Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1636]
Из жизни актеров [1608]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [13]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4622]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2357]
Все люди [14677]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14110]
Альтернатива [8935]
СЛЭШ и НЦ [8618]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4112]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 декабря

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация
Любовь в проклятом мире. Это глупость, безумие... или отчаянное желание избавиться от одиночества, найти смысл жизни? Особенно если больше никого и ничего не осталось, кроме смертного приговора, что висит над твоей головой, как гильотина. А попытка стать любимой, открыть свое сердце для Него, может стать единственным шансом на спасение. Или все только усугубить.

Делай меня живым
Так выглядит "работа-мечта".

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Я Убью Тебя Завтра, Моя Королева
− Ты помнишь об этом? Я убью тебя завтра, моя королева, − незаметно для себя, привычно ухмыльнувшись, произнес я, глядя в безмолвный хаос кроваво-красного заката.
− У тебя нет другого выхода. Ты обещал.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Неважно через что. Главное вместе
Чтобы укрепить свой, и без того надежный, бизнес, главы двух корпораций решили объединиться и поженить своих детей. И неважно, что отпрыски не согласны, важно, что бизнес останется в семье. Плюс ко всему, конкурентам не нравится могущество двух семей, и глава одной из таких компаний поставил цель во что бы то ни стало уничтожить соперников и прибрать к рукам хорошо отлаженный бизнес.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7780
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

За гранью времен. Глава 31. О Прощании и Спасении Жизни

2018-1-22
18
0
Beyond Time / За гранью времен
Глава 31. О Прощании и Спасении Жизни


«Тот, кто ничем не рискует, ничего не делает, ничего не имеет, - и есть ничто, и становится ничем. Он может избежать страданий и печали, но он просто не может учиться, чувствовать, меняться, расти над собой, любить и жить».
Лео Баскаглия


Примечание автора: Итак, нескольким читателям любопытно, почему мать Эдварда попросила его вернуться в Чикаго, зная об опасности. Вот соображения насчет этого. Помните, некоторое время они не отвечали на телефонные звонки Эдварда. Мистер Мэйсен заболел, и они не хотели беспокоить Эдварда этим. Однако когда состояние мистера Мэйсена ухудшилось, и он выглядел так, словно его жизнь могла быть в опасности, миссис Мэйсен почувствовала, что должна сказать Эдварду правду и дать ему шанс попрощаться. Имейте в виду, она не знает, что Эдварду было суждено умереть, и именно поэтому он с Беллой уехал из Чикаго. Кроме того, она верила тому, что сказал ей доктор… что Чикаго был таким же безопасным местом, как где-либо еще, с превосходными медицинскими учреждениями в отличие от такого маленького городка как Алтуна. Она также, скорее всего, была истощена и горевала, что не делало ее решения более рациональными.

Возвращение в Чикаго сильно отличалось от поездки в Алтуну, что мы совершили чуть более двух месяцев назад. Вместо улыбок, смеха и нежных прикосновений, воздух в машине был напряженным и тихим. Единственные звуки в машине были от грохота двигателя и ухабов на дороге. В горле стоял комок, и я постоянно боролась со слезами.

Как всегда, Эдвард, казалось, знал, что я чувствовала. Когда мы выехали за пределы города, он потянулся к моей руке, притягивая ее к себе. Я обернула пальцы вокруг его локтя, опираясь на плечо любимого и вдыхая сладкий аромат. Каждая мышца в моем теле хотела развернуться и тянуть его обратно в Алтуну… назад к безопасности… но знала, что не могла. Вместо этого, крепко держалась за Эдварда, даже еще крепче, в надежде, что я достаточно изменила… добилась существенных перемен…. чтобы спасти его жизнь.

Правда в том, что я не знала, могла ли пережить снова его потерю. Это практически уничтожило меня в первый раз, и все случилось прежде, чем я даже толком узнала, на что могла быть похожа любовь Эдварда. Чтобы иметь эти краткие, замечательные месяцы страсти и истинной близости? Чтобы действительно узнать его так, как никогда прежде? Чтобы получить этот вкус счастья, только чтобы его отобрали?

Не думала, что смогла бы вынести это. Даже не в состоянии представить. Я не могла думать об этом, иначе была бы парализована беспорядком страха и отчаяния.
Вместо этого, я цеплялась за надежду. На самом деле, это все, что у меня осталось.
Дядя Эдварда хотел отправиться вместе с нами, но из-за слабого здоровья это было невозможно. Вместо этого мы заверили, что будем держать его в курсе, регулярно звоня в продуктовый магазин. Я была уверена, что Карлайл позволил бы воспользоваться телефоном в своем офисе, чтобы выполнить то обещание.

Мы решили остановиться в пансионе, а не доме родителей Эдварда, так как это ближе к больнице. Я позвонила Мэгги, прежде чем мы уехали, чтобы удостовериться, что она не сдала нашу комнату.
Конечно, она и не сделала этого, по-видимому, из-за своего «предчувствия», уведомляющее ее, что комната понадобится нам в какой-то момент.
– Белла, все будет хорошо, - тихо произнес Эдвард, и его рука нежно прикоснулась к моей в том месте, где я вцепилась за него. Бессознательно, с каждой милей, приближающей нас к Чикаго и эпидемии, мои пальцы напрягались, и Эдварду грозила опасность потерять кровообращение в правой руке. С робкой улыбкой я ослабила свою хватку.

– Прости. Думаю, я немного нервничаю.
Он кивнул, чуть повернув голову, чтобы поцеловать меня в висок.
– Знаю. Я так же себя чувствую. – Он заколебался на мгновение, словно хотел что-то еще сказать, но потом одумался.
– Что такое, Эдвард?
– Просто подумал, - начал он тихо, - может, ты… видела… что-нибудь еще… о моих родителях.
– Видела?
Он слегка покраснел.
– Видения. Или, как ты узнаешь вещи, которые знаешь.
– Оу, - ответила я, тяжело вздохнув. – Нет. Никаких видений. Боюсь, от меня мало пользы.
Его глаза кратко сверкнули к моим.
– Я бы не сказал так, Белла. Не знаю, как бы пережил это без тебя, любимая.
Я слегка сжала его руку, но ничего не сказала.
Он откашлялся.
– Не знаешь… есть… какой-либо способ спасти их?
Я уперлась подбородком в его плечо, глядя на красивое лицо. Я хотела избавить его от боли… любого страха… но понятия не имела как. Вместо этого, предложила единственную надежду, которую могла.
– Не знаю, Эдвард, - медленно ответила я. – Можно ли изменить судьбу? Возможно. Может, мне позволяют всего лишь взглянуть на эту возможность. Просто не знаю.
Он кивнул в знак согласия, тяжело глотая, и я видела, что была не единственной, кто боролся с отчаянием.

Когда мы, наконец, добрались до Чикаго, то отправились прямо в больницу. Была вторая половина дня, и мы знали, что мать Эдварда, скорее всего, будет там. Эдвард высадил меня у двери, пока сам отправился в поисках парковочного места, и я нерешительно вошла в приемную.
То, что я встретила, заставило меня оторопеть.
Я видела оживленную больницу прежде, но это было даже за пределами занятости. И ситуация не походила на сцену из медицинской драмы, где врачи бежали вперед с криками «Немедленно!» и «Каталку!»

Вместо этого, все было спокойно. Практически слишком спокойно. Словно боль и страдания просто истощали жизнь и энергию из всех вокруг, неважно больных или нет. Приемная была переполнена стонущими, кашляющими и чихающими людьми. Некоторые сидели, опустившись на стулья. Другие прислонились к стенам, а их глаза тяжелели от влияния болезни. Я мельком взглянула в палату через дальний дверной проем, и впечатление оказалось ужасающим от большего количества тел… кроватей… больше боли.

Мои ошеломленные глаза, наконец, упали на знакомое лицо. Пэтти вышла из дверного проема, быстро идя к стойке регистрации. Ее лицо было изможденным и усталым, волосы выбивались прядками из шапочки, а рот и нос были покрыты белой медицинской маской. Я заставила себя пройти вперед.
– Пэтти? – тихо произнесла я.
Ее усталые глаза встретились с моими, и даже сквозь маску я ощутила ее утомленную улыбку.
– Белла. Ты здесь.
Я кивнула, тяжело сглотнув.
– Удивлена увидеть тебя здесь в течение дня.
Пэтти махнула рукой, падая на мгновение на стул позади стойки.
– Сейчас все работают сверхурочно. Так много… - слова стихли, как только ее взгляд медленно прошелся сквозь приемную.
– Значит, доктор Каллен тоже здесь?
Пэтти покачала головой, и я услышала, как она подавила зевок.
– Они, наконец, вынудили его пойти домой и отдохнуть, - сказала она. – Он пробыл здесь почти три дня подряд. Но все же должен вернуться через несколько часов.
Я рассеяно подумала, нашел ли Карлайл временную клинику где-то в городе и использовал ли свое время «отдыха», чтобы помочь в другом месте. Сомневалась, что он будет сидеть дома и притворяться, что спит, в то время как было так много тех, кто нуждался в нем.
– Так ты здесь ради мистера Мэйсена? – спокойно спросила Пэтти с состраданием в глазах.
Я снова кивнула.
– Эдвард паркует машину.
Пэтти встала и полезла в карман передника.
– Вам понадобится это, - сказала она, протягивая несколько масок. – Постарайтесь продержать их как можно дольше.

Когда я взяла маски, мягко перебирая связку пальцами, за спиной образовался поток воздуха. Обернувшись, я увидела нерешительно вошедшего Эдварда. Он поймал мой взгляд и подошел к стойке, кивая Пэтти в знак приветствия.
Я протянула ему одну из масок, и он без возражений ее надел. Даже выжидающе поднял бровь на меня, когда моя маска так и осталась в руках.
Вздохнув, я надела маску, хотя вполне была уверена, что мне действительно она не нужна. Еще даже не прошел год, как мне сделали прививку от гриппа, и так как мое тело принесло с собой шрам, который Джеймс сделал в будущем… то и уверена, что все вакцинации также присутствовали.
Однако, если собиралась требовать меры предосторожности со стороны Эдварда, думаю, справедливо, что и я буду их придерживаться.

– Твои родители наверху, - сказала Пэтти Эдварду. – Хочешь, я отведу тебя к ним?
Я взяла руку Эдварда.
– Нет, все в порядке. Я знаю, что ты занята. Мы найдем их. Спасибо, Пэтти.
Она устало встала и позвала следующего пациента к столу, как только Эдвард и я прошли через дверной проем в палату. Мое дыхание перехватило, также как и тогда в переполненном холле. Кровати было выстроены рядами, едва оставляя между ними пространство для врачей, чтобы те смогли передвигаться. Ширмы и шкафы для хранения вещей были убраны, чтобы сделать комнату свободней. Эдвард и я тщательно выбрали свой путь вдоль небольшого прохода в центре комнаты.
Стоны и кашель наполняли воздух приглушенными звуками боли и болезни. Медсестры нависали над пациентами, проверяя пульс и вытирая пот… разделяя опустошенные и разбитые взгляды с другими сиделками. И куда бы ни повернулась, встречала приторный запах антисептика, не в состоянии перекрыть зловоние болезни и смерти. Насыщенный аромат проникал даже сквозь маски, так сильно, что я могла его ощущать на своей коже.

– Боже мой, - услышала я, как тихо прошептал Эдвард. Я сжала его руку крепче, как только мы добрались до лестницы.
Мы шли через то, что когда-то было родильным отделением. Оно также было заполнено от стены до стены кроватями для больных гриппом. Позже я узнала, что несколько женщин, которые отважились приехать рожать в больницу, переехали в детское отделение. Большинство, однако, приняло решение рожать дома в надежде избежать заражения этой болезнью.
– Вот она, - Эдвард кивнул в дальний угол. Я обыскивала переполненную комнату, всматриваясь между тел, и вскоре очертила форму его матери, склонившуюся над фигурой на одной из кроватей. Женщина встала и потянулась, ее руки потирали поясницу. Мы направились к ней, и когда Элизабет признала нас, облегчение воевало с усталостью на ее лице, когда она двинулась к нам навстречу.
Она потянула Эдварда в крепкие объятья, и ее голос наполнился слезами.
– Ты приехал.
Эдвард обнимал мать, утешительно потирая спину.
– Конечно, Я не мог остаться в стороне.
Его мать отстранилась, проведя рукой по глазам и поправляя свою маску, прежде чем повернуться и также обнять меня.
– Спасибо, что вы приехали, Белла, - прошептала она.
Я просто кивнула, не доверяя своему языку.
– Как он? – поинтересовался Эдвард, как только мы направились в сторону кровати. Я боролась с удушьем, когда, наконец, признала отца Эдварда. Он спал, его лицо было осунувшимся и изможденным, с глубокими морщинами вдоль лба и рта. Он словно постарел лет на десять за последние несколько месяцев. Дыхание было рваным и хрипящим, и время от времени разрушающий кашель встряхивал все его тело, заставляя свернуться от боли.

Мать Эдварда подошла обратно к изголовью кровати и потянулась к металлическому тазику, что стоял на маленьком столике. Она вытащила ткань, плотно выжала ее, прежде чем приложить ко лбу мужа.
– Он слаб, - сказала она устало. – Еще не просыпался со вчерашнего утра, и температура очень высокая.
– Мы можем что-нибудь сделать? – поинтересовалась я.
Миссис Мэйсен потянулась и сжала мою руку.
– Сейчас никто из нас ничего не сможет сделать. Доктор говорит, важно постараться сбить температуру. Кроме этого, ему просто нужно отдохнуть. Как только он очнется, мы можем попытаться заставить его съесть немного бульона и поднять силы, - изрекла она со слабой улыбкой.
Я кивнула, хотя полагала, в тот момент все мы знали, что с каждым часом, который прошел, вероятность пробуждения становилась все меньше.
Эдвард приблизился к своему отцу с другой стороны кровати, предварительно беря его за руку. Он склонился, чтобы спокойно проговорить:
– Я здесь, папа. Это Эдвард. Знаю, ты устал, просто отдохни, ладно? Просто отдохни и окрепни, мы все будем здесь, когда ты проснешься.

Я обошла подножье кровати, чтобы взять другую руку Эдварда в свою. Он кратко улыбнулся мне, прежде чем повернулся к матери.
– Где доктор Льюис? Хотел бы поговорить с ним.
Миссис Мэйсен тяжело вздохнула.
– Доктор Льюис не здесь, - спокойно произнесла она. – К сожалению, он сам болен.
Эдвард напрягся.
– Тогда кто ухаживает за отцом?
– Твой друг, доктор Каллен, - ответила она. – Он замечательный, правда. Как и все медсестры. Они, очевидно, сильно заботятся о тебе, Белла. – Она повернулась ко мне с нежной улыбкой.
– Вы в хороших руках, - заверила я ее.
Эдвард просто повернулся к отцу.
– Ну, тогда я бы хотел поговорить с доктором Калленом.
– Уверена, он скоро вернется, - ответила миссис Мэйсен. – Он редко покидает больницу, и всегда здесь по ночам.

Мы некоторое время молчали. Эдвард сидел на кровати отца с одной стороны, в то время как его мать сидела на другой. Пэтти появилась с маленьким табуретом, который предложила мне. Я поставила его возле кровати и с благодарностью села.
И мы ждали. Я потеряла счет времени, поскольку мы сидели в каком-то подвешенном состоянии. Звуки больницы отошли на второй план во время нашего дежурства, пока наблюдали за мужчиной, борющимся за свою жизнь.
И я боялась, что мужчина вскоре проиграет это сражение.

В конце концов, Карлайл приехал, пробравшись к постели мистера Мэйсена с доброй улыбкой и похлопыванием по плечу матери Эдварда. Он поприветствовал Эдварда и меня, и хотя знала, что он не мог физически устать, была своеобразная смиренная усталость в поведении Карлайла, которую я никогда не замечала ранее. Словно страдания вокруг него истощали даже сверхчеловеческую энергию, которой он обладал, и мне было также больно за него.
– Что мы можем сделать? – спросил Эдвард, обратившись к Карлайлу за ответами. Интересно, сколько раз он слышал этот вопрос за последние недели.

Карлайл ответил осторожно, а его золотистые глаза были полны сочувствия.
– К сожалению, нет ничего, что можно было бы сделать, кроме как управлять его симптомами, - ответил он. – Мы можем дать ему лекарство от кашля… чтобы не создавать дискомфорта. Самая важная цель – сбить жар.
Эдвард откашлялся, и я могла видеть, как он боролся, чтобы сохранить самообладание. Спустя мгновение он повернулся ко мне со страданием в глазах, прежде чем попросить Карлайла поговорить с ним наедине. Эдвард схватил меня за руку, потянув за собой, когда они уходили, поэтому я присоединилась к ним около дверного проема в детское отделение. Оглянувшись назад, увидела, как миссис Мэйсен оставила мягкий поцелуй на лбу своего мужа.
Эдвард повернулся к Карлайлу, проводя рукой по волосам, прежде чем стянул маску с лица.

– Как он… на самом деле?
Прежде чем ответить, глаза Карлайла блеснули.
– Ему очень плохо, Эдвард. Если жар не спадет в скором времени, не знаю, сможет ли он выздороветь.
Эдвард кивнул, тяжело сглотнув.
– Насколько скоро? – Его рука крепко схватила мою, а кончики пальцев побелели.
Карлайл недолго колебался.
– Несколько дней… может, меньше. Мне очень жаль.
Лицо Эдварда вытянулось, и я приблизилась к нему, обворачивая руки вокруг талии, пока его рука переместилась на мое плечо. Карлайл извинился с печальной улыбкой, и я поблагодарила его спокойно.
– Мне жаль, Эдвард, - пробормотала я в его грудь, и он глубоко вздохнул, пытаясь взять под контроль свои эмоции. Эдвард потянул меня в крепкие объятья, и я почувствовала слезы на своих волосах. Потирая ему спину, сожалела, что ничего не могла сделать… не могла сказать что-то, чтобы облегчить его боль.
Просто ничего не могла.
После нескольких минут мой муж глубоко вздохнул и отстранился, вытирая глаза.
– Я в порядке, - сказал он. – Мы должны вернуться. Моя мать нуждается в нас. – Он достал платок из кармана, вытирая слезы с лица.
Мы шли обратно к больничной койке рука об руку, воссоединяясь с его матерью в тихом дежурстве.

**_**


Когда наступила ночь, мы попытались убедить мать Эдварда пойти домой и немного отдохнуть, но она отказалась оставлять мужа. Карлайл рассказал мне, что с тех пор, как мистера Мэйсена госпитализировали, она спала на стуле, или когда истощение брало верх, растягивалась на узкой кровати рядом с мужем. Единственный раз она покинула больницу, чтобы пойти домой помыться и переодеться, и даже принести еду с собой, лишь бы не пришлось уходить куда-то поесть.
Эдвард и я решили, что будем поочередно оставаться с ней, надеясь, что это бы внесло немного комфорта, чтобы сделать перерыв время от времени. Мы поехали в пансион, и Эдвард высадил меня, неся наши сумки в комнату. Мэгги поприветствовала нас с сочувствующей улыбкой и теплыми объятьями, но не задавала никаких вопросов, прочитав усталость на наших лицах.
Эдвард мягко поцеловал меня перед возвращением в больницу. Я попыталась немного поспать и вернулась бы на следующий день, чтобы и он смог отдохнуть. Эдвард начал спорить, но я сказала, что настаиваю, по крайней мере, на восьми часах сна ночью, а это то, в чем я собиралась быть занозой в заднице. Мой муж печально улыбнулся и уступил моим требованиям. Я же пошла на компромисс, позволяя ему взять первое ночное дежурство, но не собиралась отдавать остальные. Знала, он должен набраться сил, а для этого нужен был сон и нормальное питание.

Следующим утром я проснулась после удивительно глубокого и лишенного сновидений сна, и обнаружила Мэгги на кухне за выпеканием булочек с корицей. Я налила себе чашку кофе и села за стол, улыбаясь знакомой сцене.
– Я говорила, что увижу тебя снова, - сказала она, отправляя сковороду в духовку, прежде чем налить себе кофе и присоединиться ко мне за столом.
Я улыбнулась.
– Ты была права. Но я надеялась, что все же это произойдет при лучших обстоятельствах.
– Как и я, дорогая, - ответила она, делая глоток кофе. – Как отец Эдварда?
– Не так уж хорошо.
– Очень жаль, - сказала Мэгги, качая головой, и внимательно на меня взглянула. – Ты знала, что это произойдет?
Я медленно кивнула.
– Надеялась, что все могло измениться, но потерпела неудачу. – Мой голос сломался, и я боролась со слезами.
Мэгги потянулась, чтобы накрыть мою руку своей.
– Ты не потерпела неудачу. Уверена, ты сделала все, что могла.
– Этого не достаточно.
Мэгги тяжело вздохнула.
– Что бы ты сделала, Белла? Ты не можешь бороться с болезнью… или засадить ее в клетку. Ты не в состоянии это контролировать.
Я откинулась назад на стуле.
– Знаю. В своей голове понимаю это. Но вижу Эдварда и его мать… они настолько испуганы… с такой болью. И его отец просто чахнет. Я сожалею, что ничего не могу сделать.
– Не думаешь, что они чувствуют то же самое? – с легким раздражением в голосе спросила Мэгги. – Не думаешь, что каждый доктор… каждая медсестра… каждый член семьи чувствует то же самое? Беспомощность и разочарование? Важно то, как ты справишься с теми вещами, которые сможешь контролировать, - произнесла она. – Ты можешь быть силой Эдварда. Можешь помочь его матери справиться с этим. Можешь поддержать и любить их. В конце концов, это все, что любой из нас может сделать.
Я почувствовала, как слезы укололи глаза, и быстро зажмурилась.
– Ты права.
– Конечно, права, - сказала она энергично. – Я почти всегда права.
Я уставилась на Мэгги, и ее губы изогнулись. Я улыбнулась, и мы допили кофе, прежде чем я направилась в больницу.

**_**


Отец Эдварда умер через три дня. Он так и не пришел в сознание, а только дремал, пока мы собирались вокруг него. Миссис Мэйсен была убита горем, измученная и уставшая. Когда Карлайл вытащил свой стетоскоп из ушей и сообщил, что ее муж умер, она рухнула в кучку на полу. Сначала мы думали, что это была просто усталость, усугубившаяся потерей, но после того, как ее подняли на соседнюю кровать, и Карлайл положил руку на лоб, мы узнали, что это нечто большее.

Эдвард был парализован горем и страхом. Потеря отца сильно ударила по нему… и то, что у него не было даже шанса попрощаться, лежало тяжелым бременем на его сердце. Знала, что мои постоянные придирки к нему, чтобы вымыть руки, съесть что-то здоровое, и надеть маску, действовали на нервы. Порой он позволял своему раздражению показаться, но это всегда длилось недолго, и он делал то, что я просила.
Знала, что это больше, дабы успокоить меня, чем из страха за собственную безопасность, и я высоко это ценила.
Эдвард и я по очереди оставались с матерью, поскольку ее состояние ухудшилось. Я оставалась на ночь, Эдвард проводил дни в больнице. В те несколько часов, когда наши планы совпадали, нам было действительно хорошо вместе, и хотя понимала необходимость, я, правда, скучала по нему.
Я наблюдала за ним как ястреб, высматривая симптомы гриппа, проводя рукой по лбу достаточно часто, чтобы заставлять вздыхать его от досады. Однако Эдвард никогда не жаловался.
Проходили дни, и я позволила маленькому огоньку надежды гореть в моей груди. Эдвард, казалось, сопротивлялся болезни и не проявлял никаких признаков гриппа. Возможно, мы преодолели препятствия, и с ним все будет в порядке.

Я крепко цеплялась за эту надежду.
Мы устроили похороны мистеру Мэйсену, но не смогли организовать панихиду, пока его жена находилась в больнице. Таким образом, лишь Эдвард и я были у могилы на лютом чикагском ветру, когда они опускали гроб в землю. Челюсть Эдварда была сжата, а глаза были сосредоточены на одной точке, когда ему предложили попрощаться с отцом. Его рука схватила мою, словно я была единственной, кто не давал ему расклеиться.

Карлайл рассказал мне, что миссис Мэйсен горько плакала все время, пока мы были в отъезде.
Я позвонила дяде Эдварда Мэйнарду, чтобы сообщить ему о произошедшем, и бедняга рыдал в телефон, стараясь сохранить дыхание, в чем потерпел неудачу. Я действительно волновалась о том, как он будет справляться с последними событиями, учитывая собственные проблемы со здоровьем.
Если первые месяцы моего брака с Эдвардом были сказкой, эти дни стали кошмаром. Определенно «горе» из «и в радости, и в горе».
Я пыталась действовать, как советовала Мэгги: быть его поддержкой и силой… любить и просто быть рядом, в любом случае, это все, что я могла.

В свою очередь, Эдвард пытался сделать то же самое для своей матери. Ее горе было ужасным, и мы знали, что это только ослабит ее. Эдвард всегда искал способы немного отвлечь ее от боли.
– Помнишь мистера Джигглза? – спросил он у нее с улыбкой. Эдвард сидел у кровати, держа ее за руку, пока я сидела рядом с ним на стуле. Они обменивались забавными историями о детстве Эдварда, и я несколько раз смеялась.
Миссис Мэйсен закашлялась, и Эдвард терпеливо ждал момента, чтобы предложить ей глоток воды. Она тяжело откинулась назад.
– Ты любил этого кота.
– У вас был кот? – я с удивлением повернулась к Эдварду. – Всегда думала, что ты больше любитель собак.
Эдвард ухмыльнулся.
– Мистер Джигглз не был обычным котом, - произнес он.
Миссис Мэйсен улыбнулась мне.
– Эдвард был убежден, что кот был волшебным… что он понимал каждое его слово.
Эдвард ахнул в ложном оскорблении.
– Во-первых, мне было восемь. Во-вторых, он действительно был волшебным.
Его мать тихо рассмеялась.
– Бедный кот… помнишь магическое представление?
Эдвард усмехнулся, объясняя мне.
– Мои родители взяли меня с собой на магическое представление, и фокусник вытащил кролика из шляпы. Я был убежден, мистер Джигглз мог сделать то же самое.
– Он все укладывал того бедного кота в старую отцовскую шляпу-котелок, - продолжила миссис Мэйсен. – И не мог понять, почему кот не исчезает!
Мы смеялись, пока миссис Мэйсен снова не начала кашлять.
Эдвард и я обменялись взволнованными взглядами. Когда она снова могла говорить, то предупредила нас.
– Вам нужно выбраться отсюда на некоторое время. Идите домой и немного отдохните, - предложила она.

Конечно, мы сказали ей, что в порядке, но она, наконец, убедила, что ей нужно немного поспать, таким образом, мы должны, по крайней мере, выйти и что-нибудь поесть. Мы заверили женщину, что скоро вернемся, прежде чем покинули ее, и направились к небольшому кафе на углу через дорогу. Мы сняли наши маски, вдыхая свежий воздух за пределами больницы и упиваясь прохладой напротив наших горячих лиц.
Мы выбрали простую еду в виде супа и сэндвичей, и сели у переднего окна кафе, наблюдая за оживленной улицей.
– Она так устала, - заметил Эдвард, рассеяно помешивая свой суп.
– Знаю.
Он поднес ложку к губам, затем отправил ее обратно в миску, невидяще уставившись на улицу.
– Не знаю, смогу ли я сделать это, Белла, - прошептал он.
Я потянулась через стол, беря его за руку.
– Сможешь.
Эдвард сжал мою руку, другой потирая глаза.
– Ты думала, мы справимся… зная, что это произойдет. Так или иначе, наличие возможности попрощаться и помириться облегчило бы ситуацию.
– Но это не так.
– Нет, это не так. – Его глаза уставились на наши объединенные руки. – Не могу поверить, что потеряю их двоих.
Я хотела успокоить его, сказать, что с его матерью все будет в порядке. Но правда в том, что я не могла так сделать. Поэтому я сказала единственную вещь, что могла.
– Ты не один, Эдвард.
Он кивнул, подняв руку, чтобы нежно ее поцеловать.
– Знаю.

**_**


Десятого октября Эдвард жаловался на головную боль.
Конечно, я разволновалась.
– Это просто головная боль, Белла. – Эдвард закатил глаза, когда я поспешила к нему, прижимая руку ко лбу.
– Ты немного горячий, - заметила я, пока все внутри сжималось от паники.
– Она такая же горячая, как и то, что ад здесь, - ответил он сухо, убирая мою руку со своей головы и целуя ладонь. – Я в порядке. Мне просто нужен аспирин. Не волнуйся так сильно.
Если бы все было настолько легко.
Я дала Эдварду аспирин, и по моему настоянию он отправился в пансион, чтобы попытаться немного поспать. Он провел весь день в больнице, и я знала, что Эдвард был истощен. После получения обещания, что он что-нибудь съест, прежде чем отправится спать, я поцеловала мужа на прощание, обеспокоенно наблюдая вслед, когда он покидал палату.
Та ночь была мучительной. Между заботой о матери Эдварда и волнением о нем самом, я была на краю своего сидения всю ночь.
– Ты в порядке, Белла? – Карлайл появился у кровати миссис Мэйсен. Она погрузилась в неспокойный сон, поэтому он двигался тихо, проверяя ее жизненные показатели и делая пометки в ее карте.
Я вздохнула. Была ли я в порядке? Это был отличный вопрос.
– Просто устала, - ответила я, наконец. - Взволнована…. Испугана… ты знаешь, как обычно. – Я слегка ухмыльнулась, и он печально улыбнулся в ответ.
– Ты чувствуешь какие-то симптомы? – поинтересовался он.
Я покачала головой.
– Со мной все хорошо.
– Как насчет Эдварда?
– У него болела голова, но кажется, он до сих пор в порядке. Он пошел домой, чтобы немного поспать.
Карлайл кивнул, его пальцы измерили пульс миссис Мэйсен, прежде чем он мягко положил ее руку обратно поверх одеяла.
– Как она? – спросила я, боясь ответа.
Карлайл потер рукой подбородок.
– Примерно так же. Я видел, что люди и в худших условиях выздоравливали.
Я ничего не сказала. Его слова были бесполезны. Судьба побеждала, по крайней мере, в этом случае.
Он прошел мимо, прижимая ледяную руку к моему плечу.
– Дай мне знать, если тебе что-нибудь понадобится. Я буду здесь всю ночь. – Я схватила его за руку, слегка сжимая мраморную плоть, прежде чем отпустить.
– Спасибо, - пробормотала я.
Он погладил мое плечо и ушел лечить других своих пациентов.

Я сидела тихо, темнота за окном сменилась рассветом, а затем и дневным светом. Больничный персонал поменялся сменами, и Карлайл пришел сказать, что уезжает на несколько часов. Мои глаза постоянно блуждали к лестничной площадке, ожидая появления Эдварда. Когда он, наконец, пришел, я вздохнула с облегчением.
Он улыбнулся, когда шел, присоединяясь ко мне у кровати матери.
– Как она? – прошептал он, не желая разбудить ее.
– Думаю, у нее была хорошая ночь, - ответила я спокойно. – Она мирно спала на протяжении нескольких часов. – Я наклонилась, чтобы поцеловать его сквозь маску. – Как ты себя чувствуешь?
Он отрешенно махнул рукой.
– О, все хорошо. Это была просто головная боль.
– Ты завтракал?
Эдвард закатил глаза, но умерил свое раздражение улыбкой.
– Мэгги заставила съесть тарелку яиц и сосисок, прежде чем я ушел. Думаю, вы обе сговорились против меня.
Я только усмехнулась в ответ, потому как он был прав. Я сказала Мэгги, как важно для Эдварда хорошо питаться, и она с удовольствием взялась за эту задачу.
Эдвард обошел кровать, чтобы сесть напротив меня, беря руку матери и будучи бесшумным. Я расслабилась на своем стуле, слегка отключаясь, пока мы сидели в нашем тихом маленьком уголке палаты.

Затем я кое-что заметила.
Мать Эдварда немного простонала, словно у нее был дурной сон. Эдвард поднял руку, чтобы слегка погладить ее лоб.
И его рука дрожала.
Я жестко выпрямилась.
Его дрожащая рука переместилась от ее лба назад, опираясь на верхнюю часть кровати.
– Эдвард, - сказала я сдавленным голосом. – Ты дрожишь.
Его глаза встретились с моими, и я задохнулась, когда увидела их стеклянные глубины.
– Все хорошо, - ответил он, но я знала, что это не так.
Мой взгляд критически блуждал по Эдварду. Его лицо покраснело… и я могла разглядеть капельки пота на лбу и верхней губе.

Нет.
Нет. Боже... пожалуйста, нет!
Я встала, медленно идя вдоль кровати. Эдвард просто сидел, мерз, глаза пристально наблюдали за мной. В смирении? В страхе?
Мои пальцы коснулись его лба, и я рефлекторно убрала их, прежде чем прижала руку более твердо к его влажной коже.
– Ты горишь, - прошептала я.
Его взгляд упал.
– Прости.
Я быстро обошла кровать, опустившись на колени, чтобы потянуть его в крепкие объятья.
– Ты должен бороться с этим, Эдвард, - командовала я, непролитые слезы душили слова в горле. – Мы будем бороться с этим вместе. Я не сдамся.
Он просто кивнул в мое плечо, отчаянно цепляясь за меня.
Карлайл не вернулся в больницу, так что один из врачей на этаже принял меры, устраивая Эдварда на кровати рядом с матерью. Он продолжал приносить извинения, словно чувствовал себя виноватым, что заболел. Я просто сидела между ним и его матерью, держа руки обоих, пока они спали.
Элизабет проснулась тем днем и хмуро посмотрела на мое лицо, быстро поинтересовавшись, что случилось. Я не смогла ответить, просто взглянула на Эдварда. Она ахнула, когда увидела сына в постели рядом с ней.

– Нет! – воскликнула она, в очередной раз разразившись приступом кашля. Я потянула ее в сидячее положение, потирая спину сквозь разрушительный кашель и мучительные рыдания.
– Это моя вина, - она задохнулась, боль и горе переполняли ее. – Я не должна была просить вас возвращаться.
Я погладила ее руку.
– Нет, - ответила я спокойно. – Он хотел быть здесь. Ему нужно было быть здесь.
Ее слезы продолжали падать, как только кашель утих. Она хотела помочь заботиться о нем и изо всех сил пыталась встать с кровати, но оказалась настолько слаба, что была даже не в силах самостоятельно сесть.
– Все в порядке, - успокоила я ее. – Я позабочусь о нем. Буду здесь для вас обоих.
Миссис Мэйсен, наконец, поддалась, будучи слишком слабой, чтобы спорить, и рухнула обратно на подушки, сдавшись очередному сну.
Я впала в отчаяние.

После всего… после борьбы, чтобы вытащить Эдварда из Чикаго… после попытки спасти его родителей… после путешествия во времени, я, черт возьми, сидела рядом с Эдвардом в больнице, наблюдая, как он борется за жизнь.
Неужели все это было зря? Разве судьба перенесла меня в тысяча девятьсот восемнадцатый, только чтобы я наблюдала, как умирает любимый человек? Если я здесь не для того, чтобы спасти Эдварда, тогда зачем? Испытать несколько коротких месяцев счастья, лишь чтобы потерять все это?
Судьба оказалась слишком жестокой. Мое сердце распирало от гнева и беспомощности.
Я встала и склонилась к нему спящему.
– Не смей оставлять меня, - умоляла я. – Я не могу снова потерять тебя, Эдвард… обещай, что не оставишь!
Но ответа не последовало. Просто медленное прерывистое дыхание и шелест простыней.
Карлайл прибыл, как только солнце село ниже горизонта, освещая палату приглушенными красными и розовыми тонами. Когда он увидел Эдварда, лежащего на больничной койке, то мягко погладил мое плечо.
– Мне так жаль, - тихо произнес он сострадательным голосом.
– Думала, мы сможем побороть это, - сказала я категорически. – Думала, что у нас могла быть жизнь.
– Не теряй надежды, - ободряюще произнес Карлайл. – Еще не все потеряно. Он может выздороветь. Я сделаю все, что смогу.
Я кивнула, но не могла бороться с чувством, что все пропало. Все, что имело значение для меня, лежало в той кровати. И с каждой минутой я боялась, что он отдалится все дальше и дальше.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил Карлайл, обойдя кровать, чтобы проверить жизненные показатели Эдварда. – Выглядишь уставшей.
Я подавила зевок.
– Устала. Но все хорошо, - ответила я. – Ты не должен беспокоиться обо мне.
Карлайл сделал пометку в карте Эдварда, затем подошел к его матери, прижав стетоскоп к ее сердцу.
– Ты должна заботиться о себе. Ты нужна им сильной и здоровой.
Я потерла лицо руками, стягивая маску вниз, особенно теперь, когда мне не нужно было успокаивать Эдварда.

– Я не словлю вирус, - сказала я ему. – Я получаю свои уколы каждый… - Мой голос прервался, как только разум стал вращаться, будучи полон возможностей.
– Уколы? – повторил Карлайл.
Уколы.
Вакцина.
Иммунитет.
Может, все это время ключ был в моей крови? Я почти смеялась над иронией.
– Карлайл, - начала я, вставая и расхаживая между кроватями, пока мысль формировалась в моем уме. – Как насчет переливания крови?
Карлайл обдумал это.
– Некоторые врачи экспериментировали с этим… переливая кровь от здоровых доноров. Но все же, они не добились значительных успехов.
– Но что, если донор неуязвим?
– Неуязвим? – повторил он. – Не было никакого способа проверить это.
– Что если у кого-то в крови была вакцина против гриппа?
Карлайл слегка поперхнулся.
– Вакцина? Нет такой вещи.
Я улыбнулась ему.
– Пока еще.
Он успокоился, оглядываясь быстро, прежде чем заговорил приглушенным тоном.
– У тебя есть вакцина? Почему ты не сказала об этом раньше?
Я вскинула руки в разочаровании.
– Не знаю. Даже не думала, что это могло помочь. Вряд ли ты смог взять мою кровь и скопировать вакцину, не так ли?
Карлайл покачал головой.
– Нет… нет, не знаю, как бы я смог это сделать.
– А как насчет переливания?
Карлайл задумался на мгновение, его глаза сосредоточились на миссис Мэйсен.
– Это возможно…
– Да! – воскликнула я, тряся кулаками в воздухе и ловя на себе пристальные взгляды некоторых больничных сотрудников в палате. Карлайл приподнял бровь, и я просто пожала плечами в ответ.
– Не знаю, сработает это или нет, - сказал он, наконец. – Еще не было подобных случаев.

– Но это может сработать, - надавила я.
– Теоретически, да.
Я подошла к нему и схватила за твердые плечи.
– Тогда мы должны попробовать.
– Мы даже не знаем, совместима ли ваша кровь…
– Я универсальный донор, - утверждала я. – Первая отрицательная. Даже не нужно проверять меня.
– А как насчет… - он понизил свой голос еще больше, наклоняясь, чтобы прошептать. – Есть ли шанс, что ты… с ребенком?
Мое лицо вспыхнуло, но я была так взволнована перспективой чем-то помочь, что даже не позволила себе смутиться.
– Нет. Мы были очень осторожны. – После его недоверчивого взгляда я раздраженно закатила глаза и добавила: - Я использовала пессарий[1]… каждый раз. Мы не хотели рисковать беременностью, пока эпидемия не закончится.
Надо отдать должное, Карлайл не сделал никаких замечаний о наших неправомерных действиях. Вместо этого, он просто кивнул, и его глаза забегали по переполненной палате.
– Нам придется сделать это в моем кабинете. Не думаю, что мы захотим иметь дело с вопросами, которые появятся.

Я кивнула.
– Хорошо.
– И ты не сможешь пожертвовать себя им обоим одновременно. – Я хотела оспорить, но он поднял руку в попытке утихомирить меня. – Это слишком большая потеря для твоего организма. Миссис Мэйсен хуже, поэтому, сначала, мы попробуем переливание с ней. Несколько часов спустя мы сможем попробовать с Эдвардом.
– Я могу сделать это…
– Белла, - перебил он. – Если мы собираемся сделать это, то поступим по-моему, хорошо?
Я просто кивнула в знак согласия, благодаря Карлайла, по крайней мере, я была в состоянии сделать хоть что-то. И надеялась, этого будет достаточно.

**_**


Спустя час Карлайлу удалось расположить Эдварда и его мать у себя в кабинете. Он отодвинул всю мебель в комнате к стенам, освобождая место для кроватей. Не знаю, как он объяснил все это своим коллегам, и, честно говоря, меня это не волновало.
Мне просто хотелось поскорее приступить к переливанию.
Мать Эдварда едва пошевелилась, когда Карлайл отнес ее в свой кабинет, и осторожно положил на кровать. Эдвард проснулся и настоял на прогулке, но обмяк на кровати без сил, как только мы прошли через дверь. Однако он заметил третью кровать в комнате.

– Что происходит? – спросил он хрипло, а его рука опустилась на закрытые глаза. – Для кого эта кровать?
Я взглянула на Карлайла, прежде чем ответить.
– Это для меня.
Глаза Эдварда распахнулись.
– Что? Ты заболела, Белла?
Я бросилась успокаивать его.
– Нет… нет, я в порядке, - бормотала я успокаивающе. – Карлайл считает, что моя кровь может быть полезной. Мы собираемся немного дать ее твоей матери… затем тебе.
– Твоя кровь? – Мутные глаза Эдварда сосредоточились на мне.
– У меня иммунитет, - ответила я просто. Эдвард больше не задавал никаких вопросов. Я предположила, что он привык к тому, что я знала будущее и была неуязвима к смертельным болезням.
– Это безопасно? – спросил он взамен.
Карлайл подошел к Эдварду и мигом ответил.
– Это абсолютно безопасно. Я делал эту процедуру сотни раз. С Беллой все будет хорошо.
Эдвард просто резко кивнул, его усталые глаза в очередной раз медленно закрылись.
Я легла на койку рядом с мужем и положила руку на подушку. Карлайл держал в одной руке стеклянную коническую колбу, а в другой большую иглу, прикрепленную к длинной трубке. Я тяжело сглотнула, и на меня резко накатила волна тошноты.
Я быстро отвела взгляд.
– Все хорошо? – встревожено поинтересовался Карлайл. – Думаешь, сможешь сделать это?
Я кивнула.

– Просто не люблю иголки, - призналась я. – Только сделай все быстро. Не могу на это смотреть.
Я почувствовала, как приблизился Карлайл, помещая трубку и колбу на низкий столик. Он потянулся к моей руке и наложил жгут выше локтя. Затем проткнул вену с помощью кончиков пальцев, и я ощутила, как холодная жидкость коснулась моей кожи. Из-за тошнотворного сладкого запаха мигом сморщила нос.
– Эфир [2], - Карлайл ответил на мой безмолвный вопрос. Он снова коснулся моей вены. – Теперь немного новокаина, чтобы обезболить.
Я кивнула, все еще смотря в противоположном направлении. И сосредоточилась на спящем лице Эдварда, вместо того, что происходило с моей рукой.
Я ощутила, как Карлайл нажал на маленький мягкий тканевый шарик в моей руке.
– Просто сожми его на мгновение, - пробормотал он. – Я собираюсь сделать разрез.
– Не говори мне. Просто сделай, - процедила я сквозь зубы, плотно сжимая глаза в ожидании. Я ощутила небольшое давление во внутренней части локтя.
– Ну, вот и все, - сказал Карлайл. Я чувствовала, как он держал иглу на месте, но его рука слегка дрожала, словно он подпрыгивал.
– Что ты делаешь? – поинтересовалась я, борясь с желанием взглянуть на него, но вместо этого не спускала с поля зрения Эдварда.
Карлайл слегка усмехнулся.
– Мне нужно встряхивать колбу, поскольку кровь нужно смешивать с цитратом натрия. Он предотвращает ее от свертывания.

И хотя в моей голове вырисовывались красивые картинки, я снова боролась с тошнотой, сосредотачивая свое внимание на Эдварде. Мои глаза блуждали по его влажному лбу, по безумной прическе, сдвинувшей все волосы в красивый беспорядок. Мой взгляд сместился к его закрытым глазам, жалея, что не могла потеряться в их зеленых глубинах на мгновение… его прямой нос… полные губы, слегка приоткрытые от дыхания. Я любила эти губы, были ли они распростерты в лучезарной улыбке, или хмурыми от досады… и особенно, когда были прижаты к моим, показывая всю любовь, что он чувствовал.

Как я могла жить без него?
А спустя, наверное, минут десять, Карлайл объявил, что закончил, и нагнулся вынуть иглу.
– Ты уверен, что там достаточно? – Спросила я настойчиво. – Не волнуйся обо мне. Я буду в порядке. Возьми столько, сколько нужно.
Карлайл похлопал меня по плечу, вынимая иглу.
– Мы не можем взять слишком много, Белла. Твое тело должно пополнить запас, и если хочешь иметь достаточно для Эдварда, то мы действительно должны остановиться.
Он прижал клочок марли к ране на локте и приказал придерживать его, в то время как сам снимал жгут. Я согнула локоть и, наконец, осмелилась взглянуть на Карлайла. Он взял колбу, наполовину наполненную темно-красной жидкостью, которую я пыталась представить не своей кровью. Поставил ее в тазик с теплой водой для поддерживания температуры человеческого тела, а затем вернулся ко мне, потянувшись к прикроватному столику за стаканом сока.
– А теперь выпей это, - спокойно распорядился он. – Затем отдохни.
Я проглотила яблочный сок, затем села. Неожиданно из-за головокружения я быстро откинулась обратно.

– Отдыхай, - сурово повторил Карлайл.
– Не позволяй мне спать слишком долго, - сказала я ему, пока мои глаза медленно закрывались.
– Обещаю, - ответил Карлайл. – Я разбужу тебя через несколько часов, так что у нас будет достаточное количество крови для Эдварда.
Думала, что, возможно, он сказал что-то еще, но я не смогла разобрать, поддавшись усталости.
Верный своему слову, Карлайл разбудил меня посредине ночи, чтобы повторить процедуру. Во второй раз это было немного легче, хотя я все еще отказывалась смотреть на кровь, зная, что она пульсирует через резиновую трубку.
Он снова заставил выпить меня стакан сока, а также съесть половину сэндвича с ветчиной, прежде чем я задремала.
Когда я вновь проснулась, рассвет просачивался сквозь окна кабинета Карлайла. Он стоял над миссис Мэйсен, измеряя ее пульс.
– Это сработало? – хрипло поинтересовалась я, мой голос все еще был усталым.
Глаза Карлайла вспыхнули.
– Еще слишком рано говорить. Переливание прошло хорошо… без осложнений. Но мы пока не узнаем, сработало ли это. Как ты себя чувствуешь? Все хорошо?
Кивнула я сонно.
– Все хорошо. Устала, но в порядке.
Карлайл подошел ко мне, протягивая еще один стакан сока. Я жадно выпила его до дна, прежде чем плюхнуться обратно на подушки.
– Поспи, Белла, - услышала я тихий ропот Карлайла. – Ты сделала все, что могла. Остальное уже не в твоих руках.
Я попыталась кивнуть в знак благодарности, но не успела и дернуть мышцами, как снова провалилась в глубокий сон.
В моих снах Эдвард держал меня за руку и говорил, что любит. Сказал, что все в порядке. Нежно поцеловал и, погладив мои волосы, пообещал вечность быть вместе.
Я знала, что это все лишь сон, но мне было все равно.
Я была уверена, что спала с улыбкой на лице.

Примечания переводчика:
[1] Пессарий – механическое внутриматочное противозачаточное средство. В конце 19 – начала 20 веков представлял собой металлический колпачок, который вводили во влагалище для поддержания матки. Еще одна форма – губка на веревочке. Что именно использовала наша парочка – неизвестно, в любом случае… бр-р-р!
[2] Эфир – бесцветная летучая жидкость с характерным пряным запахом, употребляемая в медицине для наркоза или дезинфекции.


Примечание автора:
Информацию о переливании крови, что я использовала, взята из книги «Переливание крови» доктора Джеффри Кейнса. Она была издана в 1922 году, но описанная техника была развита в 1918. Видимо, во время эпидемии, некоторые врачи действительно экспериментировали с переливанием крови от здоровых доноров, но потерпели неудачу. Конечно, ни у одного из них не было донора с вакциной в крови!


Автор: tkegl
Переводчик: Satellite_Heart
Бета: LanaLuna11
Почтовый голубь: Nicole__R


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/112-16853-13
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (03.01.2018) | Автор: Перевод Satellite_Heart
Просмотров: 724 | Комментарии: 13


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 13
0
13 Alin@   (06.01.2018 21:59)
Эх, почему же раньше не пришла в голову эта идея. Хочется верить, что это поможет в данной ситуации. Эдвард уже потерял отца... Достаточно мучений

0
12 mamamis   (05.01.2018 13:33)
большое спасибо за продолжение

0
11 MissElen   (04.01.2018 23:19)
Белла не хочет сдаваться и продолжает отчаянно бороться с судьбой... dry

0
10 Schumina   (04.01.2018 15:37)
Спасибо за новую главу!

0
9 Ялло   (04.01.2018 13:59)
Спасибо за главу

0
8 Korsak   (04.01.2018 01:28)
Спасибо за перевод!
Интересно,как многое уже было в прошлом веке))
Бедная Белла! Она так хотела избежать судьбы... Но видно,что ничего не получается... Что же будет дальше?!

0
7 Svetlana♥Z   (04.01.2018 00:38)
Для меня эта глава стала совсем неожиданной. Не то чтобы я не предполагала, что вся семья Эдварда и Эдвард могут заболеть. Наоборот, это очень логично - Белле нужно как-то выбираться в будущее. А вот переливание - неожиданный поворот. И главное, сможет ли Карлайл обратить Эдварда и считать его сыном, если при жизни Мейсон видел соперника в Каллене? surprised wink

0
6 Svetlana♥Z   (04.01.2018 00:27)
Спасибо за продолжение! happy wink

0
5 kaktus6126   (03.01.2018 23:58)
Спасибо. Надежда? Не знаю, посмотрим.Почему-то не очень верится в лучшее. Но кто знает? Спасибо за главу!

0
4 Маш7386   (03.01.2018 23:55)
Большое спасибо за продолжение! За замечательный перевод! Поздравляю с Новым годом!

0
3 pola_gre   (03.01.2018 23:14)
Вот и печально смертельная глава... cry
с маленькой призрачной надеждой в конце

Спасибо за продолжение перевода!

0
2 galina_rouz   (03.01.2018 21:59)
очень интересно.. поможет Белина кровь ? Спасибо большое за продолжение истории

0
1 prokofieva   (03.01.2018 21:34)
Спасибо за продолжение и надежду .

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями