Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4850]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15315]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14768]
Альтернатива [9264]
СЛЭШ и НЦ [9107]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4512]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Тайна семьи Свон
Семья Свон. Совершенно обычные люди, среднестатистические жители маленького Форкса... или нет? Какая тайна скрывается за дверьми небольшого старенького домика? Стоит ли раскрывать эту тайну даже вампирам?..

Затянувшийся отпуск
В результате авиакатастрофы шестнадцать пассажиров самолета и пять членов экипажа оказались на острове в Тихом океане. Большинство из них между собой не знакомы. История о том, как в экстремальных условиях абсолютно разные и не совместимые личности находят общий язык, враги становятся союзниками, меняются ценности, приоритеты и качества характеров.

Подарок
«Спасибо за подарок!»
Подняв голову, она увидела улыбающегося Эдварда. Следом пришло второе сообщение.
«Правда, мне никогда не шёл розовый цвет».
Белла с недоумением смотрела в зелёные глаза. Она не успела ответить, как телефон завибрировал в третий раз.
«И эти стринги совсем не моего размера! )))»

Выпьем вина, любовь моя
Однажды я проснулась и подумала – ты был моим майским сном. Открытое окно, сигаретный дым на шее, силуэт твоей спины. А, может, я ничего не придумывала, не измышляла? Мы такие контрастные и размытые, совсем как неудавшийся кадр или незапланированный ребенок. И все-таки я буду помнить нашу историю долго-долго, ведь все мы ищем одного – счастья.
Правда ведь, любовь моя?

Солнечная зайка
«Новолуние» с точки зрения Аро. Может, в конце концов, пожилой мужчина спокойно насладиться свободным временем?
Серебряный призёр конкурса мини-фиков "Сумерки. Перезагрузка"
Юмор.

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?

Нечто большее...
Когда закрывается одна дверь, всегда открывается другая. И если набраться смелости и войти, может быть за ней тебя ждёт нечто большее...

Вопреки
- Почему?.. – эхо моего вопроса разлетелось тысячей летучих мышей под сводами.
- Потому что могу себе это позволить… - улыбнулся он завораживающе, привлекая меня к себе. Я вгляделась в горящие глаза и пропала в их непроглядной многообещающей тьме.
Фанфик по Зачарованным.
Фиби/Коул



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1921
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 19
Гостей: 14
Пользователей: 5
efffi, roshaksvetlana, Agashi, Valeri3185, dampirforks
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

A Pound of flesh | Фунт плоти. Глава 28

2022-10-2
18
0
0
~ Тот, кого не существует ~


Последний день скорби Гермионы подходил к концу. Завтра она вернется на работу, начнет выполнять свои обязанности и снова станет полезным членом общества. Будет менее улыбчивой и веселой, но этого и следовало ожидать, учитывая, что ее сердце сердце было разбито.

Закат был прекрасным, и она, сидя на скамейке, развернулась, чтобы посмотреть, как небо окрашивается ночными красками. Из-за зданий ей больше не было видно солнца, но она могла смотреть на облака — давящие и мрачные тучи парили над горизонтом, надвигался шторм. Солнце, казалось, решило оставить последнее слово за собой, осветив ярко-оранжевым пятном небольшой кусочек неба, все еще видимый на горизонте, и окрасив облака снизу пурпурным и лиловым.

Скоро начнется дождь, и Гермиона знала, что, как бы ни было холодно, пойдет домой под ним — просто, чтобы ощутить единение с миром: принять дождь, а не бороться с ним или спасаться от него; оказаться наедине с бурей.

Ее день прошел беспокойно и шумно, и было заманчиво побыть немного в тишине и покое. Даже здесь, где Гермиона сидела, с видом на Темзу и Лондонский глаз1, она все еще была окружена людьми, но, по крайней мере, никто из них не обращал внимания на ее присутствие. Они были слишком поглощены своими повседневными делами, чтобы заметить тихую ведьму рядом с собой.

Туристы стояли у кромки воды и фотографировали гигантское колесо обозрения, подсвеченное огнями. Родители с колясками и маленькими детьми в крошечных теплых пальто прогуливались по дорожке, участвуя в разговорах, которые перемежались призывами к детям оставаться поблизости. Гермионе было очень одиноко на своей скамейке, особенно после того, как она провела день сперва в компании Джинни и Гарри в их квартире, а затем — с остальными Уизли в Норе.

Это была идея Джинни, и она настояла, чтобы Гермиона не проводила очередной день в одиночестве. Так что утром первым делом Джинни появилась в квартире Гермионы и приготовила завтрак, пока та принимала душ и расправлялась со спутанными волосами. Затем молодая женщина аппарировала обеих в их общую с Гарри квартиру, пока сам Поттер был на тренировке по квиддичу.

Как только Гарри наконец появился, вспотевший и уставший, он тут же заключил ее в крепкие объятия и прошептал ей на ухо, что, если она захочет, он разберется с парнем, который разбил ей сердце. Смеясь сквозь слезы, Гермиона выразила признательность за предложение, каким бы ошибочным оно ни было.

После обеда они втроем отправились в Нору, где Гермиона провела остаток дня, пытаясь сдерживать свои эмоции. Она ценила то, что Джинни пыталась сделать, но было намного труднее находиться среди людей, чем быть одной, когда она могла бы поплакать, не вызывая бесконечных вопросов. Она знала, что Уизли желают ей добра, но им захочется узнать, что случилось, и тогда ей придется выразить это словами, а она не знала, сможет ли сделать это снова, не потеряв контроль над собой.

Поэтому она изо всех сил старалась участвовать в разговоре, улыбаться и смеяться там, где это было уместно, но было утомительно пытаться вести себя так, будто ее ничего не беспокоит. В итоге после ужина она ускользнула под надуманным предлогом, что необходимо помыть посуду. До этого момента ей не приходило в голову, что никто из Уизли не расспрашивал ее о рабочем дне и что не было никаких обсуждений предстоящей свадьбы Анджелины и Джорджа. Мгновенно волна любви и подавленности наполнили ее, когда она поняла, что все знали о ее горе — даже Рон — и делали все возможное, чтобы подбодрить ее.

Это был самый длинный срок за месяц, который она провела, не видя Драко.

Гермиона отвернулась от заходящего солнца и тяжело вздохнула, наблюдая, как «Глаз» делает свой неизменный непрерывный круг. Она не видела Драко с утра воскресенья. Она знала, что сама во всем виновата, знала, что ее отношения с ним закончатся именно так. Однако, не взирая на то, как все получилось, она не променяла бы ни минуты с Драко. Они были украденными, прекрасными и стоили того. Если бы только и он чувствовал то же самое…

Она также понимала, что ее шансы объясниться с ним с каждым прошедшим днем уменьшались. Возможно, он уже уехал, и тогда она никогда не сможет оправдаться. Джинни убеждала ее подождать неделю, но ей показалось, что это слишком долго. Прошла среда, и, быть может, уже слишком поздно.

Но она не представляла, что ему сказать. Понятно, что правду — он не заслуживал от нее меньшего. Но чтобы рассказать ему правду, нужно, чтобы он ее выслушал, а она не знала, готов ли он к этому.

Она встала со скамейки, запахивая пальто, поскольку порывы ветра предупреждали о надвигающейся буре. Облака затянули горизонт и заслонили лучи заходящего солнца, и дорожка начала пустеть ото всех, за исключением самых заядлых туристов.

А позже, когда она, прислонившись к перилам, смотрела на неспокойную Темзу, пошел дождь. «Наконец-то», — подумала она, запрокидывая голову и позволяя влажным каплям упасть на лицо. Дождь начался легкими брызгами, и остались только люди с зонтиками, не останавливающиеся и не обращающие внимание на поднявшую лицо к небу женщину на берегу реки. Спустя всего несколько минут барабанящие капли превратились в ливень, и именно тогда Гермиона отпустила себя и заплакала. Теперь никто не увидит.

Было уже совсем темно, когда Гермиона покинула свое место на берегу реки. Она насквозь промокла, и ее одежда прилипла к ней, как неприятное холодное одеяло. Но поскольку она позволила себе скрытые дождем слезы, она приняла решение и теперь, наконец, побуждаемая к действию, отвернулась от Лондонского глаза и направилась в Сохо.

Промокшая и дрожащая, она остановилась возле дома Драко и посмотрела вверх. Свет в его квартире был выключен, что не предвещало ничего хорошего. Но если ей нужно дождаться его, она сделает это. Все еще капая холодной дождевой водой, она поднялась на два лестничных пролета, а затем по темному пыльному коридору направилась к его двери. Она остановилась, сжав кулак. Ей нужно заставить его слушать. Он должен выслушать. Она подняла сжатый кулак и постучала. И снова.

Но его там не было. Он мог отсутствовать весь вечер или уехать навсегда. Надеясь на первое, Гермиона прислонилась к стене напротив его двери и соскользнула вниз, сев на протертый грязный ковер. Она дождется его.

* * *


Где-то между десятым и одиннадцатым бокалами чары Драко на мгновение исчезли, явив его истинный облик. Бармен посмотрел на него с небольшим подозрением, но потом покачал головой и пробормотал, что ему показалось.

Он был в бешенстве, но больше не мог забыть прошлое. Все выплыло на поверхность, и он стиснул зубы, чтобы не закричать. Он вспомнил, как стоял перед Волан-де-Мортом и отдавал тому свою жизнь, чтобы его родители могли жить. Он купил им год своей жертвой. Его пальцы крепче сжали бокал с элем, когда он вспоминал крики матери, раздававшиеся этажом ниже прямо под ним, пока ее убивали.

Хорошие воспоминания — где, черт возьми, хорошие воспоминания? Он знал, что есть что вспомнить: Пэнси с задранной юбкой, покачивающая бедрами напротив него. Никто не знал, чем они занимались за валунами, окружающими озеро. Пэнси, которая потеряла все и была полна горечи, работала в книжном магазине, чтобы не умереть от голода.

Драко опустил голову на стойку и застонал. Как будто он был героем какой-то вселенской злой шутки. Здесь он был счастлив в своем неведенье, долгом ожидании возвращения памяти, а теперь, когда к нему вернулись воспоминания, все, чего он хотел, — это не знать.

Однако о магии стоило вспомнить. Драко ударил головой о стойку. Не то чтобы он мог когда-нибудь снова стать частью магического сообщества. Он был обречен держаться в стороне до конца своей жизни, обречен быть…

— Иисус гребаный Христос, Дэмиен, — голос рядом с ним вывел его из круговерти страданий, — я думал, ты умер. Где, черт возьми, ты был?

С мутными глазами Драко поднял голову и посмотрел налево.

— А, это ты, — сказал он, увидев Тома, стоящего рядом с ним, который выглядел одновременно испытывающим облегчение и злость.

— Черт, приятель, что с тобой случилось? Дерьмово выглядишь.

Драко мрачно хмыкнул. Типичный Том, переходящий сразу к делу.

— Я тоже рад тебя видеть, — сказал Драко, немного заплетающимся языком.

— Да, да, — нетерпеливо отозвался Том. — Рад тебя видеть. Чушь собачья. Где ты был? Ты не приходил на занятия, ты пропустил экзамен, и ты не отвечал на звонки уже несколько гребаных дней. Как будто ты свалил с лица этой чертовой планеты.

Драко двинул бровями, подумав, что слова Тома были не так уж далеки от истины. Такое ощущение, что мир пытается избавиться от него, а он цепляется кончиками пальцев за двух людей: Драко Малфоя и Дэмиена Кинга. И Драко его только что отпустил, так что оставался лишь Дэмиен. Но и Дэмиен был близок к тому, чтобы покинуть его.

— Приятель, — воскликнул Том, щелкая пальцами, — сосредоточься. Что случилось?

Боже, Том, ко мне вернулись воспоминания. Представляешь! Я гребаный волшебник! Знаешь, что еще? Моя девушка — та, которую я люблю, ну, знаешь ее? Да, она ведьма. И ей было известно, кто я. И это она заставила меня забыть об этом. Потому что я должен быть мертвым, понимаешь, и если я верну свою прошлую жизнь, меня запрут в Азкабане, а ключ выбросят. Кстати, и мои родители мертвы, я не упомянул об этом? Да, я слышал, когда мою маму убивали. Вот, радуюсь!

Драко зажмурился, находя свою мысленную речь смешнее, чем следовало бы. Он взглянул на свой наполовину опустошенный эль и задумался: он выпил слишком много или недостаточно?

— Я расстался с Джейн, — наконец произнес он.

— Не замечал, чтобы ты хоть когда-нибудь так переживал из-за цыпочек, — ответил Том.

— Она была другой, — объяснил Драко, а затем склонился над своим напитком и осушил его.

— Что случилось?

— Давай не будем об этом.

— Сколько ты уже выпил? — спросил Том, когда Драко поставил пустой бокал и попытался позвать бармена для нового заказа.

— По-видимому, недостаточно.

— Сколько?

— Не знаю, — раздраженно ответил Драко. — Двенадцать? Тринадцать?

— Почему бы тебе не зайти ко мне и не выпить там? В конце концов, это бесплатно. — Том схватил Драко за руку и попытался поднять его со стула. Застигнутый врасплох, Драко соскользнул с сиденья в сторону и чуть не упал лицом на пол. Том выпрямил его и прислонил к стойке бара. — Забирай свое пальто, приятель.

Драко проворчал, а затем застонал, когда паб начал кружиться. Он попытался сосредоточиться и остановить вращение, но из-за этого у него разболелась голова и скрутило желудок. Он прислонился к бару и потер лицо, делая поверхностные вдохи через нос.

— Все в порядке, приятель?

Драко покачал головой, тихо застонав.

— Хочу домой. Но не могу. У меня его забрали.

— Ты о чем? — спросил Том, надевая на Драко пальто и направляя его к выходу.

— О своем доме. Его отдали моей тете. Они отдали ей все. Меня же больше не существует.

— Конечно, приятель. Как скажешь. Все равно тебе не стоит сегодня идти домой. Просто поживи у меня. Отец и мать не будут против. Ты им очень нравишься.

— Я могу доставить нас туда. Я аппарирую нас. — Драко схватил Тома за руку и попытался развернуться на каблуках, но в итоге споткнулся о собственную лодыжку и чуть не свалился в мусорный бак.

— Осторожнее, — сказал Том, хватая Драко за пальто и снова поднимая его. Он придержал Драко за талию. — В этом нет необходимости… что бы ты ни предложил. Это хорошая ночь для прогулки, да? Поможет тебе немного проветрить голову, прежде чем мы удивим моих родителей.
— Повезло, что у тебя есть родители. Мои умерли, как ты знаешь.

— Я этого не знал, — добавил Том.

Драко кивнул, что было ошибкой, так как от этого уличные фонари закружились и расплылись.

— О, черт, — простонал он. — Напомни мне больше так не делать.

— Эй, Дэмиен, — сказал Том. — Больше так не делай.

Драко фыркнул, а затем рассмеялся. Он схватил Тома за плечо и завыл от смеха так, что у него отдало болью в голове, но он не мог остановиться. А потом смех сменился слезами, и он, стыдясь, отвернулся.

Том на это ничего не сказал, кроме: — Давай, приятель. Пойдем. Утром будет лучше, обещаю.

Драко закусил губу, чтобы снова не застонать, и позволил Тому увести себя в ночь, надеясь, что, может быть, друг прав, и утром он уже ничего не вспомнит.

* * *


Гермиона заерзала на полу: чем дольше она сидела перед дверью Драко, тем все больше возрастало ощущение неудобства. По крайней мере, теперь она знала, что он все еще живет в квартире. Пожилая женщина, живущая в противоположной части коридора, рассказала Гермионе, что Драко придержал для нее утром дверь, когда она несла свои продукты.

Но близилась полночь, а он все еще не вернулся.

Гермиона подвигала головой, разминая шею и чувствуя покалывающее напряжение между лопаток. Она хотела продолжать ждать, но утром ей нужно было возвращаться к работе, а она была измотанной. А еще ей хотелось к моменту его появления сохранить способность связно мыслить. Ну, хотя бы она узнала, что он еще не исчез.

Она разочарованно выдохнула и задумалась, подождать ли еще немного или, может, пойти поискать его, но она понятия не имела, с чего начинать. Она понимала, что Драко никогда не вернется к работе в стрип-клубе, так что этот вариант исключался, но даже с учетом этого, в Лондоне еще так много возможных мест.

Прежде чем наконец признать свое поражение, она подождала еще полчаса, прислонившись к стене и прикрывая рукой зевоту. Возможные выяснения отношений в более позднее время не привели бы ни к каким положительным результатам, а ее объяснения — на которые она надеялась — заняли бы довольно много времени. Так что она достала из кармана листок бумаги и ручку. После мучительных размышлений, о чем ей следует написать: «Я люблю тебя», «Мне очень жаль», «Прости меня», «Пожалуйста, не уходи» — наконец, она написала:

Дорогой Драко,
Пожалуйста, дай мне возможность объясниться.
Прости меня.

Гермиона


Она сложила записку пополам и подсунула под дверь, а затем ушла.

* * *


Когда утром Гермиона проснулась, все еще шел дождь. На мгновение после того, как она открыла глаза, события последних нескольких дней ускользнули от нее, и она не могла объяснить давящее ощущение пустоты, которое эхом отдавалось в груди, вызывая боль в сердце. Но потом все вернулось, расставляя по своим местам.

Она уставилась в потолок и глубоко вздохнула, затем откинула одеяло и выбралась из постели. Она сможет это сделать; она делала это раньше, когда ушел Рон. Простые действия: поставить одну ногу перед другой и сосредоточиться на том, что нужно сделать.

Быстро закинув в себя завтрак, половина которого отправилась в мусорное ведро, и мимолетно заглянув в зеркало, чтобы убедиться, что ее лицо не покрыто пятнами или следами слез, Гермиона надела мантию, являющуюся частью формы Отдела магического правопорядка, поверх одежды и отправилась на работу.

Сьюзен, ожидающая ее с чашкой кофе у лифтов, никак не прокомментировала отсутствие Гермионы, кроме как невзначай произнесла:

— Если хочешь, чтобы я его немного поколотила, просто дай знать.

Гермиона застыла в коридоре на полпути к их общему кабинету.

— Это Джинни… — начала она в негодовании, но Сьюзен подняла руку, прерывая ее.

— Нет, не она. Это не сложно. У тебя на лице все написано.

Гермиона раздраженно потерла лицо и направилась к своему столу, выпрямив спину. Чувствуя неловкость, она задавалась вопросом, смогут ли и остальные увидеть ее сломленность и груз вины так же легко, как это удалось Сьюзен.

— Хочешь поговорить об этом? — спросила Сьюзен, подходя к их столам.

— Нет, — ответила Гермиона резким голосом, едва сдерживая эмоции.

Сьюзен качнулась назад на каблуках от реакции Гермионы. Мгновение спустя она пожала плечами.

— Тогда ладно. Но предложение в силе.

Покинув ярко освещенный офис, Гермиона почувствовала себ лучше. Ей со Сьюзен было поручено патрулирование, и хотя напарница жаловалась на дождь, для Гермионы возможность выбраться за пределы душной штаб-квартиры Отдела магического правопорядка стала облегчением.

Лондон был окрашен в серые тона, с темно-серыми пятнами зданий за бледно-серой пеленой туманного дождя. Цвет низко висящих облаков напомнил ей глаза Драко. Она на мгновение позволила боли поглотить ее всю, а затем снова затолкала ту внутрь.

Находясь в маггловской части Лондона, они прочесывали улицы под прикрытием капюшонов и зонтиков, но как только они дошли до Косого переулка, Гермиона произнесла заклинание, отталкивающее воду, и сложила зонтик.

В этот непогожий день на улице было мало покупателей, но несколько смельчаков поздоровались с ними, не отрываясь от своих дел. Они со Сьюзен заходили в каждый магазин на некоторое время, чтобы поболтать с продавцами и удостовериться, что все в порядке. В магазине «Флориш и Блоттс» Пэнси Паркинсон требовала, чтобы Отдел магического правопорядка приложил больше усилий по ее защите от нападок, прежде чем начальник не отправил ее в подсобку разбирать новую партию книг.

— Можно только позавидовать уверенности Паркинсон считать, что Отделу магического правопорядка больше заняться нечем, кроме как наказывать мальчишек, которые дразнятся тем, что ее дорогой престарелый отец получил по заслугам, — проговорила Сьюзен вполголоса Гермионе, когда они снова вышли под дождь.

— Думаю, они дразнятся тем, что ей приходится работать после конфискации Министерством поместья ее семьи.

— И разве это не то, что они заслужили?

— Она не служила Волан-де-Морту, — отметила Гермиона.

— Может и нет. Но она поддерживала его и его взгляды.

— Теперь мы наказываем людей, основываясь на их убеждениях?

— Почему нет? Чистокровные казнили людей из—за крови. — Сьюзен открыла дверь магазинчика мадам Малкин, а затем продолжила более серьезным тоном. — Нет, я не считаю, что мы должны наказывать людей только за их убеждения — даже если они верят в абсолютное зло. Но Пэнси и ее мать знали, чем занимается отец. Он нарушал закон: пытал магглов и магглорожденных, участвовал в организации и подрывах мостов, убивал людей. Пэнси и ее матери это было известно, но они ничего не сделали. Они пособничали и содействовали.

— Мне по-прежнему кажется излишне суровым отбирать все, что у них есть, и превращать их в нищих.

— Ты потеряла близких людей, верно?

Гермиона сделала очищающий, успокаивающий вдох и кивнула.

— Ты знаешь, что это так.

— Не задумывалась ли ты, что погибло бы меньше людей, если бы члены семей Пожирателей смерти поступили правильно: вмешались и сообщили об их деятельности?

— Да, но кто бы смог так поступить с тем, кого любишь?

— Не всегда дается легко то, что правильно, — ответила Сьюзен.

Сьюзен и Гермиона кивнули в знак приветствия мадам Малкин, которая наносила последние штрихи на тонкую мантию волшебника, а затем облокотились на прилавок в ожидании, когда она закончит. Пока Сьюзен переговаривалась с другими клиентами, проходящими процесс снятия мерок для новых мантий, Гермиона думала о Драко. Она не была согласна со Сьюзен в том, что все было таким черно-белым. Ситуация с Драко просветила ее. Нельзя просто сообщить о Волан-де-Морте или его Пожирателях смерти и рассчитывать при этом остаться в живых. Семьи не должны приноситься в жертву.

Поговорив с хозяйкой магазина несколько минут, Гермиона и Сьюзен снова вышли под дождь. Они дважды прошлись по Косому переулку, трижды по Лютному переулку, а после зашли в маленькое кафе, расположенное в тени Гринготтса.

В ожидании, когда принесут сэндвич с индейкой, Гермиона смотрела через окно на узкую дождливую улочку. Хоть она и была рада вырваться за пределы офиса, ее охватила непроходимая скука. Разговор о Пэнси был самым интересным событием за весь день. Обескураженная, Гермиона удивилась, когда ее работа стала такой скучной и невыносимой.

— Молчишь, — заметила Сьюзен, как только принесли еду.

— У тебя когда-нибудь было чувство, что следует заняться чем-то другим? — спросила Гермиона, когда забрала свой сэндвич.

— У меня? Нет. Зачем? Это то, что ты чувствуешь? — спросила Сьюзен.

Гермиона мысленно обдумала ответ на вопрос, после чего пожала плечами.

— Полагаю, да.

— Ты уверена, что это не из-за того, что случилось с Дэмиеном?

— Нет, я время от времени задумываюсь об этом.

— Без обид, ладно, Гермиона, но я никогда не могла понять, что ты здесь делаешь.

— О чем ты?

— Я имею в виду… ну, правда. Ты умная. Гениальная. Тебе бы изобретать заклинания и чары, создавать новые зелья — что-то другое, но не это. Эта работа... — замялась Сьюзен, печально выдохнув. — Эта работа хороша для кого-то вроде меня. Я получила «Удовлетворительно» на Ж.А.Б.А.2 Не выдающиеся результаты.

— Для восстановления Министерства нужны были хорошие специалисты, — оправдывалась Гермиона.

— Он уже восстановлен.

— Знаю.

— Но ты все еще здесь.

Гермиона отломила хлеб и раскрошила индейку. Задумавшись, она откусила маринованный огурец. Сьюзен ела молча. Наконец Гермиона произнесла:

— Я подумываю поступить в университет.

Сьюзен ответила: — Думаю, так тебе и нужно сделать.

* * *


Дождь шел непрерывно весь день, соответствуя мрачному, унылому настроению Гермионы. К пяти часам вечера лужи на улицах и тротуарах местами были по щиколотку, и, несмотря на зонтик и капюшон, она покинула маггловскую часть Лондона промокшей и замерзшей.

Встав в очередь к каминной сети, она посмотрела на часы. Ее ждали у себя Гарри и Джинни на ужин менее, чем через час, что оставляло ей достаточно времени, чтобы вернуться в свою квартиру, принять горячий душ и переодеться в чистую одежду.

Выйдя из камина своей квартиры, она вздохнула с облегчением. Это был тяжелый, изнурительный и скучный день. Она включила ближайшую лампу и ослабила завязки, одновременно сбрасывая у двери туфли. Душ был тем, что нужно. Она могла выплакаться прежде, чем явиться в дом Поттеров.

Но как только она направилась по коридору в свою ванную, в ее дверь постучали. Она никого не ждала, но не стала бы исключать Джинни, решившую убедиться, что она придет на ужин. Раздраженно вздохнув, она направилась к двери. Но когда посмотрела в глазок, то увидела не Джинни.

Первое, что она увидела, была челка платинового блондина под капюшоном черной толстовки. Затем Драко оторвался от изучения пола, и она увидела его потрясающие темно-серые глаза, увеличенные линзой так, что они казались больше, чем остальная часть его лица.

Ее сердце подскочило к горлу и застряло там. Судорожно вздохнув, она прислонилась к двери, настолько потрясенная его внезапным появлением, что упала, если бы не дверь.

— Открывай, Грейнджер, я знаю, что ты там, — сказал раздраженно Драко, снова опуская взгляд в пол. — Если только не ожидаешь, что я буду стоять здесь всю ночь.

Онемевшими пальцами Гермиона отперла замки и распахнула дверь. Она прижалась к дверному косяку и сглотнула, отправляя свое сердце обратно в грудную клетку, где оно начало колотиться о ребра.

Драко снова поднял глаза, и по ее спине пробежал холодок. Не прошло и недели, а он уже полностью изменился. Его лицо, которое всегда было утонченным и угловатым, теперь выглядело изможденным и покрытым светлой щетиной. Улыбка, которую она так привыкла видеть, сменилась напряженным хмурым взглядом. Выражение его лица было бесстрастным, замкнутым и сильно отличалось от открытой теплоты, к которой она привыкла. Лицо было безрадостным.

— Впускай меня, — произнес он.

Гермиона отступила, освобождая проход, и он незамедлительно вошел в квартиру, деловито и осторожно. Когда он проходил мимо, она поняла, что он даже пахнет по-другому. Приятный мускусный запах масла исчез, сменившись чем-то более терпким.

Закрывая дверь, она проглотила свои слезы и странную, иррациональную надежду, вызванную встречей с ним. Когда удалось взять себя в руки, она отвернулась от двери и прислонилась к ней.

— Драко, что ты здесь делаешь?

Он вытащил из кармана смятый листок бумаги и показал его.

— Я получил твою записку, — сказал он напряженным и сдержанным голосом.

— Я… — попыталась она, но тут ее горло перехватило. Теперь, когда он был здесь, все, что она мысленно пыталась подготовить, все причины и объяснения превратились в бессвязное месиво. — Я… — повторила она снова.

Он был прямо перед ней, но вне досягаемости. Она сделала небольшой шаг от двери и, не в силах удержаться, потянулась к нему.

— Не прикасайся ко мне, — сказал он напряженно.

Она резко отдернула руку.

— Прости. — С этим извинением все вылилось в стремительный поток слов. — Я не хотела оставлять тебя там так надолго. Это должно было быть временным. Но я наложила на себя Обливиэйт, на случай, если меня поймают, и так и не нашла записку и воспоминания, которые оставила себе для подсказки, до этого воскресенья. Я не знала, что это моих рук дело, Драко. Мне очень жаль.

— Но ты знала, что это был я, — заявил он.

Она кивнула.

— Это так.

— Неужели тебе больше негде было меня оставить? — спросил он с едва сдерживаемым гневом, постепенно все более набирающим силу.

— Предполагалось, что это будет временно, — повторила она. — Дирборн…

— Нахуй Дирборна! — зарычал Драко. — Стрип-клуб, Грейнджер. Гребаный стриптиз-клуб!

— Просто… дай мне минуту, чтобы объяснить, — произнесла Гермиона, настаивая.

— Ты обещала дождаться меня, когда все закончится. Я звал, но тебя там не было.

На мгновение Гермиона не поняла, о чем он говорит.

— Ты сказала, что вернешься за мной, — продолжил он. — Мне было неизвестно, кто я такой. Я ничего не знал. А ты просто, блядь, бросила меня там. Ты даже не осталась удостовериться, получил ли я работу.

— Но я убедилась в этом! — возразила она, наконец поняв. — Я была за стойкой с костюмами…

Однако Драко был еще не готов выслушать.

— Ты оставила меня в стрип-клубе! — бушевал он, начиная вышагивать между диваном и дверью. — Будто для тебя стереть память было недостаточно ужасным, чтобы счесть необходимым…

— Я пыталась защитить тебя, — перебила Гермиона.

— Как стирание воспоминаний о людях, желающих мне навредить, может защитить меня?

Гермиона сделала глубокий вдох и взяла небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями. А потом она объяснила все, начиная с момента, когда обнаружила его в поместье, и заканчивая тем, как она нашла спрятанные в Гринготтсе воспоминания о нем. Драко же сохранял молчание, даже когда она заговорила о том, как впервые увидела его в стрип-клубе и решила немного отомстить. Но когда она дошла до той части своего рассказа, где решила снять заклинание забвения, он заговорил.

— Зачем ты это сделала? — спросил он с едва скрываемым за холодным тоном замешательством.

Гермиона, не понимая, замерла.

— Я ведь только что объяснила… — начала она.

— Я не о том, почему ты вообще меня спрятала, Грейнджер, — нетерпеливо ответил Драко. — Мне бы хотелось знать, почему ты сняла заклинание.

— Потому что я больше не могла тебе лгать. Потому что ты заслуживал узнать о себе правду. Ты имел на это право.

Губы Драко искривились в невеселой улыбке.

— Итак, ты рассказала мне правду. И ты вернула мне все мои воспоминания. Ты вернула мне часы пыток Волан-де-Мортом. Ты вернула мне год в поместье, где я скрывался, притворяясь мертвым. — Драко сделал угрожающий шаг вперед, и Гермиона отступила, ощутив спиной дверь. — Ты вернула мне моего отца, убитого проклятым предателем крови Уизли, и мою мать, убитую Волан-де-Мортом. — Драко шагнул ближе, и Гермиона попыталась ускользнуть в сторону, но Драко уперся руками в дверь по обе стороны от ее головы. Он наклонился к ее лицу. Его глаза были похожи на два осколка грязного льда.

Гермиона стиснула зубы и уставилась в ответ без тени сожалений. Из всего, что она с ним сделала, за стирание памяти извиняться она бы не стала.

Ее лицо обдало горячее дыхание Драко, когда он произнес:

— Ты вернула мне жизнь, в которой я был разыскиваемым преступником, где я, как только меня поймают, отправлюсь в Азкабан гнить до скончания своих дней.

— Я вернула тебе самого себя! — возразила Гермиона не дрогнувшим голосом, что было удивительно, учитывая, что ее трясло.

— Ты так сильно меня ненавидишь? — выплюнул он, отступая назад. — Боже, Грейнджер, что теперь прикажешь делать? Всю жизнь прятаться?

— Если это то, чего ты хочешь, тогда прячься! — ответила Гермиона с рвущимся наружу гневом. — Ты бы предпочел, чтобы я не снимала чары? Оставила тебя стриптизером, жить как маггл, не имея ни малейшего представления о том, кто ты и откуда? А как же твоя магия? Ты вернул ее, не так ли? — Гермиона оттолкнула его руку и обошла его, пятясь к дивану. — Если ты хочешь скрываться, иди и прячься где-нибудь! Поезжай в Париж, отправляйся в Германию. Теперь ты можешь направиться куда угодно.

— И ты меня вот так просто отпустила бы? — спросил Драко, в его голосе нарастало тихое рычание по мере приближения к ней.

— Да!

— Ты сотрудник Отдела магического правопорядка, — заметил Драко, глядя на ее мантию с презрительной усмешкой.

— И что?

— И ты позволяешь мне уйти. Это может стать самой большой катастрофой для твоей карьеры, а ты отпускаешь меня.

— Я уже сказала «да»! Что тебе еще надо, билет в определенное направление? — спросила Гермиона, охрипшим голосом.

— Почему? — закричал Драко. — Зачем тебе это? — Он схватил ее за плечи, притягивая ближе к себе. — Почему ты позволяешь мне уйти?

Гермиона потрясенно вглядывалась в него. Со слезами на глазах она выкрикнула: — Потому что я люблю тебя!

В глазах Драко что-то промелькнуло, что-то сломало его защиту. Прежде, чем она успела среагировать, он подался вперед и поймал ее губы в отчаянном, болезненном поцелуе. Она ответила, не в силах удержаться.

Драко застонал ей в рот и прижал к себе, одной рукой, как тисками, обхватив ее талию, а другой запутался в ее волосах. Когда он атаковал ее рот своим сильным, наказывающим поцелуем, его рука в ее волосах сжалась в кулак, оттягивая голову назад, чтобы облегчить доступ к ее рту. Она сдержала стон боли — это было малой ценой за ощущение его поцелуя.

Солнце могло выгореть, день превратиться в ночь, а Гермиона этого бы не заметила. Несмотря на то, что поцелуй был требовательным и грубым, голова пошла кругом с опьяняющей легкостью. Это было необходимо и желанно, и она взяла от него столько, сколько было возможно. Это уже было больше, чем она могла ожидать.

А потом, так же внезапно, как начался поцелуй, все закончилось. Прерывисто дыша, Драко оттолкнул ее. Она споткнулась, хватаясь за спинку дивана. Вытирая рот, он выплюнул:

— Ты не меня любишь! Ты любишь Дэмиена Кинга!

— Я влюбилась в Дэмиена Кинга, зная, что он Драко Малфой! Это один и тот же человек! — возразила Гермиона.

— Нет, это не так!

— Да, это так! — настаивала Гермиона.

Драко рассмеялся, но в этом смехе было столько отчаянья и безысходности...

— Как ты можешь так говорить, Грейнджер? Тебе известно, каким я был раньше. Ты… полюбила того, кого не существует.

— Это неправда! — запротестовала она. — Люди все время меняются, Драко. Ты просто изменился, вот и все.

— И все! — недоверчиво передразнил он. — И все?

— Да. — Она на шаг приблизилась к нему, он же оставался стоять неподвижно. Она потянулась, чтобы к нему прикоснуться, но он отстранился и отвернулся. — Ты думаешь, что Дэмиена Кинга отсутствие воспоминаний Драко Малфоя делает другим человеком?

Драко не ответил. Он, казалось, пытался совладать со своим дыханием, и когда он взглянул на нее, она вздрогнула от силы сожаления в его глазах.

— Драко Малфой ненавидел тебя. Он бы никогда в тебя не влюбился.

— Ты этого не знаешь, — сказала она дрожащим голосом. — Ты не представляешь, что могло бы случиться. Прошло три года. За эти года между нами могло произойти что угодно.

Драко смотрел так, будто хотел ей поверить, но потом зажмурился и покачал головой.

— Не о том ведем речь. Кем, черт возьми, мне быть? — умоляюще вопросил он. — Я не могу снова стать Драко Малфоем, но и не могу оставаться Дэмиеном Кингом.

— Почему бы и нет? — сказала она. — Драко, у тебя есть второй шанс. Начать все с чистого листа. Проживи без груза убеждений и предрассудков прошлой жизни.

— Но то был я!

— Нет. Это только то, во что ты верил. Не то, кем ты был. Убеждения могут измениться. Будь тем, кем ты хочешь быть. Тебе не нужно возвращаться к себе прошлому.

Драко промолчал. Вместо этого он отвернулся. Гермиона ждала, уверенная, что ее сердце задохнется в тесноте груди. Было больно дышать.

— Кому еще известно, что я жив? — спросил он наконец.

— Только Джинни.

— Ни Поттеру, ни Уизли, ни кому-либо еще?

— Клянусь. Я никому не рассказывала. Джинни единственная, кто знает, кроме меня.

— А она не расскажет?

— Нет.

Кивнув в знак принятия, Драко зашагал к двери и распахнул ее.

— Драко, — в отчаянии позвала Гермиона, — что ты собираешься делать?

Он остановился, не поворачиваясь к ней. Сделал еще один шаг, а потом его плечи поникли.

— Я не знаю. Наверное, пуститься в бега, — ответил он глухим голосом. — Все, что у меня было, как у Драко Малфоя, исчезло: поместье, состояние, имя.

— Драко…

Он оглянулся на нее, и она почувствовала, как слезы потекли по щекам. Вновь выражение его лица было открытым, и он рассматривал ее, выглядя несчастным.

— Прощай, Гермиона, — прошептал он, а затем выскользнул за дверь, захлопывая ее за собой.

Ей хотелось бежать за ним. Распахнуть дверь, погнаться за ним вниз по лестнице и умолять его взять ее с собой, или не уходить, или хотя бы попросить оставаться на связи, но она ничего из этого не сделала. Вместо этого она отпустила его.




1Лондонский глаз — колесо обозрения в Лондоне, расположенное в районе Ламбет на южном берегу Темзы.

2 Ж.А.Б.А. — Жутко Академическая Блестящая Аттестация (англ. NEWT — Nastily Exhausting Wizarding Tests; в других переводах — ПАУК — Претруднейшая Аттестация Умений Колдуна и ТРИТОН — Типично Решаемый Изнуряющий Тест) — экзамен, который студенты школы Хогвартс сдают после седьмого курса.





Переводчик: Noksowl
Редактор: Shantanel


Будем рады вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/205-36353
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Noksowl (20.08.2022) | Автор: Перевод Noksowl
Просмотров: 154 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
0
3 sova-1010   (11.09.2022 02:48) [Материал]
Эх, всегда огорчаюсь, когда люди любящие друг друга расстаются. cry

0
2 o3eruli4ka   (01.09.2022 23:45) [Материал]
Как же так, нужно жить дальше и бороться за нового Демиена - и Гермиону рядом с ним...

1
1 Lepis   (23.08.2022 01:14) [Материал]
Спасибо за главу