Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2736]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15375]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9232]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4318]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

За минуту до конца времени
Иногда приходится решить, на чью сторону встать. Особенно если дело касается спасения целого мира.
Белла/Эдвард. Мини.
Фантастика, путешествия во времени.

Охотница
Оливия устала нести бремя своей миссии, она хотела уйти на покой, состариться и умереть. И именно теперь, когда на ее лице наконец-то появились первые морщинки, она встретила того, с кем хотела бы разделить заканчивающиеся годы своей длинной и странной жизни.
Фэнтези, мистика.

Исключительный вкус
Высокомерный, популярный шеф-повар, британец Эдвард Каллен, произвёл неизгладимое впечатление на Беллу Свон, директора фирмы, обслуживающей банкеты, задолго до того, как каждый нашёл свой путь к успеху. Вооружившись кошкой и однажды коварно пошутив, Белла и подумать не могла, что повысит градус напряжения между ними.

Волшебные елки
Утро после встречи Нового года. А ты все помнишь, что натворил вчера?..

Успокой мое сердце
Для каждого из них молчание – это приговор. Нож, пущенный в спину верной супругой, заставил Эдварда окружить своего самого дорогого человека маниакальной заботой. Невзначай брошенное обещание никогда не возвращаться домой, привело Беллу в логово маньяка. Любовь Джерома к матери обернулась трагедией...

Секрет заброшенного поместья
С момента победы над Волдемортом минуло десять мирных для Англии лет. Отправленный по приговору суда в изгнание Драко Малфой возвращается домой. Однако стоило ему ступить на родную землю, как начинают происходить странные события, воскрешающие призраков далекого прошлого…

Лучший в мире подарок...
«Родительский дом навевал воспоминания. Счастливые и грустные, они навсегда останутся со мной, будут частью меня, моей жизни».

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 272
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 87
Гостей: 81
Пользователей: 6
Nataly2784, dampir-forks, Bubble_Trable, evgenia89054748247@gmail, as2383187, Marina7250
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Волшебство на троих. Глава 12.1

2024-7-24
47
0
0
Глава 12

- Да? – слишком мрачно даже для сложившейся ситуации проговорил Лежек, глядя мне за спину. – Тогда, надеюсь, ты умеешь обращаться с этой штукой. – Он махнул в сторону посоха.
Насторожившись, я тоже обернулась, и неприятные предчувствия охватили и меня. К нам подбегал дайн Февроний. Причем он явно торопился, с рекордной быстротой, несмотря на свою комплекцию, преодолевая последние сажени, и что-то кричал. Правда, из-за сильного ветра до нас долетали лишь обрывки.
- …ар! …ам! Они… али!
- Аленар не справился? – встревоженно предположила я. – Бойня возобновилась?
- Нет, - неуверенно качнул головой Лежек. – Боюсь, все несколько хуже… Или лучше, это как посмотреть.
- Где Бьорн? – выдохнул подбежавший к нам раскрасневшийся и запыхавшийся дайн. – Он нужен там! И вы тоже! Скорее!
- Мой дед погиб. – Ингвар поудобнее перехватил посох. – Я за него. Что случилось?
- Там… Они… - все еще тяжело дыша, неразборчиво пробормотал Февроний и вдруг, очевидно, понял смысл произнесенных Ингваром слов. – Как погиб?
Сокурсник просто отошел в сторону, давая священнику возможность разглядеть неподвижно лежащее на камнях тело. Выражение недоверия на лице дайна за считанные мгновения сменилось осознанием произошедшего, смешанного с искренней скорбью.
- Что же теперь будет… Господь, отец наш, прими душу раба твоего грешного… - забормотал он.
- Дайн Февроний, - невежливо перебил его Лежек. – Что происходит в селении? Нам мечи готовить или магию?
- Что? А? – с трудом пришел в себя от шока дайн. – Мертвые восстали. Что же теперь будет…
Дальше я уже не слушала бормотание Феврония. Откат. Скорее всего, от заклинания Рихарда, мое, совсем слабенькое, не могло так подействовать. Да, надо поторопиться. И да, Лежек прав – это лучше, чем безумная драка между людьми. С мертвецами мы, по крайней мере, знаем, как справиться, и это не вызовет никаких моральных терзаний.
- Куда ты? – догнавший меня Лежек схватил мое запястье. И не дав мне ответить, немедленно продолжил: - Элька, останься здесь.
- Это почему еще? – возмущенно вскинулась я.
- Элька, не начинай, времени и так нет, - скривился Лежек. – Тебе нечего там сейчас делать. Заклинаниями кидать нельзя – попадешь в своих, зато все зомби, почуяв твое присутствие, немедленно полезут исполнять приказ Рихарда.
- Ну да, убивать вас, - пробурчала я.
- Это не самая большая проблема, - присоединился к нам Ингвар. – Если не отвлекаться, защищая тебя. Вот. – Он вставил мне в руки посох. – Подержи, пожалуйста. С мечом мне пока проще.
Оба парня быстрым шагом, почти бегом устремились к деревне, оставив меня растерянно смотреть им вслед. Первым моим порывом было рвануть за ними. Мы всегда работали вместе, так почему же сейчас я должна оставаться здесь, в безопасности? Но посох буквально прижимал меня к земле. И дело не в его тяжести – напротив, сухое дерево казалось практически невесомым. Посох еле заметно пульсировал в руке, как живой. Я чувствовала силу, наполнявшую его, и в то же время понимала, что не могу ей воспользоваться – она чужая. Вместе с посохом идти в селение не хотелось. Не знаю, умеет ли обращаться с ним Ингвар, но мне этот предмет явно будет мешать в бою. Но и оставить его валяться на камнях я просто не могла. Передать на хранение дайну?
Я, колеблясь, вернулась к Февронию, негромко бормочащему молитвы над телом Бьорна, но слова застряли у меня в горле. Шаман моргнул. Конечно, существовала вероятность ошибки, но мне почему-то не верилось в это. Хотя… От нас до Хаствика с четверть версты. Неужели всплеск силы Рихарда откатился на такое расстояние? Еще можно понять, что поднялись мертвецы в ближайшей окрестности от места нашей встречи. Гхыров Магистр явно использовал темные потоки. Но здесь, на берегу… С какой же мощностью он ударил?
Бьорн опять моргнул. На этот раз я была уверена, что точно видела это.
- Отец Февроний, - предупреждающе позвала я. Дайн не отреагировал, продолжая бормотать себе под нос. Я шагнула вперед, намереваясь если не оттащить священника от оживающего мертвеца, то по крайней мере, заслонить его собой. Общение с живыми трупами входит в мои профессиональные обязанности.
Посох в моей руке ощутимо потеплел и запульсировал сильнее. Бьорн необычно плавным и мягким движением вскочил на ноги и пристально уставился на меня сверлящим взглядом.
- Дай мне… - хрипло приказал шаман, протягивая руку к посоху.
На какое-то время во мне зародились сомнения – а точно ли он умер? Лично я не проверяла, а до сих пор все живые мертвецы, с которыми мне доводилось встречаться, двигались совершенно иначе – угловато и дергано. И они не разговаривали. Просто не могли. Кроме Магистра Асея, конечно, но это совсем другая история… А Бьорн говорит, пусть и не своим обычным голосом, но, может быть, это просто результат сильных ранений?
- Господь наш милосердный, спаси и помилуй, - пробормотал рядом Февроний, нервно крестясь. Бьорн не обратил на это ни малейшего внимания.
- Дай мне, - требовательно повторил шаман, приблизившись ко мне.
Я, все еще сомневаясь, отрицательно покачала головой.
- Нет.
- Дай! – зловеще прошипел Бьорн, вытягивая руку, ногти на которой странным образом отросли и заострились. Глаза под седыми кустистыми бровями блеснули знакомым голодным огнем.
Я больше не колебалась – на меня надвигался самый настоящий поднятый мертвец, только, если можно так выразиться, живее всех других. И с ним необходимо покончить, только вот…
Рука сама собой, без моего сознательного участия, выставила посох навершием вперед, в сторону бывшего хозяина. Дерево содрогнулось. Бьорна отбросило назад. По моему телу прошла болевая волна. Я, стиснув зубы, с трудом удержалась в вертикальном положении. Это что, шаманский посох всегда так работает? Или я просто не настроена на его магию? В любом случае не время и не место разбираться с артефактами… Бьорн уже поднялся и надвигался на меня.
Я поспешно всучила посох дайну. Хватит с меня экспериментов.
- Держите и не отпускайте. И пожалуйста, ни в коем случае не отдавайте его Бьорну!
Дайн что-то пробормотал в ответ, но его слова пролетели мимо меня. Я, почувствовав себя заметно бодрее без посоха в руках, разминала пальцы и быстро соображала, что мне сейчас делать. Проще всего сжечь тело на месте. Против огня не устоит никто. Или почти никто, но зомби к данным существам не относятся. Но что-то внутри меня решительно восставало против подобного исхода событий. Шаман Хаствика заслужил достойные похороны по всем обрядам и ритуалам, существующим для этого случая. И я не могу просто так запустить в него пульсаром или огненной стеной…
Оставалось упокоение. Так, как учил нас Ален. Правда, мы тренировались только на крысах, но он уверял, что принципы те же самые. Надо «перехватить управление» и вернуть живого мертвеца в его привычное состояние.
Я медленным речитативом воспроизвела необходимое заклинание. По идее, Бьорн обязан был замереть и выслушать мои указания. Но… Или я что-то напутала, или все-таки базовые заклинания не очень хорошо работают с шаманами. Бьорн как шел по направлению ко мне, так и продолжал идти, презрительно усмехнувшись.
- Ты не сможешь остановить меня, ведьма, - прохрипел он.
- Посмотрим, - пообещала я. – Kreeaann!
Парализатор сработал, как и ожидалось – то есть Бьорн замер на одной ноге, не донеся другую до земли, в нескольких шагах от меня. Некоторый запас времени у меня появился. Боюсь только, не очень большой…
- Дайн Февроний, - торопливо проговорила я, отходя немного назад. - Встаньте за моей спиной. Так, на всякий случай.
- Да хранит тебя господь, дитя, - негромко ответствовал Февроний, следуя моему совету. Я рассеянно кивнула. Сжигать Бьорна по-прежнему не хотелось. Но других заклинаний в моем арсенале не водилось. Ален не счел нужным давать нам навыки управления поднятыми мертвецами, акцентируя внимание на их уничтожении. А жаль… Как выясняется, иногда нужно именно подчинить себе, а не убить. Придется обходиться тем, что есть. Константу, что ли, увеличить? Больше я ничего не могу придумать, кроме разве что посмотреть, что там с потоками энергии творится…
- Вот гхыр, - потрясенно высказалась я, не совладав с эмоциями.
- Что случилось, дитя мое? – встревожился дайн. – Может быть, мне позвать на помощь?
- Нет, не нужно, - отказалась я. – Лежеку и так работы хватает. Сама справлюсь. Просто я не ожидала такого…
Я действительно не ожидала, что, во-первых, у поднятых мертвецов есть аура, а, во-вторых, она именно такая. Даже не черная, как можно было бы предположить, а грязно-бурого цвета с темными прожилками. И что самое интересное – из этой мутной оболочки в сторону уходил жгут толщиной в палец, вроде пуповины, теряясь в пространстве. Интересно, это через него некроманты управляют своими… ну, скажем, подручными? И именно это надо «перевести на себя»?
По всему выходило, что так. Но, пока я разбиралась в тонкостях некромантии, Бьорн отошел от паралича и вновь двинулся ко мне.
- У тебя ничего не получится, ведьма, - неприятно, совсем не похоже на себя прежнего, расхохотался Бьорн.
- Посмотрим...
На этот раз, читая заклинание, я следила за тем, чтобы взять на себя управление уходящим вдаль потоком. Это оказалось довольно сложно: жгут, как живой, бился и выскакивал из рук, и, когда я проговорила последние слоги, с меня градом лил пот. Но у меня получилось. Ошибиться было невозможно. Я совершенно четко ощущала, что могу одним мысленным приказом заставить старика, стоящего передо мной навытяжку, сделать все, что угодно. К примеру, лечь и отжиматься до кровавых кругов в глазах, если такое возможно у мертвецов. Или наброситься на дайна, отнять у него посох и сломать шею. Или пересечь Серое море, явиться в Аррендар и разобраться с Мораввеном. Вряд ли даже Магистры Ордена смогут устоять против нашей объединенной силы – а я чувствовала силу шамана. Если только Ален… то есть Нааль.
Меня впервые резануло осознание того, что теперь Бьорн не сможет провести ритуал, и мне опять придется искать конец постоянно ускользающей от меня ниточки, ведущей к гхыровому учителю Алена. Я закусила губу, сдерживая слезы. Почему эти мужчины вечно все усложняют? Что Алену стоило побольше рассказать мне о своем обучении? Что это за страшная тайна? И почему вообще нужно было прятаться гхыр знает где? Почему этот гхыров некромант не мог вести себя как нормальный человек и просто жить в тихом местечке на берегу моря? Из-за него я теперь вынуждена бродить по Клендару!
Печаль и тоска исчезли, словно их никогда и не существовало. Теперь во мне бушевали ненависть и ярость. Хотелось придушить всех – и неведомого мне учителя, и Мораввена, и этого тхоада Рихарда, из-за которого нас опять отбросило к началу пути. Ну, с Мораввеном, надеюсь, мне еще доведется встретиться, а вот Рихард…
Руки сами собой сжались в кулаки от нестерпимого желания вцепиться в горло гхырового рыцаря. Какая жалость, что «огненная стрела» всего лишь оторвала ему руку. Он заслуживает гораздо большего! Я блаженно зажмурилась, представляя, как медленно и чрезвычайно болезненно отрезаю по одному пальцы закованного в антар мага. А потом, когда его тело превращается в груду сочащихся кровью ошметков, сжигаю их к гхыровой матери. Вот примерно так!
В мою руку прыгнул посох Бьорна. Заклинание само собой выскочило из моего горла, и солидных размеров валун, лежащий неподалеку, рассыпался горстью острых осколков.
- Неплохо, ведьма, - уважительно признал шаман. – Жду твоих приказаний.
Болевой шок в сочетании с его словами отрезвил меня. Темная сила все еще кипела во мне, превращая в совершенно другое существо – могущественного, злобного, мстительного мага. Того, кем я вполне могла стать. Да и теперь еще могу, если не возьму эту силу под контроль.
- Ты ждешь моих приказаний, Бьорн? - переспросила я, с усилием давя в себе желание потребовать от шамана шагнуть вслед за мной в телепорт, ведущий в Аррению. – Тогда слушай. Сейчас ты ложишься, закрываешь глаза и прекращаешь свое существование.
- Но… - успел произнести Бьорн. Я, несмотря на то, что все во мне протестовало против такого поступка, разорвала энергетический поток, связывающий нас. Шаман упал и неподвижно замер. Я вцепилась обеими руками в посох, тяжело опираясь на него и боясь, что внезапно ослабевшие ноги не выдержат. Дайн подскочил к телу Бьорна, проверил пульс, закрыл глаза шаману и скорбно вздохнул.
- Он мертв, дитя мое.
- Знаю, - пересохшими губами прошептала я. Собственно, мертв Бьорн был уже пару часов, но на этот раз он умер окончательно, если можно так выразиться. И для этого не требовалось прикладывать зеркало к посиневшим губам. Темная сила, пришедшая ко мне вместе с властью над Бьорном, покинула меня. Может быть, не до конца, но ушла. И теперь становилось ясно, отчего Ален не демонстрировал нам более сильные заклинания подчинения. Не окажись у меня в руках посох, не хлестни он меня болью – кто знает, чем бы все кончилось? Мне стало откровенно страшно. Я никогда не думала, что скрываю в себе такую жестокость, даже не подозревала, что достаточно только поддаться темной силе – и она всплывет на поверхность, поглотив меня целиком и полностью. Следовало сразу сжигать Бьорна, как положено при встрече с живыми мертвецами, а не подчинять его себе. Такому надо учиться у знающего специалиста, а не лезть на свой страх и риск в неизведаннную область магии.
- Что с тобой, дитя? – участливо осведомился дайн.
- Все нормально. Наверное, - еле шевеля губами, ответила я. – Но мне нужно вернуться в селение. Вы не побудете еще здесь?
- Да, разумеется, - опасливо оглянувшись на тело, согласился Февроний.
- Он больше не встанет, - пообещала я. – Просто… Как мне кажется, нехорошо оставлять Бьорна одного.
- Да, - уже более спокойно повторил дайн.
Я, кивнув, побрела к Хаствику, опираясь на посох для поддержки. С каждым шагом дерево пульсировало в руке и, похоже, потихоньку подпитывало меня, поскольку противная слабость понемногу исчезала. Почти у самого селения меня встретил Лежек.
- А я как раз за тобой шел, - бодро начал он. – Все кончено, мы их уложили. Но Ингвар считает, что похоронный обряд надо начинать как можно скорее, поэтому пристроил к этому делу всех, кто может держаться на ногах, а нам с тобой… Стоп, - внезапно оборвал себя Лежек, с подозрением уставившись на меня. – Элька, ты мне ничего не хочешь рассказать?
- Не особенно, - призналась я. – Но, наверное, тебе стоит это знать. Мне пришлось упокаивать Бьорна.
Лежек молча выслушал мой краткий – возможно, даже излишне краткий – рассказ, хмыкнул и заключил:
- Во-первых, не переживай так сильно. Лучше гордись. Ты самостоятельно упокоила поднятого шамана, а это кое-что значит. Могло там что-то случиться, не могло – это вопрос к пророкам, а мы опираемся только на факты. А второе – я абсолютно уверен, что Ален сознательно не давал нам заклинаний подчинения, только не по той причине, что ты себе надумала. Он явно не хотел себе усложнять будущую семейную жизнь.
- Может, ты и прав, - невольно улыбнулась я. Камень, тяжким грузом придавливающий мою душу, скатился куда-то в сторону, и теперь о нем напоминала лишь глубокая вмятина. И действительно… Я же все-таки смогла взять темную силу под контроль, значит, этим можно если не гордиться, как предлагает Лежек, то по крайней мере, не очень расстраиваться.
- Конечно, прав, - безапелляционно заявил друг, забирая у меня посох. – Пойдем, вернем Ингвару его орудие труда и займемся делом. Или ты не в состоянии? – озабоченно уточнил он.
Я оценила собственное самочувствие.
- Достать кого-нибудь с того света, пожалуй, сил не хватит. А рану заговорить – вполне.
- Вот и прекрасно. Тогда занимайся легкоранеными. А с того света доставать не надо. Хватит нам на сегодня общения с живыми мертвецами.
До вечера, весьма условного, поскольку солнце, как и положено в этих широтах, не собиралось уходить на покой, мы с Лежеком и примкнувшим к нам Аленаром занимались ранеными, причем не делая различия между лидгартцами и хаствикцами. Вампиру удалось успокоить местных жителей и уговорить их перейти от мести к справедливому возмещению убытков. К тому же, как выяснилось, лидгартцы сами стали жертвой сговора Айны и гхырова Рихарда. По словам Аленара, хорошенько покопавшемуся в воспоминаниях пришельцев, их шаманка в сопровождении группы незнакомцев явилась прямо на рыбацкий корабль, готовящийся к отплытию. Мужчины, кстати, весьма удивились, потому что знали – Айна в последнее время плохо себя чувствовала и не вставала с постели. Но тем не менее она, хрипя и задыхаясь от кровавого кашля, не терпящим возражения тоном приказала отвезти на Мерейн пришедших с нею людей. Когда же рыбаки начали выражать недовольство, один из спутников Айны произнес несколько непонятных слов, и после этого лидгартцы уже ничего не помнили. И очнулись уже в Хаствике, с окровавленными мечами в руках и окруженные разъяренными местными жителями. Что произошло за последние два дня, не знал никто. Но мы и так могли с легкостью восстановить ход событий, приведший к таким печальным последствиям. У лидгартцев из двух дюжин человек погибло семеро, не считая пятерых зомби, пришедших с Рихардом. Хаствик потерял одиннадцать человек. И еще двоих мы не смогли спасти. Ранения оказались слишком серьезными, и жизнь не удержалась в многократно продырявленном теле.
Зато судьба остальных не вызывала опасений. Даже тот мальчик, Севан, с глубокой резаной раной живота, хорохорился и утверждал, что придет на похороны. Аленар, осмотрев заговоренную мной рану, удовлетворенно кивнул и дал разрешение.
Вечером в Хаствике зажглись погребальные костры. На берегу собрались все. Кто не мог ходить – принесли. Кто не мог стоять – опирался на соседа или просто лежал на голых камнях, не сводя взгляда с языков пламени. Тихо всхлипывали женщины, утирая слезы концами черных платков. Навзрыд рыдали вдовы. Осиротевшие дети, еще плохо понимающие происходящее, цеплялись за юбки матерей. Подростки, напротив, поддерживали выплескивающих горе женщин, приняв на себя обязанности сгорающих сейчас в погребальном огне отцов. Хмуро молчали мужчины, отдавая последнюю дань памяти тем, с кем еще вчера они спорили, бились об заклад, ловили рыбу или пробовали эль по новому рецепту. Между девятнадцатью кострами ходил дайн, размахивая кадилом и читая молитвы. Девятнадцатью – потому что лидгартцы стояли здесь же, смешавшись с хаствикцами. Смерть не различает своих и чужих. Она забирает жизни, не глядя на место проживания, цвет волос и глаз. И не следует живым разделять тех, кого уже отметила своим прикосновением бледная рубиновоглазая дева в развевающемся белом платье.
И костров было девятнадцать.
Потому что погребальный обряд для шамана отличался от аналогичного ритуала для обычного селянина.
Бьорна уложили в небольшую лодочку, сложив руки на груди и вложив в них меч. Посох – основное оружие шаманов – передавался по наследству, но северяне считали, что и на том свете их вождь должен иметь что-то для защиты. Спокойное, даже умиротворенное лицо Бьорна ничем не напоминало ту перекошенную маску, которую я видела всего несколько часов назад. Но она была. И ее невозможно просто выкинуть из памяти…
- Подожди, - остановила я Ингвара, собирающегося поджечь лодку. – Разреши мне.
Парень несколько мгновений смотрел на меня и, наконец, кивнул.
Десяток шагов – и я опустилась на колени у лодочки, последний раз глядя на спокойно-невозмутимое лицо шамана.
- Прости меня, Бьорн… - прошептала я. Мне хотелось вымолить себе прощение, сказать, что это из-за меня оборвалась нить его жизни, что только он знает, какой жестокой я могу, оказывается, быть… Но слова отказывались выходить наружу, предпочитая удобно устроиться где-то в горле. Да в них и нет особой нужды. Думаю, Бьорн и сам знает все это…
Коротко произнесенное заклинание - и огненный язычок, возникший в моих ладонях, бодро соскочил на просмоленное дерево лодки, быстро разрастаясь в огромный жаркий костер. Подошедшие Ингвар и Лежек столкнули кораблик в воду. Маг, наклонившись, что-то прошептал серым волнам, уносящим вдаль пылающую лодочку, и помог мне подняться.
- Уплывает твой кнорр, и тоскливо кричит
Над седыми волнами печальная чайка,
Погребальный костер ярче солнца горит,
Рассыпается искр ослепительных стайка.

Ингвар говорил медленным речитативом. Но в сочетании с траурными криками морских птиц и шорохом волн его слова казались прощальной погребальной песней.

- Ты уходишь, поскольку таков твой удел,
И судьба перерезала ниточку жизни,
Раскрывая врата в послесмертный предел,
Где стоят уж столы с угощеньем для тризны.
Ты уходишь туда, где отсутствует страх,
Где печали и боль никому не известны,
Где безногие могут стоять на ногах
В окружении юных красавиц прелестных.
Ты уходишь, но плещется в море вода,
И по-прежнему чайки кричат над волнами,
И останется память в сердцах навсегда
Обо всех, кто уже не находится с нами.

Тоска сжала мне сердце. Я не выдержала и разревелась, выплескивая все напряжение сегодняшнего дня: смертельную опасность, безвыходное положение, вынуждающее нас поднять руку на своих, темную силу, которой я поддалась и так неплохо себя при этом чувствовала, ощущение невыносимой потери, когда у тебя на руках умирает человек, боль и эгоистичная обида за себя. От осознания последнего я разрыдалась еще сильнее.
- Элька… - осторожно проговорил Лежек, отводя меня в сторону. – Ты…
- Ей просто нужно отдохнуть, - произнес рядом Аленар. – Такой день вымотает кого угодно, не только молодую женщину.
- Ты не понимаешь! – Я сердито посмотрела на него заплаканными глазами. – Это не только усталость!
- Тебе нужно отдохнуть, - повторил Аленар. – И немедленно. Завтра предстоит не менее тяжелый день.
- Не сомневаюсь. – Мне с большим трудом, но удалось сдержать всхлип. – Раненые никуда не денутся. А еще надо понять, что теперь делать дальше. И когда нам убираться отсюда, чтобы не навлечь на селение очередные неприятности. А главное, куда!
- Я бы предложил для начала дождаться ритуала.
- Ритуала?
- Ну да, - спокойно повторил Аленар. – Бьорн погиб, но шаман в Хаствике остался.
- А Ингвар сможет? – не поверила я.
- Уверял, что да, - вмешался Лежек. – И, Элька, Аленар прав. Тебе необходимо отдохнуть. Думаю, никто не обидится, если мы тихо и незаметно уйдем отсюда.
Я оглянулась. Ингвар, застыв каменным изваянием, не сводил взгляда с яркого снопа пламени в море. Вряд ли он вообще находился в этом мире.
- Пойдем, - согласилась я.
Но вот прямо сейчас отдохнуть у нас не получилось. Сначала у одного молодого парня открылась очень нехорошая рана, и нам пришлось совместными усилиями буквально вытаскивать его из холодных лап смерти. Потом, когда опасность миновала, и мужчины силой отправили меня спать, и я уже почти дошла до своей постели, с кухни донесся грохот разбившейся посуды и приглушенные женские рыдания. Мне ничего не оставалось делать, как с тоской бросить взгляд на такое желанное одеяло и отправиться утешать Веррену. О плачевном состоянии матери Ингвара свидетельствовал тот факт, что она без возражения согласилась на предложенную мной помощь, хотя раньше не подпускала меня к очагу на расстояние ухвата. Потом была поминальная трапеза со всеми присущими ей атрибутами: поднимаемыми кубками, прощальными речами и общим скорбным настроением всех присутствующих. В общем, когда я наконец растянулась на лавке и закуталась в стеганое одеяло, утро уже вступало в свои права, и в кустах под окном распевалась какая-то птичка. Сон мгновенно затянул меня в глубокую, черную яму без сновидений.

Продолжение здесь


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-7366-138#2128287
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: amberit (03.11.2012) | Автор: amberit
Просмотров: 1648 | Комментарии: 15


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 151 2 »
0
15 Ig56   (13.02.2023 23:49) [Материал]
Темнота все разрастается, как же тяжело ей противостоять...

0
14 pola_gre   (21.11.2017 01:07) [Материал]
Печально
Столько людей ни за что ни про что пострадало cry

Спасибо за продолжение!

0
13 ღSensibleღ   (09.08.2014 02:39) [Материал]
Очень жаль шамана и людей, которые умерли...

0
12 М@рин@   (06.12.2012 21:04) [Материал]
Спасибо!

0
11 Akatava   (12.11.2012 23:07) [Материал]
очень печально и грустно cry
спасибо за главу

0
10 LiLiT666   (07.11.2012 13:48) [Материал]
Грустно((
Элька новый опыт приобрела, это хорошо, вдруг ещё пригодится что-то подобное.

0
9 Lenori   (06.11.2012 14:53) [Материал]
Спасибо за главу! Бегу читать дальше.

0
8 natalj   (05.11.2012 21:48) [Материал]
Спасибо большое за замечательную главу!

0
7 КетБес   (05.11.2012 19:52) [Материал]
Не всякое действие с крысами подействует на Человека или точнее Зомби. Элька молодец справилась))) smile

0
6 Зануда   (04.11.2012 20:16) [Материал]
Спасибо!

1-10 11-15


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]