Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2542]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [9]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4819]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15105]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14317]
Альтернатива [8994]
СЛЭШ и НЦ [8940]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4349]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

KleО
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Лунный восход
Сумерки с точки зрения Элис Каллен.

И каждому воздастся...
История о том, что рано или поздно прошлое настигает нас, и за всё в этой жизни приходится платить сполна. А ещё, конечно, эта история о настоящей любви, которая лечит наши душевные раны, даёт нам силы бороться, делает нас лучше и добрее, а порой, даже оказывается сильнее самой смерти. Завершён



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 516
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

КСВ...

2019-6-19
4
0
Глава 30. «Искупление»
Часть первая.

Мы так стремительно падаем вверх,
Как будто притяжения нет,
И нет ни законов, ни правил.
Мы ничего не знаем о них
Как будто в детстве не было книг,
И учиться никто не заставил.
Fleur «Искупление»

Едва дверь захлопнулась за нами, в нос ударил терпкий аромат пряностей восточного ресторана. Яркость красок, перемежающаяся с темными драпировками мебели, освещаемой лишь множеством матово-желтых светильников, расположенных на всем пространстве, куда хватало глаз, создавали атмосферу легкости и уединенности, драпируя ощущения в вуаль сказки и недосказанности.
- А почему мы приехали именно сюда? – уточнила я, все еще оглядываясь. – Это какое-то особое место для этих… вас в общем.
- Хранителей, - улыбнулся Томас. – Нет, просто мне нравится это место. Изнанка тут своеобразная. Сама поймешь, чуть позже.
- И? – еще раз крутанула я головой, видя, что наше появление не вызвало ровным счетом никакого интереса со стороны ни обслуживающего персонала, ни гостей клуба. Пара мимолетных взглядов, скорее угадывающихся в полутьме задрапированных окон, не в счет.
- Столик в углу будет наиболее удобен, - взял меня под локоть мой спутник.
Чувствуя себя, как случайный гость на чужом пиру, я присела на краешек диванчика, полукругом опоясывающего небольшой столик. Томас же с удобством едва не разлегся на нем, закинув ногу на ногу, и с прищуром посмотрел на меня.
- Кофе или чего покрепче? Впрочем, думаю, после сегодняшнего ни одно вино мира не сможет в полной мере завоевать твою благосклонность. Черный, без сахара по-турецки с лимоном и латте. - Обернулся он в сторону юноши, замершего подобно джину, у нашего столика. Странно, я даже не заметила, как он появился.
- Потому что много отвлекаешься по пустякам, - как, будто в пустоту произнес Томас.
- Ты это мне?! – с запозданием осознала я адресата его высказывания.
- Ну, раз уж ты услышала, то тебе, - улыбнулся он. – Ты так вздрогнула при виде этого мальчишки, что несложно догадаться – его появление ты пропустила. Хотя, казалось бы, чего проще засечь энергию живого человека. Вот сколько человек сейчас в зале?
- Минуту, - завертела я головой и даже слегка прищурилась. – Шесть, нет, семь.
- Девять! А всего их в здании семнадцать – восемь посетителей, три официанта, один менеджер, три повара и владелец клуба с новой любовницей.
- Почему новой? – автоматически спросила я, прежде, чем успела остановить себя.
- Потому что старая ему наскучила и жениться на ней он все равно не собирался. Так, все сказки отложим на более благоприятное для этого время, а сейчас вернемся к нашим насущным делам. Кто тебе тут больше нравится?
- В каком смысле? - недоуменно переспросила я.
- Кто из находящихся в зале, оставим остальных пока там, где они есть, вызывает в тебе, скажем так, наибольшую симпатию и интерес.
И мне снова пришлось вернуться к наблюдению.
- Не стесняйся, - приободрил он меня. – Главное не ври сама себе, сейчас это важно. Итак, кто больше остальных заслужил твое внимание? Важно первое впечатление.
- Брюнет, через три столика от нас. Сидит спиной, - смущенно произнесла я какое-то время спустя. Было в силуэте, небрежно облокотившемся на низкую спинку дивана, что-то притягательное, если не сказать желанное. Два других парня, сидящие напротив него и хорошо видимые в мягком свете лампы, стоящей на их столе, были довольно привлекательны, не красивы в моем понимании, скорее обаятельны, но только вид их спутника всколыхнул во мне нечто и завоевал внимание.
- Ммм… отличный выбор. Хорошо, что мужчина, с ним тебе будет проще. С противоположным полом вообще всегда проще. Влад вот предпочитал блондинок, впрочем, с его всеядностью соревноваться мало кто смог бы. И ведь совершенно не знал границ, паршивец. Особенно поначалу, - улыбнулся мой спутник мечтательной улыбкой. И в его взгляде, направленном вовнутрь, отчетливо промелькнула ностальгия и нежность. – Ладно, это все лирика. Начнем.
- Что начнем? – тут же испугалась я.
- Позови его, - невинным голосом произнес Томас.
- В каком смысле?!
- Волю каждого человека можно частично подчинить, позвав того по имени, - ровным голосом маститого профессора произнес мой спутник, - усилив это воздействие силой внушения хранителя, настроенного на линию судьбы объекта, можно увеличить время, когда его собственное «я» будет заменено твоим собственным. Эффект недолговременный и частично отбирающий энергию у объекта, но он необходим на начальном этапе, до полного захвата линии. После которого остается лишь воспользоваться энергией объекта.
Первая осмысленная мысль, пришедшая мне в голову, была о том, что Томас сумел как-то изъясниться на суахили, не забывая использовать при этом силу «великого и могучего» в качестве элементарных частиц своей речи.
- Скажу проще. Отбрось все лишнее и сосредоточься на объекте.
- Может, не будем так о живом человеке.
- Идеалистка. Это неплохо, особенно по неопытности, - ухмыльнулся он. – Ладно, для начала я тебе помогу. Парня зовут Егор.
- Егор, - отчего-то вновь кольнуло сердце. – Это иначе Гоша?! – хранитель кивнул.
- Лучше Егор. Это имя он слышит чаще всего, а потому программа имени в данном варианте более устойчивая. – Я бросила на мужчину новый вопросительный взгляд, который он вновь проигнорировал. - Сосредоточься на нем. Блок на окружающее пространство, смотрю, Влад худо-бедно научил тебя выставлять на уровне инстинктов. Сейчас тебе нужно лишь выделить из всех его одного. Представь, что настраиваешь приемник. Как поймаешь нужную волну, главное, не сомневаясь, четко и осознанно про себя позови его по имени.
- А как я узнаю, что поймаю нужную волну, а не какую-нибудь соседнюю?
- Узнаешь, если перестанешь сомневаться. Вперед!
- Я не знаю…
- Ты меня не слушаешь! Сомневаться в себе будешь позже. Сейчас для этого нет времени. Знай, от тебя зависят жизни минимум двоих человек! От того, насколько мало жалости отмеришь ты себе сейчас, зависит, успеем ли мы застать их в живых. Четко и уверенно. Все получится, главное знать свою цель и видеть путь ее достижения.
Сознание уцепило лишь одну фразу - «застать в живых».
«Живых?» - мысленно повторила я, глядя в серо-зеленые глаза своего собеседника.
Хранитель обхватил мое лицо ладонями, не давая возможности пошевелиться, и, глядя в глаза, произнес:
– У тебя все получится. Просто знай это, - и тут же отпустил.
Кивок с моей стороны, как мне показалось, вполне мог бы сойти за нервный тик.
- И еще, все, что я буду говорить тебе дальше, ты делаешь без лишних вопросов и главное - промедления. Договорились?!
Я вновь склонила голову в знак согласия, даже не представляя, на что именно сейчас подписалась.
От сосредоточенности, с которой я всматривалась «объект», заныла шея, а глаза и вовсе казалось так и останутся остекленевшими до конца жизни. Вокруг все плыло, четким оставался лишь силуэт напротив меня, в розово-голубоватой дымке. Зал клуба как бы вытянулся и одновременно отошел на второй план. Я чувствовала, что еще немного, и я расплачусь, потому что внутри по-прежнему сияла пустота. А еще вновь появилась головная боль. Она как бы нехотя, издалека приближалась с задворок сознания, будто вор, проверяя, не забыли ли хозяева о ее существовании. Попытка ухватить и затолкать обратно незваную гостью, завалив кирпичами и блоками еще свободного от нее сознания, была убита на корню бескомпромиссным:
- Не трать энергию. Это сейчас не важно. Она уйдет, позже. Сосредоточься на главном. И не забудь про блок.
Я сморгнула слезы, невольно выступившие на глазах от напряжения и, закусив губу, вновь вперилась взглядом в брюнета. Я не знала, чего хочу, в чем состоит моя конечная цель, в голове крутилось лишь одно имя - Влад. Тонким лезвием пульсирующей боли оно вновь и вновь всплывало в растерянном сознании, но, как я не старалась, не могла присовокупить к нему еще и зрительный образ. Память была неумолима и надежно хранила свои секреты. Все, что я могла, это смотреть расфокусированным взглядом впереди себя, улавливая цветные всполохи в сером пространстве, и желать, чтобы тот, другой, наконец повернулся и откликнулся на мой зов. И тут он повернулся. Не знаю, произошло ли это оттого, что я так этого хотела, а может банально кто-то из его друзей заметил мой интерес к его персоне, однако это мимолетное скольжение взглядом, с улыбкой, подаренной только что друзьям и частично доставшейся мне, подобно следу от случайного поцелуя, буквально пригвоздили меня к месту. Это было словно внезапно выехать из темного туннеля на залитую солнцем дорогу. Короткий непроизвольный вздох и я автоматически произношу про себя его имя. Улыбка парня становится шире. Я как во сне вижу, что он встает и направляется в мою сторону. Изумрудные искры, мельтешащие у меня перед глазами, окутывают его фигуру и окружающее меня пространство. Я чувствую как в мое солнечное сплетение мягко, как будто кто-то кончиком пальца рисует там круг, упирается что-то теплое и ужасно притягательное. Подушечки пальцев начинает покалывать от напряжения и в момент, когда темно-серые глаза оказываются на одном уровне с моими, для меня самым естественным действием становится, приподнявшись, встать на колени, обхватить его лицо своими ладонями и поцеловать.
Теплый поток, струящийся сквозь меня, усилился, окончательно лишив возможности осознания себя и окружающего пространства. Сладкий привкус губ незнакомца, безусловно знающего как именно вынудить девушку потерять голову, дарил тепло и пробуждал желание. Это был уровень неподвластный моему разуму. Это что-то будило нечто спящее в моем теле годами, столетиями, веками, потому как это было то самое непознанное, живущее во мне на клеточном уровне. Голые инстинкты - неуправляемые, чистые, всепоглощающие.
Что-то больно кольнуло в груди и рывком вернуло в настоящее. Сероглазое чудо, неожиданно для меня, разумной, оказалось подо мной, в то время как я сидела у него на коленях. Короткий, шумный вдох сквозь зубы с его стороны и я окончательно возвращаюсь в реальность.
- Пей, сластена, - тут же слышу я уже подзабытый голос и мне требуется несколько ударов сердца на вспоминание. – Сейчас пока он твой.
«Что пей?» - автоматически думаю я, осознавая лишь то, что потеряла очередной кусочек своей жизни, забыв записать его в архивы памяти. Да и какая память у инстинктов?!
Но тут я вижу, как мой очередной новый «знакомый» поднимает вверх левую руку, запястьем вверх и с интересом начинает на нее смотреть. И тут же моей щеки касается что-то теплое. Я неосознанно провожу по ней ладонью и стираю каплю теплой жидкости в неярком свете настольной лампы, окрашивающей пальцы в алый цвет. И почти физически ощущаю, как сознание вновь отдает тело во власть инстинктов, потому как разумно поднимать пальцы к лицу, чтобы слизать еще теплые капли с их кончиков, будь это не так, я бы никогда в жизни не стала. А прежней жизни…
А дальше был шторм. Шторм из эмоций, ощущений, вкуса и чувства, что теперь я знаю жизнь в ее первозданном, чистом виде. Была ослепляющая темнота, незабываемая красота серебряной змейки, обвившей меня подобно ласковой домашней питомице и полумрак света. Зеленое сияние, в котором я утопала, обжигало и манило одновременно. Кровь в моих сосудах превратилась в лаву, которая двигалась медленно и неотвратимо к самому центру – сердцу. И жажда, непреодолимая жажда узнать, есть ли предел этому чувству и что ждет за его гранью… во тьме?! НЕТ! Только свет и жар. Манящий, сладкий, всепоглощающий. Сама суть жизни в моих руках, венах, сердце. Не отпускать. Заполнить себя им…
«Хватит», - как удар огненного хлыста для моего невменяемого сознания раздается тихий вкрадчивый голос. Это как шепот в оглушающем своей пустотой пространстве. Я вздрагиваю и невольно фокусирую взгляд на близжайщих… предметах? Линии?! Свет?! Много света в непроглядной тьме. Где я? КТО Я?
«Возвращайся», - вновь этот голос. Но я не могу… или все же не хочу?!
«Можешь! Возвращайся! Не вынуждай меня причинять тебе боль.»
«Боль?!»
И меня настигает свет. Ярче полуденного солнца, если смотреть на него открытым взглядом. Холодный как искрящийся под ним снег. Колючий, выворачивающий кости жгутом и сводящий мышцы судорогой, обездвиживающий, сковывающий ледяным страхом бессилия из-за невозможности подчинить его себе. Свет в обличии боли, заполняющей все существо без остатка. Холодный и безразличный. Чужой. Нет сил двинуться с места. Но есть желание на грани падения в бездну, что во чтобы то ни стало нужно двигаться вперед. На свет. Туда, где за всем холодом и болью есть нечто необходимое мне, жизненно важное как воздух. Грудь разрывает от желания вдохнуть и… проснуться.
- Тихо, девочка, тихо. Все хорошо.
«Хорошо?!» - цепляется мысль за желаемое.
- Дыши. Просто дыши, - уговаривает голос. – Уже неплохо. А сейчас открой глаза.
«А они закрыты?!» - непроизвольно удивляюсь я. Сознание все еще наполнено яркими всполохами света.
- На раз, два, три. Давай!
И тело вновь сводит судорогой света и боли.
- Еще раз, - голос неумолим.
Яркое пятно постепенно формируется в шар матового стекла, излучающего неяркое сияние электрической лампы, заодно выхватывая из окружающего пространства две пары взволнованных глаз.
- Я что, опять вырубилась? – кашлянув, произношу я, с трудом, но опознав в одном из мужчин Томаса.
- Мягко говоря, - в уголке его губ появляется слабая улыбка. – Говорил же – блок! Ты меня не слушаешь! Что ты видела? – в серо-желтых глазах на смену улыбке приходит сосредоточенность.
- Свет! – вяло пытаюсь отодвинуться от третьего участника нашей беседы, пока лишь молча поглощающего меня глазами и держащего мою руку в заложниках. Сознание медленно, но верно восстанавливает хронологию последних событий, и помимо прочего меня поглощает еще и чувство стыда. Одна надежда, что это либо мне привиделось, либо…
- Не волнуйся так, ничего такого, чего я не видел уже за свою относительно долгую жизнь, ты не успела вытворить. Для новичка ты была на удивление … сдержанна, - вновь возвращает себе внимание Томас. А потом, озорно сверкая взглядом, склоняется ко мне, к самому уху, и загадочно произносит:
- Забыл предупредить, в семи случаях из десяти у донора и хранителя устанавливается эмоциональная связь. Односторонняя, как правило, уж что поделаешь, они все же слабее нас, зато устойчивая до безобразия. Чем сильнее хранитель, тем устойчивее связь. Кажется, у людей это зовется влюбленностью.
- Что? Какая связь? – отпрянула я в сторону, чем непроизвольно усилила телесный контакт между мною и Егором.
«Вот дьявол!» - выругалась я в адрес широко улыбающегося Томаса и заодно тому факту, что пара сильных мужских рук обвивала уже мою талию, безапелляционно прижимая к себе.
- Не волнуйся, я помогу ему все забыть. А сейчас просто скажи мне – что это был за свет? Это была линия? Или это был какой-то автономный источник? Ты чувствовала его как… - Томас бросил короткий взгляд поверх моей головы, - того, кто был рядом в тот миг с тобой?
- Нет, это не была линия, - слабо трепыхнулась я в удерживающих мертвой хваткой меня руках. – Скорее нечто похожее на черную дыру. Много света и холода. И еще боль. Она как будто пронизывала все вокруг. И просто страшно. Не знаю, как объяснить, - тяжко вздохнула я.
- Если мы, - сакцентировал на этом слове мое внимание Томас, - вернемся туда, ты сможешь указать, откуда он шел?
- Не знаю, наверное. Мне казалось, что он был везде!
- Уверен, что это только казалось, - задумчиво произнес он. – Скажи, а раньше ты чувствовала нечто похожее по влиянию на это?
Я потянулась к своему бокалу с кофе, попутно использовав жажду, как предлог освободиться от объятий своего нового знакомого. Странно, но не скажу, что его прикосновения были совсем уж неприятны, скорее они рождали пока неопределенное чувство внутренней дрожи и легкого налета неправильности происходящего. Уже поверх бокала я как могла красноречивее посмотрела на Томаса.
- Я знаю, что ты ничего не помнишь, - тут же отозвался тот. – Можно заблокировать память, но не эмоции. Подумай, знакомо ли тебе чувство, что тебе довелось испытать на Изнанке.
- Нет, - отчего-то уверенно произнесла я, наблюдая, как у меня из рук молчаливо вытянули бокал и столь же немногословно, вернули, предварительно сделав глоток.
«Наглец, однако. Определенно, мой тип.»
- Странно, но в принципе объяснимо. Ладно, как ты себя чувствуешь? – уже откровенно улыбался Томас, глядя на меня.
- Нормально, - пожала я плечами.
- Тогда вперед.
- Ааа, - протянула я, скосив глаза в сторону Егора.
- Ах, да, – на миг, изобразив на лице крайнюю степень задумчивости, Томас внезапно (для меня, по крайней мере) выбрасывает вперед свою руку, захватывая запястье мужчины, и как мне показалось, нежно, едва ли не любяще прижимается к нему губами. Пока сознание обрабатывало очередную несуразицу, любезно предоставленную ему моими органами чувств («Может, я потому и не могу воспринять его как мужчину, потому что он девушками и не интересуется?!»), Егор безвольной куклой оседает на диван. Вздрогнув, я посмотрела на Томаса и тут же получила в ответ насмешливый взгляд серо-коричневых глаз. Удостовериться в том, что «жертва уже моей любвеобильности», все еще пребывает в мире живых мне не удалось, потому как мгновение спустя я безжалостно была схвачена за руку и отконвоирована в направлении выхода. Хранитель даже не обернулся, я же успела в последний момент, прежде чем весь обзор мне загородила входная дверь, заметить слабое движения за нашим столиком.
Заметно посвежевший майский воздух, вновь наполнен озоном и электричеством, и не предвещает ничего хорошего в плане благосклонности к нам Небесной Канцелярии. Я лишь зябко повожу плечами, осознавая, что одета явно не по нашей изменчивой погоде.
- Нуте-с, поглядим, что отвалилось нашему золотому мальчику от драгоценного родителя, - произносит Томас и тут же неподалеку от входа подмигивает желтыми фонарями белоснежная иномарка. – Неплохо. Бывало и получше, но нас сейчас вполне устроит и это.
- Томас, вы что, украли у него еще и ключи от машины? И куда делась та, на которой мы приехали?
- Во-первых, не «вы», а «мы». И машина, вместе с Аней, сейчас несколько дальше, чем мы ее оставили, - «пояснил» мужчина. – Впрочем, может это и к лучшему. Гершону будет полезно вспомнить молодость.
- Томас! – рыкнула я. Его любовь к полунамекам начала меня выводить из себя. - Как кстати ваша фамилия? – поинтересовалась я, осознав, что обращение по имени звучит недостаточно грозно.
- Кантария, - улыбнулся тот, как ни в чем ни бывало, открывая водительскую дверь. – А тебе зачем?
- Для меню! – огрызнулась я, скрестив руки на груди, и постаралась всем своим видом передать свое отношение к происходящему.
- Ты едешь или мне затолкать тебя в автомобиль силой? – уже из салона интересуется Томас. – Теряем время! А ты мне пока так и не сказала, в какую сторону нам двигаться.
Я закрыла глаза и мысленно досчитала до десяти.
- Хорошо, если я все же скажу то, что вы хотите – вы меня отпустите?
- Ты хочешь услышать правду?!
- Это значит «нет»?
- Это значит, что я неуверен, что отпусти я тебя сейчас, ты, мягко говоря, не наделаешь глупостей. Мне пока одного подопечного без царя в голове хватало, а ловить потом вас обоих, боюсь, мне будет уже не по силам. Одно могу обещать точно – твоя жизнь вне опасности рядом со мной. Да и в том состоянии, в котором ты находишься сейчас, идти тебе кроме как со мной, больше некуда.
Минутное раздумье, ушедшее большей частью на подавление своей гордости, и я открываю пассажирскую дверь белоснежного купе.
- Будь добра, дай мне карту, - подал голос Томас как ни в чем ни бывало, поворачивая ключ в замке зажигания.
- Судя по всему у него GPS, - указала я рукой на встроенный в торпеду автомобиля компьютер.
- Ох, уж мне эта техника. Никакой души. Что ж, тогда придется по старинке. Идем, - протянул он мне руку.
Вставить свое ехидное замечание по этому поводу я не успела, потому как меня вновь поглотил мрак. Впрочем, продолжалось это всего мгновение, потому как далее вновь была пытка светом. И болью.
«БЛОК! Черт возьми, сколько еще раз тебя надо ударить током, чтобы ты наконец перестала совать пальцы в розетку?!»
Еще какое-то бесконечное мгновение борьбы с собой и картинка приобрела четкость.
«Красиво…», - протянула я, осматриваясь. – «А мы где?»
Кажется, за сегодняшний день я окончательно утратила способность удивляться, осталось лишь легкое чувство любопытства с привкусом подзабытого детского восторга.
«На изнанке», - пояснил Томас. Взглянув в его лицо, я с удивлением поняла, что часть морщин разгладилась, волосы стали чуть длиннее, но главное изменились глаза. Здесь в них не было того темного света, пугающего своей бездонностью, что нет-нет да проглядывал в реальном мире. Именно этот мрак его глаз в тот миг, когда я увидела его впервые, сказал мне, что передо мной не простой человек. И этот же мрак заставил меня остаться.
«Чувствуешь что-нибудь?»
«Холодно», - поежилась я.
«Таааак, а еще? Вспомни, что было перед тем, как я выдернул тебя отсюда чуть ранее. Свет! Ты говорила, что видела его. Найди его!»
«Я не…»
«Тома, мы это уже обсуждали! Ты все можешь! ГДЕ. ОН?»
«Я не могу…», - дернулась я в сторону. Линии света, окружающие меня сменили местоположение, окружив, подобно кокону.
«Позови его! Он откликнется. Только на твой зов он и откликнется.»
«Мне больно и холодно», - обхватив руками плечи, я с силой сжала их.
«Это не твоя боль! Пойми это и прими. НЕ. ТВОЯ. Найди его. Почувствуй его. Позови его. Я знаю, ты любишь его, и ваша с ним связь сейчас звенит в вас как струна. Струна боли и предчувствия неизбежного. Он знает это и потому боится. Но одному ему не справиться. Это знаю уже я. Поверь мне, будет только хуже, если мы опоздаем. Это никогда не отпустит. Ничто в этом мире не может быть хуже, чем разрыв связи. Осознанный или нет. Позови его! Он не может умереть, иначе…»
И это самое «иначе», пусть не озвученное, пусть оно так и осталось лишь словом с многоточием в конце, но именно оно заставило взглянуть на Томаса новыми глазами и понять, что та тьма, что мне померещилась в его глазах там, в реальном мире, здесь, на изнанке, так же была с ним. Она стояла размытой тенью за его спиной. Изящной тенью женщины.
«Влад…», - неуверенно произнесла я, и меня вновь прошиб озноб.
Еще пара неуверенных и пустых попыток, прежде чем я вновь не посмотрела на Томаса. И тут мне стало по-настоящему страшно. В этот миг я кажется всем своим разумом осознала, во что именно вляпалась. Поняла, что мир, состоящий из двух половин – реальности и своей же изнанки – это все есть на самом деле. Что я действительно вижу и главное чувствую эту самую изнанку. И что она чувствует меня. Иначе как еще объяснить то, что бессловесная тень за спиной у Томаса внезапно приобрела очертания женщины средних лет и мягко, даже любяще, улыбнулась мне.
«Не бойся, Омичка», - раздался мелодичный голос. – «Я помогу. Дай мне руку.»
Я неуверенно протянула ей свою правую ладонь. И почти сразу же вслед за этим холод ушел.
«А теперь позови его еще раз», - мягко произнесла она. – «Но на этот раз скажи то, что он хочет услышать от тебя.»
И я, поддавшись необъяснимому порыву, произнесла:
«Я люблю тебя...»
Мир тут же вокруг меня распался на тысячи осколков, подобно разбитому зеркалу, окружив тьмой. Сделав пару неуверенных шагов, я поняла, что у тьмы есть край. Еще шаг и я оказываюсь в доме. Странном доме. Все предметы на своих местах, но видно, что в нем давно никто не живет. Сыростью и пылью пропитан каждый квадратный миллиметр. Старинные часы в углу. Буфет с приоткрытой дверцей. Большая зала со сдвинутой к стенам мебелью. Древний как сама история шкаф с посудой у дальней стены стоит подобно исполину, взирая на окружающий его хаос и тлен. Круглый стол с резными ножками, задвинутый в угол, поверх него грудой навалены стулья. Зеркало на противоположной стене на миг отражает взгляд черных глаз. Но я не успеваю разглядеть лица, потому как все мое внимание уже поглощено фигурой, растянутой у моих ног во весь свой рост. Руки, скрещенные над головой, с неестественно вывернутыми запястьями прикованы толстой цепью к кольцу, закрепленному прямо в полу. Не менее впечатляющая по своим размерам цепь удерживает босые ноги мужчины. На глаза невольно наворачиваются слезы, когда взгляд упирается в полускрытое черными волосами лицо. Его глаза закрыты. В уголке губ запекшаяся кровь. Хочется прикоснуться, отвести непослушные пряди и поцеловать. Но вот ресницы вздрагивают, приоткрывая темный омут под ними, и меня вновь обжигает болью.
«Не смей…», - срывается с истерзанных губ, прежде чем я проваливаюсь обратно в бездну тьмы. И лишь смех, торжествующий смех вторит этому эху в моей голове…
…- Тома, - я чувствую, как меня касаются прохладные пальцы.
Открыв глаза, я обнаруживаю, что лежу на сиденье автомобиля под тяжелым взглядом своего напарника.
- Что ты видела? – Томас меня едва не трясет за плечи.
Перед глазами встает образ потерянного, старинного дома, фигура на грязном полу, пугающий взгляд в зеркале.
- Дьявол! Мог бы догадаться, - наконец разжимает он пальцы, и я неосознанно потираю поврежденное плечо.
Машина буквально срывается с места, я же безразличным взглядом скольжу по проносящимся за окном пейзажам. После буйства красок Изнанки зелень парка, свинцовая тяжесть неба, полумрак парадных и арок, даже неон рекламы кажутся мне блеклыми и невыразительными. Не настоящими. Пустыми.
- Кто была та женщина? - наконец произношу я, переводя взгляд на мужчину рядом со мной.
- Какая женщина? – интересуется Томас, не глядя на меня.
- Та, что была там, на изнанке.
- Там не было никого кроме нас, - вздрагивает он.
- У меня и без того крыша похоже уехала – на болиде не догонишь, так что можете отнекиваться сколько угодно, но я уверена, что там была женщина. Чуть выше меня, каштановые волосы средней длины, серые глаза, руки с тонкими длинными пальцами и необычное кольцо на правой руке. Стояла у вас за спиной. Кто она? Вы ее знаете?
Машина ощутимо вильнула в сторону, и тут же в ответ послышался возмущенный звук автомобильного клаксона.
- Там никого не было! – вновь произносит хранитель, но по тому, как побелели суставы пальцев, вцепившихся в руль, я понимаю, что это видимое спокойствие дается сейчас ему с огромным трудом.
- Вам виднее, - вновь отворачиваюсь я к окну и считаю до десяти. На счете восемь до меня доносится:
- Она что-нибудь говорила?
- Очень немного. Сказала лишь, что поможет мне найти того, кого я искала.
- Помогла?
- Да.
- Ясно, - отрешенно произносит Томас.
- Ну, хоть кому-то из нас двоих что-то ясно, - не удерживаюсь я от замечания. Хранитель коротко смотрит в мою сторону, но вслух ничего не произносит.
- Томас, вы мне обещали рассказать, что произошло между вами и Аней.
- Тебе никто не говорил, что с тобой сложно договариваться о чем бы то ни было?!
- Не помню, - парирую я.
- Ладно, - вздыхает он. – Семь бед… С чего начать?
- Да с чего угодно, я все равно большей частью ничегошеньки не понимаю. Но проще будет с самого начала.
- С начала?! – задумчиво произносит мужчина. – Неплохая мысль. Знать бы только откуда именно пошло это самое начало.
Я терпеливо выжидаю, пока он принимает решение.
- Что ж, думаю, рождение меня как человека тебя навряд ли заинтересует, потому начну с вампиров.
- А оборотни будут? Я так, на всякий случай поинтересоваться. Чтобы знать, что еще кроме осиновых кольев и рубашки с длинными рукавами может мне пригодиться рядом с вами.
- А ты ехидина.
- Итак, что там было про вампиров, которых, конечно же, не существует.
- Так же, как и Изнанки, хранителей и собственно тебя.
- И вас.
- И меня.
В машине повисает пауза.
- Ну, хорошо, - не выдерживаю я этой напряженной тишины. – Я обещаю, что буду держать рот на замке.
- Голодная ты мне нравилась больше, - замечает он. – Итак, началось все с вампиров, точнее одного вампира, на которого я имел несчастье нарваться в один из тихих осенних вечеров. На тот момент я не знал, что это не человек. Время было послевоенное, смутное. Вокруг нищета и разруха.
- Послевоенное? – все же не удержалась я от вопроса. – И речь идет, конечно, о той самой войне?
- Той самой и да, я старше, чем кажусь, - пресек он мои математические вычисления на корню. – Как я позже понял, это было тяжелое время не только для простых людей, но и для хранителей. Такого разгула вампирьей братии, что было на тот момент, история давно не знала. Кровь лилась рекой и без их участия, и было бы странно, не воспользуйся их вид такими явными преимуществами перед своими извечными противниками.
- Оборотнями?
- Тома!
- Все, молчу!
- Хранителями-охотниками! Мне в тот день повезло, если можно так сказать, родиться во второй раз. Не знаю, что углядела тогда во мне Варя, но без нее я бы так и остался в том грязном переулке навсегда.
Я прикусила губу, боясь задать новый вопрос, но что-то в его интонации, с которой он произнес это имя, сдержало меня.
- Она не только спасла меня, она сделал меня подобным себе. Я был мальчишкой, которому едва исполнилось четырнадцать. Родители погибли в блокаду. Я привык жить своим умом, но то, что я увидел тогда, испугало меня, и я сбежал в тот же вечер при первой же возможности.
Что было дальше, я до сих пор вспоминаю с трудом. Инстинкты брали верх над моим и без того еще неокрепшим разумом. Сколько прошло времени – неделя, месяц или больше, я затрудняюсь ответить, когда я уже думал, что так и буду жить подобно дикому зверю, она вновь встретилась на моем пути. И на этот раз не отпустила. Обращение слишком сложный процесс. Там нужно умереть, оставив все человеческое позади, и родиться заново. Новый мир как бы испытывает тебя на крепость, и не приведи Великие магистры, ты покажешь ему свою слабость. Она уже во второй раз спасла меня, взяв под свою защиту. Скорее всего, без этого меня убили бы уже свои.
- Вампиры?
- И они тоже.
Какое-то время в машине вновь установилась тишина, но в этот раз это была скорее передышка, нежели противостояние.
- И что же стало с вами дальше? – все же не выдержала я. – И главное, причем тут Аня?
- Дойдем и до этого, - коротко глянул он на меня. – И потом ты же сама просила начать сначала.
Я закусила зубами внутреннюю сторону щеки, чтобы не ляпнуть:
«Ну, не с ледникового же периода?!»
Томас усмехнулся.
- Мне понадобилось немало времени, чтобы принять тот мир, в котором я оказался, и еще больше, чтобы научиться жить в нем. Но в одном я уверен: без Вари я бы сдался намного раньше. Она усыновила меня. На тот момент своих детей у нее не было и, не смотря на то, что она никак не показывала окружающим, что это как-то задевает ее, я-то знаю, насколько сильна была ее боль по этому поводу.
Она до умопомрачения любила собственного мужа. Впрочем, не меньше, чем он ее. Они оба слишком многим пожертвовали ради того, чтобы быть вместе, и судьба просто не могла не дать им второго шанса. Я любил их обоих, Алекс был для меня примером для подражания и, что уж греха таить, тем самым отцом, которым хотелось гордиться. И я гордился. Но все же Варя была дорога мне чуточку больше.
А потом у нее родился сын. Не буду рассказывать, чего ей это стоило, но само его появление на свет довольно странно повлияло на меня. Я любил его, как брата. Он вырос на моих глазах. Казалось, не было более привязанных друг другу людей, чем мы с ним. Я видел и чувствовал на уровне инстинктов, как сильна была его привязанность ко мне. Но так же было нечто между нами, что мешало мне целиком и полностью отдаться этому чувству.
Я долго не мог понять, что происходит, пока в один «прекрасный» момент, не осознал с особой кристальной четкостью, что я просто люблю Варю. Не как сын мать, а именно как мужчина женщину. Это было настолько странно и … неправильно, что я … в общем свершил одну глупость. Катастрофическую, учитывая, что с того самого момента я больше не мог быть рядом с той, которую любил. И чтобы не подвергать их семью опасности, скрылся. Возможно, всем было бы проще, явись я сразу с повинной, но я достаточно хорошо изучил законы того мира, в котором жил уже не один десяток лет, и знал, что за мой проступок самое меньшее, что мне светило – это лишение знака. Я слишком сильно привык жить в новом когда-то для меня мире, чтобы добровольно пойти на это.
Я разбил ей сердце этим. Она все же любила меня, пусть как сына, но любила. Ну, а Влад меня попросту не понял.
- Влад? – удивленно переспросила я. Я слушала его, по сути, исповедь, и все никак не могла связать одно с другим, но теперь все встало на свои места. – Так вы были влюблены в его мать?
- Почему был?!
Я глянула на его профиль, на тонкую линию сжатых губ, взгляд, устремленный на дорогу, и поняла, что мне ужасно жаль этого человека. В нем проскальзывали нотки ожесточения, грубости, безразличия, скрытые за ширмой сарказма и некоей самовлюбленности. Но, оказывается, все это было его маской: маской, скрывающей боль, под которой так удобно было прятать отсутствие смысла собственной жизни.
- Так именно за это он и его родные вас так и не простили?
- О нет, он так и не простил меня за то, что я ее убил.
______________________________________
ФОРУМ

Категория: Свободное творчество | Добавил: Thrisha (25.01.2011) | Автор: Триша
Просмотров: 703 | Комментарии: 10 | Теги: КСВ..., Глава 30. Искупление


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
+1
10 Olga_Malina   (26.05.2011 17:48)
Спасибо за главу

+1
9 Deniz   (23.03.2011 00:14)
Спасибо!

+2
6 KseniyaTaby   (29.01.2011 10:48)
Я уже не надеялась на продолжение, но долгое ожидание того стоило. Эмоции зашкаливают!

Огромное спасибо, Thrisha!


+1
8 Thrisha   (29.01.2011 16:06)
happy happy happy

+2
5 keyt   (26.01.2011 16:38)
Наконец-то написалась проооооооооооооооода!!! wacko wacko wacko
Сил ждать больше нету!!! Гони исчо! wink

0
7 Thrisha   (29.01.2011 16:05)
ща будет.. шашлык будет.. из всех... biggrin

+2
3 бизон   (26.01.2011 08:35)
Триша спасибо! wacko
наконец-то приоткрылась эта тайна...

0
4 Thrisha   (26.01.2011 15:16)
которая???? surprised

+2
1 Yulisan   (25.01.2011 18:42)
Светлан! Очень Люблю ваше произведение..) Спасибо, что выкладываете его здесь.

+1
2 Thrisha   (25.01.2011 20:53)
Во-первых, можно на "ты"))
Во-вторых, спасибо тебе. Чувствую, ты мой первый и предпоследний отписавшийся тут. happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: