Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2734]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15365]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Рыцарь белый, ехидна черная
Рыцарям без страха и упрека девы в беде могут попадаться совершенно неожиданные.

Вечная свобода
В начале 1950-х, когда, кажется, жизнь пяти Калленов только устроилась, неожиданное появление таинственной пары предвещает великие перемены.
История прихода Джаспера и Элис глазами Карлайла.

У бурных чувств неистовый конец
Эдвард возвращается в Форкс для последнего прощания с Беллой.
Альтернатива Новолуния.

Расчёт любви
Хотите выйти замуж за миллионера? Спросите у Розали Хейл как. Для неё это цель номер один. Только вот, иногда даже трезвый расчёт уступает нахлынувшим чувствам, и остаётся только надеется, что сможешь вовремя понять, что значит для тебя конкретный человек.

Пираты Карибского моря. В поисках счастья
Прошло пять лет с тех пор, как Уилл Тёрнер отправился переправлять на «Летучем Голландце» мертвых в другой мир. Только один раз в десятилетие он может ступить на землю, чтобы повидать свою возлюбленную и жену – Элизабет. Станет ли она ждать его так долго?

Вопреки
- Почему?.. – эхо моего вопроса разлетелось тысячей летучих мышей под сводами.
- Потому что могу себе это позволить… - улыбнулся он завораживающе, привлекая меня к себе. Я вгляделась в горящие глаза и пропала в их непроглядной многообещающей тьме.
Фанфик по Зачарованным.
Фиби/Коул

Не было бы счастья...
Осенняя ненастная ночь.
Белла убегает от предательства и лжи своего молодого человека.
Эдвард уносится прочь от горьких воспоминаний и чувства вины.
Случайная встреча меняет их жизнь навсегда.

Предчувствие рассвета
Элис не помнит, кто спас ее от убийцы и по чьему решению она стала вампиром, ее человеческая жизнь стерлась из памяти. Но что если тот, кого она видит в своем будущем и ждет, и спаситель из прошлого - один и тот же?



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 462
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 222
Гостей: 215
Пользователей: 7
ElenaGilbert21021992, eclipse1886, сумерки1996, sladkaya, Bad8864, hel_heller, Nadya1280
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Второй шанс. Глава 1

2024-4-22
17
0
0
Огайо изменился, он вырос. Окреп, теперь возвышаясь небоскребами, и шумел оживлёнными улицами. Я устроился в ту же больницу. В городе уже сменилось не одно поколение. Я не боялся, что кто-то узнает во мне врача, практиковавшегося здесь много лет назад. В конце концов, если кто-то всё же каким-то образом заметит сходство, всегда могу солгать про свое родство с «другим» доктором Калленом.
Несколько недель я работал, заслуживая уважение коллег и пациентов. Хоть Огайо уже не был маленьким городком, но я не мог ни всматриваться в лица своих больных под фамилией Эвенсон, боясь и надеясь увидеть знакомые черты. Это глупо, вряд ли Эсми еще жива, ее сын уже должен был стать мужчиной в возрасте, со своими детьми или даже внуками.
Через несколько дней, после того как поохотился, решил прогуляться на кладбище. Я был сыт и это ослабляло жажду на столько, что позволяло мне чувствовать себя почти человеком. Шагая сквозь ряды ровно расставленных памятников: с именами и датами, я в который раз с печалью думал, что мне никогда не суждено найти покой. Вот так перейти из этого мира: полного борьбы, тревог, одиночества, в тот другой, в тот, где мне нет места, где меня никто не ждет, или всё же…
Я отыскал её могилу. На аккуратном памятнике, увитым рисунком из каменных роз, было выгравировано:

«Эсми Плэтт Эвенсон. Любимой жене, матери и бабушке. Мы будем помнить тебя, и скучать по тебе. 1895-1967».

Стоя над ее могилой, я снова ощущал это невосполнимое чувство потери. Не знаю, сколько еще простоял так, пока не услышал за спиной тихие шаги.
— Ой, простите, — робкий и нежный голос.

Обернувшись, увидел ее! Нет! Это бред?! Галлюцинация?! Передо мной стояла Эсми, такая какой я увидел ее в первый раз. Хрупкая, невысокая девушка, с длинными светло-русыми волосами, собранными в хвост, а через секунду понял, что ошибся.
Да, девушка была очень похожа на Эсми, но черты лица немного отличались, выдавая в ней всего лишь близкую родственницу.
— Извините, что напугал, — опомнился я наконец, доброжелательно улыбаясь.
— Да нет, всё хорошо, — смущённо улыбнулась она в ответ. — Просто, не ожидала, что здесь ещё кто-нибудь может быть.

Она поравнялась со мной, подходя ближе к могиле, и опустила на неё скромный букет цветов. Внезапный ветер всколыхнул ее волосы, принеся ко мне аромат: запах ее волос, ее кожи, ее крови. Приступ жажды сковал меня, пробуждая где-то внутри самые низменные, звериные инстинкты. Я сжал ладони в кулаки и задержал дыхание. С тех пор как я стал тем, кем стал, я всегда умел сдерживать эту часть моего существа, но мгновение назад это, казалось, адски трудной, практически невыполнимой задачей. Секунда и я уже взял себя в руки, но решил уйти подобру-поздорову. Не успел сделать и несколько шагов, как меня остановил вопрос девушки:
— Почему вы стоите у могилы моей прабабушки?
Я посмотрел на незнакомку, даже не зная, что ответить. Правда казалась бредом, и мозг оценивал ситуацию, стараясь придумать правдоподобную ложь. Она смотрела мне прямо в глаза, ожидая ответа.
— Мой родственник когда-то работал в больнице и знал вашу прабабушку, — нашелся я с ответом, — Я недавно приехал и решил узнать о ее судьбе.
Она, казалось, была вполне удовлетворена моим ответом и кивнула:
— Приятно знать, что о ней, ещё кто-то помнит. Простите, что я так накинулась, но сюда никто не приходит кроме меня.
— Тут не за что извиняться, — ответил я, — Кстати, я до сих пор не представился, Карлайл Каллен. А как же ваши родители? Остальные родственники?
— Дженни… Дженнифер Робертс, — представилась она. — Родителям некогда приходить на кладбище. Моего брата ни в церковь, ни тем более сюда не затащишь. Я хоть никогда и не видела бабушку Эсми, только на фотографиях, но я чувствую с ней какую-то связь. Странно, да?
— Нет, это мне не кажется странным. Потомки не должны забывать своих предков, должны помнить о них. Так что мне кажется правильным, что вы не забываете свою прабабушку. Приятно было познакомиться, Дженнифер. Ну, мне пора, до свидания.
— До свидания, — попрощалась она, — И спасибо.
Я пошел, стараясь не оглядываться на милую, скромную девушку, стоящую возле могилы своей прабабушки.

«Ты приехал сюда, в погоне за прошлым, но, похоже, это прошлое рискует накрыть тебя с головой».

***


Ночная больница, место тихое и безлюдное, место, где так легко думать, не отвлекаясь на то, чтобы держать постоянный контроль. Я легко подменял коллег на ночное дежурство, конечно, в пределах разумного. Мне нравилась ночная больница.
— Здравствуйте, доктор Каллен, — поздоровалась со мной медсестра.
— Здравствуйте, Клэр, — ответил я.
— Вы сегодня дежурите?
— Да, Клэр, — улыбнулся я, — Дежурю.
— Но, вы дежурили позавчера, — удивилась медсестра, — Сегодня вроде должен быть доктор Гаррисон?
— Да, — подтвердил я, — Но Том сказал, что у него на вечер были планы, и я предложил подменить его.
— У него были планы, — проворчала медсестра, — А у вас что, планов нет?!
— Моя работа мне нравится, и мне совершенно не в тягость.
Мне была симпатична эта сорокалетняя добрая женщина, которая относилась ко мне с материнской заботой. Давно не встречал к себе такого отношения, скорей наоборот, я был отцом, главой семейства.
— Его работа, — продолжала ворчать женщина, — Вам бы найти себе хорошую девушку или женщину, а не дежурить за других.
Я лишь улыбнулся добродушному ворчанию медсестры:
— Я буду в своем кабинете, если что-то случится.
— Хорошо, доктор Каллен.
Кабинет встретил меня привычной ночной тишиной. Я опустился в кресло и посмотрел на расставленные на столе фотографии: вот Эммет и Розали, Джаспер и Элис, Эдвард и его Белла — мои дети, моя семья. Недавно я получил весточки от каждого из них и знал, что у них все хорошо. За них я мог не беспокоиться.
Мысли сами собой вернулись к неожиданной встрече на кладбище. Я не верил в судьбу, но не хотел объяснять появление этой девушки у могилы в одно и тоже время со мной простым совпадением. Слишком уж сильно засел в моей голове ее образ, с первых секунд вытеснивший потускневший образ Эсми.
Я покачал головой:
«Нет, Карлайл, ты снова наступаешь на одни и те же грабли. У Эсми была долгая счастливая жизнь. У нее были любящие дети и внуки, а теперь и правнуки. Ты должен быть счастлив за неё. Пора успокоиться и отпустить её».
Устало вздохнул и склонился над бумагами, надеясь, что рутинное заполнение больничных карточек заставит забыть о тоске, что так неожиданно сильно кольнуло сердце.

Больше половины ночи прошла спокойно, но ближе к утру.
— Доктор Каллен! Доктор Каллен! — ко мне почти вбежала Клэр, — Только что позвонили из «Скорой», к нам везут трёх подростков. Попали в аварию.
Я поднялся со стула и быстрым шагом отправился вслед за медсестрой. Как раз в этот момент в стеклянные двери больницы санитары ввозили три каталки. На двух из них лежали молодые люди, они были в сознании, один из них даже пытался подняться, но двое санитаров удерживали его на месте. На третьей же лежала девушка, и именно ей, судя по крови пропитавшей всю ее одежду, требовалась срочная помощь.
— В операционную ее, — скомандовал я санитарам.
Быстро осмотрев одного молодого человека: ничего серьезного, возможно сломана рука, — подошел к тому, что был в сознании, тот тоже отделался переломами ноги, возможно, ребра и лёгким сотрясением мозга. Когда я хотел отойти от него, парень схватил меня за руку. Я невольно вздрогнул, по своей природе избегая физических контактов, но молодой человек, казалось, даже не заметил температуры моей кожи.
— Вы спасете ее? — прошептал он с отчаянием в голосе.
Я не сразу понял о ком он, но вспомнив, как он рвался встать с каталки. Значит девушка его любимая.
— Сделаю всё, что смогу, — коротко ответил я.
После этого парень успокоился и, отпустив мою руку, закрыл глаза.
— Доктор Каллен, я вызову еще кого-нибудь? — спросила Клэр по дороге в операционную.
— Да, конечно, — кивнул я и шагнул в двойные двери хирургического отделения.

Операции всегда давались мне нелегко. Нужна большая сила воли и желание, чтобы суметь сдержать свою природу, но я этому научился. Сегодняшняя операция была сложной сама по себе, я два раза чуть не потерял девушку, но, видимо, Бог, услышал мои молитвы, и мне удалось довести операцию до конца. Когда я вышел в коридор приёмного покоя, чтобы сообщить родителям девушки, что операция прошла успешно, то снова почувствовал знакомый чарующий аромат.
Беря себя в руки, я повернулся к источнику аромата: на одном из кресел сидела Дженнифер Робертс. В руках она держала бумажный стаканчик кофе и всматривалась в чёрно-коричневую жижу, задумавшись о чём-то своём.
— Мисс Робертс? Что-то случилось? — спросил я, подойдя к девушке.
Она подняла взгляд, глаза еще оставались затуманенными, и в них стояли слезы.
— Мистер Каллен, вы тут? — удивилась она. — Вы доктор?
— Да, — подтвердил я. — Так, что случилось? Что-то с вами?
— Нет, — покачала она головой. — Мой брат. Он попал в аварию.
Значит, один из молодых людей её брат.
— Не волнуйтесь, — поспешил я успокоить девушку, — Я осмотрел вашего брата, там ничего серьезного, пара переломов. Он будет в порядке через пару месяцев.
Я точно не знал, какой из молодых людей ее брат, но это подходило для обоих.
— Я знаю, — кивнула Дженни. — Нам уже сообщили, родители сейчас у него. Только вот Мэри…

Договорить ей не дали, тут в холл вбежала пара. Женщина закрывала заплаканное лицо платком, а мужчина едва подойдя к посту медсестер, стал кричать:
— Где моя дочь — Мэри Бенсон?!
Я тут же сориентировался в ситуации и поспешил к взволнованным родителям:
— Извините, я доктор Каллен. Я оперировал вашу дочь.
— Как она, доктор? — со слезами на глазах спросила меня мать девушки.
— Операция была непростой, но прошла успешно, — ответил я.
Тут же в глазах женщины зажегся огонек надежды, но я должен был их предупредить:
— Ваша дочь сейчас в реанимации. Её состояние все еще тяжелое, но оно остается стабильным, и, если удастся миновать криз, то все будет хорошо.

Женщина снова зарыдала, уткнувшись в платок. Мужчина сжал кулаки. Мне очень хотелось утешить их, сказать, что все будет хорошо, но как врач, я знал, что все может обернуться и самым трагическим образом. Шаги и голоса за спиной заставили меня обернуться. К Дженни, которая все также сидела в кресле, подошли ее родители. Это заметили и родители Мэри Бенсон.
— Это ваш ублюдок! Это он виноват, что моя дочь сейчас при смерти! — вскричал мистер Бенсон.
Мистер Робертс повернулся к кричавшему мужчине.
— Мистер Бенсон. Грэг, мне очень жаль, что такое случилось, — начал он, но отец девушки ничего не хотел слышать.
Он уже замахнулся, чтобы ударить Мистера Робертса. Женщины и Дженни застыли наблюдая всю эту картину. Я ринулся вперед, и успел перехватить руку отца Мэри.
— Мистер Бенсон, пожалуйста, успокойтесь, — проговорил я, отклоняя его руку, сжатую в кулак, стараясь при этом не переборщить. — Если так хотите подраться, то покиньте больницу, но это никак не сможет помочь вашим детям, — произнёс я строго, надеясь, что мужчины перестанут вести себя как дети.
Отец девушки опустил руку, потерев запястье, видимо, я все-таки переусердствовал с захватом. Все затихли: женщины тихонько всхлипывали, мужчины отвернулись друг от друга. Молчание длилось недолго.
— Как там Кайл, отец? — спросила Дженнифер.
— Все будет хорошо, родная. Опасности нет, он скоро поправится, — ответил ей он.
— Да, да, пусть поправляется. Мы его сразу за решетку отправим, — пробурчал мистер Бенсон.
Лицо Мистера Робертса побледнело, а потом залилось кровью:
— Как же… Как же так? Он и сам пострадал.
— Он был за рулем! — снова начал заводиться мистер Бенсон.
— Это еще надо доказать!
Спор между мужчинами начинал разгораться все сильнее и сильнее.
— Грэг!
— Шон!
Пытались успокоить мужей жены. Дженнифер переводила взгляд с одного мужчины на другого, и с каждой минутой в ее глазах появлялось все больше страха и растерянности.
— Прекратите… — решил я оборвать затянувшийся спор, но не успел произнести и фразы, как увидел, что девушка оседает на пол, теряя сознание.
Секунда, и я уже подхватил мисс Робертс, чтобы она не ударилась.
— Доченька! — кинулась к ней миссис Робертс.
Проверил пульс девушки: он был ровным и сильным. Дженнифер была в глубоком обмороке. Видимо, не выдержала нервного перенапряжения.
— Вот до чего довело ваше поведение, — посмотрел я на мужчин с осуждением.
Те присмирели и замолкли, смотря на меня держащего девушку на руках.

Затем я понес ее в смотровую. Тепло, исходившее от ее тела, жгло меня через халат, а запах заставлял забыть о дыхании. Но сейчас это было не важно, я беспокоился за нее. Случай сводил нас друг с другом уже во второй раз за день, превращаясь в судьбу, и я невольно почувствовал себя ответственным за Дженнифер Робертс. Это пугало больше всего.
— Дженнифер, Дженни, — позвал я девушку, похлопывая по щеке.
Видимо, ощутив холод моих пальцев, она поморщилась и открыла глаза:
— Доктор Каллен? Что произошло?
— Ничего страшного, просто обморок. Вы переволновались. Можете сесть?
Она неуверенно кивнула и перешла в положение «сидя» на кушетке.
— Хорошо, — улыбнулся я, привычным движением доставая фонарик, и позволяя себе лишь кончиками пальцев коснуться подбородка девушки, приподнимая ее голову. — У вас часто бывают обмороки? — поинтересовался, рассматривая реакцию ее зрачков на свет и состояния глазного дна.
— Нет, иногда, если я волнуюсь, но такое было всего лишь раза два или три, — послушно позволяя себя осмотреть ответила Дженни.
— Ну, что ж, — я опустил фонарик, — Реакция на свет и глазное дно у вас в порядке, но вот…
— Что?
— Мне нужно послушать сердце, — ответил я, доставая стетоскоп, хотя и без него уже прекрасно слышал, что сердце Дженнифер бьется не совсем нормально.
Трудно было определить на слух, даже острым слухом вампира, но я был практически уверен, что в ее сердце была какая-то аномалия. Дженнифер приподняла кофту и вздрогнула от прикосновения холодного металла к коже.
— Простите, — извинился, сожалея, что никаким образом не могу согреть «головку» стетоскопа.
— Всё в порядке.
Убедившись, что шумы в сердце мне действительно не послышались, я закончил осмотр.
— Дженни, у вас шумы в сердце, и несколько сбитый ритм. Это и довольно частые обмороки — повод обратиться к кардиологу. У нас в больнице хороший врач, мистер Бёрд. Могу выписать вам направление.
Дженни, казалось, не была ни напугана, ни удивлена моими словами, лишь отрицательно замотала головой:
— Спасибо, доктор Каллен, но я…

Девушку прервали подошедшие родители.
— Как, ты, дорогая? — обратилась к Дженни мать, мистер Робертс же просто молча стоял рядом.
— Все хорошо, мам.
— Не совсем, — отрицательно покачал я головой, не совсем понимая происходящее.
— Мистер и миссис Робертс, я услышал шумы в сердце Дженни. Советую обратиться к кардиологу.
— Спасибо, доктор Каллен, но Дженни уже наблюдается у кардиолога, — ответила женщина. — Видите ли у неё с полгода назад диагностировали порок сердца: дилатац…дилатацио… — пыталась она выговорить название диагноза.
— Дилатационная кардиомиопатия, — подсказал я.
— Да, — подтвердила миссис Робертс. — Нам сказали, что это осложнение после прошлогоднего гриппа. Она тогда неделю лежала в лихорадке.
— Не неделю, а всего лишь четыре дня, — поправила мать Дженнифер.
Я посмотрел на нее, а она виновато опустила голову.
— Я полагаю, что уже все возможное лечение назначено, — кивнул я все поняв. — Что ж, тогда ещё раз прошу не волновать дочь.
То, что Дженнифер не рассказала мне всего, неприятно кольнуло, но с другой стороны, кто я для неё? Практически незнакомый врач, с которым она два раза случайно столкнулась. Таковы уж пациенты, всегда либо лгут, либо что-то не договаривают, иногда и во вред себе.
— Конечно, доктор Каллен, спасибо, — поблагодарила миссис Робертс. — А когда мы сможем навестить сына?
— Думаю, завтра, — ответил я. — В часы приёма. Сейчас всем нужно отдохнуть. До свидания, — кивнул я, показывая, что разговор окончен.

Я подошёл к стойке регистрации, достав наугад одну из папок с историей болезни, начал перелистывать ее, проверяя все ли записал, и все ли назначения верны. Моя память и так прекрасно воспроизводила все написанное, но хотелось чем-то себя занять.
— Доктор Каллен, — услышал я голос Дженни позади себя.
— Мисс Робертс, — обернулся, переходя на официальный тон, — Что-то ещё?
— Мне хотелось бы извиниться, — девушка действительно выглядела виноватой, раскрасневшейся и отводящей взгляд.
— Вы ни в чем передо мной не виноваты, — улыбнулся я.
— Нет, — замотала она головой. — Мне стыдно! Я просто ещё не привыкла… Мне неловко говорить об этом… — сбивчиво начала Дженни, что мне мгновенно стало ее жаль. — Все так поменялось за последние полгода.
Мне захотелось хоть как-то поддержать и утешить девушку:
— Конечно, вам нелегко, — я положил руку ей на плечо, а ее аромат снова окутывал меня коконом нестерпимой жажды.
В другой руке под пальцами скрипнул пластик ручки. Годы, века контроля. Дар позволяющий мне делать немыслимые, невероятные вещи для вампира, все это было выкручено на максимальную мощность в ее присутствии. Даже во время операций я не чувствовал себя так шатко, но все же в этом была и какая-то определенная прелесть, ощущать ее рядом.
— Скажу вам по секрету, — чуть склонился я в ее сторону, словно собирался шепнуть на ушко, — Практически все люди, а особенно пациенты, не любят признавать свои слабости, в этом нет ничего странного и страшного.
— Просто, когда узнают о диагнозе, сразу начинают смотреть с жалостью, — скривилась Дженнифер. — Я сразу из обычного человека превращаюсь в хрустальную вазу.
— Я не считаю вас хрустальной вазой. Вы прекрасная молодая девушка, у вас просто более чуткое сердце, за которым нужно следить. Поэтому, прошу вас забрать родителей и отправиться домой.
Дженни улыбнулась и даже засмущалась моему комплименту:
— Спасибо, доктор Каллен.

Она отошла от меня к родителям, что уже спокойно разговаривали с семьёй пострадавшей девушки и парня. Они выглядят, если не помирившимися, то хотя бы сохраняющими спокойствие и нейтралитет, а большего от них и не требовалось.
Я наблюдал за тем, как Дженни Робертс идёт к выходу, вслед за родителями, и мне бы самому уйти подальше от неё, и дурманящего голову аромата, но я, вопреки голосу разума, ловил в воздухе последние его нотки.
У самых дверей девушка обернулась, словно почувствовав мой взгляд, и махнула рукой, прощаясь. Я поднял руку в ответ.
— Ну и окончание ночки, — устала выдохнула Клэр, положив на стойку стопку медицинских карт. — Вот эти подростки… безголовые.
— На то они и подростки, чтобы делать ошибки и учиться на них, — ответил на ворчание медсестры. — Разве вы были умнее в их возрасте?
— Во всяком случае в столбы на машине не врезалась, — пожала плечами женщина. — Идите, отдохните пару часов, доктор Каллен.
— Да, конечно, — картинно потянулся я и зевнул в кулак, напоминая себе, что должен уставать. — Если будет что-то срочное, вызовешь меня.
— И не подумаю, — добродушно фыркала медсестра. — Дайте хоть немного поработать и другим врачам, доктор Каллен. Идите уже!

Я поднял руки в знаке того, что сдаюсь под напором женщины и по-человечески быстрыми шагами отправился в ординаторскую.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38726-1#3577374
Категория: Альтернатива | Добавил: Клеманс (14.04.2022) | Автор: Клеманс
Просмотров: 561 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 4
0
4 Танюш8883   (20.12.2022 15:25) [Материал]
Теперь будут видеться чаще, хоть и причина неприятная. Спасибо за главу)

0
3 Korsak   (19.04.2022 10:32) [Материал]
Спасибо!

0
1 робокашка   (16.04.2022 16:49) [Материал]
Ну, видимо, Дженни не случайно сталкивается с доктором Калленом. И её проблемы станут проблемами Карлайла... wink

0
2 Клеманс   (16.04.2022 16:53) [Материал]
О, да...Скучать доктору уже не придется. biggrin