Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Волшебные елки
Утро после встречи Нового года. А ты все помнишь, что натворил вчера?.. Тебя ждут неожиданные открытия!

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Слёзы и медовые зёрна граната
Наверху стоит он Ямы,
Пульт сжимается в руке,
Даму мигом он заставит
Унестись в своё пикé.
И трепещут что есть силы
На высотах, в тесноте
Крылья Эроса от пыла:
Зритель бдит, и как бы не…
Ускользнули ли герои,
Увлекутся ли опять?
Слёзы ждут их аль гранаты?
Зайди в тему – будешь знать!

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

The Fallout
16 марта 2006 года пришел конец известному Калленам миру. Вера, надежда и любовь – могущественные силы, и Эдвард понял насколько, когда потерял единственного человека, делающего его существование стоящим. История не только об Эдварде и Белле. Все Каллены пройдут через тяготы. Постапокалиптический мир после ядерной войны. Новый перевод от ButterCup

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1875
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Фунт плоти. Глава 44

2016-12-5
18
0
Глава 44. Свет в душе моей
"Фунт мяса, что я требую, купил я
Не дешево; он мой, хочу его!"
~ Шейлок. «Венецианский купец», акт IV, сцена первая.


Изабелла пулей мчалась через парковку. Все ее тело сотрясалось от той скорости, с которой ее ножки бежали по асфальту. Лоб покрылся испариной, а страх и адреналин, циркулирующие по венам, так подстегивали, что ей на одном дыхании удалось пробежать целых тринадцать кварталов.

Она лавировала между неспешно движущимися машинами и такими же медлительными людьми, чертыхаясь и судорожно пытаясь добраться до автоматических дверей, ведущих в госпиталь, которые открывались так медленно, что Изабелла, стремясь прорваться внутрь, больно ударилась плечом. Отделение скорой помощи было переполнено окровавленными, держащимися за конечности людьми, но сейчас ее это отнюдь не волновало.

Состояние только одного человека ее беспокоило. К этому человеку она так отчаянно стремилась прорваться.

Задыхаясь, мокрая от пота, она пробила себе путь к посту медсестры.

— Эдвард, — задыхаясь, прокричала она всем четырем людям, что стояли за стойкой. Сидевшая за компьютером медсестра с тревогой подняла на нее взгляд. — Эдвард, — повторила Изабелла. — Я здесь… мне позвонили.

Выражение на лице медсестры стало сочувствующим и заботливым, она встала и направилась к девушке.
— Хорошо, милая, успокойтесь. Можете сказать мне полное имя?

Изабелла кивнула и сглотнула. В горле образовался жгучий комок.
— Эдвард Каллен. Так его зовут. Эдвард.

Лицо медсестры тут же побледнело, и у Изабеллы все внутри перевернулось. Она знакома с этим выражением. Она видела его шестнадцать лет назад на удрученном лице Билли Эфраима. Жалость, сочувствие и душевная боль. Тело Изабеллы покрылось мурашками от страха, коленки подогнулись, а в груди болезненно сжалось сердце.

— О Господи, — прошептала она, накрыв руками рот. В ушах громко и нудно зазвенело.

— Солнышко, — нежно прошептала медсестра, протягивая к ней руки.

Но Изабелла не слышала. Она быстро падала в забытье. Из ее горла вырвался животный крик, когда она рухнула на больничный пол.
=PoF=

— Эдвард, чем занимаешься? — спрашивает она меня, когда я в сотый раз пытаюсь размешать смесь для кекса. Оказывается, это сложнее, чем я думал. Я изо всех сил стараюсь не казаться хреновым придурком, но… не выходит.

— Пытаюсь смешать эту хрень, но не получается, — ворчу я, болтнув смесью в миске, чтобы продемонстрировать в полной мере свою неумелость. Курить хочу. — Мне что, вымаливать какой-то тайный ингредиент? Типа цемента?

Она смеется. Пытается скрыть свое веселье, но краем глаза я все равно замечаю. Ее плечи подрагивают, а рот закрыт рукой. Я смотрю на нее прищурившись. Шумно выдыхаю, и она понимает, что это нифига не смешно.

— Я с закрытыми глазами и связанными за спиной руками могу восстановить 12-цилиндровый мотор, — раздраженно вцепившись себе в волосню, ною я. — Блин, я не думал, что это настолько сложно!

— Родной, успокойся, — она задабривает меня, положив на локоть свою нежную руку. — Просто медленнее, будь ласковее.

Тон ее голоса и движения пальцев по моей коже выбивают из легких дух.

— Ласковее? — недоверчиво ворчу я. — Это чертов пирог, Белла.

Она улыбается, и в глубине моей души зажигается какой-то огонек.

— Тогда представь, что кекс — это я, — мурлычет она возле моего правого уха. Рука, которой я размешиваю тесто, застывает и сжимается на рукоятке ложки под дуновением ее дыхания на моем теле.

Господи.

— Обращайся с ним мягче, чувственнее, — продолжает она, нежно поцеловав меня в шею.

Я закрываю глаза и впитываю кожей, костьми и душой этот чудотворный миг.

Эта женщина забрала у меня душу. Все забрала.
Так всегда было.


=PoF=


Изабелла медленно пришла в себя, обнаружив, что лежит под теплым одеялом, а голова покоится на тонкой подушке. Девушка моргнула один раз, второй и резко выпрямилась, находясь в полном недоумении и изумлении.

— Все хорошо, — прошелестел тихий голос у нее за спиной.

От удивления Изабелла с визгом подскочила на месте. Повернувшись, она увидела улыбающегося ей Гаррета. Каким бы теплом ни веяла его улыбка, лицо было осунувшимся, бледным, а под глазами от усталости залегли темные круги. Улицезрев его в таком состоянии, Изабелла чуть не задохнулась. Сердце в груди стало сбиваться с ритма, как только она вспомнила, по какой причине оказалась здесь, а не лежала сейчас в постели Эдварда, дожидаясь, когда он вернется домой.

— Что слу… случилось? — запинаясь, произнесла она.

Гаррет вздохнул и положил ладони на металлические поручни больничной койки, на которой лежала Изабелла.

— Ты упала в обморок. Медсестры положили тебя сюда, пока ты…

— Нет! — крикнула Изабелла, тряся головой и в отчаянии крепко зажмурившись. — Что случилось с… с Эдвардом?

Открыв глаза, она посмотрела на Гаррета, явно застигнутого врасплох таким несвойственным для нее выпадом.

— Гаррет, прошу тебя, — взмолилась она тоненьким, полным ужаса голосочком. — Что с ним?

Изабелла проглотила комок слез от невероятной боли, рвущейся наружу.
— Он… он?..

Гаррет коснулся плеча Изабеллы и легонько сжал его.
— Он в операционной, Изабелла. Его застрелили.

=PoF=


— Я выиграла! Выиграла я!

Я закатываю глаза, но не могу сдержать улыбку при виде своей темноволосой нежной Персик, радостно прыгающей по моей гостиной. Она держит над головой пульт от видеоигры и чертовски сексуально, ну просто восхитительно, крутит попкой.

— Один раз из трех, — без обиняков заявляю я, пряча свое восхищение.

Не знаю, зачем я это делаю. Сказать по правде, иногда попросту боюсь. Боюсь, вдруг если буду постоянно открывать ей свои истинные чувства, они станут ее душить. Хотя скорее я сам едва могу из-за них дышать.

Она идет ко мне, покачивая бедрами так, что они сами просятся в руки, и обхватывает меня за шею.

Люблю чувствовать ее близость. Меня она расслабляет. Я становлюсь целым.

— Мистер Каллен, проигрывать вы не умеете, — нахально шепчет она. Ее взгляд падает мне на губы, и я облизываю их.

— Да, — признаю я, согласно дернув плечами, — полный лузер.

— И как мне с вами поступить? — Она ведет пальчиками по вороту моей майки, и я тут же возбуждаюсь. От нее разит страстью, а ее тело явно жаждет секса.

Благодаря мне.

Я хочу ее. Хочу постоянно. Она даже не подозревает насколько.

— Веди меня в постель, — быстро, на одном дыхании выпаливаю я.

Она чуть таращится на меня, но потом улыбается самой сексуальной улыбкой, которую я у нее видел.

— Да, сэр, — отвечает она, берет меня за руку и ведет в спальню.


=PoF=


Изабелла вцепилась в одеяло, свернутое вокруг ее ног, и старалась делать глубокие вдохи.

Ей нужно сохранять спокойствие. Терять веру она не имела права. Она обязана быть сильной.

Пуля. В него пустили пулю.

«Он жив, — повторяла она про себя. — Он не умер. Его оперируют, потому что его подстрелили, но он не умер».

Она откинула одеяло в сторону и спустила ноги с края койки. Не успели ее пятки коснуться пола, как в палату вошла радостно улыбающаяся полная медсестра с круглым лицом.

— О, вы пришли в себя, — жизнерадостно воскликнула та. — Как себя чувствуете?

Изабелла замерла и потерла лицо, все же ответив:
— Я в порядке. Мне только нужно узнать…

— Ай-яй-яй, — строго покачав пальцем, перебила ее медсестра Жизнерадостность. — Для начала я должна измерить у вас давление. — Она бросила взгляд на столик у кровати, где лежали нетронутые сэндвичи и стояла чашка с соком. Женщина неодобрительно посмотрела на пациентку. — А еще вам нужно что-нибудь съесть.

— Я не голодна, — ответила Изабелла, чувствуя, что ее терпение на исходе. Она почуяла, что Гаррету становится неудобно, когда медсестра запорхала вокруг Изабеллы как назойливая муха.

— Слушайте, — протяжно вздохнув, продолжила девушка. — Пожалуйста, скажите, как узнать о моем… — О моей второй половинке. Эдварде. Моем сердце. — Моем парне? Его привезли…

— Уверена, доктор сейчас придет и осмотрит вас, — снисходительно ей улыбнувшись, ответила медсестра. — А теперь закатайте рукав.

— Нет, — резко возразила Изабелла, игнорируя просьбу медсестры. — Вам не понять. Мне позвонили и велели приехать сюда. Его, наверное, сейчас оперируют, но мне нужно с кем-то поговорить о его состоянии.

— Врачи заняты. — Похоже, спокойствие заканчивалось и у медсестры Жизнерадостность. — Они придут к вам, как только смогут. А теперь рукав закатайте.

У Изабеллы внутри что-то оборвалось.
— НЕТ! — крикнула она так, что медсестра Жизнерадостность сделала шаг назад.

— Изабелла, — вежливо пожурил Гаррет.

Но она его не слышала. Спрыгнула с кровати и смотрела на этих двоих с вытаращенными глазами.

Они не понимают? Почему им не понятно?

— Я хочу только, мать вашу, информацию о состоянии Эдварда, — процедила она сквозь зубы. — Все, больше я ничего не хочу. Мне нужно знать, что он поправится. И нужно его увидеть.

Она ткнула пальцем в сторону медсестры Жизнерадостность.
— А вы перестаньте меня донимать и приведите врача, и пусть он скажет мне, что, черт побери, происходит!

Явно находясь в шоке от грубости и злости этой хрупкой девушки, медсестра уставилась на нее. Она прокашлялась и вымученно опустила манжету.

— Пойду-ка я посмотрю, что можно сделать. — И без лишних слов развернулась на пятках и покинула палату.

Изабелла резко опустила голову на руки. Она не хотела говорить с медсестрой в таком тоне, но… Господи. Это какой-то кошмар. Наверняка. В реальности такого бы не произошло.

Застрелили? Но как?

Не далее как два часа назад они лежали в постели. Лежали в постели обнаженные, смеясь и даря друг другу свою любовь. А теперь? Теперь она сидит в холодной больничной палате, провонявшей антисептиками и смертью, и слышит, что мужчина, являющийся смыслом ее существования, на операции, потому что его…

Размышления Изабеллы прервала внезапная возня, возникшая в дверном проеме. В палату зашел высокий привлекательный мужчина, на лбу которого словно высекли табличку «коп», а следом за ним прошествовали два джентльмена намного старше. Первый, при более близком рассмотрении, выглядел встревоженным и таким измотанным, что, наверное, мог бы проспать неделю. Он подошел к Изабелле, вытащив из внутреннего кармана пиджака значок ФБР.

— Мисс Свон, — мягким голосом сказал он, что противоречило грубой наружности. — Я агент Бирс. Это агенты Уинтерс и Суинби.

— Здравствуйте, — удалось вымолвить Изабелле, хотя по горлу стала подниматься желчь. Ей знакомо это имя. С этим федералом работал Эдвард.

— Мы не знакомы, — сказал он, приподняв правый уголок рта. — Но я много о вас знаю. — Он глянул на Гаррета и кивнул тому, поздоровавшись.

— Как Эдвард? — спохватилась Изабелла. — Он… с ним все будет хорошо?

Бирс выдохнул и упер руки в боки.
— Не знаю, — напрямую ответил он. — Его уже почти час оперируют.

Изабелла собрала волю в кулак, стряхнув с себя ужас и панику.
— Куда его… куда попала пуля?

Бирс сглотнул, глядя на нее.
— В спину.

Изабелла машинально кивнула, не силах вымолвить ни словечка.

— Изабелла, врач скоро придет и даст вам более полную информацию, но пока нам нужно…

— Почему? — выпалила она.

— Что?

— Почему его застрелили?

Бирс еле заметно нахмурился.
— Я не…

— Ему стоило быть дома, со мной, — бормотала Изабелла. — Но вдруг позвонил Джейкоб Блэк. Эдвард ушел, сказав, что скоро вернется, а потом мне звонят из неотложки и велят незамедлительно приехать, потому что к ним поступил Эдвард.

Бирс потер покрытый щетиной подбородок и отвел глаза в сторону.

— Он сказал, что вы следите за нами, — продолжала она. — Что вы за нами присматриваете. — Она вопросительно подернула плечами. — Так где были вы?

=PoF=


Она тянет меня за собой в спальню и усаживает на край кровати. Ухмыляется так, что в груди начинает пылать, и стаскивает через голову с себя свитер. На ней красивый кружевной лифчик черного цвета, создающий поразительный контраст с ее алебастровой кожей.

У меня подергиваются пальцы.

— Ты прекрасна, — шепчу я.

Она краснеет и начинает расстегивать джинсы. Я опираюсь на ладони и смотрю, как она медленно обнажается у меня на виду.

Смотрю. Хочу. Вожделею.

Боже мой.

Она идет ко мне, но я, качнув головой, велю ей остановиться.

— Что? — спрашивает она.

Я понимаю: Белла знает, что я люблю ее и считаю великолепной, но мне не нравится оттенок сомнения в ее голосе. Она сжимает руки в кулаки, словно хочет прикрыться, но я бы никогда не позволил ей сделать это. Хочу, чтобы рядом со мной она всегда была уверенной.

— Дай взглянуть на тебя, — говорю я.

И делаю именно это.

Смотрю.

Смотрю на нее и удивляюсь, как же мне так, черт возьми, подфартило. Смотрю на нее и задаюсь вопросом, поймет ли она, как сильно я ее люблю, как давно я ее люблю. Знает ли она, что я убью, умру, расшибусь в лепешку ради нее. Смотрю на нее и гадаю, знает ли она, что от нее захватывает дух, как люди смотрят на нее на улице, ведь она так охуительно красива. Смотрю на нее и задаюсь вопросом, хочет ли она провести со мной весь остаток жизни, как я — с ней. Смотрю и вопрошаю, готова ли она взять навека мою фамилию, родить от меня детей, состариться вместе со мной.

Я просто… смотрю на нее.

— Ты в порядке? — спрашивает она. Ее хрупкое личико выражает одно беспокойство.

Я смотрю на нее и качаю головой.

Правду. Всего один раз я скажу ей правду. Всего единожды открою глубину своей любви и потребности в ней.

— Белла, — шепчу я, чувствуя, как спадают оковы. — Дотронься до меня. Коснись всюду. Проклятье, касайся и никогда не останавливайся.

Не успеваю я сделать вдох, как она набрасывается на меня с поцелуем.

=PoF=


Изабелла молча слушала, пока Бирс пересказывал ей события нынешнего вечера. На самом деле он объяснял ей всё: с самого начала его участия в работе с Эдвардом, Джейкобом и Аро до леденящих кровь ночных известий.

Имена, которые она слышала раньше, но не особенно ими интересовалась, разнеслись по больничной палате, в которой она очнулась. Теперь здесь сквозило напряжение. Все это время Гаррет сидел рядом и заботливо на нее посматривал. Бирс рассказал про Джейкоба, о том, что передал ему номер Ванессы в качестве уловки, чтобы Аро спалился. Объяснил, что его план удался, и потому вся его команда проследовала за Джейкобом и Эдвардом на место встречи. Это было не так легко, как они рассчитывали сначала. Несмотря на то, что команда состояла из шести федеральных агентов, люди Аро оказались для них слишком быстрыми. Им удалось выпустить две пули — одна попала Эдварду в спину, а другая в ногу Джейкоба — после чего фбр-овцы пустили ответный огонь, убив всех, кроме двоих пассажиров в седане.

Ванесса в безопасности, сказал он. Еще до перестрелки команда была отослана к владениям Аро.

— На каком основании его арестовали? — спросила Изабелла.

У ФБР была запись, на которой Аро приказывал уничтожить Джейкоба. Вкупе с признаниями Ванессы, Эдварда и Джейкоба этого хватило бы, чтобы засадить его за решетку вплоть до судного дня, заметил Бирс с коварной ухмылкой, от которой Изабелле стало еще холоднее.

— Где Джейкоб?

Бирс внезапно занервничал.
— Он приходит в себя в палате дальше по коридору, — ответил он. — Из соображений безопасности мы всюду выставили кордон из агентов вплоть до операционной. Джейкобу вынули пулю. Ему повезло.

— О да, — презрительно прошипела Изабелла.

— Не так, как вы думаете, — беспечно бросил Бирс. — Каллен оттолкнул его и принял предназначавшуюся пулю для Джейкоба. В противном случае тот уже был бы мертв.

— А теперь, вместо Джейкоба, за жизнь борется Эдвард, лежа на операционном столе, — гаркнула Изабелла. — Везет ему.

— Изабелла, — начал было Гаррет, но замолчал, когда она встала.

— Мне нужно в туалет, — резко сказала она. — Не подскажете, где он?

Бирс медленно встал.
— Прямо по коридору.

Изабелла изящно обошла всех, кто стоял у нее на пути.

— Изабелла, — окликнул ее Бирс. — Вы хорошо себя чувствуете? Если хотите, кто-нибудь из моей команды вас сопроводит.

— Я в порядке, — ответила она, даже головы не повернув, и коснулась дверной ручки.

— Вот, — продолжил Бирс, — возьмите значок. Если кто-нибудь вас остановит или спросит, кто вы такая, скажите, что вы со мной.

Изабелла взяла значок и вышла за дверь.

Хоть она и выбралась из этой ужасной комнаты с прогорклым воздухом, легче ей не стало.

Она уверила агента, что в полном порядке, но, откровенно говоря, покривила душой. Она в раздрае. Ей было горько и обидно, а еще она дико злилась.

Нет. Ее сейчас удар хватит.

Почему Джейкоб такой херов эгоист? Как он посмел втянуть Эдварда в эту опасную переделку, даже не подумав о безопасности? Они ведь лучшие друзья. Где, черт его дери, верность, понимание? Бога ради, Эдвард из-за друга попал в тюрьму. Что еще нужно этому ублюдку? Крови? Проклятье, тогда он достиг желаемого.

Она целеустремленно понеслась по коридору и с яростью заглядывала в каждую палату, пытаясь вспомнить, как выглядит Джейкоб Блэк — встречи с ним носили мимолетный характер. Однако, палата, в которой лежал Джейкоб, была очень заметной. Рядом стоял огромный, пугающий своим видом мужчина.

Изабелла выдохнула, заправила волосы за уши и пошла к нему.

— Здравствуйте, — вежливо сказала она. — Я Изабелла Свон.

Мужчина, без сомнений являющийся копом, не удостоил ее ответом, только удивленно изогнул брови.

— Агент Бирс прислал меня за вами, — добавила она. — Сказал, дело срочное.

— Свой пост я не покину.

Изабелла улыбнулась еще ярче.
— Да, он предупреждал, что вы так скажете. — Он вытащила из заднего кармана значок Бирса. — А еще он дал мне это и просил передать, что я «с ним». Я присмотрю за Джейкобом, пока вы отсутствуете.

Офицер даже с места не сдвинулся.

— Слушайте, я непосредственный участник событий.

— Мисс Свон, я прекрасно осведомлен, кто вы такая, — грубо перебил ее мужчина. — Но пост свой я не оставлю.

Изабелла вздохнула и выпятила правое бедро.
— Ладно, тогда я просто вернусь к Бирсу и передам, что я — свидетель, которому он доверил свой значок, а вы не собираетесь покидать пост, хотя нужно-то пройти всего восемь палат.

Похоже, ее слова возымели эффект. Офицер закатил глаза и посмотрел в сторону палаты, где сейчас находился Бирс.

— Блин горелый, — загундосил он, осторожно глазея на нее.

Изабелла всячески старалась не выдать своего триумфа.

— Ждите тут, — приказал он. — Сейчас вернусь.

— Не спешите, — быстро сказала Изабелла, смотря, как он мчит по коридору. Она открыла дверь в палату Джейкоба сразу, как офицер проделал половину пути.

Небольшая боковая лампа отбрасывала зловещие тени на пол и стены. Джейкоб спал на койке. Она заметила на его правом бедре большой бандаж и охнула. Провода на его груди были подсоединены к огромному пикающему аппарату, который стоял рядом с капельницей. Палата пропахла антисептиками и кровью.

Изабелла медленно приблизилась к нему. Во сне он выглядел умиротворенным, чуть выпятив губы и подложив подушку под правую щеку. Вот только Изабелла чувствовала одну только ярость. Этот человек в ответе за то, где находился сейчас Эдвард. Вместо того, чтобы лежать в ее объятиях, он прошел сквозь муки ада. Один Бог знает, через что еще ему пришлось пройти. Друзья. Боже, Джейкобу не знакомо значение этого слова.

— Ты эгоистичный мудак, — сквозь зубы прошипела она, стоя у кровати со сжатыми в кулак руками. — Как ты посмел? Как ты осмелился так поступить с ним?

Джейкоб зашевелился. Он медленно открыл глаза, моргнул несколько раз, пытаясь прийти в чувство.

— Он считал тебя своим другом, — продолжала Изабелла.

Она увидела, как при звуке ее голоса подпрыгнул Джейкоб и резко повернул голову в ее сторону. Парень вытаращил глаза, поняв, кто с ним разговаривает.

— Он мало для тебя сделал? — спросила она, чувствуя, как по щеке скатывается слеза.

— Изабелла, — прохрипел Джейкоб.
— Ради тебя он попал в тюрьму. Он… он лгал ради тебя, защищал. — Она шагнула к койке, почти наклонившись над ним. — Он выбрал тебя. Он предпочел тебя мне.

Джейкоб сглотнул и вжался в подушку.
— Я… я не думал. Мне… просто хотелось увидеться с Ванессой.

Лицо Изабеллы исказилось гримасой злости.
— Вы не виделись три года. Не мог еще немного потерпеть?

Джейкоб открыл было рот, чтобы возразить, но Изабелла не дала ему вставить ни слова.
— Нет, не мог, потому что ты эгоистичный урод, думающий только о себе.

Джейкоб рассвирепел:
— Господи, я же не знал, что так случится!

— Как, Джейкоб? — выкрикнула Изабелла. — Как ты мог не знать? Тебя заключили под стражу на почти двенадцать часов. Бирс тебе все рассказал. Вся эта операция ФБР, Джейкоб, и досрочное Эдварда. — С отвращением она покачала головой. — Ты даже не подумал об этом. — Доведенная до отчаяния, она ткнула дрожащим пальцем ему в грудь. — Ты не подумал обо мне.

Джейкоб уставился на нее.
— Слушай, мне жал…

— Блядь, не смей говорить, что тебе жаль, Джейкоб. Не смей!

— А что ты хочешь от меня услышать? — рявкнул он и язвительно расхохотался. — Дерьмо, леди, вы даже не понятия не имеете, через что мы с Калленом прошли. Думаешь, раз он дал тебе кличку и регулярно потрахивает, ты знаешь о связи между нами, об узах, что нас объеди…

— Узы? — хрипло выкрикнула Изабелла. — О каких еще узах ты толкуешь? Я люблю его. Я люблю его, а он любит меня! Он — любовь всей моей жизни, он мой мир, мой… Он спас мне жизнь до того, как ты стал ему другом. Узы? Его застрелили по твоей вине! Он может… может умереть из-за тебя! Тебе невдомек, что такое узы, потому что волнует только собственное благополучие! Меня от тебя тошнит!

Только Изабелла сделала выпад в сторону Джейкоба, как тут же распахнулась дверь в палату. На пороге стоял Бирс вместе с Гарретом и двумя другими агентами и тяжело дышал. Уже через секунду Бирс оказался возле Изабеллы, удерживая ее руки от лица Джейкоба и оттаскивая от него как можно дальше.

— Я тебя ненавижу, — кричала она. — Я ненавижу тебя! — Рыдания становились все громче. Она изо всех сил вырывалась из лап Бирса, пытающегося ее успокоить и удержать. — Если он умрет… если умрет, — орала она, пинаясь и кусаясь, — я прикончу тебя. Слышишь, Джейкоб Блэк? Я собственноручно тебя уничтожу!

Бирс пытался вывести ее в коридор, но она продолжала кричать и орать.

— Изабелла, успокойтесь, — прошептал он ей на ухо. — Пожалуйста, дорогая. — Он крепко сжимал ее в руках.

— Он умрет, — завыла она. — О Господи, если он умрет. Эдвард! Я не могу… дышать не могу.

— Изабелла! — раздался в коридоре знакомый голос, дополняемый быстрыми шагами по стерильному полу.

Изабелла сквозь пелену слез ничего не видела. Она не видела человека, окликнувшего ее по имени, но в груди появилось тепло, которого ей так не хватало.

Снова до нее донесся этот голос, теперь ближе.
— Изабелла! Отпустите мою дочь! Изабелла, родная!

У Изабеллы подогнулись коленки, но знакомые сильные руки не дали ей упасть, ласково гладя по голове. Аромат детства, чувство безопасности и неиссякаемая любовь окутали ее.

Изабелла перестала рыдать, только тоскливо всхлипывала.

Чувствуя, как разбивается сердце, ей удалось вымолвить только одно слово:
— Мамочка.
=PoF=


Я веду руками вверх по ее спине и с силой целую. Люблю ее вкус. Он сладкий, на кончике языка этот вкус просто охерителен.

С меня срывают футболку, и ее пальцы впиваются в плечи, царапая кожу так, что я выгибаюсь дугой. Люблю, когда она такая. Люблю, что я нужен ей так же, как она мне.

Она крутит бедрами, вжимаясь в меня, зная, что сводит с катушек. Я теми же движениями отвечаю ей, и она громко стонет.

Бля, обожаю этот звук. Живу ради этих звуков.

У нее учащается дыхание — прямо как у меня. Мы вдыхаем друг друга, прижавшись лбами. Мои руки лежат на ее груди, сжимая ее, благоговея. Я чувствую, как лихорадочное притяжение между нами становится сильнее и мощнее. Ее руки — на моих джинсах, дергают за пряжку на ремне и ширинку.

— Да, — рычу я, поощряя ее действия, желая, чтобы она вобрала меня.

Я хочу, чтобы она забрала все, без остатка.

Ее маленький кулачок обхватывает мой член и начинает двигаться. Господи всемилостивый, ее ручка из золота. Она мягкая и решительная. Из моего рта стонами вырывается ее имя. Она двигается быстрее, ощущения невероятные, но мне нужно больше близости.

Я чертыхаюсь и приподнимаю бедра.

— В тебя, — охаю я. — Персик, пожалуйста. Хочу в тебя.

Она улыбается у моего рта, щелкнув язычком напротив губ, и встает. Поравнявшись со мной, она сама стонет от предвкушения.

Богом клянусь, я даже дыхание задержал.

А потом она опускается.

Медленно. Поглощает меня. Ослепительная. Идеальная.

И я наконец-то дома.
=PoF=


Свернувшись калачиком под боком Рене, Изабелла лежала на больничной койке, которую так храбро покинула. Она молча уставилась в окно, глядя, как начинают падать первые хлопья снега. Она жутко хотела сидеть и смотреть на эту картину вместе с Эдвардом. Он обещал, что для того они поднимутся на крышу дома, где он живет. Изабелла почувствовала, как внутри снова что-то оборвалось. Он все пропустит.

Может, он и Рождество уже не встретит.

Рене продолжала гладить дочь по волосам. Они лежали, не разговаривали с тех пор, как Рене и Гаррет подхватили Изабеллу с пола, когда та едва не выцарапала Джейкобу глаза. Так она бы и сделала, не уведи ее Бирс. Этот ублюдок заслужил. Рене не пояснила, откуда она узнала про Эдварда, но Изабелла решила, что к этому как-то причастен Гаррет.

Так или иначе, все слова, споры и разногласия между Изабеллой и Рене забылись. Теперь они казались все до смешного бессмысленными. Бесперспективными. Забавно иногда работала судьба.

Раздавшийся тихий стук в дверь вывел Изабеллу из забытья. В палату вошел одетый в хирургический костюм тучный мужчина средних лет с покрытыми оспинами лицом. Следом за ним высокомерно и чванливо семенил светловолосый мужчина помоложе.

Изабелла быстро села, отчего комната закружилась перед глазами.

— Мисс Свон? — спросил пожилой доктор.

У Изабеллы вдруг пропал голос. Она просто кивнула.

— Я доктор Блейк. Оперировал Эдварда. Агент сообщил, что вы захотите узнать о его состоянии. Так понимаю, вы самый близкий родственник, который есть у Эдварда.

Сердце Изабеллы ухнуло в пятки. Она вдруг начала задыхаться.

— Да, я… он?..

— Пуля попала Эдварду в спину, — осторожно сообщил доктор Блейк.

— Знаю. — Изабелла проглотила комок слез. — Это… я не могу…

Доктор Блейк подошел к ней и скрестил на груди руки.
— Пуля застряла в средней доле левого легкого, что вызвало гемоторакс и коллапс. Ему очень повезло. Дюймом или двумя глубже, и пуля попала бы в сердце.

Изабелла прижала уставшую ладонь ко рту. Рене крепко обхватила дочь руками.
— Парамедики, которые привезли его к нам в больницу, стабилизировали легкое, чтобы мы смогли его прооперировать и вытащить пулю.

Изабелла мяукнула в ладонь, не имея сил преобразовать хаотичные мысли в слова. Рене помогла ей:
— Он жив?

Доктор Блейк кивнул.
— Он восстанавливается после операции. — Врач приподнял брови, выражая молчаливое уважение своему пациенту. — Сильный парень.

Изабелла почувствовала, как по лицу текут слезы. Они с Рене не выпускали друг друга из крепких объятий.

— Мисс Свон, должен вам сообщить, — продолжил доктор Блейк. — Чтобы вытащить у Эдварда пулю, мне пришлось удалить среднюю долю легкого.

Изабелла замерла. Она выпрямилась, тыльной стороной руки вытирая нос.
— Но он в порядке. То есть, будет в порядке?

— Я уже говорил: Эдвард силен. Он выносливый здоровый молодой мужчина. Нет никаких признаков, указывающих на то, что он не сможет восстановиться после ранения. И все же следующие двадцать четыре часа — критический период.

— Операция, — в панике зашептала Изабелла. — Она сильно на нем скажется? Как на нем отразится удаление доли?

Доктор Блейк почесал подбородок.
— При должном уходе и полном восстановлении и выздоровлении, Эдвард сможет жить, как раньше. Завтра снимем трубку и посмотрим, как…

— Трубку? — перебила врача Рене.

— Эндотрахеальную трубку, — спокойно пояснил доктор. — С ее помощью Эдвард сейчас дышит. Он на аппарате искусственного дыхания, и мы вставили ему в грудь трубку, чтобы откачивалась кровь. Как только убедимся, что Эдвард может дышать сам, а ателектаз устранен, удалим ее.

— Долго ему так придется? — спросила Изабелла.

Врач пожал плечами.
— Обычно пару дней, но с каждым пациентом по-разному. Он получает большую дозу антибиотиков и обезболивающих, это поможет.

Изабелла подползла к краю кровати.
— Могу я его увидеть?

— Он еще в операционной. Как только его переведут в палату интенсивной терапии, вы сможете его навестить, но только минут на десять. Моему пациенту нужен покой.

Изабелла чуть улыбнулась ему.
— Да, доктор.

— Хорошо. — Доктор Блейк повернулся, но Изабелла остановила его, положив на локоть свою ладошку.

— Спасибо вам, — прошептала она. — Огромное вам спасибо.

Доктор кивнул и накрыл ее руку своей ладонью.
— Пожалуйста.
=PoF=


Я лежу с Беллой и вожу пальцами по ее спине, пока она дремлет. Как и всегда, зачарованно ею любуюсь.

Солнечные лучи, проникающие сквозь открытое окно в спальне, отражаются на ее нагом теле — Белла похожа на ангела. Она теплая, покрыта потом и разрумянившаяся после оргазма.

Она яростно кончала, сидя на мне верхом. Кричала мое имя, объезжая меня до тех пор, пока я не кончил вслед за ней. С Беллой секс всегда представляет собой большее. Быть с ней и в ней словно воспарить в небеса. Это приятнее любого наркотика, который я пробовал. Бьет сильнее выплеска адреналина.

Кончать в нее — очень чувственно. Я чувствую себя польщенным такой честью. Глупо, знаю.

Помню, как-то раз мы трахались почти час, а потом она встала, и я увидел, как по ее ноге стекает капелька моей спермы. Господи, я так перевозбудился, что пришлось отыметь ее еще разок.

Наверное, это называется одержимостью. Возможно.

А почему бы и нет? Она моя. Телом и душой, она всегда принадлежала мне. В точности, как и я принадлежал ей.

В этом-то все и дело — наши с Беллой отношения не поддаются описаниям. Ее любовь ко мне, терпение; то, как она слушает меня, говорит, спит, касается, целует, спорит — все это делает ее самым дорогим для меня существом в мире.

Она умная, бойкая, заботливая, верная. Никому не дает спуску. И мне в том числе.

Она открывает глаза и лениво улыбается.
— Приветик.

— Привет, — отвечаю я.

Пытается подавить зевок.
— О чем думал?

Глажу ее по волосам.
— О тебе.

Она улыбается еще шире и просовывает под щечку руки.
— И что ты обо мне думал?

Я придвигаюсь к ней, кончик моего носа практически касается ее.
— Вспоминал день в Килл, когда тот жирный мудацкий охранник вмазал меня мордой в стену.

Вижу, как она гневно хмурится, вспоминая.
— Ага.

— Да, и вспоминал, как ты вытерла мне лицо, хотя знала, что это вопреки правилам. — Я ухмыляюсь, думая о тех днях.

Какой упрямой и настырной она была. Просто дивной.

— Не могла смириться с тем, что ты вернешься в камеру весь в крови, — бурчит она, отводя глаза.

Я касаюсь кончиками пальцев ее щеки.
— Помню, смотрел тогда на тебя и чувствовал касания твоих рук.

Теперь она смотрит на меня блестящими от слез глазами.
— Ты был таким красивым, — шепчет Белла. — У меня дух от тебя захватывало. Я ужасно боялась, что люди заметят мои истинные чувства.

— А я заметил, — ответил я. — Почувствовал сразу, как ты меня коснулась.

— Как будто все вокруг озарилось светом.

Я киваю и улыбаюсь. Она знает.

— Ты любила меня тогда, Белла? — спрашиваю я.

Она смотрит на меня и выдыхает:
— Я всегда тебя любила.

=PoF=


В отделении интенсивной терапии стояла умиротворяющая тишина, разрываемая лишь случайными звуками аппаратов, которые, по большей части, поддерживали в своих пациентах жизнь. Изабелла крепко цеплялась за материнскую руку, пока они шли за медсестрой по длинному пустынному коридору в палату Эдварда. Медсестра остановилась возле двери и повернулась к ним.

— Доктор Блейк разрешил только десять минут, — тихо напомнила она.

— Помню, — ответила Изабелла. — Я уйду вовремя, обещаю.

Медсестра улыбнулась и ушла, оставляя Изабеллу с Рене наедине. Женщины неестественно замерли, не в силах сойти с места.

— Хочешь, я пойду с тобой? — мягко спросила Рене.

Изабелла покачала головой, но матери улыбнулась. Последние пару часов она оказала Белле невероятную поддержку, молча и уверенно обнимая ее. Изабелла понятия не имела, как бы она справилась без нее. Пережив самые тяжелые минуты вместе с мамой, Изабелла почувствовала прилив благодарности и сочувствия.

Как она справилась, когда в больнице оказался отец? Полная горя, ждала новостей и ничем не могла помочь? Изабелла в то время была совсем маленькой и никак не могла утешить маму.

Девушка схватила мать в объятия, сжимая ей ребра до боли.
— Спасибо, мам, — прошептала она. — Спасибо за то, что была рядом.

— Не за что, — дрожащим голосом ответила Рене. — Это мой долг.

Изабелла отстранилась и сделала глубокий вдох.

— Я подожду тут, — заверила ее Рене, сев возле двери.

Изабелла кивнула и уверенно сжала ладонь вокруг дверной ручки. Она открыла дверь, смотря в пол, не в силах поднять взор. Слишком боялась того, что может увидеть. Несколько мгновений пыталась собраться с духом и наконец посмотрела на койку в дальнем конце палаты. В ту же минуту воздух из ее легких словно выкачали вакуумом.

Эдвард, погруженный наркозом в сон, лежал на спине с закрытыми глазами, весь обмотанный проводами и трубками, торчащими из его груди, рук и рта. Как объяснил доктор Блейк, Эдвард был подключен к аппарату искусственного дыхания. Изабелла смотрела, как машина дышит синхронно с движениями его грудной клетки. Сердце его билось громко и четко, и каждый сигнал отражал на мониторе чудесную линию, означающую, что он действительно жив.

Изабелла медленно и неслышно подошла к его постели. Осмотрела его в поисках знака, указывающего на ужасное событие, которое с ним случилось, и не увидела ничего, кроме крошечного пятнышка засохшей крови на правой руке. Вытащив из кармана платок, Изабелла смочила его кончиком языка и стерла кровь. Прижалась руками к его теплой и мягкой коже.

Волосы его находились в беспорядке, а рот замер в фирменной ухмылке из-за того, что трубка ИВЛ шла через левый уголок. Вокруг груди был обмотан большой белый бандаж, через который тоже шла небольшая трубка. Изабелла не смогла долго на это смотреть. Ужас того, что произошло, был для нее еще слишком болезнен. Она глубоко вздохнула и провела ладошкой по его лицу. Чертовски красивый. Она задумчиво улыбнулась. Ему нужно побриться.

— Я с тобой, — прошептала она. — Я рядом, родной.

Глаза Изабеллы наполнились слезами, как только она осознала, что наивно ждала от него ответа. Он никогда не был таким тихим. Никогда. Ему всегда надо было что-то сказать — что-нибудь пошленькое, забавное или красочное. Она обожала эту черту в нем: ему всегда было насрать на чужое мнение, Эдвард говорил свободно и честно.

Она улыбнулась. Да кого она только обманывает?

Она обожала в нем все. По ее мнению, Эдвард безупречен. И он не заслужил того, что с ним случилось: лежит без сознания на больничной койке, пока машина дышит за него. У нее екнуло сердце, словно догадываясь, что рядом, совсем близко, но в то же время далеко, находился его вторая половинка. Он был недостающей ее частичкой, родственной душой, единственной любовью. Ее миром. Ее жизнью. Существование без него просто не представлялось ей возможным. Судьба и так надолго их разлучила. Она только-только снова его нашла.

Чтобы теперь потерять…

Быстро оборвав эту мысль, Изабелла коснулась кончиками пальцев татуировки, обвивающей мускулистое плечо. Он казался крепким и сильным, но тем не менее лежал абсолютно беспомощный и уязвимый.

Полный парадокс — таким всегда для нее был Эдвард.

Она наклонилась к нему, гладя его по волосам. Такие мягкие.

— Ты поправишься, — тихо сказала она ему на ухо, взяв его за руку и сжимая ее с каждым словом. — Слышишь, Каллен? Ты поправишься.

Изабелла ласково поцеловала его в лоб. И на этот раз не смогла сдержать слезы, чувствуя его запах и знакомое покалывание, когда ее плоть касалась его.

— Я люблю тебя, Эдвард, — зашептала она. — Господи, я так тебя люблю. Ты нужен мне. — Она обессиленно рухнула на него, спрятав лицо возле его шеи. — Не покидай меня, — взмолилась она. — Пожалуйста. Не покидай меня.
=PoF=


Аро Бартоллини сидел в привычной ему манере: гордо выпрямив спину и невозмутимым видом. Его адвокат, сидящий бок о бок, находился в абсолютно противоположном состоянии, судорожно всем и вся названивая и тщательно изучая выдвинутые его клиенту обвинения. Бартоллини всего только ждал, изнывая от скуки, и бесновался.

Комната, куда привели его агенты, хорошо охранялась, что его не удивило. Он знал, что эти люди давненько пытались упечь его на это место. И был совершенно уверен в том, что член какого-нибудь недоноска разорвался от тех приложенных им усилий, направленных на то, чтобы притащить сюда его зад.

Неважно, совсем скоро он снова окажется на коне и отправится домой. И, Христа ради, ему предстоит закончить начатое немедля.

Чтобы отплатить за смерть Маркуса и остальных четырех верных парней из его команды, ему потребуется несколько телефонных звонков и визитов в гости. А начнет он с того некомпетентного козла, что установил охранную систему на его компьютеры и телефон. Он заплатил немалые деньги, чтобы получить лучшую защиту из лучших, и все же федералы поставили под сомнение надежность этой херни быстрее ее установки. Да, голова этого негодяя первая в его чертовом списке.

Он невозмутимо отпил еле теплого пойла, которое они тут величали кофе, и вздохнул. Если быть до конца честным, Аро нервничал из-за сложившегося положения. Разумеется, он отлично играл свою роль, ведя себя надменно и опасно тихо, даже когда эти мудилы ворвались в его дом и арестовали. Не впервой такое случалось и, без сомнений, не в последний раз тоже.

На самом деле к концу дня он жаждал отмщения.

Ванесса.

Он сжал руки в кулак, чувствуя, как от гнева все бушует внутри. Его единственная дочь так бездумно и цинично его предала. Ей неведомо значение слова «верность». Нет, но очень скоро она выучит это на своей шкуре. Бартоллини был уверен: федералы обязательно приставят к ней полицию, но он все равно доберется до нее — до нее и ее мелкого ублюдка-сына. Он расправится с ними так, как стоило поступить еще три года назад, когда узнал, что она беременна и собиралась сбежать с Блэком.

Аро любил дочь. Она его семья. Но некоторые проступки прощать нельзя, а преданность стояла для него превыше всего.

Дверь в тесной комнатке открылась, и вошел молодой мужчина, ненамного старше Ванессы. Бартоллини знал, что это федерал, но что-то в этом человеке казалось… иным. Тесно существуя рядом с правоохранительными органами всю свою жизнь, Бартоллини научился понимать людей, с которыми имеет дело. Ни один офицер, лейтенант, сержант и агент не мог вот так запросто и невозмутимо стоять перед ним. Однако этот отличался от других.

Аро взглянул на агента. У того были темные вьющиеся волосы и карие глаза, которые словно хотели прожечь дыру в Бартоллини, отчего тот еле заметно заерзал на стуле. Он стоял, глядя на него как-то слишком уж целеустремленно и высокомерно. Бартоллини лишь несколько раз сталкивался с таким взглядом. Странно, внезапно перед глазами предстал облик его отца, гордо стоящего перед ним и внушающего трепет.

— Мой клиент… — начал адвокат.

— Ваш клиент вполне в состоянии изъясняться сам, — перебил того агент, не сводя взора с Бартоллини.

Бартоллини тоже смотрел на агента, пытаясь понять, что скрывается за этой яростью. Нет, подумалось ему, это не полицейский запал. Тут что-то личное.

— Мы знакомы? — просто спросил Бартоллини, положив руки на колени.

— Нет, — гаркнул агент. — А что?

Бартоллини ухмыльнулся этой потере былого хладнокровия.
— Просто интересуюсь.

Агент провел рукой по волосам, но взгляда от Бартоллини так и не отвел. Его непрощающий и опасный взгляд проникал в самое нутро. Он жаждал крови и, судя по выражению его лица, собирался достичь желаемого. На долю секунды Аро Бартоллини разволновался.

— Вы знаете, почему тут оказались, — продолжил агент, вернув самообладание.

— Да.

— И знаете, что какими бы судейскими знакомствами ни пытались манипулировать, ничто не убережет вашу задницу от обвинений. — Агент подошел к столу и облокотился на него, наклонившись вперед. Его молодое лицо противоречило пугающему виду.

— Нам наконец-то удалось поймать вас, — ухмыльнулся он. — Вы…

— Агент Бирс, думаю, мы можем…

— Захлопнись, Уэст, — рявкнул агент на адвоката. — Пусть говорит он. — Стрельнул глазами на костюм от Армани. — Тебя вообще нахера сюда пустили, — прошипел он.

— Все имеют право на адвоката, — невозмутимо ответил адвокат.

Агент фыркнул и снова посмотрел на Бартоллини, но тот явно не был заинтересован их обменом любезностями. Нет. Гораздо сильнее его заинтриговала фамилия, которую он только что услышал.

— Вы агент Бирс, — произнес он утверждающим тоном — не вопросительным.

— Верно, — кивнув, ответил агент, спокойно и выжидающе смотря на Бартоллини.

— Бирс, — тихо повторил Бартоллини.

— Да, Бирс, — подтвердил агент. — Б, И, Р, С. Бирс. Хотите, напишу на бумаге специально для вас?

Бартоллини пялился на молодого мужчину, пока вдруг кусочки пазла не начали складываться в ровную картинку.

— Или звучит знакомо? — тихим голосом продолжил агент Бирс, отчего по спине Бартоллини поползли мурашки.

Он покачал головой, чувствуя удушающее облако понимания, и выдохнул.

— Сколько вам лет? — прищурившись, прошептал Бартоллини, остекленевшим взглядом смотря на агента.

— Тридцать два, — ответил тот, и в глазах его блеснул дьявольский огонек.

Бартоллини резко выпрямился. Быстро отклонился к спинке стула, отчего тот протестующе заскрипел. Неужели, как это возможно? Он понял, что пристально вглядывается в мужчину, пытаясь увидеть то, что седьмым чувством давно уже понял.

— Да, — приподняв брови, прошипел Бирс, видя, что Бартоллини словно херово цунами сшибает понимание. — Все верно.

Костюм от Армани нервно зашевелился.
— Я что-то упустил из виду?

— Заткнись, — громко прикрикнул Бартоллини на своего адвоката. — И выметайся нахуй.

Мужчина замер на секунду, но потом решил, что лучше не спорить с клиентом. Лишаться своих удобных пальцев на руке он никак не хотел, упаси господи, а потому вылетел из комнаты, оставляя мужчин наедине. Те продолжали глазеть друг на друга как дикие животные.

Бартоллини онемел. Блядь, он ни слова не мог из себя выдавить. Он заплатил ей, христа ради. Заплатил, чтобы она избавилась от… этого. Но ЭТО стояло напротив: ростом шести футов, тридцати двух лет от роду, со славным значком федерала, живой и жаждущий отмщения.

— Вижу, вас… это малость шокировало, — пробормотал Бирс. От Бартоллини не ускользнул сарказм, с которым были произнесены эти слова. — Но времени у нас предостаточно.

Он выдвинул стул, стоящий напротив, и плюхнулся на него, приняв пренебрежительную позу, словно ему на все в этом мире было насрать.

— И кстати, по-честному признаюсь, — с усмешкой продолжил он, — я действительно давно предвкушал это мгновение.

Бартоллини осторожно потянул за полы пиджака, пытаясь казаться спокойным, и откашлялся. Мужчины сидели в тишине несколько напряженных минут, каждый изучая противника.

— Поражен, что вы так быстро вспомнили имя, — сказал Бирс, первым нарушая молчание. — Впечатлен.

Бартоллини передернул плечами.
— Я способный. Знал, что она изменила фамилию после своего отъезда.

— Она была моей матерью, — окрысился Бирс. — И она не уезжала. Вы ее выкинули.

— Не стоит придираться к словам, — равнодушно бросил Бартоллини, наклонив голову влево. — А шлюха и в Африке шлюха.

Бирс, проглотив приманку и начхав на последствия, рванул вперед и схватил ублюдка за горло. Намотал на кулак его галстук и резко дернул на себя.

— И к словам придираться не нужно, — процедил он. — Смысл в том, что твоя задница здесь и останется тут, пока ты не сдохнешь. И не сомневайся, уродливый мешок дерьма, я лично удостоверюсь, что никто не увидит тебя и не заговорит до тех пор, пока твой гниющий труп не выкатится прямо в хренову печь. Ни Ванессы, ни Бена тебе не видать!

Оказавшись носом к носу со своим сыном, Бартоллини, возможно, второй раз за всю свою жизнь действительно испугался.

Бирс отпустил козла и резко толкнул его на стул. Интересно, но сидящий перед ним мужчина внезапно стал похож на измотанного старика. Бирс пытался взять себя в руки. Он глубоко дышал, чувствуя, как сотрясается от адреналина тело. Он потерял выдержку и потом хорошенько настучит себе за это по башке, но цель выполнена.

Он пихнул руку в карман джинсов и вытащил серебряную скрепку для денег, которую хранил у себя со дня смерти матери. Он посмотрел на нее, проводя большим пальцем по гравировке высокомерного Бартоллини, и улыбнулся, с силой швырнув ее в грудь Аро, как этот урод поступил с его беспомощной матерью много лет назад

— Возвращаю, сукин сын, — прорычал Бирс, отвернувшись. — Она ни хрена не стоит.

Он взялся за ручку, рывком распахнув дверь, и вылетел из комнаты, не оглядываясь назад.
=PoF=


Темно и тихо.

И жарко. Я лежу на большущей кровати в гостиничном номере, а в моих объятиях самое прекрасное создание на свете.

Ее кожа нежная и разрумянившаяся, и каждый дюйм ее пахнет персиком, сексом и любовью.

Любовь.

Боже мой. Никогда еще не слышал, чтобы кто-то выражал свою любовь ко мне так, как делает это она. Никто не прижимал меня так к своему сердцу и не рисковал своей карьерой. Ни разу за всю свою жизнь я не думал, что полюблю кого-нибудь так сильно, как люблю ее.

Разбитый ужасом и душевными страданиями, я признался ей в своих чувствах, стоя в душевой, влажной от пара и слез. Это меня душило. Эмоции, которые я испытывал, убивали меня. Такого со мной раньше не бывало. Блядь, я оторопел от испуга. Бога ради, я несколько часов шатался по снегу, спрашивая себя, что это со мной такое происходит.

Знаю, вот такой уж я упертый сукин сын. Почему я был так слеп, так непроходимо туп и самонадеян? Почему отказывался признавать это поразительное чувство?

Я обхватываю ее руками и подтягиваю к себе еще ближе. Целую волосы и делаю вдох. Закрываю глаза и втягиваю этот чудесный аромат. Моя прекрасная девочка хмыкает во сне и жмется носом к моей груди.

Сердце в ответ громко ухает рядом с ее щекой.

Я принадлежу тебе, шепчет оно. Навсегда. Только, молю, не разбивай меня.

=PoF=


Изабелла распахнула глаза, увидев, что сквозь занавески на окнах проникают лучи дневного света. Запаниковав, она резко села и, почувствовав, как от столь резкого движения закружилась голова, схватилась за край больничной койки, на которую прилегла вздремнуть.

— Полегче, юная леди, — раздался с другого конца комнаты спокойный голос. — Аккуратнее.

Изабелла повернулась и увидела светловолосого мужчину, сидевшего на краю одного из четырех кресел, что стояли в комнате ожидания, где она провела бог знает сколько времени. Больше здесь никого не было — ее мать, видимо, отошла. Изабелла тотчас же почуяла неладное. Она медленно опустила ноги на пол.

— Кто вы? — спросила девушка, бросив взгляд на дверь, за которой находились как минимум двенадцать агентов ФБР.

— Прошу прощения, — закатив глаза и покачав головой, ответил мужчина. — Вы проснулись, а рядом сидит незнакомый вам человек. Ваша мать уехала за одеждой, чтобы вы могли переодеться, а меня попросила посидеть рядом. Агент был не против, поскольку…

— Кто вы такой? — снова спросила Изабелла, теряя и без того подорванное терпение.

Мужчина улыбнулся, и у Изабеллы перехватило дыхание. Улыбнулся так обыденно, приподняв один уголок рта — и его лицо словно озарилось светом.

— Я Карлайл Каллен, — тихо ответил он. — Отец Эдварда.

Изабелла вытаращилась на него и на одно мимолетное мгновение задумалась, уж не спит ли она. Вдруг это просто сюрреалистичный сон. Она устало потерла лицо и попыталась собраться с мыслями. Нет, она точно не спит. И светловолосый мужчина все так же сидит рядом.

— Вы папа Эдварда, — медленно произнесла она.

— Да, — с протяжным вздохом ответил Карлайл. — Вчера ночью мне позвонили агент Бирс и Гаррет. Я был в Вашингтоне по делам. Тут же примчался сюда. Приехал примерно два часа назад. Переутомившись, вы уснули. — Он посмотрел на нее так, что у Изабеллы сердце заныло. — Ваша мама сказала, что вы в больнице уже несколько часов.

Она кивнула и пожала плечами:
— Безусловно. Где же еще я могу быть?

Карлайл снова улыбнулся, но теперь его улыбка была полна грусти — может, даже раскаяния.

— Я рад. — Он вздохнул и посмотрел в пол, улыбка померкла. — Рад, что он нашел вас. Ему это было нужно. Вы, я имею в виду.

Изабелла продолжала молчать, внимательно его изучая. Эдвард крайне редко говорил про своего отца, так что теперь, познакомившись с ним лично, она поняла, этот человек ей совершенно незнаком. Когда Эдвард рассказывал про свою семью, его слова сочились злостью от одиночества и предательства.

— Я давно не общался с сыном, — тихо признался Карлайл. — Пытался созваниваться, но он… он упрямый. Как и его мать.

Изабелла сцепила руки в неудобный замок.
— Он… он не разговаривает со мной на эту тему.

Карлайл с иронией улыбнулся и приподнял брови.
— Неудивительно. Невозможно разговаривать о наших отношениях, оставаясь в рамках приличия.

Его слова изумили Изабеллу.
— Знаю только, что у вас были тяжелые времена.

— Спасибо, что так деликатно об этом упомянули, — хохотнул Карлайл. — Но думаю, мы оба знаем, что Эдвард меня ненавидит.

Изабелла была вынуждена согласиться с этим утверждением. Она посмотрела на свои руки, стараясь сбросить чувство дискомфорта, которое обступило ее со всех сторон.

— Неважно, — продолжил Карлайл. — Он мой сын.
Изабелла взглянула на него и увидела, как затуманились его глаза. Он сделал несколько глотательных движений, пытаясь подавить эмоции, и прочистил горло.

— Мне нужно быть здесь, — хриплым голосом сказал Карлайл. — На случай… просто нужно. Иначе я никогда себя не прощу.

Не успела Изабелла ответить, как дверь распахнулась и в комнату вошел доктор Блейк с привычной для него свитой. Карлайл и Изабелла резко вскочили на ноги.

— Мистер Каллен, — вежливо поздоровался врач, кивнув ему.

— Да, — прошептал Карлайл. Изабелла заметила, как резко побледнело его лицо, став почти серого цвета.

Доктор Блейк улыбнулся и перевел взгляд на Изабеллу.
— Эдварда перевели в палату. Легкие функционируют самостоятельно, поэтому мы вытащили эндотрахеальную трубку.

Изабелла почувствовала, как от радости внутри все переворачивается, голова снова закружилась. Она прижала ко рту ладошки и крепко зажмурилась, пытаясь не зареветь от радости.

— Он поправится? — осторожно спросил Карлайл.

Доктор Блейк тянул с ответом, и Изабелла снова открыла глаза.

— Очень надеюсь, что Эдвард скоро полностью поправится, — с легкой улыбкой ответил он. — Он пока получает обезболивающие и антибиотики и пробудет в таком состоянии еще пару дней. Все будет зависеть от успеха дыхательной терапии, возможно к концу недели его выпишут домой.

У Карлайла вырвался смешок, который Изабелла расценила как выражение его радости и успокоения.
— Отличные новости, доктор.

— Действие наркоза продлится до завтрашнего дня. Он пока не пришел в себя, но когда придет, будем немного сонным. Однако могу одному из вас разрешить его повидать. — Доктор Блейк посмотрел на обоих, довольный тем, что это решение предстоит принять не ему.

Изабелла похолодела. Формально родственником Эдварду приходится Карлайл. Он легко может воспользоваться кровными связями и помешать ей увидеться с Эдвардом. Она сжала руки в кулак. Пусть только попробует…
— Идите вы, Изабелла, — тихо сказал Карлайл. Изабелла оторопела от изумления.

Он взглянул на нее своими большими зелеными глазами, в которых плескалась грусть.
— Он не хочет меня видеть. — Мрачно вздохнул. — Идите к нему.

Изабелла закусила губу, пытаясь подавить вскрик благодарности к этому разбитому человеку.
— Спасибо вам, — прошептала она и пошла за доктором Блейком к двери, где к ним присоединились два охранника.

Агенты и полиция разошлись по коридору, некоторые были при оружии, некоторые при рациях. Изабелла не знала, какие эмоции стоит испытывать при виде этой картины: чувство безопасности или ужаса. Однако решила не обращать на них всех внимание и поплелась к лифту, ведущему в палату Эдварда.

Замерев рядом с доктором Блейком и дожидаясь лифта, Изабелла заметила стоящую возле двух агентов темноволосую девушку небольшого роста. Она выглядела уставшей и утомленной — точное описание состояния Изабеллы. Она скрестила на груди руки, обхватив пальцами локти, как будто пыталась сдержаться. Изабелле отлично знакомо это чувство. Несмотря на то, что слова доктора Блейка немного подбодрили ее и дали надежду, она все равно чувствовала, будто один толчок — и она развалится на миллион осколков.

Погрузившись в раздумья, Изабелла все же заметила, что девушка тоже обратила на нее внимание. И, судя по выражению ее лица, та ее узнала. Смутившись, что ее поймали на таком бессовестном разглядывании, Изабелла резко отвела глаза, но ненадолго — девушка начала движение к ней. Она шла медленно, неуверенно — словно приближаясь к смерти.

— Вы Изабелла? — робко спросила девушка, замерев в двух шагах от нее. Она все так же крепко обхватывала себя руками.

Изабелла чуть нахмурилась.
— Да, — ответила она.

Девушка чуть вытаращила глаза и облизнула губы. Изабелла поняла, что та паникует.

— Мы не знакомы, — продолжила она и громко сглотнула. — Меня зовут Ванесса Бартоллини.

Изабелла инстинктивно сделала шаг назад, только потому что от услышанного только что имени его захотелось рвать и метать все вокруг. Это имя стало причиной тому, где сейчас находился Эдвард, и тому, что он вообще, мать его, оказался в тюрьме.
— Наверное, я последний человек, с кем вы хотели бы разговаривать, — умоляюще продолжала речь Ванесса. — Но я только хотела бы выразить вам свое сожаление…

— Нет, — прошипела Изабелла. — Даже не начинайте.

Ванесса вздрогнула от ядовитого тона Изабеллы.
— Я не знала, — прошептала она. — Я бы никогда не подвергла Эдварда опасности. Клянусь вам.

Изабелла чувствовала, как гулко бьется кровь по венам. Гнев и омерзение к этой девушке зашкалили до предела. Однако в ту же секунду раздался звон, открылись двери лифта, и Изабелла стремительно шагнула в металлический ящик, сжав зубы и потирая зудящими ладошками бедра.

— Изабелла, — взмолилась Ванесса.

Оказавшись в лифте, Изабелла повернулась к ней лицом. Посмотрела на нее и с отвращением закачала головой.
— Вы правы, — отрезала она, увидев за спиной Ванессы агента Бирса, — вы последний человек, с кем я хотела бы разговаривать.

Залитое слезами лицо Ванессы — последнее, что видела Изабелла, когда закрылись двери лифта. Она сделала глубокий вдох и провела кончиками пальцев по лбу. Ее обуяли злость и печаль. Неужели Ванесса и Джейкоб настолько глупы? Изабелла знала о родственной связи между Ванессой и агентом Бирсом, но это не значит, что ту можно оправдывать. Ванесса не только жизнь Джейкоба поставила под угрозу, но и жизнь Эдварда, а именно этот поступок, по мнению Изабеллы, простить было нельзя.

Стоявшее вокруг неестественное молчание оглушало ее. Доктор Блейк смущенно закашлялся, но аккуратно коснулся ладонью спины Изабеллы. Он утешающе поглаживал ее между лопатками, когда двери снова открылись, и повел ее по тихому коридору в сопровождении двух охранников. В этом крыле больницы было оживленнее, чем в отделении интенсивной терапии, но удивительное дело — Изабелла заметно успокоилась. Раз оживленнее, значит за Эдвардом присматривают внимательнее. Доктор Блейк вел ее по коридору, снова остановившись возле двери, у которой стояли два офицера в форме.

— Он в полной безопасности, — пробормотал врач, увидев панику на лице Изабеллы.

Она кивнула.
— Надолго я могу остаться у него?

Доктор Блейк улыбнулся.
— Не торопитесь.

Изабелла выдавала в ответ боязливую, но полную благодарности улыбку и вошла в палату Эдварда. В углу все так же стоял кардиомонитор, но вот напугавшую ее в предыдущий раз трубку в его груди сняли. Вокруг груди был свежий бандаж, а нос и рот закрывала кислородная маска. Он спал: его дыхание было глубоким и завораживающим. Изабелла приблизилась к его кровати и с нежностью положила руку ему на сердце. Девушка улыбнулась, почувствовав, как поднимается под ее ладошкой его грудь.

Никогда еще такое простое действие как дыхание не было настолько захватывающим и прекрасным.

Она наклонилась и поцеловала его в лоб. Откинула волосы со лба и посмотрела на него.
— Я очень тобой горжусь, — прошептала она. — И люблю тебя. Безумно люблю.

Глазные яблоки задвигались под веками, когда Изабелла продолжила шептать тайные признания в любви, как вдруг одним медленным движением, всего на полсантиметра, но он открыл глаза. Взгляд их был уставший, затуманившийся, но от одного этого вида Изабелла заулыбалась сквозь слезы.

— Привет, — тихо произнесла она, водя пальцами по его лицу. — Привет.
Он утомленно посмотрел на нее, опустив ресницы, и дернул уголком губ. Изабелла схватила его за руку и сжала ее.

— Я с тобой, хороший мой, — сказала она, поцеловав его пальцы. — Я люблю тебя. — Сделала глубокий вдох. — Ты в больнице, — объяснила она. — Ты… тебя подстрелили в спину, задев легкое. Пулю вытащили, но скоро ты поправишься. — Изабелла снова поцеловала его руку и приложила ее к своей щеке. — Ты обязательно поправишься.

Она почувствовала, как Эдвард легонько тянет ее за руку, показывая на кислородную маску.

— Тебе неудобно? — спросила она, пытаясь поправить резиновые трубки у его лица. Он отрицательно покачал головой и поморщился.

— Подожди секундочку, — пробурчала Изабелла, опустив маску к подбородку, и в ту же секунду заволновалась, а правильно ли она поступила.

— Что случилось, милый? — быстро спросила она. — Болит что-то? Хочешь, чтобы я позвала медсестру?

Он снова покачал головой и показал на свой рот. Изабелла наклонилась еще ниже, пытаясь услышать слова, что он старался произнести.

— Все хорошо, — утешила она. — Все в порядке.

Он выдохнул, и лицо его исказилось гримасой боли.
— Пе… — прошептал он. — Перс…

Изабелла улыбнулась.
— Да, Эдвард. — Она провела свободной рукой по его волосам. — Твоя Персик здесь. Я всегда буду рядом.

Эдвард сглотнул и сделал паузу.
— Ты… мне снилась.

По щекам Изабеллы заструились слезы. Она крепче сжала его руку и кивнула.

— Люблю тебя, — прошелестел он, закрывая глаза. — Поцелуй.

— Всегда, — ответила Изабелла, ласково поцеловав его в теплые сухие губы.
Как же замечательно и чудесно это было.

Он протяжно выдохнул через нос, отчего у нее защекотало кожу. Изабелла ощутила, как приподнимаются уголки его губ в легкой улыбке. Он тоже это почувствовал.

Она медленно вернула маску на лицо Эдварду, приклонила голову к его плечу и продолжила шептать слова любви, пока они оба не провалились в сон.



Перевела Sensuous
Фух, все обошлось! Теперь впереди лечение и много еще чего интересного wink Осталась одна глава и эпилог smile Очень-очень ждем вас на Форуме, приходите smile


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-12544-37
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Sensuous (20.03.2016)
Просмотров: 2408 | Комментарии: 37 | Теги: Фунт плоти


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 371 2 »
0
37 робокашка   (03.11.2016 01:02)
снова благодарности всевышнему и проклятия Джейкобу и его "родственничкам" cool

0
36 Kus5972   (04.10.2016 21:57)
Ох так трогательно) замечательно, что с ними все в порядке. Спасибо за продолжение

0
35 pola_gre   (02.08.2016 16:27)
Надеюсь, долги Джейкобу на этом закончились? А то и в тюрьму сядь, и УДО под угрозу поставь, и от пули заслони...
Надеюсь, теперь Эдвард сможет начать новую жизнь, с Беллой. У Джейкоба ведь все теперь устроилось? Или должен отсидеть сначала...

Спасибо за перевод!

0
34 shweds   (22.04.2016 23:23)
Огромное спасибо за главу !!!!!

0
33 Do8329   (08.04.2016 02:30)
Только что прочитала книгу, ваш перевод пронзительнее! Есть разница в сюжете и здесь действующих лиц гораздо больше: и Розали, и Ванесса с Бирсом, а также этот эпизод с ранением, который не вошел в издание. Хотя держать в руках книгу было приятно!

0
32 ghbdtn555   (28.03.2016 21:00)
Спасибо! Как хорошо, что с Эдвардом относительно всё в порядке. Да и Джейкоба не помешает взбучка!

0
31 Elena18   (26.03.2016 18:05)
Спасибо большое))) Плакала как белуга, пока читала))

0
30 Munik   (25.03.2016 14:54)
Долгожданное продолжение))) Спасибо огромное. Я очень рада, что все обошлось. Моменты воспоминаний были чудесны. Так мило.
Спасибо за перевод))

0
29 erlan4104   (23.03.2016 19:21)
спасибо!!!!

0
28 Ираида1516   (23.03.2016 15:56)
спасибо, жду продолжения этой истории

0
27 ЕЛЕНА123   (23.03.2016 12:26)
Спасибо! Можно выдохнуть! Эдвард жив! Жду продолжение!

0
26 terica   (21.03.2016 19:39)
Бэлла в обмороке от жуткого известия..., а Эдвард в операционной.
Цитата Текст статьи
— Я хочу только, мать вашу, информацию о состоянии Эдварда, — процедила она сквозь зубы. — Все, больше я ничего не хочу. Мне нужно знать, что он поправится. И нужно его увидеть.
Вот такая она упрямая, настойчивая, не терпящая возражений, Эдвард - самое важное в ее жизни.
Цитата Текст статьи
Бирс рассказал про Джейкоба, о том, что передал ему номер Ванессы в качестве уловки, чтобы Аро спалился. Объяснил, что его план удался, и потому вся его команда проследовала за Джейкобом и Эдвардом на место встречи
Оказывается и ФБР виновато - не проявило должную оперативность... А Джейкоб Блэк - полное ничтожество и неблагодарный эгоист, считает себя его другом и постоянно подставляет... Вовремя появилась Рене - наконец-то она поняла и приняла любовь Бэллы к Каллену, ведь когда-то сама была на ее месте.
Аро как обычно самодоволен и чувствует свою безнаказанность..., но думаю - Бирс - незаконнорожденный сын отомстил по полной: и никто и никогда больше ни увидит Аро. И Карлайл появился..., столько лет презрения, непонимания, отторжения, но время все расставляет по местам и наладить родственные отношения никогда ни будет поздно...
Цитата Текст статьи
Она медленно вернула маску на лицо Эдварду, приклонила голову к его плечу и продолжила шептать слова любви, пока они оба не провалились в сон.
Все просто замечательно. Жаль, что эта невероятная история о любви заканчивается. Мы долго читали , с нетерпением и радостью ждали новую главу, и каждая глава была настоящим откровением... Большое спасибо.

0
25 серп   (21.03.2016 19:21)
Спасибо большое!

+1
24 Catherine   (21.03.2016 17:39)
Живой... Вы знаете, как вы меня успокоили? Ура, он поправляется!
Что дальше будет с Аро? Умрет или будет много лет гнить в тюрьме?
Ванессе и Джейку повезло, что Белла их не выпотрошила, убила, воскресила и снова по циклу. Я понимаю ее чувства.
Ну что же, говорите одна глава и эпилог? Хм...прекрасные истории рано или поздно подходят к концу.
Спасибо за главу, жду продолжения!

+1
23 Vodka   (21.03.2016 16:18)
Глава потрясающая! Держит в напряжении от первой и до последней строчки!
Бедная Персик....её злость и ненависть к Джейку и Ванессе вполне можно понять....
Думаю, с выздоровлением Каллена она с ними найдёт общий язык.
Безумно жаль было Карлайла! Прям до слёз

До сих пор не могу поверить, что одна из любимейших историй подходит к концу(

Спасибо за главу!

+1
22 kotЯ   (21.03.2016 09:48)
Боже, можно сказать, что Белла вернулась в прошлое, когда самый любимый человек, оказался вновь, на пороге,ведущей в потустороний мир. Это же можно разум потерять! Одно во всём этом порадовало, во- первых, мать. Эта женщина, наконец-то поняла чусвства своей дочери, и смогла придти поддержать, так во- время, свою дочь.ВЕдь это в точности повторило ту, давнюю ситуацию, в которой когда-то она сама оказалась. И, конечно, же отец Эдварда. Ни для кого не секрет- настоящих друзей, или перефразируя, по-настоящему любящих людей, мы распознаём, именно, в такие критические ситуации.
Да, любовь и видение любимой не позволило скатиться Эдварду в лапы к смерти.
И хотя безумно хочется узнать о примирении отца и сына и встречу Джейкоба с сыном...но так тяжело принимать известие, что история заканчивается.

+1
21 Helen77   (21.03.2016 07:40)
Спасибо огромное.

+1
20 Chekhova_Anna   (21.03.2016 04:32)
Я бы тоже пару ласковых на её месте сказала Джейкобу... Чертов эгоист!!! Чуть друга не убил! Идиот.

0
19 Chekhova_Anna   (21.03.2016 04:32)
Я бы тоже пару ласковых на её месте сказала Джейкобу... Чертов эгоист!!! Чуть друга не убил! Идиот.

+1
18 коваленко   (21.03.2016 01:04)
Огромное спасибо за главу. Очень переживала за Эдварда, но к счастью все обошлось. Очень жду продолжения моей любимой истории!

+1
17 робокашка   (20.03.2016 23:25)
Ох, это было как удар в солнечное сплетение - задержанное дыхание и град слез tongue

+1
16 lenyrija   (20.03.2016 22:32)
Какое счастье, детский кошмар Беллы не повторился - Эдвард жив! Вместе с Беллой мне хотелось выцарапать глаза недоумку Джейку и вместе с ней умилилась признанию Эдварда через наркоз. Спасибо за замечательный перевод обнадеживающей главы!

+1
15 NikkiRid0065   (20.03.2016 22:17)
Урра! Он жив!! Какое счастье! Будем надеяться, что Аро не сможет избежать наказания..Спасибо за главу!!! Один из любимых фанфиков!!!!

+1
14 modnuxa060708   (20.03.2016 21:34)
Спасибо.

+1
13 ♥Ianomania♥   (20.03.2016 21:23)
Как же хорошо, что все обошлось. Теперь все будет в порядке happy

+1
12 Bella_Ysagi   (20.03.2016 20:19)
cry cry спасибо

+1
11 Evgeniya1111   (20.03.2016 19:10)
Хвала небесам , он жив !!! С нетерпением жду продолжение ))))

+1
10 galina_rouz   (20.03.2016 18:53)
Спасибо за продолжение истории

+1
8 riddle   (20.03.2016 17:30)
Спасибо за главу.

+1
7 Маш7386   (20.03.2016 17:28)
Ох, отлегло! Большое спасибо за замечательный перевод!

1-30 31-36
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: