Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1634]
Мини-фанфики [2720]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15273]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14625]
Альтернатива [9081]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4493]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

The Art Teacher
Он открыл для меня искусство и слова, страсть и жизнь... Но мне нужен был лишь он сам.

Любовь на массажном столе
Хорошо – она продолжит и сегодня играть свою роль, а он свою. А после они расстанутся навсегда, так и не узнав ничего друг о друге. Разница в возрасте не в её пользу и всё такое. Ведь для него это была всего лишь работа, а для неё… Впрочем, не важно, чем для неё…

Английская терция
Там, где нет места именам, есть лишь тени и свет. Кто она, утомленная испанским многословием незнакомка? Кто он, таинственный тореро, сын Севильи? Может ли тот, кому имя «собственность», ощущать боль, страсть, смерть, испытывать любовь к своему обладателю? Ни одной лишней мысли. Ни одного лишнего чувства. Только три терции…

Мелодия сердца
Жизнь Беллы до встречи с Эдвардом была настоящим лабиринтом. Став для запутавшейся героини путеводной звездой, он вывел ее из темноты и показал свет, сам при этом оставшись «темной лошадкой». В этой истории вы узнаете эмоции, чувства, переживания Эдварда. Кем стала Белла для него?

Цвет завтрашнего дня
Что может связывать безобидную девушку и мутанта, обладающего сверхъестественными способностями? Что если девушка давно чувствует, будто с ее жизнью что-то не так? Какие тайны она узнает, когда решится вернуть потерянные воспоминания?
Фантастика/Романтика/Экшен

Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…

Бремя дракона
На высокой горе, окруженной хрустальными болотами, живет принцесса. Уже много лет она ждет принца. Но пока не встретился храбрец, способный выстоять в схватке с огнедышащим драконом. Неустанно кружит свирепый зверь над замком, зорко следя за своей подопечной и уничтожая всякого, рискнувшего бросить ему вызов.

Другая история «Как приручить дракона»
А что если изменить первую встречу Иккинга и Беззубика?



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 252
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Код ДНК. Глава 14. Часть семьи

2021-6-23
18
0
BPOV

Мы ехали молча. Складывалось ощущение, что мы совсем незнакомые люди, просто случайные пассажиры, которым неудобно разговаривать даже на нейтральные темы вроде погоды. Воздух между нами ощущался физически. Пустой и холодный, он заполнял пространство. Или это все было псевдоощущением чертового груза, просто пустота, внезапно образовавшаяся между, казалось бы, близкими людьми. Вакуум, из которого высосали все слова. Но пустота была лишь снаружи, а не внутри нас. Голову изнутри разрывали тысячи невысказанных слов. Почему-то я боялась нарушить тишину, пока Эдвард думал о чем-то, уставившись на дорогу. Изредка его губы шевелились, словно он что-то считал, но потом выражение его лица менялось кардинально на раздутые ноздри и стиснутые зубы.
Это все было чересчур для меня, но каждую секунду я благодарила вселенную за то, что с Эмметом все хорошо. Я, наверное, попросту не выдержала бы потери друга и меньше всего хотела думать о плохом, ведь меня на нервах итак то и дело бросало в дрожь. Все хорошо. Уже все хорошо. Операция прошла успешно. Эммет под присмотром врачей. У его палаты дежурит кто-то из полицейских. Все будет хорошо. Хотя я, черт возьми, не могу отрицать того факта, что во всем действительно виновата я. Ведь если бы Эммет не приехал в свой выходной по моему зову, сейчас он был бы цел, а я… возможно, на том свете. И я прекрасно понимаю, что Эмм – коп, и его работа не из самых безопасных, но тот факт, что он пострадал, защищая собой меня, никуда не денется. С другой стороны этого всего был Эдвард, который приехал по странному стечению обстоятельств так вовремя. И явился он с Карлайлом. Теперь большая часть слов, услышанных ранее, теряла всякий смысл. Но… где он был? Почему не отвечал на звонки? Не хотел или не мог? Как он оказался рядом со старшим братом? Карлайл, когда я звонила ему, спросил меня, со мной ли Эдвард? Это было какой-то ловушкой, чтобы узнать, где я и с кем? Быть может, это была какая-то странная проверка на то, не являюсь ли я приманкой во всем этом дерьме? Или Карлайл просто нашел Эдварда по дороге и привез ко мне как личного телохранителя? Вопросов было так много, и они... мучили меня до головокружения. Вишенкой на торте проблем этого дня оставался вопрос с тем кейсом, который в теории уже должен быть у Карлайла. И хотя я до сих пор считаю, что это решение было лучшим из того, что я могла придумать, и, вероятно, не явись Карлайл в бар, все закончилось бы иначе, я и близко не знала, что старший Каллен сделает с новообретенными знаниями и как это скажется на мне?
Какую, мать вашу, гребаную грязную игру ведут в этом городе по ту сторону закона?!

Наконец-то, словно выйдя из своего странного транса, я посмотрела на Эдварда. И, наверное, видела в нем далеко не простого парня, которым этот Каллен фактически никогда и не являлся. Он – часть всего этого. Со мной или без меня. С давлением со стороны или без. Эдвард давно для себя все решил, и почему-то мне кажется, что если ему выпадет возможность вернуться, он ею воспользуется, несмотря ни на что. Он – Каллен. И показал это, когда начал действовать так, как было угодно ситуации и его семье. Этому не учатся, с этим рождаются. Ложная история. Собственное правосудие. Я вообще знаю этого человека, вносящего столько смятения в мою гребаную тихую гавань?

Я вздохнула. Мы ехали, казалось, вечность, хотя на самом деле, когда покинули центральную больницу, сгущались сумерки. На улице уже было практически темно, наверное, это и заставляло меня теряться во времени. Или стресс. Хотя, действительно, если бы мы направлялись к Эдварду или ко мне, то были бы давно в пункте назначения. А находились мы все еще в пути.
Эдвард по прежнему был сосредоточен, все еще продолжая немые диалоги со своими внутренними демонами, вел машину, ловко лавируя между улочками, уходя от вечерних пробок словно это было не его Вольво, а какой-то новомодный спорт кар. Я ощущала себя как никогда странно. В салоне была несвойственная нашим… отношениям атмосфера. Отношениям… да. Да и он был слегка напряжен, о чем говорили его порой пропущенные вдохи. Я никогда не видела Эдварда таким, и где-то внутри меня даже зарождался первобытный страх, который я всеми силами пыталась побороть. Хотя, что я в нем видела? Насколько хорошо я его знала? Ответа не было. И в попытках хоть что-то понять я продолжала смотреть на него.
Уверенно стремясь выбраться из города, Эдвард крепко сжимал руль, но теперь мне не нужен был ни навигатор, ни его слова, чтобы узнать дорогу, которая вела к загородному дому его брата. Какого черта мы едем туда? Я… хочу домой. Я не хочу быть замешанной во что-то. Я просто хочу отдохнуть. Хотя бы сегодня. Пожалуйста. Что мне еще может угрожать? Джеймса же увезли!
- Мы едем… – собравшись с силами, тихо спросила я в страхе спугнуть его.
- К Карлайлу, - сразу же ответил Эдвард, подтверждая мои догадки, но даже на долю секунды не оторвав глаз от дороги.

Я просто шумно выдохнула. В воздухе опять повисло молчание, но буквально на мгновение. В следующее он повел машину к обочине и резко затормозил. Меня дернуло. Но не от внезапной остановки. Это был Эдвард. Его губы, мягкие и теплые, прикоснулись к моим, ладошками удерживая за лицо, он целовал меня, притягивая к себе. Задыхаясь. Взахлеб. Словно я была его воздухом и его водой. Персональная и такая необходимая жизненная энергия. Его аромат ворвался в мои легкие, обжигая. Живот свело от дикого желания. Но я… я ничего не понимала. Совсем. И пока я была в замешательстве, он был рядом во всех пониманиях.
- Девочка, сладкая моя, прости, что не был рядом с тобой. Этого не должно было произойти. Я так был поглощен своими делами, что забыл о тебе. А я, черт подери, не должен был…
- Все хорошо, - шептала я, целуя его в ответ. – Все ведь хорошо, правда?
Но все не было хорошо. Произошедшее никак не вело к счастливому итогу и простой обычной жизни. Я сейчас была героиней какого-то замысловатого криминального боевика, и мне с трудом представлялось, что все это реально. Из мира мыслей в этот меня возвращали только теплые руки и мягкие губы сидящего рядом мужчины. Его слова прорезали сознание, извинения жгли душу и клятвы оставляли выжженные раны в сознании.

Я потянулась к Эдварду всем телом, нуждаясь в очередном поцелуе. Его так долго не было рядом. Словно вечность. И я практически утратила веру, но он… показывал мне каждым своим движением, что ему не все равно, что он рядом, со мной, несмотря ни на что. Это больше не были просто сухие слова с обещанием когда-нибудь все рассказать, когда-нибудь, когда он придумает нужную историю. Был момент. Наш момент.
Эдвард подхватил меня, притягивая ближе. Его руки, такие горячие, медленно пробирались под мою кофту, обжигая каждый дюйм моего тела. Я пылала и дрожала.
Мягкие губы скользили по подбородку, изгибам шеи, опускаясь все ниже и ниже. Я еле сдерживала животные стоны, глушила желание кричать всему миру, что он мой, и о том, чем мы занимаемся здесь, посреди дороги практически на выезде из города за тонированными в ноль окнами, запотевшими от страстного дыхания.
И я не сдержалась. Кусая губы, его и свои, я выкрикивала его имя с каждым очередным движением, с каждым толчком, приближающим меня к вершине моего наслаждения.
Прижимаясь к моему Каллену, чтобы не взорваться от нахлынувшего блаженства, я еле касалась губами щетины на его лице, вдыхая его аромат, пока он, обвив меня что было сил руками, издав животный рык, взрывался миллионами искр наслаждения во мне.

- Я как мальчишка хочу увезти тебя подальше от всего этого, обезопасить от своего мира… - Эдвард закурил, и в этот момент мне так захотелось глубоко втянуть сизый дым, разделив с ним сигарету, но я лишь сидела, глубоко вжавшись в пассажирское сидение, поджав под себя ноги, и смотрела внимательно на него.
- Я уже часть твоего мира. И этой частью я стала еще до встречи с тобой, - взгляд пал на правую руку, и пальцами левой руки в практически кромешной темноте, за исключением света, падающего от расположенного чуть далее уличного фонаря, провела по небольшому выступу немногим выше кисти, поспешив обратно откатить рукав. Шрам, чуть больше трех сантиметров, большая память о небольшом человеке. Тогда Майк сделал мне физически больно впервые. Мы ссорились. Он был пьян. Пришел поздно. Твердил про долги и… Джеймса, которому он был должен, но в тот момент я ничего не понимала. А затем толкнул меня в столешницу. Дыхание сперло, звуки битого стекла, и я почувствовала боль. Бутылка вина, которую я так тщательно выбирала накануне, чтобы отметить наш праздник, была разбита, а осколок торчал у меня из руки. Ньютон просто посмеялся и пошел спать, а я, напуганная таким Майком и разбитая произошедшим, ехала на такси в ближайшую неотложку. Шесть швов. Шесть чертовых швов и клятва себе, что он больше никогда не сделает мне больно. По крайней мере, физически. Но эту клятву я не смогла сдержать.

- Сахарная, ты мое все…
- Эдвард, - перебила его я, уже давно приняв для себя решение. Пришла пора что-то менять и что-то делать. Убежать не выходит, я пробовала. Остается вливаться и действовать. – У тебя есть обязательства? Я это понимаю. И, тем не менее, я здесь. Даже после того, что произошло сегодня – я здесь! Хватит болтовни и сожалений. Эммет схлопотал пулю! Мой бар сожгли! Тебя гоняют как отреченного. А я вообще в центре всего этого бурлящего котла не понимаю, когда на хрен все начало лететь в тартарары. Я хочу разобраться с этим и спать спокойно, а не всю жизнь убегать и оглядываться. И меньше всего мне нужно, чтобы мужчина, которого я люблю, искал причины для жалости к себе, когда он настолько силен. Поехали. Нас, кажется, ждут.
Повисло молчание. Мой словесный поток ввел в ступор не только Эдварда, но и меня. Неужели я настолько была вымотана, что просто нуждалась выплеснуть все наружу?
- Ты говоришь, как мой гребаный старший брат, сахарная.
Ухмыльнувшись, Эдвард завел мотор.
- И да, сахарная, я тоже тебя люблю.
А я задохнулась, понимая, что это и вправду так. Понимая, что совсем потерялась во времени и совсем не поняла, когда влюбилась в него, хотя уже и четко это осознавала. А еще я понимала, что между нами стояло нечто больше, нежели желание или обычные мирские проблемы. Между нами стояла моя странная и твердая, не знаю откуда взявшаяся уверенность в том, что Эдварду действительно место в этом мире. Только вот дело было совсем в другом: это не попытка сдержать обещание, данное накануне очень страшному человеку, это то, чего я хочу сейчас для себя… для нас.

Мы приехали к Карлайлу довольно быстро. Не знаю, я не заметила времени, потому что все еще пыталась отдышаться после секса, от которого сносило крышу, и того, что Эдвард был рядом, или я просто больше не боялась происходящего, как и не боялась сюда ехать. Все в моей голове менялось слишком быстро, и я не успевала улавливать мельчайшие детали. Просто отдавалась гребаному чувству уверенного спокойствия, которое странным образом взяло меня в плен. Машина на медленном ходу миновала двух вооруженных парней, слабо освещенную будку и две колонны, которые перетекали в забор и за которыми сейчас скрывались металлические секции. Ворота была открыты, что в состоянии, грубо говоря, войны было странным, но меня это мало волновало. Понимание, что я ничего не смогу сделать, предпринять или изменить, если вдруг сюда ворвется толпа головорезов, настолько глубоко въелось в мой мозг, что я просто наслаждалась зрелищем, которое открылось мне, едва машина заехала на дорожку, устланную гравием. В темное время суток дом предстал невероятно красивым: освещения было настолько много, что ночь казалась просто атрибутом. Для меня, девочки, выросшей в небольшом домике, у которой своя комната была размером с коморку в моей нынешней квартире, а она, на минуточку, не была даже среднестатистической, та жизнь, которую я видела и на территории которой сейчас находилась, была просто сказочной. До жути сказочной.

Везде была охрана. На входе стояла парочка амбалов. Еще несколько ребят разгуливало по вымощенным камнями аллеям. Даже там, на балконах. Все вооружены. В черном. Накачанные, как один. Мурашки сами пробежались по телу, и я инстинктивно принялась себя обнимать. Интересно, если все сложится наилучшим образом и впереди нас ждет светлое будущее, сколько мне понадобится времени, чтобы привыкнуть к такому порядку вещей? Этот мир… он пугал и затягивал. Он был ровно прекрасен, как и ужасен. На кончике языка я практически ощущала вкус власти, которую мог бы дать определенный статус, а телом ощущался холод от оружия, которое всегда будет дома и, дай Бог, если не прижато к моему виску. Хватит ли меня на это? Выдержу ли я такую жизнь? С Майком я порой была не в себе. Могу ли я предположить, что с другим человеком все будет по-другому?
Эдвард остановился чуть далее входа и, обогнув машину, помог мне выйти. Мелкие камушки под подошвой ботинок создали впечатление уплывающей земли. На мгновение я поймала себя на мысли, что одета совсем не по погоде. Дело шло к зиме, и вечера уже не были такими теплыми, как хотелось бы. Контраст температур в салоне машины и на улице дал о себе знать мелкой дрожью, а мне в этот момент так захотелось тепла и уюта, но ничего из этого не было, и все, что я смогла - это просто обнять себя в очередных попытках согреться.

- Мистер Каллен, - кивнул Эдварду стоящий на входе мужчина.
Один из немногих подавших голос, в отличие от остальных, что бросали на нас взгляды, которые, по их мнению, должны быть незаметными. Эдвард кивнул ему в ответ, улыбнулся и протолкнул меня в дом. Могу ли я предположить, что этот человек был знаком с Эдвардом лично, а не на уровне «телохранитель старшего брата»? Если и да, то какие отношения могут выстроиться между ними сейчас, спустя столько лет?
Я вдохнула. Глубоко. Практически до боли, словно не наслаждалась воздухом чертовски давно. По телу новой волной прошла дрожь. Тепло, которого мне так не хватало, обволакивало кожу, и я, казалось, моментально начала расслабляться. Вокруг царила какая-то настоящая домашняя атмосфера, довольно - таки современный ремонт в бежево-черных оттенках и никаких намеков на то, кому принадлежит это поместье. А еще этот сладкий запах выпечки и пряностей, пропитавший каждый дюйм помещения, наполнил мне о приближении зимы и Рождества.
Я была уже здесь. Снаружи. Не внутри. Тогда была слегка напряженная и натянутая атмосфера, довольно холодный прием и ощущение неполноценности и жалкой заложницы где-то внутри меня. Но сейчас я не чувствовала себя пленницей. Я была полноценной частью того, что происходило. И от этого становилось еще больше не по себе.
- Нам сюда, - кивнул Эдвард, увлекая меня за собой. Он двигался так уверенно, словно в последний раз был здесь вчера, и словно не было никакой предыстории. Просто парень, который привел свою девушку к себе домой на праздничный ужин с родителями. Но, кажется, даже встреча с родителями не так волнующа, как эта. Кем Карлайл будет видеть меня сейчас? Той, кто все еще должна вернуть ему брата, или той, чей муж наворотил кучу проблем? Очередной проблемой его младшего брата?
Минуя огромный холл, мы оказались в гостиной. Огромная светлая комната с большими окнами. Большой из натурального камня камин задавал здесь всю атмосферу. Слегка потрескивали дрова, языки пламени бросали едва заметную тень на стены. Деревянная темная мебель, большие удобные кресла и не менее большой диван. Да, в который раз я убеждалась в том, что это обычный дорогой дом, сделанный со вкусом и без малейшего намека на логово бандитов. Я даже хохотнула, за что поймала от Эдварда удивленный и непонимающий смешок.
- Что-то не так? – он нежно приобнял меня за плечи, его губы нашли поцелуем мои волосы.
От окружающего уюта мне стало в очередной раз не по себе. Чей это был мир? Чертово перепутье, от которого было не убежать.
- Все хорошо. Наверное, – я повернулась в его руках. – Насколько все может быть хорошо.
- Я найду выход, - Эдвард запнулся и, прикоснувшись своими губами к моим, на выдохе произнес, - мы найдем выход!
Но верил ли он в то, что говорил? Или эти слова были для меня, глупой наивной девчушки? В его глазах читался вопрос. Эдвард словно сомневался во мне или в нас. Я… я не понимала. Ничего, что происходило сегодня. Его веки сомкнулись, и он прислонился своим лбом к моему. Горячее дыхание укутало меня, завлекая в странный плен и в это дикое желание защитить его и наш новый маленький мир. Я не узнавала себя. Но больше всего я боялась, что все это творит со мной стресс. Я боялась, что завтра я проснусь, и все померкнет, а я попросту сбегу.

- Ужин уже на столе, - в комнату вошел Карлайл. Он был совсем обычным, в вязаном свитере и твидовых брюках, и даже улыбался, но я смотрела не на него. Я заметила большую дубовую дверь в углу рядом с той, из которой он появился.
Тело стало словно чуждым, не слушалось, и все, что я могла делать, это просто пялиться в одну точку, на деревянную гладь, за которой скрывался настоящий, мать его… ад. И ужин - это последнее, что меня волновало в этот момент. Урывки воспоминаний, казалось, реальной болью прошлись по телу.
- Что… с ним? – выпалила я, заставив, казалось, время в комнате остановиться. Мои глаза прожигали Карлайла, который просто недвижимо стоял без каких-либо эмоций. А я чувствовала, как меня накрывает лавиной пережитых за сегодня эмоций. Это был нервный срыв. Или приступ паники. Я не знаю. Мне просто казалось, что я разрываюсь на тысячи кусков и от боли медленно схожу с ума. И едва я начинаю понимать, что все нереально, и что я снова собрана в единое целое, боль опять начинает захватывать меня в плен с самого сначала.
- Белла… - Эдвард снова обнял меня за плечи, но я отошла от него, сложив свои руки на груди. Я вспомнила. Все, нахрен, вспомнила! Вот откуда гребаное дежавю! Я была уже в этом доме. Внутри, а не только на улице. Я была за той дверью… когда Джеймс допрашивал меня как террористку, выуживая информацию о чертовом кейсе, которого я тогда в глаза не видела. Я вспомнила все! Как сильно были затянуты стяжки на моих запястьях, чтобы предотвратить побег. Как «предельно нежно» прикасалась его рука к моему телу, оставляя синяки. Вспомнила, как отключалась от гребаной боли, пока не услышала голос, который меня тогда спас. Карлайл. Это Карлайл тогда пришел и сказал отпустить меня…
- Что вы сделали с Джеймсом? – вторила я. В этот момент это было слишком важным для меня, хотя я четко понимала, что не хочу знать ответ. Просто он был мне нужен. И точка. Чертов ответ. Чтобы обрести гребаное равновесие. Сейчас, если бы у меня представилась такая возможность, я была готова собственными руками врезать несколько раз Джеймсу… но главным было то, чтобы он не находился в этом доме и уж тем более не сидел с нами за одним столом.
- Ничего, – спокойно ответил Карлайл и показал рукой на вход в столовую, приглашая нас пройти, но я даже не шевельнулась.
- Он хотел убить меня… стрелял в полицейского… - на меня накатывала истерика, и как бы я ни пыталась смотреть на одного из двух Калленов, присутствующих здесь, я то и дело взглядом возвращалась к дубовой двери. Мне все время казалось, что третий из них сейчас там, в чертовой комнате для пыток, сидит и ждет вердикта свыше или просто наслаждается сладким заточением, попивая вино и понимая, что последствий не будет, ведь он их кровь.
- Он наш брат, Белла, - прошептал Эдвард. – Семейные дела мы решаем в кругу семьи!
- Да, это я поняла уже давно. Семейное семье, чужое на растерзание обществу! Прочувствовала на себе, когда меня, избитую до полусмерти, выбросили на набережной как кусок мяса, – язвительно произнесла я, сама не ожидая от себя такого.
Эдвард бросил на меня ошарашенный взгляд, а я просто отходила от него, словно от заразного. Смотря прямо в глаза старшему Каллену, я медленно, но уверенно шаг за шагом двигалась в сторону Карлайла, чтобы задать последний вопрос, который подведет итог этого вечера.
- Теперь, как я понимаю, ты часть семьи… - спокойно начал Карлайл, но я не дала ему закончить, встав перед ним.
- Джеймс в этом доме? – зло, но стараясь держать себя в руках, прошипела я.
- Нет, - на этот раз ответил Карлайл, и сделал это он довольно быстро.
Меня как окатили ледяной водой. Я позволила себе слишком много в отношении человека, владеющего городом, и я готова была принять последствия. Теперь. Будучи уверенной, что человека, принесшего мне кучу бед, нет в этом доме. Ведь в противном случае я бы просто-напросто отсюда удрала. Сейчас же были только Эдвард и Карлайл и оставшийся открытым вопрос с кейсом. Да, я это понимала, ровно так же, как и то, что я совсем не буду частью этого разговора. Я здесь просто как приложение к Эдварду. Скорее всего. Поэтому все, что я могу и хочу сейчас - это наполнить желудок пищей и уснуть.
- Отлично, - хлопнула в ладошки я, - пошли ужинать.

Я прошла мимо Карлайла словно сквозь рентгеновскую рамку в большую, залитую светом трех огромных, состоящих из сотен кристаллов, люстр комнату, в которой суетилась парочка латиноамериканок в идеально накрахмаленной одежде. Возможно, будь все немного иначе и не отдайся я Майку на растерзание, я могла бы быть одной из них. Подавать ужин мужчине, который вершит судьбу этого города, но, черт подери, зарабатывать деньги и платить за учебу… которая бы у меня была. Но это совсем другая реальность. В этой же реальности я совсем чужая стою здесь, среди жизни, которую даже во сне не могу себе позволить, в грязной и заляпанной кровью единственного в этом городе друга одежде, с опухшим лицом, дрожащими руками и совсем не подходящей прической. Стою и смотрю на большой дубовый стол, что сервирован на четверых, что подводило логически к тому, что мы все-таки ждали кого-то в гости. Но этот кто-то не Джеймс, а значит, сегодня мне плевать.

Накативший адреналин, благодаря которому я несколькими минутами ранее позволила себе разговаривать так с хозяином этого дома, практически сошел на нет, о чем говорила нарастающая дрожь в холодных пальцах рук, которые я то и дело растирала.
- Это будет слегка странной просьбой, - вздохнула я и повернулась в сторону вошедших за мной Эдварда и Карлайла, - но здесь найдется любая чистая одежда? Мне даже подойдет… одно из платьев девушек, что накрывали на стол…
- Не стоит, - сухо бросил Карлайл и посмотрел на Эдварда. – Брат, думаю, один из твоих спортивных костюмов подойдет, пока мы что-то не придумаем.
- Ты не выбросил мои вещи? – с улыбкой посмотрел Эдварда на Карлайла, но тот проигнорировал брата с каменным выражением лица, словно его застали врасплох за каким-нибудь гнусным занятием.
- Белла, можешь воспользоваться этой ванной комнатой, чтобы привести себя в порядок, - Карлайл указал на дальнюю дверь, которая виднелась в коридоре.
Я лишь кивнула и поспешила спрятаться в другой комнате, пробегая мимо входа в кухню, поймав на себе взгляды девушек, что ставили еду на стол.

Холодный мрамор темно-зеленого цвета, душевая кабина полностью с прозрачным стеклом, широкий умывальник и огромное зеркало с подсветкой. Каждая комната этого дома была шикарна, словно сделана под какой-то особенный заказ. Неужели, Эдвард… тот Эдвард которого я знаю, со щетиной и потертой курткой, когда-то был частью этого всего вычурного и идеального?
Потянувшись за одним из кофейных полотенец, лежавших на полке справа от зеркала, я поймала себя на очередном отличии наших миров: не знаю почему, но у меня дома полотенца никогда не были настолько мягкими. Неужели и вправду все зависит от количества денег в кошельке и познается лишь в сравнении?

- Белла, все хорошо? – переспросил Эдвард, постучав в дверь, не дав мне и двух минут, чтобы собраться с мыслями или привести себя в порядок. Но все ведь не было хорошо? Не было ведь, правда? Только вот у кого хватит сил и смелости признать это? Хотя в первую очередь это признание было нужно именно мне. Я была здесь чужой, и сейчас, вглядываясь в свое измученное отражение в зеркале, понимала, как ужасно я выгляжу на фоне всего. Даже Эдвард после всего, что было в его жизни, в обычной потертой одежде и с многодневной щетиной выглядел лучше, чем я.
- Белла? – повторилось мое имя голосом Эдварда.
- Да, все… хорошо, - тихо сказала я, открыв дверь. Эдвард вероятно понял, что это не так, но совсем ничего не сказал по этому поводу. Он всего лишь протянул мне аккуратно сложенный серый костюм, состоявший из толстовки с капюшоном и низко сидящих штанов с манжетами, а затем обнял меня, прижимая к себе так, словно это было в последний раз.
- У тебя есть столько времени, сколько тебе нужно, сахарная, - крепко удерживая мое лицо своими ладонями, сказал Эдвард, а затем едва ощутимо провел большим пальцем правой руки по моим губам, заставляя меня задыхаться. – Я буду ждать тебя за столом, если ты, конечно, хочешь…
- Дай мне несколько минут, и я присоединюсь к вам за ужином, - выдохнула я, наклоняя голову немного влево, желая прижаться щекой к его ладони и чувствовать это тепло, что пробиралось под кожу в одном месте по всему телу.
- Хорошо, - кивнул Эдвард и, более ничего не спрашивая, закрыл за собой дверь.
Не знаю зачем, но я слишком быстро провернула щеколду, словно она могла обезопасить меня от чего-то плохого, и наконец-то принялась переодеваться. В костюме Эдварда я выглядела довольно нормально. Помнится, его толстовка сидела на мне в прошлый раз отлично, за исключением событий, которые к этому привели. И этот запах, я помнила его и даже при огромном желании забыть, наверное, не смогла бы. Но эти вещи… они пахли по-другому. Да, приятно. И на ощупь были очень мягкие. Но запах был совсем иным. Не таким сладким и не таким… свободным.
Затянув посильнее шнуровку на поясе штанов, которые были слегка великоваты, я посмотрела на свои ноги. Ботинки, отлично смотревшиеся с джинсами, сейчас выглядели смешно. Но другой обуви не было, и все, что мне пришло в голову - это оставить этот странный видок как есть. Сложив грязные вещи в стопку, я поставила их возле умывальника, наконец-то ополоснула лицо, смывая потеки от косметики, усталость, кое-как собрала волосы после безуспешных попыток распутать их пальцами. Затем я просто покинула уборную, чувствуя ужасную усталость. Но проигнорировать ужин я не могла. Это было бы как минимум неуважением к Карлайлу.

Еда оказалась безумно вкусной и по-настоящему домашней. Возможно, из-за того, что я была чертовски голодна и измотана морально. Я не отказывалась ни от мяса, ни от овощей и съела, казалось, в два раза больше своей обычной порции. В какой-то момент я даже перестала чувствовать эту неловкость, о которой еще говорят «не в своей тарелке». Мы ужинали в непринужденной атмосфере. Нейтральные темы ни о чем, которые даже не оставались в памяти. Лишь бы разбавить тишину. Никаких разговоров о произошедшем. Ни одного вопроса о личном. Без единого намека на что-либо из прошлого. Для меня это было бы слишком, и Каллены это понимали. Я не их каста… пока что. И я была чертовски за это благодарна. Моментами была тишина, и она словно лечила. Еще эта легкая музыка на фоне. Джаз. Самое то.

- Эдвард, наверху приготовили твою комнату и соседнюю, - промокнув уголки рта салфеткой, произнес Карлайл, когда ему шепнул что-то на ухо здоровяк в черном, - но Белла может отдыхать в твоей комнате, если ей не нужно побыть наедине с собой.
- Белла? – с вопросом посмотрел на меня Эдвард, но в его глазах была словно надежда на то, что страх не возьмет свое и я не начну от него отстраняться.
- Все хорошо, - заверила я их. – Кроме того, я подразумеваю, что успею побыть наедине, пока вы решите все вопросы со своим прибывшим гостем.
Эдвард удивленно на меня посмотрел.
- Эдвард, я не глупа, - сквозь смешок бросила я, - четвертый прибор на столе здесь явно не для красоты.
Да и здоровяк только что по секрету сказал боссу явно о чем-то намного важнее моей прически. Только вот эту мысль я уже придержала при себе.
Карлайл ухмыльнулся, словно довольный моей наблюдательностью.
- Да, Белла, ты права, - кивнул Каллен старший, - и, думаю, разговор будет длинным. Если желаешь, можешь остаться и присутствовать. Думаю, рано или поздно Эдвард познакомил бы тебя с Лораном.
На мгновение я задумалась и посмотрела на Эдварда, который, вероятно, не ожидал столько радушия со стороны старшего брата. Но даже если бы я и хотела, то сил знакомиться с кем-то еще из этого мира и присутствовать на деловой встрече, вероятно, касающейся и меня тоже, не было. Я едва контролировала свое тело и из последних сил держала глаза открытыми.
- Спасибо, но я пойду отдыхать. Уверена, у вас свои «мальчишеские» дела, - улыбнулась я и поднялась. Эдвард словно на автомате поднялся вместе со мной. – Все было очень вкусно, Карлайл. Спасибо большое за гостеприимство.
- Ты дорога Эдварду, а значит, ты теперь часть семьи, Белла, - ответил Каллен-старший, заставив меня на мгновение застыть, переваривая услышанное. Я – часть этого всего. Только что мне указали на это без каких-либо уловок. И это билет в один конец.
- Пошли, я проведу тебя наверх, - прошептал Эдвард, подталкивая меня к лестнице, тем самым заставляя вернуться в эту реальность.

От усталости я едва перебирала ногами, и если бы не руки Эдварда, поддерживающие меня, я с огромной вероятностью прислонилась бы к стене и возможно даже сползла на пол, больше не в силах контролировать себя. Но было то, что все еще держало меня в сознании кроме моего спутника. Это был этот дом. Ступенька за ступенькой поднимаясь наверх, я не уставала его рассматривать. Дом был безумно красивым, и в то же время от него веяло страхом. Я не знаю, что я ожидала здесь в лучшем случае увидеть: обстановку в стиле барокко или вот такой модерн в светлых тонах. Но это не изменяло того факта, что это было чертово логово гребаных бандитов. И доказательством тому были везде стоящие вооруженные здоровяки и хрен его знает, что здесь было еще: кокс, оружие, деньги, куча денег, трупы?

- Пришли, - Эдвард открыл дверь и, протолкнув меня в открытые двери, включил свет в большой комнате в серо-черно-бежевых тонах. Строгая мебель, большая кровать, пара комодов и безумно мягкий ковер, в котором утонули мои ботинки, совсем не соответствующие серому мужскому спортивному костюму. Эдвард суетился так, словно в последний раз он был здесь вчера, а не полжизни назад. Ему так шло все это, но он, измученный и грязный, совсем не вписывался в светлую атмосферу. Мы совсем не вписывались в эту атмосферу.
- Ванная там, - Эдвард указал на дверь возле шкафа…
- Все хорошо, - подошла к нему я, взяв за руки, - я найду все, что мне нужно. Иди. Решите свои дела, а все остальное потом.
Эдвард опустил глаза и тяжело вздохнул. Он был разбит и измучен не меньше моего, потерял слишком много, а сейчас, обретая хоть что-то, платил слишком большую цену. И хотя я не знала всех подробностей того, что мучило его, я чувствовала, как ему больно.
- Эта часть меня не должна была становиться частью тебя…
- Мы уже говорили об этом… и поговорим еще, позже. Если бы не ты, я не знаю, где бы я была сейчас и была ли жива вообще, - прошептала я, прижимаясь к нему всем телом. Томный вздох и легкий поцелуй в район виска только подтвердил мои догадки о том, что и Эдвард не особо рад происходящему. Но есть что есть, и нам нужно что-то с этим делать. С тем, что произошло, чтобы то, что должно произойти, не стало еще хуже. Это знала я. Это знал Эдвард. Мы просто не говорили об этом вслух.
- Не жди меня, сахарная, наш разговор может затянуться.
Эдвард отстранился, взяв горячими ладонями мое лицо в плен и мягко поцеловав в губы, затем направился к выходу, но я не могла его просто так отпустить. Меня снова мучил тот самый важный вопрос.
- Эдвард, - начала я, на секунду запнувшись, но продолжила, - где… Джеймс?
- Сейчас я это узнаю, сахарная, - он развернулся и подошел снова ко мне. - Предполагаю, что в загородном доме Карлайла под охраной. Не беспокойся…
- Что с ним будет? – дрожащим голосом спросила я, перебив своего собеседника.
- Этого я тоже пока не знаю. Много времени прошло с тех пор, как я был уверен и мог предугадать методы брата. Скорее всего, Карлайл вышлет его в другую страну… или возьмет под контроль… я не знаю, сахарная. Отдыхай и не думай об этом. По крайней мере, сегодня. Я хочу дать тебе ответы на твои вопросы, но у меня попросту их пока нет.

Эдвард поцеловал меня в лоб и вышел из комнаты, оставив меня одну.
В момент, когда закрылась дверь, мне показалось, что из комнаты вытянули весь воздух и вокруг образовался вакуум. Мне понадобилось некоторое время, чтобы просто прийти в себя. Я снова осмотрелась, но не увидела ничего. А если честно, то и не хотела ничего видеть. Я была слишком уставшей. Стресс наконец-то начал накатывать, отнимая контроль над моим сознанием. Ванная. Не знаю, хватит ли у меня еще сил, но я надеялась просто расслабиться. Да и ложиться грязной, пропитанной запахом горелого бара, потом и испачканной кровью, в чистую кровать не хотелось. Направившись в соседнюю комнату, я открыла кран, наливая горячую воду. Стянула с себя костюм Эдварда, под которым по телу были остатки присохшей крови. Вся моя одежда была безвозвратно испорчена, и я выглядела в мешковатом мужском наряде нелепо, но другого выбора не было. Представляю, как будет разглядывать меня таксист, если мне завтра доведется воспользоваться его услугами. Хотя… я усмехнулась… вся изюминка была в чертовых ботинках.
Я посмотрела в зеркало. Спутанные волосы и несколько ссадин явно не добавляли очков и шика моей персоне. За время, пока мы ужинали, ничего не изменилось, и в зеркале я могла разглядывать все ту же картину, за исключением мешков под глазами, которые сейчас были еще больше. В этой ванной комнате в углу была точно такая же полка с махровыми изделиями на ней. Взяв парочку мягких пушистых полотенец и большой не менее мягкий в тон полотенцам халат, я уложила все на столик рядом с самой ванной и погрузилась в горячую обжигающую кожу воду. Что было дальше, я не помню. Желание спать оказалось сильнее.

И хотя я привыкла засыпать в ванной, зачастую просыпаясь только от того, что вода остыла, из-за того, что чуть ранее я закрывала кран, открыв глаза, на этот раз я не поняла, где нахожусь. Оказавшись в мягкой кровати, укутанная одеялом и с ощущением полнейшего наслаждения, рассматривала комнату Эдварда, но никак не ванную комнату. А еще я не чувствовала усталости. Не знаю, виной тому была дорогая кровать или какое-то волшебство, витающее в воздухе, но я выспалась. Впервые за последние несколько дней... недель… месяцев. Чувствовала себя полной сил и энергии, вдыхала полной грудью прохладный воздух, который проникал в комнату сквозь открытое окно. Это было чертовски приятно. Но я точно помнила, как была в ванной, и не помню совсем, как шла обратно или... Приподняв одеяло, я поняла, что без одежды. Что? Объяснением этому могло быть только одно: Эдвард. Но неужели я была настолько уставшей, что не проснулась, когда он доставал меня из ванной, вытирал, укладывал в кровать? Ничего не укладывалось в голове, но тем не менее халат, который я приготовила себе вчера, аккуратно сложенный, лежал на тумбочке возле кровати, на расстоянии вытянутой руки, словно намекая мне о том, что мне не придется чувствовать себя странно и неловко, пока я доберусь до одежды.
Кстати да, моя одежда уже была здесь. И хотя костюм Эдварда и был удобен и приятен к телу, облачиться в свои вещи было для меня сейчас странной необходимостью.
Натянув на себя мягкую ткань, я нырнула в халат, быстро запахивая его, словно остерегаясь того, что на меня могут смотреть камеры, и поспешила соскользнуть с кровати. Сегодня ковер казался еще более мягким, наверное, от того, что теперь я ступала босыми ногами по мягкому ворсу. Здесь, в этом доме… я не переставала ничему удивляться, ведь к чему бы я ни прикасалась, что бы я ни видела, приносило мне странное, но приятное удивление. Нет, я не могу сказать, что я была каким-то отбросом в этом обществе и никогда до этого не видела дорогого ковра или вот такой огромной и неимоверно удобной кровати… Я видела. В витрине магазина, в который я никогда бы не зашла, как никогда чувствуя давления разных социальных слоев. Мой отец получает тридцать тысяч долларов в год. Майк, не считая его грязного дохода, получал примерно столько же. Больше мне не с чем было сравнивать сейчас. И отчасти я была в немом ужасе, отказываясь принимать то, что было слишком примитивно для понимания. Сейчас я стояла в комнате, вся мебель в которой стоила пары годовых зарплат моего отца или мужа. И чтобы сделать ремонт в этой комнате, кто-то вряд ли не ел и не пил пару лет. Для меня это было невообразимо, и я понимала, что скорее всего никогда не смогу к этому привыкнуть.
Выкинув лишние мысли из головы, я направилась к моей сумке для путешествий, стоявшей на кресле в дальнем углу. Ее не было здесь вчера, но я четко была уверена, что сумка именно моя, с моей же квартиры, и, открыв молнию внутри, я увидела кое-как сложенную мою одежду. Наверное, Эдвард ездил ко мне домой, что было слегка странным. Но, как бы там ни было, я смогу разобраться с этим позже, а пока я просто хочу взять свежее белье и почувствовать себя гребаным человеком.
Ополоснувшись в душе на этот раз уже сознательно, тщательно вымыв волосы, я привела себя в порядок и достала из сумки большой вязаный пуловер, джинсы и туфли, чему была безгранично рада. Сложилось ощущение, что Эдвард либо очень хорошо разбирался в вещах, которые мне нужны, или его отменно проконсультировала Эллис о том, что к джинсам будет в самый раз смотреться именно это и это. От понимания заботы стало чертовски тепло на душе, пока я не ощутила неконтролируемый огонь, которым вспыхнули мои щеки, едва я представила, как Эдвард рылся в моем ящике для нижнего белья и, возможно, увидел то, что ему не надо было там увидеть. И вообще, как он умудрился собрать все комплектом.
Спустя некоторое время я наконец-то смотрела на свое отражение в зеркале и, черт подери, теперь узнавала себя. И хотя глаза выдавали легкую усталость, которую я ни капельки не ощущала телом, я не могла быть недовольной тем, что видела: вымытые и уложенные волосы, свежая одежда и обувь, подходящая под мой наряд.

Единственное, чего я не нашла в этой комнате - это часов. А еще своего телефона, который, вероятно, в суматохе вчерашних событий остался где-то в баре. Поколебавшись, могу ли я вот так просто разгуливать по дому большого босса, я тихо покинула комнату и направилась по пустому коридору в сторону лестницы. Вчера мы преодолели это расстояние намного быстрее, сейчас же я понимала, насколько длинным был коридор, или, я бы даже сказала, это была полноценная просторная комната, обставленная большими вазонами в каменных горшках, мебелью и огромным белым роялем, стоявшим практически возле лестницы и перил. Эта комната или коридор была сродни балкону, и со второго этажа я просматривала часть холла и практически всю огромнейшую гостиную, из которой доносились голоса и сладкий запах кофе. Застыв на верхней ступеньке еще на какое-то мгновение, я глубоко вдохнула, принимая происходящее. Бежать - то все равно было некуда. И хотя я не знала, будет ли хорошей идеей то, что я спущусь без спросу вниз, сидеть узницей в спальне и чего-то ждать я не хотела, да и не могла. Я не напрашивалась быть частью разговора, хотя вчера не знаю с каким мотивом мне это и предложил Карлайл. Кое-что меня волновало намного сильнее новых знакомств. И это был мой друг Эммет, к которому нужно было ехать в больницу.
Но размеры и интерьер дома, который я оценила по достоинству в светлое время суток, не были для меня такими ошеломляющими, как то, что я увидела далее.
Эдвард встретил меня взглядом, когда я спустилась и вошла в комнату. Мой Эдвард… я пялилась на него практически с открытым ртом, на что он улыбнулся. Я бредила? Или это место настолько меняет людей? Передо мной был совсем другой Эдвард. Не тот, кого я встретила. Не тот, кого я знала. Не тот, кто привез меня сюда вчера после того как спас. Внешне. Это был Эдвард Каллен из этого мира, живущий в этом доме, не нуждающийся ни в чем и решающий проблемы так, как велит ему его статус. Еще он был чертовски красив. До мурашек и желания увести его в какое-нибудь укромное место, чтобы делать с ним очень грязные вещи. Он был как тот парень с рекламы Хьюго Босс. Его волосы идеально уложены, щетины практически не было, из-под вязаного мелким узором свитера торчал идеально выглаженный воротник рубашки, джинсы без единой потертости и начищенные до блеска ботинки. Но глаза. Эдварда выдавали глаза. Он смотрел на меня, как и всегда, взглядом, переполненным нежностью и странным желанием меня защитить.

- Как спалось, сахарная? – улыбнулся он, и только в этот момент, наверное, я поняла, что это действительно Эдвард. – Вижу, ты нашла свои вещи.
- С добрым утром, Белла, - улыбнулся Карлайл.
- И вам доброго утра, - произнесла я, понимая, что игра с Эдвардом в смотрелки может подождать. Здесь обсуждали дела. Я посмотрела на Карлайла, затем на часы, висевшие на стене прямо за ним и показывающие практически десять утра, и только тогда заметила еще одного присутствующего здесь: темнокожий мужчина с дредами, затянутыми в хвост, в сером костюме и со странной внушающей умиротворение улыбкой сидел в кресле возле камина прямо рядом с Карлайлом. Я напряглась. И хотя угрозы с его стороны я не чувствовала, могла ли я знать, каков исход будет у этого разговора?
- Белла, это Лоран, - представил нас друг другу Карлайл, - наш вчерашний собеседник.
- Наслышан, - улыбнулся Лоран, поднимаясь в полный рост.
- К сожалению, не могу сказать того же, - ответила улыбкой я, посмотрев снизу-вверх на довольно высокого в сравнении со мной мужчину, и пожала протянутую мне руку.
- Я, надеюсь, ничему не помешала? – осторожно спросила я, поймав странную ухмылку со стороны Карлайла. Да, черт подери, несмотря на то, что я ночевала в этом доме, я до сих пор боялась Каллена- старшего или того, что он мог сделать со мной, Эдвардом и еще черт знает чем.
- Нет, самое важное ты уже пропустила, - Карлайл достал пару огромных кубинских сигар, протянул одну чернокожему мужчине и лишь после этого поджег ее. Серый дым начал медленно подниматься вверх, пока Карлайл не сел в кресло, и вытяжка от камина не сработала, затягивая дым в себя. – Завтрак будет готов через пол часа.
- Я… спасибо, но мне нужно…
- Белла, ты не против попить кофе по дороге в больницу к Маккартни? – спросил Эдвард, словно намекая, что нам пора убраться из комнаты, в которой будут и дальше разговаривать взрослые, тем самым спасая меня от неловкости и надобности просить отвезти меня в город.
- Я только за, - выпалила я, уже мысленно будучи у выхода, но все еще так и стояла недвижимо. Мне словно нужно было, чтобы Эдвард подошел, взял меня за руку и увел отсюда. Я понимаю, что всю эту неловкость я придумывала себе сама, ведь вчера Карлайл дал понять совсем другое. Хотя мысли о том, что Эдвард сказал «либо со мной, либо никак» тоже не покидали меня. Меньше всего мне хотелось быть обузой.
- Джаспер еще что-то говорил? Он приедет? – спросил Эдвард.
Лоран утвердительно кивнул, затянулся предложенной ему ранее Карлайлом сигарой и произнес на выдохе.
- Он будет здесь немного позже и наберет тебя сам.
Эдвард на мгновение о чем-то задумался, а затем, еле заметно кивнув, направился к выходу, протягивая по дороге мне руку и чертовски крепко сжимая мою ладонь. Но эта боль, это ощущение реальности и его присутствия были мне необходимы.

Некоторое время мы ехали молча. Но не так как вчера. Не было напряженности. Словно так и было нужно, или словно мы уже женаты несколько лет, и все решается само собой, а диалоги просто как бонус к прочей жизни; мы едем на работу или по своим делам, позавтракав вместе, но проведем день каждый в своих заботах; мы просто есть друг у друга, а между нами нечто большее. Но в реальности этого всего ведь не было. Эдвард был слишком погружен в свои мысли, что было, по сути, и не странно, учитывая происходящее вокруг и, в частности, произошедшее вчера. А я просто пыталась принять, что совсем иной внешне парень и есть Эдвард, с которым я познакомилась раньше.
- Ты не похож на себя, - тихо прошептала я, когда Эдвард сел в машину и протянул мне кофе, купленное в Старбаксе пару минут назад. Наверное, я просто больше не могла удержать в себе это непонимание и страх, что что-то изменится именно в нем.
- Я все еще я, - как-то безразлично бросил он.
- Ты какой-то другой, - констатировала факт я и отпила глоток.

До больницы оставалось совсем немного. Эдвард молча завел машину. Но мы не ехали, просто стояли с заведенным двигателем, пока Эдвард не провернул ключ, позволяя машине снова погрузиться в тишину, и, повернувшись ко мне, поймал мой вопросительный взгляд.
- Сахарная, ты понимаешь, что многое изменится? – посмотрел на меня Эдвард, крепко сжимая кулаки. Он помедлил, а затем, наклонившись ко мне, откинул крышку бардачка и, достав оттуда пачку сигарет, закурил. Сейчас черты его лица, движения и то, как он курил, возвращали мне моего Эдварда. Но его тон был слишком резок. А я не вправе была его винить.
- Я понимаю, но… - я опустила глаза, посмотрев на стакан, на котором слегка неровным почерком и плохо пишущей черной ручкой было нацарапано имя Эмили и номер телефона. Наверное, Эдвард не заметил этого, да и меня это совсем не трогало, ну разве что совсем чуть-чуть. Просто… Эдварду в потертой грязной одежде вряд ли кто-то оставлял номера телефонов. Эдварда со щетиной и уставшим видом никто не провожал пожирающими взглядами. Да, черт подери, во мне разгоралась ревность. И только по одной весомой причине: я была с Эдвардом, когда на нем не было костюма за несколько сот или тысяч баксов.
- Что «но», сахарная? – резче обычного бросил Эдвард, крепко затягиваясь. В этот момент мне тоже захотелось закурить. Я не могла показывать ему свою слабость. Сделав свой выбор в этой жизни, я должна была быть сильной и быть рядом с Эдвардом, а не прятаться за ним.
Он смотрел и ждал ответа. Или хотя бы чего-то. А я… просто потянулась к нему, взяла в плен ладошек его чертовски напряженную руку, двумя пальцами которой он крепко, практически пережимая, держал сигарету. О, он не понимал, что происходит, да и я до конца не понимала. Я просто хотела его… и курить. Рука Эдварда немного расслабилась в моих ладошках, и я потянулась еще ближе к нему, к его руке, поднося сигарету, которую он все еще держал, к своим губам. И затянулась. Крепко обнимая губами чертовски горячий фильтр, вдыхала дым в свои непривыкшие к такому сопротивляющиеся легкие. А затем, словно считая до трех, просто выдохнула до ощущения пустоты внутри себя.
- Но… мне не важно, что изменится вокруг, Эдвард. Мне не важно, во что ты будешь одет и сколько женщин будут писать тебе свои номера на стаканчиках из-под кофе. Меня волнует только то, чтобы не изменился ты сам, и особенно в отношении ко мне.
Я высказалась. И ощущая странное, но такое, казалось, теплое удовлетворение, хотела откинуться на сидении, но не успела. Эдвард слишком быстро потушил сигарету и, запуская руку прямо в мои волосы, едва ли не до боли хватая за затылок, притянул меня к себе.
- Сахарная, это было самое сексуальное, что я, мать твою, видел в этой гребаной жизни, - выдохнул он мне в губы, прежде чем навалиться на меня со страстным, практически животным поцелуем.

Когда мы приехали в больницу, один из докторов, которого, вероятно, Эдвард знал лично, сказал, что ближайшие полчаса или чуть более к Эммету никого не пустят. Он назвал пару замысловатых слов, не слышанных мною ранее, и улыбнулся. Эдвард улыбнулся в ответ и кивнул, видимо, понимая, о чем говорит этот врач и своей реакцией словно подтверждая для меня, что в произнесенном нет ничего страшного. Затем они пожали друг другу руки, и мы фактически разошлись в разные стороны.
- Все нормально? – решила на всякий случай переспросить я и получила в ответ теплую улыбку.
- Да, все хорошо. Эммету делают обследование и берут анализы. Поэтому, сахарная, у нас есть полчаса. Предлагаю выпить этот дерьмовый кофе или пройтись в кафе через дорогу, - набрасывал варианты Эдвард, но я уже четко знала, куда мне нужно пойти. Таня была в этой больнице. Она пострадала в моем баре. И я просто обязана была к ней зайти, хотя бы поздороваться. Да и чего уж там лукавить, меня интересовало, как она себя чувствует, насколько сильно пострадала и собирается ли предъявлять мне какие-то претензии. Это было важным для меня. Да и о ней я волновалась, пусть отношения между нами и не были особо близкими.
- Я думаю, мне нужно сходить к Тане…
- Это кто? – посмотрел на меня Эдвард, а потом эта милая складочка между его насупленных бровей понемногу расслабилась. – Это та девушка из бара, да?
- Да. И пусть она и была там в то время, когда не должна была быть, я чувствую какую-то ответственность за нее, - тихо произнесла я.
- Ты ни в чем не виновата, сахарная, - обнял меня Эдвард, утешая, но этого было недостаточно, чтобы унять моих внутренних демонов.
- Я знаю, но если бы ее там не было… она была бы цела.

Узнать у медсестер, в какой палате Таня, не составило труда, и я очень быстро оказалась перед наглухо закрытой белой дверью, застыв словно статуя, так и не касаясь дверной ручки, и раздумывая, все ли я делаю правильно. Ведь если Таня решит что-то мне предъявить… нет! Ничерта подобного!
Вдохнув полной грудью, я нажала на ручку и толкнула дверь.
Таня сидела на кровати и смотрела телевизор, по которому показывали какой-то сериал. Она слегка была на себя не похожа. Спутанные и завязанные в несуразный пучок волосы. Больничная рубашка. Несколько ссадин на левой щеке. А вся правая рука и часть шеи была в странных сеточных бинтах. Она ела больничный пудинг, стоящий на специальном столике перед ней, правой рукой, пока левая просто словно чужая располагалась рядом. Когда дверь открылась, она сразу повернула голову в мою сторону, и улыбка, которая была на ее лице во время просмотра сериала, померкла.
- Я уже думала, что ты не считаешь нужным сюда приходить, - язвительно бросила она.
- У меня кое-что случилось, и я не могла прийти раньше. Как ты… - говорила я, но была нагло перебита. Да, она была зла и, черт подери, винила во всем меня.
- У тебя случилось? Ты издеваешься, да? Это не у тебя в ожогах половина тела в таких местах, что не скрыть одеждой, - она отодвинула пудинг с такой силой, что он едва не слетел со столика. – Ты думаешь, я не знаю?
- Не знаешь чего? – спросила я после того, как Таня, задав вопрос, выдержала паузу, словно ожидая этого от меня.
- Кто твой дружок! – рявкнула Таня, свесив ноги с кровати и сев в мою сторону. – Это ты втянула меня в гребаные бандитские разборки, Ньютон! Я даже подозреваю, что Майка убили не просто так, да? Это все Эдвард? Это так удобно…
- Ты бредишь! – задыхалась я под напором ее ядовитой ухмылки и обвинений. Да как она вообще могла такое говорить?
- Нет, Белла, я смотрю телевизор и знаю, кто такой Эдвард Каллен! – она наклонилась вперед и практически прошипела имя человека, который и привез меня сюда. – И ты заплатишь мне каждый цент, который мне пришлось потратить на это гребаное лечение и который мне придется еще потратить на реабилитацию и возвращение внешнего вида своему телу.

Я стояла и понимала, что это гребаная бездонная яма. Таня всегда желала много денег, собственно, ради которых она и работала в баре, напяливая на себя шорты чуть длиннее трусов, и топы на два размера меньше, тем самым чаевыми вынося после смены больше, нежели я ей могла позволить заплатить за отработанное время. Я никогда не думала, где она еще берет деньги на оплату учебы, модные шмотки и походы по различным развлекательным заведениям, да меня и не заботило это все, пока не касалось как сейчас. Вероятно, Таня видит во мне денежный мешок, с которого сможет выбить больше потраченного, но она сама сказала, что знает, кто такой Эдвард Каллен. А я теперь с ним. И решаю дела с ним или его методами. По крайней мере, сейчас. Уже десятый раз за сегодня повторяя, что не могу быть слабой, пока он нуждается во мне. Я должна соответствовать. И проверка начинается с таких вот примитивных ситуаций.
- Жду от тебя чек завтра. А сейчас прости, мне нужно отдыхать, - ухмыльнувшись, Таня принялась устраиваться поудобнее на кровати, пока я, заламывая свои пальцы, брала себя в руки.
- Послушай меня, милая, - я сделала шаг к ней, - ты сама сказала, что знаешь, кто такой Эдвард Каллен. Поэтому заруби себе на носу – я теперь с ним! Ты не получишь ничего вообще и забудешь, что получила ожоги в моем баре.
- Ты что, детективов пересмотрела? – рассмеялась она, но я не унималась.
- Не важно, чего насмотрелась я. С одной стороны, у меня поддержка копов, с другой – темной стороны. Ты пришла в мой бар, открыла его без моего разрешения. Ты что, хотела ограбить меня из-за того, что я сказала, что ты больше у меня не работаешь?
- Что ты несешь? – уставилась на меня Таня. Ее глаза были чертовски удивленными, а губы начали дрожать.
- Как ты вообще могла такое сделать, Таня, я же тебе доверяла! А ты взяла и в отместку мне подожгла бар?! Знаешь, это было кармой за то, что ты содеяла. Ты просто не успела выбраться… - я улыбнулась, испугавшись саму себя в этот момент. – Эта версия событий отправится в полицейский отчет. Поэтому просто забудь, что мы были знакомы.

Развернувшись на пятках, я покинула палату и, захлопнув за собой дверь, прижалась к стене. Меня всю трясло. Руки были чертовски холодными, а виски пробивало болью. Зачем я только сюда пришла? Но был ли у меня выбор?
Таня… мне хотелось верить в то, что она не была плохой девчонкой. Да и ко мне она никогда не относилась плохо или хорошо. Наши отношения сводились до «Белла, я возьму сегодня смену в баре, вроде праздник, думаю, люди будут, как раз подзаработаю» или «Белла, не хочешь перекусить, пока у нас окно между парами? Но… я забыла бумажник, можно, я отдам тебе позже?». Возможно, она никогда не видела во мне соперницу в получении чаевых или в охмурении парней. Возможно, скрытых причин не было и вовсе. Впервые мы столкнулись лбами, когда в баре сидел Эдвард, который на нее и вовсе не смотрел. Он смотрел на меня, и я помню, каким непонимающим был взгляд Тани. Она не верила, что кто-то не смотрит на нее или ее грудь.
И сейчас, придя к ней, я, возможно, не размышляя об этом, была готова приходить к ней, возможно, чем-то помочь, ровно до того времени, пока она не взялась меня обрабатывать. Теперь она точно не получит от меня ни денег, ни поддержки.

Оттолкнувшись от стены, я быстрым шагом направилась к палате Эммета. Мне нужно к другу!
Возле дверей стоял Джейк, который, едва завидев меня, начал улыбаться. И я не могла не отвечать ему тем же. Он был чертовски милым, смуглым и слегка перекачанным на свой возраст. Да, черт подери, он выглядел как мой младший брат, а не коп из спец подразделения. Возможно, в другой жизни, если бы Эммет познакомил меня с ним раньше, у нас могло бы даже что-то получиться. Я не говорю о романтике, а лишь о дружбе. О той, где можно ночами напролет смотреть Властелина колец и есть разные виды мороженного, не вылезая из-под одеяла. Но была эта жизнь, в которой все перевернулось вверх дном.
- Беллз, привет, - засиял он. – С тобой все в порядке?
- Привет, Джейк, - улыбнулась я в ответ. – Да, все хорошо. Не очень приятный разговор.
- С Калленом? – уставился на меня коп.
- Нет, - улыбнулась я. – Кстати, где Эдвард?
Джейк слегка зло поморщился, а затем кивнул в сторону. Чуть далее, в небольшом тупике, прямо за автоматом с едой и парой каталок, Эдвард разговаривал по телефону, расхаживая туда-сюда. Даже отсюда я видела, как он напряжен и как его что-то беспокоит. Затем он достал руку из кармана, провел пятерней по волосам, что-то сказал и отодвинул телефон от уха. Эдвард еще хотел кому-то набрать, но, повернув голову, увидел меня и, спрятав телефон, направился в мою сторону.
- Ты решила свои дела? – спросил Каллен.
- Да, - кивнула я. – К Эммету уже можно?
- Конечно, сахарная. Иди. Я буду здесь, мне нужно сделать еще один звонок.

- Эмметт, - ворвалась я в палату к другу, явно перебив ему пикантный момент подкатывания к медсестре. Девчонка покраснела и принялась поправлять капельницу, оценив меня взглядом. Но она как-то быстро расслабилась, когда увидела именно меня. Я что-то пропустила? Например, сцену разборок с Джесс?
- Би, - дернулся друг и тут же скривился.
- Покой, - прошептала медсестра и, подхватив жгут, сняв его с руки Эммета, проскользнула мимо меня.
- Как ты? – поспешила я усесться на его кровати. – Я так волновалась.
- Это ты как? – ущипнул меня Эм. – Одна? Без своего карманного недомафиозо?
Прищурившись, я посмотрела на друга.
- Эдвард в коридоре. Это не столь важно. Я волновалась за тебя, дурак. Лезть под пули было не совсем хорошей идеей, - наигранно ударила Эммета кулачком в руку я.
- У меня такая работа, Би. Защищать дам, попавших в беду, - с гордостью произнес друг.
- Не знаю, как ты с этим справляешься. За два дня… это слишком, Эммет. Для меня. Я слишком многое увидела и пережила, - совсем тихо произнесла я, боясь, что если мой голос прозвучит немного громче, то все события сразу же всплывут в моей голове яркими воспоминаниями, от которых меня, несомненно, вывернет тем немногим, что попало сегодня в мой желудок.
- Беллз, ты всегда была сильной. Ты стойко терпела и справлялась со всеми проблемами, что тебе подкидывала судьба. С Майком и… тебя всегда тянуло не в ту сторону, - рассмеялся Эммет.
- Это не смешно, - рявкнула зло я. – Да и Майк, он был другим с самого начала.
- Послушай, Би, - Эммет взял меня за руку в попытке успокоить или словно настроить ту странную братско-дружескую связь между нами, напомнить мне, что Майка больше нет и нужно жить дальше. – Того, что было, не поменять, понимаешь? Но у тебя есть будущее, девочка. И нам осталось просто подумать, что делать дальше.
- А что дальше, Эмм? Что дальше? – я понимала, что нахожусь в странном тупике. – Я не знаю, что делать дальше.
- Беллз, - он взял меня за руку крепче, привлекая к себе внимание, - ты же уже сама давно все решила. Ты сделала свой выбор, и я его поддержу. Эдвард… у него просто свой мир…
- Ты под обезболивающими? – толкнула легонько я Эммета.
- Я серьезно, крошка, - толкнул меня в ответ он и слегка поморщился. – Признайся, тебя ведь это захватывает!
- Я чужая в этом мире, – выдохнула я, но понимала, что Эммет говорит правду. - Мой здравый смысл скован паникой.
- Ты можешь уйти. Каллен- младший не тот, кто убьет тебя, если бы это был кто-то из его братьев... Этот благородный засранец сделает то, что лучше для тебя. Просто скажи ему, что ты хочешь уйти…
- Я не хочу уходить… - прошептала я, понимая по улыбке друга, что сама только что дала ответ на все свои вопросы вслух.
- Да, милая, я поведу тебя к алтарю, - рассмеялся он, притягивая меня в свои медвежьи объятия.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/41-9698-10#3572191
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Only_Platinum (04.06.2021) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 202 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 1
0
1 Танюш8883   (07.06.2021 08:57) [Материал]
Что-то я сильно сомневаюсь, что Белла встроится в криминальный мир, если даже Эдварду это не слишком хорошо удается. Спасибо за главу)