Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния. Канон.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Пока ты спала
Белла просыпается в больнице, не помня ничего о своей жизни. Воспоминания медленно возвращаются к ней, но она чувствует, что не может вспомнить что-то важное. Что-то, без чего она не может жить...
Перевод завершен.

Дверь в...
После смерти бабушки Белле в наследство достается старый дом. Раз в год на Хэллоуин в подвале открывается тайная дверь. Что девушка найдет за ней, если рискнет зайти?..
Эдвард/Белла/параллельные миры.
Завершен.

Ведомые поводком и инстинктом
Впереди раздался радостный собачий лай, и Изабелла, среагировав на шум, повернула голову, чтобы с огромным удивлением увидеть вверенного ей Рики на ярко-желтом поводке какого-то чужого мужика в стильном черном пальто.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые преданные друзья
5. Тут самые адекватные новости
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 462
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Между восходом и закатом. Часть V

2016-12-5
18
0
Поздняя осень.
Подмосковье.


В раскинутых по асфальту лужах отражалось серое небо, с которого срывался мелкий, точно пыль, дождь. Холодный ветер время от времени качал почти оголённые макушки деревьев, отбирая у них последние жёлто-багровые листья. Сырость гуляла по улицам города, проникая под одежду прохожих.

Припарковав автомобиль на обочине дороги, Ветров застегнул куртку и вышел из него. Поставив Ладу-Калину на сигнализацию, мрачным взором скользнул по Венере и Льву. Те весело проводили досуг с пятилетней девочкой на детской площадке, на которой из-за непогоды больше никого и не было.

«Хорошо им. Ребёнок, любовь, семья… везунчики. Хоть кому-то Ад подарил Рай. Уверен, Лина была бы счастлива это увидеть. А вот мне хоть вешайся. Только упало в сердце «Забудь…», – он приблизился ко Льву, и тот, улыбаясь, протянул ему руку.

– Здравствуй, – Ветров крепко пожал ему влажную ладонь. Взглянул на Венеру, погладившую по голове девочку, прижавшуюся к её ногам. – Здравствуй, Нина. Смотрю, у вас всё хорошо, – он вымучил из себя улыбку.

– Не жалуюсь, – кивнул Лев. – И твои дела мы поправим! – подбадривающее похлопал его по плечу.

– Ветер-ветерок, как же долго они тебя держали. Чудо, что ты позвонил нам именно вчера, – на глаза Венеры опустилась солёная пелена. Девочка сильней вжалась ей в ноги. – Не бойся, это хороший дядя, – обратилась она к ней.

Венера только собралась поднять её на руки, как Лев моментом подскочил к ней и забрал девочку себе, закружил самолётом. Заурчал, дурачась, и принялся щекотать носом живот. Ребёнок залился смехом.

– Я беременна, а он слишком заботливый, – Венера смущённо улыбнулась, подошла к Ветрову и взяла его за руку. – Вчера к нам Овен и Водолей в гости приехали и тут же умчались в саму столицу на денёк. Они через неделю улетают в Венесуэлу, будут по контракту инструкторами обучать спецназ наркополиции. Только они за порог, и тут ты звонишь, – она нежно обняла его и зашептала: – Спасибо, что вернулся тогда и сейчас. Не уходи, ты нам родной. Если хочешь, когда захочешь, на сколько захочешь, всегда будь рядом. Будь с Витой. Будь с нами. Ты не один ждёшь её…

– Да, конечно. Спасибо, – Ветров слегка растерялся. Тупая боль в душе полыхнула и сникла. – Как вы вообще ладите с бабушкой маленькой командирши? – он с полуулыбкой глянул на гавкающую девочку, гоняющуюся за мяукающим Львом.

Венера, отстранившись, смахнула ладонью слёзы с радостного лица и ответила:

– Да постепенно нашли общий язык. Из охраны стали, считай, родителями. А сейчас официально опекунство оформляем, здоровье у бабушки хандрит.

– Значит, вы ей многое рассказали о Лине, раз она к вам таким доверием прониклась, – озвучил мысли Ветров, со сладкой грустью следя за шалящей Витой.

– Да. Осуждаешь?

– Нет, – он пожал плечами. – В конце концов, мать имеет право знать правду о дочери. Я бы тоже хотел иметь меньше белых пятен в знании о жизни Лины, чтобы больше помнить о ней.

– Тебя что-то особенно волнует о ней? – брови Венеры сдвинулись к переносице.

– Я не хочу смириться, разрешить себе принять, что она погибла. Не хочу лишь ждать. Как только меня выпустили из камеры, я поднял на уши всех друзей, знакомых, должников, правдами и неправдами попытался достать о Лине больше информации, чем было в её деле для отряда «Зодиак». Хотел найти зацепки, чтобы искать её в Сирии, в мире, в космосе… – Ветров невольно сжал кулаки. – Плевать где. Главное, действовать! Но всё, что есть, всё ведёт лишь к тебе. А большего нет. Более того, мне непрозрачно намекнули: «Продолжишь копать – и турнут из армии, а может, и так споткнёшься, что шею свернёшь случайно», – он достал портсигар. Рассеянно посмотрел на Льва, катающего Виту на плечах. Потом на задумчивую Венеру, держащую руки под грудью. – Ах, да… ты в положении. Извини, – убрал портсигар во внутренний карман куртки. – Потом позвонил вам. Уверен, ты знаешь нечто особенное, да и Лев должен кое-что рассказать! В деле есть пометка, что ты и Лина дорожите друг другом более чем сёстры. Ни на что не намекаю, – он смутился и отвёл взгляд от покрасневшей Венеры, – мне бы лишь узнать, что к этому привело. Как она спасла тебе жизнь? Как, вообще, сама оказалась в СВР. Я точно знаю, что она не из России родом. Быть может, в этом есть какие-то ключи к чему-то…

– Давай отойдём, – Венера кивнула в сторону его автомобиля. Потом обратилась ко Льву: – Котик, мы пошепчемся о маме нашего ангела.

– Хорошо, любимая, – ответил он и понимающе улыбнулся. Начал раскачивать качели, на которые уселась Вита.

Подойдя к автомобилю, Венера тяжело вздохнула.

– Саша, если бы мои знания могли помочь, я бы давно обнимала Лину. Но увы… Однако надеюсь, они тебе хоть чем-то, но пригодятся. Сейчас расскажу в общих чертах, а если окажется нужным, тогда уже более детально. Хорошо?

– Да. Спасибо. – Ветров коснулся её плеча. Она чуть улыбнулась.

– У Лины белорусско-русские корни, но её родина – Прибалтика, а именно Латвия. Родилась она в Риге. Окончив школу, сразу вышла замуж. По любви, – Венера помрачнела. – А муж оказался не таким человеком, каким ей виделся. Первые пару месяцев всё хорошо было. Она забеременела, и тут мужа словно подменять стали каждый день понемногу. В один страшный день он буквально осатанел и кинулся её избивать. Она изловчилась и полоснула кухонным ножом ему по горлу. Седьмой месяц беременности и такое… – Венера вздрогнула, на миг закусила губы. – Она сидела, обнимая живот. Пела колыбельную, успокаивая не то себя, не то ребёнка. Боялась выкидыша и смотрела, как муж умирает, истекая кровью на полу кухни, что-то хрипя, тщетно ладонями пытаясь зажать рану. Полиция поместила её в тюремную больницу. Туда к ней пришёл пожилой мужчина. Посмеиваясь, представился Раймондом Паулсом. Доходчиво объяснил, что теперь у неё есть два пути. Первый – это служить своей стране и её могущественному покровителю. Второй – надолго сесть за решётку, при этом лишиться родительских прав и не знать, в каком детдоме плачет её ребёнок, скучая по маме. Раймонд пояснил, что его работодателю очень нужны такие морально сильные, прекрасно мотивированные девушки, да ещё свободно говорящие на русском. А отказы его начальство крайне огорчают, и тогда тем, кто не любит свою страну и сочувствует тем, кто её долгие годы оккупировал и грабил, приходится очень плохо. Лина сделала выбор, которого, по сути, у неё не было. Согласилась делать всё, что велят, лишь бы ребёнка не забрали. На следующий же день полиция сняла с неё все обвинения и дело об убийстве закрыли как несчастный случай. Её перевезли в дорогую частную клинику. Матери Лины в три раза повысили зарплату. Раймонд не наврал, его хозяева и вправду могли в Латвии делать всё что угодно. Через полгода после родов Лина узнала, кто они. За ней домой прибыла машина с двумя крепкими парнями. Сказали, что пора начинать отдавать долг, и увезли в тренировочный лагерь ЦРУ под Таллином. Дальше были три месяца жесточайших тренировок. Выпускной экзамен – убийство мужчины и женщины. Его выстрелом со снайперской винтовки, а её ножом. Лина не знала их. Но лица запомнила навсегда. Тех, кто не выполнял задание, инструктор убивал на месте.

Венера посмотрела на небо. Смахнула из-под глаз не то капли от моросящего дождя, не то слёзы.

– Дерьмо там, дерьмо здесь, – глухо сказал Ветров. – Слышал, у нас закоренелых зеков берут в качестве мишени.

– Я видела дело своего выпускного. Это был серийный педофил. Второй зарезал дочь пятимесячную. Хотя не знаю, верить ли…

– Верь, Нина! Ради тех, кого любишь, верь, – Ветров на несколько секунд взял её за руку. Венера судорожно вдохнула и кивнула.

– После экзамена Лине неделю дали побыть с дочкой, дома с матерью. Затем последовала первая боевая командировка, на северный Кавказ. Русские прозвали её «Святая Дева». Так и стали её позывными то «Святая», а то «Дева».

– М-да, а со знаком зодиака мне, выходит, повезло, что и родилась под созвездием Девы, – хмыкнул Ветров. – Кстати, я слышал о Святой, когда бывал в Чечне. Удачливый, хитрый, выдержанный нервами снайпер-женщина. Крайне редко бившая насмерть даже офицеров. А солдат никогда, лишь стреляла по их ногам и рукам. Раненых не добивала. По тем, кто старался подстреленного вытащить, тоже не работала. Неужели это и есть она?

– Да, – с тёплой полуулыбкой Венера кивнула. – Убивала она только тогда, когда у неё не было выбора. Претензий от ЦРУ к ней не имелось. Если боевики удерживали посёлок или квартал в городе, то их спонсоров не особо интересовало, как отбивалась атака русских. Кроме как на Кавказ, Лину ещё отправляли и в Африку, и в Южную Америку. Она работала и на Ближнем Востоке, а также убирала цели в Европе. Так и жила она обычно: месяц на войне, неделя дома. Всё изменилось весной две тысячи девятого года, – Венера поёжилась. Заметно побледнела. Воспоминания, очевидно, давались ей с трудом. – Тогда в Чечне собирались устроить праздник по поводу отмены режима контртеррористической операции. Десять лет войны – десять лет Ада для всех, кто не делал на ней деньги. Торжеством власть желала поставить точку в пире чумы и чётко показать несогласным, что их додавят до конца без особого шума, будут уничтожать, как тараканов. Естественно, ЦРУ такой поворот не понравился, и они приняли решение продемонстрировать свои силы. Обратить праздник в бойню. Для этого в Чечню были переброшены две элитные группы наёмников, в каждой находилось по десять человек. Их задача была проста: независимо друг от друга с разных направлений, желательно не замеченными, просочиться в столицу республики, занять позиции и ударить в час торжества, в самый его разгар, не жалеть никого, жертвы должны были исчисляться сотнями. В одной из групп и была Лина. Но СВР стало известно об этом плане, к сожалению, без точных подробностей. Мы лишь примерно догадывались, где могут сначала появиться эти наёмники. Совместно с ФСБ и внутренними войсками МВД на опасных направлениях организовали засады, прочёсывали местности и проводили прочие превентивные мероприятия. Наши силы оказались рассредоточены на большом расстоянии друг от друга. Однако и прошмыгнуть мимо наёмникам было затруднительно, не обнаружив себя. За три дня до праздника ловчая сеть сработала. Боевики были обнаружены в предгорном Урус-Мартановском районе республики у сёл Шалажи и Мартан-Чу. Я находилась с отрядом спецназа ФСБ и парой дюжин военных у Мартан-Чу. Собственно, я и засекла эту группу наёмников в лесу. Мы их быстро окружили и глупо этому обрадовались, что они такие невнимательные, позволили себя взять в кольцо, когда до того могли отойти в горы, – Венера тяжко вздохнула. Где-то минуту молча смотрела на резвящуюся со Львом беззаботную девочку. – Мы серьёзно просчитались. В этой группе боевиков была Лина, она нас взяла на прицел раньше, чем я их. Наёмники намеренно дали себя окружить. Тем мы растянули свои силы и вместо внезапного удара по террористам сами от них получили неожиданный бой. Они пошли на прорыв. Резко, стремительно, без колебаний и страха, как лавина! Они были действительно отменными профессионалами. По официальным данным, в ходе боя у села Мартан-Чу был убит один и ранены двое военнослужащих подразделения Внутренних войск МВД России, а террористам удалось скрыться. В реальности же в плюс к этому отряд спецназа ФСБ был повержен, большинство убиты, часть ранена. Мне повезло, легко зацепило в плечо пулей от Лины, контузило гранатой. Меня взяли в плен. Убили бы, но Лина наставила пистолет на командира группы и заявила: «Эта девка – мой трофей! Я слишком давно без ласки, да и как заложник она пригодится. Будет тормозить нас – сама горло перережу сучке». Тот ответил: «Бери. Смотри не подавись».

– Лина лесбиянка? – удивился Ветров. – Извини, что перебил, – он хмыкнул несколько смущённо. – Впрочем, после того, что случилось у неё с мужем, и немудрено.

– Ты слушай дальше, – Венера покачала головой, улыбаясь с проступившим румянцем на щеках.

– Лишь бы живой нашлась, а там, хоть трижды розовая. Слушаю-слушаю, – напряжённый вдох.

– Командиру наёмников не захотелось вступать в конфликт и терять классного снайпера из-за такой прихоти, как секс, но на Лину и меня моментально боевики начали смотреть очень косо и жадно. Группа двинулась в горы, получив информацию, что и вторую обнаружили. Но при селении Шалажи обошлось совсем без жертв. Там наёмники просто отступили, заметив, что их ищут. Они решили объединиться в один отряд на запасной базе и там ждать инструкций от ЦРУ. В Грозный же было не пройти, если ты не самоубийца. До базы нам было всего-то километров пятьдесят, только это по прямой. А вот прячась от облав, обходя селения и с осторожностью минуя дороги, пришлось бы потратить на путь не одни сутки. На первом же привале Лина, обрабатывая мне рану, прошептала: «Хочешь жить - не думай бежать. Эти головорезы разделают тебя медленно. Они будут наблюдать за нами. Если не поверят в мою страсть, нас обеих пустят по кругу. Будь послушной мне девочкой, и при первой же возможности отпущу. А сейчас помотай отрицательно головой». Я выполнила. Она вмиг зарядила мне пощёчину и угрожающе прикрикнула: «Нет, сучка, ты будешь меня целовать! Или сиську отрежу! Как потом, вдруг уцелеешь, будешь мужикам нравиться, а? Малышню рожать, кормить? Матери грудь или резинка на бутылке, что же лучше, м? Отрежу ведь! Целуй!» – подмигнула. Боевики заржали, когда я прильнула губами к её рту, – Венера смущённо замялась.

Ветров с растерянной полуулыбкой почесал затылок.

– Ну, на войне как на войне.

– Честно говоря, не стыжусь и не сожалею, что провела с ней две ночи, – Венера, пунцовая, словно спелый помидор, поджала губы. Её глаза заблестели.

– Да я что… я лично завидую тебе, – Ветров криво усмехнулся. – Чёрт. Лев знает?

– Да. Иногда меня поддразнивает, что как Лина вернётся, то будет жить в гареме султаном, – светлая и одновременно грустная улыбка. – Получает веником по своей кошачьей заднице и, – она облизнула губы, взглянула на любимого, – быстро вспоминает, кто в семье главный.

– Не сомневаюсь, – Ветров весело, насколько это было возможно в данной ситуации, ухмыльнулся.

– На третий день, – Венера горько вздохнула, – около полудня в высокогорном Шатойском районе, в окрестностях селения Дай, нас перехватил спецназ. Как после я узнала, это были бойцы из СВР. Завязался бой. Так совпало, что примерно в это же самое время в Грозном гремела музыка, пели радостные песни, плясали, отмечали принятое в Москве решение об отмене КТО (примечание: контртеррористическая операция). А надо мной летали пули, своими же пущенные. Странные мысли приходили в голову о мире и войне, что первое – это иллюзия, а второе – сон, жизнь реальная где-то между ними. Лина лежала рядом и отстреливалась. Ранила троих СВРовцев. По ходу боя у наёмников двоих крепко зацепило и четверо погибли. Мы отступили в лес, одного из раненых боевиков я помогала тащить, до базы оставалось немного. У наших были потери, и они за нами не пошли, вызвали артиллерию. Квадрат накрыло. Мы еле-еле выскочить успели с него. Как обычно, потом в новостях наврали, что жертв не было. СВР не любит светиться, – печальный взгляд в сторону.

– Да, настоящие герои наград или не получают вовсе, или знают о них единицы, – Ветров скрипнул зубами.

– Так было и будет всегда. В почёте те, кто икру в кабинете жрёт, а не те, кто грязь, кровь и, прости, говно глотает под пулями, – она шумно выдохнула и спрятала руки в карманы пальто. – К вечеру мы вышли к базе: несколько блиндажей в лесу на горе, соединённых туннелями и траншеями, являли собой неплохой небольшой укрепрайон. Там было полно боеприпасов, крупнокалиберных пулемётов, гранатомётов, средств ПЗРК. Подходы к нему прекрасно простреливались и были заминированы. Даже вдвоём там можно было долго держать оборону и положить многих из тех, кто пойдёт на штурм. Вторая группа наёмников на базу не пришла. Почему – не знаю. Ниже по склону Лина заметила российских военных и сообщила об этом командиру. Он стал решать со своими, что делать: всем отходить, добив раненых, или кого тут оставить с ними, задержать русских и привести сюда подкрепление. Улучив момент, Лина дала мне рацию и пистолет, прошептала: «Сейчас я их отвлеку. Тихо выскальзывай и беги по тропке влево, у камня направо не забудь повернуть. Направо, или мины… Удачи». Я схватила её за руку и шепнула в ответ: «А ты как?» Она сказала: «Как получится. Когда эти головорезы поймут, что к чему, русские уже пойдут в атаку. Попытаюсь под шумок удрать. Не впервой». Какой бы дрянью я была, уйдя? Отказалась. Сказала, что теперь мой черёд спасать ей жизнь и у меня есть знакомые генералы в СВР, которых только заинтересовать нужно ценностью на обмен. Лина упомянула о дочери и маме своей, что ей их безопасность важней всего. Я попросила её довериться мне и поклялась, если не выйдет договориться, остаться тут до конца. Она рискнула. Мы застрелили двоих наёмников, а командира и раненых взяли в плен. Дальше я по рации вышла в эфир, сообщив, кто я, где и что если будет штурм, то в генштабе не узнают важную информацию о крупном теракте в Москве, потребовала на связь генерала из СВР, которого лично знала. Удивительное дело, как угроза страшного взрыва в столице, да в преддверии приближающегося Дня Победы, заставляет шевелить быстро ножками всех штабных небожителей, – Венера зло усмехнулась.

– Опасно ты терактом блефовала. Напоминай мне с тобой в карты не играть! – хмыкнул Ветров.

– Я подумаю, – она лукаво улыбнулась. – Часа через четыре, пока по новостным каналам вовсю крутили репортажи об уничтожении блиндажа с ящиком тушёнки да ящиком патронов и говорили, что боевиков, из него ушедших, тщательно ищут, передо мной лично стоял нужный мне генерал. Я рассказала ему, как реально обстоит дело и что знания и навыки Лины были бы нашей стране ой как нужны и полезны! К тому же в подарок вот три наёмника, тоже немало где бывавшие. Генерал загорелся перспективами карьерного роста. Но Лина и я поставили условие, что прежде нашей сдачи её семья должна оказаться в России и получить новую фамилию, документы, средства к нормальной жизни. Через сутки мама Лины, держа внучку на руках, стояла на Красной площади и со слезами на глазах по защищённому каналу видеосвязи говорила дочери, что получила гражданство России.

– И её мама ни о чём этаком не догадалась? – Ветров изогнул бровь.

– Почему же?.. Что дочь шпионка, она заподозрила ещё когда Лину из тюрьмы выпустили. Раймонд и к ней приходил, пояснял, что не нужно будет задавать вопросы дочери о том, куда она и с кем уезжает. Её мама долго не знала, что Лина людей убивает, и до сих пор думает, что дочь всегда на Россию работала.

– Так оно и лучше, – Ветров кивнул. – Что же получается, Лина из особой колоды служащих в СВР. Это наводит на некоторые мысли.

Звонок мобильного телефона, прозвучавший в стороне, отвлёк его.

Лев начал говорить по телефону, а Вита подбежала к Венере и вновь прижалась к её ногам. Лев поспешил к автомобилю следом за ребёнком.

– Принял, замётано, ходоки. У нас тоже новость. Нет, не скажу, а то ещё куда заедете. Ждём, – Лев отключил звонок. Приобнял за плечи Венеру и, поглаживая по голове Виту, внимательно смотрящую на Ветрова, сказал: – Эти мне герои… В Третьяковке русалок искали на спор с какими-то китайцами, которых встретили в ресторане, куда наши доблестные воины попали по пути в отдел плюшевых игрушек. В итоге их дяди в форме огорчили, прервав знакомство с девушками-феями, что их обольстили у холста Васнецова «Алёнушка», которую наши герои выдали за русалку иностранным гостям и, получив моральную компенсацию, поехали на квартиру к вышеуказанным феям. Куда и пришли плохие дяди в форме. Что было с их стороны неосмотрительно. Расстроенные герои, тех связав простынями, заперли в ванной. Увы, в горячке вместе с медведем, хорошо, что плюшевым, и одной феей. Герои не сразу осознали, что она принимала душ. Но так как возвращаться плохая примета, то наши бравые вояки здраво рассудили – медведь сам разберётся с ситуацией, а им пора покинуть некультурную столицу. По пути они взяли несколько килограммов мяса на шашлык, что-то взамен плюшевого зверя, и спешат…

– Дядя, а ты мой папа? – тихо заданный Витой вопрос словно оглушающий гром прервал Льва. Она смотрела на Ветрова широко распахнутыми тёмно-синими глазами и крепко держалась за Венеру.

Сердце в груди Вётрова ёкнуло. Оно будто окунулось в прорубь, а после сразу в кипяток.

– Виточка, это дядя…

– Я сам, – Ветров прервал Венеру. Присел на корточки и протянул руку к Вите раскрытой ладонью. Улыбнулся как можно мягче и теплее. – Папа, да, твой папа. Ты меня узнала. Я боялся, что так долго не видела и не узнаешь. Я искал тебя, очень долго искал.

Вита робко коснулась пальцами его ладони.

– И я тебя сразу узнал. А знаешь, сколько подарков я тебе привёз?

Она замотала головой, уже смелей беря его за руку.

– Забирайся с Ниной в машину и смотри в пакетах, всё тебе, – он встал и, отключив сигнализацию, открыл дверь у заднего сиденья. На нём лежали пять пакетов со сладостями, игрушками и ещё чем-то, что помогла ему купить сестра.

– Какой твой папа молодец, а ну, давай кто быстрей узнает, что там есть!.. – Венера подзадорила Виту и села за ней в автомобиль.

Ветров аккуратно закрыл дверь.

– Извини, командир, – Лев потёр подбородок. – Не нашёл времени предупредить, что Вита ждёт отца, который далеко-далеко работает. Лина ей не сказала, что его… – он кашлянул. – Что он ушёл насовсем.

– Знаешь, за тот нож у горла моего, я тебе задолжал прилично двинуть. Но за то, что не предупредил, многое прощаю! – Ветров достал портсигар. – Будешь? – предложил папиросу. Лев отрицательно мотнул головой. – Так почему я оставил любимую женщину в Аду? – он закурил.

– В СВР разработали большой план по внедрению Лины в центральные структуры ИГИЛ и возвращению её троянским конём под опеку ЦРУ. Легенда, что тогда в Чечне, – Лев запнулся. – Короче, за несколько дней до отмены КТО в Чечне в две тысячи девятом…

– Нина мне уже рассказала о том, как Лина перешла на нашу сторону, – Ветров выдохнул струю дыма себе под ноги.

– Ясно. Отлично, – Лев хмыкнул. – Значит, легенду о том и придумали СВРовцы, что не Лина сдала командира группы, а он группу, и ей пришлось выживать. Сейчас, мол, за ней уже не следят ФСБэшники и она желает вернуться на службу родине. ЦРУшники, курировавшие крупную ячейку ИГИЛ, клюнули, но проверку на вшивость, само собой, организовали. Они не дебилы же. Лина с разрешения самого верха СВР сливала определённую инфу ЦРУ, подтверждая свою честность. Большая игра – большие ставки, командир!

– Понятно, она сдала операцию «Зодиака», – Ветров глубоко затянулся. – Но сделала всё, что могла, чтобы не подарить игиловцам мою голову. Меня разрешили принести в жертву?

– Так точно. Всех нас. И Венеру ей вручили для достоверности, сказав: «Спасёшь – ну спаси, а нет – так для дела лучше». Но ты самого главного ещё не знаешь! Почему Лина никак не могла бросить эту затею к чёрту.

– Догадываюсь, – Ветров горько хмыкнул. – Что им, хоть в Кремле, хоть в Белом доме за океаном, стоит жизнь ребёнка, когда они целый мир делят в кровавой партии.

– Так и есть, командир. Лина знала, что за её бесценным сокровищем слежка ведётся ЦРУ, точней, пасут её мать и дочь боевики ИГИЛ, работающие на ЦРУ. Да, за ними, в свою очередь, приглядывали наши из ФСБ, но Лина не могла верить, что в случае провала операции по внедрению, если она не пойдёт до конца, а попробует спасти себе жизнь… – Лев глубоко вдохнул, выдохнул медленно. С полуулыбкой скорчил рожицу Вите, показавшей за окном автомобиля ему язык и нарядную куклу. Потёр подбородок. – Закурил бы вновь, если бы жена снайпером не была! – он усмехнулся.

– Думаю, Лина не ошибалась, по большому счёту везде твари и её могли наказать так, – Ветров затушил пальцами до половины скуренную папиросу и положил её в портсигар. – Докурю, если Лину найду и родим сына, а потом курить брошу навсегда. Ну так что, покажешь, где живёт моя дочь? – полуулыбка.

– Так точно! – Лев хлопнул его по плечу. – Наш дом тут близко совсем. Пять минут пешком, а в твоей лодке так мигом!

– Держи, – Ветров кинул ему ключи от автомобиля.

Лев поймал их, и тут у него зазвонил телефон. Он снял трубку.

– Конечно, Вера Александровна, мы сейчас будем. Да, с Ветровым встретились, он с нами. Уже возвращаемся, – Лев отключил звонок. С мрачным лицом убрал телефон в карман брюк. – Принесли Нине какую-то посылку, почтальон ждёт, чай пьёт.

Ветров молча быстро обогнул автомобиль и сел спереди на пассажирское место. Лев уже заводил мотор.

– Папа, а тебя так долго не было, ты в лесу заблудился?

Автомобиль тронулся с места.

– В большом каменном лесу, где распускались цветы из огня. Там было много страшного и интересного. Я буду тебе на ночь рассказывать о своих приключениях, как шёл к тебе, – Ветров протянул руку к дочери. Она сразу взяла его пальцы.

Ветрову невольно вспомнилась его первая встреча с Девой. Картина хмурой осени за окном обняла его душу.

… Находясь между явью и сном, Ветров не сводил взгляда с молодой женщины, на чьих коленях лежал на заднем сиденье джипа, несущегося на большой скорости по петляющей в индийских джунглях дороге. Проливной дождь упорно стучал в окна автомобиля, грызшего колёсами гравий, и туманной пеленой застилал водителю обзор. Ветрову казалось, что вот-вот они перевернутся и он наконец-то сможет сомкнуть веки и заснуть. В том сне не будет боли, въевшейся в его тело, точно ржавчина в пролежавший годы в сырой земле металл. Желание навечно забыться было столь велико, что он едва не закрыл глаза, как тут же его руку крепче сжала женская ладонь. Горячая и мягкая, но чувствовалось, что сильная непоколебимо. Он с трудом вынырнул в реальность.

– Смотри на меня, боец. Я доставлю тебя живым домой. Если сдохнешь, то сам поползёшь, а я пинать тебя буду в задницу каблуком, – требовательно заговорила женщина и прижала его ладонь к своей груди. Ветров, едва цепляясь за край жизни, заглянул в тёмно-синие глаза, которые полыхали строгостью и неумолимостью. – Ты же сукин сын, а не мямля какой, размазня? Так дыши и живи, раз мужик, а не девка сопливая. Смотри на меня! – на покрытом маскировочной раскраской лице не проявлялась и тень тревоги. Только решительность. Только уверенность.

Ветрову увиделась она ангелом, спустившимся забрать его из чистилища в Рай. За её внешней жёсткостью были раскрыты светлые крылья нежности, любви. Пускай не к нему, но к жизни.

Группа, в которой он тогда, четыре года назад, был в Индии, из-за ошибки командира провалила задание по ликвидации торговца оружием. Штурмуя двухэтажную виллу, Ветров с командиром группы оказался окружён, остальные погибли. Сдача означала угрозу дискредитации родины на внешнеполитической арене, а также личные издевательства и унижения, шанс же выжить и с позором быть обменённым был минимален. Тяжело раненного командира Ветров избавил от мучений пулей в лоб, а при выстреле себе в голову оружие дало осечку. Ветрова схватили в плен. Жестокие побои длились чуть более суток. С Ветрова требовали сотрудничать, выдать всю известную ему информацию. Он молчал, даже когда к сломанным рёбрам и отбитым почками добавились ожоги от ударов током. Потеряв терпение, Ветрова уже собирались отдать на растерзание голодным собакам. Но в ход событий нагло вмешалась Дева. Псам достался торговец оружием. Гораздо позже Ветров, вновь встретившись с Девой, расспросил её о произошедшем, о том, как она оказалась на вилле. Отвечала Лина неохотно, но из её слов следовало, что она находилась в посольстве России в Дели, когда там получили сообщение о провале операции. Офицер СВР принял решение о зачистке концов и послал Деву сделать всего один выстрел в Ветрова, дабы тот не заговорил и не оказался в руках ЦРУ. Но Дева разобралась с проблемой по-своему. Не стала выжидать перевозки узника. Бесшумная снайперская винтовка, нож, пистолет и автомат, прибавленные к её безумной отваге и коварному разуму, определили, кому больше не увидеть рассвета. Она заставила информатора СВР покинуть виллу, несмотря на то, что тот ещё мог продолжить выполнять своё назначение в окружении погибшего торговца и помочь ей везти раненого в ближайший город.


«Лина всегда старалась поступать именно по совести, а не долгу. Хотя и по горькому опыту знала, за это её не наградят и по головке не погладят, но… Хорошо, когда муж и жена одна сатана», – подумал Ветров и мягко улыбнулся.

***


Во дворе позади трёхэтажного кирпичного дома из магнитофона звучала песня «Выходила на берег Катюша». На жаре от углей в мангале томилось мясо. Оно шипело, роняя сок, и источало ароматный запах, смешивающийся с дымком. Водолей неспешно крутил шампуры и рассказывал Вите о премудростях создания правильного маринада. Та, на удивление всем, увлечённо его слушала. Её бабушка, Вера Александровна, сидела рядом на мягком стуле со спинкой. В беседке неподалёку за столом на лавочках находились Овен, Венера и Лев. На приступках стоял Ветров и, покручивая в пальцах портсигар, напряжённо смотрел на небольшую коробку, лежавшую перед Венерой. Минуло уже три часа, как ушёл курьер из службы международной доставки, а посылку вскрыть так у адресата и не хватало духа. Ветров в мыслях прокрутил события этих растаявших в вечности ста восьмидесяти минут.

Расписавшись в получении и проводив курьера недоверчивым взглядом, Венера сразу заявила, что чувствует беду внутри треклятой коробки, отправленной неизвестно кем и неизвестно откуда. Ветров попытался было успокоить, сказав: «Быть может, напротив, там Надежда!» На что Венера съязвила: «И ты хочешь сделать из меня проклятую Пандору?». Он ей ничего не ответил, решив дать время остыть, и стал общаться с Витой и Верой Александровной. Через полчаса в дом приехали слегка подвыпившие Овен и Водолей. С бурной радостью они обняли Ветрова, вручили Вите розового слона с фуражкой инспектора ГИБДД, мужские часы Rolex, толстую золотую цепочку и платье принцессы на девочку лет двенадцати. После притащили большую кастрюлю с мясом. Овен гордо объявил, что это лучшая баранина в мире, так как Рафик мамой клялся и плакал от счастья, даря её защитникам отечества. Водолей добавил, что готовить будет только он, потому что он есть рыцарь прекрасной миледи. И отвесил поклон Вите. Возражать ему не стали. Только Овен хмыкнул: «Детсад, если лук глазки запечёт, зови мужика». Водолей, отмахнувшись, потащил кастрюлю на кухню. Венера не реагировала ни на что и ни на кого, кроме Виты. Через час они вышли на улицу. Дождь не накрапывал, но небо покрывали вместо серых туч более тёмные. Овен взялся разжигать мангал. Венера села за стол в беседке, уставила взгляд на коробку и совсем погрузилась в себя. На тактичное предложение помочь огрызнулась на Льва, словно на гиену. Он пропустил мимо ушей и заговорил с Овном о планах того на жизнь.

Ветров перестал крутить портсигар, его внимание привлекла смена темы с планов на будущее на воспоминания о прошлом и тут же озарила одна идея. Но ему не захотелось перебивать делящегося личным Льва.

– Да нет, кличку «Кот» я получил не за то, что в окна лазил квартиры чистить. Да и какой из меня форточник? – Лев устремил насмешливый взгляд на Овна.

– Так раскоровел на сардельках, уведённых из холодильников! – хохотнул тот. – Соображаю, что погоняло тебе такое дали из-за характера дворового усатого и по наколке его морды на грудаке. Но ты так и не ответил ещё там, в Сирии, почему набил-то? Как вышло, что мокрое на тебе, и как сел за клеточку тоже не сказал!

– Так другу я отвечу! Базара нет. А там кто ты мне был? Мутный фраер с гонором Рембо, – кривая полуулыбка.

– Верняк. Уважал и уважаю твою позицию.

– Я, как с Ниной расстался, был на даче родительской, где-то полгода прошло. У нас двухэтажный деревянный дом. Его дед начинал строить, отец и я доделывали. Семейная реликвия, двумя словами, – Лев накрыл рукой ладонь Венеры, тепло посмотрел ей в глаза. Она, загораясь румянцем, улыбнулась. – Мать с отцом уехали на рынок, а я, хлебнув вина, завалился спать. Ночь с друзьями провёл, вагон разгружали, и всё тело болело, голова не очень соображала. Забыл на нижнем этаже телевизор выключить. Моя спальня на втором была. Дверь в неё закрыл. Разбудил меня пришлый кот. Понятия до сих пор не имею, кому он принадлежал и откуда взялся. В комнате окно было приоткрыто, наверное, в него и забрался. В общем, проснулся от дикого мяуканья и прыжков у меня на груди. Сначала от шока одурел, отшвырнул зверя с себя. А тут дым из-под двери вьётся! Тогда сообразил, что дело труба и котяра взъерошенный – мой ангел-спаситель. Схватил его за шкирку и через окно выбрался, спустился на землю удачно, лишь ногу немного подвернул. Дальше садовый шланг подключил и примерил на себя шкуру пожарного. Дом отстоял. Выяснил, что телевизор коротнуло, он чуть меня и не поджарил. Если бы не кот, быть может, я и не сгорел, но дом точно пеплом бы стал. Поэтому и набил его морду на груди, как спасителя семейного очага, – Лев мягко поцеловал в макушку приобнявшую его за талию Венеру.

– Зверюга у вас на даче жить остался? – Овен продолжал любопытствовать.

– Месяц обитал, а как я угодил за решётку, пропал, ушёл, – с грустью сказал Лев. – Я тогда так и подумал, что знак это от неба. Что отвернулся от меня Бог. Что тупая я скотина дважды. Денег на ремонт поскорей и легче захотел. Просрал важное в жизни! Дошло, что дом спасли не для моих мамки и папки. А мне был намёк: верни Нину, дебил!

– А-а-а! Вы там того, – с широко растянутыми губами Овен в кулак потыкал средним пальцем, – парочкой стали?!

– Было дело, – Лев поцеловал Венеру в висок. – Поклялся себе, на нарах сидя, что выйду, отправлюсь к ней поговорить, сказать, что люблю, что дурак, что она дура, но люблю! И в тюрьму, решил, больше не попаду. Мне десятку впаяли. С друзьями грузчиком надоело потеть и побыть налётчиками попробовал разок. Ювелирный салон взять пошли. Один из охранников оказался мужиком борзым, бесстрашным. Полез на ствол. Драка, пальба. Один из посетителей труп. Этот борзый ранен. Мои дружки от крови запаниковали, сдвинулись. Хотели его добить и всех свидетелей в салоне кончить. Я им помешал. Поймал пулю в руку. В итоге дружки свалили с легавыми на хвосте. Меня в салоне в браслеты упаковали. Дружков позже повязали, получили они от двадцати пяти до пятнашки. А мне, барану, суд наш самый гуманный скостил за то, что дуралей-охранник уцелел и прочие овцы, – он хмыкнул. – Да, десятка тоже нехило, даже если по условно-досрочному выйти, то годка три отсидеть придётся. Надежды, что Нине будет ещё смысл тогда со мной разговаривать, не очень много было. И когда после шести недель ко мне на свидание в колонию завалился Дьявол с интересным предложением, я, не думая, согласился. На следующий день был уже в лагере ЧВК, а на нарах моё место занял какой-то бомж, так мне сказали, – Лев пожал плечами. – А там Бог их знает. Мне новые документы выдали. Через полгода позволили аккуратно с родителями повидаться. Узнал, что Нина уехала из города. Потом при возможности пытался её найти, но не вышло, – грустная улыбка. – Убедил себя, что она уже счастлива с другим, растит деток и места мне нет в её мирной жизни. А Дьявол-то, – Лев заговорил тише, – ещё тот падла. Он знал её, знал, что ищу, и ни хрена не сделал.

– Дьявол, он такой. Жуткий, – Овен вздрогнул, словно попал под ледяной ветер. – Глаза у него мертвяка. Подходит ему погоняло, ничего не скажешь. Ненавижу с ним встречаться. Лучше любой бой!

– Дьявол кроется в деталях, – Ветров открыл портсигар, закрыл и подошёл к столу. – Между прочим, он мне все досье для набора в отряды из ЧВКашников поставляет. Так что не хоти он вашей встречи… – усмешка. – Он дал шанс вашей судьбе. А жить вам было или умереть… – Ветров пожал плечами. – На то он и Дьявол.

– Думаешь, посылка от него? – у Венеры лихорадочно заблестели глаза.

– Не исключаю. Понимаю, чего ты боишься. Мне не легче отрыть и узнать… Пока не распечатана, действительно есть силы дышать, надежда на чудо. Но что если чудо именно там и ты его не выпускаешь сделать вдох? – Ветров подсел к Венере. – Как я вернулся за вами на вертушке, как вышел в эфир… Твой черёд спасать! И в любом случае я вернусь в Сирию искать её! Тут останусь, пока там хранится страх, – он стукнул пальцем по коробке.

Венера, поджав губы, взяла нож со стола и вскрыла коробку. Внутри сидел плюшевый серый волк. В передних лапах он держал фотографию. Венера дрожащими пальцами достала игрушку и заплакала. Протянула снимок Ветрову.

– Солнышко, всё хорошо! Всё просто замечательно! – Лев нежно прижал к себе Венеру, стал её успокаивать.

– Чего это значит? – Овен нахмурился.

На фотографии было запечатлено побережье, за которым виднелись серо-синие волны моря. С левой стороны находились руины пожелтевших колонн. Древний храм давно рухнул под напором времени, но столбы фундамента людской веры ещё сопротивлялись воле неба. На их фоне стояла женщина в камуфляже, со снайперской винтовкой, удерживаемой у бедра. У её ног лежала Ливанская газета. Лицо женщины закрывал платок-арафатка в чёрно-белую клетку. Но Ветрову и не требовалось видеть её лица. Дерзко-лукавый взгляд синих глаз женщины не оставлял ни малейших сомнений, кем она является.

– Три дня назад сделан, – прищурившись и рассмотрев на газете дату, начал Ветров. Его губы вмиг пересохли. – Узнаю место. Это руины Храма Исиды в Сабрате, на побережье Средиземного моря. Северная Африка, северо-запад территории Ливии. Арафатка неспроста. ХАМАС [1] или Хезболла [2]. Скорей Хезболла, её основные базы в Ливане, и она помогает сирийской армии в войне против ИГИЛ. Возможно, её бойцы и атаковали тогда в городе с юга. Теперь ясно, почему меня выпустили. В СВР наконец-то сами узнали, что случилось с Девой.

– Жива, значит, да? Жива? – Овен шумно дышал. Вскочил из-за стола и требовательно посмотрел на Ветрова.

– Да. И Руслан тоже. Кто-то же её фотографировал. Если учесть игрушечного волка… – ревность уколола в сердце, но он вмиг её прогнал, думая о том, что самое главное то, что Дева жива. Остальное неважно.

– Ясно, профессор! – прервал Ветрова широко заулыбавшийся Овен.

– Кто? Что? Вы вскрыли? – взволнованно спросил Водолей, поднявшийся в беседку вместе с Витой на руках.

– Вера Александровна! – Ветров подбежал к ней, шедшей за Водолеем. – Вот, – протянул ей фотографию и забрал Виту себе на руки. – С Линой всё хорошо! Завтра-послезавтра я отправлюсь к ней, и мы вернёмся вместе, – он поцеловал в румяную щёку крепко обнимавшую его за шею Виту. – Всё будет хорошо, Вера Александровна, обещаю, я везучий ведь! Нашёл большую семью там, где другие теряют всё! – заботливо заправил у Виты тёмную чёлку в шапку с ушами совы.

– Да мы тоже не лохи, браток, – проголосил радостным тоном Овен. – Но, не спорю, на баб ты везучей! Это надо дело обмыть! И заодно отметить твоё повышение, о котором мне напела одна сорока-блондинка с базы той, которой нет! – с широкой улыбкой он подмигнул.

– Именно! А то скромничает наш майор и герой России, между прочим! – Водолей знаково поднял палец вверх.

– Ветер, и ты всё молчал об этом? – Лев, подходя к нему и держа за руку Венеру, осуждающе покачал головой. – Ох мне эти вояки, связанные с разведкой.

– Разрешай мне муж напрягаться, – Венера потрепала Ветрова по коротко постриженным волосам, – намылила бы тебе сейчас шею! – с улыбкой она протянула Вите плюшевого волка. – Смотри, какого зверя тебе мама поймала.

– Что я, – Ветров с уважением посмотрел на Веру Александровну, прижавшую к сердцу фотографию дочери. В её глазах стояли слёзы. – Настоящие герои – это наши мамы!..




[1] ХАМАС «Исламское движение сопротивления») — палестинское исламистское движение и политическая партия, правящая в секторе Газа (с июля 2007 года). Ассоциированное военное крыло — бригады «Изз ад-Дин аль-Кассам». Больше информации: тут

[2] Хезболла — военизированная ливанская шиитская организация и политическая партия, выступающая за создание в Ливане исламского государства по образцу Ирана. В основе идеологии лежит идеология Рухоллы Хомейни, созданная лидером исламской революции в Иране. Признана террористической организацией в Канаде, США, Израиле и Египте, Лигой арабских государств (с марта 2016 года), в странах Персидского залива, а также частично в ЕС, Австралии и Великобритании. Пользуется финансовой и военной поддержкой Ирана и Сирии. Больше информации: тут


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/305-36577-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: youreclipse (16.10.2016) | Автор: Нина и Лина
Просмотров: 189 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
+2
3 Stasya765   (16.10.2016 20:03)
Уф, вот теперь я спокойно выдохнула и на душе стало так радостно и приятно, что не описать. Драматичное и очень тяжелое начало главы, история Лины, переживания людей, что так любят ее - тяжело было читать, но такое чудесное и доброе окончание главы все это разгладило и заставило улыбаться, спасибо! wink
Наверное, что-то подобное и можно было предположить, при всей некой жестокости и стойкости Лины, она все же любит свою семью, свою дочь, любит своих друзей и Ветрова, любит настолько, что пожертвовала для них всем - своей жизнью и возможностью находиться рядом с ними. Удивительная героиня. Но буду надеяться, что Ветров вернет ее в семью, вернет к любимым.
Спасибо за удивительную и очень интересную историю! wink

+1
5 youreclipse   (16.10.2016 20:47)
Спасибо, солнышко, что была с нами и следила за героями, делилась своими мыслями и эмоциями! Это вправду, бесценно!))
За счастье надо бороться и тогда оно всенепременно случиться) Дева сильная личность, которая впервую очередь думала не о себе, а о тех, кого любит. Думаю, наверху это заметили и уберегли ее, когда ей это надо было wink
Я тоже очень надеюсь, что у Ветрова все получится. И он сможет забрать Деву из Ада и подарить на земле кусочек Рая happy

+1
6 Anaitis   (17.10.2016 04:06)
Она просто не могла себе позволить слабость... Такие как она проходят сквозь огонь чтобы дарить жизнь другим. Любить такую непросто, но она стоит всех ожогов что может принести с собой.
Спасибо что поделилась чувствами от прочитанного
smile

+1
1 Snow_Queen   (16.10.2016 19:03)
Я так и думала, что у девы, веская причина быть двойным агентом, но просто не думала, что это с семьёй связано.
Ну что же: Хорошо, всё то, что хорошо кончается.
Благодарю за историю)

+1
2 youreclipse   (16.10.2016 20:00)
Через ребенка легко ломать матерей wink Это просто, но весьма и весьма действенно.
Спасибо, что читала! wink

+1
4 Snow_Queen   (16.10.2016 20:09)
Безусловно - ребёнок, всегда самое слабое место для матери - потому что самое важное, ценное и дорогое, что у неё есть)

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]