Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4858]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14610]
Альтернатива [9071]
СЛЭШ и НЦ [9133]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4487]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Потерянный рай
Эдвард Каллен - вампир, Дин Винчестер - охотник. Первый - странный парень, которого она встретила в Форксе, второй - мужчина из ее прошлого, с которым она прошла через Ад. Кто из них протянет ей руку помощи, когда она окажется в сложной ситуации? New edition - новые главы, альтернативный конец

1+1=3
Белла опоздала, все елки раскупили, но ей срочно нужна хотя бы одна. Рождество под угрозой. Все меняется, когда она натыкается на объявление в газете, в котором говорится о доставке елок на дом.
Мини/юмор.

Гонка за смертью
Мог ли предположить Дилан Максвелл, что его соперником в Большой Гонке станет его бывшая, телохранитель Императора Тон'Вурта? Будет ли это гонка за жизнью? Или смертью? Какой выбор он сделает между величием и любовью?

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Персики-вампиры
Эммет решает попробовать превратить персики в вампиров.
Внимание! Это крайне глупая история!
Лучший перевод фика с оригинальным сюжетом и Лучший перевод самого юмористичного мини-фика.

Произвести впечатление
Гермиона сидела в своем кабинете, по уши погруженная в новое торговое соглашение, когда явился Малфой, чтобы «посоветоваться» с ней.
— Если… — он небрежно сформулировал гипотезу, без приглашения усаживаясь в кресло и наколдовывая изысканный чайный сервиз, — …если бы кто-то захотел попробовать сделать что-то маггловское, как бы он это сделал?

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Исключительный вкус
Высокомерный, популярный шеф-повар, британец Эдвард Каллен, произвёл неизгладимое впечатление на Беллу Свон, директора фирмы, обслуживающей банкеты, задолго до того, как каждый нашёл свой путь к успеху. Вооружившись кошкой и однажды коварно пошутив, Белла и подумать не могла, что повысит градус напряжения между ними.



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 514
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Своей любви перебирая даты. Глава 42. Часть 1

2021-4-13
18
0
Глава 42. Часть 1

Эдвард Каллен

Я стою напротив своего отца и вижу, как он улыбается. С трудом, через силу и боль, но он улыбается, потому что жив и рад видеть нас здесь. Он по-настоящему счастлив, потому что рядом с ним находится его любимая жена, я − его сын, моя девушка и его внучка. Он пережил покушение, перенес операции и к тому же ему очень трудно говорить и тяжело дышать, еле двигается, но при этом выглядит таким живым и оптимистичным, что меня бросает в дрожь от этого. Всего несколько часов назад Карлайл находился на грани между жизнью и смертью, а сейчас я смотрю на мужчину, которого переполняют эмоции. Я смотрю на отца и вижу, с какой нежностью и заботой он разговаривает со своей женой, как трогательно просит ее не плакать и всё крепче сжимает ее руку. Я смотрю на него и понимаю, с каким теплом и легким налетом улыбки он смотрит на свою внучку, которая стоит рядом и с любопытством и интересом разглядывает своего дедушку. А ведь она стала той, кто больше всех верил в чудесное пробуждение Карлайла. Я стою и с удивлением осознаю, что Карлайл разговаривает с Беллой, а я даже не слышу и не вникаю в суть их беседы. Я слишком задумался, затерялся в своих мыслях... просто потому, что я смотрю на своего отца и отчего-то не узнаю его. Слишком много света и энергии... этого в своем отце я замечал крайне редко.

Хотя, наверное, я преувеличиваю... Я продолжил всматриваться в лицо своего отца и вдруг понял, что обольщаться не стоит. За маской мягкотелого добряка, любящего свою семью, скрывается всё тот же строгий, вдумчивый и принципиальный человек, этого у него не отнять. И я могу добавить то, что к его стойким качествам добавилось еще одно – злоба. Я видел это в его взгляде. Раньше он так не смотрел. На его лице появились ссадины, на шее шрам, грудь вся изрезана. Его хотели убить. Я бы тоже злился... А еще боль. Она была его отражением. Это не физическая боль, а душевная. Было видно, что ему плохо и тяжело, но он держится. Было ясно, что его терзали противоречивые чувства. Он переживал, злился, винил себя, мучился от того, что ему и его семье угрожает опасность, но, несмотря на это, он был рад находиться здесь. Он наслаждался тем, что может видеть нас, разговаривать с нами, делить время с нами, да просто может продолжать жить. Но самое парадоксальное то, что я вдруг осознал, что впервые целиком и полностью понимаю своего отца. Мы словно настроились с ним на одну волну, а ведь раньше я за нами такого не замечал. Мы никогда не были настолько близки, чтобы чувствовать друг друга на расстоянии, но сейчас... Я не знаю, как к этому относиться, но внезапно осознал, что чувствую то же самое, что и он. Казалось, мы можем читать мысли друг друга, считывать информацию только лишь по одному взгляду. Это завораживало и пугало меня, потому что я не был готов к такому глубокому общению.

− Эдвард, − позвал меня хриплый еле слышимый мужской голос.

− Что? – я будто очнулся и сразу сосредоточил взгляд на лицах, которые уставились на меня.

− Ты вообще слышал, о чем мы говорили? – поинтересовалась Эсми с мягкой улыбкой на лице.

− Э, − я тряхнул головой, − похоже, я немного задумался.

− Интересно, о чем..? − пробормотала Эсми, повернувшись к Карлайлу, который продолжал пялиться на меня.

Я наморщил лоб, не поняв, то ли это был риторический вопрос, то ли мне всем нужно было пояснить свои мысли. – Я...

− Мы говорили о том, что вам стоит поехать домой, − мама перебила меня. Я с облегчением вздохнул от того, что мне не придется объясняться, тем более не знал, что вообще должен был им сказать.

− Эмили уже очень устала и проголодалась, − пояснила Белла, сидящая на стуле возле кровати Карлайла.

− Да и вам с Беллой стоит немного отдохнуть, − добавила Эсми, с нежностью поглядев на Беллу и свою внучку, которая стояла возле своего дедушки и разглядывала провод от капельницы.

В принципе, мы находились здесь уже больше пяти часов, и правда все устали. Дело в том, что как только Карлайл начал приходить в себя, когда он начал глубоко дышать и впервые открыл глаза, врачи тут же попросили нас покинуть палату, чтобы они смогли сделать полный осмотр пациента. Мы расположились в комнате отдыха, надеясь на то, что скоро услышим хоть какие-то новости от врачей. Однако шло время, но нам никто ничего не сообщал. Сначала прошел час утомительного ожидания, новостей для нас никаких не было, врачи к нам так и не вышли, а волнение и неизвестность сводили с ума. Потом прошел второй час. Нервы и напряжение достигли своего пика. Я несколько раз пытался получить хоть какую-нибудь информацию, но ни медсестры, ни доктора толком ничего не отвечали. Пришлось ждать еще, при этом мы не могли и не хотели отходить от палат дальше, чем на несколько метров, так что никакого кафе, нам пришлось довольствоваться только кофе и шоколадками из автомата... В общем, когда прошел третий час нашего сидения в комнате и ходьбы по коридорам, ожидание стало просто мучительным, и я не выдержал. Сорвавшись с места, я вломился в палату Карлайла, который в тот самый миг хриплым голосом говорил «спасибо» своему лечащему врачу. Что ж, именно таким образом я впервые увиделся со своим отцом после его «отсутствия». Да, сегодня в этой палате произошло поистине настоящее чудо, однако это не отменяло всеобщей усталости и нахлынувших эмоций, которые всё никак не могли утихнуть.

Мама была на седьмом небе от счастья, когда увидела своего мужа в бодром состоянии духа. Правда, потом она впала в истерику, что пришлось уже ее отпаивать успокоительными таблетками. Но всё обошлось, слава Богу. А потом Эмили громко доказывала, что она была права, что она знала, что ничего не придумывала и Карлайл действительно с ней разговаривал. Все посмеялись над этим, но только не я. Я чувствовал себя полным идиотом, потому что не поверил своему ребенку, который так нуждается в моем доверии...

Уже пошел шестой час, как мы находимся здесь. Все абсолютно вымотались и проголодались. И так как наше воссоединение уже произошло, и мы убедились, что состояние Карлайла стабильное и ему ничего не угрожает, то со спокойной душой могли удалиться и позволить ему отдохнуть.

− Думаю, нам действительно пора. Хотя я могу остаться здесь с тобой, − предложил я отцу, нахмурившемуся после моих слов.

− Не нужно. Я не хочу, чтобы со мной нянчились. Лучше займитесь чем-нибудь полезным, − ослабленно махнув рукой, прошелестел мужчина.

− Что может быть полезнее, чем быть с тобой рядом? – любящим голосом спросила мама, начав гладить руку своего мужа.

− Дела в компании, − уточнил Карлайл, строго посмотрев на меня. Я даже не был удивлен, что он упомянул компанию. Еще бы, это вся его жизнь в прямом смысле этого слова. У нас было много вопросов, которые нам стоило обсудить, но, разумеется, эти дела придется отложить до более удачных времен... Однако его намек на то, что мне нужно заняться работой, а не протирать штаны здесь, был мне понятен.

− Компания никуда не денется, − возмутилась Эсми. − И вообще хватит о делах, сейчас важнее всего твое здоровье, а остальное подождет.

Как только эти слова слетели с уст Эсми, Карлайл перевел взгляд на свою жену, а потом вновь на меня и я опять поймал себя на том, что мы с отцом ведем немой диалог. Отец был в корне не согласен с ней, ведь сейчас важно контролировать ситуацию в компании больше чем когда-либо. Всё-таки Карлайл не ради забавы оказался на больничной койке. Конкуренты пошли в наступление и нельзя допустить их прорыва.

Кивнув головой, я будто дал обещание отцу заняться делами, и только после этого Карлайл расслабился. Его лицо мгновенно разгладилось и приобрело мягкое выражение, глаза вновь заблестели, а внимание вернулось к внучке, которая стояла возле него и, положив голову на край его кровати, пыталась слегка задремать.

− Ты права. Пока я лежу в больнице, я могу расслабиться, но знаете, − не отрывая глаз от Эмили, мужчина покачал головой, – я не хочу, чтобы моя внучка тоже, как и я, расслаблялась и спала здесь.

Это было хорошее замечание с его стороны, поэтому все тут же спохватились и начали собираться.

− Да, Эдвард, Белла, езжайте домой. Вам нужно отдохнуть, потом навестите Карлайла.

− Да, нам стоит поехать домой, − устало изрекла Белла, поднявшись со стула. – Карлайл, мы скоро обязательно навестим вас.

− Я буду ждать вас с нетерпением, Изабелла, − с улыбкой на лице, видимо, через боль в горле сказал отец. После этого он кивнул, а потом провел рукой по плечу Эмили и добавил: − Буду рад снова видеть тебя здесь, принцесса.

Дочка радостно улыбнулась и сказала. − Я приду!

− Выздоравливайте, − пожелала моя девушка и, взяв Эмили за руку, направилась к дверям.

− Я вас провожу, − Эсми поспешила за Беллой и внучкой, в то время как я остался наедине с отцом.

− Что произошло? – Я не выдержал и решил спросить, потому что неизвестность слишком сильно давит...

− Я не знаю, − прохрипел Карлайл. Мне показалось, что он всё знает и отлично понимает, что именно произошло, просто пока не готов об этом говорить. Я принял его желание и решил оставить этот разговор на потом. – Просто будь сейчас предельно внимательным.

− Уже.

− Вот и хорошо. Тебе есть, что терять, Эдвард. Береги себя и семью, − порекомендовал мужчина, явно остерегаясь новых нападок со стороны врагов.

Я не посчитал нужным отвечать на его слова, поэтому просто кивнул. Опустив взгляд в пол, я немного подумал, но так и не нашел слов для дальнейшего диалога. Наверное, момент был неподходящий, ведь в голове кружился целый рой вопросов, только вот отвечать бы мне никто на них не стал.

− Ты поправляйся. Я на днях еще загляну.

− Хорошо, − согласился он. Я кивнул и, бросив последний заботливый взгляд на мужчину, быстрым шагом вышел из палаты. Я не понял, почему я так неловко почувствовал себя, находясь рядом с отцом. Может, потому что хотел выразить ему свои чувства, показать, что я волновался за него, но побоялся, что он не поймет, или всё-таки была какая-то другая причина. Возможно, после всех событий, нам с отцом придется по новой создавать наши отношения, потому что, как бы это странным не казалось, мы оба очень изменились...
***

− Какие у нас планы? – выйдя из здания больницы, спросила Белла. Услышав ее вопрос, я хмуро огляделся по сторонам, потом подхватил Эмили за руку, чтобы помочь ей спуститься с последней ступени крыльца, а позже задумчиво покачал головой.

− Я знаю, что мы собирались в парк, но, если честно, так устал, что хочется просто что-нибудь поесть, а потом упасть на диван.

Я впустил Беллу в свои мысли. На самом деле, я не сказал бы, что сильно устал, просто настроение было совсем не прогулочным. Девушка поняла меня и, слегка улыбнувшись мне, сказала:

− Я чувствую то же самое. Значит, едем домой?

Я опустил взгляд на дочку, которая стояла между мной и Беллой и, задрав голову, слушала наш диалог. Я обещал ребенку прогулку по парку и кафе. Что ж, можно хотя бы часть из этого исполнить.

− Я думаю, что будет лучше, если мы сначала сходим в кафе, посидим там, может, мороженого поедим, а уже потом домой. Как вам такая идея?

− Хорошо, я согласна, − довольная моим предложением, Белла улыбнулась, а потом взяла Эмили за руку, и мы все вместе направились к машине. Впрочем, у дверей автомобиля стоял Дин с очень нервным выражением на лице.

− В чем дело? − настороженно поинтересовался я. Парень слегка замялся.

− Собака... – ответил он, после чего открыл заднюю дверь, и оттуда буквально вылетел Лакки. Он начал скакать вокруг нас, но по большей части вокруг дочери, а та всем своим видом показывала, что рада такому бурному приветствию.

− Лакки, привет! Я тоже соскучилась. Ты такой хороший.

− Черт, я совсем о нем забыл, − извиняющимся тоном проговорил я.

− С ним нужно погулять, − предупредила Белла, наблюдая за проявлениями ласки и нежности между псом и нашей дочерью.

− Не стоит, я уже с ним немного прогулялся, − сообщил Сэм, появившийся из-за спины. Я вскинул брови, удивляясь такой участливости.

− Да, я попросил его об этом. А то он так скулил и скрёбся, что я думал, от салона ничего не останется, − пояснил водитель.

− Спасибо, парни. Рад, что освободили меня от этой работы, − с облегчением проговорил я и заглянул в салон. Надо признать то, что я там увидел, заставило мое сердце пропустить удар. Всё кожаное сидение, подлокотники и панели были расцарапаны и частично разодраны. Матерь божья, мне хотелось задушить эту чертову дворнягу, ведь даже она должна была понимать, что Bentley Mulsanne трогать нельзя.

− А Лакки поедет с нами? – спросила Эмили, надеясь на мое добродушие. Но после увиденного именно того самого добродушия у меня как раз не осталось.

− Лакки поедет домой. И судя по тому, что я сейчас вижу, сегодня этот пёс будет ночевать в ванной, − пригрозил я, повернувшись и посмотрев на собаку, который невинным взглядом смотрел на меня. − Тед, дай нам другую машину! И отвезите собаку в квартиру, чтоб мои глаза его не видели, иначе я не выдержу и просто УБЬЮ его, − прорычал я, после чего захлопнул дверь машины и направился к охране. Внутри меня всё кипело от раздражения. Однако, идя к Теду, который уже встречал меня на полпути, я даже не предполагал, что плохие новости еще не закончились.

− Эдвард, я должен тебе кое-что сказать.

− Говори... – я уже настроился на плохое. Как правило, только плохие новости начинаются с этих слов.

− Мне звонили из Провиденса... Там устроили разгром. Ранили одного охранника, второго связали и посадили в шкаф. Они живы. Горничной не было в доме в тот момент, так что ее не тронули. – Он вылил на меня эту информацию, а я стоял как вкопанный, боясь пошевелиться или сказать что-либо. Дело в том, что в Провиденсе находится один из моих летних загородных домов. Я бываю там только в летний сезон, и все это знают, так что лезть туда, чтобы схватить меня было бессмысленно. Однако взлом и нападение были осуществлены вполне осознанно... видимо, для того, чтобы устроить показательное выступление.

− Что-нибудь взяли?

− Точно не знаю. Горничная говорит, что нет. Знаешь, это было скорее похоже на предупреждение, нежели обычный взлом, − пояснил охранник, провожая меня к машине.

− Полицию привлекли? – поинтересовался я, но в глубине души надеялся на отрицательный ответ.

− Нет. Ничего украдено не было, все живы, так что...

− Ясно... – я был доволен решением своей охраны, потому что мне не придется иметь дело с полицией, что может быть лучше этого?

Моя голова была забита размышлениями в тот момент, когда Белла незаметно догнала меня. Она начала что-то говорить мне, тем самым вырвав из омута мыслей.

− Ты можешь не выражаться так в адрес Лакки? – я посмотрел на ее хмурое лицо, но при этом продолжил движение вперед. − Это слишком грубо, ты так не считаешь? – причитала она, перегородив мне дорогу к автомобилю. Она не знала, какую новость я только что получил от своих телохранителей, но и не собирался говорить ей об этом. Я просто не хотел пугать её еще больше, потому что страха и так было предостаточно.

− А в чем дело? – проворчал я, сделав вид, что до сих пор злюсь на Лакки.

После этого я обошел Беллу, приблизился к джипу, который ожидал нас с открытыми дверями и, обернувшись к девушке, добавил. − Эта псина разодрала мне обивку сидения, и я должен мило с ним обходиться?

Поджав губы, она хмуро поглядела на меня, а потом, опустив плечи, отрицательно покачала головой. Она была мной недовольна, ведь я как обычно не сдержался и вспылил из-за собаки. Да, сейчас я злился из-за переворота в моем доме, но ведь началось всё из-за какой-то испорченной обивки салона. Черт возьми, я сам себя не понимал, и мне совершенно не нравилась тенденция раздражаться по каждому пустяку.

− Я всего лишь прошу тебя, сдерживайся, хотя бы когда Эмили рядом, − миролюбиво сказала девушка. Слушая ее, я опустил голову и, прикрыв глаза, измотанно закивал. − Я понимаю, что машина для тебя святое, но при ребенке не стоит говорить об убийстве любимого домашнего питомца.

− Да, − я протер глаза. − Что-то меня заносит иногда. Прости, больше это не повторится, − проведя ладонью по лбу, пообещал я. − Просто я устал и очень раздражен, сам не знаю почему, − соврал я. Вздохнув и оглянувшись в сторону, я положил руку поверх открытой двери. − Наверное, мне просто нужно отдохнуть, − добавил я, сглотнув и сделав еще один глубокий вдох. Позже я устремил взор на охрану, которая ждала, когда мы наговоримся, а потом я обратил внимание на Беллу. Вглядываясь в мое лицо, она пыталась понять, что со мной происходит, от этого мне становилось только хуже. Я действительно чувствовал себя так, словно по мне проехался каток и не один раз, и это нисколько не доставляло мне комфорта или освобождения от морального давления. Всё вокруг раздражало, и я боялся, что если не отдохну и не получу минуту осмысления всего происходящего, то обязательно сорвусь вновь. Белла это знала или, по крайней мере, чувствовала, поэтому, долго не думая, пошла мне на встречу...

− Тогда, я думаю, нам пора? – приблизившись ко мне, понимающим тоном изрекла любимая, после чего ласково провела пальчиками по моей щеке. Этот ее нежный жест заставил меня немного улыбнуться. Наверное, улыбка вышла не совсем искренней, скорее вымученной, но в тот момент я чувствовал себя так, словно нахожусь на грани. По крайней мере, всё подводило к точке кипения, и только эти приятные успокаивающие прикосновения делали меня более рациональным.

− Всё! Лакки уехал домой, − сообщила Эмили, подойдя к нам в сопровождении Сэма. Мы с Беллой перевели взгляд на дочку.

− Хорошо, − нарочито спокойным голосом произнес я, после чего подхватил малышку на руки и усадил ее в машину. – Тогда можем ехать.

Мы сели в машину и направились в кафе, где могли вкусно поужинать. Конечно, расслабиться мне никак не удавалось, ведь острое чувство преследования и нарастающей паники никуда не делось, да и охрана следовала за нами по пятам, что тоже не особо способствовало выходу из депрессии. Однако я по-прежнему, не отпуская ситуации, держал себя в руках и делал вид, что всё просто замечательно...
*

− Хорошо. Да, спасибо, Люк. До свидания, − сказал я своему человеку, который присматривает за домом в Провиденсе. Это один из пострадавших охранников, который был там во время нападения. Он не видел лиц преступников, так как те были в масках, однако слышал, как между ними произошла перепалка, когда один из бандитов хотел что-то взять из дома, обойдя приказ заказчика «ничего не трогать и просто сделать своё дело»... Под делом значилось передать послание, что «они» найдут меня и мою семью где угодно, когда угодно и мне не скрыться от «них». А если я начну вставлять палки в колеса, то «они» ни перед чем не остановятся и начнут убивать всех, кто окружает меня.

На самом деле это было забавно, потому что я и так уже понял, сразу после покушения на Карлайла. Так что в повторном пояснении не нуждался.

− С кем ты все время разговариваешь? – спросила Белла, встав в проеме дверей кабинета. Присев на край рабочего стола, я посмотрел на девушку и усмехнулся.

− Мне весь день звонят то по работе, то спрашивают о Карлайле, то... − я махнул рукой, в которой держал телефон, он только и делал, что бесконечно звонил. − Чувствую себя справочной службой. Если честно, то я еле ворочаю языком, − пробормотал я, после чего откинул телефон на стол и спрятал лицо в ладонях.

− Если так, то может, стоит отключить телефон и, наконец, позволить себе хоть каплю отдыха? – проговорила моя крошка, передвигаясь по комнате в моем направлении.

− Хах, легко сказать. Не так уж легко просто взять и отказаться от всех дел и болтовни по телефону.

− Я знаю, но сегодня суббота, − она протянула ладони и взяла меня за руки. Я тут же поддался ей и слегка сжал ее тонкие пальчики. – Уже вечер. У тебя был тяжелый день и ты, как никто другой, заслуживаешь право на личное время, − умиротворяющим голосом прошептала она.

− Дело в том, что сейчас не самое лучшее время думать об отдыхе, но ты права, − прохрипел я. − Если я сейчас не расслаблюсь, то в ближайшие дни просто сорвусь.

− Значит..?

− Долой дела и все телефонные звонки. Это можно оставить на завтра, - с гордостью сообщил я, положив руки на талию любимой.

− На послезавтра, − поправила она меня, проведя одним пальчиком по моей скуле. Я наморщил лоб, засомневавшись в словах Беллы. − Завтра мы идем в гости к Элис и Джасперу.

− Точно. Тогда до послезавтра. Пошли все к черту, у меня выходной! – рявкнул я, прижав к себе мою сладкую девочку.

− Хм. Мне нравится ход твоих мыслей, − проворковала Белла, чуть наклонившись ко мне. Скользнув кончиком своего носа по ее шее, я поднялся выше, коснулся ее подбородка, провел по нежнейшей линии ее челюсти и сделал вдох... Ее бархатная кожа, аромат, эти прикосновения сводили с ума. Я наслаждался нашим уединением, было так тихо и спокойно. Мои губы сами нашли дорогу к ее сладким губкам. Сначала легко, а потом, когда губки Беллы приоткрылись для меня, давая мне зеленый свет, я начал намного настойчивее целовать ее. Нежные руки девушки обвились вокруг моих плеч, ее дыхание стало прерывистым. Белла всё теснее и теснее прижималась ко мне, заставляя меня всё сильнее возбуждаться.

− Эмили уже спит? – тихо спросил я, с трудом оторвавшись от губ моей любимой.

− Да, − задыхаясь от желания, шепнула она. После ее ответа я даже не размышлял, а просто подхватил Беллу на руки и вместе с ней сел на свое рабочее кресло, посадив девушку поверх себя. Она поняла мой намек и, не медля ни секунды, впилась в мои губы, позволяя страсти взять контроль над разумом...

Поцелуи. Много поцелуев. Жаждущих, страстных и таких нежных и отзывчивых. Я с жадностью исследовал волнующие изгибы ее прекрасного тела, спрятанного под тонкой тканью ее белого платья. Дрожь блуждала по нашим телам, учащенное дыхание волновало грудь.

Я был готов взять ее прямо сейчас. Проведя рукой по разгоряченному телу любимой, я скользнул к ее бедрам, которые оголились благодаря задравшемуся платью. Проведя пальцами меж ножек, я приблизился к ее святыне, скрытой под почти невесомым гипюром трусиков. Моя девочка, которая источала жар, была совершенно мокрой. Это было безумие...

Когда моя малышка уже не могла сдерживаться, она начала в спешке расстегивать ремень моих брюк, и уже через пару секунд мой друг в полной выправке вырвался на свободу, как солдат, готовый к бою.

Поддавшись вперед, одной рукой Белла обхватила мое плечо, а второй коснулась моего члена. Она начала осторожно гладить его. Её рука ласкала меня все настойчивее, двигаясь по стволу сверху вниз и обратно. Она сжимала его своими тонкими пальцами, чуть притягивая к себе, что, конечно, делало меня всё уязвимей. Но в тот миг больше всего я хотел её. Я хотел свою девочку, хотел мою Беллу. Так что, ощутив тот самый прилив, я остановил ее. Взяв нежное запястье в свою руку, я оставил на ее ладони несколько поцелуев, а потом, чуть приподняв за ягодицы, придвинул свою девочку к себе. Отодвинув в сторону ее насквозь промокшие трусики, я ввел своё орудие в её раскрытое для меня горячее лоно. Словно подчиняясь невидимому ритму, мы вместе с Беллой начали двигаться в унисон. Она покачивалась на мне, мои руки крепко держали ее за бедра, сжимая всё сильнее. Я притягивал её на себя и вновь отталкивал. Блаженство... А потом я ощутил, как моя девочка задрожала. Она всё также мягко колыхалась в такт моим движениям, позволив мне руководить процессом. Тогда я немного замедлился и начал неторопливо проникать в нее. Она видела, как я направляю и буквально нанизываю её на себя, как вхожу в неё. Да это было впечатляющее зрелище. Мне нравилось, как ее тело поддавалось любому моему движению, следуя за мной. Белла подходила к черте, за которой разум отступал, позволяя страсти разгуляться на полную мощь. Я почувствовал тот момент, когда мучительные и сладострастные конвульсии прошлись по её телу, проникая в каждую клеточку. Она застонала. Ее руки впились в мои плечи. Моя же скорость увеличивалась по мере того, как возрастало давление. Ещё толчок, и я без промедления отдал свою энергию в её нежнейший розовый бутон. Она всё ещё тяжело дышала, когда, наконец, прильнула ко мне, прижавшись лицом к моему плечу.

− Ты мой бог, − не переведя дыхание, прошептала моя искусительница.

Улыбнувшись, я обнял и поцеловал Беллу в волосы, которые как облако покрыли ее плечи и часть моей груди.

− Малыш, это ты завела меня. Так что мастер-класс исходил точно не от меня... – с юмором ответил я, на что Белла усмехнулась.

Ну, если говорить честно, то сегодня у меня точно не было настроения заниматься чем-то вроде этого... Скажем так, день был слишком насыщенный, чтобы думать о сексе, но при виде Беллы я перестаю себя контролировать. Мне становится плевать на все, и я следую исключительно своим инстинктам. Хотя это не удивительно, когда рядом находится ТАКАЯ женщина!

− Ммм... – протянула Белла, выпрямив спину и немного смущенно посмотрев на меня. Я вдруг понял, в чем дело... Я по-прежнему находился в ней. – Нам нужно срочно в ванную.

− Согласен.

Секс и теплая ванна был весьма приятным заключением столь изматывающего дня.

Мы с Беллой лежали в воде, покрытой густой пеной и просто наслаждались тишиной, расслабляющей обстановкой и тесным прикосновением наших тел.

− Я сегодня повел себя, как полный болван, − вздохнув, сказал я, вдруг нарушив тишину.

− Что ты имеешь в виду? – лежа спиной на моей груди, уточнила Белла. В этот момент под водой я гладил ее животик, чувствуя, как волна импульсов пробегает между мной и моей избранницей, но также в тот миг думал о сегодняшнем дне.

− Я спорил с Эмили, − изрек я, после чего Белла чуть развернулась ко мне в недоумении посмотрела на меня. − Она говорила, что Карлайл пошевелился, а я ей не поверил.

Да, я действительно чувствовал за собой вину.

− Ты не должен винить себя за это, − будто прочитав мои мысли, произнесла девушка. − Она ребенок с очень богатой фантазией, это нормально, что ты засомневался в ее словах.

Радовало, что Белла всё же поддерживала меня, однако чувство облегчения не наступало. Я серьезно облажался перед своей крохой.

− Да, но я мог хотя бы проверить, прежде чем начинать спорить с ней. Такими темпами она никогда не будет делиться со мной своими секретами, − объяснил я, проведя влажной рукой по своему лбу, а потом и волосам.

− Ей всего пять лет, Эдвард. Еще многое изменится. Так что у тебя еще есть время заслужить её доверие, − сказала моя девочка и после этого поцеловала мою руку, которой я обнимал ее за плечи.

− Буду изо всех сил стараться, − пообещал я, уткнувшись подбородком в макушку любимой девушки.

− Прозвучало, как сарказм, − игриво подметила она.

− Нет. Я серьезно. Просто я говорю, что буду стараться и меняться, но уже сам не верю, что у меня это вообще когда-нибудь получится. Признай, я ужасный отец, − я покачал головой и поморщился, понимая, что, скорее всего, прав. − У меня ничего не получается.

− Ты самый лучший папа, поверь мне, − откинув голову назад и чуть закатив глаза, Белла посмотрела на меня. Я улыбнулся и чмокнул ее в лобик. Она улыбнулась, а потом снова положила голову мне на грудь и продолжила... − Да, за тобой тянется целый шлейф ошибок, но это исправимо. Тебе не хватает опыта, но он придет со временем, вы привыкнете друг к другу. К тому же ты уже не раз доказывал преданность и любовь к дочери своими поступками. Я в тебе уверена, у тебя всё получится, − заверила она меня, проведя ладонью по моей торчащей из воды и пены согнутой в колене ноге.

− Я думаю, что ты мне льстишь. Но я буду стараться стать лучшим папой в мире, − без энтузиазма в голосе заявил я. Ну реально, я уже начал терять надежду, что смогу стать хорошим отцом для моей дочери. Это больно осознавать, но пока что я не вижу каких-либо успехов со своей стороны. Мне нравится, когда всё идеально и идет строго по указанной мною линии, по моим правилам, но с Эмили всё не так. Правила не действуют. Я только и делаю, что ошибаюсь и, кажется, что этому никогда не будет конца и края.

− Просто поверь в свои силы... подбодрила она меня. Я кивнул и улыбнулся, соглашаясь с ней. Поцеловав свое солнышко в висок, а потом и ушко, я снова откинулся на край ванны и прикрыл глаза.

Ммм, как же хорошо... Наконец-то наступило полное расслабление...
*

Я проснулся от того, что мне было очень мягко, тепло и уютно. Мне уже тогда показалось, что предстоит прекрасное начало дня. Однако, когда я перевернулся набок и открыл глаза, то в ужасе обнаружил перед собой собаку! Он лежал между мной и тихо сопящей Изабеллой.

− Бл*дь! Какого хрена!? Что ты тут делаешь? – подскочив с места, вспылил я. После вчерашнего я даже видеть его не хотел, не то что уж спать с ним в одной постели!

− Господи, ты чего так кричишь? – испугалась Белла, проснувшись от моей слишком громкой реакции.

− Черт, как он здесь оказался? – возмутился я, выбравшись из постели и встав напротив Беллы и Лакки, который как хозяин развалился на моей половине кровати и смотрел на меня, как на третьего лишнего в их компашке. − Я же закрывал дверь, − я ткнул пальцем сначала на собаку, а потом на приоткрытую дверь.

− Видимо, ты плохо её закрыл.

− Быть такого не может.

Я снова залез на кровать, наглым образом подвинув собой пса. – Я помню, как закрывал. Хотя... – я вспомнил вчерашний вечер и мысленно растянулся в улыбке. Вчера было так хорошо, что я действительно мог забыть закрыть на защелку. Пока я сидел, облокотившись на подушки, и вспоминал последовательность своих вчерашних действий, Лакки решил, что я уже успокоился и, поймав момент, уткнулся в меня носом и облизал мне лицо. – Фу! Черт, уберись! – отмахнулся я от него, начав вытирать свое лицо.

− Не ругай его. Он просто нуждается в ласке и внимании, − сказала Белла, прислонившись к щенку и начав его гладить. – Смотри, какой он спокойный, когда я глажу его. Он такой милый. Ой, он мне улыбается, − обрадовалась девушка, наклонившись вперед прямо к его морде, которая выглядела самодовольной и весьма счастливой.

− Собаки не умеют улыбаться, − с глумлением подметил я.

− Ты такой ханжа, − цокнув и закатив глаза, изрекла девушка, продолжив обнимать его, а не меня.

− Я не ханжа. Ты просто посмотри на него, он не улыбается, а скалится, − сказал я, искренне считая, что я и Лакки – это два совершенно несовместимых элемента.

− Ничего ты не понимаешь. Смотри, какой он душка, − с особым проявлением нежных чувств произнесла Белла, слегка потрепав щенка за «щечки», отчего тот явно прибалдел.

Нет, я больше не мог на это смотреть. Она нянчится с ним, как с ребенком, а ведь всего пару дней назад она его не особо-то любила.

− Ты ведешь себя как Эмили. Эта собака плохо на вас влияет, − подытожил я, встав с кровати и направившись в ванную комнату.

− Это собака в первую очередь повлияла на тебя, ведь это ты не выдержал и, пожалев его, привел домой, не забыл? – вдогонку мне на одном дыхании проговорила девушка. Я остановился на полпути и развернулся к своей собеседнице, чтобы выслушать ее до конца. − Так что, как бы ты не открещивался, но похоже, ты больше всех беспокоишься об этом щенке. Ты нравишься ему, а он тебе, и даже не вздумай притворяться и отрицать этот факт.

− Это не так. Я никогда не проявлял никаких чувств к животным, и тем более к нему, − заявил я, указав на него рукой.

− Ага, а еще ты не проявлял абсолютно никакой любви к детям. Однако теперь всё изменилось, − думая, что подловила меня, с легкой насмешкой заметила она.

− Ты сравнила моего ребенка с собакой? – Вот тут уже была моя очередь смеяться.

− Нет. И, во-первых, не твоего, а нашего ребенка, а во-вторых, я говорю, что ты сам отказываешься от своих реальных ощущений. Складывается такое впечатление, что ты стыдишься проявлять чувства.

Я усмехнулся такому выводу. − Поверь, ты заблуждаешься, − ответил я, хотя внутри всё же что-то всколыхнулось. Возможно, Белла была в чем-то права, но признавать это как данность мне совсем не хотелось.

− Ну, да, ну да... – с улыбкой на лице, пробормотала она.

− Вставай, провокаторша. Нам собираться пора, − сказал я, после чего подошел к кровати и, взяв Беллу за руки, вытянул ее из постели и подтолкнул к ванной комнате...
*

Я стоял в гардеробной, возле полки с вещами и выбирал себе подходящую футболку. В момент, когда я поднял глаза, я через зеркало увидел Беллу, стоящую напротив меня. Она молчаливо вошла в комнату, прошла вдоль вешалок, на которых висели мои костюмы, с интересом изучила полки с моей обувью, а потом остановилась позади меня и вздохнула. Она о чем-то думала и явно собиралась мне что-то сказать, однако по смешному стечению обстоятельств в тот самый миг в моей голове также вертелись миллионы мыслей, которые я непременно решил выплеснуть наружу.

− Белла...

− Что? – отозвалась девушка, подняв на меня глаза.

− Я тут подумал... – я повернулся к ней лицом, а она, склонив голову набок, с мягким выражением лица посмотрела на меня. Прочистив горло и набравшись смелости, я продолжил... − Нам стоит поговорить с Эмили.

− Ты это о чем?

− Я о том, что пора сказать Эмили, что теперь мы вместе, встречаемся, и у нас с тобой отношения, − пояснил я, считая, что пришла пора посвятить нашего ребенка во все детали нашего совместного проживания.

− Я не думаю, что сейчас подходящее время для этого, − отрицательно помотав головой, отказалась девушка. Я был удивлен ее реакции, ведь думал, что сейчас как раз тот момент, когда нужно сплотиться и выяснить все оставшиеся недомолвки.

− Белла, мне не хочется каждую ночь запирать дверь на ключ, боясь, что утром Эмили пойдет на поиски тебя или меня и вдруг обнаружит нас спящими вместе в одной постели. Думаю, для нее такое событие может стать несколько шокирующим. И, если честно, то мне надоело скрываться от собственного ребенка и молчать. Почему, когда она рядом, я не могу просто проявлять к тебе никаких знаков внимания или выказывать свои чувства, ведь это так естественно!

− Эдвард, она еще не готова для таких подробностей. − Белла была серьезна, когда говорила это, но мне показалось, что она просто пыталась найти способ уйти от разговора о нас и о нашем будущем. Что-то было не так, и это зарождало во мне страх.

− Откуда тебе это знать? Глядя на нее, мне кажется, что она уже давно сложила все части мозаики. Помнишь, что сказала Эсми, Эмили, похоже, уже давно всё поняла и знаешь, я с ней полностью согласен.

− Давай потом об этом поговорим, − словно сбегая от меня, буркнула девушка и двинулась к выходу из гардеробной комнаты.

− Почему? – я поспешил за ней. − Почему ты откладываешь этот разговор? Ты сомневаешься? – я поймал её за руку, тем самым остановив в дверях.

Она ничего не ответила, а просто повернулась ко мне и, потупив взор в пол, замялась.

− Белла, ты хочешь мне что-то сказать? – я насторожился, ведь поведение девушки было, мягко говоря, необычным и подозрительным.

− Эдвард, − поджав губы, она неуверенно подняла на меня глаза.

− Тебя что-то тревожит? – я отпустил ее руку. – Что происходит?

− Я не готова сделать такой серьезный шаг. Это слишком быстро, − сообщила она, а я немного затупил. О чем она вообще думает?

− Какой еще шаг? Белла, мы живем вместе, Эмили называет меня папой, а Карлайла - дедушкой, о чем ты говоришь?

Она снова промолчала. Она просто стояла и, кусая губы, смотрела то на стены, то на меня, то на пол и снова на меня.

− Что происходит? – я начал заводиться. Ее молчание раздражало и наводило на определенные мысли. − Что не так, твою мать? Почему ты не готова?

− Это сложно, − на выдохе шепнула она, проведя рукой по волосам.

− Что сложно? – продолжал настаивать я.

− Ты можешь пообещать мне, что после того, как мы расскажем Эмили, у нас всё будет так же, как и прежде? – внезапно спросила Белла, строгим взглядом поглядев на меня.

− А разве это должно что-то поменять? – уточнил я, наблюдая за тем, как девушка вся съежилась и скрестила руки на груди, словно отгораживаясь от меня.

− Нет, не должно, − она отрицательно качнула головой и снова устремила свой взгляд на свои ноги. − Просто... черт, я не знаю, − вздохнула она. После этого Белла выпрямилась и, опершись спиной о дверной косяк, сглотнула. Я смотрел на нее, и мне казалось, что ее что-то до безумия сильно мучает, только вот сказать мне об этом она почему-то не может.

− Белла, в чем проблема?! – не стерпев тишины, я чуть повысил голос. − Чего ты боишься? Почему ты решила, что вдруг всё должно измениться?

− Ты не поймешь меня, − оттолкнувшись от двери, девушка вышла в спальную комнату.

− А ты попробуй сначала объяснить, а там уже посмотрим, − предложил я, последовав за ней. Я действительно хотел разобраться во всем, потому что вся эта недосказанность просто выносила мне мозг.

− Нет, Эдвард. Ты разозлишься.

− А-хах! – надо признать, ее слова вызвали во мне усмешку, потому что я уже был зол, так что терять ей было нечего. − Ты издеваешься? Да в чем, мать твою, дело?! Ты что-то скрываешь от меня или не хочешь быть со мной? Или, может, ты вообще разлюбила меня, а я чего-то не знаю!? – не отставая от Беллы ни на шаг, перечислил я.

− Не говори ерунды! Я люблю тебя и хочу быть с тобой, − громко заявила она, застилая постель покрывалом.

− Тогда какого хрена происходит? В чем проблема? – остановившись с другой стороны кровати, допытывался я.

− Ты хочешь знать, в чем проблема?! – резко выпрямившись, рявкнула она.

− Да, я хочу знать, в чем проблема! – объявил я, не отрывая глаза от напряженного и слегка порозовевшего лица девушки. Несколько секунд она вглядывалась в мои глаза, а потом резко выдохнула и сказала:

− В Джейкобе Блэке.

− В Блэке, − повторил я за ней. И только потом до меня дошло, кого она имела в виду. − Чего?

− Проблема в Джейкобе, − снова, но уже чуть тише произнесла она. Стоит ли говорить, что внутри меня всё забурлило от злости.

− А он-то с какого х*я тут взялся? – стальным голосом поинтересовался я.

− Я же говорила, что это сложно объяснить, и тебе не понравится.

− Ну уж постарайся как-нибудь, потому что сейчас я ни хера не понимаю и в бешенстве...

− Не дави на меня! – вспыхнула девушка.

− Я не давлю. Я просто хочу разобраться. Я, конечно, догадываюсь, но мне хотелось бы услышать всё от тебя, − пояснил я, продолжая изо всех сил сдерживаться, чтобы не начать орать на Беллу, потому что, если серьезно, то мне ни хера не нравилась вся эта обстановка.

− О боже... – застонала Белла, схватившись за голову. Обойдя кровать, она прошла к дивану и, присев на подлокотник, начала объяснение. − Когда мы с Блэком начали встречаться, я убеждала Эмили, что всё будет хорошо, что наша жизнь с ним улучшится, хотя знала, что она не особо жаловала его, но всё-таки убедила ее. Потом мы переехали к нему. Эмили видела, как развивались наши с ним отношения, она принимала это. Мне даже показалось, что она сдружилась с Джейкобом, − тут Белла усмехнулась, а я напрягся. Мне вообще было противно слышать о нем, но я должен был узнать, в чем же, собственно, дело... − В тот момент я думала, что всё налаживается, что мы на правильном пути. Что Я на правильном пути. Но потом начались проблемы. Эми стала невольным свидетелем того, как легко всё хорошее может разрушиться и в одночасье превратиться в прах. Помню, как он впервые накричал на нее. Это было... – она заморгала, словно пытаясь скрыть подступающие слёзы. Я понимал ее, потому что стоило мне это представить, как мои кулаки сжались до предела. – В общем, всё было неправильно. Я поторопилась. Мне так хотелось заботы и стабильности, что я упустила самое важное. Я не позаботилась о ее благополучии. Я не остановилась даже тогда, когда Блэк впервые начал показывать свой характер. Конечно, за всё то, что случилось, за всё то, что перенесла Эми, за все ее потрясения отвечаю я. Я виновата перед ней. Сильно виновата, и я не хочу больше повторять свои ошибки. Я не буду больше торопиться.

Она выговорилась, а я какое-то время стоял не шелохнувшись и пытался сообразить, что больше всего меня возмущает в этой истории...

− Я, конечно, услышал тебя и почти всё понял из твоего рассказа, но... − я прикусил губу и нахмурился. − Бл*дь, ты думаешь, что я такой же, как Блэк? Что стоит нам заявить об отношениях и тогда что, я тут же начну тебя избивать?

− Нет! – она подскочила с подлокотника дивана.

− Тогда какого хера?! Ты сейчас сравнила меня с этим говном! – заорал я.

− Я тебя не сравнила! Я пытаюсь сказать, что мне страшно! Я боюсь реакции дочери на наши отношения!

− Вот именно, она знает, что я ее отец, я не Блэк. Или ты хочешь сказать, что я могу оказаться таким же, как он?

− Не надо так, не придумывай. Просто однажды я сделала ошибку и теперь боюсь вновь оступиться. Я хочу уберечь ее от боли.

− Ты бл*дь вообще понимаешь, что говоришь? От какой боли? Скорее это ты сейчас пытаешься сделать всё, чтобы уязвить меня. Ты меня сравниваешь с ним. Ты это понимаешь? Мне противно слышать это. Ты отлично знаешь, что я никогда не посмею причинить боль ни тебе, ни Эмили, но сейчас показываешь мне, что сомневаешься. Ты сомневаешься во мне. Но я не Блэк и бояться меня не нужно! – с отчаянием выпалил я. Откровенно говоря, я не ожидал от Беллы такого удара в спину. Она просто мне не доверяет и не верит. Хах, кто бы мог подумать...

− Я знаю это! Я знаю, что ты не Блэк! Боже, как же объяснить. Я просто оберегаю её...

− Оберегать её нужно было раньше, и уж точно не от меня! Черт, я считал, что у нас всё хорошо, и что мы любим друг друга. Я думал, что у нас настоящие искренние отношения. Я думал, ты мне доверяешь. Видимо, я ошибался, − высказался я. Поджав губы, я задумчиво покачал головой. Поставив руки на пояс, я начал метаться по комнате.

− Эдвард... Пожалуйста, − подойдя ко мне, Белла попыталась взять меня за руку, но я вырвался и отошел в сторону.

− Что, пожалуйста?! Белла, что пожалуйста?

− Пойми меня, − умоляющим тоном попросила она. Я с горечью усмехнулся.

− Знаешь, в принципе всё, что ты сказала, не было новым для меня, но... мне противно от того, что ты поставила меня на одну планку с Джейкобом, и еще... Меня просто тошнит уже от того, что мы постоянно говорим о нём. Куда не сунься, везде Блэк. Он в твоих мыслях, мечтах, снах, воспоминаниях, чувствах. Может, ты его по-настоящему любила или любишь до сих пор? А? Может, так и есть? Скажи мне!

− О чем ты говоришь? Он чуть не убил меня, он угрожал мне и Эмили, разумеется, я не могу просто выбросить его из головы! – закричала Белла, оскорбленная моим замечанием. − У меня суд через несколько дней, а я даже представить не могу, что снова увижу его. Меня выворачивает наизнанку только от одной этой мысли. Да я боюсь его! Как ты не понимаешь!? Я уже говорила, что я его БОЮСЬ!!!

Ее крик и слова о страхе немного отрезвили меня, однако это не дало полного осознания.

− Я понимаю, но я не понимаю, почему он всегда присутствует в наших отношениях, − перейдя на мирный тон, размышлял я вслух.

− Потому что вопрос с ним еще не решен. И пока я не увижу его за решеткой, не успокоюсь, − весьма решительно заявила она. Вот тут-то у меня и перехватило дух, потому что мне предстояло развить этот неприятный разговор о Блэке.

− Да, насчет суда... – я почесал затылок.

− Что?

− Я как раз хотел поговорить с тобой об этом, − немного неуверенно начал я, зная, насколько остра эта тема.

− Говори.

− ...Я хочу забрать обвинения против Блэка. Я не буду давать показания против него, − сообщил я, с тревогой ожидая ответной реакции Беллы.

− Что? – она не поверила своим ушам. Ее идеальные брови поползли наверх − Ты... Ты это серьезно? Но... – дар речи был потерян. − Но... Почему!?

− Так надо, Белла. − Это должно было всё объяснить... По крайней мере, я надеялся, что этого хватит.

− Так надо? Так надо?! – теперь наступил ее черед выходить из себя. − Ты смеешься, что ли?!

− Белла, дело в том, что он может помочь мне, но для этого я должен забрать свои обвинения против него.

− Помочь? В чем он может тебе помочь?! А что же насчет меня и Эмили?

− Я и делаю это ради вас!

− Ах, как же! Ты хоть понимаешь, что без твоего иска мои слова против него будут просто ничтожны?

− У тебя хороший адвокат, Блэку выдвинут обвинения в любом случае, − пообещал я, не сомневаясь в том, что Джейкоб в любом случае ответит за содеянное.

− Конечно, выпишут штраф и какие-нибудь исправительные работы. Отличное наказание!

− Ты не знаешь этого наверняка. Он в любом случае получит срок.

− Не смеши меня, ты знаешь, что этого не будет! У него тоже есть адвокаты, если ты этого не забыл. Как ты вообще мог!? Когда ты принял это решение? Ты вообще собирался мне об этом сказать?

− Да, собирался. Сейчас это и делаю.

− Это просто смешно, − Белла с обидой посмотрела на меня. − Зачем всё это?

− Белла, Блэк поможет мне посадить человека, который похитил нашу дочь. Он даст против него показания.

− Ему-то откуда знать, кто похитил Эмили? – задала она справедливый вопрос.

− Он и не знает.

− Я ничего не понимаю, − она взмахнула руками. − Хотя это и неважно... Просто, знаешь, во всей этой ситуации, я чувствую себя преданной тобою.

Вот это она завернула!

− Это не так. Я делаю это ради нас, − снова повторил я, надеясь достучаться до сознания девушки.

− Нет, создается впечатление, что ты делаешь это ради себя. Если бы ты делал это ради нас, то мог хотя бы предупредить меня о своем решении чуть раньше, а не за пару дней до суда, − справедливо подметила она. Но было бы всё так просто.

− Белла... – я потянулся к ней. В тот момент я почувствовал стойкую необходимость в физическом контакте с ней, я надеялся, что это немного успокоит нас обоих.

− Не трогай меня, – рыкнула Белла, отойдя от меня на шаг в сторону. − Мне нужно к Эмили, − известила она, после чего прошла мимо и захлопнула дверь прямо перед моим носом.

− Дерьмо... – пробубнил я себе под нос, закрыв глаза и стукнувшись лбом о полотно двери.

Наверное, сегодняшнее воскресное утро было одним из самых проблематичных и унылых. Ссора с Беллой никак не могла радовать. Между нами повисло напряжение. Прямо как раньше, когда мы старались стороной обходить друг друга. Но делать было нечего, нам нужно было время, чтобы обо всём хорошенько подумать.

Тем же утром, после того, как Белла оставила меня в комнате одного, я созвонился с Эсми, которая приехала домой, чтобы принять душ и переодеться. Я предложил ей заменить её, ведь дома мне всё равно не были рады, а так, я бы хоть кому-то оказал помощь и поддержку. Но даже мама отказалась от моего присутствия, сказав, что хочет побыть с отцом наедине. В общем, меня отшили.

Так что до начала завтрака мне пришлось заняться делами, а скорее, телефонными звонками, которые вчера забили мой телефон. Однако даже работа, проблемы со взломом дома и множество мелких дел не смогли отвлечь меня от мысли и ощущения, что я долго не могу без Беллы. Меня как магнитом тянет к ней и Эмили, и именно благодаря этому чувству я оказался на втором этаже возле детской, откуда раздавались женские голоса.

− Не думаю, что дедушка обрадуется такому визиту, − сказала Белла, когда я подошел к двери комнаты Эмили.

− Он ему понравится, я точно знаю, − своим ангельским голосочком пролепетала малышка. Я тут же заинтересовался, о ком идет речь... и кому это не обрадуется Карлайл?

− В любом случае, с собакой нас туда не пустят, − произнесла девушка, а я в это время молчаливо остановился в проеме и навалился плечом на дверной косяк.

− А когда пустят? – продолжала любопытствовать дочка. То ли не заметив, то ли специально не обратив внимания на мое появление.

− Боюсь, никогда, − встрял я. Эми и Белла с удивлением оглянулись на меня, словно действительно не заметили моего присутствия. − Думаю, ты познакомишь Карлайла с Лакки только после его возвращения домой, − с равнодушием прокомментировал я, сложив руки на груди.

− А когда это будет? – не унималась она.

− Не знаю, − я пожал плечами.

− Когда врачи скажут, что он здоров, − хмуро посмотрев на меня, объяснила моя любовь, после чего сменила тему. − Не болит? – обратилась она к дочери, нанося мазь на шрам от ожога. Я нахмурился, обратив внимание на то, что болячка уже практически затянулась, но некрасивый покрасневший рубец в виде буквы остался и ярко выделялся на бледной коже моего ангела.

− Неа, − дочка отрицательно мотнула головой.

− Точно? – отчего-то Белла ей не поверила. Наверное, потому что Эми морщилась всякий раз, когда пальцы девушки касались обожженного места на ее спинке.

− Точно, − прошептала моя девочка. Этого не объяснить, но, глядя на нее, во мне поднялась теплая волна гордости. Моя малышка сильный и храбрый человек, в ней есть характер и стойкость, ей больно, но она не показывает этого. Разве пятилетние дети, а в особенности девочки, вообще способны на такую выдержку? Я был восхищен моей красавицей. Моя девочка...

− Скажи, если будет болеть, − попросила Белла, продолжив наносить мазь.

− Во сколько у нас встреча с Элис и Джасом? – вновь подал я голос, решив отвлечься от разглядывания процесса лечения Эмили.

− В шесть, − закрыв тюбик и заправив кофту дочери, ответила девушка. Повертев в руке тюбик с лекарством, она задумчиво поглядела на него, а потом поставила на тумбочку и вернула внимание ко мне. – Ты еще не передумал? А то, может, ты и в гости уже не хочешь?

Она пыталась уколоть меня или показать, что обижена на меня, но я принял умную тактику – не реагировать и не злиться. Буду пай-мальчиком, дабы совсем не разругаться и не разрушить наши отношения.

− Пап, смотри, что я сделала, − вскочив с кровати, Эми подошла ко мне. У нее в руке было нечто похожее на браслет, хотя я не был уверен, всё же стоило уточнить.

− Что это?

− Это браслет. Для тебя, − она протянула мне подарок, выполненный из макаронных изделий. Отлично, еду на себе я еще никогда не носил, но всё когда-то бывает в первый раз.

− Для меня? – я был искренне удивлен тому, что Эми сделала мне подарок.

− Да, у мамы тоже такой есть. Я сделала два, − сообщила она с восторгом и ноткой хвастовства в голосе.

− Спасибо, солнышко. Очень красиво. Мне нравится, − кивнул я, взяв браслет в руки.

− Надень его, − попросила дочка. Отказать ей я, конечно, не мог, поэтому сразу нацепил его на руку, несмотря на то, что эта вещь совершенно не соответствовала ни моему стилю одежды, ни моему образу жизни, ни моему характеру. − Вот. Теперь так и ходи и не снимай, − приказала девочка, что заставило меня робко улыбнуться.

− Хорошо, снимать не буду, обещаю, − успокоил я её.

− Не давай обещаний, которых не сможешь сдержать, − «вовремя» вставила свою фразу Белла, которая всё это время сидела на кровати и наблюдала за нами. Спорить или говорить ей что-либо я не стал, просто строго посмотрел и сделал вид, что ее слова меня нисколько не задели. Я не собирался давать пустых обещаний своему ребенку, и, даже если мне придется идти с этим браслетом на деловую встречу, то сделаю это без размышления.

− Ну что, может пойдем, позавтракаем? – предложил я, решив сменить тему, а заодно и обстановку.

− Да, − тут же согласилась Эмили, взяв меня за руку.

− Ты с нами? – я поглядел на Беллу.

− Нет. Вы идите, − она махнула нам рукой и скупо улыбнулась, − я позвоню Элис и попозже спущусь к вам.

Глядя на нее, я кивнул и, решив, что больше не буду задавать ей никаких вопросов, вновь поглядел на Эми.

− Приготовим осьминожек? – задорно предложила малышка, обратившись ко мне.

− Что? – абсолютно не поняв, что она имеет в виду, усомнился я. Однако какая разница. Что бы это ни значило, я все равно шел у нее на поводу. Поэтому мы вместе с дочкой отправились на кухню готовить завтрак.

Как оказалось, осьминожки – это обычные сосиски, вырезанные в форме моллюска с добавкой из украшений листьев салата. Просто, но со вкусом, а главное, даже Эмили знала и умела готовить это. Впрочем, на этом мы не остановились, для нас с Беллой я сварил кофе, а для дочки приготовил хлопья и сок.

− Какой сок будешь? – поинтересовался я, показав бутылку с яблочным и персиковым соком.

− Яблочный, − выбрала она, ткнув пальцев в бутылку, которую я держал в правой руке. − Па-ап? – протянула Эми, когда я убирал вторую бутылку сока в холодильник.

− Ммм? – произнес я, закрывая дверцу холодильника.

− А почему у Лакки есть шерсть, а у меня на теле нет? – огорошила она меня своим вопросом. − И у тебя нет, и у мамы тоже нет...

Повернувшись к дочери, я наморщил лоб. Почесав бровь, я прочистил горло и, пройдя к столу, сел рядом с Эмили.

− Потому что он постоянно мерзнет, поэтому ему нужна шерсть, − наспех выдумал я.

− Я тоже иногда мерзну, но у меня нет шерсти, только на голове, − разумно подметила малышка, потянув в сторону свои длинные волосы.

− То, что у тебя на голове, называется волосами.

− А волосы − это не шерсть? – она продолжила развивать тему...

− Нет, − я отрицательно качнул головой и улыбнулся.

− А почему он всегда ходит босиком? – Эмили пустилась во все тяжкие и еще больше усложнила мне задачу с объяснениями.

− Потому что ему так удобно, − глубоко вздохнув, предположил я.

− А почему мы не ходим босиком? – полюбопытствовала девочка.

− Потому что так не принято, − сделав глоток черного кофе, ответил я.

− Кем? – она наклонила голову набок и проницательно посмотрела на меня.

− Что кем? – переспросил я, нахмурив брови и слегка облизав губы.

− Кем не принято? – пояснила дочка.

− Людьми, окружающими, обществом, − перечислил я. − Ходить босиком некрасиво и неудобно, − изложил я, искренне считая, что Эми поймет меня и перестанет задавать все эти странные вопросы.

− Но Лакки удобно?

− Да, потому что он собака.

− А собакам принято ходить босиком? – не унималась малышка.

− Да. Так принято.

− Людьми и обществом? – использовав мои слова, изрекла моя детка.

− Да, − согласился я, наблюдая за тем, как дочка, запрокинув стакан, выпила весь сок до дна.

− А общество - это кто? – облизав губки, она продолжила удовлетворять своё любопытство.

− Это все люди, которые тебя окружают, − коротко изложил я, а потом взял бутылку с соком и поднес к ее стакану. − Налить еще?

− Угу, − кивнула она, сложив руки перед собой. Она смотрела, как я наливаю яблочный сок, и при этом выглядела так, словно в ее голове вертелись тысячи, а может, и миллионы мыслей, которые девочка собиралась вывалить на меня прямо сейчас. Но, слава Богу, он смилостивился надо мной и призвал мне на помощь Беллу.

− Ты гулял с Лакки? – войдя на кухню, произнесла девушка. Оглядев ее, я отметил для себя, что выглядела она просто великолепно. Волосы слегка завиты и распущены, струились по ее спине и плечам. Ее платье сочного синего цвета изящно подчеркивало достоинства. Тонкий синий ремешок очерчивал линию талии, а расклешенная, свободного покроя юбка открывала шикарные и так мною обожаемые колени моей любимой девушки.

− Я нет, − приподняв одну бровь, ответил я, еще раз обведя взглядом свою ненаглядную. – Но Тед да.

− Тед вообще когда-нибудь бывает дома? Он когда-нибудь отдыхает? − наливая себе кофе, пробормотала она.

− Иногда, − изрек я, развернувшись к девушке и облокотившись рукой о спинку стула. − Но это его работа.

− Гулять с собакой? – повернувшись ко мне лицом, уточнила она и при этом приподняла брови.

− Нет. Его работа крутиться вокруг меня, моих близких и моей собаки, − немного резковато проговорил я и снова повернулся к Эмили, которая руками копалась в тарелке с кукурузными хлопьями.

− Понятно... – буркнула девушка и, опустив взгляд в пол и заправив волосы за ухо, вздохнула. Оглянувшись на неё, я нахмурился.

− Может, ты... – присядешь... хотел я сказать, но Эми меня перебила.

− Я всё! – заявила малышка, отодвинув от себя стакан и тарелку с хлопьями.

− Тогда иди, одевайся, скоро поедем к Элис, − обратившись к дочери, оповестила Белла.

− Ура, ура, ура! Я поеду к Элис! – соскочив со стула, обрадовалась девочка, после чего чмокнула маму в щеку и вприпрыжку поскакала в гостиную. Я поцелован не был...

− Ты разговаривала с Элис? – наблюдая за тем, как Белла убирает тарелки со стола, поинтересовался я.

− Да они уже нас ждут.

− Ты же говорила, что мы встречаемся вечером?

− Говорила, но планы немного изменились, − открыв кран и начав мыть посуду, нехотя она продолжала диалог со мной.

− Поговорим? – решив, что мне не нравится, когда между нами такая напряженная обстановка, я предложил обсудить случившееся ранее, но по лицу девушки понял, что она не разделяет со мной мои желания.

− Может, позже? Сейчас не тот момент, − выкрутилась она. Я поджал губы, задумчиво пробежался глазами по предметам, находящимся в помещении, а потом согласно кивнул.

− Ладно. Позже, так позже, подождем, когда наступит тот момент... – поднявшись со стула, уступил я, приняв ее правила. − Пойду, переоденусь, − сообщил я и вышел из кухни, отправившись в свою комнату.

***
Продолжение здесь


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-7991-19#2940348
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: amberit (16.03.2015) | Автор: Gaily
Просмотров: 3024 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 9
0
9 Bobrenok   (02.03.2021 20:08) [Материал]
Спасибо

0
8 sova-1010   (07.06.2020 03:52) [Материал]
Вот честно: иногда хочется треснуть Беллу чем-нибудь по башке. Ну ты блин вообще понимаешь что вокруг происходит? Тебя саму пару дней назад чуть не убили, свекра подстрелили, он только из комы вышел. Вокруг вас армия охранников уже. Наверное это все не потому, что Эдварду так нравится? Наверное что-то очень-очень серьезное происходит. Так не мешай своему мужчине разруливать этот кошмар. Не устраивай истерик. Хоть раз подумай о том, что больно, страшно и плохо не только тебе, но и ему, с виду такому сильному и почти всемогущему.

0
7 Elena_moon   (03.03.2020 12:03) [Материал]
спасибо)

0
6 mashenka1985   (28.05.2015 13:35) [Материал]
Спасибо

0
5 galina_rouz   (17.03.2015 20:40) [Материал]
Спасибо за главу

0
4 terica   (17.03.2015 20:00) [Материал]
Хорошо, что Каллен -старший в живых остался и наконец-то пришел в себя .Лакки считает себя членом семьи и почему тогда не побезобразничать в салоне автомобиля...Не хватает во взаимоотношениях Каллена и Бэллы понимания и доверия,
груз прошлых ошибок тянет назад...Бэлла не только видела , но и слышала Каллена , когда он а рабочее время заводил в свой кабинет Таню и других девиц. А Эдвард переживал, когда Бэлла стала жить с Блэком...Сейчас их выручает секс, как панацея от всех обид и бед, но так не может длиться вечно. И опять Эдвард обижается на Бэллу, она снова ему не доверяет, а Бэлла сердится на Каллена, потому, что он не сообщил ей о принятом решении. Пришло время - просто сесть, поговорить и открыть друг другу душу. Большое спасибо за замечательную главу.

0
3 Helen77   (17.03.2015 11:34) [Материал]
Спасибо большое.

0
2 Najls   (17.03.2015 06:37) [Материал]
Спасибо за главу

0
1 Alexs   (17.03.2015 06:05) [Материал]
спасибо



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]