
– Мне нужно ввести последние витамины для нервной системы, а лучше всего они усваиваются через мягкое место.
– Нет, Каллен! – взревела я. – Я не собираюсь показывать тебе свою задницу! Ни за что на свете! Не дождешься!
– Конечно-конечно, – как само собой разумеющееся произнес президент, продолжая ждать, когда я соизволю перевернуться на живот. – Кома, Изабелла, помнишь? – Эдвард нарисовал пальцами в воздухе круг, подталкивая занять нужное положение, словно переворачивая дрессированную кошку.
– Ах, какое унижение! – Со стоном я перевернулась на живот, оголяя свою филейную часть.
– Унижение? Серьезно? Я что, не видел твою прелестную попку?
– Заткнись, Эдвард, ничего не хочу слышать!
– Просто получай удовольствие, – смеялся он в голос.
– Черт бы тебя побрал! – стонала я в подушку, с наслаждением ощущая и пальцы президента на своем теле, и легкую боль от иглы, и возбуждение, и злость в придачу. – Ненавижу!
– Да-да.
– Кто это придумал? Какой идиот придумал этот нейтрализатор?
– Я разработал эту инъекцию на пару с моим отцом, работая в институте, для специального отдела ЦРУ.
– Ох… прости. – Я застонала еще сильнее, понимая, какой человек сейчас делает мне укол.
Эдвард, наконец, убрал руки, и я скорее поспешила закрыть пятую точку.
– Теперь снимай сорочку. Сделаю в последний раз новокаиновую блокаду перед твоим отпуском, и будешь чувствовать себя как огурчик.
Я застонала сильнее, понимая, к чему все идет.
– У меня нет нижнего белья под сорочкой.
– И что? Хочешь сказать, что я никогда не видел твою прелестную грудь?
Хвала небесным силам, что наш диалог никто не слышал.
– Может, мне остаться перед тобой полностью голой, – съязвила я, – чтобы уж наверняка ты завершил все свои манипуляции.
– Нет, Изабелла, тебе точно не нужно оставаться голой. Я не гинеколог.
– Конечно, не гинеколог, иначе врачи этой специальности на всем земном шаре лишились бы своей работы, так как женщины со всего мира выстроились бы к вам в очередь на прием.
– Это почему же? – Эдвард достал четыре специальные иглы.
– Ох, только не нужно притворяться, будто вы не знаете, какой эффект производите на женщин.
– Что насчет тебя? – Эдвард набрал жидкость в четыре укола, положил на поднос ампулы, вату, лейкопластырь и что-то еще.
– Что насчет меня?
– Какое впечатление я произвожу на тебя, Изабелла? – задал мне президент обескураживающий вопрос.
– Вы меня бесите! – соврала я, не желая раскрывать перед ним свои истинные чувства.
– Ты уверена? – заиграл он бровями, смотря на меня эротичным взглядом, и мне понадобилась вся моя выдержка, чтобы его вновь не изнасиловать.
– Ох, вашу мать! – вновь застонала я, закрывая глаза рукой. – Делайте мне уже эти долбанные уколы! – с поражением закричала я, поднимая сорочку.
Я честно пыталась унять возбуждение вместе с дрожью в теле, когда мой личный врач легко коснулся груди, вводя первый укол и обрабатывая его место. Второй укол не заставил себя долго ждать, и я шумно выдохнула. На третьем уколе я призналась самой себе, что окончательно бессильна перед его руками. Они были моим самым сильным искушением. Помня, что могут делать эти руки с моим телом, как могут доставлять удовольствие, я не могла устоять перед ним, просто не могла, никто не сможет... В попытке себя сдержать пришлось до боли закусить кулак. После четвертого укола я решила все забыть и послать куда подальше все терзавшие мысли и почти набросилась на президента, когда его следующие слова меня остановили:
– Я бы все равно снял с тебя бюстгальтер, если бы он, конечно, был на тебе.
– В каком смысле? – поспешила я одернуть сорочку.
– У тебя трещина, важные органы не задеты, но все же мне нужно наложить тугую повязку.
– Для чего? – Понимая, каковы будут дальнейшие действия Каллена, я, наверное, закричала, потом зашипела, потом опомнилась, а потом вновь застонала.
Хотя складывалось впечатление, что стонать я не переставала с момента входа Каллена в палату.
– Тугая повязка нужна для уменьшения амплитуды движений грудной клетки во время дыхания, поэтому своей йогой ты займешься как минимум недели через две. Можешь, конечно, практиковать спокойные позы без растяжек и дыхания.
– Ка-а-але-е-н! Что б тебя! – кричала я, полностью снимая сорочку и садясь перед Эдвардом с обнаженной грудью. – Почему именно ты врач! Почему нельзя быть просто политиком!
– Если тебе станет легче, то закрой глаза, – издевался он надо мной, прекрасно зная, каким будет эффект от его действий.
– Замолчи, Каллен! Замолчи сейчас же!
– Я такого стеснительного пациента еще не видел, – хохотал он вовсю, – но это определенно весело.
Эдвард взял большой рулон повязки и с абсолютно невозмутимым выражением лица стал завязывать мне грудь. Президент обматывал повязку крест-накрест через плечи, под грудями, обводя повязкой по всей поверхности груди. Мои соски предательски встали по стойке смирно, я просто боялась поднять взгляд на Каллена, когда он, что называется, обнимал меня, выворачивая бинт через шею, под грудь.
Но потом я стала откровенно любоваться его скулами, красивыми губами, наслаждалась заботливыми руками, действовавшими на меня лучше всяких лекарств и мазей. Но видя работу Эдварда и его сосредоточенное лицо, я вновь приказала себе сдержаться.
Давай, Белла, держись, держись, пожалуйста, не набрасывайся на него! Тебе нужно пережить только руки Каллена, это нужно пережить!
Сладкая пытка длилась минут пять, пока Каллен не попросил надеть сорочку.
Я могла поклясться, что, когда он повернулся ко мне спиной, услышала его шумный выдох.
Сердце предательски затрепетало.
Он тоже возбудился, он тоже хотел меня, ему нравилось прикасаться ко мне, он получал удовольствие, наблюдая за мной, но его врачебная этика брала вверх. Даже не знаю, расстраиваться по этому поводу или остаться удовлетворенной. Можно только позавидовать такой выдержке.
Пока я переодевалась, Эдвард заполнял какой-то журнал.
Я не знала, что сказать ему перед своим отпуском, ведь я уезжала на целый месяц. Целый месяц я не увижу его.
Я подошла к нему вплотную, он развернулся на стуле и посмотрел на меня:
– Хорошего отдыха, Изабелла.
– Благодарю вас, мистер президент, – прошептала я, на несколько секунд задержав взгляд на его очаровательных глазах.
Я хотела развернуться и направиться к выходу, как почувствовала, что просто так я не могу уйти. Раз он не позволяет себе касаться меня, то за него это сделаю я. Мне же не запрещено. К тому же он снял халат, он не в галстуке, сейчас он обычный человек.
Наклонившись, я приблизила свое лицо к нему и осторожно коснулась губами его щеки, оставляя легкий поцелуй. Как я могла попрощаться с его вкусом? Как могла оставить все это и забыть? А затем я обняла его так сильно, как если бы действительно прощалась с ним. Руки Эдварда опустились на мои ягодицы, я хотела большего, но остановила себя.
– Не болит? – помассировал он место уколов.
– Нет, – улыбнулась я ему в шею. – Спасибо. – Мне до жути было необходимо что-то сказать ему приятное, я очень в этом нуждалась. – Спасибо за помощь и… за понимание моей ситуации.
Что там делали со мной его витамины, но в моем мозгу все утряслось настолько хорошо, насколько я не помню такого. Полностью отдавая себе отчет в том, что творю, я взяла и поцеловала его руку. Просто поцеловала. Я не могла просто так их выпустить.
– Я рад оказать тебе помощь, Изабелла. – Взгляд Каллена выражал полное удовлетворение и действительно понимание моей ситуации. – Но нам пора домой.
– Да. – Я с сожалением отпустила его руку.
– Спасибо, что не дал совершить мне ошибку. Счастливо, Эдвард. – Я отстранилась от него.
– Счастливо, Изабелла.
Я развернулась и побежала на выход, понимая, что поступила правильно, не идя на поводу своих желаний.
Личный водитель отвез меня и сыновей домой, пожелав счастливого Нового года и отличного отпуска. Откуда он знал о нем, осталось загадкой, возможно, о нем уже знали все.
– Ура-а, мы дома! – закричали сыновья, радостно влетев в квартиру, а я на пару секунд остановилась в коридоре как вкопанная.
Так странно было вернуться в свое прежнее жилище, необычные ощущения одолевали меня, я никак не могла понять свой внутренний голос: то ли он пропал, то ли хотел что-то сказать, но не получалось.
«Ох, Свон, только не начинай. Нужно выкинуть всю пропавшую еду».
Разобравшись со старой едой, я заказала пиццу и суши. Мои малыши думали, что наша поездка была очередным приключением, но я понимала, как эта поездка и все события отразились на мне, во мне что-то словно поменялось. Но только вот что?
Лекарства Эдварда определенно действуют: я не ощущала привычного безумного вороха мыслей, вместо этого сознание упорно сосредоточилось на паре моментов.
У меня просто не получалось принять факт убийства президентом и его заместителем людей. Каждый раз вспоминая эту картину, я вздрагивала, совсем не желая верить во все случившееся. Но, как сказал Эдвард, мне придется принять этот факт, иначе я так и буду пребывать в полном оцепенении.
«Неужели ты бы не выстрелила? Неужели не воспользовалась бы возможностью защитить свою семью? Всё имеет причины», – раз за разом я прокручивала слова президента.
Причины, всё имеет причины. Интересно, и какие такие причины заставили Эдварда произнести такие слова?
Не меньше меня одолевали и другие слова президента о беременности Первой леди.
Неужели это правда? Неужели у Первой леди есть любовник, и они делают всего лишь видимость примерной семьи? И чтобы совсем не было скучно самому президенту, он нашел развлечение в виде меня? А что – если это и вовсе не развлечение?
От последнего вопроса мне стало чуточку теплее.
Я улыбнулась потолку, ставшему невольным слушателем моих размышлений.
Но перед сном все-таки прилетел новый вопрос: почему же я сегодня остановилась и не изнасиловала президента?
«Да потому что настоящая любовь дает свободу человеку, она не пользуется им для удовлетворения своих эгоистичных целей. Любовь тихо пребывает в стороне».
То есть, мне нужно пребывать в стороне и молча любить Эдварда? Что за бред?
«Это и есть произошедшая в тебе перемена, Изабелла. Ты учишься любить не только себя».
Поразмыслив еще несколько часов, я поняла одно: это не перемена. Это точно не перемена. Я просто не могу поменяться внутренне. Мою натуру не изменить. Но во мне будто что-то открылись новые чувства, совсем неизведанные, словно до этого момента они спали глубоко-глубоко внутри меня.
«Свон, ты – совершенный мастер по внутреннему анализу. Спи уже».
Но сон в очередной раз сбежал.
Зато со мной всю ночь пребывали слова Президента: «Ты вызываешь адреналин, Изабелла. Настоящий экстаз».


Глава получилась несколько промежуточной и, надеюсь, веселой.
Итак, кто заказывал лето? Предлагаю из заснеженного Вашингтона переместиться в райскую теплую красоту индонезийских островов и на две главы отдохнуть от шпионских игр.
Заодно разбушевавшуюся Белку подлечим, приведем в чувства, а затем уже можно на свежую, здоровую голову все ей и рассказывать. Я уже говорила об этом качестве президента: все продумано.

Суперская благодарность нашей красавице Катерине Lega за скорую редакцию.


ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-8214-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: freeiz (19.10.2018) | Автор: freeiz
Просмотров: 2203 | Комментарии: 29


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 29
+2
27 Kate999   (28.10.2018 17:58)
Ох,поскорей бы Эдвард и Белла стало парой. Реальной парой. Без тайных встречаться,без отношений на стороне-далой Первую Леди(знаю,знаю,немного не так выразилась). Но как же я хочу их официального воссоединения.

Держу кулачки; загадываю желание на падающую звезду; пальчики на ногах и руках скрещиваю.

+2
28 freeiz   (28.10.2018 18:15)
Какой у вас позитивный настрой!!! happy

+2
29 Kate999   (29.10.2018 06:24)
Да tongue

+2
26 Helen77   (24.10.2018 11:26)
Спасибо большое за продолжение.

+2
25 викуньля   (23.10.2018 20:11)
Спасибо большое за продолжения

+2
23 ЛИЯ78   (20.10.2018 22:21)
Мм Мм какой врач)))

+2
19 Lepis   (20.10.2018 19:14)
Спасибо

+2
18 правовед   (20.10.2018 18:10)
спасибо большое за интересное продолжение wink

+2
14 робокашка   (20.10.2018 11:04)
какая любовь?! вожделение, невозможность утоления сексуальной жажды, близость желаемого мужчины biggrin может, программа действует?

+1
17 freeiz   (20.10.2018 14:32)
Уже перестает действовать...

+2
20 оля1977   (20.10.2018 19:55)
Так может Эдвард понимает или знает наверняка, что чувства Беллы к нему это всего лишь действие программы, поэтому он и притормаживает ее постоянно и ставит на место, позволяя себе время от времени пользоваться этим действием ради собственного и для ее удовольствия?

+2
21 оля1977   (20.10.2018 19:58)
и если это действие уже заканчивается и она придет в себя и начнет подъискивать себе другого мужчину для тела для души. Понравится ли такое положение дел мистеру президенту? Или ему будет безразлично? Ведь именно она его адреналин, а так уйдет налево и станет адреналинить кого-нибудь другого. tongue

+1
24 freeiz   (20.10.2018 23:26)
Белка сама говорила, что теперь не посмотрит больше ни на одного другого мужчину:) а в нынешних условиях теперь президент всегда будет рядом)

+2
22 оля1977   (20.10.2018 21:40)
Простите за ошибку в тексте cry

+2
13 Черный_кот   (20.10.2018 10:48)
Я все думала - они вот-вот друг на друга накинуться. Ан нет. Сдержались. Да еще Эммета принесло на самом интересном месте. Это было смешно и обломно.

+2
11 кирюша5142   (20.10.2018 00:46)
Спасибо за действительно шедевральную главу!!! Спасибо за редактуру!!!!
Я в глубоком апокалептическом читательском экстазе!!!!! Мозги мои растеклись по клавиатуре, не знаю чем бы собрать? Хочу себе такого доктора и хорошо, что он не гинеколог, а то и я и Белла не дожили бы до окончания осмотра. Риточка, детально завтра (вернее уже сегодня) на форуме все напишу.

+1
12 freeiz   (20.10.2018 08:19)
Мозги мои растеклись по клавиатуре, не знаю чем бы собрать?
Ох... а что ж тогда будет от 30 главы...

+2
9 Katerinka0718   (19.10.2018 23:43)
Думаю, что Эдвард немножко не прав на счёт того, что Белла бежит от проблем, а не решает их. Может он выбрал не те примеры. В последней ситуации Белла не избегает проблемы. Она уезжает, потому что думает, что ей и её сынишкам грозит опасность и побег при этом лучший вариант. Она её так решает. А разговоры нашей парочки мне тоже очень нравятся. Они узнают друг друга, сближаются и они у них весёлые:) спасибо за главу) мы балованые теперь и хотим побыстрее райские главы!)

+1
10 freeiz   (19.10.2018 23:56)
Эдвард немножко не прав на счёт того, что Белла бежит от проблем, а не решает их.
Кто как смотрит) он думал, что она читала договор, а оказалось, что нет
мы балованые теперь и хотим побыстрее райские главы!
О, одна вам точно понравится...

+2
5 Honeymoon   (19.10.2018 22:57)
Ну, более разряженная глава. Вроде меня тут никто не бесит biggrin и у Эдьки настроение поднялось, хохочет и флиртует с Белкой.
Спасибо за проду!

+1
8 freeiz   (19.10.2018 23:19)
Вроде меня тут никто не бесит
Добавлю в копилку)

+3
4 volckonskayayulia   (19.10.2018 22:54)
Такое ощущение, что Белла является для президента этакой сложной, очень эмоциональной, чрезвычайно темпераментной, адренолиновой развлекалочкой. Он ее учит, воспитывает, лечит, заботится, обучает основам мейкапа, иногда с ней спит(куда же без этого), но до конца не воспринимает всерьез. Он конечно крутой, чрезвачайно умный, сексуальный и интересный мужчина. Но он чужой мужчина, а Белле нужно искать своего. Может быть вся ее озабоченность именно из-за этого. Редких встреч с президентом недостаточно. Она молода, красива, темпераментна и одинока. Нужно как-то исправлять это. Нельзя же так сохнуть по чужому мужчине и плевать, какие у него отношения в семье и от кого беременна его жена. Зачем лезть в чужую семью. Спасибо за продолжение.

+2
7 freeiz   (19.10.2018 23:18)
О, вот на эту тему она основательно подумает в следующей главе)

+2
15 Черный_кот   (20.10.2018 11:40)
Но Белла уже признавалась себе, что любит его.

+2
16 freeiz   (20.10.2018 14:30)
Вот и будет думать, как с этим жить и что делать дальше)

+2
3 Кетти   (19.10.2018 22:37)
Спасибо за продолжение)

+2
2 malush   (19.10.2018 22:36)
Мне нравятся их беседы... Вот интересно, если бы Эммет им не помешал, у них зашло бы это так далеко?..
Спасибо за интересное продолжение! wink

+2
6 freeiz   (19.10.2018 23:17)
Не сомневаюсь happy

+2
1 kotenok_miau   (19.10.2018 21:46)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями