Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1630]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [18]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4833]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15130]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14333]
Альтернатива [9023]
СЛЭШ и НЦ [8972]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за август

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Одна такая
Нет, - пораженно выдохнул Стефан, взирая на перепачканное кровью лицо любимой. – Нет, - громче выпалил он, словно раньше не понимал, на что на самом деле может быть способен его злой брат.\

Красавица и чудовище
- Крошка, это уже перебор, - Киллиан старался успокоить Реджину, увести с опасного пути. – Давай придем в себя и успокоимся. Это не выход. Посмотри на меня, хорошо? Я же знаю: ты не убийца. Ты выше всего этого, - пока он говорил, то медленно подходил к застывшей девичьей фигурке, что неотрывно на него смотрела. – Ты не чудовище. Нет, - он покачал головой.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-историй «Новолуния»

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Жертва... или хищник?
И вот, я осознал, что уже достаточно далеко. Ни одной чужой мысли не звучало в моей голове. Я быстро поставил свою драгоценную ношу на землю, ещё раз вдохнул аромат, лишаясь последних остатков здравомыслия, и наклонился туда, где под нежной кожей призывно пульсировала жилка… МИНИ, ЗАКОНЧЕНО.

Детства выпускной (Недотрога)
Карина выводила аккуратным почерком в тетради чужие стихи. Рисовала узоры на полях. Вздыхала. Сердечко ее подрагивало. Серые глаза Дениса Викторовича не давали спать по ночам. И, как любая девочка в нежном возрасте, она верила, что школьная любовь - навсегда. Особенно, когда ОН старше, умнее, лучше всех. А судьба-злодейка ухмылялась, ставила подножку... Новенький уже переступил порог класса...



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1909
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Twilight Stories. Глава 10. Живя чужими воспоминаниями

2019-9-17
18
0
Внимание! Данный материал запрещен к просмотру лицам, не достигшим 18 лет!
Присутствует мат, откровенное порно!!!


Глава 10. Живя чужими воспоминаниями


Средней ценовой категории отель Сиэтла (через две недели после возвращения Карлайла из командировки в Вегас, его знакомства с Элис и Беллой в Финиксе)

Эдвард приказывал себе хотя бы немного замедлиться, чтобы не затрахать до смерти маленькую человеческую девушку под собой. И куда, к черту, катится его выдержка? Он же — колосс, пусть и не совсем Родосский. Он — столп, своеобразный гарант выдержки и стойкости в клане Калленов! Но теперь он постоянно думает о них — о двух непонятно откуда взявшихся человечках из мыслей Карлайла. Что в них особенного? Ведь он даже не попробовал их ни разу… Что заставляет вскипать хладный вампирский яд в жилах, чувствовать зуд на кончиках клыков — когда так хочется проткнуть ими упругую кожу, гарантированно неспособную выдержать его напора?

Трахаемая кареглазка практически замерла под ним, широко раздвинув ноги, изо всех сил прижимая округлые бедра к каменному телу, и только громко стонала, неспособная переживать свое удовольствие в тишине. А Эдвард в очередной раз за последние две недели погрузился в воспоминания Карлайла, теперь основательно закрепившиеся и в его голове. Выудив из памяти ощущения «отца» от нахождения члена в попке Белоснежки, Эдвард все же замедлился: его эрекция при этом входила в теплое влагалище незнакомки размеренней и глубже. Безликая девушка застонала еще громче и протяжней, хотя логичнее было бы ожидать обратного — заткнись и отдохни, пока дают. Звуки, издаваемые сучкой, кардинально отличались от запомнившихся в тот вечер «отцу», и сей факт сильно бесил Эдварда. Он хотел, чтобы девка под ним стонала также сексуально, порой задыхаясь от переполнявших разомлевшее тело ощущений, как те две охренительные куколки из Финикса… Да и вообще, хорошо бы еще вдобавок трахать и их, а не эту блеклую вопящую пародию!

И запах… Потрясающий запах каждой… Эдвард не мог чувствовать его сам, но с упоением вспоминал, какой калейдоскоп удовольствий вызывал каждый вдох у Карлайла. М-м-м…

Теоретически Эдвард мог найти тот клуб, где все начиналось, отель, найти ту самую комнату, в которой «папа» отодрал девок. Но что делать дальше, он не знал. Он не имел понятия об их фамилиях, адресе — а Карлайл ни разу не позволил себе подумать о биографических данных малышек. И запах из воспоминаний по существу ничего не давал — «отец» из-за особенностей своего восприятия мог запомнить его не так, как наяву будет чувствовать аромат Эдвард. Спрашивать у Карлайла о шлюшках — не комильфо, он лишь засмеет «сыночка», столь сильно заинтересовавшегося обычными девками, к тому же попользованными им, и придумает новое, очень разрушительное для чести Эдварда пари, когда поймет, какую власть имеет над ним и его желаниями. Например, попросит отправиться на прием к королю Аро, куда Эдварда было ничем не заманить. Больше всего телепат опасался, что Карлайл потребует этой совместной поездки в уплату уже проигранного Эдвардом спора — заключенного как раз в тот вечер. Но — и за это Эдвард очень уважал своего названного отца — Карлайл ни разу не опускался до столь грязных приемов. Он лишь словами пробовал переубедить «сына» отправиться как-нибудь в Вольтерру к Вольтури.

Аро регулярно зазывал Калленов на кровавые пиры, результатом проведения которых нередко становились новые вампиры-рабы, созданные из умирающих от издевательств и непотребств человеческих рабов или обычных людей, оказавшихся не в то время и не в том месте. Король очень ценил само понятие человеческой жизни на Земле, при этом давая лично себе множество поблажек по данному вопросу.

Эдвард ненавидел и пресловутый замок, и самого короля Вольтури за невероятную распущенность нравов, царящую в Вольтерре. Конечно, Джас каждый раз умирал со смеху, когда Эдвард начинал разглагольствовать на эту тему. Ведь, если подумать, Эдвард по праву занимал в их «скромном» клане место второго главного извращенца. Высшая ступень подиума, само собой, принадлежала Карлайлу. Джаспер иногда настигал Эдварда в рейтинге, но не перегонял в силу ограниченных творческих способностей (по мнению экспериментирующего фантазера Эдварда) и избыточной любви к вылизыванию кисок. Эммет вообще плелся в конце списка, но не сильно переживал по этому поводу. Он сам выбрал незавидную человеческую участь, а ограниченные резервы его организма не позволяли на равных соперничать с «братьями». Хотя, и даже Эдвард признавал это, со своим огромным членом Эммет мог наделать много шуму не только на планете вообще, но и в городе Вольтерра в частности. Возможно, даже переплюнуть самого громадного из вампиров — Феликса, при упоминании имени которого Розали, любимая вампирская девочка Калленов, менялась в лице. Она не могла скрыть болезненной гримасы отвращения и ужаса при каждом опрометчивом слове о королевском замке или умышленно произнесенном (что было одной из забав Карлайла). Эдвард не мог представить, через что пришлось пройти этой когда-то гордой человеческой красавице, прежде чем стать вампиршей, пусть и рабыней. Наверняка сначала над ней вдоволь поиздевались, прежде чем пустить по венам леденящий тело и душу яд вампира во время ритуала превращения.

Мысли Эдварда плавно перетекли к симпатичным невинным шлюшкам из воспоминаний Карлайла, возможно, потому, что между ними и Розали было что-то общее — как минимум, каждая из девушек сразу же вызвала особый интерес у Эдварда Каллена. Телепат назвал бы это вампирской интуицией. Что-то почувствовал не он один — Карлайл тоже, иначе не свернул бы с проторенной в Вегас дорожки в обычно игнорируемый им наркоманский Финикс, и в этой, казалось бы, случайности Эдвард уже чувствовал некую закономерность.

Бедные, бедные малышки… они были напуганы в течение всей ночи — но, к сожалению, не столько удовольствиями и несметным количеством полученных оргазмов, сколько самой сущностью его «отца», его мощным членом и твердым телом. У Карлайла напрочь отсутствовало терпение, и, как следствие, — он не сумел выждать необходимый минимум времени, пока одна из девочек — шатеночка, хотя бы немногим больше свыкнется со своей участью. Брюнетка сразу же проявила на порядок больше желания, но не сумела спрятать от внимания Эдварда свою боль… и свой страх. Страх — это так по-человечески… это слабость, защитная реакция организма перед сильным бескомпромиссным хищником, настигшим их…

Как бы ни ластилась Блудница-Элис к озверевшему от желания «папе» — Эдвард видел явный страх ожидания боли владеющий ей. Он сквозил в маленьких морщинках возле губ, в чуть шире, чем обычно, распахнутых глазах, в замирающем чаще, чем должно, дыхании. Пусть ледяной яд каждый раз полностью излечивал ранки и синяки на теле, а полученное удовольствие заставляло многократно корчиться в неземном экстазе… воспоминания о пережитой боли оставались в девичьих глазах до самого конца рандеву. Как бы, безмолвно умоляя о пощаде, не страдала Белоснежка, Карлайл, принуждая, брал свое, пусть затем и осушая ее слезы губами и языком, вознося девушку своей твердой плотью и острыми клыками на запредельные высоты удовольствий.

Эдвард пока не понял, как относится к тому, что в испытанной теми красивыми девками боли была и его небольшая вина — это он предложил глуповатое, но очень захватывающее пари, обязующее Карлайла не использовать «Подчинения». «Отец» не то что не привык, он не умел уговаривать, просить. А ведь, судя по всему, до встречи с Карлайлом в тот вечер девушки были невинны и почти чисты…

«Отец» давно уже забыл, каково это — бояться боли, да вообще опасаться чего-либо! Он мирился с лидерством Аро, скорее по привычке подчиняясь королю, чем страшась эфемерного наказания. Еще неизвестно, кто бы победил в гипотетической войне, вздумай Аро и Карлайл сцепиться по какому-либо поводу. Аро Вольтури — признанный король вампирского мира, но тогда Карлайл — непризнанный… иначе говоря, серый кардинал. Именно Каллен держал в страхе и подчинении все те вампирские и человеческие ниточки, на которых зиждилась империя короля. Но в их мире дело не только в количестве, но и в качестве слуг. Королевская свита до отвала насыщена вампирами, обладающими суперспособностями вроде Карлайловского «Подчинения» и Эдвардовской телепатии. Правда, в жесткости и безэмоциональности Карлайл (если захотел бы) мог дать Аро десять очков вперед. Эдвард порой задумывался, а был ли всесильный «отец» когда-то слабым и смертным человеком? В положительный ответ на этот вопрос не очень-то верилось.

Хотя надо отдать должное проявленному им вначале шутливому одолжению по отношению к чрезмерно невинной Белоснежке. Зато последовавший после первый ее настоящий глубокий минет — это что-то. Эдвард усмехнулся, продолжая неторопливо потрахивать теплое влагалище нынешней шлюшки, кончившей уже раз шестой. Телепат не любил прямого насилия, обычно он не испытывал удовольствия от садизма, но то, что ощутил Карлайл, применяя тиранические замашки, пока просовывал большой твердый член в неразработанное горло, — было прекрасно. Эдвард не знал, как еще описать все, что они с «отцом» оба испытали во время этого сакрального действа, которое он вновь припомнил во всех подробностях…

…Дочь шерифа Форкса (для Эдварда и в этом факте было нечто возбуждающе запретное, возможно, связанное с почти забытой человеческой жизнью) расслаблено возлежала после очередного раунда безумного секса. Вампирский яд, не в первый раз за вечер проникший немногим ранее в ее кровь, сделал из девушки удовлетворенную податливую марионетку, и временно «освободившийся» Карлайл не преминул воспользоваться ею. С наслаждением погладив нежную теплую кожу щеки задремавшей шатенки, он для начала просунул палец между приоткрытых губ. Белоснежка позволяла все, нежась в прострации. Выражение ее лица возбуждало Эдварда в настоящем: эта смесь доверчивой открытости и блаженства, возвышенного переживания от ушедшего удовольствия затрагивала новые струны его вампирской души. Эдвард даже испытал некоторое сожаление, когда «папочка» разрушил идиллическую картину, обеими руками приподняв голову девушки повыше и приблизив член к сладостному рту. Малышка почти не отреагировала на действия, и «отец» помог себе большим и указательным пальцами, раздвинув зубки Белоснежки, чтобы удобнее было продвинуть ствол вглубь. Не поднимая век, девушка еще приоткрыла рот, доверяя Карлайлу делать с ней все, что бы он ни захотел. С каждым мгновением воспоминания Эдварда атаковали все более и более яркие, насыщенные мысли и впечатления «папы» — они невероятно быстро сменяли друг друга, сливаясь, одновременно оценивая температуру ротика малышки, его влажность и всю ту неописуемую приятность, что впитывал член…

В настоящем Эдвард не стал дольше, чем на пару секунд, задумываться над тем, чтобы синхронно засунуть свою плоть между губ своей безликой сучки — это все равно было бы кардинально не то, так зачем прерывать сладостные воспоминания?! Плотно обхватывающее твердую эрекцию, пульсирующее влагалище вполне неплохо стимулировало его, чтобы телепат мог и дальше предаваться прокручиваемому в мыслях чужому минету. Эта Изабелла даже не сосала, но отчего же процесс так нравился Карлайлу? Разумом Эдвард не понимал, но продолжал воспроизводить сцену в своей памяти.

…Благодаря полной расслабленности Белоснежки «отец» смог проникнуть намного глубже, чем без подготовки обычно позволяли человеческие женщины, и уже трахал нежный ротик в довольно быстром темпе, с каждым движением наслаивая новое удовольствие на предыдущее. Тело девушки не сопротивлялось, отданное в полную власть вампира, но ее широко раскрытые глаза были полны шока от происходящего.

«Ш-ш-ш…» — успокаивающе шипел Карлайл не от сочувствия, а скорее не желая, чтобы по каким-то глупым человеческим причинам малышка помешала ебать свой ротик. «Ты моя сейчас… девочка, только моя…», — негромко произносил «отец», увеличивая амплитуду движений, доказывая и убеждая, что это правда… как ни крути. «Позволь и доверься мне, Белоснежка, больше тебе ничего не остается». А минутой позже, наслаждаясь каждым мгновением, закрыв глаза, словно пытаясь накопить в себе сопровождающие каждое погружение ствола сногсшибающие волны удовольствия: «Помнишь, я обещал сделать это с тобой?» — и после небольшой паузы в монологе, уже лицезрея обхватившие основание члена губы: «Но ты познала еще не все тонкости качественного отсоса, дорогая. Через часок мы повторим, и советую тебе быть на порядок активнее»…


Эдвард видел через мысли Карлайла, с каким все возрастающим страхом смотрела девушка в глаза «отца». В них не было мольбы или просьбы, но парили тревога и опасение в ожидании того, что еще произойдет с ней и Элис сегодня, пусть и сдобренное тонной отменных наслаждений. Все-таки Карлайл действовал против воли Белоснежки. Нет, Эдвард не жалел ее и не сочувствовал, он лишь на секунду оторвался от внимательного изучения прелестной картины, изображающей, как в небольшом девичьем ротике помещается очень приличных размеров член Карлайла, чтобы заметить, как шоколадные глаза красотки все больше наполняются озерами слез.

Ощущения накрывали «отца»… а одновременно и Эдварда, все больше приближая обоих Калленов к оргазму. После очередного глубокого погружения Карлайл вынул эрекцию изо рта шатеночки, чтобы, помогая себе рукой, излиться на прекрасное лицо страдающей Белоснежки. Вряд ли «папа» пожалел ее неопытное горлышко, скорее, решил таким образом пометить одну из своих сегодняшних шлюх.

Сам Эдвард еще не кончил, задумавшись на несколько долгих мгновений: понравилось ли ему, что Карлайл физически и морально подчинял девку с шоколадными глазами, безапелляционными действиями вынуждая ее страдать? Может быть, лично он предпочел бы видеть в карих глазах любовь и приятие… например, такие же, как у их сладкой покорной Роуз, готовой на все, чтобы доставить хозяевам удовольствие?

В эти неспешно проплывающие секунды Эдвард чувствовал практически то же, что и «отец» в тот вечер — шелковые простыни… податливое тело сучки, пока еще полное доверия и безграничного желания к нему. Эдвард наклонился к шее своей сегодняшней девушки, и она сразу же повернула голову под нужным углом, убрав в сторону мешающие длинные каштановые волосы… почти такие же красивые как у Изабеллы. Миг — и он пьет ароматный красный нектар. Закрыв глаза, Эдвард вспомнил момент, когда «отец» только что лишил Элис девственности. Весь кайф, испытанный Главой его клана от вкуса девственной крови, тек сейчас по его губам… Как много удовольствия может доставить своя отличная память и подробные чужие воспоминания! Конечно, наяву все было бы на порядок изысканнее и полнокровнее, но что ж поделать — в тот раз Карлайл снял сливки единолично!

Эдвард не имел права злиться на «папу», но завидовать — да! И он делал это очень часто с тех пор, как встретил Карлайла после его возвращения из Вегаса. Завоевание вампирского разума Эдварда теми воспоминаниями произошло постепенно — и телепат не совсем понял, как.

Яростно сжав челюсть от окруживших его мудреных эмоций, Каллен-младший задвигался быстрее, грубо проникая во всю не такую, как он хотел бы, суку. Ей же смена темпа только понравилась — стоны заметно стихли, а в мыслях было то же, что всегда и у всех: «Еще, еще, еще…». Эдвард не думал, что мысли тех двух карлайловских шлюшек могли поразить его разнообразием, но он хотел услышать эти бесконечные «еще», сказанные ИХ голосом, в ИХ головах, пока бы он трудился, выбивая символы бесконечности внутри ИХ вожделенных тел!

Кончил Эдвард в сегодняшнюю безымянную крошку на одном из любимых моментов в «папиных» воспоминаниях, произошедшем намного позже того первого настоящего белоснежкиного минетика… когда малышка уже чему-то научилась.

… Карлайл вышел из Блудницы, чтобы на приличной скорости засунуть свой член в раскрытый уже на практически профессиональную ширину ротик Изабеллы, продолжающей все также застенчиво и с испугом поглядывать на него. Войдя в нее очень глубоко, так что манящие карие глаза чуть больше раскрылись в ожидании «отцовского» заряда, Карлайл пророкотал: «Глотай, моя маленькая жадная девочка», и через десяток секунд удивленным шепотом добавил, все еще озаряемый всполохами удовольствия: «А ты быстро обучаешься, Белоснежка!»…

Эдвард, на очень высокой скорости вколачивающий член в безвестную киску, резко почувствовал свой, зарождающийся наяву оргазм, окутавший младшего Каллена восхитительным облаком проникающего в каждую клеточку утонченного экстаза. Но сцена из воспоминаний «отца» продолжалась…

…К губам Карлайла, еще остающегося глубоко в горле Изабеллы, проворно подползала Блудница, чтобы услужливо подставить шейку — почти как вот только что поступила бесцветная девица под Эдвардом в настоящем. Только вот Карлайл покачал головой, не желая принимать заурядный дар. Обхватив ладонями упругие ягодицы, «отец» приподнял Элис и поднес к своим губам другое лакомство — ее полные груди, увенчанные напряженными сосками. Прокусив тонкую кожу одной округлости, «папочка» начал глотать текущую слабой струйкой кровь, при этом во всей яркости накладывающихся друг на друга ощущений чувствуя, как внизу Белоснежка старательно облизывает его член…

Минута. Другая. Безымянное тело вырубилось от счастья и усталости прямо под Эдвардом, и он, слегка подтолкнув, позволил шлюшке скатиться с кровати, чтобы самому, заложив руки за голову, разлечься на спине ровно посередине матраса и с животрепещущим любопытством предаться захватывающим раздумьям…

«Непонятно-что-происходит-со-мной» Эдварда началось около двух недель назад. Телепат, как обычно, мельком просканировал голову «отца» по возвращении из той командировки в Лас-Вегас с кратким заездом в аризонский Финикс. Но в первые дни дома Карлайл больше думал о практически улаженных проблемах в казино; о назначенном Аро новом клиенте, очень известном в определенных кругах и требующем кардинальных пластических изменений во внешности. Да о высокой, как каланча, и фигуристой стюардессе, которую хорошенько поимел в самолете на обратном пути прямо в кресле первого класса. Девушка с такой комплекцией больше подошла бы гиганту Эммету, но, конечно же, Карлайл не стал бы тащить через полстраны этот впечатляющий габаритами экземпляр. Тем более Эммету вполне хватало Розали: дома он не мог оторваться от девушки, когда не спал и не ел. А это, к его гордости, случалось довольно часто.

Следующие дни Карлайл пропадал в больнице, дела в которой без его надзора немножечко подзапустили. К тому же новый человеческий клиент от Аро оказался странным типом, очень требовательным и наглым, но Глава Калленов и не с такими справлялся.

Впервые Эдвард увидел Белоснежку и Блудницу в мыслях «папочки», когда тот вернулся с суточной смены и, как обычно бывало, застал в гостиной волнующее зрелище. Наклонив приспустившую брючки Розали над обеденным столом, облаченный в элегантный, но строгий костюм Эммет ожесточенно трахал девушку сзади, ни на кого не обращая внимания. Ребята только вернулись с конференции архитекторов, проходившей в Портленде. На кухне Джаспер гремел посудой, по всей видимости, сооружая определенного объема перекус для своего оголодавшего человеческого «брата». На кресле лицом к сластолюбцам восседал Эдвард в сером костюме-тройке, раздумывая, дождаться ли освобождения из плена Розали или же отправиться на поиски иных удовольствий. В просторном холле еще чувствовался тонкий аромат Эсме: супруга Карлайла совсем недавно покинула первый этаж, намеренно избегая сомнительных ситуаций.

Не до конца раздетая Роуз и ее поза вызвали у Карлайла всплеск воспоминаний о том вечере в Финиксе, спровоцировав острый приступ интереса и у Эдварда. Тот очень уж стремительный отъезд «отца» без традиционного супружеского поцелуя Эсме на прощание и так удивил телепата, а их «командировочный» телефонный разговор о двух малышках с присвоенными им необычными именами еще больше зацепил Эдварда. Картинки замелькали в голове Главы клана Калленов: Эдвард успевал выхватить кадр то у барной стойки, то в кабине лифта, а иной раз интересную композицию на огромной кровати сразу из двух девочек и светловолосого вампира. «Отец» перевел взгляд на Эдварда, зная, что именно тот увидел, подарив «сыну» после и несколько особенно пикантных сцен. В подобных гляделках не было ничего из ряда вон выходящего: благодаря неординарным способностям Эдвард Каллен знал все о сексуальной жизни каждого из членов семьи, регулярно заглядывая в головы «родственничков» — находя в этом определенную прелесть. Поэтому вдоволь напикировавшись взглядами, «отец» и «сын» разошлись каждый по своим делам.

Вот только с тех самых пор Эдвард все больше стал обращать внимания на милых малышек из воспоминаний, а Карлайл часто и вроде бы не специально потчевал «мальчика» разнообразием всех жарких подробностей заезда в Финикс. По непонятному совпадению обычные эротические наслаждения Эдварда в настоящем странным образом истончились, поблекнув. Толком он не знал, почему так происходит, но чувствовал, что изменения начались после злополучной командировки «отца» и, как следствие, привнесенных в его жизнь воспоминаний Карлайла.

Джас также ощущал все больше накалявшуюся обстановку. Эмпат не видел тех картинок и кадров, что делили между собой в уме Карлайл и Эдвард, но мог считывать просто-таки мешанину разнообразных эмоций и чувств «родичей», вызванных чем-то пока непонятным ему.

Сексуальное напряжение, накрывшее особняк, в основном гасилось с помощью Розали. Эдвард, Джаспер и Эммет по-дружески делили между собой сексапильную блондиночку, беспрекословно отдавая покорную вампиршу Карлайлу, если тот выказывал в ней потребность. Братья-вампиры покушались на не раз поруганную девичью честь в основном по ночам, а Эммет — больше в дневное время. Если Джас и Эдвард находили много удовольствий на стороне: в близлежащем Форксе, расположенной чуть дальше Олимпии или в Сиэтле, то зациклившийся на Роуз на тот момент Эммет не видел других женщин, большую часть времени зависая между длинных бледных ног Розали или в ее шелковистом ротике.

***


Через пять дней

Сосредоточившись на сборке громадной версии линкора «Тирпиц», которую Эдвард, растягивая удовольствие, собирал уже два дня из множества спичек, Каллен-младший случайно позволил очередным скандальным мыслям «отца» просочиться в свой разум.

Трахаясь в своей спальне, Карлайл опять думал о них, о тех своих шлюшках на одну ночь. Он смотрел на обнаженную попку Розали, но видел на ее месте ягодицы Блудницы; любовался пухлыми губами светловолосой рабыни, представляя рот Белоснежки — он трахал Роуз, вспоминая как это было теми с человеческими девушками!

Нет! Это невозможно больше терпеть!

Эдвард нервно дернулся, по касательной немного задев впечатляющую конструкцию деревянного корабля, и несколько соединенных клеем, но не успевших присохнуть спичек рассыпались… точнее говоря несколько сотен спичек. Легкий всплеск злости, возникший из-за происшествия, не мог сравниться с лавиной ярости и негодования, что по незнанию или, наоборот, знанию вызвал в «сыне» упивающийся похабными мыслями Карлайл.

Через три секунды самый быстрый вампир клана уже стоял на пороге «отцовской» комнаты.

Откинувшись на спинку шикарного дивана, «папочка» наблюдал за двигающейся на его члене эквилибристкой Розали. Девушка стояла ступнями на полу, спиной к Карлайлу, ладонями накрывая колени хозяина, легко поглаживая их при этом, — отличное владение вампирским телом позволяло ей удовлетворять партнера, не теряя при этом равновесия и не уставая. Стряхивая на пол пепел со специально изготовленной для вампиров сигары, несущей своей сутью расслабляющий эффект, «отец» перевел взгляд на Эдварда, не пряча издевательской насмешки пылающей в нем.

— Карлайл, перестань! — умоляюще пробормотав просьбу, разогнавшийся с места Эдвард облетел спальню, несколько раз покружив по периметру комнаты, морально охлаждая свой вампирский организм, находящийся на грани взрыва.

Начавшая было притормаживать растерявшаяся Розали получила звонкий шлепок по бледной ягодице, в силу разных причин не расцветший розовым цветком. Ничего не отвечая Эдварду, «папуля» с наслаждением затянулся сигарой, наблюдая за мечущейся молнией, в итоге одарив внимательным взглядом своего более-менее успокоившегося «мальчика», через десяток секунд застывшего напротив.

— Ты меня наказываешь за что-то? — стонущий Эдвард не мог предположить причин, как ему казалось, намеренных издевательств над собой. — Все дело в пари? Но ты выиграл! Я должен тебе желание. Почему же ты мучаешь меня своими мыслями?

Смачно затянувшись еще раз и выпустив изо рта дым, Карлайл рукой подтолкнул Розали чуть вверх, приказывая сменить позицию, так что она снялась с мужского органа. Развернувшись, рабыня опустилась между колен хозяина и застыла с прямой спиной, вопросительно поглядывая на него. Карлайл кивнул Роуз, вновь затем фокусируя внимание на «сыне». Казалось, девушка обхватила плоть губами еще до завершения кивка, столь она была быстра и понятлива.

— Эдвард, о чем ты говоришь? — тон «отца» был искренне недоумевающим, хотя Эдвард видел определенную насмешку в выражении его лица. — Что ты себе надумал? В отличие от тебя я не умею читать мыслей, так что потрудись объясниться.

— Хватит издеваться, Карлайл! — Эдвард не мог поверить, что Каллен-старший не понимает, что творит с ним. — Да когда шпилишь нашу рабыню, — по-человечески тяжело дыша, Эдвард указал обвиняющим перстом на усердно работающую ротиком Рози, — ты представляешь их, тех тощих девок из Финикса! — Телепат обхватил ладонями свою голову, громко застонав: — О-о! Я не могу больше выносить этого.

Оставаясь все таким же железобетонно спокойным, потому что не видел своей вины в проблемах мальчишки, Глава клана окинул взглядом золотоволосую рабыню, в итоге задержав внимание на ней. Розали была так прекрасна и подобострастна, что никакие воспоминания порой не могли с ней сравниться. С сигары, удерживаемой длинными пальцами, на пол упала новая порция пепла.

— Ты много берешь на себя, мой мальчик. Закройся, — Карлайл пренебрежительно взмахнул пальцами свободной руки, — или что ты там еще делаешь со своим сознанием, чтобы не слышать других. Тебя не касается, о ком и когда я думаю.

Зарычав, Эдвард еще пару раз оббежал комнату от угла до угла и даже спустился и поднялся разок по лестнице, затем вновь включившись в диалог.

— Ты не замечаешь, что они сделали с тобой, «папочка», — презрение так и сквозило в его тоне. — Нет, с нами! Думаешь, ты поимел их, развернулся и ушел. А на самом деле, они до сих пор трахают тебя, и самое неприятное — взрывают мозг мне!

Карлайлу очень не нравилось, как ведет себя Эдвард, нарываясь и превышая свои полномочия «сына» и члена его клана. В глазах древнего вампира загорелся гневный огонек, клыки удлинились, хотя поблизости не было ни одной пышущей кровью живой души, за исключением спящего в другой части дома Эммета, но он не входил в рацион Калленов. Ни разу.

От входной двери раздался смешок, разрядивший сгустившуюся грозовую атмосферу, отодвинувший бурю кардинально к северному полюсу — не за счет самого звука хохотка, а благодаря особенным способностям его издавшего.

— Давненько вы не сцеплялись, — умиротворяюще, улыбаясь с любопытством, проворковал Джаспер, зачесывая средней длины темные волосы ото лба. — Объясните-ка, почему в нашем доме уже минимум неделю, заглядывая во все углы, бродит циклон, только растущий благодаря вашему негативу? Так он скоро и в ураган может перерасти. Я, конечно, выдающийся практикующий эмпат, но главный мой недостаток — я не чтец мыслей, и еще я не понимаю причин, по которым это происходит с вами. Расскажете, может?

Хотя накал беседы и снизился, а ураган уменьшился до размеров небольшого тропического завихрения, Эдвард все еще продолжал буравить «отца» напряженным всезнающим взглядом. Карлайл же размерено затягивался тлеющей сигарой, не отводя пристального взора от зарвавшегося телепата.

— Розали, малыш, — голос Джаса был нежен и мягок, — пойди, займись какими-то делами. Нам нужно поговорить.

Роуз больше мешала самому Джасперу, отвлекая манящей чувственностью, всегда остро воспринимаемой им, от готовой взорваться в его доме бомбы из двух практически дерущихся вампиров. Эдварду, судя по его эмоциям, направленным не в сторону рабыни, сейчас было абсолютно плевать на ее присутствие, и Карлайлу, в принципе, тоже — особенно, если бы он уже кончил к этому времени. Джаспер надеялся, «отец» поймет важность момента и завершит дело с Розали чуть позже.

Не прекращая старательно обрабатывать член Каллена-старшего во избежание получения наказания за неправильную трактовку приказа, Розали долго, около минуты, дожидалась позволительного кивка от господина. А после грациозно встала и вышла за пределы помещения.

Роуз и не думала ослушаться любого из Калленов и Карлайла особенно, но в данном случае следовало разобраться в приоритете приказов. Во власти Главы клана было лишить ее всего, даже существования. А хуже этого могло быть только возвращение к прежнему хозяину, королю Аро. Какое-то время девушка была любимой игрушкой правителя и его свиты: сначала самой желанной человеческой рабыней, а после, чудом избежав смерти и претерпев все муки превращения, и подневольной хладной рабой. Мучения продолжились, только теперь переместившись на новый уровень интенсивности. Сам король был не так страшен и одержим, как некоторые из его фаворитов… Например, с попустительства Аро многое позволял себе Феликс, который, кстати, был таким же огромным везде, как и Эммет. После свиданий с Феликсом Розали, будучи еще в слабом человеческом теле, не успевала восстанавливаться — уже не спасали хваленые «лечебные» вампирские укусы: еще не заживали нанесенные травмы, как верные слуги короля причиняли новую боль и страдания.

Однажды пресытившись ею и выражая благосклонность верной службе хорошего друга (а возможно, просто пожалев поразившую своей красотой девушку), Аро Вольтури подарил Роуз Карлайлу Каллену. Но, хотя Розали и нашла свое маленькое место в вампирском мире, все эти уютные, относительно спокойные дни в особняке Калленов она опасалась возращения у правящей особы интереса к себе. Страхами девушка иногда делилась с далекой от их монаршего мироустройства Эсме Каллен, спрятанной за пазухой любящего мужа. Розали видела искренние чувства своего хозяина к жене и восхищалась ими, надеясь, что однажды кто-то будет испытывать подобное и к ней. Эсме же еще ни разу лично не встречалась с королем и его свитой и не знала, чего ждать от визита правителя, опасаясь его разнузданности и несдержанности в вопросах удовлетворения зова плоти. Карлайл успокаивал жену, убеждая заниматься своими делами и не переживать понапрасну. Он убережет свою Эсме от чьего бы то ни было нежелательного интереса.

Джаспер и Эммет были в курсе всех нелицеприятных подробностей истории превращения Розали в вампира, но считали это делом прошлым, как и Эдвард. Каллены не были жестоки и не обладали садистскими наклонностями, поэтому Розали считала за счастье принадлежать им, получая неожиданное удовольствие полное удовлетворения от своего подчинения и покорности.

— Карлайл, — после того как за рабыней закрылась дверь, не повышая тона, Эдвард продолжил разговор в примирительном ключе, решив проигнорировать все еще ничего не понимающего Джаса, — ты знаешь, я вижу многое. И сейчас, возможно, я понимаю ситуацию в твоей голове даже больше, чем ты сам. Послушай… и поверь… ты не замечаешь этого, но очень много думаешь о тех человеческих шлюшках, «отец»… Ты реально помешался на них! — Эдвард добавил убеждения в голос.

Карлайл чуть внимательнее посмотрел на «сына», замерев на сидении дивана. Его сосредоточенность говорила о том, что он всерьез прислушивается к словам Каллена-младшего.

— И я вот что подумал… — продолжил хитро телепат, приподняв одну бровь, — может быть, стоит еще разок навестить тех девочек? Выебать их по полной, зарядиться другими воспоминаниями, потешить эго?

Эдвард надеялся, ему удалось грамотно навести «папу» на размышления о новом свидании, желая и самому присутствовать при этом. Одно только предположение, что он сможет узнать, кто эти малышки и где они обитают, здорово возбудило Каллена. Он так и видел, как после будет регулярно навещать Белоснежку и Блудницу, трахая их с фантазией озабоченного подростка в теле столетнего вампира.

Мысли же в голове Карлайла плавно перетекли со сцен эпической драки между ним и Эдвардом, во время которой Глава клана так по-отечески нежно укрощал переборщившего с наглостью «наследничка», на предположения, какой могла бы быть новая встреча с Изабеллой и Элис.

М-м-м. Эдвард чуть не застонал в голос, наблюдая за развязными голенькими шлюшками, облепившими тело «отца», одновременно раздумывая, кого в радиусе мили можно по-быстрому трахнуть, но не находя кандидатур, кроме Розали. Что ж, опять и снова переходить «папочке» дорогу он был не намерен, так что придется просто по-скромному самоудовлетвориться в своей комнате.

Но далее картинки в голове Главы клана двинулись не в том направлении, в котором рассчитывал Эдвард. В сознании Карлайла предстал он, Эдвард, стоящий напротив, с четко просматривающимся через одежду огромным стояком в паху, а выражение лица ему самому трудно было описать: смесь лукавой задумчивости, вожделения и заносчивой самоуверенности, выражающаяся в загадочном блеске глаз. Все в совокупности тут же навело Карлайла на понимание настоящего положения вещей — «сын» хотел использовать «отца» в своих интересах. Карлайл очень разозлился!..

К сожалению или счастью, Эдвард предугадывал каждое действие Каллена-старшего. Вот «папочка» прищурился, собираясь физически наказать «сыночка», вот, рыча, бросился на Эдварда, но он к тому времени был уже за порогом. Небольшая остужающе-развлекательная погоня началась. И никого не смущало, что Карлайл был сверх меры обнажен.

— У меня идея. И она понравится вам обоим. Готов поспорить, — Джаспер произнес фразу спокойно, чуть ли не ковыряя ногтем в зубах: он знал, его услышат.

Через секунд пятьдесят — видимо, столько понадобилось Эдварду, чтобы вдоволь набегаться — оба вернулись на прежние позиции, с разными эмоциями поглядывая друг на друга и на старину Джаспера. Все трое Калленов понимали, что вряд ли Карлайл догонит Эдварда, а вероятность, что тот убежит далеко, также низка. Поэтому для решения возникшего недопонимания следует послушать того, кто обычно ненавидел всякого рода пари — Джаспера, самого разумного и практичного из «сыновей».

Бездумный яростный бег прочистил мозги Главы клана. Он понял, что в чем-то Эдвард, с большим интересом поглядывающий на пока скрывающего мысли «брата», прав — Карлайл действительно часто и с наслаждением вспоминает свою кратковременную порно-вечеринку с девочками, весьма желая повторения.

Накинув любимый темно-синий халат, Карлайл в одно мгновение переместился к роскошному бару в своей спальне и налил для себя вампирского бренди в низкий стакан. Закурив одну расслабляющую сигару, он протянул ее загадочно улыбающемуся Джасу, а следующую, сопроводив отеческой усмешкой, — наглецу Эдварду, который кивнул в ответ, благодаря и соглашаясь со всеми умозаключениями «отца».

Посерьезнев, Джаспер глубоко затянулся и прочистил горло, он собрался поведать нечто явно интересненькое.

— Я уже и без ваших объяснений приблизительно понял ситуацию, к тому же, мои дорогие, и сам могу делать некоторые выводы. Все началось после твоего, Карлайл, возвращения из Вегаса. Ты поимел там каких-то девок и, регулярно воспоминая об этом, мучаешь моего любимого «братика» порнушкой с собой в главной роли… — Джаспер окинул Карлайла внимательным взглядом, — «отец», ты до одури затрахал Розали — не отпускаешь рабыню от себя, совсем как в первый год после ее появления у нас. И позволь заметить, если бы она была человеком, то не выдержала бы такого напора. Так, дальше… Вы оба после твоего возвращения из поездки прямо-таки полыхаете страстью, вожделением и похотью, а бедняжке Эдварду толком не удается снимать напряжение даже во время выездов! Сейчас я более полно обрисовал картину?

С разной степени недовольными выражениями лиц Эдвард и Карлайл кивнули, стараясь отвлечься от неприглядной правды: один — втягивая дым, другой — отпивая из бокала. Джаспер хохотнул — весельчак не мог не поглумиться над «родственничками».

— Как же мне хочется глянуть на двух шлюшек, что так привязали вас к себе! Притом, Карлайл же стер им память, и они ничего не помнят. — Упомянутый Карлайл перевел взгляд на окно, заставляя себя думать о короле Аро, об Эсме, только бы не позволить Эдварду увидеть в мыслях, как тем утром дал себе слабину в отеле Финикса и умышленно пренебрег важным правилом. А Джаспер продолжал: — Очень забавная ситуация! Поставить на колени двух сильнейших вампиров, не догадываясь об этом, это, конечно, надо суметь, — Джаспер раскатисто расхохотался от всей души. Эдвард и Карлайл досадливо поглядывали на Джаса, понимая, что, по сути, он прав. Продлевающий бесконечную жизнь еще на несколько пунктов смех длился и длился…

— И что ты предлагаешь? — первым не выдержал Эдвард. В мыслях Джаспера звучал только осточертевший гогот и ни одной путной идеи: его смешинка разрослась до размеров пандемии в одном конкретном теле. Это излечимо? — На что в кои-то веки ты был готов даже поспорить? Поехать к ним втроем? Или взять с собой еще и Эммета? Не уверен, что он выпустит свой разросшийся ветвистый корень из горшочка Розали. — Эдвард нес чушь. По правде говоря, теперь он мог думать только о том, что Карлайл возьмет его с собой в Финикс, и он, наконец, не только увидит девушек в живую, но и лично опробует их.

— Не-а. Я останусь здесь. Я все еще не полюбил самолеты или эти ваши лазания по болотам — ненавижу любые путешествия, а от сидения в машине, дорогой «братец», моя мраморная задница может переквалифицироваться и в гранитную. Ты же не желаешь мне такой участи? И вообще — дом, милый дом, кто-то же должен его охранять, — Джас обвел взмахом руки хозяйскую спальню, после переключившись на Эдварда, скептически разглядывая его. — Странно, вы же вроде такие умные вампиры, но почему-то не подумали о самом простейшем решении. Почему бы вам не привезти их сюда? На несколько недель, чтобы вдоволь наиграться, — эмпат закончил озвучивать свою мысль, туша почти целую сигару в пепельнице. Разумное суждение повисло в воздухе, требуя тщательного обдумывания, ведь обладало способностью решить все проблемы разом!

Из рук застывшего Карлайла Джаспер забрал опустевший стакан, чтобы налить по порции вампирского бренди уже в три бокала.

— Как вам моя идея? Хороша? Думаю, и спорить уже ни на что не надо. Просто привезите их в особняк, я тоже трахну их. Нам всем достанется! Сразу две умопомрачительные малышки вдобавок к Розали существенно облегчат нашу богатую на фантазии сексуальную жизнь, — Джаспер снова довольно рассмеялся, затем пошутив: — Сразу три! Каково, а? Что думаете, сдюжим?

Выхватив из цепких пальцев «брата» свой бренди, Эдвард кисло улыбнулся, стараясь не думать о нем слишком плохо. Джаспер опять издевался и подшучивал, не понимая всей серьезности своего же предложения, а вот текущие мысли «отца» действительно стоило обдумать им всем. Как к этой афере отнесется Аро, правитель их мира, который бдит, чтобы все, кроме его свиты, не переходили установленных границ в отношениях с людишками?

Карлайл принял от Джаса вновь наполненную на треть янтарно-желтой жидкостью стеклянную емкость, задумчиво рассуждая вслух:

— Полагаю… проблем с королем не должно возникнуть. Ведь, главная его заповедь — не убий…

— Скорее, ваши неповторимые девочки прикончат взрывами удовольствия меня! И не раз, я надеюсь! Если их киски такие сладенькие, как я люблю, — подхватил не потерявший ни на унцию веселого настроя Джас, с предвкушением ухмыляясь. — Но Аро же плевать на гибель одного озабоченного вампира!

Эдвард присел в позе йога на полу возле дивана между Карлайлом и разместившимся в кресле «братом», затянулся сигарой, выпустив четко очерченное кольцо дыма. Разглядывая «отца» через толщу янтарной жидкости в стакане, стараясь не потерять нить его мысленных рассуждений, телепат не упустил возможности возмутиться вслух словами Джаспера и уколоть того:

— Джас, ты не один тут такой озабоченный, — он приподнял бровь. — Только я больше озабочен тем, как же навсегда заткнуть твой грязный и глумливый рот.

Карлайл, не обращая внимания на мальчишеские препирательства, произнес вслух итог своих размышлений:

— Аро не выносит, если люди начинают усиленно искать пропавших, собирают поисковые отряды, поднимают бурю в СМИ. Он как-то говорил мне в личной беседе, что тогда начинает ощущать вину как нерадивый правитель, который не может держать вассалов в узде. Поэтому его гнев так велик в случае долгого несанкционированного похищения человечков и уж тем более — убийств!

Эдвард внимательно слушал Карлайла, Джаспер же никак не мог угомониться, пальцами ноги раскачивая «брата» как большую неживую неваляшку. Видимо, эмпат пару дней нормально не трахался и психическое напряжение давало о себе знать, выливаясь в излишнюю физическую активность. Эдвард пока терпел, вот только правый глаз начинал нервно подергиваться… или у вампиров так не бывает? Значит, показалось.

— Я непременно сообщу королю о нашей задумке, но в легкой форме, — продолжал вещать Глава клана, — тем более нам с вами, мальчики, несказанно повезло: Блудница — сирота, уже вышедшая из-под крыла опекунов, мать Белоснежки-Изабеллы — хроническая алкоголичка, а в отцах Чарли Свон, наш дорогой блюститель местного порядка.

— Надеюсь, ему ты пока не будешь сообщать обо всех подробностях? — Эдварду было безразлично на любую реакцию шерифа или его переживания, просто он считал, что чем меньше знакомых знает об афере, тем лучше.

Вдохнув новую дозу расслабляющего дыма, Карлайл утвердительно кивнул.

Изабелла сама или же под действием его «Подчинения» позвонит отцу и матери и сообщит о незапланированной развлекательной поездке с друзьями в другой штат. Чарли Свону незачем знать, что на самом деле в ближайшие недели будет происходить с дочерью в нескольких милях от его дома. Главное — она будет жива и здорова, пусть и вдоволь оттрахана, а за доставленные удовольствия Каллены, конечно же, потом вознаградят милашек. Изабелла и Элис неожиданно выиграют в лотерею или что-нибудь подобное, и на долгое время будут обеспечены материально — в их силах не разбазарить нажитое телом богатство!

— Оу, — отвлекшийся на братские развлечения Джаспер не сразу понял, что упустил в разговоре кое-что важное и интересное. — Чарли — отец одной из девочек? Какая пикантная тонкость! Я еще ни разу не трахал дочь близкого знакомого, не то, чтобы они у меня были, — эмпат медленно и с предвкушением облизал губы, но следующая мысль вдруг встревожила темноволосого вампира: — Надеюсь, усы не передались ей по наследству? И между ее ног все как положено у дам?..

Идеальная киска Белоснежки, готовая принять в себя член Карлайла, сразу же вспомнилась Эдварду, он застонал вслух от резко возникшего в паху возбуждения.

— Поверь, Джас, у нее там все в порядке. И я доберусь до прелестей этой красотки раньше тебя!

— Зато я потом сниму самые сливки, — эмпат хихикнул, намекая на что-то понятное только ему.

Держа в одной руке бокал и дымящуюся сигару, другой рукой Карлайл потирал подбородок, с умилением наблюдая за сыновьей перебранкой. Эдвард пока не знал, что добраться до дырочек шлюшек у него получится ой как не скоро — Каллен-старший собирался потребовать выигрыша того, последнего, пари.

— На сегодняшнюю ночь у меня назначена операция, Эдвард, и утром кое-какие дела, так что выдвигаемся в Финикс завтра днем. Сам закажешь билеты?

Эдвард кивнул с закрытыми глазами, вдыхая воздух в комнате и разочаровываясь, оттого, что не находил нужного и уже столь необходимого аромата из воспоминаний «отца». Телепат уже был всеми мыслями там, возле Элис и Изабеллы, вот только требовалось пережить несколько предстоящих часов, скорее всего, трахая неожиданно освободившуюся Розали и параллельно воспроизводя любимые моменты той ночи.

Одним глотком Карлайл допил содержимое своего бокала, и, не туша сигары, направился в кабинет, чтобы на всякий случай оповестить короля Аро Вольтури о недолгом похищении запавших в душу девушек. Глава Калленов надеялся, правитель поймет его, ведь сам Аро также, проявляя прямо-таки человеческую слабость, периодически западал на простых женщин — да можно вспомнить ту же светловолосую конфетку Розали! Жаль только, что охладевал король к девушкам также быстро, как и загорался, а рядом всегда присутствовала свора из жестоких «наследничков» престола, не упускавших привилегированной добычи. Карлайл боялся подумать, что будет с их привычным миром, если однажды Аро погибнет, и на трон взойдет один из так называемых «сыновей» Вольтури. Планета может в прямом смысле погрязнуть в человеческой крови и кострах, дым которых будет развеивать пепел неугодных новой власти вампиров.

— Ах, да, Эдвард, — уже приоткрыв дверь звуконепроницаемой комнаты на первом этаже, Карлайл словно вспомнил кое о чем. Он знал, «сын» прекрасно все услышит и отсюда. — Помнишь наше последнее пари по телефону? Так вот, мое желание таково: я хочу, чтобы до возвращения домой ты НЕ касался Белоснежки и Блудницы ни ртом, ни членом.

Это была определенного рода месть за недавнюю беготню по дому, и вообще… Карлайл любил сбивать спесь с молодежи, которая порой с какого-то перепугу считала, что умнее и мудрее его. Все, а тем более его «сыновья» должны были знать свое место!

Под яростные чертыханья Эдварда и новый приступ хохота Джаспера (из-за дрожащих стекол более ощутимый для особняка) Карлайл закрыл дверь кабинета, заглушая любые звуки извне.

***


Эммета вырвали из дремы громкие звуки ржача Джаса. Молодой человек потер свой практически неукротимый стояк, подумывая о холодном-холодном душе, способном погасить извечную жажду. Или еще лучше ощутить губки и зубки Розали на эрекции, которая справлялась с опаляющим желанием на порядок приятнее и давала намного более долгое успокоение…

Шум и грохот раздавались из хозяйской спальни, в которую и заглянул потирающий заспанные глаза Эммет. Развалившийся в кресле Джаспер неукротимо смеялся, перекинув длинные ноги через подлокотник. Иногда мелькающий Эдвард юлой носился по комнате — Эммет рефлекторно отмечал, как от создаваемого телепатом ветерка колыхались занавеси на окнах, да волосы Джаспера, откинувшего назад голову от смеха.

Валялась брошенная, но целая на вид мебель; возле ближайшей стены были рассыпаны осколки стекла, а вскоре к ним добавился и измельченный стакан Джаса, загадочным образом выскочивший из рук и разбившийся о светлую стену. Больше ничего в комнате изувечено не было — Карлайл не потерпел бы этого.

— М-м-м, вы Розали не видели? — Эммет потыкал пальцем в пространство за своей спиной. — Жутко хочу трахаться.

— Мы все хотим, — в перерывах между хохотками просветил Джаспер. — Пойдем, брат, заберем Роуз на всю ночь. — Через мгновение эмпат уже стоял рядом, обнимая Эммета за плечи. — Эдварду надо накопить побольше заряда. Младшенького ждут самые долгие в его жизни сутки.

Ближе к утру Джаспер все же собирался немного помочь братцу Эдварду, снизив эмоциональный накал бедняжки с помощью своей сверхспособности. Иначе того могло разорвать на множество маленьких, злых неудовлетворенных вампирят.

***


Редактор: Limon_Fresh

Буду рада видеть вас в теме Twilight Stories!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/41-16765-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: katerina420 (20.04.2018) | Автор: katerina420
Просмотров: 2256 | Комментарии: 15 | Теги: katerina420


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 15
+1
15 bitite_zum   (30.12.2018 09:20)
Спасибо за продолжение!

+1
13 Ice_Angel   (06.05.2018 18:11)
Бедняжка Эдвард, мучается не по детски... Карлайл жестокий "папочка", развлекается как может.

0
14 katerina420   (31.05.2018 14:22)
Дааааа happy Карлайл отрывается) Хоть такие развлечения в скучной вампирской жизни! biggrin
Надеюсь, Эдварду позже воздастся сторицей за мучения cool happy

+1
6 Маш7386   (26.04.2018 23:38)
Спасибо за продолжение!

0
8 katerina420   (27.04.2018 13:07)
happy happy

+1
5 Svetlana♥Z   (26.04.2018 22:59)
Бедный Эдвард, в данной ситуации - его дар действительно проклятие. biggrin А что Эдю маленьким не научили, что зависть это плохо? tongue
Розали "как бы" ничего не поняла (а если и поняла, то только обрадовалась, такое впечатление, что ей не очень-то и нужно так много внимания). А вот Эсми совсем за кадром осталась, неужели её совсем не волнует то, что в доме происходит, и тот факт, что скоро домочадцев станет больше? surprised wink

+1
7 katerina420   (27.04.2018 13:06)
Цитата Svetlana♥Z ()
А что Эдю маленьким не научили, что зависть это плохо?

Большим научат biggrin

Цитата Svetlana♥Z ()
Розали "как бы" ничего не поняла

Розали не волнуют хозяйские забавы! Главное, чтобы не бросили в терновый куст! happy

Цитата Svetlana♥Z ()
А вот Эсми совсем за кадром осталась, неужели её совсем не волнует то, что в доме происходит

Эсме, полагаю, предстоит важная роль свидетеля преступления. Наверняка она попытается уговорить Карлайла отпустить невинных человеческих девушек. Возможно, пообещает мужу быть более сговорчивой, покладистой и получать удовольствие даже с ним. Однако она не понимает всей жажды и желания, которыми мучаются "сыновья" уже некоторое время: Розали на такой большой и густонаселенный дом не хватает! Так что, на время заполучив Беллу и Элис, Эдвард и Джас физически не посмеют позже распустить гарем...
sad smile

Спасибо за крутой анализ главы!!! happy

+1
9 Svetlana♥Z   (27.04.2018 22:42)
Тут другой аспект интересен. Развлечения, рабыни - это хорошо, а вот разные запахи... Большинство людей любят мясо, а вот ухаживать за скотинкой, птичкой - способны единицы. Тут одного Эммета хватало со всеми его запахами, в том числе и человеческой еды, а теперь в доме будет - 3 человека. Я бы в доме трёх животных не держала, а как Эсми на это согласится! surprised (с вампирским острым обонянием) tongue wink

+1
10 katerina420   (28.04.2018 21:27)
Не думаю, что вампиры воспринимают запах людей так, как это делаем мы. Наверняка запахи пота, некоторые неприятные "ароматы" не вызывают отвращения у вампиров. Они воспринимают запах лишь с информативной точки зрения, как животные - несет ли он в себе опасность или это... ЕДА! biggrin Или особь способна удовлетворить другие потребности))

+1
11 katerina420   (28.04.2018 21:59)
Потом вампирам дышать не обязательно. Они это делают (насколько я поняла), чтобы говорить или вот понюхать что-то. Вон Эдвард же умеет читать мысли и, по идее, уже давно должен был сойти с ума, но умеет "отгораживаться". Так же и Эсме. Сумеет спрятаться от запахов. Главное, чтобы новая живность метить углы не начала biggrin biggrin

+1
12 Svetlana♥Z   (28.04.2018 22:36)
Вот-вот! biggrin biggrin

+1
2 pola_gre   (24.04.2018 21:01)
Цитата Текст статьи ()
Очень забавная ситуация! Поставить на колени двух сильнейших вампиров, не догадываясь об этом, это, конечно, надо суметь,

lol

Спасибо за продолжение!

0
4 katerina420   (26.04.2018 09:09)
Спасибо за комментарий!
biggrin Нравится мне эта глава подобными забавностями))) И неваляшка очень смешит, и вообще взаимодействие Калленов happy smile

+1
1 Svetlana♥Z   (20.04.2018 21:30)
Спасибо за новую главу! happy wink

+1
3 katerina420   (26.04.2018 09:06)
Спасибо за внимание к истории happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: