Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13560]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Одиночество вдвоём
Арнав и Кхуши все же едут на Бали. Довольно банальное начало, не так ли? Но мы не ищем легких путей...КНЭЛ Альтернатива

Сталь и шелк или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг.

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Sealed by snow | Заснеженные
Белла и Эдвард потерянные и одинокие. Вся их жизнь состоит из попыток убежать от себя. Что произойдет, когда их миры столкнутся? Смогут ли они помочь друг другу преодолеть прошлое? Или же это будет шторм, который разрушит всё вокруг?
Перевод возобновлен!

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Дело Эдварда Каллена
На каждую ситуацию и даже преступление можно посмотреть с разных точек зрения.
Просто прохожий, сыщик, убийца, коллега, свидетельница, кто-то ещё?
Да, наверняка, просто он пока не представился.



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 413
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Домино. Главы 25-28

2016-12-4
16
0
25


Касл был возбужден, как подросток на первом свидании. Он еще никогда не был на приеме у психолога, хотя его мать долгие годы на все лады расхваливала достоинства психотерапии. Возможно, именно это было одной из причин, по которой он избегал бесед на удобных кушетках.
— Мистер Касл, мне жаль, что я заставил вас ждать, — у этого врача был приятный голос с бархатным тембром. Профессиональный перекос.
Касл поднялся, приветствуя доктора крепким рукопожатием.
— Дополнительное время дало мне возможность еще раз все обдумать, — он заставил себя улыбнуться.
— Пожалуйста, располагайтесь, как вам удобно, мистер Касл, — доктор Берк прямо-таки светился дружелюбием.
— Можете звать меня Рик, — Касл сел в кресло напротив него.
Берк согласно кивнул, исподволь изучая своего нового пациента. У него уже было сложившееся впечатление об этом человеке: мнение Кейт, несколько прочитанных книг и, уж конечно, подробное описание его похождений в различных таблоидах, детально рассказывающих о некоторых из его авантюр. Все это прогоняло любые сомнения, что в характере Ричарда Касла не было ничего простого.
— Считаете это неуклюжим? — Касл первым нарушил тишину.
— Думаю, что более важно, что считаете вы, — невозмутимо ответил Берк.
— Предполагаю, что когда я задал свой вопрос, то у меня уже был ответ, — нервно хихикнул Касл.
— Рик, я знаю несколько превосходных врачей, и если вам мешает то, что я врач Кейт Беккет, то я могу отослать вас к ним, — спокойно сказал доктор, решив разом прояснить все неприятные моменты.
— Думаю, что это ни к чему, — тут же возразил Рик. — С вами я экономлю кучу времени и денег, поскольку вы и так уже в курсе всей предыстории. Нет нужды повторять все заново.
— А вы думаете, что Кейт много говорила о вас? — прищурился Берк.
— А разве нет? — Касл неуверенно взглянул на врача. Тот загадочно улыбнулся. — Понятно, вы не собираетесь отвечать на такие вопросы. Врачебная этика, тайна пациента и все такое…
— Рик, почему бы вам не рассказать мне, о проблеме, приведшей вас сюда, — Берк откинулся в кресле, приготовившись слушать.
— А Беккет не рассказала вам? — он мгновенно ушел в глухую оборону.
— Очень кратко. Мне бы хотелось услышать это от вас.
— Это все очень сложно.
— А вы начните с того момента, о котором вам не так сложно говорить, — поощрил его Берк.
— Хорошо. Я заснул в своем кабинете, серийный убийца 3ХК ворвался в мой дом, у нас было небольшое распитие виски, и потом он выстрелил мне в грудь, — скороговоркой выпалил Касл.
Берк молчал, сознательно выжидая, не попытается ли Касл заполнить тишину и продолжить дальше. Через пару минут он был вознагражден за свое терпение.
— И, начиная с того дня… я не могу спокойно находиться в собственном доме без того, чтобы у меня не начинались… эпизоды.
— Рик, опишите один из этих эпизодов.
— Беспокойство, паника, потеря ориентации, холодный пот и жуткий страх, — послушно перечислил Касл.
— И что вы делаете, когда эти эпизоды происходят с вами?
Касл нахмурился. Ему очень не нравился честный ответ, но деваться было некуда.
— Я ищу Беккет, — бросил он.
— И, как вы думаете, почему вы ищете Беккет? — Берк поднял брови.
— Я не знаю, — уклонился Касл.
— Думаю, что знаете, Рик.
— Наверное, потому что она знает, на что это похоже, — косноязычно объяснил Рик.
— У вас есть общий опыт? — не отставал Берк.
— Нам обоим стреляли в грудь сумасшедшие, а потом преследовали, чтобы рассказать об этом, — у Касла было чувство, будто он застрял в углу и не может выбраться.
— Думаете, что это единственная причина?
— А этой что, недостаточно?
— Достаточно, если она только одна, — спокойно ответил доктор. Пациент угрюмо замолчал, Берк оценивающе глянул на его напряженную фигуру и рискнул: — А вы никогда не думали, что подсознательно используете эти эпизоды, чтобы у вас была причина видеть Кейт?
— Вы считаете, что я вгоняю себя в подобное состояние нарочно? — взорвался Касл.
— Рик, я не говорил этого, — спокойно ответил доктор Берк. — Я считаю, что ваши эпизоды очень реальны и случаются с вами в независимости от вашего желания. Мой вопрос относился к тому, что вы делаете, когда они происходят.
Касл сердито сопел, пытаясь успокоиться, а Берк попробовал зайти с другой стороны, чтобы ни в коем случае не касаться болезненной темы.
— А в вашем доме был кто-то еще, когда с вами случился этот эпизод?
— Там была моя девушка, — нехотя проворчал Касл.
— Была ли она в состоянии помочь вам справиться с паникой?
Касл резко поднялся с кресла и начал ходить по кабинету.
— Полагаю, что не очень. Она успокоила меня и уложила спать, но кошмары продолжали прибывать и, в конце концов, я был вынужден уйти из лофта. Шел сильный дождь. Молния и гром сделали все только хуже, и я все равно оказался у ее дверей.
— У дверей Кейт? — уточнил Берк.
Касл кивнул. На его лице ясно отражалось отвращение к себе и своим поступкам. — И зачем я туда пошел?
— А почему вы не должны были туда идти?
— Потому что мы расстались несколько месяцев назад, — злобно ответил Рик.
— А почему вы расстались, Рик?
— Она хотела работу в Вашингтоне, а я хотел жениться на ней. Последнее ей было неинтересно, — выплюнул Касл.
— Все так просто? — Берк недоверчиво склонил голову.
— Для нее – да, — с горечью произнес Касл.
— И она вам так и сказала?
Касл прекратил шагать по кабинету и остановился в замешательстве, уставившись на доктора.
— Что? Нет, она мне ничего не говорила… по крайней мере, на словах.
— Тогда откуда вы знаете, что для нее это было просто?
Невинный вопрос гребаного докторишки выбил почву из-под ног Рика, заставив его чуть ли не впервые усомниться в праведности своего гнева, который, что уж греха таить, он успешно использовал в виде якоря для других чувств. Не найдя подходящих слов для достойного ответа, он в бессильной ярости повернулся к окну, жалея, что не может ничего разбить в этом кабинете.
— Почему после вашего разрыва вы так злитесь на Кейт? — он решил проверить еще одну теорию.
— Наверное, потому, что мысль об этом до сих пор причиняет боль, — Рик почти с радостью ответил на этот вопрос. Наконец-то среди беспорядка всех своих мыслей, он нашел хоть что-то определенное.
— Рик, когда Кейт возвратилась в город? После вашего ранения?
— Нет, она вернулась в субботу утром, а в меня стреляли тем же вечером, — Касл медленно повернулся к нему лицом и впервые за все это время соединил два события вместе.
— Вы знали о ее приезде?
— Нет, она просто вошла в двери отдела с новой командой, — Рик поморщился.
— То есть, если я правильно понимаю, неожиданное возвращение Кейт после вашего с ней разрыва и нападение на вас в вашем же доме произошло в течении двадцати четырех часов? — невозмутимо уточнил Берк, сознательно перефразировав предыдущие ответы Касла.
— Это был… тяжелый день.
— Конечно, Рик.
— Вы хотите сказать, что мои эпизоды не просто привязаны к стрельбе? — быстро сообразил Касл.
— Возможно, что ваши эпизоды привязаны к событиям всего дня, а не только к стрельбе, — Берк удовлетворенно взглянул на пациента. — Когда вы говорите о нападении, вы показываете не так много эмоций, Рик.
— А когда я говорю о Кейт, то я весь – сплошная эмоция, — закончил Касл.
— И как вы думаете, почему это происходит? — Берк умело подвел его к вопросу, отвечать на который Рик не хотел.
— Возможно, если я не выказываю сильных эмоций о стрельбе, то я могу дистанцироваться от этого.
— А почему все эмоции и гнев достаются Кейт?
— Потому что так я могу держать ее на расстоянии, — несмотря на внутреннее сопротивление, ему все-таки удалось внятно ответить на вопрос.
— И как вы думаете, что произойдет, если вы вдруг позволите своему гневу на Кейт выйти наружу? — Берк тщательно следил за сменяющимися эмоциями на лице Касла.
Тот снова начал беспорядочно шагать по комнате. Берк молчал, давая ему время на раздумья.
— Я… боюсь, — неуверенно ответил Рик.
— Чего вы боитесь, Рик? — легонько подтолкнул его доктор.
В глазах Касла появилась та самая путаница чувств, предшествующая появлению эпизода посттравматического синдрома.
— Я боюсь, что не смогу остановить себя, — с трудом ответил он. Его глаза потемнели, дыхание стало рваным и поверхностным, руки дрожали.
— Остановить себя – от чего?
— Чтобы помешать себе вернуться, — устало выдавил Касл. Последние пять секунд он балансировал на краю сознания.
— Назад к Кейт?
Рик кивнул, не глядя на Берка. Теперь, когда правда была сказана вслух, он понемногу успокаивался.
— Что бы это значило для вас, Рик, – если бы вы вернулись к Кейт?
Он вздрогнул и с тоской посмотрел на дверь.
— Мое время еще не закончилось?
— Вы можете уйти в любое время, Рик. Когда только захотите, — спокойно заметил Берк. — Но я здесь для того, чтобы помочь вам.
Касл неопределенно покачал головой, но остался на месте.
— Этим я признаю, что не заслуживаю ничего большего, а значит, ее отъезд был неправильным.
— А знает ли Кейт, что она совершила ошибку?
— Я не дал ей ни единого шанса сказать это, — Касл огорченно взглянул на свои руки.
— Почему нет? — прямо спросил Берк. — Не лучше ли знать правду, чем жить с тем, что вы сложили в своей голове?
— Если я отпущу гнев, то страх – единственное, что мне останется.
— Страх – перед чем?
— Перед Тайсоном, — с готовностью признался Касл. — Перед тем, что он собирается сделать со мной и с теми людьми, которых я люблю.
— Гнев на Кейт позволяет вам сосредоточиться на чем-то еще, кроме вашего страха, связанного с человеком, стрелявшим в вас и угрожающему вашей семье?
Касл кивнул.
— Чего еще вы боитесь, Рик, если вернетесь к Кейт? — Берк не стал откладывать дело в долгий ящик.
— Того, что произойдет в следующий раз, — он прерывисто вздохнул, — Что в следующий раз ее внимание привлечет что-то еще, более заманчивое, и она уйдет.
— Скажем так, вы сказали правду. Но что это будет значить для вас? — Берк внимательно следил за Каслом – его пациент был на грани признания своего главного страха.
— То, что лучше бы я жил с гневом и без нее… чем с ней, но потерял бы ее снова, — Касл медленно опустился на подлокотник своего кресла и бесцельно уставился в пол. Реализация собственных мыслей наконец-то догнала его. — Хорошо, и что мне делать?
— А что вы хотите сделать? — с искренним любопытством спросил Берк.

Оказавшись на свободе после офиса Берка, Касл сразу направился в кафе. У него было такое чувство, будто все его тело пропустили через гигантскую мясорубку. Голова раскалывалась от дикой боли, мышцы шеи были напряжены так, что до них было страшно дотронуться. Не дойдя двух шагов до кафе, он внезапно передумал. После сегодняшней встречи он нуждался в некотором поощрении самого себя – например, свидании с массажистом, вкусной еде и бутылочки чего-нибудь жутко дорогого и приятного. А еще, не мешало бы проверить, чем занимались его девочки, все ли с ними в порядке и не принес ли новый день еще какие-нибудь неприятные неожиданности. «Четыре Сезона» ждали его с нетерпением.
Но, как это часто бывает, жизнь внесла свои коррективы в его замечательные планы. На этот раз орудием судьбы послужил телефонный звонок. Судя по мелодии звонка, это была Кейт. Рик поморщился, глядя на экран. Музыка играла, не оставляя его в покое, и он почти уже позволил звонку уйти в голосовую почту, но в последний момент все-таки взял трубку.
— Что, Беккет?
— Касл, ты нужен мне в моей квартире прямо сейчас, — безапелляционно заявила Кейт.
— Что-то случилось? — он замер на месте.
— Нет, но ты нужен мне сейчас. Это важно.
— Хорошо, буду, как только смогу, — он с тоской попрощался с массажем.

Поймав такси, Касл сел на заднее сиденье и, рассеянно провожая взглядом мелькающие за окном дома, задумался о прошедшей встрече с Берком. Он не стал скрывать от самого себя, что доктор внушал ему некоторый страх тем, как легко и непринужденно, всего лишь за один час, он смог добраться и вытащить наружу все его сокровенные тайны и сомнения. Хотя, что можно ожидать от человека, способного заставить Кейт Беккет разговориться. А Кейт была одной из самых недоверчивых людей, когда-либо встретившихся Каслу.
Ко всему прочему, Рику было неприятно, каким путем пошел их разговор с доктором. Вместо того чтобы заниматься анализом проблем, возникших после нападения Тайсона в лофте, он уделил чересчур большое внимание его чувствам к Беккет. Но, попытавшись мысленно вернуться к их беседе и найти доказательства того, что Берк искусственно переводил разговор на Кейт, Касл потерпел сокрушительный разгром. Берк не уводил беседу к Кейт, потому что она была единственной, о чем он по-настоящему переживал.
Поездка в такси помогла ему взглянуть на ситуацию более объективно. Его гнев основывался на собственных гипотезах, и он не дал ей ни шанса, ни возможности как-то объяснить свое поведение и, уж тем более, не дал ей сказать ни слова в свою защиту.
— Сэр! Мы приехали! — вклинился раздраженный голос таксиста.
Касл непонимающе поднял глаза и понял, что они стоят возле дома Кейт, а водитель уже не в первый раз пытается выставить его из машины.
— Прости, — он вытащил из бумажника двадцать долларов. — Сдачи не надо.
Добравшись до двери Беккет, он машинально полез в карман за ключами от ее квартиры, а осознав, что именно он собрался делать, мысленно пнул себя под зад и постучал. Ответа не было. Он постучал еще несколько раз, начиная паниковать, а не случилось ли что-нибудь ужасное и, не дождавшись пока ему откроют, толкнул дверь ногой. Дверь послушно открылась. Кейт никогда не оставляла свою дверь незапертой.
Волна безрассудства накрыла его с головой и, наплевав на все возможные варианты событий – а может быть, подсознательно желая их, – он вошел в квартиру.
— Это было чересчур смело, сын мой, — Джексон Хант отстранился от боковой стены и вышел навстречу Рику.
— Думаю, что это генетическое сходство, — Касл остановился посредине комнаты.
— Откуда ты мог знать, что Тайсон не поджидает тебя здесь? — Хант изучающе глядел на сына, пытаясь понять его мысли.
— А я и не знал, — он пожал плечами.
— И что бы ты сделал, если бы это был он?
— Улетел бы прочь, — легкомысленно отозвался Касл.
Хант укоризненно покачал головой, но промолчал, крепко обняв сына за плечи.
— Хорошо выглядишь, Ричард. Намного лучше, чем в прошлый раз.
— И я тоже на это надеюсь, — улыбнулся Касл.
— Прости за предосторожности, но на днях я взорвал динамитную шашку под носом Тайсона, а мне бы не хотелось, чтобы он сложил два плюс два и раньше времени нарушил мое инкогнито.
— Так Кейт не здесь? — не выдержал Рик.
— Она подумала, что нам лучше поговорить наедине, — усмехнулся Джексон.

Следующие несколько минут Хант кратко удовлетворил любопытство сына, рассказывая ему о том, где и как он разыскивал Тайсона. Однако, по старой шпионской привычке, он умолчал о некоторых друзьях Тайсона, закончивших свою бесславную жизнь летальным исходом, справедливо рассудив, что: во-первых, на это у них еще будет другое время, а во-вторых, никогда нельзя полностью раскрывать свои карты – даже перед друзьями.
— Тайсон очень категорично высказал свое мнение о новых игроках, — озабочено заметил Касл.
— Сынок, за свою жизнь я поймал целую кучу плохих парней, о которых ты когда-нибудь писал в своих книжках, — добродушно ответил Джексон. — Этот парень умен, возможно, даже очень умен, но он сделал одну решающую ошибку, Ричард. Он считает себя самым умным игроком на поле. Как ты думаешь, как именно он хочет управлять вами?
— Он сказал, что у всех игроков есть своя сила и свои слабости, — припомнил Касл, внутренне поежившись при воспоминаниях той ночи.
— С появлением в игре неизвестного лица он теряет преимущество контроля и превращается в точно такую же марионетку, какими стремится сделать вас. Ему придется выйти из своей зоны комфорта.
— Так мы правда поймаем этого сукиного сына? — Ричард облегченно улыбнулся. На этой неделе у него было плохо с доверием, но своему отцу он доверял полностью.
— Это мое и только мое дело, сынок, — Хант обнадеживающе похлопал его по спине. — У Кейт есть пиво?
Касл достал из холодильника две запотевшие бутылки с пивом, и несколько минут мужчины молча наслаждались холодным напитком.
— Ричард, мне бы не хотелось лезть не в свое дело, но как обстоят дела между тобой и Беккет? — как бы невзначай поинтересовался Джексон.
— Беккет и я расстались четыре месяца назад, — Касл глотнул пива.
— Это-то я знаю, она устроилась на работу в Вашингтоне. Но я спрашивал тебя о другом, — Хант смотрел на сына, пытаясь просчитать его реакцию.
— Это все, что мне досталось.
— Не проходит ни одного дня, чтобы я не думал о твоей матери, — заметил Хант через несколько минут напряженного молчания.
— Да, Марта довольно-таки незабываема, — усмехнулся Рик.
— Да, — улыбнулся Джексон, — она такая, — тишина снова охватила их, и они оба замолчали, предаваясь каждый своим мыслям. — Однажды я провел всего лишь одну ночь с женщиной, которую люблю до сих пор.
— Что ж, — под действием пива и беседы с доктором Ричард стал более откровенным. — У меня с ней был целый год. Возможно, я должен быть более благодарен судьбе хотя бы за это.
— Так ты просто отказываешься от нее, мальчик? — Хант кинул на него острый взгляд.
— А ты знал, что я попросил ее выйти за меня замуж? — с горечью спросил Касл. — Был готов поехать вместе с ней куда угодно. Работа в Вашингтоне даже не была причиной.
— Я не знал, — огорченно отозвался отец.
— Не я разочаровался в нас, — отрезал Рик, вставая к холодильнику за следующей бутылкой пива. — И на этом – все.

Кейт покинула свою квартиру буквально за пять минут перед приездом Касла, решив, что в свою очередь было бы неплохо встретиться с собственным отцом. Он ждал ее в том же самом кафе, за тем же самым столиком, как и в тот день, когда она приняла роковое решение устроиться на работу в Вашингтоне.
— Привет, папа, — она села за столик, стараясь улыбнуться повеселей.
— Как дела, Кейти? — он с тревогой вгляделся в ее лицо.
— Не буду напрасно лгать, это было жестко, — честно ответила она.
— Как Рик?
— Физически он быстро выздоравливает, но эмоционально… он борется, — она нарочно опустила детали.
— Предполагаю, что так и должно быть, учитывая все произошедшее, — неопределенно заметил Джим, умышленно не заостряя внимание на ее недомолвке. — Так о чем ты хотела поговорить со мной, Кейти? — он перешел сразу к сути вопроса – она никогда не вызывала его для кофе среди бела дня, если бы это не было действительно важным.
— Я что, не могу просто увидеть своего отца? — она попыталась неуклюже уклониться от ответа.
— Кейти, я – здесь. Говори, — Джим, как и в детстве, слегка повысил голос.
— Я ушла из целевой группы и вернулась в двенадцатый участок. Это часть плана с целью поймать Тайсона, — Кейт понизила голос, чтобы их больше никто не смог услышать. — Только считанные люди знают об этом.
— Это на самом деле или всего лишь уловка? — удивленно переспросил Джим.
— Для всех остальных это очень реально. Я сдала свой значок и оружие агенту Стэку, получив новое в участке, и восстановилась там на старой должности. У Тайсона кругом свои люди, и мы не хотели, чтобы он знал, что моя отставка – всего лишь игра.
— И это значит, что как только вы поймаете его, ты вернешься в Вашингтон к новой работе? — его девочка недоговаривала ему большую часть событий, и он ясно чувствовал это.
— Я не уверена, что хочу вернуться, — она подняла на него растерянные глаза.
— Кейти, это нисколько не удивляет меня.
— Но… — заколебалась она.
— «Но» – это относительно Рика?
— Он очень сердит папа, и не он один, — грустно кивнула Кейт.
— Кейти, когда ты выходила из этого кафе четыре месяца назад, я сказал, что тебе придется жить с последствиями твоего решения. И одно из них может быть таким, что Рик будет не в состоянии простить тебя, — Джим намеренно не использовал слово «ненавидеть».
Глаза дочери немедленно наполнились слезами.
— Он работал в двенадцатом со дня моего отъезда и стал лидером своей команды. Касл, Эспо и Райан – они теперь как три мушкетера, и они защищают его. Даже Гейтс изменила свое отношение к нему и считает его лучшим приобретением отдела. А когда пришла пора выбирать, то моя лучшая подруга выбрала его.
— Не то, что ты ожидала, милая? — Джим слышал сожаление в каждом ее слове.
— Я не знаю, что я ожидала. Я не позволяла себе взглянуть на то, что оставляю здесь, — с горечью ответила Кейт.
— И что же случится, если ты решишь вернуться?
— В этом-то и проблема, папа, — ее голос упал до шепота. — Даже если я захочу, сильно захочу вернуться, я не смогу! Это значит разрушить все то, что он успел достичь. А что, если он решит уйти, только потому, что я возвращаюсь? И это не только он, папа. Все успели приспособиться и пойти дальше. Какое я имею право перевернуть опять все вверх дном, из-за того, что я сделала очередную ошибку?
— Ты не знаешь этого наверняка, Кейти, — честно постарался обнадежить ее Джим.
— Я не могу, не имею права снова рисковать, причиняя ему боль, — по ее щекам покатились крупные слезы. — Никому из них.
— Так, когда это дело закроется…
— Я вернусь в Вашингтон, потому что это единственное решение, с которым я смогу жить.
— А как же насчет тебя, Кейти? — он попытался в последний раз. — Я знаю, что ты до сих пор любишь Рика.
— Именно поэтому я должна вернуться обратно, — Кейт решительно стерла со щеки последнюю слезу.

Джим Беккет глядел на свою непутевую дочь с двойственным чувством: с одной стороны, он был горд, что его девочка наконец-то научилась ставить желание другого человека выше своего собственного, а с другой – расстроился, потому что знал: это будет стоить ей будущего, которое принесло бы ей истинное счастье.

26


Кейт не получала никаких известий от Касла или Ханта и, решив не возвращаться домой, поехала к Лэйни. После всех эмоциональных встрясок ей бы не помешала пара стаканчиков вина и разговор с подругой. Предупредив о своем визите, она поехала к ней.
Лэйни оставила входную дверь открытой, так что Кейт оставалось только войти и объявить о своем прибытии.
— Буду через секунду! Вино на столе! — крикнула ей Лэйни из спальни.
— Превосходно, — пробормотала Кейт, наливая себе стакан и почти залпом выпивая его.
Теперь, когда она решила, что ее возвращение в Вашингтон – неизбежное зло и лучшее решение для всех, которое она смогла придумать, потому что не знала, как восстановить то, что разрушила, ей требовалось пересмотреть свои приоритеты. У нее так и не появилось никаких друзей за пределами офиса Генеральной прокуратуры. Начиная с Касла, она больше не встречалась ни с кем – не потому что у нее не было возможности, а из-за отсутствия всякого желания. Теперь ей надо было как-то настроить себя на новую жизнь.
— Привет, девочка! Рада тебя видеть! — Лэйни вышла из спальни, переодетая в домашнюю одежду.
— Спасибо за разрешение зайти, — Кейт приветственно качнула стаканом в ее сторону.
— Как наш мальчик? — Лэйни улыбнулась, наливая себе вино.
— Сегодня пошел к доктору Берку, но я не видела его после этого, так что не могу сказать, помогла ли ему их встреча, — ответила Кейт, садясь на диван.
— Ну, он неплохо помог тебе, когда ты была не в лучшей форме. Хотелось бы надеяться, что он сделает то же самое и для Касла, — Лэйни села рядом с ней. — Есть ли что-то новое о деле?
Лэйни до сих пор ничего не знала о Джексоне Ханте, так что Кейт обрисовала ситуацию в общих чертах, уклонившись от ненужных деталей.
— Сегодня я встречалась со своим папой.
— Правда? Как он? Я не видела его со дня твоего отъезда.
— С ним все хорошо.
— И как ты чувствуешь себя теперь, когда вернулась к нам? — поинтересовалась Лэйни, и Кейт испуганно поняла, что та ни о чем не знает. Эспо должен был сказать ей…
— Лэйни, есть кое-что, о чем тебе неизвестно, — серьезно начала она, поймав тревожный взгляд подруги. — На самом деле я не вернулась. Подразумевается, что как бы – да, но на самом деле, это лишь уловка, чтобы поймать Тайсона.
— О чем ты говоришь, Кейт? — Лэйни недоуменно вскинула брови.
— Я ушла из целевой группы и восстановилась в полиции только для того, чтобы поймать Тайсона.
— То есть, ты не вернулась? Не по-настоящему, — улыбка Лэйни быстро сбежала с ее лица.
— Можешь мне поверить, мне жаль, что я не могу остаться, — Кейт сокрушенно покачала головой.
— Подожди, — Лэйни бросилась в бой, — ты не хочешь возвращаться в Вашингтон?
— Нет, не хочу. — Кейт допила оставшееся вино.
— Тогда зачем?
— Я должна, Лэйни, — Кейт никак не могла подобрать нужные слова.
— Ты никому ничего не должна, Кейт, — отрезала подруга, беря бутылку вина со стола и заново наполняя их бокалы. — Фактически, за все время нашего знакомства я ни разу не видела, чтобы ты делала что-то против своей воли.
— Я должна сделать это для Касла, — твердо сказала Кейт.
— Прости, что? — недоверчиво переспросила Лэйни. — Должна Каслу?
— Он хочет этого, и он сумел построить себе новую жизнь, которую я не могу снова разрушить, вернувшись в Нью-Йорк, — ее слова казались жалкими и неубедительными. — Лэйни, у него даже была новая девушка. Ну, по крайней мере, была до тех пор, пока я не появилась.
— Да, Кейт Беккет, ты много должна этому человеку, но уж явно не сообщение о том, что ты, поджав хвост, сбегаешь в Вашингтон, — взорвалась Лэйни. — Это самое настоящее трусливое дерьмо, причем еще хуже, чем в первый раз! В конце концов, тогда у тебя хватило смелости не говорить, что делаешь это для него! А что касается его подруги… то это была ты, но в другом варианте. Ты вообще ее видела?
— Он ненавидит меня, Лэйни, — Кейт с растерянностью смотрела на лучшую подругу. — Он даже не может на меня смотреть. Я пыталась с ним поговорить, но он только и делает, что обвиняет меня в моих ужасных поступках и в моем эгоизме.
— И ты не видишь, насколько эгоистичен твой новый план?
Боже, Лэйни едва сдерживалась, чтобы не залепить ей пощечину. Может, тогда она прозреет!
— И что же эгоистичного в том, чтобы дать ему то, что он хочет? Он хочет избавиться от меня навсегда! — голос Кейт слегка дрогнул.
— Черт побери, Кейт, ты действительно такая слепая дура? — едко спросила Лэйни.
— Видимо – да, потому что я не понимаю, чего ты от меня хочешь! — по щекам Кейт побежали слезы.
— Не имеет значения, чего хочу я, Кейт, — Лэйни больно схватила ее за запястья. — На самом деле, все сводится к одному – чего хочешь ты. Что ты хочешь, Кейт? — она сильно сжала ее руки. — Скажи мне, что ты хочешь.
В глазах Кейт промелькнул огонек понимания.
— Я хочу назад свою старую жизнь. Я хочу Касла.
— И как, черт возьми, ты собираешься это вернуть, убегая в Вашингтон?
— Как я заставлю его слушать меня?
— Кейт Беккет, ты будешь возвращаться снова и снова, — Лэйни отпустила ее занемевшие руки и встряхнула за плечи, — И, если он прогонит тебя, ты будешь возвращаться опять, пока он не поверит тебе.
— Как мне бороться с его неумолимым гневом, Лэйни, — горестно всхлипнула Беккет. Ее страдания невольно передались Лэйни. — Он начинает говорить мне все эти вещи, и я даже не знаю, что мне ответить, как быть, как себя вести.
— Кейт, — Лэйни решила оставить сострадание к подруге на потом, — как ты думаешь, почему он это делает?
Кейт растерянно хлопнула мокрыми ресницами. Она так зациклилась на «как», что ей и в голову не приходило подумать над «почему», пока Лэйни не ткнула ее носом. И понимание этого «почему» помогло ей постичь мотивы Касла, которые она никогда не понимала прежде. Или не давала себе труда понимать.
— Это его защита. Он всегда скрывался в словах.
— Девочка, теперь ты поняла, — удовлетворенно кивнула Лэйни.
— Ты права, Лэйни, если я уеду, то опять повторю ту же самую ошибку, — она не могла поверить, что не видела этого раньше. — Его слова – это вызов мне, на самом деле он хочет, чтобы я сопротивлялась, чтобы я доказала, что он не прав.
— О да. И он будет проверять это не один раз, — согласилась Лэйни.
— Лэйни, мне надо вызвать такси, — деловито сказала Кейт, опрокидывая третий стакан вина. Доктор Пэрриш была настоящей подругой. Она набрала номер службы такси безо всяких лишних вопросов.

Когда Кейт под покровом темноты проникла в свою квартиру, то отец и сын, не теряя времени даром, прикончили все пиво в ее холодильнике. Они негромко разговаривали, расслаблено сидя на кухне, и даже не сразу заметили ее возвращение.
Она окинула взглядом милую картинку воссоединения папы с сыном и как иллюстрацию к ней – батарею пустых пивных бутылок, не сдержав невольный смешок – это было так похоже на их прежние посиделки с Лэйни.
Увидев Кейт, Джексон неторопливо поднялся со стула и, похлопав сына по плечу, пожелал ему спокойной ночи.
— Увидимся, сынок. Беккет.
Она проводила его до самых дверей. Он бросил на нее странный взгляд и уж совсем странно сжал ее руку.
— Удачи тебе, малышка.
Опешив от подобного обращения, Кейт растерянно закрыла за ним двери и вернулась в гостиную.
— Мы должны поговорить, — храбро объявила она.
— Что-то такое я уже слышал, — насмешливо протянул Касл. — И, если мне не изменяет память, не один раз.
Кейт глубоко вздохнула, напомнив себе вновь обретенную истину: он специально провоцирует ее и прячется за своими словами. Если бы он хотел от нее избавиться, то не разговаривал бы вообще.
— Касл.
Он не смотрел на нее. В общем-то, он никуда не смотрел, потому что встал и демонстративно повернулся к окну, делая вид, что увлечен пейзажем.
— Касл, посмотри на меня, — пейзаж стал увлекательней в два раза. — Рик! — она призвала на помощь свой лучший командный голос.
— Что тебе нужно, Беккет? — у него был слегка затравленный вид.
— Есть кое-что, что мне нужно у тебя узнать, — мягко заметила она.
— Ладно, Беккет, и что же ты еще хочешь знать? — не то чтобы он был пьян, но трезвым она бы его тоже не назвала.
Кейт неслышно, по-кошачьи, подошла к нему, так близко, чтобы он мог видеть ее глаза.
— Рик, четыре месяца назад я совершила самую большую ошибку в своей жизни. Я была эгоистичной дурой, — он попытался отодвинуться от нее подальше, но Кейт была начеку и тут же придвинулась к нему еще ближе. — Когда ты попросил меня выйти за тебя замуж, я была в панике. Я думала, что ты собрался расстаться со мной. Касл, и ты имел на это полное право. Я заслужила это после всего, что натворила.
— Кейт, что ты от меня хочешь? — в отчаянье спросил он, поняв, что бежать больше некуда.
— Я хочу, чтобы ты позволил мне сказать, как я жалею о содеянном; как мне жаль, что я думала будто эта работа важнее нас с тобой; что я сказала «нет» в ответ на твое предложение; что я сомневалась, кем мы были друг другу; что я думала, что нас недостаточно; как мне жаль, что я причинила тебе столько боли и убежала от нас. Боже, больше всего мне жаль, что я сбежала! — она с жадностью вгляделась в его побледневшее лицо. — Касл, я вернулась навсегда. Я больше не буду работать в Вашингтоне. Моя жизнь принадлежит Нью-Йорку. Она всегда принадлежала тебе – нам. Я была так зациклена на себе, что боялась взглянуть на нас. Я не уйду, Касл, и я собираюсь продолжать возвращаться столько раз, сколько понадобится, чтобы ты поверил мне. И мне все равно, сколько времени это займет.
Он уставился в ее лицо так, словно искал в нем что-то такое, чему не было и нет названия. Но, по крайней мере, он больше не пытался от нее убежать.
— Кейт, я не могу этого сделать.
Она обняла его лицо обеими ладонями.
— Это не страшно, Касл. Пока ты не сможешь, я сделаю это за нас обоих.
— Нет, это невозможно, мы не можем возвратиться туда, где были, — пробормотал Касл без прежней горячности в голосе. Создавалось впечатление, что он просто разговаривал сам с собой.
— Мы можем, и мы вернемся. И я собираюсь доказать тебе это, если ты только позволишь мне это сделать, — она осторожно обвила руками его шею и притянула к себе. — Я люблю тебя, Рик, — прошептала она второй раз за все время их отношений.
Напрасно Касл пытался отцепить от себя ее руки, а почувствовав теплые слезы на своей шее, сдался и обнял ее за талию.
Неизвестно, сколько времени они простояли так, держа друг друга в объятиях впервые с того момента, когда их собственный мир раскололся на куски. Кейт цеплялась за него до последнего, пока не почувствовала, что он отпустил ее. Она изучающе взглянула на его усталое лицо.
— Касл, ты выглядишь так, будто готов упасть прямо на месте. Позволь мне уложить тебя спать.
Для популярного автора бестселлеров сегодня он был необычайно молчалив, а все потому, что слова, никогда не подводившие его в течение всей жизни, куда-то улетучились. Он просто позволил Кейт взять себя за руку и отвести в спальню. В самое безопасное для него место в мире. Он знал, что сегодня будет спать без всяких кошмаров, даже если сам Джерри Тайсон явится сюда, чтобы сплясать джигу на его костях, и пусть это будет всего одна ночь, но сегодня он отдохнет по-настоящему, потому что она будет спать рядом с ним.

27


Касл внезапно проснулся, но не от кошмара, а от пристального взгляда темно-зеленых глаз.
— Кейт, — хрипло прошептал он.
— Привет, Касл, я здесь, — она встала со стула, откуда любовалась его спящим видом, и подошла к нему.
Он улыбнулся ей, и в его голубых глазах не было гнева, обращенного к ней.
— Что ты делала? Следила за мной, пока я спал?
Кейт аккуратно присела рядом с ним на кровать, держа руки при себе, в зародыше подавляя желание прикоснуться к нему.
— Я не хотела тебя будить и не хотела, чтобы ты проснулся один. Поэтому, да, я следила за тобой, пока ты спал.
— Ты, кажется, куда-то собралась? — он заметил, что Кейт была уже полностью одета.
Она неуверенно кивнула и, встретившись с ним взглядом, осторожно начала говорить:
— Вчера вечером я сказала кое-что…
Касл помрачнел: он был уверен, что она собирается отречься от каждого слова.
Кейт сразу поняла, о чем он подумал.
— Я сказала то, что должна была сказать давным-давно, чуть ли не пять лет тому назад, — он внимательно слушал, и Кейт не собиралась упускать такую возможность. — Рик, я имела в виду каждое слово, сказанное мною вчера вечером, но я хочу, чтобы ты знал, что я понимаю – слова не исправят случившегося между нами. Слова всегда были твоей прерогативой, и сейчас я хочу доказать, что они будут подкреплены и действиями. Я собираюсь тебе доказать, что я полностью посвящаю себя тебе – нам.
— Независимо оттого, сколько времени на это потребуется? — а он слушал ее вчера.
— Даже если на это уйдет еще четыре года, — улыбнулась Кейт.
— Ничего себе, это – настоящее обещание, — мягко поддразнил ее Касл.
— Ты же ждал меня столько времени.
— Туше.
— И еще, мне надо кое-что обсудить с тобой, прежде чем я вернусь к работе, — как бы ей ни хотелось и дальше сидеть рядом с ним на одной кровати и продолжать легкую пикировку, обмениваясь многозначительными взглядами, но, к сожалению, их работу за них сделать никто не мог.
Касл немедленно напрягся, и она снова ощутила себя чудовищем. Она так часто игнорировала его чувства и желания, ставя работу превыше всего, что старый стереотип мгновенно сработал – Рик и Кейт исчезли с картины, вместо них появились Касл и Беккет.
— И что это, Беккет? — он сел на кровати и словно окружил себя непроницаемой стеной.
— Я уже сказала тебе, что после того как мы закончим с Тайсоном, я не вернусь в Вашингтон, — она протянула руку и, поймав ладонь Касла в свою, успокаивающе потерла ее большим пальцем. — Я остаюсь в Нью-Йорке и намерена возвратиться в NYPD на законных основаниях.
— Я помню, — он загипнотизировано следил за ее движениями.
— Я хочу сказать об этом Гейтс и Стэку сегодня утром, — она внимательно наблюдала за его реакцией, и сомнение в его глазах было вполне ожидаемо, но оно лишь укрепило ее решение. — Касл, когда Тайсон окажется в земле, где ему самое место, придет время вернуться в нормальный ритм жизни. И я хочу, чтобы мы вместе решили, как именно мне надо вернуться. Это не обязательно должен быть двенадцатый участок.
Касл не смог скрыть своего удивления. Он понял, что предлагала ему Кейт.
— Двенадцатый участок – это твой дом, Кейт.
— Не больше, чем твой, Касл, — она покачала головой. — Ты сумел построить там что-то удивительное. Рик, я не знаю, значат ли что-нибудь для тебя мои слова, но я горжусь тобой.
Та мальчишеская улыбка, которую она так обожала, осветила его лицо.
— Это действительно что-то означает, Кейт. Спасибо.
Она постаралась мило улыбнуться ему в ответ и побыстрее поднялась с кровати, чтобы не кинуться ему на шею и поцеловать его так, как она хотела это сделать последние почти пять месяцев. После этого в отдел они бы добрались не скоро. Ссориться с ним она не хотела вообще. В конце концов, она ясно озвучила свои намерения, и теперь ему всего лишь требовалось время для ответа.
— Почему бы тебе не пойти в душ, а я тем временем сварю тебе кофе? — нарочито беспечно спросила Кейт, тут же строго сказав себе, что предложение помочь ему вымыть спину может быть неправильно истолковано.
— Мне и правда не помешает душ, но еще больше мне пригодится чистая одежда, и это значит, что мне придется съездить в лофт, — Касл перестал улыбаться.
— Хочешь, я съезжу сама? — пусть он вернется туда, когда будет готов.
Касл неопределенно хмыкнул: избежать поездки в лофт было бы так заманчиво и легко, но…
— Поедешь со мной? — коротко спросил он.
— Конечно поеду, — с готовностью ответила Кейт, с трудом сдерживая ликование в голосе. Она посчитала про себя до пяти и лишь потом тепло улыбнулась ему.
Их взгляды встретились, словно подтверждая ту волшебную связь, которая всегда незримо присутствовала между ними и которой совершенно не коснулись ни длинные месяцы разлуки, ни куча других препятствий. Кейт чувствовала, как эта нить все крепче привязывает их друг к другу и не отводила глаз. В душе она поражалась самой себе – как она могла игнорировать ее раньше? Или замечать ее и бежать со всех ног как можно дальше?
— Я буду готов через пятнадцать минут, — он первым нарушил затянувшееся молчание.

3ХК был в ярости. В его жизни впервые происходили странные вещи, существование которых он никак не мог объяснить, а то, чего он не мог объяснить, не поддавалось его контролю. Одной из этих проклятых вещей стало появление незнакомца, который рыл около Тайсона и его помощников не хуже долбаного фокстерьера, в результате чего Джерри не досчитался многих верных партнеров. Причем они умудрились исчезнуть так, будто никогда и не жили на этом свете, а значит, это была не полиция.
3ХК использовал каждую оставшуюся у него возможность, чтобы хоть что-то узнать о преследующем его человеке-невидимке, но так ничего и не выяснил. Его интуиция безошибочно твердила, что он должно быть как-то связан с Ричардом Каслом, особенно, если учесть, что появился он как раз после того, как Джерри пустил Каслу пулю в грудь.
Итак, в игре появился новый игрок, и если Тайсон хоть немного соображал в играх, то игрок крайне опасный. А если хорошенько вспомнить, то ведь он предупреждал Касла, что бывает, когда с ним начинают играть не по его правилам. Что ж, кому-то придется заплатить. Пришло время слегка встряхнуть Нью-Йорк.

В какой-то момент, между душем и кофе Касл решил поменять свое решение и, перед тем как заехать в лофт, сначала решил съездить в отдел. Почему-то ему казалось, что если он начнет с более безобидных и обычных вещей, то все пройдет лучше, чем ему нашептывал внутренний голос. Естественно, что Кейт ни о чем его не спрашивала, посчитав, что излишнее давление только нарушит то хрупкое равновесие, установившееся между ними этим утром.
Они поймали такси, поскольку ее автомобиль благополучно остался у дома Лэйни, и направились в участок.
Двери лифта зазвенели точно так же, как и сотни тысяч раз до этого, когда Беккет и Касл с кофе в руках, непринужденно болтая обо всем и ни о чем, появились в коридоре убойного отдела.
— Гляди-ка! — Хави толкнул Кевин локтем. — Родители вместе!
Кевин поднял голову от стопки бумаг, искоса глядя на то, как они прошли к столу Беккет – точно так же, как сотни раз до этого. Эспо, ожидая ответной остроты от друга, еще раз толкнул его локтем, но бросив взгляд на выражение его лица, прикусил язык.
Касл, вполне дружелюбно сказал Беккет еще несколько слов и, повернувшись к мальчикам, взялся за спинку своего стула.
— Привет, напарники.
— И что это было? — Кевин, выпятив подбородок, кивнул в сторону Кейт.
— Я думал, мы пришли к решению о сотрудничестве на взаимовыгодной основе, — спокойно ответил Рик, переводя заинтересованный взгляд с Кевина на Кейт и обратно. О том, где прошла его ночь, он благоразумно умолчал.
Буркнув что-то невразумительное, Кевин поднялся со стула, направившись в комнату отдыха якобы сделать себе кофе.
Кейт в свою очередь, пристально взглянув на Касла, неторопливо встав из-за своего стола, направилась к кабинету Гейтс и, предварительно постучав, скрылась за его дверью. Внимание Касла тут же переключилось на окна офиса капитана. Он мгновенно потерял интерес к шуточкам Эспо и не заметил Кевина, вернувшегося из комнаты отдыха с большой чашкой кофе в руках.
— Как думаешь, что все это значит? — спросил он у Эспозито.
Тот нарочито придирчиво оглядел с ног до головы Рика, не отводившего взгляда от фигур двух женщин, скрытых жалюзи, и уклончиво пожал плечами. Он весьма поднаторел в подобного рода жестах, удобство которых заключалось в том, что их можно было толковать двояко: от «я понятия не имею» до «а что, самому непонятно?».
В этот момент дверь офиса Гейтс отворилась и оттуда вышла Кейт с точно таким же уклончивым выражением лица, как и у Эспозито. Впрочем, для Касла, видимо, все было по-другому, потому что он поймал ее взгляд, когда она едва заметно кивнула и улыбнулась так быстро, что если бы Эспо знал ее меньше, то ничего бы и не заметил.
— Так, где мы остановились в деле с девочкой из метро? — бодро спросил Касл, берясь за спинку своего стула и разворачивая его так, чтобы иметь перед глазами полный обзор отдела.
Эспо и Райан многозначительно переглянулись – под самым их носом происходило нечто такое, о чем они совершенно не желали знать.
— Мы нигде, бро, совсем нигде, — ответил Эспо.
— У нас есть труп, — внезапно из кабинета появилась Виктория Гейтс, окинув внимательным взглядом своих подчиненных. — Касл, Эспо и Райан. Это ваше дело.
Касл покосился на Кейт. Та слегка ехидно улыбнулась.
— Если вы опоздаете, то Лэйни сама вас убьет.
— Ни за что на свете, — Эспозито по старой привычке одобрительно кивнул Кейт, — вы помните, ЧТО она нам устроила, когда в прошлом месяце мы опоздали на двойное убийство на двадцать третьей?
Касл испуганно вскочил на ноги.
— Черт, мне срочно нужен кофе! Если мы придем еще и без него…
— Так мы идем или как? — прервал его стенания Кевин, придерживая дверь лифта.
Кейт улыбнулась, наблюдая, как повеселевшая троица уезжает прочь, и, захватив свой жакет, сама двинулась к лифту. Ей было необходимо увидеться с агентом Стэком, и их встреча не могла долго ждать.

Когда архитектор Кальве Во и ландшафтный дизайнер Фредерик Лоу Олмстед в 1859 году создавали свой визуальный шедевр под названием Центральный парк Нью-Йорка, было маловероятно, что их видение включало то, что встретило парней из двенадцатого участка.
Их путь шел в популярный шахматный павильон. Касл бывал там много раз еще в то время, когда Алексис была ребенком и только училась играть в шахматы. Он прекрасно помнил ту пагоду, окруженную двадцатью четырьмя столами, где гроссмейстеры и новички могли играть триста шестьдесят пять дней в году.
Этим утром все игры были приостановлены. Желтая полицейская лента обвила собой все игровые места, оставив завсегдатаев пялиться на происходящее с безопасного расстояния.
— Эй, Касл, рад тебя видеть! — офицер, стоявший неподалеку от павильона, услужливо приподнял ленту, пропуская троицу внутрь.
— Хорошо быть заметным, Эл-Ти, — улыбнулся Касл.
Подойдя к одному из столов под деревьями, они увидели тело взрослого мужчины, усаженного за скамью, его лицо лежало на столе и было отвернуто от окружающих в другую сторону.
— Что мы знаем, Лэйни? — Касл первым взял на себя инициативу.
— Привет, Касл, рада снова видеть тебя и твоих дрессированных обезьянок, — Лэйни язвительно улыбнулась. — У нас есть труп белого мужчины, примерно сорока лет. Смерть наступила между пятью и семью часами утра.
— Способ убийства? — прервал ее Эспозито, задетый комментарием про обезьянок.
— Удушение, — Лэйни подарила ему весьма выразительный взгляд.
— Веревка толщиной три дюйма и три четверти? — игривое настроение моментально улетучилось восвояси.
— Я не уверена, — коротко ответила Лэйни и попросила стоявшего рядом криминалиста. — Помогите мне перевернуть его.
Как только Касл увидел его лицо, он сразу понял, что веревка будет не просто та, но еще и в ране обнаружатся зелено-белые волокна.
Лэйни услышала его участившееся дыхание, подняла голову и с тревогой увидела его смертельно бледное лицо.
— Касл, ты его знаешь?
Он подошел чуть ближе к телу и, неловко споткнувшись на ровном месте, нарочито спокойно сказал:
— Это Генри. Генри Лоуэлл. Он управляющий «Логова». Вы все его знаете. Встречались несколько недель тому назад.
Все замолчали. Говорить о том, что предполагаемый убийца – 3ХК не было нужды. Все было ясно без слов.
— Я нашла эту фигурку в его руке, когда приехала сюда, но не думала, что это что-то значит, — Лэйни отдала Каслу шахматную фигурку ладьи.
— Это ладья, — Рик знал, почему погиб Генри.
— Так же ее еще называют тура, — продолжил дальше Кевин, — фигура, перемещающаяся по прямым линиям и бьющая все фигуры на своем пути.
— Единственный способ остановить ладью, — рассеянно подхватил Касл, глядя сквозь них невидящим взором, — это поставить на ее пути равную фигуру или превосходящую ее по силе.
Лэйни хотела было что-то сказать, но глядя на Касла, цитирующего правила шахматной игры безжизненным голосом, растерянно взглянула на оторопевших мальчиков и передумала.
— Что это? — Касл показал рукой на непонятный кусок бумаги, лежащий возле головы мертвого Генри.
Лэйни быстро подтолкнула парней из криминалистического отдела, и те, переложив тело менеджера на каталку, протянули ей записку.
— Это… кажется, письмо, — неуверенно проговорила она, обуреваемая сомнениями: «А не заставить ли Касла убраться отсюда и куда смотрят его друзья?!».
— Что там написано? — Кевин встал рядом с Хави, загородив Каслу весь обзор.
Эспо несколько раз перечитал написанный текст и, серьезно взглянув на Касла, уже понявшего, почему это произошло именно с Генри, произнес:
«Ты убираешь моих помощников – я забираю твоих. Я тебя предупреждал».

Касл невольно сделал шаг назад. Он чувствовал, как его сердечный ритм неимоверно ускорился, заставляя дышать чаще и поверхностней. Он сделал неимоверное усилие над собой, пытаясь приструнить вышедший из-под контроля организм и ни в коем случае не допустить проявления эпизода ПТСР в общественном месте. Его руки судорожно сжимали фигурку ладьи в пакете для улик.
— Поехали отсюда, бро. Мы получили все что нужно? — к счастью, рядом с ним были его друзья и они смогли очень быстро увести его прочь.
Естественно, что в том полубезумном состоянии, он не заметил в толпе зевак пожилого мужчину в темных очках и черной бейсболке.

28


Джексон Хант определил, что толпа бездумных зрителей и зевак на месте преступления, крайне полезна для человека, желающего остаться незамеченным. Понятно, что так рассуждал не только он один. Джерри Тайсон – сто процентов – рассуждал точно так же. Тем более, что инициатором этой милой вечеринки был, конечно, он. Еще Хант был уверен, что это убийство было своеобразным ответом на давление, полученное Джерри на прошлой неделе, и за все его действия на позапрошлых. Итак, кошка, наконец-то выбралась из засады.
Хант видел, как детективы из двенадцатого уводят его расстроенного сына, и не то чтобы ему не было жаль безвинно умершего Генри Лоуэлла, но как бы цинично это ни звучало, для него эта смерть была лишь допустимыми потерями – неприятными, но предсказуемыми.
На самом деле, вычленить нужного человека в толпе не так сложно, как кажется на первый взгляд. Учитывая место преступления, большинство народу стояло широко раскрыв рот и сжимая в руках шахматные доски, еще были так называемые «случайные зеваки», оказавшиеся в не в то время и не в том месте, а еще – та самая категория, на которую особенно надеялся Хант и которая полностью оправдала его ожидания. Это были так называемые «вампиры», люди, которые не в состоянии оторваться от места преступления, как дети от лотка с мороженым. Он не думал, что Тайсон будет так неосторожен, что придет сюда сам, но вот наблюдателя вполне мог и отправить.
Убивая Генри Лоуэлла, Тайсон вполне отчетливо показал Джексону не только руку, но и, если так можно сказать, все остальные части своего организма. Своим поведением он отошел от обычного модуса операнди 3ХК (прим.ред.: Modus operandi (сокр. M.O.) — латинская фраза, которая обычно переводится как «образ действия».), и теперь это был всего лишь Джерри Тайсон, помешанный на Ричарде Касле, Кейт Беккет и их друзьях. Поведение психопата, потерявшего контроль над ситуацией, делало его не только уязвимее для поимки, но и в несколько раз опасней для окружающих. Как известно, зверь, загнанный в угол, способен на непредсказуемые поступки.
Тело Лоуэлла было наконец-то уложено в полицейскую машину, и толпа начала потихоньку рассеиваться. Одни уходили совсем, другие сбивались в небольшие группы, взахлеб обсуждая событие. Хант слегка напрягся – наступил тот самый момент, которого он поджидал последние полчаса и который, как любой продуманный план, принес свои плоды.
— Сукин сын! — пробормотал Джексон, хватая за шиворот зеленой толстовки нужного ему субъекта. — Ну что, маленький взломщик, хочешь сыграть партию в шахматы?

После беседы с капитаном у Кейт резко возросла уверенность в себе и в собственных силах, исчезло то противное ощущение движения в полной темноте. Теперь она точно знала, что поступает правильно и надеялась, что беседа с агентом Стэком пройдет столь же гладко, как и с Гейтс. Она хихикнула, вспомнив, как капитан старалась не показать своего огромного удивления, когда Кейт объявила, что навсегда хочет вернуться в участок. Надо было отдать ей должное – Виктория Гейтс всегда умела владеть собой, и, как только схлынуло первое удивление, она сдержанно согласилась, что возвращение Кейт будет не такой уж плохой идеей. Только вот что скажет ей Стэк? Вряд ли он так же обрадуется.
Свой походный офис генеральная прокуратура развернула в неприметном мотеле на окраине города. Неказистый снаружи, но внутри он был оборудован по последнему слову техники.
— Агент Беккет! — Стэк не отводил встревоженных глаз от экрана с информацией. — Кажется, что наш друг Тайсон начинает совершать поступки, не соответствующие его профилю. И я понятия не имею почему. Что вызвало в нем такие изменения?
— Сэр? — Кейт удивленно взглянула на него.
— Убийство в Центральном парке, агент Беккет. Разве вы приехали к нам не из-за этого?
— Касл, Эспо и Райан поехали туда, — она пожала плечами. — Что произошло?
— Произошло то, — Стэк назидательно махнул рукой в сторону экрана – на его лице ясно читалось удивление: «Почему она не поехала туда вместе с остальной командой?», — что Джерри Тайсон задушил Генри Лоуэлла своей любимой веревочкой. А проблема заключается в том, что жертва – мужчина сорока лет.
— Вы сказали – Генри Лоуэлла? — пораженно переспросила Кейт.
— Ну да. А что такое? Вы его знали?
— Я должна найти Касла, — она достала свой телефон.
— Кейт, вы знали его? — Стэк повторил свой вопрос уже с бо́льшим нажимом в голосе.
— Да, знала, — она трясущимися руками набирала номер Касла, — он был управляющим в «Логове». Это бар Касла.
— То есть, это еще один удар против Касла? Какого черта он натворил, чтобы так разозлить Тайсона?
Вопрос повис в воздухе безо всякого ответа. Кейт не собиралась на него отвечать. Она и так знала, что Касл был ни при чем. Действия Тайсона были возмездием за Джексона Ханта и его оригинальные методы расследования.
— Агент Беккет! — занервничал Стэк, видя, что Кейт игнорирует его вопросы. — Я с вами разговариваю!
Касл упорно не поднимал трубку. Все ее звонки уходили в голосовую почту, и беспокойство Кейт росло с каждой секундой. На этом фоне голос Стэка казался чем-то неприятным, ненужным и совершенно раздражающим.
— Я – детектив Беккет, — холодно ответила она, положив трубку.
В помещении наступила напряженная тишина. Два агента, сидевшие за экранами, непроизвольно опустили головы ниже, прикинувшись, что их не существует.
— Агент, я был готов дать вам некоторую свободу действий, учитывая, насколько личным и важным для вас является это дело. Но, боюсь, что мы достигли пределов этой свободы, — Стэк сверлил ее тяжелым взглядом. — Вы должны немедленно возвратиться в Вашингтон. Ваше появление в Нью-Йорке – моя большая ошибка.
— Я не собираюсь возвращаться, — отрезала Кейт, выдерживая его взгляд с ледяным спокойствием.
— Это приказ, агент Беккет, — повелительный тон Стэка не оставлял никаких сомнений по поводу его намерений.
— Со всем должным к вам уважением, агент Стэк, — в ее голосе прозвучала еле заметная ирония, — но я приехала сюда сообщить вам, что не собираюсь возвращаться в Вашингтон. И если вы настаиваете на своем приказе, то я ухожу в отставку, прямо сейчас.
— Я вижу, — процедил он сквозь зубы.
— Сэр, вы помните, как предупреждали меня о возвращении домой? Что оно никогда не бывает таким, как хочется нам и, вернувшись домой, мы видим, как все и вся изменилось вокруг? — Кейт не хотела ссориться с ним. Может быть, если она попытается объяснить свои действия, он сможет ее понять?
— Помню, — кивнул Стэк.
— Вы были правы, — в ее глазах появились слезы, но она не позволила им сбежать вниз. — И правда, все изменилось, люди, которых я люблю, стали другими. Но есть одна вещь, на которую я не рассчитывала – что возвращение домой изменит меня, — на ее лице была написана твердая уверенность в собственной правоте. — Возвращение сюда открыло мне глаза на то, что я бросила ради работы. Оно стало зеркалом моих поспешных действий, и мне пришлось столкнуться с последствиями своих поступков. Когда я сравнила то, что я потеряла, с тем, что получила, то поняла: это несопоставимые вещи. Я поняла, что мне либо надо брать на себя ответственность, либо – бежать дальше. Я больше не побегу.
— Что ж, агент – простите – детектив Беккет. Из вас получился бы неплохой полевой агент, но, раз так, то, когда мы закончим с Тайсоном, я сделаю вашу отставку официальной, — у него был такой странный голос, что Кейт могла поклясться, она услышала в нем зависть.
— И знаете, агент Стэк, может, возвращение домой всегда не такое, как мы представляем, но в этом и заключается его настоящая ценность.

Ни Хави, ни Кевин не знали, что им сделать для Касла. Вернувшись в участок, он настоял на том, чтобы лично сообщить семье Генри о случившемся. После чего он сидел в кабинете, положив рядом с собой телефон, не реагируя ни на какие вопросы. Детективам оставалось только растерянно кружить между своими столами, пытаясь придумать нужные слова, которые смогли бы вывести его из ступора.
— Ему нужна Беккет, — шепотом сказал Хави, остановившись около доски с расследованием убийства.
Кевин сморщился, как от горькой пилюли, хотел было возразить, но, кинув еще один тревожный взгляд на закрытый кабинет, махнул рукой.
— Так позвони ей.
— Где он? — Кейт вышла из лифта и со всех ног подбежала к мальчикам.
— Он только что поговорил с матерью и сестрой Лоуэлла, — предупредил ее Эспозито.
— Что произошло в парке? — она оценивающе взглянула сквозь жалюзи на фигуру Касла, сгорбившуюся за столом.
— Мы не знали жертву, пока Лэйни не повернула его лицо. Касл был захвачен врасплох, — неохотно сказал Кевин и кратко пояснил значение оставленной Тайсоном фигурки ладьи, которую Касл продолжал сжимать в руке.
— У него был эпизод? — она не отводила взгляда от Касла.
— Наверно, да, — вмешался Хави. — Он тяжело дышал, у него были странные глаза, мы привезли его в участок и, кажется, он немного отошел.
— Беккет, помоги ему, — пробормотал Кевин, впервые за все время, взглянув ей в лицо.
Кейт молча кивнула и зашла в кабинет.
Касл никак не прореагировал на ее приход. Кейт неуверенно села рядом, замерев в ожидании, когда он будет в состоянии разговаривать.
— Тайсон убил Генри из-за моего отца, — наконец-то выговорил он. Чувство собственной вины звучало в каждом его слове.
— Касл, Тайсон сделал это, потому что он в панике, — по своему опыту Кейт знала, что переубедить его будет нелегкой задачей. — Хант загнал его в угол, и он пытается выбраться оттуда единственным способом, который ему известен – убивая людей.
— Генри не имел никакого отношения к этому.
— Касл, посмотри на меня, — мягко попросила Кейт. — Каждая отдельная жертва Тайсона, включая и тебя, невиновна в происходящем. Никто не хотел быть частью его больных планов, но судьба распорядилась иначе, и, раз уж так все получилось, у нас нет другого выхода, кроме как пройти свой путь до конца, — он молчал. — Мы поймаем его. Он уже изменил своему обычному образу действий, а значит, скоро совершит ошибку. Кто знает, может быть, он уже совершил ее.
Она незаметно взглянула на детективов, топтавшихся под окном. Хотя выражение ее лица навряд ли заставило бы их чувствовать себя лучше.
— Я думаю, что мы все преувеличиваем, Беккет, — он кашлянул и торопливо добавил: — Отвезешь меня в «Четыре Сезона»?
Кейт еще пару секунд смотрела в окно и, убедившись, что ее разочарование больше не написано на лице, спокойно ответила:
— Все что ты захочешь, Касл.
С огромным усилием он поднял голову, чтобы взглянуть на нее. На его лице сменялись самые разные эмоции – от благодарности до чего-то еще, чего-то, что ей бы не хотелось, озвучивать вслух.
Хави с Кевином поджидали их возле лифта.
— Тебе надо отдохнуть, брат, — с нескрываемым сочувствием сказал Эспозито, похлопав Касла по плечу.
Кевин молча запустил их в лифт, и когда двери захлопнулись, повторил то же самое себе под нос.
К счастью, их поездка в отель была короткой. Всю дорогу, не говоря ни слова, Рик смотрел в окно, а Кейт гнала автомобиль так, будто за ней гнался табун из двадцати Тайсонов. Выйдя из машины, она почти силком протащила Касла через лобби до его люкса и, встретив там полицейскую охрану, не глядя сунула им под нос свой значок. Ошалев от такого напора, полицейский распахнул перед ними двери, и Кейт ввела Рика внутрь, так и не отпустив его руку.
— Папа! — Алексис спрыгнула с дивана и подбежала к отцу.
— Ричард! — к ней присоединилась Марта.
Трое женщин обменялись между собой взглядами, каждый из которых нес в себе совершенно разные эмоции.
— Что произошло? — Алексис не выдержала первая.
— Твой отец очень устал за сегодняшний день и нуждается в отдыхе, — слова Кейт абсолютно не соответствовали выражению ее лица.
— Конечно, Ричард, — вмешалась Марта, — ты слишком много на себя нагрузил. Давай уложим тебя в кровать. Когда ты последний раз менял свои бинты?
Без всякого сопротивления Касл позволил матери взять себя за руку и отвести в спальню. Когда дверь за ними захлопнулась, Кейт и Алексис остались наедине, в первый раз после того случая в больнице. Кейт не двигалась с места – что бы ни случилось дальше, она должна была это пережить.
— Спасибо за то, что привели его домой, — неловко сказала девочка.
— Он попросил, чтобы я привезла его сюда, — тон Кейт был такой же неловкий, как и у Алексис.
— Я поняла, — Алексис замолчала.
— Сегодня у твоего отца был очень плохой день, — начала Кейт. Вне зависимости от того, что дочь Рика о ней думает, она должна была рассказать ей все. Девочка со страхом взглянула в ее лицо. — Вчера вечером был убит управляющий баром твоего отца.
— Это был Тайсон? — глаза Алексис налились слезами. — Генри мертв?
— Да, — через силу подтвердила Кейт.
— О боже! — ее голос задрожал и сломался. — Это когда-нибудь закончится?! Он подбирается к нам все ближе и ближе!
Кейт сделала шаг вперед, боясь дотронуться до нее.
— Алексис, мы поймаем его, и мы все делаем для этого. А пока ты и твоя бабушка находитесь под охраной полиции.
— Это мало чем помогло моему папе. Этот человек вошел в наш дом и стрелял в моего отца пройдя все ваши полицейские посты. Кейт, он чуть не умер, пока я спала наверху, меньше чем в ста футах от него, — разрыдалась девочка.
Кейт вздохнула и, сломав тот незримый барьер, который вырос между ними в больнице, крепко прижала плачущего ребенка к себе.
— Но он не умер, и с ним все будет хорошо. Я клянусь тебе Алексис, что дни Тайсона в этом мире сочтены.
Марта появилась как раз вовремя, чтобы пронаблюдать за трогательным моментом воссоединения внучки с детективом Беккет. Сама бы она не была так категорична на этот счет.
— Ричард заснул без задних ног, — провозгласила она с нарочитым легкомыслием в голосе.
Алексис отстранилась от Кейт, вытерла заплаканное лицо и, ощутив, что в данный момент она здесь лишняя, быстро сказала:
— Я пойду, посижу с ним, вдруг ему что-то будет надо. — Она сделала несколько шагов по направлению к спальне, но остановившись у двери, повернулась к Кейт: — Беккет, для меня счастье отца важнее, чем мое личное отношение к вам. Я не отступаю от того, что я сказала вам в больнице. И вам придется приложить много усилий, чтобы доказать мне, что вы заслуживаете его. И если вы хотя бы на одну минуту снова причините ему боль, то вам придется иметь дело со мной, и, возможно, я не буду такой корректной, как в прошлый раз.
— Понятно, — лаконично ответила Кейт. Она всегда восхищалась дочерью Рика, но сейчас она испытывала к ней чувство глубокого уважения.
— Спокойной ночи, Беккет, — девочка поцеловала бабушку и ушла, оставив их наедине с нерешенными проблемами.
— Марта, я … — неуклюже запнулась Кейт, не имея ни малейшего понятия, что же она скажет его матери.
— Думаю, что эта беседа просто требует вина, — не спрашивая ни о чем, Марта поставила перед ней два стакана и разлила вино.
— Кэтрин, с самого начала ваших отношений с Ричардом, — начала первой Марта, — я идентифицировала себя с тобой. Ты бесстрашна, сильна, честолюбива и независима. Не скрою, я гордилась, что он наконец-то выбрал женщину, не являющуюся моей полярной противоположностью. Я занимала первое место центральной ложи в этой многоактовой пьесе между тобой и им, и, опять же, не скрою – волновалась, когда пьеса стала напоминать трагедию Шекспира, — она замолчала, делая глоток вина.
— Уверена, что вы просто хотели защитить своего сына, — возразила Кейт.
— Как мне жаль, что ты ошибаешься, Кэтрин, — невесело рассмеялась Марта. — На самом деле, правда в том, что я взяла на себя роль адвоката дьявола и играла ее гораздо чаще, чем это было нужно. Я так отчаянно хотела заставить его взглянуть на все с твоей точки зрения, что не понимала главного – на самом деле я хотела, чтобы он видел моими глазами. Я хотела, чтобы он понял, что менее проторенный путь может быть единственным для некоторых из нас и как ненужно и неправильно с его стороны удерживать нас от этого.
— Ваш сын обожает вас, — осторожно заметила Кейт, начиная понимать боль Марты. — Он хороший человек, ставший таким под вашим влиянием.
Взгляд Марты смягчился в отличии от ее слов.
— Кэтрин, мой сын – человек, выросший, несмотря на мое влияние. Точно так же, как он изменился за последние четыре месяца, несмотря на твое влияние. Теперь он человек, ставший таким, несмотря на тебя.
Кейт больно прикусила губу. В словах Марты прозвучала горькая, ничем неприкрытая правда, и в данную минуту ей больше всего на свете хотелось вскочить и убежать в свою квартиру, где тихо, безопасно и никто не говорит ей таких слов. Но она упрямо осталась сидеть на месте.
— Марта, за прошедшие пять лет я совершила много ошибок в отношениях с Риком, но вы должны знать, что я люблю вашего сына и, если он позволит мне, я проведу всю свою жизнь, доказывая это.
На губах Марты появилась легкая улыбка полная грусти и сожаления.
— Кэтрин, некоторые ошибки наносят непоправимый ущерб, — было ясно, что она в большей степени сказала это о себе.
Несколько минут обе женщины смотрели друг другу в глаза. Марта была права: они действительно были во многом похожи, но сейчас, лучше любого сходства характеров и мировоззрений, их связывало другое – они обе были любимыми женщинами Ричарда Касла. И сейчас наступало самое время для перемирия.
— Прошлые ночи он был с тобой? — как бы невзначай поинтересовалась Марта.
— У него были кошмары, — тихо объяснила Кейт.
— Когда ты с ним, он отдыхает? — глаза матери затуманились.
— Да, — прошептала Кейт.
— Прекрасно, тогда вопрос решен. Пойду посмотрю для тебя чистую пижаму, — заявила Марта и ушла к себе.
Кейт немного посидела одна, потом встала и осторожно заглянула в спальню Касла. Появилась она вовремя – он как раз метался в кошмаре, и несчастная Алексис никак не могла его разбудить.
— Кейт, сделайте что-нибудь, — она беспомощно посмотрела на детектива.
Кейт легла рядом с ним и, взяв его руку в свою, стала гладить ее мягкими успокаивающими кругами.
— Касл, я здесь. Все хорошо, — она продолжала повторять ничего незначащие слова, ни в коем случае не повышая голоса, сохраняя все тот же спокойный голос, и вскоре признаки кошмара исчезли так же быстро, как и появились. Рик так и не проснулся.
В спальню вернулась Марта с пижамой в руках. Она долго смотрела на Кейт в кровати сына, на то, как во сне он сжимает ее руку и, кивнув на прощанье, забрала встревоженную внучку с собой.
Переодевшись, Кейт вернулась в кровать и легла на свое – уже ставшее привычным – место рядом с Риком. Осторожно положив ему руку на грудь – чтобы ненароком не причинить боль раненому плечу, – она закрыла глаза, никуда не собираясь уходить.

Переводчик: Babay_Iwanowich
Бета: Shantanel

Форум
Категория: Наши переводы | Добавил: Tesoro (16.01.2016) | Автор: Переводчик: Babay_Iwanowich
Просмотров: 287 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Winee   (06.03.2016 03:21)
Конееец

0
1 Schumina   (17.01.2016 07:42)
Спасибо за главки!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]