Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3659]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Зимний сезон
Египет, 1910 год. Нелюдимая богатая наследница из Америки, приехав в Луксор, знакомится со вспыльчивым египтологом. Летят искры… но любовь это или ненависть?
Романтика/приключения.

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Преломление
Однажды в жизни наступает время перемен. Уходит рутина повседневности, заставляя меняться самим и менять всё вокруг. Между прошлым и будущим возникает невидимая грань, через которую надо перешагнуть. Пройти момент преломления…
Канон, альтернатива Сумеречной Саги!

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Сверхъестественное
7. Академия вампиров
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 482
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Мэн. Глава 8

2016-12-5
47
0
Глава 8.

Джейми



«Главное не победа, главное участие» — гласит девиз современных Олимпийских игр. Изречение по-старинному краткое, ёмкое, полное философии и какого-то особого глубокого смысла. Впервые произнесённое на заре двадцатого века французским священником Анри Дидоном, оно пришлось по вкусу Пьеру де Кубертену, в то время усиленно трудившемуся над популяризацией спортивных состязаний и возвращения их на мировую арену, он заменил им историческое: «Citius, altius, forties» и новый лозунг, славно поработав на благо спортивной жизни планеты, так сказать, «ушёл в массы», выйдя далеко за рамки своей тематики вообще. Его может произнести и игрок в шахматы, только что потерявший короля, и ученик, взявшийся за задачу и не решивший её, и гость, на дне рождения первым упавший лицом в салат. Это выражение насколько универсально, настолько же и космополитично.

Правда, некоторые пытаются утверждать, что сей спасительный слоган придумали неудачники и аутсайдеры себе в утешение, ведь оно только лишь звучит пафосно и благородно, но на самом деле абсолютно не отображает саму суть состязаний, их главный принцип, который заключается в том, что в спорте важна, конечно же, победа и только победа. И тот, кто пришёл к финишу вторым, хочет быть первым, но и тот, кто пересёк финишную черту тринадцатым, мечтает сделать это не двенадцатым, он тоже хочет быть первым.

Джеймс Фрейзер никогда ни с кем не соревновался. Вообще.

Дрался — бывало. Но не соревновался.

Достижения, равно как и неудачи окружающих (друзей или врагов — без разницы) его волновали весьма недостаточно для того, чтобы подвигнуть к попыткам обойти или превзойти. Чисто информативно, не более. Ни фавориты, ни аутсайдеры — никто не мог навязать ему борьбы. Не получалось. Его первенство радовало парня очень мало и нечувствительно, «поплясать на костях» всегда являлось для него удовольствием сомнительным, да и чужим успехам огорчить не удавалось. Скорее, тоже обрадовать. Что плохого в том, что у человека что-то получается? Да на здоровье! А когда чуть позже, в старшей школе, юноша узнал о безоценочном восприятии окружающей действительности и об относительности и субъективности всего и вся, то понятия «победа» и «поражение» и вовсе до поры до времени исчезли с картинки его мира. Джейми продолжил соревноваться только с собой — он сегодняшний с собой вчерашним, и он завтрашний с собой сегодняшним — всё, конец списка.

Это не было гонкой. Тем более, с преследованием. Отнюдь. Иногда это походило на войну с вражескими территориями и вылазками в разведку, иногда — на альпинизм с карабканьем вверх и любованием с покорённых вершин, оставленной у подножия, ленью. Случалось всякое.

В раннем детстве Джейми ничем от своих сверстников не отличался. Мальчик как мальчик. Играл в машинки и компьютерные игры, гонял в футбол, рвал штаны, матерился, пробовал курить — всё как у всех. Ну, может, был чуть более задумчив и сдержан и чуть менее коммуникабелен и разговорчив в общении. Да и вообще, действию, по возможности, предпочитал созерцание, а разговору — чтение. Он любил читать. К этому полезному и приятному времяпрепровождению его приучила мама, которая в своём красивом и умном сынишке души не чаяла, а тот отвечал ей взаимностью. Когда она не работала с документами у себя в кабинете или с продуктами на кухне — где сын, кстати, любил помогать ей чистить картошку или молоть фарш для запеканки — то всегда сидела, уткнувшись в книгу. Доверяя её выбору, мальчик тоже попробовал и ему понравилось. Это не сразу были Воннегут, Беллоу, Уэлш, Фолкнер и Рушди, но когда пришло время, появились и они.

А ещё Джейми любил свой влажный, промозглый Портленд, в котором родился, тенистые и гористые улицы этого города, напоминающие Сан-Франциско, запах океана, набережную. Ему не исполнилось и девяти, когда семья переехала в Неваду, в Рино. Однако мальчик уже успел привязаться к своей родине и спустя пару месяцев жизни среди жары, песка, красной пустыни и текиллы, стало ясно, что здесь ему будет плохо.

Так оно и случилось.

Смерть матери четырнадцатилетний Джейми пережил только лишь физически, будучи морально раздавленным полностью. Мама забрала с собой добротный кусок его сущности как ребёнка, и он уже тогда понимал, что эта утрата, увы, невосполнима.

Миссис Елена МакКензи-Фрейзер имела проблемы с обменом веществ ещё и до второй беременности, но всё-таки решилась рожать, надеясь на помощь врачей. К сожалению, диеты ожидаемого облегчения не приносили и нарушения кальциевого обмена всё-таки привели к остеопорозу. Не помогли также и всевозможные и невозможные клиники Вашингтона, куда забрал дочь сенатор Джейкоб МакКензи. Мама уходила долго и мучительно. Джейми часто говорил себе, что не отпустит её и даже пробовал молиться, но она всё равно поступила по-своему. Она ведь была прокурором.

Даже не смотря на то, что именно беременность и роды спровоцировали смертоносную болезнь, появившуюся на свет в результате этой трагедии Джокасту, Джейми ни в чём не винил и не упрекал. Он-то хотя бы помнил их маму, а вот она — нет. Ей и трёх не исполнилось, когда маму похоронили. Но и особой жалости и родства душ брат к сестре тоже не испытывал. Он не смог стать ей другом, скорее — вторым отцом, поскольку не получалось у парня воспринимать эту пигалицу всерьёз. Юноша никогда не обижал девочку и даже наоборот, но и в свой мир не впускал — он не просил у родителей себе сестрёнку или братишку, ему и одному жилось вполне нелегко и нескучно.

А сестра Джо уродилась девушкой с характером тяжёлым. Да ещё и плюс ко всему, это оказался тот самый случай, когда «толпа капитанов потопили корабль». Вначале её воспитывала вторая жена отца — Тайра. Именно из-за того, что мачеха и падчерица не нашли общий язык, и ребёнок всё больше и больше ожесточался, Джокасту забрали к себе в Нью-Йорк Колам с Дугалом, как только Джейми окончил школу и уехал в Европу. Разумеется, с разрешения отца.

Отношения сына с отцом складывались странным образом. Не сказать, чтобы плохим, но всё равно странным. Наверное, всё потому, что мистер и миссис Фрейзер происходили из различных социальных слоёв. Старший Фрейзер не спешил вовлекать мальчика в свой мир, учить его своим понятиям, вдалбливать в голову мысли о тяжёлом физическом труде, пиве, бейсболе, футболе, телевизоре и рыбалке. Отец хотел, чтобы парень вырос таким как его мать: образованным, умным, амбициозным и красивым. И что интересно, по сути, так оно и вышло. Поэтому Ченинг Фрейзер с готовностью отдал сына в руки дядьёв МакКензи, чтобы тот пошёл по их стопам и ему стал близок именно их мир, где вращаются уже совсем другие деньги, и люди живут в других условиях. А он продолжит крутить баранку.

Иногда отец заезжал к детям в Нью-Йорк и его принимали с радостью — мистер Фрейзер-старший показывал себя человеком простым, молчаливым, незлобным и обходительным. Джокаста очень любила отца, тем более, что довольно сильно походила на него внешне.

Кстати, в Нью-Йорке история с ней повторилась — сестра Джо не слушалась никого. Жена Колама — Фиона, мягкая, добрая женщина, боялась сильно ругать и наказывать полусироту, сам Колам воспитанием даже своих детей: Джейн и Хэмиша занимался мало из-за занятости в бизнесе, а Дугал вообще заявил, что девочек воспитывать не умеет, а «абы как» не хочет. Младшая Фрейзер плохо училась в школе, воспитателей своих не признавала, посуду за собой мыла только если ворваться к ней в комнату с воплями и угрозами, готовить отказывалась категорически и сама предпочитала питаться «фаст фудом».

Но Джейми она всё равно чем-то нравилась, он её в какой-то степени уважал. Конечно же, это был взбалмошный подросток с неустойчивой психикой, полный противоречий и причуд, но девчонка никогда не притворялась хорошей и прилежной. Набедокурив, не пряталась за чужую спину, и не трудилась скрывать, что использует своего умного, красивого, такого вот всего из себя старшего брата, чтобы поднять себе авторитет среди подруг и одноклассников. Из чего Джейми железно делал вывод, что девчушка его любит. Кстати, за право называться сестрой такого человека как он, Джокаста платила чистой монетой. Тот, кто посмел бы усомниться, что Джейми самый красивый и крутой парень на всём Манхэттене, рисковал очень сильно и по-взрослому. Сестру Джо не смущали ни гендерная принадлежность, ни габариты, ни мускулы нахала — она вцеплялась в него как пиранья и требовала взять свои слова обратно. А особым покровительством у неё пользовались девочки, честно и открыто признавшиеся, что влюблены в Джейми. Таких сестра Джо брала под свою личную опеку, иногда приглашала в гости, когда брат присутствовал дома, и подстраивала так, чтобы несчастные влюблённые могли полюбоваться или хотя бы услышать голос своего «господина сердца». Разумеется, всё это длилось только до тех пор, пока «господина» об этом не просветили (заговорщиц сдал Хэмиш, подслушав их болтовню) и он заявил, что если ещё хоть одна «шмакодявка» появится у них в доме, он женится, а сестру Джо отправит в Мэн к Руперту и Ангусу — эти двое были единственными людьми на всём земном шаре, которых оторва всё-таки побаивалась. Хэмиш потом ещё долго ходил с поцарапанной щекой и открученным ухом, но зато одна из подруг Джокасты, всё-таки излечившись от Джейми-зависимости, согласилась сходить с ним на свидание.

А в один прекрасный момент заболела и сама сестра Джо. Театром. Вот этого уж точно не ожидал никто. Даже руководительница их школьного театрального кружка миссис Риз Руни. Но всё-таки именно она посоветовала Джокасте какую-то экспериментальную студию в Нью-Йорке, коих на Манхэттене имелось великое множество. Девчушка повадилась бегать туда на спектакли и, проникнув за кулисы — ну, а кто бы сомневался! — напросилась в помощницы. Ей уже даже пару раз устраивали просмотры и обещали небольшую роль. Одно Джокасту очень огорчало — она не сможет вести себя до такой степени хорошо и столь долго, сколько запросит Джейми, чтобы отпустить её на гастроли с труппой в Мексику. Что-то ей подсказывало, что он вообще её не отпустит. А вот папа отпустил бы. Отпускал же он когда-то давно самого Джейми ещё маленьким на всё лето в Мэн.

Ещё живя в Неваде, Джейми повадился каждое лето сбегать оттуда назад, в Мэн, к бабке. В небольшой городок Фармингтон. Туда же на каникулы отправляли и его троюродного брата Руперта. Там они и познакомились с Ангусом. Мальчишки проводили вместе каждое лето, не смотря на то, что Руп был на четыре года старше Джейми и на год — Ангуса. Сверстники доброго и неуклюжего Руперта не особо жаловали — девчонки на него не велись, умом он тоже не блистал — а вот с Джейми и Ангусом у парня получилась хорошая, долговечная мужская дружба.

Иногда Джейми с удовольствием гостил и у Дугала в Нью-Йорке. Когда тот, по его же собственным словам, «отдыхал от тёлочек», и в его квартире на девятой улице женщины не появлялись неделями, с Дугом было клёво. Они ели, что хотели, одевались как хотели, бросали, где хотели носки, матерились, как умели и смотрели порно. Именно к Дугалу Джейми приезжал и на университетские каникулы из Англии. Из года в год в их общении всё меньше становилось баловства и разгильдяйства, всё больше — созидания и конструктивности. Дядья, в основном Дугал, иногда рассуждали с племянником о бизнесе, приводили к себе в офис, показывали работу с персоналом, брали на встречи, разговаривали при нём по телефону. Джейми впитывал каждый байт информации, всё подмечал, запоминал и мотал на ус. А когда выпускник Оксфорда, новенький, только что «с конвейера» магистр экономических наук, коммерсант, поселился у Дугала окончательно, дядья приняли парня к себе на работу и, зная его такую маниакальную любовь к северу и Мэну, отдали ему «на растерзание» для начала небольшой заводик по производству целлюлозы близ Западного Форкса в Новой Англии. Ну, племянник и показал, что он настоящий МакКензи и через полтора года расширил производство, прикупил ещё одну площадку и развернул деятельность там. Когда он замахнулся на третью точку, вмешался антимонопольный комитет штата и приструнил честолюбивого бизнесмена.

Во время этих разборок умер дед.

Сенатора от Вермонта Джейкоба МакКензи при жизни внуки видели мало. Он общался в основном только с сыновьями и, справедливости ради стоит признать, довольно тесно — они часто летали к нему в Вашингтон. Джейми же знал деда не очень хорошо. До смерти матери он один раз встречал его в Нью-Йорке и один раз они с Еленой ездили к её отцу в столицу, когда была ещё жива бабка Клементина. После того как Джейкоб забрал дочь к себе и поместил её в Мэрилэнде в клинический центр Национального института здоровья при Департаменте здравоохранения США, в Неваду она уже не вернулась — её так и похоронили на кладбище Oak Hill в Вашингтоне рядом с матерью. После этого Джейми один раз летал с сестрой Джо и Коламом к деду и ходил на могилку. Поэтому, даже будучи старшим внуком МакКензи, он очень удивился, когда узнал, что Джейкоб указал в завещании его лично, оставив кругленькую сумму и своего ангела-хранителя — Мурту. Всю ценность и щедрость такого наследства парень смог оценить только лишь немного позже. Мурта оказался настоящим добрым гением. Он был почти как мама только не прокурор. На дедовы деньги Джейми купил завод по производству осветительных приборов на солнечных батареях, а также немаленькую квартиру в Восточной стороне Манхэттена и забрал туда Мурту с сестрой Джо.

А чуть позже ещё и женился. Должен же был наступить конец его любовным мытарствам.

Когда Джейми грозился рассказать Клэр о своих романтических, и не очень, похождениях или даже отношениях в школе, он безбожно врал. Правдоподобно, но безбожно. Всё дело в том, что никаких таких вот прямо уж эпопей у него в школе не свершилось. С самого начала Фрейзер в классе был тихоней. Не лузером или ботаном, а именно тихоней. Для девочек — загадочным тихоней. Его не было ни слышно, ни видно. До поры до времени, разумеется. Обижать себя он не позволял, но и верховодить или лидировать тоже не торопился. Мальчишка уже тогда осознавал, что за руководство вообще-то людям платят деньги, и иногда немалые, а забесплатно управлять стремятся только бездари и неудачники.

А уж к кому, к кому, но к неудачникам Джейми отнести нельзя было никак. Второй результат в своём потоке по успеваемости, внешность распахивающая девичьи рты и глаза как по щелчку пальцев, рост и размах плеч, внушающие уважение, дедушка в Сенате и мама в кресле окружного прокурора.

Поэтому, даже в Неваде, в новом классе к его высокомерию и надменности очень быстро привыкли. И если поначалу это объяснялось тем, что другого и ожидать не стоило от мальчишки, при взгляде на которого девчонки теряют дар речи и не всегда верят своим глазам, то со временем к такой очевидности прибавилось ещё и четкое разграничение парнем поводов для осуждения и насмешек. Он относился с высока, в основном, к глупости и дутой помпезности и никогда — к дешёвым кроссовкам и природной неловкости.

Своей выдающейся внешностью красавец не сказать, чтобы пользовался, но и не стыдился. Игнорировать её он, кстати, тоже не собирался. Но всё-таки настырное, откровенное девчачье любование его реально раздражало, а их наглая назойливость получала достойный отпор в виде, далекой от рыцарства, грубости. Девочки, только лишь пришло время, конечно же, попробовали взять эту «крепость» по имени Джейми Фрейзер, но пара резких, ироничных реплик по поводу их похотливости, доступности и фонтанирующего либидо, а также несколько метких поправок далеко не блестящих ответов на уроках, высмеивание их скудоумия и, оставляющую желать лучшего, живость мышления, довольно успешно остужали любительниц украсить себя кроме татушек и перекиси водорода ещё и первым красавцем школы. И так повторялось из раза в раз. Джейми ужасно не любил себя дарить кому бы то ни было вообще и идти на поводу. Даже у преподавательниц. Он любил брать. И желательно то, что необходимо ему и именно ему. Чужие желания и чаянья его интересовали очень мало и слабо, а в большинстве случаев, так и вовсе откровенно раздражали.

А порой он свою красоту ненавидел. Бывало и такое. Иногда, глядя на себя в зеркало, ему хотелось залепить себе хук прямо в переносицу. Юноше казалось, что его внешность ему только мешает. Она путается под ногами, вернее, перед глазами. В лучшем случае, у людей срабатывают связка «прекрасный снаружи — прекрасный внутри», и от него априорно уже начинают чего-то ждать, в худшем — им просто любуются. Тупо и незатейливо.

И к первому, и ко второму парень старался относиться свысока и со снисхождением. В его глазах эти люди своей примитивной реакцией обкрадывали сами себя. Он бы мог показать им свой внутренний мир как нечто странное, необычное, неожиданное, свою «карту» понятий и взглядов раскрыть как невидаль, некий сюрприз, но если им хватает только лишь эстетического наслаждения от его внешности и разбитых иллюзий по поводу его идеальности и прилежности, то быть посему.

Конечно же, он бы мог открываться перед людьми и как некое исчадие ада — такое внутри у Джейми тоже имелось — но идти на поводу у толпы и делать что-то в пику стереотипам и штампам — всё это стояло ниже его самоуважения и интеллектуальных способностей.

А потом Джейми смирился.

К концу школы парень на все эти натиски внимания и акты восхищения взирал в лучших традициях звёзд Голливуда: с принятием и равнодушием — на то они и девчонки, чтобы всё время в кого-нибудь влюбляться и по ком-нибудь «сохнуть». А по ком ещё, если не по красавчикам, правильно? Но на этом его понимание внезапно обрывалось. Всё, что следовало дальше и прилагалось сверху, он уже считал проблемами самих девчонок, и много лет спустя это же понимание не помешало ему на вопрос: «Самое твоё нелюбимое качество в человеке» ответить: «Похоть».

Ну, да как бы там ни было, но первый сексуальный опыт у Джейми всё-таки случился.

Конечно же, в основном заигрывать с ним и обозначать свои притязания на него осмеливались в основном такие же первые красотки класса/школы, как и он сам. Но и те, кто «экстерьером» попроще, а значит и в «табеле о рангах» подальше и пониже ненавидеть его не спешили. Значит, он всё делал правильно. Дошло до того, что одна из последних всё-таки решилась выделиться из этих стройных, во всех смыслах, рядов и попытать счастья.

Ребекка Слейнджер или просто Бекки уродилась девочкой не очень красивой и изяществом фигуры не отличалась. Мальчики на неё внимания не обращали все вместе, разом и дружно. Кстати, не очень любили её и девочки — тихая и скромная Бэкки популярностью в классе не пользовалась. Что уж и говорить, что когда она осмелилась выказать Джейми свою симпатию, тот просто обалдел. Причём сделала это поклонница очень ненавязчиво и тактично, явно абсолютно ни на что не надеясь, на День Святого Валентина подошла и положила перед ним на парту книгу Теодора Драйзера «Сестра Керри» с валентинкой сверху и тут же боязливо и стеснительно отошла подальше. И красавец действительно её оттолкнул — не прочитав открытку, всунул её в книгу и отодвинул подарок на противоположный край парты.

А сам задумался. Думал он, конечно же, недолго, и вскоре забыл про это случай, мало того, он не сразу заметил и отсутствие Бекки на уроках, и заинтересовался этим вопросом, только когда выяснилось, что её нет и не будет — она перешла в другую школу.

Сам с трудом понимая: что он делает и зачем, Джейми поехал к её дому — Бекки жила на улице вместе со многими учениками их класса — и дождался девочку. Как же она ему обрадовалась! Юноша уже начал бояться, что счастливица своим старанием и хлопотами всё испортит. Парень назначил ей свидание, пригласив в кино и кафе. Они много разговаривали. Девушка не раскрылась перед ним как очень уж умная, интересная и обаятельная, но она на всю жизнь останется его «первой», а он — её.

«Только положишь руки на неё, а дальше уже всё само пойдёт, — как-то рассказывал ему Ангус, вкусивший уже к тому времени «запретный плод. — Они же … такие», — сжал он тогда кулаки и сделал лицо, по которому Джейми сразу же определил: какие они, девушки.

Взяв пухленькую, но довольно плотную Бекки в свои ладони, Джейми понимал мало, да и вообще, действовал бессознательно. А ещё и очень бестолково. Но только лишь очнувшись, после того как всё закончилось, понял, что угадал и даже спустя годы соглашался с тем, что произошло — первый раз он и должен быть вот таким корявым, неумелым, неловким и почти пустым. Внутри у него поселилось полуощущение полуубеждение, что он выбрал наименьшее из зол. Наибольшим оказалась бы умелая и опытная «наставница» и «учительница». Вот её-то вспоминать с пятнадцати лет оказалось бы несравнимо противнее.

Кстати. Парню понравилось.

Бекки, пока она ещё не начала на что-то надеяться, он сразу же оставил, даже не поинтересовавшись: как на ней это сказалось, а сам решился на дальнейшие похождения. Но к школе они имели отношение косвенное — школьным подругам так и не удалось сбить красавца с пути истинного. Однажды Джейми зацепила участница музыкальной группы, приглашённой к ним на Новый год. Она увлекла его тем, что была не солисткой, а барабанщицей и петь не умела вообще. А в самой школе он встречался только с новенькой молоденькой библиотекаршей, а вне школы «случилась» ещё и тренерша по плаванью.

Очутившись в Оксфорде, Джейми понял, что созрел для отношений. Ну и, конечно же, как всегда, пошёл своим путём. Поэтому его однокурсники не были ни удивлены, ни встревожены, увидев красавца за ручку с преподавательницей сопромата Рейчел Крафстон. Ему через месяц исполнялось восемнадцать, а ей полгода назад стукнуло двадцать семь. Ни его, ни её это не смущало. Познакомился Джейми с Рейчел на одной из страниц в Facebook, где собирались боксёры Оксфорда. Там она предлагала билет на бой Проводникова и Альварадо в Лондоне. Парень быстренько ухватился за её предложение и на следующий день они встретились в кафе «The Royal Blenheim» на Pembroke street. Даже несмотря на то, что продавщица билета оказалась преподавателем, студента подкупило абсолютное отсутствие флюидов от этой девушки. К слову, весьма привлекательной внешне. Когда он вошёл в кафе и огляделся, на условленном месте сидела очаровательная шатенка с зелёными глазами типа Милен Фармер и читала Фитцджеральда. Поэтому, поприветствовав друг друга и чуть познакомившись, они разговорились о Лагерквисте, и Джейми захотелось её трахнуть. Вот просто вставить ей и заставить забыть все эти её умозаключения и красивые мысли, стать примитивной, дикой и царапать ему кожу ногтями от невыносимой сладости. А ещё парню понравилось то, как Рейчел напряглась, когда он вскоре встретил её после занятий. Скорее всего, мисс Крафстон действительно не видела в нём мужчину. Это было офигенно круто. Показать такой интересной девушке, что его не стоит недооценивать, заставить рассмотреть в нём самца — это то, что надо, то чего он ждал. Ему всегда хотелось вот так, с нуля, когда ничего, кажется, не предвещало.

Наслаждению от того, как сузились её глаза, когда он демонстративно облизал свои красивые губы, сидя напротив неё в поезде Оксфорд — Лондон, когда они вместе ехали на бой Проводникова и Альварадо, Джейми отдался полностью и без остатка. Открывать для неё себя и для себя её оказалось ещё увлекательней, чем он представлял. В постели на его натиск и агрессию мисс Крафстон отзывалась с готовностью и темпераментом. Когда Дейми вспоминал и прокручивал в голове эти встречи, у него перед глазами ещё долго «взрывалась» вспышками «пламени» роскошная грива длинных тёмно-красных волос. Особое удовольствие парень испытывал от того, что оба понимали, что всё то, что между ними, это не любовь. Это — связь.

И почти девять лет разницы.

Когда они «выпили» друг друга до дна, то расстались полностью удовлетворённые тем, что произошло и благодарны один другому за прекрасный опыт.

Так прошёл первый курс, а на втором Джейми встретил Луизу. Ту самую, которая, якобы, похожа на Брук.

Луиза Дэкстэн была красавицей. Она училась вместе с Джейми в колледже Святого Джона, но только на медицинском факультете.

Парень понятия не имел: почему именно она и зачем ему всё это, и ей тоже, но всё равно как прикованный следил глазами за этой девушкой и отрывался с очень большим трудом. И раз за разом отказывал себе в близком знакомстве. Она, скорее всего, ответила бы ему на чувства, и он, наверное, даже женился бы на ней, но ничего хорошего из этого всё равно не вышло бы. Джейми понимал, что сломает эту жизнерадостную, весёлую, милую англичанку. Она не сможет оказать достойное сопротивление в подгонке характеров, прогнётся под него и станет несчастной. Ей нужен был кто-нибудь столь же милый и простой, как она, а ему такой же стойкий и упёртый, как он.

Луиза действительно вышла замуж за умного и прилежного мальчика, ученика Оксфорда родом из Суссекса. Его дальний предок построил столовую в этом самом колледже святого Джона, и их фамильный герб висел там между первым и вторым окнами. Что же, девушка выгодно вложила свою выгодную внешность, хоть и было заметно, что и без чувств там не обошлось. В день её свадьбы Джейми впервые в жизни напился до беспамятства. У себя в квартире. Один.

Именно ситуация с Луизой показала парню, что для него лучше. Он волевым решением оставил надежду увлечься своей сверстницей, и так, чтобы в одной точке сошлись ум, внешность, характер и любовь, как по Экзюпери, то есть, со «взглядом в одну сторону». Скорее всего, его — это расчёт. Брак по расчёту.

Но когда Джейми жаловался Клэр — а он ведь ей именно жаловался — что для него с самого начала брак с женой — это один сплошной расчёт, он опять безбожно врал.

До конца учёбы у него ещё имелись отношения с девушками в Оксфорде очень различной глубины и продолжительности. Случались и весьма неплохие. Иногда ему удавалось найти ту, которая не растекалась мягким маслом по тарелке от его внешности, и с ней представлялось возможным пройти путь нормальных отношений — с неприступностью, заигрыванием и завоеванием. Но даже такие походили, скорее, на «заполнение антракта», чем на очередную часть Мерлезонского балета.

Тереза Саффит оказалась чуть ли не первой среди его знакомых, у которой кроме очень неплохого набора из достойного поведения, эрудиции и приятной внешности «в рукаве» спряталось ещё и заслуживающее внимания состояние в виде производства, услуг и торговли. Когда Джейми вернулся из Оксфорда и только начинал делать первые шаги и в бизнесе, и в обществе, с Терезой его познакомила, как это ни странно, девушка, которая чуть позже стала его любовницей.

Прагматизм в их последующем браке с мисс Саффит, вне всякого сомнения, являлся основополагающим, а его доля в доводах «за» — подавляющей. Но не единственной. Джейми жутко обрадовался, что сумел составить блестящую партию и его не воротит от собственной жены. Будущая семейная жизнь парню почему-то представлялась именно таковой.

Тереза оказалась той «точкой», в которой сошлись все «функции» кроме самой главной, но это были уже мелочи. Девушка проявила себя как умная, милая, ненавязчивая, энергичная, не паникёрша и не истеричка, знающая что уместно, а что нет. Короче, новоявленная миссис Фрейзер вышла из той плеяды женщин, которые ведут себя в семье профессионально. Как будто закончили институт по специальности «Дом, быт и семья» и, по его окончании, устроившись на работу, принялись претворять в жизнь пункты своей должностной инструкции качественно и тщательно. Так сказать, не за страх, а за совесть.

Поначалу Джейми это очень даже устраивало. Он чувствовал себя выигравшим в лотерею. Да в принципе, его бы это устраивало и в последствии, и ещё очень и очень долго, (и немудрено при стольких-то любовницах!), но это перестало устраивать Терезу. Муж с прискорбием стал замечать, что жена начинает в него понемногу влюбляться, привязываться к нему и находил это лишним абсолютно — не ровен час, она захочет взаимности, и не получив её, наплюёт на своё «образование» и «профессионализм» и станет проедать ему плешь.

Когда Джейми сказал Клэр, что у него есть ещё и любовница, он ей не солгал. Это была чистая правда. Но не вся. Если бы ему взбрело в голову говорить всё до конца, то пришлось бы признаться, что у него всегда были любовницы. С самого начала. А не только после того, как жена познала радости тантрического секса. Интимная супружеская обязанность в стиле изотерических индийских традиций являлась лишь предлогом для самоуспокоения. У него уже давно имелись женщины на стороне и самые разные, а их сменяемость и взаимозаменяемость объяснялась очень просто: одна хотела за него замуж; другая замуж не хотела, ей очень были нужны его деньги; третья не прочь была родить от него ребёнка. Эту он бросил быстрее двух предыдущих, поскольку добраться до его фамилии и денег — это одно, а вот проделать дырку в презервативе, это уже совсем другой коленкор.

Но «ищите и обрящете» и парню всё-таки повезло. Он встретил Хилари Клейстен. Эта женщина, с которой мистер Фрейзер познакомился на ночном сеансе в бассейне гостиницы «Vanderbilt», отличалась тем, что вообще не хотела ни денег, ни фамилии, ни маленьких, ни больших деток — ничего, она жаждала секса. Сильно и много. Дав ей желаемое, Джейми и сам в накладе не остался, почувствовав себя опять в выигрыше — эта женщина трахалась как мужик — грубо и жёстко. Она не подключала нутро к интиму, а шла на инстинктах, как и сам Джейми. С ней наконец-то можно было не церемониться и привнести в трах (это и сексом-то назвать язык не поворачивался) элементы поединка, драки.

И вот как раз в этот момент, в таком состоянии Джеймс Фрейзер и встретил мисс Селестье.

Когда он говорил Клэр, что Брук напомнила ему его первую любовь, он опять врал. Ну, почти. Американка, конечно же, чем-то напоминала англичанку Луизу Дэкстэн, но только отдалённо. Он и сам не понимал, почему не сказал этой блондинке тогда, на пороге приёмного покоя госпиталя Бенедикты, «Спасибо» и не отправил дальше по жизни. Что-то его остановило. Он даже подумал, что стареет и пошёл на поводу у молоденькой провинциалки, которой, судя по её поведению, до жути хотелось красивого ухажёра из Нью-Йорка. Очень-очень. И Джейми вот просто так взял и «подарил» ей себя. Вернее, «дал попользоваться». То, как Клэр предостерегала Брук, что ею только лишь поиграются и бросят, его позабавило. Почему он не пошёл с блондинкой до конца? Такой вопрос перед Джейми вообще не стоял. При ближайшем знакомстве девушка оказалась очень доброй, хорошей, контактной, сговорчивой и абсолютно неинтересной — с такой заниматься сексом, всё равно, что заливать в Феррари дизтопливо — странно, глупо и нерезультативно. Сколько он находился рядом с ней, столько спрашивал себя: а что, собственно, я здесь делаю?

И только встретив Клэр, понял, что именно.

Ему уже изрядно хотелось курить, но везде суетился народ, и искать место для курения с урной в этой толпе абсолютно не хотелось. Не думая слишком долго, Джейми зашёл за палатку, прикурил и решил заодно набрать Зака — одного из своих директоров. От него в телефоне стояло четыре вызова, а потом позвонила Фелисити — секретарша и сказала, что тот его ищет и просил перезвонить хоть в День независимости, хоть в Рождество, хоть со своих похорон — у него что-то там срывается.

Джейми был злой и раздражённый как чёрт, когда Зак начал ему рассказывать, что они не нашли хлопок для целлюлозы у «Karpers group», в этот раз те понизили сортность, поэтому придётся заменить готовым текстилем и где его искать не знает никто и сколько на это уйдёт времени — тоже. И тут из-за угла вылетела какая-то «трепетная лань», и как раз в тот момент, когда он выдыхал приличную затяжку. Посмотрев на неё, ну или сквозь неё, парень успел окрестить её «спицей» из-за бросающейся в глаза узкокостности и худобы. «Спица», судя по всему, рассчитывала на извинения, но не получила бы их, простояв там до утра. Джейми было абсолютно не до неё.

Как оказалось потом, эта «анорексичка» — давняя подруга сестры Брук, ибо в этих чёртовых крохотных городишках, кажется, все знают всех. Но Джейми и на это тоже было плевать, пока «спица» не дала ему почувствовать, как же он, оказывается, на самом деле нуждается вот в таком — когда на белое говорят белое, а на чёрное — чёрное. И самое главное — говорят, не молчат, не проходят мимо. Как он устал от всей этой иносказательности, намёков и двойного дна у себя там, в Нью-Йорке, от этих вечных подколов и лести, которая ему ещё в детстве надоела, как хинин.

После того как они опять остались с Брук вдвоём, он попросил повторить ему имя подруги её сестры, намертво вцепившись в него памятью, прокручивая в голове пути и способы ещё хотя бы одной встречи с Клэр. Джейми видел, как загораются её глаза при взгляде на него, но он также отличил, что девушка восхищается им с умом, а не отключив мозги. Она относится к его внешности, как к очевидности, к факту. И не более того.

Увидев её, всю такую субтильную и женственную в баре ночью, Джейми понял, что что-то тут не то. Такого с ним ещё не было. Дело пахло керосином, и что, чёрт бы его подрал, парню этот запах нравился. Впрочем, мисс Бичем, по новой, «подлила в огонь» того самого керосина — переосмыслила свою позицию по отношению к их паре с Брук, что Джейми весьма импонировало. Способность пересматривать свою точку зрения, а не цепляться за иллюзии, мистер Фрейзер весьма ценил.

Увидев мисс Бичем целующуюся с этим её ухажером возле барной стойки и уловив её равнодушный взгляд, он понял, что не отпустит эту девушку. Уже нет.

А потом она вышла за ним на улицу.

Когда они остались вдвоём, Джейми делал затяжку за затяжкой и уже её хотел. Не желал, а именно хотел. Себе. Хотел её для себя. Но, тем не менее, агрессивно, зло и даже враждебно. Она его сделала. Вот как-то так — довольно быстро, без трагизма и театральности. Услышав о планах Клэр и её ухажера на ночь — Джейми так и не запомнил его имени — парень разозлился не столько от того, что они собирались первый раз трахнуться, ну, или заняться любовью — у них ведь любовь! — сколько от того, что своим признанием девушка боролась против очевидного взаимного влечения с ним. Так она заставила его себя уважать.

Сидя в ту ночь в машине возле её дома, Джейми со всей горячностью, на которую только способен, благодарил Бога за свою внешность. Сейчас она ему, кажется, действительно может пригодиться.

Вернувшись в Нью-Йорк, он с неожиданным удовольствием погрузился в работу, поскольку, у него откуда-то появилась энергия и хорошее настроение. Мужчина даже с большим желанием, чем обычно, занялся с Терезой тантрическим сексом. Его распирало. И как вишенка на торте в нём возникла одна интересная мысль. Касаемо детей. И он даже не совсем подумал, а скорее только лишь вспомнил о сыновьях и дочках — дальше мысль не пошла — но даже этого хватило, чтобы наполнить мистера Фрейзера дополна шоком и низвергнуть в пучину глубокой задумчивости.

Конечно же, ему было и не совсем до этого и совсем не до этого — хлопоты, бизнес, проблемы, усталость. Но его каким-то ещё не очень сильным, но весьма настойчивым, не ослабевающим течением прибивало к этой девушке, как к лодку к берегу. Даже по уши погрязнув в делах и проблемах, он не мог избавиться от чувства дискомфорта. Его что-то постоянно тревожило, ему что-то мешало, или наоборот, чего-то недоставало, куда-то тянуло. Он пробовал поработать мозгами и в один из моментов, с психу, бросив карандаш на стол, взбесился.

«Да, чёрт! Хера мне надо-то? Чего не живётся? Чувак, забей и забудь!» — запустил он себе пальцы в волосы и схватился за голову.

Вроде, помогло.

Джейми привык быть всегда над ситуацией. Над любой. Над плохой, над хорошей, над глупой, непонятной, неопределённой — без разницы. Только так он чувствовал себя комфортно. Парень предпочитал, разбираясь в людях и положениях, в какой-то из моментов заглянуть внутрь себя — если не находил там смелости всё бросить, потерять, послать к чёртовой матери или выбросить в окно, начинал очень сильно нервничать. Всё как по Паланику: «Вещи, которыми ты владеешь, в конце концов начинают владеть тобой». Такого Джейми не допускал. Не мог он позволить владеть собой ни вещам, ни людям. Никогда. Ну, может быть, только маме. Она так и ушла вместе с его частью.

Но.

Всё это было бы офигенно круто и архи достойно уважения, если бы не мысли об одиночестве.

Как-то ещё по молодости, так сказать, в тяжёлые времена формирования его как личности, размышлял о независимости и отсутствии эмоционального вовлечения, Джейми пришёл к выводам, что эти достижения человеческой силы и воли идут рука об руку с одиночеством. При всём при том, что он гордился своей самодостаточностью до упора и в звучании слова «одиночество» слышал сладкую музыку слова «уединение», в один из моментов понял, что это может уже не играть никакой роли и не иметь никакого значения. То, к чему другие приходят к пятидесяти, он пришёл к тридцати — побывав на самом пике самодостаточности и независимости, парень смог себе позволить спуститься оттуда к мудрости и философии. Да, он крут, он потрясающе крут, он дьявольски крут, но только, кто сказал, что крутизна покупается только лишь ценой эмоциональной устойчивости и равнодушия.

Таким образом, мистер Фрейзер уже достиг того состояния, при котором смог найти в себе силы мирно и спокойно, без паники и мыслей по поводу того, что он — «киска», воспринять вывод о том, что опять врал, сказав Клэр, что она — та слабость, которой владеет он. Она уже владела им. Это было самым важным, самым удивительным и уникальным. И главное — правильным. Опять правильным.

Фрейзер очень старался не концентрироваться на этом, не мельтешить и не делать резких движений. Да, в принципе, ему действительно было не всегда до всех этих романтических чувств и увлечений, но он всё равно очень быстро соскучился.

И явился к Клэр в больницу. Джейми понравилось то лёгкое удушье, которым девушка отреагировала на его прикосновение, взывая в это время к его разуму. Это смотрелось действительно весьма забавно, пока доктор Бичем в очередной раз не указала ему на выход.

Мужчина обиделся. Надоело. Он ругался на Клэр, называл её тупой, слепой и упрямой дурочкой, и, в принципе, уже готов был сдаться. Но всё равно не смог.

Поэтому Джейми решил взять что-то типа перерыва и поразмыслить над ситуацией. И когда он уже находился в шаге от внутреннего равновесия и спокойствия, его, за каким-то дьяволом, понесло в Медуэй. Хотя, если разобраться, нечто подобное должно было произойти.

В ту роковую ночь позвонили охраннику и посоветовали приехать за этими двумя пьяными придурками — Рупертом и Ангусом. Но поскольку в усадьбе шли работы по усовершенствованию системы наблюдения, охране отлучаться запрещалось категорически. Поэтому Джейми поехал за друзьями сам.

И не пожалел.

Клэр выглядела настолько уязвимой, беспомощно-беззащитной, виноватой и тихенькой, что Фрейзер даже удивился, что ему пришлось проехать всего лишь пару десятков миль, чтобы увидеть её такой, хотя он прошёл бы пешком для этого пол земного шара.

Он сразу почувствовал, что она спрятала свою броню и шипы, но ещё не понимал, с чем это связано, а объяснять только лишь тем, что девушка нуждалась в его помощи, не хотел.

Ну а потом задача упростилась до примитивности: «Угнать за шестьдесят секунд» или охмурить мисс Бичем и увести её у этого хахаля. Правда, кажется, это был тот самый случай, когда примитивность не влекла за собой простоту и лёгкость.

Ещё и из-за того, что происходящее, а ещё лучше сказать, творившееся, было для парня в диковинку.

Ему впервые пришлось уводить девушку из отношений, то есть, ориентированную на другого мужчину, впервые он оказался третьим лишним, впервые, чёрт бы его подрал, он не пользовался взаимностью, ну, или ему не спешили её выказывать. У Джейми взрывался мозг от восхищения ситуацией и от злости на неё же.

Иногда ему хотелось приехать к Клэр, зайти в дом, для начала прислонить к стене, а чуть позже завались на диван и оттрахать до беспамятства, вот прямо до полусмерти. Он скрежетал зубами, представляя картинку. Но ругал себя, понимая, что его тестостерон поспешно предлагает свои услуги — если подождать и дать отношениям созреть, «дойти до кипения», укрепиться желанию, то их ждёт нечто беспрецедентное. Они смогут дать в постели друг другу нечто такое, что будет стоить и жизни, и смерти.

Когда Джейми говорил Клэр, что её шифон стал бы отрицательным опытом для них обоих, он нагло врал. Мужчина заказал в Alinea — ресторане молекулярной кухни отдельный кабинет на юге Мichigan avenue. Такие дальность полёта и уровень приватности были весьма оправданы — он планировал много разговаривать и общаться. Жизнь в столь разных и далёких друг от друга городах, и как следствие — ограниченная возможность свиданий, подталкивали его к этому. Кое-что он продумал для беседы с девушкой заранее, кое-где действовал по обстановке, так сказать, «шёл по приборам». Если ты хочешь, чтобы дама твоего сердца увлеклась тобой, так и увлеки её собой. Будь пламенем, а не бабочкой. Он хотел стать ближе, не становясь от этого понятней, получить статус её хорошего знакомого, но остаться незнакомцем, отвечать на все вопросы Клэр с полной готовностью, не убавляя в загадочности, расписаться в своей отрицательности, как персонажа, но так, чтобы она обязательно поставила ему знак «плюс», выставить себя полным занудой и снобом, но только не в ущерб её уже появившемуся интересу. Короче, наплевав на честность и естественность, Фрейзер пошёл даже на то, чтобы для Клэр не «быть», а «казаться». Да-да, даже на это. Во всяком случае, пока. В любви и на войне все средства хороши, тем более что сейчас у него шла «разведка боем» — он не только присматривался к девушке, но уже «брал в кольцо окружения» или даже оккупировал. Джейми бессовестно и беззастенчиво, не устанавливая себе ограничений, «сверкал чешуёй», старался казаться крутым, суровым, «топовым», первоклассным самцом. А эти придурки Руперт с Ангусом своими шуточками чуть всё не испортили.

Он предполагал, что сделал всё, что от него зависело. То, что теперь ему осталось уповать только на мозги Клэр и её чувства, приводило его в отчаяние. Мысль о том, что она может помириться со своим — Джейми так и не вспомнил его имя — другом, взрывала ему нутро. Мистер Фрейзер в узких кругах широко славился, или даже буквально, «гремел» своей ревностью.

А когда они ехали в машине в Де Кальб ему вдруг захотел стать у неё первым и единственным. Вот так. Всё оказалось очень просто. Не было этого её друга и всех, кто случались раньше. Эта девушка росла только для него, для Джейми, Она — белый лист. В ней ещё нет опыта, который ей подарили или навязали его предшественники. Он наполнит её только своим. Клэр же в свою очередь ещё не растратила ни грамма своей души, своего тепла и всё отдаст только ему. Да, он жадный. Ненасытный.

Клэр — это то, что ему надо. Или даже НАДО. Ему ужасно нравилось общение с ней. От неё исходило нечто такое, чего хотелось ещё, и ещё, и ещё, и больше, и сильнее, и до бесконечности. В какой-то момент Джейми захотелось отбросить всякие раздумья, схватить её в охапку и увезти куда-нибудь на север и говорить-говорить-говорить не останавливаясь, с перерывами только на секс, еду и игру в снежки. «Купаться» в её непосредственности, прямолинейности и обаянии. Садясь в машину с куском мрамора в руках, он, стиснув зубы, упрямо верил в то, что когда-нибудь так и будет.

Большое спасибо за помощь Наташе N@T@LI4KA


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-23409-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: onix1676 (16.07.2016) | Автор: onix1676
Просмотров: 645 | Комментарии: 35


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 35
0
35 onix1676   (19.07.2016 18:56)
Цитата marina2012
Спасибо за новую главу!!


на за что. читайте с удовольствием. smile

Цитата marina2012
Джейми....очень интересный мужчина!


очень рада, что он вам понравился smile я пишу для себя. И когда это разделяют со мной читатели, это как маленький праздник. спасибо. smile

+2
34 marina2012   (19.07.2016 15:12)
Спасибо за новую главу!!!!!! Джейми....очень интересный мужчина! "Слепил или сделал" он сам себя......что придает ему изюминку!!

+3
28 kotЯ   (18.07.2016 15:57)
Дался ему этот камень! Или у автора имеется какое-то объяснение связанное с суеверием-поверьем, или как-то так?

+2
31 onix1676   (18.07.2016 17:17)
biggrin biggrin
Флавик, у такого автора как я всё в хоявстве сгодится. biggrin Ничего не пропадёт, мхом не покроется. biggrin

+2
33 kotЯ   (18.07.2016 18:55)
Кто б в тебе сомневался- верю, выстрелишь ещё этим,,булыжником"

+1
27 onix1676   (17.07.2016 21:54)
я так глядишь научусь под главами отвечать. biggrin

+1
25 onix1676   (17.07.2016 21:44)
Цитата Ptaha0196
Ну, начнем с того, что изначально у Джейми обрублены все ниточки, какими общество, так сказать, социум, подавляет волю и делает людей похожими, как болванки: ему совершенно плевать, что о нем думают люди


так хорошо сказали, что меня прямо гордость - цап! и обуяла. ))

Цитата Ptaha0196
и его невозможно цеплять на крючок "крутости", перед которым беспомощны большинство мужчин.


ну вот собственно и всё. Вы сформулировали самое главное, что я вложила в своего Джейми.
Понимаете, сейчас у нас ведь все стараются казаться крутыми. И не только мужчины, но и женщины. И то, что они вкладывают в это понятие, в этот поведенческий момент и то, какими способами они этого добиваются лично во мне вызывают очень широкий спектр иногда довольно полярных эмоций: от смеха до ужаса. Люди в угоду крутости а чаще "крутости" творят такое!! А ведь тем не менее, "крутость" понятие относительное и субъесктивное, как и почти всё в жизни.
Вот я захотела в своего героя вложить вот такое вот знание и умение подняться над этой ситуацией и различать что будет красиво смотреться на жертвенном алтаре крутости, а что туда совершенно не годится, а наоборот сама крутизна очень даже неплохо украсит собой плаху и человек от этого станет только ещё сильнее и умнее.

Цитата Ptaha0196
В этой доступности его силы он видит слабость: ослепленные им люди его настоящего не видят, не вглядываются.


да-да, здесь как бы у него проворачивается и то, что казалось бы олицетворяет силу, на выхлопе выходит слабостью.

Цитата Ptaha0196
Кроме того, Джейми не боится бояться: страх и боль его не пугают, поэтому его практически невозможно остановить.


я тоже думаю, что мужчину, решившегося привлечь девушку всеми ужасами своего характера не возможно напугать страхом и уж думаю к боли он тоже готов.

Цитата Ptaha0196
он ревнив, но Боже упаси вызывать ревность намеренно, пытаясь заставить прыгать через обруч. Раскусит раньше, чем это случится, в лучшем случае похохочет, в худшем... будет что-то ужасное, факт, ещё и потому, что он опять же плевать хотел на нормы приличия.


это проявилось ещё в детстве когда он осаживал девочек далёкой от рыцарства грубостью. Он груб. Потому что это тот человек, который в состоянии пересмотреть нормы морали и приличия приянтые в обществе, а не слепо их принимать. Он в состоянии подумать, прикинуть и сделать выводы для себя. И кстати, он поступает с людьми так, как позволит поступить и с собой. У него действительно нет двойных стандартов как заметила Наташа.

Цитата Ptaha0196
Он довольно беспомощен к простым вещам: задушевному разговору, ясности поступка, искренности.


да. Но опять же, он это прекрасно осознаёт и не паникует от этого. Он сознательно идёт на это потому что точно знает что:

Цитата Ptaha0196
его нельзя на этом подловить: от него можно добиться ответной реакции, если дарить добро безвозмездно, ничего в обмен не ожидая. Если начать педалировать доброту и любовь, чтоб он что-то там осознал и привязался, тут же бесстыже сбежит без зазрения совести.


т.е. он уверен в своей состоятельности как тонкого человека. Т .е тут он тонок по женски. Это м.б. другими мужчинами можно вертеть как Буратинкой, а он очень быстро прочувствует и поржет. А то может ещё и сам потроллит.

Цитата Ptaha0196
С ним вообще категорически нельзя играть роли, любые. Нужно что-то - так и скажи. Если сможет, даст.


вот именно это и поняла моя Клэр. Именно вот это. Я ужэ набросала след главу.

Большое вам спасибо за такое виденье моего героя. Я вот вас почитала и ... получается!! у меня получается!
Спасибо.
smile

+1
24 onix1676   (17.07.2016 21:16)
Цитата Ptaha0196
словно в поддавки, лениво - ну, если так принято, то ладно.


вот вы знаете .. очень хочется что-то ответить именно на слово "лениво", но мне нечего. biggrin biggrin Ну - да, м.б. лениво ... может быть, именно это слово правильно ведь ни один из них по сути не ищет новых отношений, не жаждет, не впитывает другого как кожа - вазелин. И даже не потому что ода находятся в отношениях, а потому что оба самодостаточны. А самодостаточные люди не торопятся впускать в себя и поддаются так ... нехотя ... снисходят и никак иначе.

Цитата Ptaha0196
Но им самим очень хочется, чтобы за частоколом ожиданий и поверхностных суждений кто-то разглядел их истинную суть. Я думаю, что в глубине души Джейми до смерти хочется быть даже не любимым - быть понятым.


я думаю, это ещё из детства. Из того самого обстоятельства, что за красотой люди не хотят ничего видеть. Вот красивый - всё девочка поплыла. А Клэр вот взяла и не поплыла. Да мало того, оказалась крепким орешком. Вот он и зацепился - если в ней есть это, да к тому же она не глупа, м.б. она - то, что ему нужно? м.б. она увидит его такого, какой он там, за своей витриной, за вывеской. И полюбит его именно вот тем, таким. biggrin Всё-таки полюбит. У нас ведь дамский роман. biggrin

Цитата Ptaha0196
Оттого ценится и ищется не то что бы нестандартное - живое, искреннее: смелый поступок дурнушки, яркая вспышка гнева, неожиданная доброта.


спасибо, что вы вот так это собрали и перечислили.

Цитата Ptaha0196
Смешно, как они оба пытаются форсить и производить впечатление, хотя ценят друг в друге прежде всего цельность и беспримесную честность перед собой - точное знание, кто они и какое место в жизни занимают.


да-да, я знаю. Мне захотелось добавить им что-то такое .... ммм ... несовершенное, милое, уязвимое. Я думаю, им не повредит.

Цитата Ptaha0196
Такой человек рядом и дар, и проклятье,


поэтому и ставки на кону нешуточные. Тут ... сделал что должен и жди, что будет.

Цитата Ptaha0196
Спасибо за главу.


не за что. Читайте с удовольствием. smile

+3
23 ДушевнаяКсю   (17.07.2016 17:33)
мама миа,в главе ни одного диалога biggrin все только факты, мысли и планы Фрейзера cool я даже затрудняюсь ответить, раскусила ли я это фрукт? распробовала ли? ощутила всю глубину и многогранность его вкуса после таких откровений и внутренних монологов... вот просто в ступоре... кажется место старых вопросов заняли новые! Джейми для меня все равно темная и сложная лошадка cool но тем интереснее будет ее оседлать cool

+1
26 onix1676   (17.07.2016 21:53)
мама миа,в главе ни одного диалога

все диалоги поместились в пред. главу, Ксюш.

Джейми для меня все равно темная и сложная лошадка но тем интереснее будет ее оседлать

лучше на него поставить. а вдруг выиграешь? biggrin

+3
17 Ptaha0196   (17.07.2016 01:22)
Первый раз встречаю персонаж, применяющий психологическое айкидо к самому себе: силу обращающий в слабость и слабость - в силу. Их с Клэр роднит какая-то взрослая детскость: они вполне усвоили правила этого мира и успешно играют по ним, но словно в поддавки, лениво - ну, если так принято, то ладно. Но им самим очень хочется, чтобы за частоколом ожиданий и поверхностных суждений кто-то разглядел их истинную суть. Я думаю, что в глубине души Джейми до смерти хочется быть даже не любимым - быть понятым. Оттого ценится и ищется не то что бы нестандартное - живое, искреннее: смелый поступок дурнушки, яркая вспышка гнева, неожиданная доброта. Этот человек знает, что за любой выбор, любой шаг придется платить, он знает о цене всё: за что можно стерпеть боль, а что так, побрякушки. Ну, он и свою цену знает, хотя ценности в глазах окружающих и его самого разные. Смешно, как они оба пытаются форсить и производить впечатление, хотя ценят друг в друге прежде всего цельность и беспримесную честность перед собой - точное знание, кто они и какое место в жизни занимают. Такой человек рядом и дар, и проклятье, потому что никем и никогда его не заменить при любом, даже трагическом раскладе, но и воздаст он полной горстью, если приблизит к себе даже на расстояние вытянутой руки.
Спасибо за главу.

+1
19 onix1676   (17.07.2016 01:35)
А-БАЛ-ДЕТЬ!!
я просто балдею от ваших комментов. Больше ничего пока сказать не могу - нет слов.
Спасибо вам за них ещё раз. happy

+1
20 Ptaha0196   (17.07.2016 05:19)
Спасибо.

+3
30 kotЯ   (18.07.2016 16:03)
Солидарна wink

+1
21 onix1676   (17.07.2016 13:51)
ервый раз встречаю персонаж, применяющий психологическое айкидо к самому себе: силу обращающий в слабость и слабость - в силу.

вот об этом очень хотелось бы, насколько это возможно, подробнее. cry Всё дело в том, что мне интересны проявления и взаимозаменяемость силы и слабости вообще, и как люди их так скажем, рассортировывают для себя - что для кого - сила, а что - слабость.
У меня есть свой список сильных и слабых сторон моего героя, но я бы с удовольствием ознакомилась с вашей. Пусть даже и кратко. smile

Остальное утащу на форум и там помозгую.))

+3
22 Ptaha0196   (17.07.2016 15:32)
Ну, начнем с того, что изначально у Джейми обрублены все ниточки, какими общество, так сказать, социум, подавляет волю и делает людей похожими, как болванки: ему совершенно плевать, что о нем думают люди и его невозможно цеплять на крючок "крутости", перед которым беспомощны большинство мужчин. Этому способствуют два бонуса, данные от рождения: деньги и красота. Они позволяют брать то, что захочешь в большинстве случаев и при этом не впадать в зависимость от окружающих: Джейми не играет в игру "я навру тебе, какой я хороший, а ты дашь мне то, что мне надо". И без неё можно всё получить. В этой доступности его силы он видит слабость: ослепленные им люди его настоящего не видят, не вглядываются.

Кроме того, Джейми не боится бояться: страх и боль его не пугают, поэтому его практически невозможно остановить. Он неуязвим для критики, потому что лучше окружающих знает, что о нем думают и главное - какой он на самом деле. Когда находит в себе слабое место, не паникует, а наоборот, радуется и начинает исследовать. У него есть слабость: он ревнив, но Боже упаси вызывать ревность намеренно, пытаясь заставить прыгать через обруч. Раскусит раньше, чем это случится, в лучшем случае похохочет, в худшем... будет что-то ужасное, факт, ещё и потому, что он опять же плевать хотел на нормы приличия. Так что и тут от слабости никакого толка в плане изменения его траектории. Эта слабость его мотивирует и, можно даже сказать, окрыляет.

Он довольно беспомощен к простым вещам: задушевному разговору, ясности поступка, искренности. Но опять же его нельзя на этом подловить: от него можно добиться ответной реакции, если дарить добро безвозмездно, ничего в обмен не ожидая. Если начать педалировать доброту и любовь, чтоб он что-то там осознал и привязался, тут же бесстыже сбежит без зазрения совести. С ним вообще категорически нельзя играть роли, любые. Нужно что-то - так и скажи. Если сможет, даст.

Ну вот как-то так я его вижу.

+1
8 onix1676   (17.07.2016 00:06)
Цитата GASA
Ну Клер...то ли понравилась....то ли проснулся азарт...захотелось потешить свое самолюбие..


Понимаете, для меня Джейми неидеальный противоречивый тип. Но идеально плохих или идеально хороших таких вот картонных простых, понятных с пары предложений персонажей у меня не будет. Мне интересны вот такие вот мозаичные натуры. Любил маму и свой город, любит читать, для первого секс опыта выбрал дурнушку, хотя мог выбрать любую красулю. Не прыгает по бабам, женился, но завёл любовницу. Когда нашел идеальную любовницу, как на зло встретил Брук.
Да, он хочет Клэр себе и что же в этом плохого? Он из кожи вон лезет чтобы ей понравиться. И с чего вы взяли что он хочет её как игрушку? Что не воспылал от любви на первом же свидании? Не заламывает руки в порыве страсти и не утверждает, что умрёт без нее? Он её принуждает? Он её запугивает или что? Он ей даже ещё не предлагает отношений. Вы наверное вот как Василина или как сама Клэр - он предлагает ей ужин, а она отнекивается от отношений! Уже нарожала от него кучу деток и пр. Но он ей ещё ничего и не предлагает! Он просто сближается, знакомится, узнаёт, пробует на вкус, он прислушивается к самому себе. Он м.б. сам первым признает, что сам толком не знает: чего хочет. С ним такое впервые, он сам ещё толком ничего не понял. smile

Мне так кажется, что Джейми мне всё-таки удался именно такой как я и хотела. А я всё боялась, что не по зубам. biggrin :D

0
13 GASA   (17.07.2016 01:09)
ну он действительно противоречивый....он сам не знает еще чего толком хочет....мне не нравится,что он привирает и пыль в глаза пускает...а еще проявилась мужская черта- отнять понравившуюся даму(игрушку),ведь ему не интересна ее любовь, ему интереснее завоевывать-сам процесс...ну завоюет ее...а что потом? снова скучно....следующую найдет?

+1
18 onix1676   (17.07.2016 01:29)
О! Эт прям как я говорила про Клэр и Джейми из Привода. Ну вот влюбит она его в себя и что дальше? Ну вот пока новизна отношений а потом? Как она его держать при себе такого будет? biggrin А мне Надюша отвечала, что она верит в Клэр и верит в их любовь.
Что мешает верить в эту Клэр? Да даже и в Джейми?

он сам не знает еще чего толком хочет..

И это можно вменить ему в вину? wacko Разберётся, дайте время.
Галина, осторожно, вы придираетесь. biggrin

а еще проявилась мужская черта- отнять понравившуюся даму(игрушку)

да. конечно отнять. А что он должен от неё отказываться? С хренов ли? wacko И с игрушками играются, а не общаются и хотят ахать, а не разговаривать и спорить и ругаться и ... жить. biggrin

Ой, лано, Галин, я думаю, мы достаточно тут подняли интерес к главе, но я честно скажу, скоро тут ослепну, Пойдёмте лучше на форум, а? cry cry
Не могу я здесь .. angry biggrin biggrin

+1
7 onix1676   (16.07.2016 23:35)
Цитата GASA
ты красиво сказала:Джейми бессовестно и беззастенчиво, не устанавливая себе ограничений, «сверкал чешуёй», старался казаться крутым, суровым, «топовым», первоклассным самцом..короче появилось желание: во чтобы то ни стало отобрать понравившуюся игрушку.....


хотя, нет, отвечу здесь. biggrin

Понимаете, вы наверное не очень внимательно отнеслись к первой части главы. Джейми вообще не склонен играться, баловаться. У него в школе была уйма возможностей, но он это обошел, по касательной только. У него уйма возможнойстей менять баб как авторучки, но он женится. Зачем? Только из-за денег? Я так не думаю. Он серьёзный. У него была возможность уложить Брук, но он этого не делает, потому что не склонен поматросить и бросить.
И в той цитате, что вы принесли лично я вижу только мальчищество и беспомощность. Ну это всё равно что мальчишка там одел папин галстук на первое свидание, чтобы казаться солидней и взрослее.
Галина, может быть это просто не ваш тип, может быть он для вас слишком противоречив и необычен? Ну вот Наташа не даст соврать, когда я ей отослала эту главу, примерно через час она мне написала: "Тина, это потрясающе! Джейми стал необычней и интересней на мой вкус" Ну это она после 7-ой главы, где он показался ей излишне демоничным. biggrin

0
10 GASA   (17.07.2016 00:53)
но он женится. Зачем? Только из-за денег? Я так не думаю. Он серьёзный.
да сыграла корысть....любви нет....но есть удобство...как бы сложилась ситуация

+1
14 onix1676   (17.07.2016 01:13)
удобство? для таких как Джейми женитьба это удобство?
я так не думаю. Для него удобно быть одиноким волком и вольным стрелком - два стишка и в койку!! biggrin Вот это удобство вот это я понимаю. Кого захолтел привёл, захотел - выгнал. И в словосочетании "связывать узами брака" не зря есть слово "связывать". Какое же это удобство? biggrin

0
11 GASA   (17.07.2016 00:56)
У него была возможность уложить Брук, но он этого не делает, потому что не склонен поматросить и бросить.
она для него не интересна оказалась...завоевывать не кого... а для траха у него уже есть дамы по лучше...

+1
15 onix1676   (17.07.2016 01:14)
ну вот видите, значит он не просто так ахается. Ему нужна интерсная. Я же говорю, что он не склоннен к игращкам.

Хотя, для разнообразия от мог её пару раз ахнуть, ну что тут говорить. Не облез бы. Ни один мужик в 27 не откажется от ...

0
12 GASA   (17.07.2016 01:00)
примерно через час она мне написала: "Тина, это потрясающе! Джейми стал необычней и интересней на мой вкус" Ну это она после 7-ой главы, где он показался ей излишне демоничным.
ну у всех восприятие разное....посмотрим на реакцию остальных

+1
16 onix1676   (17.07.2016 01:17)
мне кажется. вы его просто не прочувствовали. smile

Прикиньте, если он никому не понравится. biggrin biggrin Вот будет номер! Я чот ржу. biggrin Все его будут порицать, а я буду защищать. Хрудью!! biggrin biggrin Но зато интересно. biggrin

0
4 GASA   (16.07.2016 23:09)
я так поняла...в любовницах у Джейми лучшая подруга Клер.....еще и дамам придется бороться за сомнительный талисман счастья....

0
6 onix1676   (16.07.2016 23:25)
я так поняла...в любовницах у Джейми лучшая подруга Клер...

surprised какая подруга? Сибилл? Зоди? Паркер? Какая подруга? Вы наверное невнимательно прочитали .. smile

0
9 GASA   (17.07.2016 00:51)
ага..перепутала имена.... smile

0
3 GASA   (16.07.2016 23:05)
Тина...а мне Джейми не понравился...сам себе на уме.....девушками пользовался...но ни кого не любил...хладнокровный какой то.... Ну Клер...то ли понравилась....то ли проснулся азарт...захотелось потешить свое самолюбие.... ты красиво сказала:Джейми бессовестно и беззастенчиво, не устанавливая себе ограничений, «сверкал чешуёй», старался казаться крутым, суровым, «топовым», первоклассным самцом..короче появилось желание: во чтобы то ни стало отобрать понравившуюся игрушку.....

+1
5 onix1676   (16.07.2016 23:24)
Тина...а мне Джейми не понравился.

biggrin biggrin

сам себе на уме.....девушками пользовался...но ни кого не любил...хладнокровный какой то....

Угу. smile Никого не напоминает? На Джейми-фрукта доклэровских времён не похож? biggrin Тот пользовался похлеще этого. И похладнокровней, Нет? biggrin

короче появилось желание: во чтобы то ни стало отобрать понравившуюся игрушку.....

на это отвечу на форуме.

Спасибо за коммент, Галин. biggrin

+3
29 kotЯ   (18.07.2016 16:00)
А я в него влюблена(как в персонаж) Но в жизни бы у меня с ним, даже дружбы,не случилось.

+3
32 onix1676   (18.07.2016 17:25)
А я недавно как-то вообще до ручки дошла. biggrin
Я всё сравниваю в себе, внутри себя отношение моё к Джейми - фрукту и Джейми - мэну. И только недавно пришло на ум, что я между ними как Белла между Джейкобом и Эдвардом. Джейми - фрукт это такой вот простой и понятный любимый Джейк. А мэн это вот такой вот замороченный, не исключено, что мазохист или хрен пойми кто Эдвард. biggrin

+2
1 aleksa555   (16.07.2016 22:25)
Ура! Новая глава!!! Большое спасибо! И так много об Джейми. Интересный и необычный получается "типчик".) А КлерУС в окружении его желаний. Горячо!) Пусть разводится, а потом мы подумаем ;)... и тогда только сдадимся.))) Ждем с нетерпением продолжений!!!) Еще раз спасибо за интригующую и классную историю!

+1
2 onix1676   (16.07.2016 22:53)
Интересный и необычный получается "типчик".)

спасибо вам за эти эпитеты. smile Именно их я и хотела услышать. Вернее прочитать. Спасибо. smile

Пусть разводится, а потом мы подумаем ;)... и тогда только сдадимся.))

biggrin biggrin biggrin точно-точно! мы ещё попьём из него кровушки. Пусть не думает тут ... вот ... tongue biggrin

Еще раз спасибо за интригующую и классную историю!

не за что. Очень рада, что пока не разочаровала.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]