Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2668]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [77]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4835]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15214]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14552]
Альтернатива [9059]
СЛЭШ и НЦ [9097]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4406]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 09-10.20

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Осадок пыли
Когда принципы важнее жизни… и это не просто слова, ты начинаешь задыхаться от каждой молекулы воздуха, что попадает в легкие. Ты ставишь точку и понимаешь, что это тот самый финал, продолжения у которого не будет никогда и ни при каких обстоятельствах. Душа в агонии разрывает тело на тысячи осколков изнутри. Но ты… делаешь то, что нужно. Ради него.

КРИСТОФФ
Розали, без преувеличений, лучшая кандидатура эскорт-агентства. А Кристофф Койновски привык брать самое лучшее.

Pink of perfection'
Джейн, Лисбон и команда получают новое дело, расследование которого приведет к неожиданным результатам. Опасность следует по пятам смогут ли они увернутся во время или кто-то пострадает?

Ая
Голова кружилась, комната словно покачивалась. Потому она не торопилась. Задержалась у зеркала, чтобы собрать в хвост длинные светлые волосы. Ая раз за разом прокручивала воспоминания. Усилием воли она заставила себя прекратить. Потому что внезапно показалось, что от многократных попыток картинки, бережно хранившиеся в памяти, словно стёрлись, потускнели…

Пока лежит снег
Белла ведет переписку с таинственным незнакомцем, который постепенно становится важной частью её жизни. Но кто он? Почему решил написать ей? И почему так упорно отказывается от личной встречи? Белла ищет ответы на эти вопросы, даже не подозревая, что они перевернут её мир с ног на голову.

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Perfect Lie
В один прекрасный миг жизнь Беллы Свон меняется. Из бедной, влачившей почти нищенское существование девушки она превращается в одну из богатейших жительниц США. Теперь она популярная писательница, чьи романы экранизируются в Голливуде, а банковская ячейка ломится от хрустящих пачек стодолларовых купюр. Но все может снова измениться. Ведь ее маленький мирок создан благодаря лжи.



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9799
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "ФАНФИКИАДА"



Дорогие друзья!
Представляем вам совершенно новый формат соревнований авторов в мастерстве, стиле и фантазии!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Краски вне линий. Глава 21

2020-11-30
18
0
Глава 21.
Виктория, пожалуйста, позволь мне умереть.


Прим.автора: Внимание! В этой главе будут воспоминания – записи из дневника Эдварда. Все будет очень и очень грубо. Насилие против человека. Это ужасно.

Прим. от меня: это действительно самая тяжелая и самая длинная глава всего фанфика. Слабонервным лучше не читать - и это не пустые слова, подумайте.


EPOV
После дня рождения Беллы Кэти немного оттаяла. Но иногда она бывала грустной, и не хотела ни о чем разговаривать. Она уходила в свою комнату и закрывала дверь. У меня создавалось впечатление, что причиной тому были другие дети из школы. Но она всегда повторяла одно и то же на вопросы о школе: «все хорошо» или «все прекрасно». В начале учебы она не переставала рассказывать о ребятах, уроках, сейчас же, спустя всего несколько недель, она словно находилась в стороне от всего, что там происходит.
Я решил подождать до октября, чтобы поговорить с учительницей, когда она устроит родительское собрание. До этого Кэти сходит на прием к психологу. Мне, как отцу, было очень тяжело оставаться в стороне и ничего не делать, чтобы помочь ей с ее проблемами. Но, как говорит Белла, я не могу всегда все за нее решать. Иногда, как бы это ни было больно, надо стоять и ждать, когда ребенок придет к тебе со слезами, и только тогда вмешаться, взять на себя ответственность. Боль учит многим вещам, она заставляет расти и развиваться. Я знал это из своей жизни. Просто не хотел, чтобы Кэти когда-нибудь чувствовала боль. Когда она родилась, я говорил Тане, как хочется быть уверенным, что ничто не навредит моему маленькому ребенку. Я погорячился тогда.
Через пару недель после дня рождения Беллы мы наконец собрались все вместе. Ну, сначала Кэти и я встретились отдельно и поговорили обо всем, а потом пошли к Белле и радостно сообщили ей, о чем договорились… Что теперь Белла будет спать в моей спальне. Она не могла поверить, что я поговорил об этом с Кэти и объяснил ей все таким образом, чтобы не оскорбить память ее матери. Это был хороший вечер, и Кэти даже помогла перенести вещи Беллы в мою комнату. И мы разрешили ей помочь придумать, куда повесить картины и расставить фигурки.
Потом Кэти легла спать… м-м-м… и, позвольте вам сказать, что та ночь была полной волшебства.
Мы создали пару правил касательно новой комнаты папы и Беллы. Кэти сплела ожерелье с большим розовым блестящим сердцем на нем. Когда оно будет висеть на ручке комнаты, значит, дверь комнаты открывать НЕЛЬЗЯ. Надо ПОСТУЧАТЬСЯ и спросить, если что-то срочное. Это было приемлемо для Кэти. И второе правило: ничего не подслушивать под дверью. Я объяснил Кэти, что позже она будет благодарна за эти правила.
Терапия с доктором Фачинелли проходила очень хорошо как у меня, так и у Беллы. Пока я прочитал вслух не очень много своих записей, так как каждая из них заставляла меня плакать, но Питер был достаточно терпелив… к счастью. Не думаю, что делал большие успехи во всем этом, пока однажды вечером мы не остановились на заправочной станции. Кэти понадобилось посетить уборную, и у них был всего один туалет. Общий для мужчин и для женщин. Мне не понравилась идея, чтобы моя дочь шла туда одна, поэтому я пошел с ней.
Я вошел первым, убеждаясь, что там не нассано на полу, и в туалете нет мужчин. Что путь свободен. Я убедился в чистоте туалета, но вдруг почувствовал, как меня бросает в пот оттого, что я задержался там на секунду дольше. Я не понял почему… Почему мне становится так трудно и тяжело дышать. И тут моя голова заполнилась воспоминаниями. Образы и голоса… запах… все это воскресило мои воспоминания, которые я давно заблокировал. То, что случилось со мной задолго до появления сэра Кевина. Я почувствовал, что на глаза наворачиваются слезы, а Кэти в это время стучалась в дверь, чтобы попасть внутрь. И я чуть не запаниковал.
Я попытался убедить себя, что здесь нет никакой опасности и я могу впустить ее, стоя снаружи, пока она не закончит со своими делами. Я ходил, рассматривал раковины, глядя на себя в зеркало. Но запах этой комнаты заставлял меня дрожать, и я даже запер двери изнутри, чтобы никто не мог войти. Даже самый простой звук защелкивающейся двери сводил меня с ума.
- Папа, ты в порядке? – спросила Кэти, находясь в кабинке, маленький кусочек ее кроссовка выглядывал снизу.
- Я в порядке, - ответил я, стараясь глубоко дышать, как учил меня Питер, - поторопись, пожалуйста. Мне жаль тебя, конечно. Но я не очень хорошо себя чувствую. Мне нужно выйти отсюда.
Она торопилась, мыла руки… И только этого еще мне не хватало… звук дозатора мыла… Я чуть не застонал вслух, но не хотел пугать Кэти.
Как только она закончила, я чуть не схватил ее на руки, чтобы бежать обратно к машине. Белла была совершенно не в курсе, что я сейчас испытал на этой автомобильной парковке, я был так далеко… в той вони… в том прошлом.
По возвращении домой я направился в комнату Бена и Анжелы и запер дверь. Открыл чистую страницу в своем дневнике позора, так я теперь называл свой блокнот. Он обычно был заперт в ящике стола, за которым я писал свои воспоминания. Я не хотел, чтобы Кэти случайно увидела эту тетрадку когда-нибудь. И я писал… и писал… Это было так странно. Месяц или два назад, когда я познакомился с Беллой, я рассказал ей историю о муже одной женщины, который решил отыметь меня сзади, и тогда я твердо сказал Виктории, что никогда не буду иметь отношений с мужчинами. И я думал, что мы все решили и так и будет. Теперь я знаю… Память о той ночи была настолько ужасной, что мой мозг стер все. Но воспоминания вернулись. Теперь я хотел пройти через это еще раз, сделать так, как говорит Питер… описать это.

***


Как-то Виктория взяла меня с собой в бар. Это было вскоре после того, как она начала официально называть меня своим рабом. Сказала, что просто хочет поболтать со мной и расслабиться. Она поцеловала меня и попросила не беспокоиться. Сегодня вечером ничего сексуального не произойдет. Она говорила, что мы проведем время так, словно мы пара. И я ей поверил. Но у нее были другие планы для меня. Я должен был получить большой урок. То, в чем нуждается любой раб – научиться принимать унижения. Это было моим первым свиданием с бесчестьем, но не последним.
Я попивал свой единственный напиток, в то время как она уже выпила четыре. Место было дерьмовым, худшим во всей окрестности. Повсюду шатались дурные компании, а полиция в этот район даже не заглядывала. Виктория знала большинство парней, находившихся в баре. Я думаю, они были знакомы с ее отцом, а кто-то и с ней самой. Все они выглядели так, словно пару минут назад сбежали из тюрьмы. Стараясь держаться в тени, я не поднимал глаз, она сказала, чтобы я так делал.
Мужчины по очереди подходили поприветствовать нас к нашему столу, стоявшему в углу. Я старался не двигаться, но каждый человек, подходивший к нам, толкал меня, задевая, а ее целовал. Она смотрела на них, словно они были старыми друзьями, обнимала… Но по ее поцелуям было очевидно, что они были не просто друзьями. Вы не будете целоваться с языком и лизать другому шею, когда приветствуете его. Я не знал, как себя вести. Ведь все выглядело так, как будто они целуют мою женщину. Поэтому просто сидел, не произнося ни слова.
Она, должно быть, заметила, как я разглядываю ее, потому что строго сказала мне:
- Просто сиди там. Не двигайся, твою мать, и НЕ ПОДГЛЯДЫВАЙ. Глаза вниз.
Я сделал то, что она сказала, хотя мне это и не понравилось. Стал рассматривать лежащие на коленях кулаки под столом.
Спустя несколько минут я слегка осмотрелся. Все болтали, обсуждали давно прошедшие времена. Рядом было десять или одиннадцать огромных парней. Я заметил двух женщин. Должно быть, они были подругами пары этих мужчин.
- Итак, чем ТЫ занималась в последнее время, девочка? – спросил высокий бородатый человек с длинными сальными волосами. Я практически откинулся назад, стараясь держаться в стороне от разговора.
- Я тренирую нового раба, - сказала она прямо, даже не напрягшись. Я вытаращил на нее глаза, а она ухмыльнулась.
- О боже, еще один педик? – рассмеялся мужик. – Как он выглядит?
- Он прямо перед тобой, - она указала на меня. Мужчина выстрелил в меня взглядом, а я сглотнул и выдавил улыбку.
- Привет. Приятно познакомиться.
Мужик и Виктория рассмеялись надо мной, а я, пунцово-красный, снова посмотрел на свои дрожавшие кулаки. Удивительно, почему бы им просто не уничтожить меня.
Парень заорал на весь бар, чтобы все слышали.
- Виктория готовит свежие кадры, нового педика, и он сидит прямо здесь.
Разразился громкий смех, голоса взорвались вокруг меня. Из общего гула я мог разобрать только некоторые слова. Мальчик-киска… Педераст… Это не МАЛЬЧИК, а ДЕВОЧКА! Он накрашен?
- Виктория… - прошептал я, глядя на нее беспомощно. – Мы можем уйти? Я плохо себя чувствую.
- Держи свою ебаную задницу на этом стуле, пизда! – Виктория глумилась надо мной, прикуривая сигарету и стряхивая пепел на мои колени. Ребятам это казалось очень смешным.
- Что с тобой, малыш, у тебя критические дни? – крупный мужчина с сальными волосами обнял меня за шею. Его подмышки так воняли, что мне стало нечем дышать. Он наклонил мою голову ближе к себе, а другой рукой схватил меня за щеки, сдавливая мои губы.
- Ну, дай Бо большой влажный поцелуй! – он силой повернул меня к человеку, сидевшему с его стороны, и подтолкнул мое лицо ко рту того парня. Это вызвало всеобщий смех, а мужчина, которого я «поцеловал», встал и вытер лицо так тщательно, как будто я был просто дерьмом для него.
Я боролся, но это было бесполезно, и смотрел на Викторию. Она смеялась вместе со всеми, даже не предпринимая попытки помочь мне.
- ОТПУСТИ! – выкрикнул я. Виктория выстрелила в меня таким злющим взглядом, какого я еще ни разу не видел. Но это не остановило меня от попыток дергать лицом в надежде, что его отпустят.
- ТЫ БУДЕШЬ ДЕЛАТЬ, ЧТО ТЕБЕ СКАЖУТ! – парень, которого я был вынужден «поцеловать», опрокинул свою бутылку мне на лицо, и я почувствовал жжение алкоголя в глазах и немного в горле, отчего я слегка закашлялся.
Человек, державший меня, был очень сильным, я просто извивался в его объятиях. Уходить, похоже, никто не собирался.
- Он сладкая маленькая девочка, - мужчина держал меня, разглядывая лицо, - очень милая. Ты позволишь мне немного с ней поиграть?
- Виктория… - застонал я, чувствуя, что мужчина начал слизывать алкоголь с моей щеки. Я пытался пальцами оторвать от себя его руку, но он даже не чувствовал этого.
- Конечно, давай действуй, - пожала она плечами. – Разве меня это ебет?
- Нет… - запротестовал я, но толпа парней так загалдела, что я даже не слышал себя. – Виктория!
- Спасибо, Вик, - рассмеялся он, наливая напиток свободной рукой, пока я пытался атаковать его.
- Вот, девочка, - он поднес рюмку к моим губам, - выпей немного с папочкой.
Виктория посмотрела на меня, предупредив, что мне лучше слушаться. Так что я пропустил жидкость через свои губы, и огонь ОПАЛИЛ мои кишки. Это было СИЛЬНО! Я никогда не пил этого прежде, поэтому задохнулся и закашлялся, а они смеялись надо мной.
- Хорошо, да? – спросил он, моя голова лежала на его груди, а тело наполовину склонилось над его чертовыми коленями, пока он наливал следующую порцию. Парень был потным и мокрым, его запах убивал меня! Но я знал, что это только начало.
Я слабо покачал головой, жалея, что не ходил в спортзал чаще, а он в это время снова поднес стакан к моим губам.
- Нет, не надо больше! – я тяжело боролся. – Я не хочу… ВИКТОРИЯ!
Но ее имя забулькало в моем горле, когда вторая стопка влилась мне в рот.
Я тяжело кашлял и слышал, как они все веселились. Для них это была всего лишь вечеринка, ничего ужасного не происходило.
- Он может еще немного выпить, - сказала Виктория мужчине, державшему меня. – Он еще маленький мальчик и мог бы извлечь кое-какие уроки из этого.
- Кто твоя новая сучка, Джесс? – спросил голос в нескольких шагах от нас, а мой мучитель налил третью стопку. Я обрадовался, когда он выпил ее сам. Пока он отвлекся на минуту, я попытался поймать взгляд Виктории.
- Виктория… - я хотел, чтобы она взглянула на меня и поняла, что я не получаю от этого никакого удовольствия. Но ей было все равно. Ей казалось это забавным. - Пожалуйста…
- Это моя новая малышка, - Джесс дернул руку к себе, дыхание у меня на секунду сорвалось, когда он силой притянул мою щеку к своей жесткой бороде. – Разве он не сладкий? Я учил его пить.
Снова смех… со всех концов… Было так темно, что я ничего вокруг не видел, кроме своей Госпожи. Я заметил, как она наклонилась и взяла бумажку, свернутую трубочкой. Она нюхала кокаин! Я и не знал, что Виктория делает это! Она разделила его на две тонкие линии и улыбнулась, зажала одну из ноздрей и посмотрела на меня.
Я знаю, что смотрел на нее так, словно она сошла с ума. Но прежде чем я смог исправить это, в мой рот влилась очередная порция спиртного.
- Аааххх… - все, что я мог сказать, когда обжигающая жидкость очутилась во мне. В этот раз мое тело передернуло, и я молча сглотнул, ненавидя отвратительное послевкусие.
- Это поможет тебе, девочка, - сказал мне мужик, - и заставит шевелиться волосы на твоей груди. Кстати, покажи свои сиськи.
- Что?
Он поставил бутылку на стол и грубо запустил свою руку под мою шелковую рубашку. Я услышал тихий звук рвущейся ткани, когда он начал рыться там, и почувствовал, как пальцы схватили мой сосок.
Я ахнул и закричал, с новой силой предпринимая попытку вырваться. Но все было бесполезно.
Виктория хихикала, скорее всего, находясь под кайфом, а мужик проурчал от удовлетворения:
- Да-а, маленькие сиськи… такие мягкие…
- УБЕРИ свои ГРЕБАНЫЕ руки ОТ МЕНЯ! – прокричал я, из моего горла вырывался рык, когда я попытался встать, но он быстро дернул меня обратно, прямо на свои колени.
- О-о-о… ну давай, давай же… - казалось, что Джесса совсем не беспокоит моя публичная истерика, - будь хорошей девочкой, не заставляй папочку шлепать тебя.
- Виктория, пожалуйста, помоги мне! – умолял я, но нахмурился, когда она взяла бокал и завела разговор с сидевшими рядом парнями. Думаю, она даже не расслышала меня.
Я закрыл глаза, ненавидя каждую секунду. Казалось, сейчас я был развлечением для всего бара. И только один человек мог защитить меня сейчас, но она, по всей видимости, совсем не собиралась этого делать.
Стало еще хуже, когда рука, лежавшая на моей шее, переползла на грудь, словно она действительно там была. Он сжимал мою плоть и мышцы, другая его рука потянулась за выпивкой.
- Нее… - я старался дать понять парню, что не такой, но он игнорировал меня.
- Открывай, красавчик, - он поднял стакан и опрокинул его ко мне в рот, даже не убедившись, открыт ли он.
- Как его зовут? – спросил Джесс у Виктории, подтолкнув ее, привлекая внимание.
- Я называю его ПИЗДОЙ, - захохотала она, мне захотелось ударить ее по лицу.
- О, пизда, какое замечательное имя, - Джесс грубее помял мою грудь, потягивая алкоголь из бутылки.
Я пытался думать, что сказать, чтобы уйти отсюда. Получись у меня просто встать на секунду, я смог бы уйти. Все равно все они выглядели чересчур пьяными. Может быть, это будет не слишком сложно.
Вдруг я почувствовал, как кто-то еще прикоснулся к моей рубашке. Я скосил влево глаза, так как моя голова была зажата в руках мужлана, и я не мог даже чуть-чуть ПОВЕРНУТЬ ее. Теперь сбоку от меня сидел еще один человек с татуировкой слезы под глазом, длинными черными волосами, собранными в хвостик, и козлиной бородкой. Он выглядел лет на пятьдесят, и был не таким большим, как Джесс, но все-таки гораздо крупнее меня. И он медленно расстегивал мою рубашку.
- ЭЙ! – крикнул я, морщась и пытаясь оттолкнуть от себя его руки. – ОТВАЛИ!
- Перестань строить из себя маленькую суку! – мексиканский акцент был таким сильным, что я едва мог разобрать, о чем он говорил, в то время как все рассмеялись, оторвавшись от своих разговоров за столом.
Его это не остановило, а пока я пытался отогнать его, Джесс дернул мою голову обратно к своей груди так, что она запрокинулась, и влил еще порцию в мой рот.
Я не видел Виктории, вокруг меня были одни мужские лица, все уродливые… и все сосредоточенные на мне.
- ВИКТОРИЯ! – я продолжал звать ее, искать… - ВИКТОРИЯ!
- НЕТ! – крикнул я Джессу, когда он схватил меня пальцами за волосы и дернул мою голову назад. Я смотрел на черный потолок, в который уходил дым сигарет.
- ОТПУСТИТЕ МЕНЯ, вы, ЗАДНИЦЫ! – орал я, пытаясь освободиться, и почувствовал, что моя рубашка распахнулась. Из-за своей обнаженной груди я вдруг почувствовал себя таким беспомощным, ощутил, как с моих плеч начали спускать рукава, словно они пытались полностью раздеть меня.
- Что ты говоришь, малыш? – Джесс склонился надо мной. Я почувствовал сильный жар, исходивший от него, это была его сигарета. Без слов, одним лишь взглядом он посоветовал мне не двигаться, иначе он прижжет меня. Это было предупреждение оставаться спокойным, прекратить бороться с ними.
- Ничего, - я отрицательно покачал головой, почувствовав, что в уголках глаз зарождаются слезы.
- Хорошая девочка, - усмехнулся Джесс, в его рту не было и половины зубов. Он исчез из поля моего зрения. Я задыхался, мне было интересно, что они делали. В данный момент я никого не чувствовал.
Я услышал, как женский голос, может, это была официантка, спросил:
- Что вы делаете с этим парнем?
Ответили одновременно несколько человек, но я смог разобрать.
- Мы играем с новой игрушкой Виктории…
А другой сказал:
- Отвали, сука! Не твое дело!
Второй раз ее голоса я не услышал. Но даже в тот момент, когда она спрашивала, ее голос не выглядел взволнованным желанием помочь, ее просто разбирало любопытство.
- Пожалуйста… - я поднял руки вверх, пытаясь отодвинуть ими то, что держало меня за волосы. – У меня болит шея! Пожалуйста, отпустите…
Мой голос звучал очень тихо, не громко и не требовательно, как раньше. Но никто не слушал меня.
- Посмотрите на эту довольную пипочку, - прокомментировал человек, который расстегнул мне рубашку. И я почувствовал, как его пальцы начали теребить мой левый сосок. Я низко зарычал, явно показывая, что мне не нравится это.
- Так сладко, - сказал он, и я почувствовал, что он облизывает языком мой сосок, вперед и назад. – М-М-М…
- ВИКТОРИЯ! Виктория! – я пытался выть снова. Меня собираются изнасиловать толпой прямо здесь, а она даже не узнает этого. Где, черт возьми, она ходит?
- Ребенок просит свою мамочку! – засмеялся кто-то, и я почувствовал, как кто-то еще обнял меня за шею и потянул к себе, я упал и очутился на полу.
- Мое! – Джесс плюнул на человека, которой лизал меня слева, и я понял, что все это время сидел у Джесса на коленях, а сейчас он снова схватил меня за волосы и потащил к себе.
- Вик сказала мне, что я могу поиграть с ним, про тебя речи не было! – он усмехнулся, и я почувствовал, как начали дрожать мои руки, упиравшиеся в цветную майку Джесса.
- Я тоже могу поиграть с ним! – утверждал парень. – Вик любит меня больше в любом случае.
- Черт, что? – фыркнул Джесс, кругами поглаживая нижнюю часть моего торса своей мясистой рукой опасно близко к талии. - Спроси ее, так ли это, посмотрим, что она скажет, ублюдок!
- Я спрошу, - парень хлопнул содержимое своего стакана и встал, уходя в полумрак в поисках моей чертовой госпожи!
- Я нравлюсь тебе больше, чем ОН, так ведь, детка? – спросил Джесс низким соблазнительным голосом, его руки потирали меня все ниже.
Я опустил руки к своим бедрам, готовый защищаться, если он достигнет опасного места. Мои глаза были полны слез, я едва мог видеть все это дерьмо и дрожал всем телом. Я знал, что они все равно догонят меня! Я знал это! И Виктория им разрешит!
- ЭТО ТАК, МАЛЫШ? – заорал он, так сильно потянув меня за волосы, что мне показалось, он повредил мне шею.
- ДА! ДА! – закричал я. – ВИКТОРИЯ!
- Теперь помолчи, - Джесс отпустил мои волосы и снова положил руки мне на шею. Сидя у него на коленях, я слышал, как урчит его живот. – Еще выпьем, великолепно.
- Нет, нееееет… - попытался сопротивляться я, когда он налил стакан до краев. Он поднес его к моим губам. На этот раз в его глазах была видна любовь ко мне. Я зажмурился и позволил поить меня, это было лучше, чем сидеть с запрокинутой головой.
- Все правильно, - тренировал он меня, глядя, как мое тело после выпитого снова содрогнулось, а жидкость прогрела мой живот. – Такая хорошая девочка. У тебя такой милый ротик.
Ох-ох.
И прежде чем я понял, что происходит, ртом почувствовал его горячую бороду и слизистый язык… вкус сигарет и этого отвратительного напитка.
Его рука схватила меня за джинсовую промежность, и я громко закричал к нему в рот, молясь Богу, чтобы Виктория сейчас встала и закричала: «С первым апреля!»
Я схватил его за запястье, пытаясь оттащить от себя.
Я слышал, как смеялись вокруг нас люди, они выли, аплодировали этому мудаку и советовали ему двигаться дальше!
- Ебать, такая маленькая упругая задница! – услышал я чей-то возглас.
- О, ему нравится это! – засмеялся другой голос.
- Виктория здесь, ПОДТИРАТЕЛЬ ЗАДНИЦ! – вернулся мексиканский акцент, и я оттолкнул мужика так сильно, как только мог, прервав поцелуй.
Я посмотрел уголком глаза и увидел ее там. Она стояла, уперев руки в бока, улыбаясь нам, словно мы были симпатичными клоунами на выпускном вечере!
- Ты одному мне позволила играть с этим малышом? – спросил Джесс, я тут же перебил его со всей энергией, какая у меня только осталась.
- Виктория, пожалуйста, помоги мне! – я пытался дотянуться до нее рукой, когда она приподняла брови, глядя на меня. – Виктория! Пожалуйста, пойдем домой, пожалуйста!
Но Джесс плюхнул на мой рот и нос свою большую вонючую руку, притянул меня к груди и продолжил:
- Ты сказала, что я могу поиграть с ним!
- Да, говорила, можешь играть, - ответила она, - но есть правила. Он моя собственность, и он еще неопытный ребенок. Он не знает всего этого дерьма.
- РРРРРРР! – я все пытался издать звуки из-под его руки, с трудом дыша, своими руками я пытался отодрать его ладонь от своего лица.
- Никакого траха, - сказала она, и я вздрогнул. – Он в этом плане девственник. Это моя задница.
Она знала, что я не девственник, но думаю, она имела в виду, что никто не имел меня раньше сзади. Я радовался, что есть хотя бы такие правила. Но это не заставило меня чувствовать себя в безопасности, и мой рот все еще будет изнасилован. - «ММММММ!»
- Вы можете шлепать его, если вам нравится это, - она пожала плечами. – У него огромный член. Он вам понравится.
- РРРРРРРРРРРРР! – я морщился изо всех сил. – ННННННН!
- Вы все можете поиграть с ним, - махнула она рукой, а мои глаза распахнулись от шока, как легко она отдала меня. – Только не бейте его по лицу. Я не люблю синяков на милом личике моего раба. Остальное – все что угодно. Не ломайте кости и не наносите другие физические увечья. Не хотелось бы посещать из-за него службы экстренной помощи сегодня ночью.
Около десяти мужчин столпились вокруг нас, и меня чуть не вырвало.
- Берите его в оборот, но играйте по правилам, - сказала Виктория всем им. А потом она взглянула на меня и прикоснулась пальцами к моему лбу. – Удачных уроков тебе по сосанию хуя, можешь кончать так часто, как тебе будет хотеться, сладкий горошек.
- НННННМММММ! – замычал я, со всей силы дергаясь в руках своего похитителя, пытаясь вырваться.
- Позволь ему сказать, Джесс, - Виктория тихо попросила мужика освободить мне рот.
Наконец, рука оторвалась от моего лица и обняла за грудь, крепче прижимая спиной к моему мучителю.
- Виктория! - я задыхался. – Что ты делаешь? Пожалуйста, не надо!
- Я позаботилась о тебе, детка, - она погладила меня по щеке. – Если кто-то трахнет тебя в задницу, ты скажешь мне об этом! Этот тупорылый ублюдок лишится своего члена еще до утра!
Она крикнула это всем парням, и они пялились на нее со страхом. Это был первый раз, когда я увидел ее власть над другими.
- Подожди, Виктория, - я почувствовал, что в глазах собираются слезы. – Я не хочу этого делать! Не заставляй меня делать это!
- Ты должен научиться, детка, - сказала она ласковым голосом. – Это самый лучший способ… с настоящими парнями.
- Но мы же договаривались, никаких мужчин! – я сопротивлялся, когда Джесс снова засунул руку под мою рубашку, лаская меня.
- Ни один мужик не выебет тебя в зад, - заметила она, - но я хочу, чтобы ты научился сосать член. Многие мои клиентки используют фаллоимитатор, они могут пожелать, чтобы ты отсосал его. И я хочу, чтобы ты был готов.
- Но я… - я хотел спросить что-то еще, когда Джесс зажал мой рот и нос ладонью.
- Никто не оттрахает его, - утвердительно сказал Джесс почти у самого моего уха. – Я позабочусь об этом.
- Хороший мальчик, Джесс, - улыбнулась она, глубоко и влажно целуя его, - я знаю, что ты позаботишься о моем малыше.
- Заберите его в уборную, - распорядилась Виктория. – Ему нужен небольшой урок смирения. Он думает, что особенный. Я знаю, вы, ребята, можете сделать это.
- Мне нравится унижение, - прохрипел Джесс и прижался к моей шее, пока я пытался говорить через его растопыренные пальцы.
- Удачи, - Виктория взъерошила мои волосы, - я приду к тебе позже. А сейчас я сама схожу развлекусь. Не буду тебе мешать.
- ННЕЕЕТТТ! – кричал я, мой голос был приглушен ладонью. – НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
Каждый человек, сидевший в баре, слышал мой крик, но наблюдал за происходящим издалека, выглядя при этом шокированным и испуганным. И никто не дернулся, чтобы помочь мне.
Виктория, пританцовывая, скрылась в темноте в сопровождении нескольких мужчин.
Джесс в это время встал и потащил меня вправо от бара. Я видел мужчин, танцующих с ней, гладящих ее… сжимающих ее бедра…
- Сортир, - объяснял Джесс другим мужикам вокруг нас. Он поднял меня на ноги, словно я весил всего несколько килограммов, и, схватив за руку, закинул ее себе на плечо так резко и неаккуратно, что она чуть не сломалась.
Я кричал весь путь до туалета, мой голос звучал глухо и слабо из-за орущей музыки. Казалось, что чем больше мы приближались к уборной, тем громче она становилась. Никто не слышал меня. Все те мужчины, что окружали меня и Джесса, шли за нами, не желая пропустить шоу. Пара из них тащила несколько бутылок виски и ликера.
Я упирался ногами, все еще пытаясь вырваться и убежать от них. Джесс на это крепче перехватил мою руку, не отпуская второй с моего лица, по-прежнему зажимая нос и рот.
Я слышал свои приглушенные вопли:
- ПОЖАЛУУУУЙСТА, НЕЕЕЕТ! НЕЕЕЕТ!
- Это должно быть интересно! – услышал я мужской смех позади.
- Я знаю, мне нравится, когда Виктория приводит нам своих новых рабов! – ответил другой. – Она ТАК кайфово ОПУСКАЕТ ИХ!
Наконец мы добрались до черной двери, на которой висела табличка «МУЖСКОЙ». Я почувствовал, как мою грудь свело так сильно, что сбилось дыхание.
Джесс толкнул дверь, заволок меня внутрь и придержал дверь, пока все мужчины, идущие за нами, не вошли. Я продолжал пытаться кричать так сильно, как только мог, прежде чем дверь закроется навсегда, молился, что, может, еще кто-то услышит мои вопли и поспешит на помощь.
- Быстрее! – отчаянно выдохнул Джесс и, дождавшись, пока последний человек окажется в туалете, крикнул: – Заприте ее. Мы же не хотим, чтобы наш малыш сбежал от нас, так ведь?
Он снова схватил меня за лицо, и звук запирающейся двери грохотом отозвался в моих ушах.
Мужики радовались в предвкушении, улыбались нам, я же в это время пытался ногой пнуть Джесса по голени. Но он, кажется, даже не чувствовал этого.
- Виктория назначила ответственным меня, - Джесс пробежался взглядом по всем, пока я продолжал мычать и рычать, заглушаемый его рукой. – На случай, если кто-то не расслышал, я повторю. Никакого трахания с ним. Он ребенок-раб, еще необученный, никакого грубого дерьма. Виктория не хочет, чтобы ему было больно. Таковы правила. Если кто-то нарушит их, то будет иметь дело со мной… и с НЕЙ.
Я задыхался, пытаясь втянуть воздух, мои крики эхом разносились по комнате, но не выходили за дверь.
- Марк, у тебя есть скотч? – кивнул Джесс в сторону высокого мужчины с неровно подстриженными длинными светлыми волосами, чье тело выглядело очень тяжелым из-за избыточного веса.
- Да, - он поднял рулон серебристого скотча и шагнул вперед. Я боролся изо всех сил, моя голова вертелась довольно сильно, хотя Джесс продолжал держать ее.
- Он боится, - объяснил Джесс человеку со скотчем. – Не пугай его. Он такой милый, правда?
- Да, он очень красивый, - ответил Марк, и я услышал звук отрывающегося скотча.
- Дайте мне бумажных полотенец, - повернувшись, попросил у кого-то Марк, и Джесс посмотрел туда же. – Через минуту он будет готов, - добавил Марк, радуя других ожидающих мужиков. Они разговаривали между собой, но я был настолько переполнен страхом, что не мог разобрать их слов. Я очень громко кричал.
- Освободи его рот, - попросил Марк Джесса, и я почувствовал, как рука убралась с моего лица.
- НЕТ! – сразу заорал я. – НЕТ! ОТПУСТИТЕ МЕНЯ! ВИКТОРИЯ! ВИКТОРИЯ!
- Открой рот, девочка… Ну… не так, - Джесс сунул свои толстые пальцы в мой рот, раскрывая его, мои слова при этом стали искаженными.
- Хорошо, хорошо, - кивнул Марк, улыбаясь и запихивая полотенца глубоко в рот, заталкивая их еще и еще. Я почти задыхался. Джесс схватил меня за волосы и наклонил мою голову назад, заставляя смотреть прямо и вверх – на большие коричневые пятна, следы просачивающейся воды на потолке…
Когда я едва мог мычать через всю эту бумагу в своем горле, они решили, что полотенец достаточно.
Я все еще боролся, хотя Джесс держал меня за шею.
- Скотч, пожалуйста, - Джесс улыбнулся мне, и я услышал эту улыбку в звуке его чертового голоса.
- Да, - Марк оторвал длинный кусок и приклеил его на мои губы. Второй кусок скотча лег поверх первого… и еще один длинный кусок.
- Расслабься… расслабься… - Марк пытался успокоить меня, пока заклеивал рот. Приклеив примерно пять слоев, он успокоился, поглаживая скотч на моем лице, проверяя свою работу.
- Так нормально, мне кажется, - отчитался Марк Джессу, разглядывая мое лицо, пока я мычал «м-м-м».
- Я еле слышу его вопли, так что, думаю, все нормально, - согласился Джесс. - Не так ли, лапочка? С нами все в порядке?
Он разговаривал со мной, схватив руки и скручивая их за спиной.
Я отрицательно завертел головой, очень резко, пытаясь вырваться, мои руки убивали меня.
- Давайте, ребята, помогите снять с него одежду, - сказал Джесс нескольким парням, стоявшим справа от нас.
Я продолжал бороться из последних сил, меня хватило на пару минут. Джесс держал меня за голову, другой парень за руки, еще кто-то дергал рубашку, пытаясь стянуть ее с рук.
- ННННННН! – я извивался и ревел, как только мог, а потом услышал звук разрывающейся ткани и почувствовал спиной прохладу сортира. Я чувствовал, как мои грудь и лицо уперлись в ледяную плитку на стене, когда они сорвали с меня рубашку, купленную мне Викторией. Я все еще ощущал на запястьях застегнутые манжеты…
- Этого вполне достаточно, - кто-то произнес вслух.
- Хорошо, - Джесс повернул меня, и голова снова запрокинулась к нему на грудь, его руки плотно прижались под моим подбородком. – Снимайте с него штаны. Я держу его.
Я почувствовал на себе их руки, расстегивающие джинсы, и штаны быстро упали на пол. Я кричал и плакал, брыкая ногами.
- Не тупите, снимите с него обувь сначала! – прокричал чей-то голос сквозь всеобщий смех.
Джесс приподнял меня, мои туфли моментально были отброшены в сторону. Следом полетели носки, кто-то слегка облизал мои пальцы на ноге, три крайних. И я услышал: - ММММ… БОЖЕ!
- РРРРР! – я зарычал, как тигр перед нападением, когда они, наконец, закончили с моими штанами, приподняв меня.
- Отлично, - Джесс прижал меня к себе, как будто это могло утешить меня сейчас, - хорошо, все закончено… все закончено, девочка.
Я жалостливо зарычал и почувствовал голой задницей ключи, висевшие на ремне Джесса.
- Замечательно, нет никакого проклятого белья, - прокомментировал мужской голос.
Вокруг я слышал чертовы аплодисменты и свист, когда они все уставились на мой член.
- Иисус, это настоящий монстр! – сказал кто-то, перекрывая все голоса.
- О, мой Бог, ты прекрасен, малыш, - Джесс осмотрел меня сверху вниз и облизал мне ухо.
- Давай, парень, давай! – вскричал чей-то нетерпеливый голос.
- ННННННН! – не прекращая, протестовал я. – НННННМММММ!
- Подожди, давай его сюда, - Джесс потащил меня к противоположной стене, туда, где располагались три раковины.
- Марк, свяжи ему руки за спиной, - Джесс держал меня в объятиях без особых усилий. Я снова услышал звук рвущегося скотча.
- Да, еще раз закрути вокруг, и еще раз… - советовал Джесс Марку… - еще… чтобы было крепко.
Я чувствовал, как они обернули рулон вокруг моих рук двенадцать или тринадцать раз, пока не решили, что этого достаточно. Оторвали скотч, и руки остались зафиксированными.
- На щиколотках… точно так же… - Джесс продолжал держать мое лицо руками, поглядывая на нескольких мужчин сбоку. – Вы, ребята, держите его ноги вместе, а Марк закрутит скотч.
Два мужика встали на колени и положили руки на мои ноги, зажав их вместе, я вскрикнул и попытался двигаться, но они были чертовски большими и сильными.
Я был связан.
Лента обернулась снова и снова. Казалось, она никогда не кончится. Мои лодыжки почти болели от того, как были связаны. Марк наконец оторвал рулон, разглаживая конец по моей коже.
- Вот… ты по-прежнему красив, - Джесс поцеловал меня в щеку, мое тело продолжало корчиться и извиваться.
- Возьмите его за ноги и положите сюда на раковины, - Джесс кивнул в сторону умывальников. Они положили меня так, что мои связанные руки оказались в пространстве между двух раковин. Ноги лежали на последней, а голова на первой.
- Он совершенен, - сказал Марк улыбаясь.
Джесс улыбнулся мне и заметил:
- Я делал это раньше.
- Посмотри на это, - Джесс взял скотч из рук Марка и, приклеив конец под раковиной, протянул его через мое горло, зафиксировал с другой стороны умывальника. Оторвав его там, разгладил по всей длине, проверив, жестко ли зафиксирована моя шея.
- Еще пару раз, - решил Джесс, и они окрутили мою шею еще три раза, удерживая на месте.
- Теперь за талию, - Джесс положил руки на мои бедра, я кричал, пытаясь двигаться, пока они удерживали меня, как непослушное животное.
- Хорошо, - удовлетворенно произнес Джесс, когда они обматывали меня четвертый раз. Я не мог не только приподнять бедра, но даже двинуть ими, а я пытался!
- И еще на коленях также, - Джесс провел рукой по моим ногам до коленей, а следом Марк очень быстро управился со скотчем.
Когда они закончили, я чувствовал себя завернутым в кокон!
Джесс и Марк рассматривали меня, любуясь своей работой, а я то и дело пытался издавать звуки, сопротивляясь изо всех сил, несмотря на то, что это было совершенно бесполезно.
Джесс взглянул на меня и предложил:
- Хочешь, чтобы мы завязали тебе глаза? Это твой выбор, котик.
Я думаю, что они без проблем прилепили бы скотч мне на глаза. Но эта перспектива ужасно напугала меня. Не видеть, что они делают… и у меня не было никакого опыта с завязанными глазами… Поэтому я отрицательно замотал головой, надеясь, что их действительно интересует мое мнение.
- Ну хорошо, - сказал он, шаря руками по моему телу, рассматривая меня, как кусок мяса. – Ах, он ТАКОЙ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ! Посмотрите на него… ахххх… Я не могу ждать! Такой момент, - Джессу нравилось контролировать меня, пока я пытался вертеть головой в надежде освободиться, мотал руками, брыкал ногами, пытаясь ослабить скотч.
- Ну, Марк, ты первый, - сказал Джесс, стоя рядом с моей головой. – Ты помогал. Начинай.
- Мне не надо повторять еще раз! – он прошел туда, где я не мог его видеть. Джесс встал надо мной, разглядывая, наклонился и слегка оперся руками на грудь.
А потом я почувствовал, как кто-то прикоснулся ко мне там, дроча мой член.
- ММММММММ! – закричал я, пытаясь бороться. Доносились веселые голоса, наслаждающиеся отличным представлением, комментируя насилие надо мной.
- О да, - сказал Марк, стоящий где-то там возле меня, скрытый за телом Джесса. – Давай, будь красивым и твердым для меня, малыш… Вот и все… дааааааа…
Я почувствовал, как язык облизывает мою головку. Из его горла донесся стон, и он взял меня в рот. Я рычал и пытался дергаться снова и снова. Закрыв глаза, я старался не чувствовать прикосновений. Но мой член был гребаной свиньей, казалось, что любая стимуляция могла разбудить его.
НЕТ-НЕТ-НЕТ-НЕТ-НЕТ-НЕТ-НЕТ! Я пытался кричать… Мой член был в полной эрекции, и я чувствовал это. Рот грубо облизывал и сосал меня, он плевал на мой стояк, делая его мокрым и склизким, и тот наполнялся жизнью…
- Иисус, он такой БОЛЬШОЙ, когда стоит, - слышал я чей-то голос.
- Я следующий, я буду за ним, - сказал кто-то.
- Я хочу эту задницу! – добавил еще кто-то.
- Не начинай, Череп! – отрезал Джесс, стоящий надо мной. – Я объяснил вам правила. Сегодня никакой задницы. Если ты не можешь справиться с собой, то уходи.
- Хорошо-хорошо… - вздохнул тот мужик. – Перестань быть такой сукой.
Я начал издавать больше шума, продолжая бороться, но чувствовал, что оргазм приближается, и я ненавидел это! Я не хотел кончать, не желал, чтобы эти уроды думали, будто мне нравится то, что здесь происходит! Но мое тело предало меня. Марк сосал меня с суперскоростью, дергая мой член так, что я не мог устоять! Он все время стонал и стонал, словно он давал мне в рот, и это колебание воздуха в его горле убивало меня, толкало к краю.
- НННННЕЕЕЕЕТТТ! – я приглушенно рыдал… - МММММММ!
А потом мое тело немного выгнулось, пальцы ног свело. Я задыхался и стонал сквозь кляп из бумажных полотенец и чувствовал спазм, член затвердел еще сильнее, и соки брызнули против моей воли! Для них я, скорее всего, выглядел, как связанное тело без головы, они смотрели и смеялись, словно я даже не был настоящим человеком.
- МММММ! – Марк был в восторге, он получил то что хотел за свою тяжелую работу, но не прекратил сосать даже после того, как я кончил! Это была еще бОльшая пытка, и я дергался и кричал…
- Хорошая работа, Марк, - Джесс стукнулся кулаком со своим другом, пока я задыхался, нуждаясь в воздухе, подергивая плечами в попытке ослабить свое ограничение. Я чувствовал, как мои глаза заволокли слезы, и все, что я мог видеть, это руки Джесса, опиравшиеся на мою грудь. Я прятал лицо от остальных.
- О боже, тааакой сладкий… - Марк последний раз облизал мой член и похлопал его, пока он, расслабленный, лежал между ног. – Такую сладенькую сперму ты мне дал попробовать… Спасибо, малыш.
- Как ты, котик? – Джесс привстал и наклонился надо мной, опираясь и разглядывая мое лицо.
- О-о-о, не надо устраивать такой шум из-за этого, - он взял еще одно бумажное полотенце и протер мне глаза. – Ты только что кончил! Я знаю, что ты должен хорошо чувствовать себя после этого.
Через несколько минут перекура Джесс притушил сигарету и начал потирать руками мои соски.
- Вот и все, детка, просто отдохни, не надо бороться с нами, - говорил он, стараясь успокоить меня, но это заставило дрожать и вздрагивать еще сильнее, они же знали, что все здесь происходило против моей воли.
Где эта чертова ВИКТОРИЯ?
Следующий парень побрезговал сосать мой член после первого. И решил помыть его. Он плеснул на меня ледяной водой, я закричал. Потом вода была то холодная, то горячая, он развлекался. Он выдавил из дозатора мыло и стал намыливать им мой член, гладить его вверх и вниз. Пена пузырилась, то надувалась, то лопалась… Мой член ожил, затвердел как скала.
- Ого, я люблю этого парня! – сказал парень, думавший, что придется ждать минут пятнадцать, прежде чем я буду готов и он займется мной.
Каждый из них мыл мой член мылом и водой после предыдущего парня, и он каждый раз поднимался. Я ненавидел свой член. Каждый раз, когда я слышал звук нажимающегося дозатора мыла, я кричал и отбивался, не желая, чтобы все начиналось сначала.
Ночь казалась бесконечной… Один за другим… Джесс всегда стоял передо мной, крутя мои соски, кусая их, опираясь мне на грудь, закрывая мою голову от света, пока они сосали и доводили меня до оргазма. Некоторые двигались медленно, и это занимало вечность. Другие, наоборот, были грубы и быстры, Джесс продолжал напоминать, чтобы ни один из них даже не посматривал на мою задницу. Казалось, что ни один из них не хочет испытать на себе гнев Виктории.
Я не переставал кричать и плакать, проходя через все это, даже тогда, когда мой голос практически пропал. Я не мог позволить себе тихое унижение.
После того как последний из них проглотил меня, мои глаза выглядели настолько ошеломленными, а тело было настолько истощено, что я забыл свое имя. Все, что я знал, это то, как я хотел уйти отсюда… Мне было больно везде… Закончится ли это когда-нибудь?
- Я рад, что он не волосатый, - сказал Джесс, когда подошла его очередь в конце. Марк занял место у моей головы, в то время как Джесс гладил мои яйца, зная к тому времени, что меня возбуждало, а что нет. Он рассматривал их… и изучал.
- Это облегчит нам обдирание скотча, - согласился Марк, облизывая мой левый сосок, а я лежал, выдохшийся, и просто выл себе под нос. В тот момент моя борьба была очень слабой.
- О, детка, у тебя такой большой и толстый член… Дааа… - Джесс говорил со мной, как с ребенком, сильно зажимая меня.
Я кончил снова… и дал Джессу попить того, чего он ждал всю ночь. Он согласился, что моя сперма сладкая, как сахар. Он поинтересовался, как я так делаю, хотя знал, что я не могу ответить ему.
- Хорошо, ребята, помогите мне, - обратился Джесс к остальным, - давайте оторвем его от раковины.
Пять или шесть парней подошли к раковинам и защелкали раскладными ножами, отрезая скотч у самого умывальника, стараясь не задевать мою кожу. Я знал, что это из-за Виктории они были так осторожны.
Как только натяжение скотча ослабло, я попытался вскочить, чтобы унести свою задницу подальше от этих хуев, бежать отсюда и не оглядываться.
Но пока я не мог сделать этого.
Мои лодыжки все еще были связаны, как и руки за спиной. Куски ленты продолжали свисать с моей шеи, талии и коленей. Я бросился на запертую дверь, но стена из ублюдков остановила меня, они улыбались, смеялись надо мной… Что, твою мать, тут смешного?
- Нет, он не ангел, - Джесс снова схватил меня за шею, прижимая к себе, как раньше.
- Еще не все, - сказал он, а я захныкал, - просто для тебя небольшие изменения на сцене…
- МММММ, - я звучал жалко, с меньшей яростью, чем до этого. Я умолял, но тихо, слабо и устало.
- Ш-ш-ш… - он потащил меня за собой, из-за моих связанных лодыжек казалось, что он тащит инвалида. Открыл кабинку и затолкал меня внутрь.
Марк уже был там с его чертовым скотчем. Боже, я ненавижу ТЕБЯ, Марк!
- Не думаю, что нам еще будет нужен скотч. Подожди, дай мне свой ремень, - сказал Джесс Марку.
Они посадили меня голым задом на холодный пол в углу кабинки, моя голова была достаточно высоко, чтобы отклониться назад на перекладину в стороне от стены. Эта ручка нужна была там для того, чтобы человек мог ухватиться за нее, если ему понадобится встать. Сейчас они обмотали ремень вокруг моей шеи и плотно прикрепили его к этой перекладине, чтобы я держал свою голову ровно и на одном месте, направленной вверх.
- Иди, принеси мне влажные бумажные полотенца, - попросил Джесс Марка. Другие голоса были за пределами кабинки, я никого не видел, но знал, что они там в ожидании. Я не был глуп. Я понимал, что меня ждет дальше. Позиция, в которую меня сейчас ставил Джесс, была на уровне его промежности.
Я громко выдохнул, мучительно рыча, мои ноги лежали передо мной.
Как только я об этом подумал, Джесс тут же приказал мне встать на колени. Марк вошел в кабинку с намоченными салфетками.
- Когда скотч влажный, его легче сдирать, - объяснил он, и Марк потянул липкую ленту с моего рта.
Я зажмурил глаза, было больно, казалось, что он отрывается вместе с кожей.
В конце концов, он закончил и начал вытаскивать из моего рта пропитанные слюной полотенца. Он дергал их, приказывая мне выплевывать те, что попали в горло.
Я выплюнул последний клочок, и он смыл все в унитазе, находящемся рядом, но меня это уже не беспокоило, я снова мог кричать, звать на помощь… Звать Викторию… Любого, кто может услышать меня!
- ВИКТОРИЯ! – орал я. – ВИКТОРИЯ!
- Ну, Марк, заткни его, - усмехнулся Джесс, а Марк расстегнул штаны.
- НЕТ, НЕ ПРИКАСАЙТЕСЬ КО МНЕ! – рычал я, немного радуясь, что мой голос вернулся. – ВИКТОРИЯ!
- Ну-ка, подержи это в своем большом ротике… - пошутил Марк, вынимая член и заталкивая его мне глубоко в рот. Он заполнил его полностью, я почувствовал удушье и приступ тошноты. Марк держал меня за волосы обеими руками и тыкал своим гребаным членом мне в лицо. Я не представлял, как могу помочь себе. Если мое тело и боролось, то голова была полностью в его власти. Он делал со мной, что хотел, даже двигал мою голову вперед и назад, когда заталкивал свой член поглубже в горло, и на мои глаза навернулись слезы. Я не мог дышать… Наконец он позволил мне вдохнуть немного воздуха.
Вдруг он дернул мое лицо вверх и посмотрел в глаза.
- Расслабь свою челюсть… - приказал он. – Ты слишком напряжен… расслабь зубы… если ты повредишь мне член своими чертовыми зубами, ты поплатишься за это, сука.
Время ползло медленно, я стоял на коленях, все они по очереди заходили в кабинку, прикрывая за собой дверь, а Джесс, сидя на сидении закрытого унитаза, наблюдал, как они хватали меня за волосы и имели мой рот так, как им нравилось. Казалось, это никогда не закончится, и каждый раз мне приходилось глотать их, я сопротивлялся, ревел и кричал так громко, как только мог. Некоторые из них не кончали бесконечно долго, другие моментально. Но каждому заходившему в кабинку приходилось сначала побороться со мной, прежде чем они получали то, что хотели. Иногда Джессу даже приходилось закрывать мне нос, чтобы я, в попытке вдохнуть немного воздуха, открывал рот. Каждый раз мне хотелось со всей силы укусить их члены или совсем откусить, разжевать и выплюнуть назад им в морды, но Джесс предупредил меня, что Виктория не хотела бы этого. Я вспоминал о своей дочери и отказывался от этой пустой затеи.
Когда, наконец, подошла очередь Джесса, он мило улыбнулся мне, я же в ответ только хмурился.
- Я хочу это красиво и медленно… нежно… по-особенному… - он расстегнул штаны, опустив их до колен, - я не буду дергать тебя за волосы… Понимаю, что они у тебя уже болят.
- Пошел ты, - усмехнулся я, настолько уставший и использованный, что не мог больше открыть рот. Я сплюнул на пол, во рту было так отвратительно, что невозможно даже описать такое. Мне никогда не избавиться от этого привкуса.
Он вынул нож и приставил к моему подбородку, приподнимая им мое лицо.
- Что это было, сука? – спросил он, сладко улыбаясь, глядя на меня сверху вниз.
Я почувствовал, что на меня снова накатил дикий страх, закрыл глаза и… открыл рот.
- Шире… - он прижал нож к краю волос, - еще… папочка реально большой, малыш. Вот так… - удовлетворенно прокомментировал он, когда я раскрыл рот так широко, что в него мог въехать грузовик. – И открой глаза, - приказал он, наблюдая за мной сверху, - я хочу видеть эти красивые глаза, пока ты заставляешь меня кончать. Глаза девочки…
Я делал так, как он говорил, двигался медленно… мокрый рот был плотно обернут вокруг его действительно гигантского вонючего члена. Ему нравилось, что я не тороплюсь… и смотрю на него. Я хотел видеть этого мудака мертвым. Я давился, и меня несколько раз чуть не вырвало, но ему было все равно. Он просто продолжал наслаждаться.
Казалось, что прошло около четырех лет, но наконец, он взорвался в моем горле, зажатый мной со всех сторон. Я постарался быстро проглотить это дерьмо. Вздрогнул, потому что меня чуть не вырвало этим обратно. Во рту ощущался привкус рвоты.
- Было таааак хорошо, ангел, - сказал он, когда, в конце концов, оставил мой рот в покое.
- Можно мне теперь уйти? – спросил я, пытаясь восстановить дыхание, даже не глядя в его лицо.
- Посмотри там Викторию, - крикнул Джесс Марку, несколько голосов разговаривали и посмеивались с той стороны кабинки. Я думал, какого хрена они торчат здесь, получив все, что им было разрешено получить от меня. На что они еще рассчитывают?
- Да, скажи ей, что я передаю привет, - я горько усмехнулся, глядя на свое потное обнаженное тело. Остатки серебряного скотча продолжали висеть на мне, как мертвая плоть. Мои колени были слегка разведены, опираясь на твердый пол, а на связанных лодыжках располагалась моя задница. Я уже не чувствовал своих ног. Они казались мертвыми от онемения. Я задавался вопросом, сколько времени здесь провел. По ощущениям казалось, что прошли десятилетия.
Мои руки неконтролируемо дрожали, и я пытался их остановить. Джесс рассматривал меня, не говоря ни слова, просто потягивал спиртное из бутылки, изучая меня.
Наконец я не вытерпел.
- Какого ХРЕНА ты смотришь, ДЖЕССРО? – закричал я, не в силах остановиться.
- Следи-ка лучше за своим языком, девчушка, - ухмыльнулся Джесс, глядя на меня сверху вниз. - Мне было хорошо с тобой. Мы могли бы нанести тебе душевную рану, сделать тебе плохо. Но уверен, что этого не произошло.
- Ну что ж, премного вам благодарен, - ответил я ехидным тоном, мои глаза смотрели на него пронизывающим холодом. – Куда отправить рождественскую открытку в этом году?
Джесс сделал быстрый шаг в мою сторону, но я не дрогнул, не двинул ни одной мышцей… просто смотрел на него. Я ждал… знал про нож в его кармане, но не мог представить, каким может быть еще больший вред по сравнению с тем, что мне уже нанесли.
- Гребаная сука, - Джесс отвернулся с таким выражением лица, словно попробовал своей вонючей мочи.
Хоть это было и немного, но сегодня я подвергался таким унижениям, что почувствовал, словно вернул сейчас небольшой кусочек себя. Они, возможно, мечтали поиметь еще и мое тело, но я предупредил, что пусть только посмеют прикоснуться ко мне. Я чувствовал, что если они изнасилуют меня еще и таким образом, это буду уже не я. Я буду уничтожен.
Через несколько минут Марк вернулся и открыл дверь кабинки. Я почти рассчитывал лицезреть Викторию. Но ее не было.
- Она сказала, что занята, - сообщил Марк, я сжал челюсти, чувствуя, как от моего лица отхлынула кровь, - и попросила пока развлечь его.
Джесс улыбнулся мне, и я почувствовал, что мои руки снова начали дрожать.
- Она оттрахала уже половину здешних парней, - добавил Марк, покачивая головой и улыбаясь, - дикая, как хищница.
- Но некоторых из нас она не трогает? – спросил Джесс, глядя на меня.
- Да, - кивнул Марк. - Она всегда заботится о нас. Просто мы предпочитаем нашего брата, и она нам это предоставляет.
- Клево, - Джесс улыбнулся еще шире, передавая бутылку Марку, и медленно приблизился ко мне. Я также медленно отодвигался к перекладине, желая растопить стену, если бы мог.
Я посмотрел вниз в ожидании того, что сейчас произойдет. Джесс встал на одно колено и встретился взглядом со мной.
- Так-так-так… - Джесс пошевелил пальцем мою нижнюю губу, и я вздрогнул. – Что же нам с тобой делать?
- НЕЕЕЕЕТ! – через несколько минут я уже кричал. - НЕЕЕЕЕТ, ОТПУСТИ МЕНЯ! ОТОЙДИ.
- Держи свою чертову голову там! – орал Джесс, схватив меня сзади за волосы и макая ею в чистую воду унитаза. Я услышал смех и приглушенные звуки, когда коснулся лицом дна. Я пытался задержать дыхание, но они довольно долго не давали мне вынырнуть. Наконец воздух кончился, и я начал пускать маленькие пузыри, готовый задохнуться.
Я хотел бы утонуть. Мне хотелось умереть.
Дернув головой, я почувствовал, что рука исчезла. Я задыхался и сплевывал воду… Смех гребаных мудаков раздавался позади меня, все любовались моими мучениями.
- Дай мне это, - я слышал Джесса за собой, кто-то поднял сиденье унитаза.
Я стоял на коленях перед толчком, мои руки по-прежнему были связаны за спиной. Джесс расставил ноги по обе стороны от меня и прижал мое тело к грязному унитазу.
Я кашлял и пытался продышаться, сплевывал воду обратно в унитаз, дергая головой.
- Возвращайся обратно, детка, - Джесс схватил мои мокрые волосы и наклонил меня обратно в глубокую дыру.
- Нет, ПОЖАЛУЙСТА! – я изо всех сил сопротивлялся, но мой голос звучал слабее, чем раньше. – Пожалуйста, отпусти меня! Я сделал все, что вы хотели! ДЖЕСС! Отпусти!
- Заткнись, сучка, - перебил меня Джесс. – У тебя был шанс вести себя хорошо. Ты сам все испортил.
Я слышал звуки отрываемого скотча. Я, блядь, ненавижу скотч.
Они приклеили один конец липкой ленты с одной стороны унитаза, протянули ее сзади по моей шее и закрепили за другой конец толчка. Оторвав кусок, повторили. Я рычал и сопротивлялся, периодически макаясь носом в воду, но они закрепили меня еще несколькими слоями скотча, так что мне уже было не вырваться.
- НЕТ! – я крутил запястья, пытался пошевелить ногами, но вдруг почувствовал, как еще одна длинная полоса скотча прошлась по моей голой заднице, ближе к спине, и я оказался крепко привязан к унитазу.
- РРРРРР! – я старался двигаться и бороться, но все было бесполезно. Они наблюдали за моими стараниями, добьюсь ли я каких-либо результатов. И они довольно переговаривались, радуясь, что я попал снова.
- У него такая милая маленькая задница, - прокомментировал Марк, я двигал телом, пытаясь ослабить тугое давление скотча.
- Боже, я хотел бы хорошо его выебать, - сказал Джесс, и я крепко зажмурил глаза, опасаясь такого продолжения. Черт, я так беспомощен в этом положении… И если один из них посмеет трахнуть меня, остальные последуют за ним.
- Виктория за это оторвет тебе ЯЙЦА, - ответил ему Марк. – Ты вернешься обратно в тюрьму.
- Никогда, дерьмо, - разозлился он, сплевывая на пол.
- Давай посмотрим, как долго он может задерживать дыхание, - предложил Марк, подходя ближе к толчку, где я из своего положения мог видеть только круглое отверстие с чистой водой.
- Нет, пожалуйста… парни… - хныкал я, испугавшись того, что они сейчас сделают.
Вот кем я стал… жалким куском дерьма, умоляющим о пощаде. Вот чего хотела Виктория от меня – уничтожить мою гордость и силу. Сделать меня слизняком.
Но, не говоря ни слова, Марк нажал на слив, и громкий режущий звук льющейся воды ударил по ушам. Вода начала подниматься…
- Нет! – я пытался повернуть голову, но не мог… - Неееее…
Мое последнее слово утонуло в холодной воде, когда она достигла моего лица и ушей.
Казалось, что вода набиралась медленно, продолжая закручиваться вокруг меня, когда я задержал дыхание.
Я слышал, как смеялся Джесс и другие. Я снова развлекал толпу…
Наконец, вода ушла, я плевался и кашлял. Вода продолжала вытекать из моего носа и рта.
Они повторили издевательство надо мной еще несколько раз, заходясь в истерике от хохота, разглядывая, как я давился ледяной водой.
- Мужики, после всех этих сливов воды мне захотелось помочиться, - услышал я голос какого-то парня позади.
- И мне, - согласился Джесс, и я зажмурил глаза. Стиснув зубы, я зарычал предупреждая.
Я дергался и пытался двигать запястьями, отчаянно, изо всех сил старался освободить свою задницу. Мне не хотелось даже думать обо всех стоящих позади и мечтающих поиметь ее.
- Я сегодня так много выпил, хочется услышать прекрасный звук журчания мочи, - сказал Джесс, и я почувствовал, как он попинал ботинком мою правую ягодицу.
- Что ТЫ об этом думаешь, хуесос? – спросил он меня. – Ты не возражаешь, если мы польем на тебя немного мочи, девочка?
- Пожалуйста… - я панически задыхался. – Не надо!
- Давай, парни… - улыбнулся Джесс. - Давайте все, кто хочет…
- НЕТ-НЕТ-НЕТ, - кричал я, слыша, как приближается толпа. - НЕ ДЕЛАЙТЕ ЭТОГО, ПОЖАЛУЙСТА! ВИКТОРИЯ! ВИКТОРИЯ, ПОЖАЛУЙСТА!
Я чувствовал слезы на глазах, когда они обступили меня. Я знал, что сейчас будет, ничто не могло спасти меня от этого.
До меня донеслись их стоны освобождения: «Аххх…» И я почувствовал горячие струи неприятно вонючей воды, льющейся со всех сторон вниз на мои волосы и шею.
- АААААААААААААААААААААААААА! – орал я от ярости и ужаса. - НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
Я чувствовал, как теплая вонючая моча стекает по моему лицу, поэтому крепко зажмурил глаза и закрыл рот, пытаясь не допустить попадания мочи в них. Носу так не повезло. Хоть я и пытался не дышать, это не избавило меня от запаха и стыда.
- ААААААААХХХХХХ! – я сплевывал и рыдал, когда они продолжали ссать мне на голову.
- ЕБАНУТЫЕ СВОЛОЧИ! – орал я, ненавидя каждого из них. Кислый вкус мочи и подкатывающей тошноты покрывал мои проклятые зубы. Они хохотали надо мной, а я чувствовал, что из моего желудка быстро поднимаются все те напитки, которые Джесс заставил выпить меня, и обед, съеденный мной до того, как мы пришли сюда.
Меня тяжело вывернуло, обрызгивая унитаз изнутри. На вкус это было еще хуже, чем моча.
Они все умирали со смеху, и я почувствовал, что кто-то гладит меня по спине.
- Бедный малыш… постарайся сделать так еще раз, милый.
Меня снова рвало, мой живот, казалось, подтягивался до горла, я сплевывал и кашлял. Мой нос впитывал ароматы при вдохе, а я смотрел вниз на свою оранжевую рвоту, смешанную с мочой моих новых друзей.
Я все плевался и кричал, рыдая от чувства отвращения и ужасного унижения, и продолжал вдыхать эти запахи. Куски дерьма, вывернутые из моего желудка, плавали на расстоянии нескольких сантиметров от моего носа. Я моргал, чувствуя, как моча с волос затекает в глаза, их начало больно щипать.
- Боже! – просил я. – Пожалуйста, не надо больше! Пожалуйста, отпустите меня! ЧЕРТ! Я пытался прекратить дышать, чтобы не чувствовать вони, которая била прямо в лицо и отражалась от него.
А они только смеялись, попивали свои напитки, стоя вокруг меня, а остатки выливали мне на голову.
- Пришло время попить, дорогая, - произнес Джесс надо мной, и я услышал звон ручки для слива, он собирался спустить воду.
- НЕЕЕЕЕЕТ! – я чувствовал, что мои глаза расширяются от ужаса. – НЕЕЕЕЕТ!
Он нажал, и мутная вода вновь начала подниматься ко мне.
После, когда моя спина ужасно болела, а колени уже не чувствовались, я позволил своей голове просто повиснуть в унитазе, мои глаза в изнеможении закрылись, и голос пропал. Я по-прежнему плавал там, в вонючей моче, дерьме и рвоте… дышал, а мои глаза безучастно смотрели на дыру ниже… я был рад, что сейчас вода не достигала меня.
Они весело провели время, использовав меня в качестве их личного туалета, а теперь они пинали меня ногами по заднице, рассматривая, как мой член ударяется об унитаз.
Они мечтали вырезать свои инициалы на моей заднице, но Марк предупредил их о возможном гневе Виктории. Она не разрешила им портить свое имущество. Как будто они мало испортили меня сегодня.
Я чувствовал на себе сразу несколько разных ботинок и сапог, пинающих меня, при этом я ударялся о толчок со стоном, но больше никакого шума не производил. От меня ничего не осталось. Пятнадцать минут назад я еще пытался кричать, но все, что у меня получалось, это бесшумно открывать рот… голоса не было.
- Ты уснул, ангел? – спросил Джесс, отвешивая мне новый сильный удар по заднице, моя голова бесполезно дернулась, зафиксированная скотчем выше.
- Устал, бедный малыш, - саркастически сказал Марк, что-то отпивая.
- Давайте взбодрим его немного, - Джесс подошел ко мне сзади, я напрягся.
- Виктория… - еле прошептал я, не способный кричать. Я просто шептал… пытался шептать гребаные молитвы, которые никогда не будут услышаны.
Я чувствовал руки на своих ягодицах и стоны Джесса. Он сжимал и гладил их… Я задыхался, пытался снова кричать. Но какой смысл делать это?
Виктория, вероятно, ушла домой и забыла про меня. Я останусь здесь до утра… Может быть, уборщик найдет потом меня здесь. Может быть, к тому времени я умру, лицом в унитазе, в сливной воде… и я буду оттраханный.
- Неет… - застонал я, чувствуя, как он раздвигает мои ягодицы и издает звук удовлетворения…
- Мужик… такая тугая задница… Боже, так красиво… - я слышал, как Джесс бормотал себе под нос.
- Не делай этого, - голос Марка звучал по-настоящему пьяным.
- Я знаю, знаю… - ответил Джесс. – Я не могу трахать ее, но я могу поиграть с ней…
И я почувствовал влагу… Я чувствовал, как его язык лижет… мое очко! Он плевал на него и продолжал свое дело
- Аааааахххх… МММММММ, - стонал он.
Я хрипло вскрикнул и заплакал, не зная, как еще сопротивляться.
- ПЕРЕСТАНЬ! – пытался рычать и дергаться я. – Джесс!
И вдруг я почувствовал два языка… Они боролись, чтобы попробовать меня. Я просто плакал… изможденный… не в состоянии ничего исправить. Я чувствовал легкий укус, даже небольшое проникновение языком, они были сейчас на опасном пути. Они очень близки к нарушению правила Виктории. Я знал их имена и хотел сказать им, что они заплатят за это!
Казалось, я прохрипел им НЕТ тысячу раз, но им не надоедало лизать мою задницу. Я не знаю, что случилось с другими голосами. Они, казалось, заскучали спустя какое-то время и вышли из сортира, я слышал только Марка и Джесса.
- Пойди, запри дверь, - услышал я слова Джесса и замер.
Марк встал, я слышал, как он подошел к двери и щелкнул замком.
Джесс поглаживал мое очко вверх-вниз, выводя пальцами круги, пока ждал возвращения Марка.
Они закрыли дверь кабинки, и я снова закричал, ненавидя то, что происходит.
- Пожалуйста, отпустите меня… - плакал я, умоляя их, полностью наплевав на свою гордость.
- Что такое? – спросил Марк, находясь недалеко от меня.
- Я буду трахать его, - провозгласил Джесс.
- НЕТ! – я орал сквозь слезы, опять пытаясь выбраться. – ВИКТОРИЯ! ВИКТОРИЯ!
- Заткни его, пока я буду ебать, - Джесс крикнул Марку.
Марк нажал на сливную ручку, вода начала набираться, и мой голос быстро утонул.
Я пытался расслышать, о чем они говорили, но проклятый звук набирающейся воды был слишком громким.
Когда вода немного затихла и ее уровень опустился, я услышал слова Марка:
- Ты лучше никому не рассказывай об этом. Если нас поймают, мы мертвое мясо!
- Сука может заговорить, - ответил ему Джесс, обдумывая последствия, прежде чем приступить к делу.
- Мы будем отрицать это, - сказал Марк. - Если мы будем придерживаться одной версии, она поверит нам. Она ЕГО еще плохо ЗНАЕТ.
- Пожалуйста, не надо! – скулил я, как собака. – Я клянусь, что ничего не скажу, если вы просто отпустите меня сейчас… пожалуйста! Я доберусь сам, мне не нужно, чтобы Виктория отвозила меня домой…
- Промой его еще раз, - попросил Джесс, и Марк снова наклонился к сливному бачку.
Я сплюнул воду, когда она ушла, а едва я снова смог слышать, до меня донесся звук расстегивающейся пряжки. Они снимали штаны!
- НЕЕЕЕТ, ПОЖАЛУЙСТА! – рыдал я. – ПОЖАЛУЙСТА! Я ВСЕ СДЕЛАЮ! ТОЛЬКО НЕ ЭТО!
- Пришло время снова успокоиться, милый, - сладко сказал Джесс, и снова я почувствовал скотч, они наклеили его на одну из моих щек и через рот обернули вокруг головы… и еще. Мой крик становился все тише с каждым новым слоем скотча.
Закончив с моей головой, они перешли к моей заднице, и мне снова послышался звук отрываемого скотча. Наклеив один конец липкой ленты на ягодицу, они потянули его в сторону, потом то же самое проделали с другой… Мое очко было открыто!
Даже в своем неподвижном состоянии я все еще пытался сопротивляться, брыкаться и издавать крики ужаса, но этим, по всей видимости, я только заводил их еще больше.
Я чувствовал, как один из них плевал на мое отверстие, подготавливая его.
Вдруг я ощутил острый холодный предмет у основания своего члена. Мне тут же представился нож, и я замер.
- Если ты скажешь хоть слово своей Госпоже… - усмехнулся сзади мне в ухо Джесс, - я найду тебя… и съем твой член на завтрак. Ясно?
Мои слезы капали в воду подо мной.
- Я издал обреченное «МММММММММММ» в ответ и слабо кивнул. Я МОГ бы потом пожаловаться на них, но это не спасет меня от того, что будет сейчас. Я смирился с этим фактом.
- Быстрее, - уговаривал Марк своего друга. – Мне не нравится это. Мы поплатимся за это…
- Он будет хорошей девочкой, - Джесс снова погладил пальцами мою задницу, собираясь вставить туда свою колбасу. Я напрягся, и мне показалось, что мои глаза готовы лопнуть, так сильно я их сжал.
- Он не расскажет, - повторил Джесс, и я почувствовал, что его пальцы начали жестко раздвигать мою дыру, появилась боль.
Вдруг кто-то постучал в дверь сортира.
Часть 4
- РРРРРРРРРР! – я звал на помощь так громко, как только мог. – МММММММММММ! Виктория!
Я ПЫТАЛСЯ выкрикнуть ее имя, но унитаз снова зашумел, и в считаные секунды я оказался в воде.
Скотч резко сорвали с моих ягодиц, и я закричал от боли. Джесс вскочил, натягивая штаны, а Марк подошел к двери и приоткрыл ее, оставив небольшую щелку, чтобы посмотреть, кто там.
- Привет, Виктория, - поздоровался он, пропуская ее внутрь, я завыл еще громче, моля о помощи, теперь, когда она была в зоне слышимости.
- Это Вик, - сообщил Марк, запирая за ней дверь. Ее каблуки стучали по полу, а я продолжал приглушенно кричать.
- Привет, Вики, - поприветствовал ее Джесс с улыбкой в голосе, я слышал, как он поцеловал ее в щеку. – Мы тут развлекаем твоего раба… он был такой хорошей девочкой… в основном.
- МММММ! – кричал я, пытаясь бороться еще сильнее.
- Мы сделали его рабом нашего маленького унитаза, - сообщил Джесс, его голос звучал весело. Что еще хуже, он был горд собой. – Унижение номер 101.
- Классика никогда не умрет, так ведь? – спросила она так же спокойно и удовлетворенно.
- Ого, - я услышал, что Виктория была готова рассмеяться, когда вошла в кабинку. – Вы, ребята, умеете развлекаться, да?
Я рычал и кричал, чтобы она заметила меня. Мне хотелось ей сказать, как они уже получили от меня все что хотели, и я жажду уйти НЕМЕДЛЕННО. Если она сейчас оставит меня здесь с ними, они точно выебут меня. И я даже не смогу рассказать ей об этом. Я прикладывал все свои силы, чтобы разорвать скотч, который плотно удерживал меня на месте, и чувствовал, что моя кожа в некоторых местах начинала рваться, но это не останавливало моих попыток.
Я почувствовал, как слезы снова собираются в уголках глаз, и ощутил, что она смотрит на меня. Но в ее голосе не звучало чувства сострадания ко МНЕ, когда она заговорила. Она даже не подошла, чтобы ДОТРОНУТЬСЯ до меня! Ни единого легкого прикосновения… ничего.
- Мой малыш не выглядит веселым, - рассмеялась Виктория, стоя позади.
- Ему весело, - заверил Джесс. – Он кончил десять или одиннадцать раз… каждый раз… ему нравится, когда его член сосут…
- И он вас всех отблагодарил, правильно? – спросила она.
- Да, отблагодарил, - ответил Марк. – У него такой сладкий ротик… После первой пары парней у него начало хорошо получаться…
- Поэтому я и подождал, чтобы быть последним, - сообщил Джесс.
- Он пытался немного сопротивляться, но все же каждый парень получил то, что хотел, - добавил Марк. – Он понял, что оградить его от этого ничто не сможет.
И тогда я ощутил, как Виктория погладила рукой мою спину. А еще я чувствовал, что меня чертовски предали, ее рука была как огонь для меня. Я внезапно заревел, всего этого для меня было достаточно. Хотелось прекратить все немедленно!
- Мне кажется, что он немного капризный, - заметил Джесс. – У него была длинная ночь.
- Да, - согласилась Виктория. – Я почти готова уходить. О-о-о, от него несет! Я не хочу, чтобы в моей машине так воняло!
- Мы помоем его для тебя, Виктория, - предложил Марк, - это меньшее, что мы можем сделать.
Я снова зарычал, желая, чтобы она осталась. Пожалуйста, не оставляй меня одного с этими двумя снова… Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!
- Хорошо, - решила она, - выведите его к моей машине через десять минут. Мне нужно пойти кое-что доделать. А это для вас обоих… Моя благодарность за то, что понянчились сегодня ночью.
Они издавали радостные возгласы, демонстрируя, как их радовало то, что она дала им. Я слышал, как она целовала каждого из них. Мокрый поцелуй, с причмокиванием языком и губами… Хотелось рушить все снова и снова.
Я издавал звуки, которые говорили о боли, усталости и желании покинуть этот чертов туалет… Я молился, чтобы она услышала, пожалела меня и освободила… Или хотя бы приказала позаботиться обо мне… Но она произнесла:
- Она такая ревнивая девочка… Не хочет, чтобы кто-то другой трогал его любовницу, он такой милашка. Увидимся, - сказала она и вышла, прикрывая дверь. Ушла, и дверь снова заперли.
Я был в шоке, когда они вернулись в кабинку, чтобы наконец завершить свое дело.
- ЧЕРТ! – злился Джесс. – Я знал, что надо было сделать это раньше, когда у меня была возможность! ДЕРЬМО!
- Эй, она и так была слишком добра, оставив его на всю ночь, - рассуждал Марк. - Может быть, потом вернет его когда-нибудь позже, и тогда мы отымеем его. Она дала нам кокса. Не порть с ней отношения из-за кусочка этой маленькой задницы.
Джесс вздохнул и звучал при этом очень разочарованно.
- Не так часто мне попадается что-то такое красивое… и невинное… - Джесс прикоснулся ко мне между ног и нашел мой вялый член, схватил его и начал двигать вверх и вниз… медленно. Я снова застонал в знак протеста.
Через минуту он заставил меня возбудиться, и я ненавидел свой член за то, что он увеличился и затвердел.
- Смотри, я нравлюсь ему, - сказал Джесс Марку, лаская меня.
- Давай, парень, - наконец произнес Марк, - помой его и выведи отсюда. Ты увидишь его еще.
Я пообещал себе, что никогда НЕ пройду через такое дерьмо снова. Лучше я умру. Виктории придется дать мне кое-какие большие гребаные объяснения, когда я прижму ее.
- Оторви скотч с него, - предложил Марк, и я почувствовал, как они ногтем захватывают кончик липкой ленты. Я издал мычащий звук, не в силах скрыть свою нервозность от боли, получаемой отрывающимся скотчем – меня словно чертовой острой бритвой полоснули. Я был так благодарен Виктории за то, что она лазером вывела волосы с моего тела. Было бы нереально больно отрывать скотч вместе с волосами.
Им придется снимать много скотча, чтобы освободить меня от толчка, к которому я был привязан в течение нескольких часов. Я чувствовал, что сверху ленты уже не было, но не мог выпрямиться и поднять голову из унитаза. Ноги онемели и не могли двигаться, руки оставались по-прежнему связаны сзади. Все, что я понимал – пострадала каждая часть моего тела. Колени болезненно ныли, руки испытывали тянущую боль от многочасовой борьбы, они висели, как куски мертвой плоти. Горло убивало меня, я был уверен, что голоса практически нет, можно даже не пытаться говорить. Я орал всю эту проклятую ночь, и ни один человек не услышал меня. Никто не побеспокоился обо мне. Никто даже пальцем не шевельнул. Виктория во многом была права.
Меня положили спиной на холодный пол, и впервые за многие часы я наслаждался этим ощущением. Я застонал вслух, даже не обращая внимания на двух ублюдков, стоявших надо мной сейчас. Думаю, что мой разум немного сдвинулся. В этот момент меня даже не волновало, что они могут сделать сейчас со мной. Я просто хотел чувствовать облегчение на спине от твердой холодной плитки. Это был рай… на минуту.
А потом я почувствовал, как мои ноги немного приподнялись и я заскользил по полу туалета. Приоткрыв глаза, я увидел, что Марк тащит меня за собой, схватившись за серебристый скотч на моих лодыжках. Джесса не было видно, и это радовало.
Мой рот был по-прежнему заклеен, и руки все еще были сзади, но я не испытывал боли, а больше волновался, куда меня тащат. Он развернул меня и направился к двери сортира, за которой начинался бар, где раньше было полно народу. Неужели он действительно потащит меня туда? Люди увидят… Я абсолютно голый. Но я полагал, он был не сильно обеспокоен этим, так как дверь уже была открыта, он просто пнул ее и потащил меня дальше.
Свет был очень тусклым, и музыка больше не играла. Я не видел и не слышал, чтобы в баре кто-то был. Стулья стояли на столах вверх ногами, возле бара тоже было пусто. Думаю, заведение закрылось.
Пол здесь был гладким и не вредил моей спине и заднице. Я молчал, надеясь, что в ближайшее время покажется Виктория и, черт возьми, увезет меня отсюда. Больше никогда не буду жаловаться, что меня связывают на ночь в постели, только не после пережитого в этом туалете.
Я пытался разглядеть ее огненно-рыжие волосы и кожу цвета слоновой кости, но нигде не находил.
Марк потащил меня не к двери, а за бар.
Как только мы добрались до задней двери, она открылась, там стоял Джесс.
Он посмотрел на Марка с сожалением, показывая, что ему это все не нравится. Затем Джесс наклонился, и они попытались поставить меня на ноги. Это было непросто, мои ноги сейчас были похожи на желе. Они, похоже, знали, что я сейчас не в состоянии стоять на ногах, поэтому поддерживали меня с двух сторон.
- Стой, девочка… вот, хорошо… - сказал Джесс, когда Марк поцеловал меня сзади в шею. Отрезанные ленты скотча по-прежнему свисали с меня, но это не имело никакого значения. Они были везде: на спине, ногах, ягодицах…
- Я знаю, что твои ноги болят, - Джесс начал делать массаж правой ноги, а я испустил жалобный стон. Было и так больно, а он делал еще больнее. Я сморгнул и почувствовал слезы на щеках, хотелось стереть их, прежде чем эти уроды заметят их. Мне не хотелось, чтобы они видели мою боль, эмоции, уязвимость… для них это было ничем.
- Прости, малыш… - он работал над другой моей ногой, затем вынул огромный нож, тот, которым не так давно угрожал мне, и я напрягся. Но он просто перерезал им скотч вокруг моих лодыжек, одним умелым движением освободив мои конечности.
Он сорвал ленту с моих ног, я не закричал и даже не дернулся. Все равно я совершенно ничего не чувствовал.
- Нам надо помыть его сейчас, - сообщил Джесс, открывая дверь. – Ты можешь идти?
Я попытаюсь… Не хочу, чтобы они помогали сделать мне хоть что-нибудь еще. Но когда я сделал первый шаг, то почувствовал, что нога подогнулась, как мокрая бумага, и я чуть не приземлился на лицо, успев заметить за дверью свет и абсолютно пустую стоянку.
Джесс поймал меня перед самым полом и помог мне подняться, поставив на ноги. Марк практически приподнял меня, так мы и выбрались на улицу.
- Посади его, - сказал Джесс Марку, и тот прислонил меня спиной к стене здания. - Вот и хорошо.
- Вот, - Джесс что-то передал Марку. Я увидел, что они начали раскручивать короткий шланг. На улице стояло лето, было довольно тепло, поэтому я не боялся замерзнуть, если они обольют меня из шланга. Закрыв глаза, я подумал, когда, черт возьми, они сорвут скотч с моего рта. Джесс покрутил кран, и вода полилась из шланга. Звук текущей воды был музыкой для моих ушей.
Я почувствовал, как холодная струя ударилась о мое тело… грудь… пенис… ноги… Кровь начала возвращаться в мои мертвые конечности, было больно, но я держал рот на замке, пусть уже заканчивают со мной, чтобы я смог уйти.
- Он даже МОКРЫЙ красивый, - грустно сказал Джесс, страдая, что ему не удалось использовать возможность изнасиловать меня в мужском туалете. Он направил струю над моей головой, смывая мочу и пот с моих волос и лица. Я по-прежнему ощущал запах мочи и рвоты, но задержал дыхание, пока все это стекало по мне. Мокрые пряди свисали мне на глаза, когда я опустил голову. Вода текла по спине, лопаткам…
- Отлично, он достаточно мокрый, плесни в него мылом, - убрав от меня струю, приказал Марку Джесс. Тот полил лимонного мыла из пластиковой бутылки мне на голову и тело, а затем, протянув руку, начал мылить меня, я старался не реагировать. Джесс, выключив шланг, наблюдал за этим.
Марк не стал мыть меня полностью, лишь бы достаточно для того, чтобы Виктория могла забрать меня. Если она придет.
- Хорошо, - решил Джесс через пару минут и снова направил на меня шланг. Мыльная вода потекла по моему лицу, я крепко сжал глаза, чтобы защитить их, но это не помогло, глаза жгло.
Они не обращали на мои мучения никакого внимания, и до того, как я осознал это, они содрали весь висевший лохмотьями скотч с моего тела, остались только рот и запястья.
- Хорошая девочка, - похвалил меня Джесс, целуя в нос, и отбросил шланг в сторону. – Ты вел себя очень хорошо во время душа.
- Может быть, ты узнал что-то новое сегодня, в конце концов, - заметил Марк, с улыбкой глядя на меня, как будто мы с ним новые друзья. В его лицо смотреть не хотелось. Я рассматривал свои ноги в надежде, что они будут работать, чтобы я мог уйти отсюда как можно дальше. Сегодня рисковать больше не хотелось, вернуться домой не так уж и плохо. Черт возьми, я даже хотел к Виктории. Хотелось, чтобы она поддержала меня и сказала, как ей жаль, что мне пришлось пережить такое с этими парнями, а потом она поцелует и продемонстрирует хоть какую-то привязанность ко мне. Я так долго и упорно трудился, чтобы заслужить хоть маленький кусочек чего-то от нее, но ничего не достиг.
Ничего, кроме ночи, полной домогательств и минетов со стадом странных незнакомых извращенцев-насильников, для которых неважно, кто я. Я-то думал, что она начала заботиться обо мне, словно я был для нее чем-то большим, чем мальчик для секса. Когда она позвала меня вчера пойти с ней вечером выпить что-нибудь, я думал, что мы будем отмечать какое-то событие. Надеялся услышать, как хорошо я со всем справляюсь и она рада, что я сейчас ее раб… ну или какую-то подобную фигню. Но была запланированная поездка в этот вонючий притон, где дюжина парней ожидала нас, чтобы поиздеваться надо мной и унизить, сделав меня их проклятой туалетной шлюхой.
Я не знаю, сколько прошло времени, но следующее, что я осознал – я стою на коленях, и меня держат за подмышки. Мои глаза выглядели настолько мертвыми и безжизненными, что я даже не знаю, как они тащили меня. Мои ноги, царапаясь, волочились по асфальту, как куски ткани.
Я издал негромкий звук сквозь сомкнутые губы, когда посмотрел вокруг, думая, что везде стоят люди и рассматривают меня обнаженного. Но на улице перед баром и в автомобилях никого не было.
Я слышал звук отключенной сигнализации и щелчок замков автомобиля Виктории. Они протащили меня вокруг блестящего черного «порше» и открыли багажник.
- Спокойной ночи, пизда, - Джесс погладил мои волосы и, наклонившись, поцеловал в губы, заклеенные скотчем.
Мой живот снова свело даже от мысли о его поцелуях.
Я стоял на коленях, когда ко мне подошел Марк, облизал и жестко укусил мой сосок, я вскрикнул, мое тело снова боролось.
- Я просто сказал до свиданья, - Марк улыбнулся мне, а потом спросил Джесса. – Ты готов?
Он кивнул, и у меня чуть не случился сердечный приступ. Но он просто поднял меня на руки и бросил лицом в багажник.
- Черт, - прокомментировал Джесс, когда последний раз взглянул на мои голые ягодицы. – Я хочу эту задницу.
И захлопнул крышку багажника, оставляя меня в темноте. Я чувствовал облегчение во всем теле… мгновенное расслабление… И я был не в состоянии контролировать себя. Я просто рыдал как ребенок… облегчение… страх… отвращение… предательство… ужас. Мне было все равно, если кто-то проходил мимо и слышал меня, я просто выл и орал, находя в этом своего рода больное удовольствие. Я ушел оттуда… и был в безопасности в данный момент. Мне хотелось остаться здесь навсегда.
Думаю, что я немного забылся, пока вдруг не услышал поблизости голос Виктории. Я не звал ее сейчас. Я даже не хотел видеть ее, не говоря уже о том, чтобы слышать. Но я заставил себя прислушаться. Мне хотелось быть уверенным, что это ужасное испытание закончилось.
- Ему там хорошо и уютно, - услышал я голос Марка и нахмурился, чувствуя, что ненавижу его гнилые гребаные кишки.
- Хорошо, - она смеялась и слушала, как Марк и Джесс веселили ее. Они пили и курили, смеялись, обо мне и не вспоминали. Все выглядело так, словно меня здесь и не было, или я был ничем, чтобы обсуждать меня. Предмет в машине, который Виктория не хотела просто случайно забыть. Как солнцезащитные очки, например.
Я ждал вечность, а потом услышал, что они прощаются, целуются… А потом двери автомобиля Виктории закрылись. Зашумел двигатель. Все выглядело так, будто она одна в машине. Хорошо, что она не слишком гнала. Мы ехали, и я наконец-то мог дышать, именно так, дышать… хотя бы носом.
Когда мы, наконец, остановились, я перевернулся на спину. Мне хотелось взглянуть ей в глаза и заставить ее посмотреть в мои, чтобы хоть взглядом сказать, ЧТО она сегодня сделала со мной.
Но она не пришла. Она выбралась из машины и ушла в дом, не вытащив меня из багажника. Она забыла обо мне.
Разглядев солнечный свет сквозь отверстия в багажнике, я начал пинать металл над собой, пытаясь кричать от жары, убивавшей меня. Я был весь мокрый, потный и умирал от жажды.
Не прошло и часа, как пискнула сигнализация и багажник распахнулся. Я медленно открыл глаза и увидел силуэт Эммета, возвышавшегося надо мной.
- Дерьмо, - воскликнул он, кидаясь мне на помощь. – Извини, мужик. Я искал тебя. Ты в порядке?
Я слабо кивнул и выдавил «МММММММ», когда он помог мне выбраться наружу и потащил в дом.
Он содрал с меня скотч и протянул синий халат. Мои руки были такими слабыми и онемевшими, что ему пришлось помочь мне надеть его. Я дрожал всем телом, хотя было жарко. Эммет поднес бутылку с холодной водой к моему рту, помогая медленно пить ее.
Прошло немало времени, прежде чем я смог заговорить. А когда смог, я сказал только одно слово:
- Спасибо.
- Не разговаривай, - Эммет грустно смотрел на меня, – просто продолжай пить. Если тебе не полегчает, я позвоню врачу.
Он даже не спросил меня, что случилось. Может, он уже знал. Он здесь давно… Я уверен, он знал.
- Виктория сейчас под кайфом, - сообщил Эммет, - поднялась в свою комнату.
- Правда, - заявил я, а Эмметт посмотрел на меня. В один момент я схватил длинный нож из подставки в углу и кинулся в сторону ее спальни.
- Эдвард, НЕ НАДО, - Эммет, нахмурившись, погнался за мной. – Я знаю, что она жестока, но ты не можешь убить ее! Подумай о своей дочери!
Я продолжал двигаться не останавливаясь. Я хотел видеть ее кровь, размазанную по всей ее белой комнате.
- Эдвард, тебя посадят, - продолжал говорить он, - это убийство человека!
- Я вырежу имя «Джесс» на ее груди, - отрезал я, поворачивая за угол и поднимаясь по лестнице.
Эммет прыгнул перед дверью, преграждая мне путь. Его глаза выглядели жесткими и злыми.
- Уберись с моей дороги, - ядовито прорычал я.
- Я люблю ее, - четко произнес он. – И я не позволю. Слушай, от нее сейчас мало толку. Под наркотой она может творить неадекватные вещи. Это мне надо было лучше присматривать за тобой. Это моя вина. Зарежь меня, если ты этого так хочешь.
Мое состояние сейчас было близко к умопомешательству, поэтому я сделал выпад в его сторону, готовый уничтожить любого, кто будет стоять между ней и мной. Эммет резво отскочил в сторону, а потом через секунду все потемнело.
Когда очнулся, я был прикован… голый, как в день моего рождения. Оглядевшись, я понял, что нахожусь в подвале Виктории, лежу на голом матрасе. На одной из моих лодыжек красовался железный манжет с висячим замком, а от него тянулась цепь около двух метров длиной, цементом приделанная к стене. На шее был хомут из толстой кожи, также с замком у горла и цепью, во рту кляп со знакомым резиновым привкусом.
Рядом со мной сидела Виктория, она приподняла одно мое веко, и в глаз просочилось немного света.
Я знал, что мне придется умереть, если Эммет рассказал о том, что я хотел сделать. Сегодня меня убьют… И я чувствовал себя таким слабым… мокрой тряпкой. Я даже не мог держать голову.
- Он в порядке, - сказал Эммет, обеспокоено глядя на меня из-за спины Виктории. – Он пришел в себя настолько, что с ним можно попытаться поговорить сейчас.
Свет пропал, и я увидел синие точки. Я заморгал глазами. Черт возьми, что это со мной.
- Эдвард… - сказала она строго, вытаскивая мяч-кляп из моего рта, - надо немного поговорить, любимый.
Любимый. Я хотел разодрать ее на куски.
Я пытался сосредоточить свое внимание на ней и показать ей взглядом всю свою ненависть, но глаза разбегались, и все выглядело размытым.
- Ты сейчас будешь чувствовать себя пьяным, - сообщила она, отходя на шаг, - но ты скажешь правду… сейчас. А потом будешь отдыхать.
- Хорошо, – согласился я, не в силах сопротивляться. Я чувствовал себя таким легким… как дым.
- Привет, Эммет, - широко улыбнулся я, радуясь, что вижу его здесь.
- Привет, друг, - усмехнулся он в ответ, немного нервно поглядывая на меня. – Все хорошо, мужик. Просто ответь на несколько вопросов, ладно? Не волнуйся.
- Ладно, друг, - опять улыбнулся я, чувствуя себя великолепно.
- Эдвард, - Виктория схватила меня за волосы, заставляя взглянуть ей в глаза. – Что… что с тобой?
- Я есть, - рассмеялся я, - и от этого ТАААААК тащусь.
Она со всего размаху ударила меня по лицу, и это немного отрезвило. Потом я взглянул в ее глаза и почувствовал такую грусть, что чуть не заплакал.
- Как ты могла так поступить со мной, Виктория? – невнятно пробормотал я. – Ты просто отдала меня тем ребятам, они творили со мной такие ужасные вещи… Ты не защитила меня…
Я чувствовал, что заплакал, не в силах скрыть от нее свою боль из-за наркотиков, которые она запустила в мою кровь.
- Я знаю, - заколебалась она и попросила Эммета выйти.
- Но, Вик… Мне кажется, что я должен остаться…
- УЙДИ! – заорала она, ее крик отскочил от стен.
Он тяжело выдохнул и оставил нас, хлопнув дверью.
- Слушай, Эдвард, - она снова дала мне пощечину, заставляя сконцентрироваться на разговоре, - я облажалась. Я не хотела оставлять тебя с теми парнями на такое длительное время. Но ты мой раб, и мне решать, что делать с тобой, это моя прихоть, не твоя… но я не хотела этого делать. Я не знала, что все зашло так далеко. Я была под кайфом. Это не оправдание… и не извинение, но это единственное, чего ты можешь добиться от меня – моего признания.
Я смотрел на нее и чувствовал, как слезы льются из моих глаз.
- Виктория, можно я умру, пожалуйста? – попросил я так, словно предлагал яйца на завтрак.
- Что?
- Если тебе нужен такой раб… - сказал я, ничего уже не опасаясь. – Если это то, что я должен делать все время… я не хочу этого. Я предпочитаю смерть. Это мне подходит. Ты можешь убить меня. Я никому не скажу.
- Нет, Эдвард, - Виктория выглядела испуганной и даже немного грустной, но говорила по-прежнему уверенно. – Нет, я тебе этого не позволяю. И не смей пытаться убить себя. Ведь я люблю тебя. Я уделяла недостаточно времени для твоего обучения, но теперь мы исправим это. Я не даю тебе разрешения умереть. Понятно? Послушай меня, ЭДВАРД! Если ты сделаешь это, я заберу обратно свои пятьдесят тысяч и доберусь до твоей дочери. И ты будешь поражен, как много я могу рассказать твоей четырехлетней девочке… И мне плевать, сгоревшая она или нет. Мы все прояснили?
- Да, все ясно, - ответил я ласковым тоном, хотя внутри бушевал… это все наркотики, - я не убью себя. Я обещаю. Пожалуйста, только не трогай мою дочь…
- Я не буду, не буду, - заверила она, лаская мои щеки, - расслабься. Теперь все в порядке.
- Нет, - я вдруг дернул головой, снова заглядывая в ее глаза, - я не могу! Я не могу сделать этого. Пожалуйста, никогда больше не подпускай ко мне этих парней. Я не смогу снова пережить это! Я буду делать все что угодно… Все, что скажешь, с женщинами… но если мне придется быть оттраханным мужчинами, я… я…
- Не плачь, малыш, не плачь, - она поглаживала меня, - ты не будешь трахаться с мужчинами. Клянусь. Я сдержу это обещание. Если ты настолько против этого, я никогда больше не приведу к тебе мужчин. Хорошо?
- Ты обещаешь? – спросил я, как ребенок… и внутри ненавидел себя… Я был ничтожеством… слабаком… этого Виктория и добивалась… поэтому она отдала меня на растерзание тем ублюдкам.
- Да, обещаю это, - она поцеловала меня в губы так нежно, что я поверил ей.
- Эдвард, - продолжила она. - А теперь скажи мне. Кто-нибудь из тех парней… ебал тебя? Если да, скажи мне, и они будут мертвы.
Я знал правильный ответ… я уже думал об этом… Все они трахали меня… мысленно.
- Да, - полусонно улыбнулся я. – Они трахали меня. Каждый из них.
Виктория в гневе выдохнула, злясь не на меня, а на них. Они нарушили ее правило, ослушались ее. Они не боятся ее так, как она думала. Теперь они заплатят за это. Я чувствовал это.
- Пора спать, - она прикоснулась пальцами к моим векам и закрыла их. Я почти спал, но все еще осознавал, что происходит. – Они больше не обидят тебя. Я исправлю это, Эдвард.
- Хорошо, - прозвучал мой сонный голос. Она положила мою голову на плоский матрас, словно это была бархатная подушка. Цепи были прохладными, тяжеловатыми и лежали вдоль моего тела.
- Эммет! – закричала она, и я услышал шаги. Я слишком устал, чтобы открыть глаза, я просто слушал. Даже не мог понять, что я сейчас сделал. Меня ничто уже не заботило.
Виктория выждала момент, а потом приказала:
- Приведи ко мне всех тех людей. Скажи, что у меня есть для них подарок.
- Нет проблем, - сказал он и вышел.
Несколько дней спустя, когда я наконец пришел в себя… протрезвел, то обнаружил себя привязанным к большой квадратной кровати Виктории. Я был чистым и свежим, пах одеколоном, во рту ощущался вкус мятной зубной пасты.
Потом она рассказала мне, что убила тех парней… для меня. Чтобы загладить свою вину. А теперь все кончено, сказала она, мы можем все забыть и двигаться дальше. Ты можешь сделать это, Эдвард, попросила она.
До сих пор я не заработал у нее ни доллара и нуждался в деньгах. Мне нужно было добиться от нее одобрения, чтобы я мог начать зарабатывать деньги, будучи ее рабом. В тот момент, когда я размышлял о своих ограниченных возможностях, Виктория вставила:
- А еще… сегодня я пошлю тридцать тысяч долларов твоей дочери. Так что у нее начнутся первые операции. Я разговаривала с ее доктором, он сделает все, что ей требуется. Ты доволен этим? Мы можем начать все с начала?
Я кивнул, без слов продавая свою судьбу, ставя в противовес только одно правило: никаких мужчин, никогда. Это было записано в моем контракте.
На следующий день меня освободили, поэтому я мог побродить по клубу, там и обнаружил Эммета.
- Ты не сказал ей, - пробормотал я, внимательно глядя на него.
- Нет, - нахмурился он, - она бы тебя убила.
- Я догадываюсь, что снова обязан тебе жизнью, - с горечью заметил я, мне не нравилось это.
- Ничего ты мне не должен, - ответил Эммет. – Знаю, что я не тот парень, которого ты можешь назвать своим другом. Но она, в какой-то степени, моя. Я делаю то, что она говорит. Но я буду присматривать за тобой… как смогу. Ты мне нравишься.
Я нахмурился.
- Не в том смысле, - он скривил лицо. - Ух! Не обольщайся. Я специализируюсь только на женщинах.
- Я тоже так ДУМАЛ, - ответил я, не в состоянии забыть ту ужасную ночь.
Эммет ничего не ответил, но и молчание многое сказало.
- Ты ведь умеешь драться? – поинтересовался я, все еще не полностью доверяя этому парню. Но я мог бы научиться у него чему-нибудь полезному.
- Я регулярно тренируюсь, - заявил он, немного хвастаясь. – Я избил тех парней, которые наставили на ТЕБЯ оружие, помнишь?
- Да, - я немного помолчал. – Научишь меня? Я больше не хочу быть слабым. Если на меня снова кто-нибудь нападет, я не хочу проигрывать. Мне хочется сломать им челюсти прежде, чем они дотронутся до меня.
- Ты попал в нужное место, - улыбнулся Эммет. - Встретимся позже, в десять. Я научу тебя.
Вот тогда я и узнал, как нужно защищать себя. Тогда я поклялся, что никто не прикоснется ко мне против моей воли. Я лгал себе все время, объясняя, что во всем, происходившем со мной, был мой выбор, мое решение.
Я прошел через много унижений, наказаний и пыток после того обещания. Были уроки… боль… но все это было сделано женщинами. Никогда ни один мужчина не прикоснулся ко мне, не связал меня… Пока не появился сэр Кевин.

Я закончил писать в дневнике. Закрыл блокнот и запер его в сейф под замок. И вернулся в мой теплый, уютный мир семьи, как только закрыл за собой дверь и пересек невидимую линию между моей старой жизнью и новой.

Не оставьте нас без комментариев на форуме. Я уверена, у вас есть мысли.
И простите за долгое отсутствие - и Бета, и я были в отпуске.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-15418-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: AlshBetta (22.08.2015) | Автор: WinddSinger
Просмотров: 2263 | Комментарии: 13


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Читаем конкурсные истории

Новая суть


«Как говорится, не все йогурты одинаково полезны»

Чужая маска


- Могу я пригласить на танец звезду этого вечера? – поблизости раздался заданный на итальянском вопрос, и Гермионе пришлось приложить немало усилий, чтобы удержаться и не вздрогнуть от неожиданности: склонив голову, рядом стоял никто иной, как Драко Малфой.

Всего комментариев: 13
0
13 pola_gre   (03.04.2016 12:43) [Материал]
Как он не сошел с ума...

Спасибо за перевод!

0
12 MariyaK   (04.11.2015 18:00) [Материал]
тяжелая глава. спасибо за перевод

1
11 LanaLuna11   (30.08.2015 10:53) [Материал]
Просто жесть, какие в мире бывают ужасы sad

0
10 серп   (26.08.2015 18:15) [Материал]
Спасибо большое за перевод!

0
9 ЕЛЕНА123   (25.08.2015 15:33) [Материал]
Нет слов! Это просто ужасно!

0
8 Helen77   (24.08.2015 10:28) [Материал]
Спасибо огромное. Даже читать про эти ужасы страшно.

1
7 Korsak   (24.08.2015 10:01) [Материал]
Спасибо за главу!О,Эдвард!Вырвать тебя из лап монстра это еще не значит что монстр тебя покинет...Но ты так стараешься!

1
6 tasya-stasya   (23.08.2015 20:09) [Материал]
Спасибо за продолжение!
Жуткая глава. Бедный Эдвард, хотя Виктория появилась во время. А то было бы хуже.

1
5 Brandy2647   (23.08.2015 19:56) [Материал]
Спасибо за главу. После такой счастливой предыдущей главы, описывающей день рождения Беллы, я была морально не готова к таким ужасам... cry

0
4 робокашка   (23.08.2015 17:50) [Материал]
дело прошлое, ничего не изменить, и все же жаль, что он не убил тогда Викторию

0
3 marykmv   (23.08.2015 17:16) [Материал]
Спасибо.

0
2 Bella_Ysagi   (23.08.2015 17:01) [Материал]
Большое спасибо за продолжение..кошмар... cry cry

0
1 ★Texas_City★   (23.08.2015 15:24) [Материал]
Большое тебе спасибо за продолжение, дорогая.
Не могу представить каково тебе было переводить эту главу, а бете её редактировал... Это ужасно cry angry



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]