Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4833]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15114]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14321]
Альтернатива [9005]
СЛЭШ и НЦ [8952]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4351]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

love-raging
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

All I never Wanted/Все, чего я никогда не хотела
Белла Свон не испытывает гордости по поводу собственной жизни, самой скучной жизни в мире, пока не встречает своего нового учителя Мистера Каллена, который переворачивает всю её жизнь. Ей не разрешено любить его... Она оказывается в безвыходной ситуации.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Одно ветреное утро
"Можете записать это в своём дневнике. Разве не так делают маленькие девочки вроде вас?"

Мелодия сердца
Жизнь Беллы до встречи с Эдвардом была настоящим лабиринтом. Став для запутавшейся героини путеводной звездой, он вывел ее из темноты и показал свет, сам при этом оставшись «темной лошадкой». В этой истории вы узнаете эмоции, чувства, переживания Эдварда. Кем стала Белла для него?

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15730
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Стокгольмский синдром

2019-7-22
18
0
Название: Стокгольмский синдром
Категория: Mr. Grey
Автор: -
Переводчик: -
Бета: -
Жанр: Romance
Рейтинг: NC–17
Пейринг: Белла/Эдвард
Саммари: Он вошел в мой дом так, будто был его владельцем, а затем показал мне, что владеет и моим телом тоже.

Предупреждение для читателей: рассказ содержит нецензурную лексику




Стокгольмский синдром


Его рука зажимает мне рот, не давая возможности сказать ни слова. Он прижимает меня грудью к стене и шепчет прямо в ухо:
– Ни слова, блядь, ты слышала меня?
Слова угрожают, но интонация успокаивает.
– Я не обижу тебя, драгоценная. Мне просто нужно затаиться на время, сладкая.

Зажмурившись, я киваю ему в руку и отчаянно пытаюсь унять быстро бьющееся сердце. Он много раз сказал, что не обидит меня. С той самой минуты, как постучался в мой дом с чёрного хода, он был со мною вежлив и уверял, что ни хрена не виноват, его просто приняли за другого и ему лишь нужно ненадолго спрятаться, пока не найдут истинного виновника.

С тех пор прошло уже несколько часов. Миссис Грин, соседка, стучит в мою дверь: ей, Бог знает зачем, потребовался сахар. И вот он снова повторяет:
– Обещаю, Белла, я не обижу тебя.

Другая рука – та, что не затыкает мне рот – сжимает моё бедро, плотно, но нежно, совсем не причиняя боли. Горячая железная хватка удерживает меня на месте.
– Господи, малышка! Долго ещё чёртова старуха будет там стоять, прежде чем до неё дойдёт, что тебя нет дома?

Я невнятно мычу ему в ладонь и дёргаю головой, выкручиваясь из-под его руки. Он убирает руку с моего рта и кладёт её мне на плечо. Я наконец могу говорить.
– Она не опасна. Думаю, ей просто нравится меня проверять. Немного назойлива, вот и всё. – Мой голос подрагивает от волнения.

– Немного назойлива, вот как? Это мне ни к чему. – Его дыхание по-прежнему у самого моего уха, и я не делаю никаких попыток отстраниться от него.

Через кухонное окно я наблюдаю за своей подъездной дорожкой, по которой миссис Грин семенит обратно к своему дому. Каждый дюйм моего тела охвачен пламенем в ожидании малейшего движения Эдварда.

Эдвард. С тех пор, как он ворвался в мои двери, прошло уже больше двенадцати часов. Чистым наслаждением было наблюдать, как он метался по дому, тяжело дыша и повторяя, что ни в чём не виноват. Поначалу я, конечно, испугалась. Кто бы не испугался? Но когда он клялся, что невиновен, его зелёные глаза горели такой притягательной страстью, что я воспламенилась, и мурашки побежали по всему телу.

Когда я открыла двери, он вошёл в них силой и, представившись только именем, попросил ненадолго спрятать его и пообещал скоро уйти. Он был потным и выглядел, как человек в бегáх. Видно было, что из-за этого ему неловко. Я только и делала, что любовалась им – высокий, взлохмаченный, привлекательный, в моём вкусе. Когда он спросил, можно ли ему помыться, я не смогла ответить ничего, кроме «да».

Стоило мне отвернуться, чтобы показать, в какой стороне находится душ, как он немедленно стащил с себя всё вплоть до боксеров. Стыд? Правила приличия? Этот мужчина ни о чём таком понятия не имел.

– Пойдёшь вместе со мной, детка-конфетка. Я не позволю тебе сбежать, пока я чищу свой боекомплект, ты слышишь? – Ухмыльнувшись, он схватил меня за руку, властно повлёк вслед за собой по коридору и завёл в небольшой совмещённый санузел.

Охваченная смесью страха и возбуждения, я безмолвно наблюдала за ним во всём его голом великолепии, пока он намыливался, стоя под душем. Подтянутый живот, мускулистая спина, перекатывающиеся мышцы, татуировки на груди. Пока он покрывал все эти красóты пеной, они ласкали мой взор и умоляли к ним прикоснуться.

Он следил за мной через дешёвую прозрачную занавеску, а я сидела на закрытой крышке унитаза и безуспешно пыталась на него не пялиться. Но как я могла отвести взгляд, когда он выглядел так потрясающе?

Это было то ещё шоу... он знал, что делал, уж будьте уверены. Он предложил мне поучаствовать. Беззастенчиво глядя на меня, взял в руку член и стал его поглаживать.
– Ну же, драгоценная, я не кусаюсь, – сказал он мне.

Я вновь и вновь воспроизводила в памяти эти образы, жалея, что так и не решилась присоединиться к нему в душе. В то время он ещё был для меня незнакомцем; я едва знала его имя. Не то чтобы теперь я знаю о нём намного больше. Но, как я уже упоминала, прошло двенадцать часов. Мы разговаривали.

– Белла. – Его приятный голос возвращает меня в настоящее. Моя грудь всё ещё прижата к кухонной двери. Соски затвердели так, что вот-вот проткнут бюстгальтер. – Что творится в твоей хорошенькой головке, Белла? – шепчет он; я практически слышу его усмешку, хоть и не вижу лица.

– Н-ничего, – отвечаю я, запинаясь. Закрываю глаза и делаю глубокий вдох. Его грудь прижимается к моей спине, и я чувствую его – его твёрдость, его пульсацию – своей задницей. Я уже видела, как он оснащён, и мне отчаянно не терпится выяснить, способен ли он реально осуществить всё то, на что столь многообещающе намекает.

– М-ммм, – стонет он мне в шею, целует ямочку за ухом и покусывает мочку. – Я не верю тебе, драгоценная. Я думаю... – вставив между моих бёдер свою ногу, он раздвигает их и теснее прижимается ко мне, двигая членом по складке между ягодицами, – ...что точно знаю, где находятся сейчас твои мыслишки.

С трудом сглотнув, облизываю губы и отрицательно качаю головой.
– Я не... Ты не знаешь.

– Ты боишься, Белла? – Ощущаю, как его руки скользят по моим бокам, и вот он уже хватает меня за сиськи, сжимает их и тискает, щиплет и катает между пальцами соски. – Сейчас мы поиграем в одну маленькую игру. – Я чувствую, как он кивает сам себе. Его тело меняет положение. – Я осуществлю все те фантазии, которые были у меня за последние несколько лет. Это же будет здорово, правда? – спрашивает он, но я не отвечаю. Не могу. Я переполнена ощущениями и не могу издать ни звука. – Ты была в каждой мысли, в каждом чувстве. В каждом моём прикосновении к собственному члену. – Он стонет, вероятно, вспоминая фантазии, о которых говорит. В моей голове вновь мелькает сегодняшняя сцена в душе. Издаю нечленораздельное мычание и облизываю губы, надеясь, что в этот раз всё-таки приму участие в шоу.

Прежде, чем я успеваю поразмыслить и дать задний ход, он продолжает:
– Ты хочешь этого, драгоценная? Хочешь этого так же сильно, как и я? Так же сильно, как этого хочет моё тело? Так же сильно, как этого хочет мой хуй?
Он шепчет мне всё это на ухо, подчеркнув последнее слово резким толчком в мою задницу. Я взвизгиваю будто порнозвезда и слышу, как у него перехватывает дыхание.

– Скажи мне, чтобы я остановился, Белла. Скажи мне, если хочешь, чтобы я остановился, – произносит он и, опустив голову, нежно целует моё плечо.

Отрицательно качаю головой.
– Я не... о, чёрт... я не хочу, чтобы ты останавливался. Проклятье. – Мой голос звучит не как обычно, скорее умоляюще и с подвыванием. Я мокрая, я охренительно мокрая; с моих трусиков уже, наверное, капает на пол.

– Дашь мне попробовать эту сладкую маленькую писечку? Ммм, малышка? Дашь мне, наконец, тебя выебать?
Одна из его рук накрывает мою киску, и пальцы давят на клитор через джинсы и трусики. Мои ноги вот-вот откажут, а ведь он ещё даже не коснулся меня – я имею в виду, кожа к коже.
– Ну же, детка-конфетка, у меня мало времени.

– Д-да. – Это всё, что я в состоянии произнести, и кажется, ему этого достаточно. Он разворачивает меня к себе лицом и прижимает к стене рядом с дверью. Его рот накрывает мой раньше, чем я успеваю понять, что происходит, и язык просит разрешения войти в мои приоткрытые губы, умоляя о поцелуе, к которому я не была готова.

Схватив его за плечи, поспешно открываю рот, чтобы, всосав его язык, вернуть ему поцелуй столь же страстный, как и его. Глубокие вздохи, охи и стоны наполняют помещение, и это самые горячие звуки – за исключением его же непристойных речей – которые мне когда-либо доводилось слышать.

Руки Эдварда ложатся мне на задницу, и, подхватив за бёдра, он приподнимает меня вдоль стены. Он трётся об меня, тараня мой клитор каждым толчком своих бёдер. Проклятье, если так пойдёт и дальше, я кончу раньше, чем мы разденемся.

Он стонет мне в рот, лижет моё горло, всасывает кожу за ухом.
– Хочу взять тебя на кухонном столе, драгоценная. Готова, как считаешь?
Я мычу в ответ, и он добавляет:
– Хочу разложить тебя там и поужинать этой сладкой киской.

Ну, всё, я точно рехнулась. Этот мужчина, все его шесть футов четыре дюйма... они уже превратили меня в распутную шлюху. Я давлюсь какими-то несвязными звуками и облизываю его небритую челюсть. Грубая щетина щекочет мне язык. Слегка прикусываю его адамово яблоко. Внезапно Эдвард перекидывает меня через плечо, и вот я уже лежу посреди собственной кровати. Эй, что за дела?

– Какого чёрта? – Я гневно хмурюсь на него. Где обещанный секс на кухне?

– Я передумал, детка-конфетка. Кровать удобней для того, что я запланировал для твоей маленькой киски.
Встав коленом на край постели, он крадётся ко мне, будто лев к добыче. Его мышцы перекатываются, и я облизываю губы в ожидании его. Всего. Целиком. Чёрт, я хочу облизать его с ног до головы.
– Всему своё время, зайка, – ухмыляется он, словно читает мои мысли.

– О, Боже, – выдыхаю я. Мой рот наконец вспоминает, что умеет произносить слова, когда он добирается до застёжки на моих джинсах и стремительно снимает их с меня прямо вместе с трусиками. – О, Господи, да ты зря времени не теряешь?

Он хватает мою руку и кладёт её на впечатляющую выпуклость в передней части своих джинсов.
– Весь день ты дразнила меня, Белла. Почувствуй, каким твёрдым ты сделала мой член, детка.
Он ухмыляется, затем опускает свой рот к моему пупку, нежно обводит вокруг него языком и погружает кончик языка в ямку.

Иисусе, это горячо.

Новые бессвязные вопли срываются с моих губ. Зарывшись лицом в мою киску, он лижет её с таким энтузиазмом, словно это его последняя трапеза.

– Твоя щёлочка вкусней всего на свете. – Он разводит мне бёдра шире, так что мои колени поднимаются и оказываются прижаты к моей груди. – А теперь не двигайся, драгоценная, я хочу до капли вылизать всё, что ты дашь мне. – Затем он облизывает меня по всей длине моих нижних губ, а дойдя до клитора, останавливается и толкает его языком.

Простонав, я сквозь футболку щиплю себя за соски, и, клянусь Богом, вижу звёзды, когда он, наконец, вставляет в меня два пальца, толкая ими ту самую, особенную маленькую точку, которая ощущается так охренительно хорошо.

– Вот так, драгоценная... чувствуй, что я с тобой делаю, – хрипит он мне в киску, вставляя в меня ещё один палец. Я взлетаю высоко, но не на самую вершину, и ублюдок это знает. Он дразнит языком мой клитор, даря удовольствие – мощное, но недостаточное для того, чтобы я достигла точки невозврата.

– Пожалуйста, – звучит мой хриплый, сдавленный выдох. Моя рука ещё сильнее спутывает волосы у него на макушке, и я толкаю свою промежность ему в лицо. – Пожалуйста, Эдвард... пожалуйста.

Он мычит и что-то бормочет в меня и, наконец, усиливает давление на клитор. Затем его пальцы совершают во мне какие-то магические пассы и находят ту чувствительную точку, от стимуляции которой я чувствую, что вот-вот описаюсь.

– Отпусти это, драгоценная. Я хочу, чтобы ты кончила. Охеренно кончила мне на пальцы. – Он вынимает пальцы из моей вагины и быстро шлёпает мою киску, а затем засовывает их ещё глубже обратно. – Кончи на меня сейчас же, Белла. – Эти слова звучат в его исполнении так непристойно, что именно это я и делаю. Соки льются из меня потоком и стекают вниз по щели через всю задницу.

Я кончаю так великолепно, как ни разу в жизни не кончала. Эдвард, приподнявшись, нависает надо мной, вынимает из меня свои пальцы и шевелит ими у моего лица. Затем с коварной ухмылкой касается двумя пальцами моих губ и раздвигает их.
– Соси их. Оближи мои пальцы. Попробуй на вкус то, чтó я делаю с тобой. Спорим, ты никогда не пробовала ничего подобного? – спрашивает он, но я не в состоянии ответить... потому что, подчинившись гипнозу его глаз, уже вовсю сосу его пальцы. – Ну что, нравится?
Он повторяет с моим ртом то, что делал с моей киской – трахает его пальцами, а мне остаётся лишь, закатив глаза, мычать и стонать вокруг них. Никто и никогда не делал этого со мной. Он груб, он несдержан, но в каком-то смысле – нежен, и я уверена, что в этот момент позволила бы ему всё что угодно.

– Хватит, – рычит он, вырывает пальцы у меня изо рта, хватает меня за запястье и, утянув вниз, укладывает мою ладонь на вход в вагину. – Теперь сделай это сама. – Он берет два моих пальца и вставляет их внутрь меня. – Приласкай для меня эту киску, драгоценная.

Я делаю то, что мне велят... потому что моё тело никогда ещё не чувствовало себя таким живым. В голове мелькает вопрос: откуда взялся этот мужчина, почему я никогда не встречала его раньше?

Я трахаю себя, пока меня не накрывает второй оргазм, а затем он вынимает мою руку из вагины и заставляет повторить всё то же самое, что и до того: взять в рот и облизать пальцы, на этот раз – собственные.
– Ты чувствуешь разницу? В состоянии ощутить другой вкус? Чтó выдоил из твоей киски я, а что – ты сама? Я делаю это лучше, Белла. Всегда делал и всегда буду делать, – объявляет он без тени сомнения.

Влажные звуки наполняют спальню. Он всасывает мой клитор в рот и нежно его покусывает. Это слишком. Слишком много.
– Слишком, блядь, много!
Моя кожа будто в огне. Надеюсь, он не ждёт, что я снова кончу? Потому что это уже просто невозможно.

Он в последний раз облизывает всю длину моей щёлочки, удовлетворённо мычит мне в кожу, а затем снова нависает надо мной, захватив в плен своих рук.
– Ты просто истекаешь соками, драгоценная. Ну-ка, повернись теперь так, чтобы я мог трахать эту киску. Держу пари, твоя сладкая попка рада это слышать?

Я кусаю губы, не способная ответить на вопрос, и хихикаю, обнимая его за шею и притягивая его лицо к своему. Всосав его нижнюю губу, я пробую себя у него во рту и мурлыкаю, когда его руки забираются под футболку, прямиком к моим сиськам. Его щетина приятно обжигает мне лицо, составляя контраст с тем, как всего мгновение назад она же скребла по нежной коже внутренней поверхности бедра.

Сев, я избавляюсь от футболки, а Эдвард помогает мне снять бюстгальтер. Облизывая мои сиськи, он говорит:
– Ты просто идеальна, ты же знаешь это, зайка?

Способность говорить наконец возвращается ко мне, и я отвечаю:
– Ты и сам не так уж плох. – И, заработав своими словами ухмылку и поощрительный шлепок по заднице, продолжаю:
– А теперь давай посмотрим, такой ли он у тебя красавчик, каким я его помню.
Протянув к нему руки, я расстёгиваю ремень на его джинсах и двигаю вниз замочек молнии.

– Ты только что назвала мой член «красавчиком», Белла? – Лицо Эдварда искривляет довольная сексуальная ухмылка, и я приподнимаю бровь.

– Это имя подходит ему, как Золушке туфелька, Эдвард. Ты и понятия не имеешь, как сильно я хотела присоединиться к тебе в душе сегодня утром.
И, едрит-святой-Мадрид, в реальности этот член ещё краше, чем в моих воспоминаниях. Длинный, толстый, но не слишком, а в самую меру. Я выпускаю его на волю из джинсов, и он тут же шлёпает Эдварда по животу.

Эдвард встаёт с кровати. Джинсы падают вниз, пряжка ремня с металлическим стуком ударяется об пол.
– Что ж, тогда позволь мне компенсировать тебе упущенное утром.

Он перекидывает ногу через верхнюю половину моего тела и садится на меня верхом. Его колени прижимают мне руки к бокам. Затем он немного приподнимается, и я вижу, как его ладонь медленно поглаживает член, с каждым пассом выдавливая на головку немного смазки.
– По глазам вижу, что тебе не терпится взять его в ротик, верно?

Могу лишь кивнуть – он лишает меня дара речи. Вместе со следующим пассом он приближает член к моему рту и начинает водить его кончиком по моим приоткрытым губам, размазывая по ним смазку, словно какой-нибудь блеск для губ. Она густая и вязкая, и по какой-то странной причине это кажется мне таким сексуальным.

– Оближи их. Отведай мой вкус, зайка. – Мой язык автоматически высовывается и пробует то, что он дал мне.

– Отличная вещь, верно? – урчит он, и я киваю, ощущая рассольный вкус наполняющей мой рот смеси соков – его и моих.

– Теперь слижи всё, что у тебя на губах. Всё до капли, Белла.– Он бережно берёт меня за щёки и удерживает мою голову в неподвижности, пока я послушно исполняю то, что он хочет... что ему нужно.

Он смеётся, постукивая членом по моим губам.
– Ты шлюшка-членососка. Я сразу это понял, с той минуты, как вошёл.
Он гладит членом мою щёку, а потом снова рот. Не удержавшись, я облизываю головку, когда она вновь касается моих распухших губ.

– Я по запаху понял, как тебе нравится испуг и отсутствие контроля. И это правильно, детка... Контроль у меня. Я буду владеть тобой. А, чёрт, не так. – Он делает глубокий вдох и улыбается. – Чуешь этот запах, драгоценная? Я владею тобой и твоею мандой. Хочешь тоже владеть моим членом?

Киваю, потому что слов опять нет. Когда это я разучилась разговаривать? Святые, блядь, угодники, ни разу в жизни так не заводилась. Наверное, мне должно быть стыдно, но... мне абсолютно по херу.

– Ответь мне, – скрипнув зубами, шепчет он. – Отвечай, чёрт тебя дери.

– А если я не хочу? Что ты сделаешь тогда, плохой мальчик? – дерзко заявляю я и завожусь от этого ещё сильнее.

Тлеющий уголек в его глазах превращается в яркую вспышку огня, и он произносит:
– А ну-ка, избушка-ебýшка, стань к лесу передом, ко мне задом.

Моё тело воспламеняется в ответ. Не в силах разорвать наш зрительный контакт, я медленно переворачиваюсь, не отводя от него глаз так долго, как только могу. В них мелькает какое-то знакомое выражение, которое тут же пропадает, и вот уже я лежу на кровати вниз лицом и гадаю, что за этим последует.

Я чувствую, как его рука тискает и массирует мою задницу – крепко, но нежно. Затем, словно из ниоткуда, его ладонь внезапно приземляется мне на попу. По комнате разносится громкий звук шлепка.

– Ни хрена себе! – взвизгиваю я, корчась от горячего отпечатка ладони на ягодице.

– Даже не спрашивай, что я сделаю с тобой, Белла. – Я чувствую, как его жаркое дыхание касается того самого места, по которому он только что шлёпнул. – Блядь, я столько всего хочу сделать с этой задницей, – бормочет он. Я чувствую, что положение матраса изменилось, и его руки, покинув мою задницу, движутся вниз, а затем хватают меня за лодыжки. Внезапно меня подтаскивают к краю кровати. Я чувствую, как он нависает надо мной, и его член, прижимаясь к моей киске, медленно скользит по ней вверх и вниз, с каждым пассом всё сильнее увлажняясь, а руки вновь хватают меня за ягодицы и сжимают обе половинки вместе.
– Ну, так делай уже, – вóю я в матрас. Не думаю, что он меня слышит, но мне, и правда, фиолетово.

– Чёрт, Белла, чего я себе только не воображаю, – выдыхает он сквозь стиснутые зубы. – Я хочу взять тебя очень жёстко. – Мощный толчок его бёдер заставляет меня застонать. – Я хочу, чтобы ты выкрикивала моё имя. Я хочу всё то, блядь, что всегда воображал себе. Воображал, что делаю это с тобой. И сегодня, чёрт возьми, я сделаю это. Даже если это будет последнее, что я сделаю в своей жизни.

Он стонет, и его член скользит немного ниже, готовый войти внутрь меня.

Я поднимаю голову и встречаюсь с ним глазами в зеркальных дверях шкафа. Не знаю, почему не посмотрела туда раньше.

– Давай уже, Эдвард. Сделай это со мной! – произношу я сквозь зубы.

– Только я решаю, когда и что тебе давать. Ты ничего не контролируешь, драгоценная. Ты лишь грязная шлюшка, – рычит он, и его тело покидает моё. – Только я решаю: когда, как быстро, как медленно, как жёстко и всё, блядь, остальное. – Его дыхание, как и моё, прерывисто и неуправляемо. Мне нравится это. – Встань на четвереньки. – Вертя задницей, я медленно встаю на колени и чувствую, что матрас позади меня смещается.

– Живее, Белла. – Я чувствую на своей талии его руки, они подтягивают моё тело выше.

Он сразу же пристраивается ко мне сзади, и я чувствую, как он берёт в руку член и размещает его между моих губок, размазывая вокруг соки, которые сейчас текут по внутренней поверхности моих бёдер.

– Такая охренительно мокрая для меня и моего члена. – Он ухмыляется нашим отражениям в зеркале, и я оглядываюсь себе за спину, ожидая, когда он в меня войдёт.

– Смотри в зеркало, Белла. Смотри, как я вхожу в эту тесную, мокрую щёлку. – Я чувствую, как он помещает свой член у самого моего входа и медленно скользит внутрь. Невольно я опускаю голову и смотрю на то, что происходит на кровати.

Плохая идея.

Схватив за волосы, он дёргает мою голову обратно вверх и поворачивает к зеркалу, где его взгляд встречается с моим.
– Я, блядь, сказал смотреть туда, – приказывает он, и его член врезается в мою киску, врезается так жёстко, что я не могу сдержать крик.

– О, да, драгоценная! Пусть эта киска выдоит мой член. Сожми его сильнее. Заставь его кончить. Я хочу, чтобы ты кончила. Хочу почувствовать, как соки твоей пизды намочат мой хуй.

Он произносит это так, словно кто-то другой вселился в него и перехватил контроль, и с каждым произнесённым словом вбивается в меня всё жёстче и жёстче. Мои руки отказываются служить мне, когда я ощущаю, как он, дотянувшись, двумя пальцами шире раздвигает мои половые губы, а потом эти волшебные пальцы соединяются вместе, зажимая между собой мой клитор, и безжалостно сдавливают его.

– Вот же, блядь, охуенно! – кричу я и чувствую, что моя голова падает на матрас. Моя киска сжимается вокруг его члена, и, потеряв какой бы то ни было контроль над своим телом, я кончаю так мощно, что практически теряю сознание.

– Иисус ёбаный Христос, – хрипло выдыхает он. Затем хватает меня посреди тела, рывком поднимает в прежнее положение и продолжает трахать. Мои ноги теперь охватывают его бёдра, а голова внизу, и я наблюдаю за тем, как его член скользит в меня и из меня. По спине течёт пот, а волосы спутались так, что, возможно, мне придется обрить голову наголо. Оно того стóит.

– Следи, блядь, за нами в зеркале, – хрипит он, и я ощущаю, как вздымается и опускается его грудь. – Заметь, как твоя киска намочила мой член. Смотри, как он весь покрыт нашими соками, как он блестит, словно сверкает на солнце. Помнишь, какие звуки были раньше? – спрашивает он, пощипывая губами чувствительную кожу моего уха.

Я отчаянно киваю и снова касаюсь головой его плеча, а мои глаза не покидают наше отражение в зеркале.

– Ну, вот и хорошо, что помнишь. Но этот звук тоже запомни, драгоценная. Потому что это – шум, который издаёт мой член, когда заявляет свои хозяйские права на тебя. Вот так звучит право собственности. Мой член – хозяин этой киски. Это пизда теперь моя, полностью моя, Белла.

Закрываю глаза и киваю. По лбу струится пот. Облизав пересохшие губы, я выдавливаю:
– Твоя, блядь, да. Она твоя.
Потому что так оно и есть. Ещё никогда в жизни я не была так основательно оттрахана. Я вымотана полностью. Думаю, после этого я просплю несколько дней. Или даже недель.

Он без устали таранит меня сзади, и я будто тряпичная кукла.
– Смотри в то место, где мы соединяемся, зайка. Это самая красивая в мире вещь.
Его слова – тёплый ветер на моей чувствительной коже, и когда я с трудом поднимаю веки, то да, он прав: наблюдать за тем, как его поблёскивающий член исчезает внутри моей киски – это самая эротичная вещь, свидетелем которой мне доводилось быть.

Завожу руку за голову, хватаюсь за него, притягиваю наши лица друг к другу и нахожу его рот, чтобы лизать и сосать, и ощущать, как смешиваются наши неровные дыхания, синхронизируясь с толчками его бёдер. Он поднимает руки и, грубо схватив мои груди, тянет и щиплет меня за соски. Это больно, но боль приятна. Так приятна, что я начинаю стонать ему в рот, и всё моё тело напрягается, готовое к новому взлёту. Но он внезапно останавливается. Его рот покидает мой. Я слышу, как начинаю поскуливать от тоски по его губам.

– Я чтó тебе говорил? – Его левая рука оставляет в покое мою грудь, опускается к киске и ложится на раскрытые нижние губы. Он несколько раз стучит пальцами по клитору. От каждого удара моё тело вздрагивает. – Это всё моё. Я контролирую. Я делаю то, что я хочу. – Оставив клитор, его рука исчезает, но сразу возвращается – вместе с резким шлепком по моим распахнутым нижним губам. Я кричу от острого удовольствия, распространяющегося по всему телу. – Есть какие-то возражения, Изабелла?

Я отрицательно качаю головой, но ему этого мало.

– Используй слова. Я хочу, чтобы ты всё говорила вслух. Не заставляй меня спрашивать ещё раз. Есть возражения против того, что я с тобой делаю? – У себя на шее, на горячей коже, я ощущаю его ухмылку.

– Нет... нет, блядь, никаких возражений. Теперь доволен? – дерзко отвечаю я, и он, кажется, действительно доволен ответом. Я смотрю в зеркало, и мои глаза встречаются с его взглядом.

– Вот так-то лучше. А теперь... – Он медленно вынимает из меня свой член, пока во мне не остаётся лишь кончик, затем совсем чуть-чуть толкает его обратно и снова почти вынимает. Он дразнит меня, и это мне не нравится. – Теперь я хочу слышать тебя, драгоценная. – И с этими словами он вновь врезается в меня на всю длину и одновременно с этим одной рукой шлёпает меня по клитору, а другой сжимает сосок. Ощущение крышесносное, и я кричу, чувствуя, как он твердеет и увеличивается внутри меня.

Он повторяет всё это.
– Ещё разок, – задыхаясь, произносит он, и я чувствую, как напрягается его тело, когда я сжимаюсь вокруг него. Затем я чувствую, что его член дёргается во мне пару раз, прежде чем его рука оставляет мою грудь и нежно сжимает мою шею.

– Смотри, что делает твоё тело. Смотри, как оно реагирует. Твоя кожа меняет цвет каждый раз, когда я вхожу в эту киску. Смотри на себя в зеркало, детка. – Он ещё раз проделывает всё это, и вместе с отражением в зеркале того, как его член вонзается в меня, это толкает меня через край.

– Пресвятая ёбаная дева, Эдвард! – кричу я, не узнавая собственного голоса. Всё моё тело напрягается. Дыхание становится прерывистым.

– Похоже, кто-то любит грязные словечки. – Он смеётся надо мной, но в эту минуту мне на всё насрать. – Сойди с моего члена, детка. Ляг, отдышись. В следующий раз, когда ты кончишь, я тоже собираюсь кончить.

Я с трудом сползаю с него, мои бёдра словно желе, руки дрожат. Я падаю вниз лицом, подёргиваясь как рыба, вытащенная из воды.

– Вот, – выплёвываю я. Голова катается туда-сюда. Я чувствую себя куском замши с ближайшей автомойки, который намочили, использовали, выжали досуха, а потом снова использовали, и так до бесконечности.

И я ни херашечки не возражаю.

– Хорошо. Раздвинь-ка для меня свои ножки, драгоценная, потому что папочка хочет внутрь. – Едва мои ноги раскрываются, как его член одним быстрым движением легко проскальзывает в меня. Абсолютно новое ощущение переполняет моё тело.

Он вбивается в меня так мощно, что с каждым толчком вперёд его тазовая кость трётся о мой клитор, вновь подталкивая меня к краю.

– О, Боже... Да... – Мои глаза помимо воли зажмуриваются, и всё, что я ощущаю – мои ногти вцепляются в его задницу и царапают ему спину.

– Блядь, Белла! Это. Так. Ебически. Хорошо. Детка, – слышу я его напряженный голос. – Хотел... Я так давно этого хотел, так давно. – Внезапно он останавливается. – Стоп, стоп, стоп, Белла. Не так быстро. Когда я кончу, ты тоже сможешь кончишь. Усвоила? Я кончу – ты кончишь. Не заставляй меня снова остановиться. Придержи, блядь, коней для меня...

Как, ебите меня черти, этот мужчина умудряется себя контролировать?

– О, Бога ради, Эдвард... Просто трахни уже свою киску. Я всё понимаю. – Тяжело дыша, я закатываю глаза.

Он заливисто смеётся.
– А вот этого тебе действительно не стоило говорить, сладкая попка.

Он хватает меня за лодыжки и широко их расставляет. Я ощущаю, как он выскальзывает из меня и тут же врезается обратно, с каждым разом всё сильнее.

– Моя киска, – рычит он сквозь зубы. – Моя, блядь, ёбаная киска, Изабелла Свон.

– Твоя, Эдвард. – Я зажмуриваюсь в отчаянной попытке удержаться на тонкой ниточке внутри меня, которая угрожает лопнуть в любой момент.

– Блядь, не вздумай, Изабелла. – Я открываю глаза и встречаю его полный похоти взгляд. – Не смей... даже... думать... об этом, – произносит он, подчёркивая каждое своё слово толчком члена – прямо в ту особенную точку внутри меня.

– Я не могу больше сдерживать его, – говорю я, задыхаясь, и глазами умоляю его позволить мне кончить.

– Сдерживайся! – кричит он, и я вцепляюсь ему в плечи, потому что моя голова вот-вот врежется в спинку кровати.

– А теперь кончи для меня... Давай! – рычит он, и спустя ещё несколько толчков я падаю в пропасть, и звёзды с радугами вспыхивают перед моими закрытыми глазами. Я мертва. Умерла и попала в рай. Без вариантов.

Понемногу выныривая из счастливого дурмана, я ощущаю, как он выходит из меня.
– Иисус Христос, ебическая сила, – задыхаясь, рычит он, и я чувствую, как на живот мне льётся тёплая влага. Мои глаза распахиваются, и я вижу возвышающееся надо мной тело, сосредоточенный взгляд в никуда и руку, которая быстро движется по члену.

– Моё. Это всё моё, – невнятно бормочет он, и его сперма поливает мою киску и живот.

Я лежу, удовлетворённая и пресыщенная, наслаждаясь присутствием этого мужчины, который пометил меня и, вероятно, уничтожил для всех остальных. Чёрт возьми, я даже не знаю, смогу ли когда-нибудь нормально ходить.

– Да. Всё твоё, – соглашаюсь я. Мои ноги обессилено падают на кровать.

– Да, блядь, моё, – выдыхает он, и падает на меня, размазывая сперму между нашими телами, словно липкую карамельную прослойку между двумя сортами мороженого.

Мысленный образ подтаявшего двухслойного пломбира вызывает у меня приступ веселья. Я выдавливаю из себя пару слабеньких смешков – на бóльшее просто нет сил.

– Что, блядь, тут смешного, женщина? – спрашивает Эдвард, изогнув бровь и упершись локтями в матрас. Его тело придавливает меня к кровати.

– Ты смешной, Эдвард. – Я ерошу его растрёпанные, мокрые от пота волосы. – Ты осознаёшь, что лежишь в луже собственной спермы?

Он нежно целует меня, быстро приподнимает своё тело над моим, скатывается с кровати, встаёт и протягивает мне руку.
– Иди со мной, моя драгоценная. После такой нагрузки мне требуется душ, и на этот раз я предпочел бы принять его вдвоём с тобой.

Чувственная улыбка и мольба в его глазах делают своё дело – я не в силах ему отказать.
– Хорошо, но у меня там уже немного натёрто, просто чтоб ты в курсе был.

Не без труда отлепив себя от пропитанных потом простыней, я иду мимо него в направлении ванной комнаты, по пути зарабатывая шлепок по заднице.

Смеясь, я влетаю в ванную и захлопываю дверь у него перед носом. Регулируя температуру воды в душе, я слышу его смех снаружи. Закончив с этим, я кричу:
– Ты близко, Эдвард? – намекая не только на то, что он стоит под дверью в ожидании, но и на кое-что ещё, способное стоять. Он входит, высокий, голый и...
– Иисус Христос, ты же только что кончил, так какого хрена?
Я указываю на его твёрдый член, который, в свою очередь, указывает прямо на меня.

– Да, и чё? Что ты с этим сделаешь, золотце? – Он вопросительно изгибает бровь.

– А ничё, сладенький, – ухмыляюсь я в ответ, потому что, честно говоря, не уверена, что моя девочка-хотелочка выдержит ещё один раунд; если я хочу сохранить возможность ходить в ближайшие несколько дней, то вряд ли. – Сейчас я собираюсь просто зайти в душ, помыться, а когда я это сделаю... мы поговорим, и ты мне расскажешь, – я машу рукой в направлении спальни, – что это всё было такое.

Не успеваю я договорить, как откуда-то доносится звонок сотового... и я знаю, что это не мой телефон. Должно быть, это его рингтон, и я смеюсь.

– «Save a Horse Ride a Cowboy»*? Правда, что ли? – спрашиваю я, и он смеется.

– Я сейчас вернусь.– Он выскакивает из ванной, и я слышу, как рингтон, закончившись, начинает играть сначала.

Я не подслушиваю специально, но не могу совладать с любопытством, когда слышу начало разговора.

– Алло, – говорит он тихо. – Да, Каллен слушает.

Я делаю шаг назад и задумываюсь. Я определённо где-то слышала эту фамилию раньше.

Каллен... Каллен... Каллен. Пресвятая Богородица, мать её за ногу. Вот же блядь.

– Кажется, фамилия соседа Джаспера по комнате была Каллен? – спрашиваю я сама себя вслух, гадая, связаны ли как-то эти двое.

Подсыхающая на животе сперма начинает слегка стягивать кожу, поэтому я захожу под горячие водяные струи. Я решаю, что спрошу об этом Эдварда, как только он закончит телефонный разговор.

Намыливая волосы шампунем, я наслаждаюсь стекающим по спине каскадом воды. Смываю шапку пены, затем повторяю всё ещё раз и ещё, пока волосы не становятся чистыми. Мышцы ноют от усталости после трах-марафона в спальне.

Трах-марафона с незнакомцем, между прочим.

Я должна чувствовать раскаяние. Наверняка я теперь попаду в ад. Но я ни о чём не жалею.

Наслаждаясь запахом персика, я тщательно намыливаю всё тело гелем для душа. Подмечаю многочисленные синяки, понемногу проступающие на руках и бёдрах. Не подумайте, что я жалуюсь; наоборот, мне хочется больше этого... этого... в общем, всей той восхитительной херни, что дал мне Эдвард.

Закончив мыться, я не вижу смысла дожидаться Эдварда в дýше. Возможно, он уже сбежал. Я ведь не знаю о нём абсолютно ничего.

Незнакомец с огромным членом и очень грязным ртом.

Который оттрахал меня на неделю вперёд.

Я такая идиотка. Или шлюха.

Я собираюсь выключить воду, но через прозрачную занавеску вижу, как он входит в ванную.
– Вот так встреча, – ухмыляюсь я, отдёргивая занавеску и выходя из-под душа.

Он протягивает мне полотенце и, не говоря ни слова, нежно целует в щёку, а затем занимает моё место под струями воды. Я вытираюсь и наблюдаю за ним. Он совершенство. Подтянутое тело, упругая кожа. На ладонях мозоли, верхняя половина тела покрыта татуировками. Он выглядит как преступник. Как грешник. Как мужчина, за право просыпаться рядом с которым по утрам я отдала бы что угодно.

Пиздец.

Вот это, наверное, и называют «Стокгольмский синдром». Знаете, когда влюбляешься в своего похитителя. Хотя на самом деле Эдвард ни разу не заставлял меня делать что-то против моей воли. За исключением момента, когда заявилась миссис Грин, он был джентльменом. Конечно, если не слишком придираться к его речи.

Обернув вокруг себя полотенце, я наливаю в ладонь немного лосьона для тела и начинаю втирать его в кожу рук и ног. Я не отрываю глаз от мужчины за занавеской. Он, кажется, не возражает, и сам тоже поглядывает на меня, поглаживая при этом себя. На его лице явственно проступает удовольствие, которое мне слишком хорошо знакомо. Утренняя сцена в душе повторяется, словно у меня дежавю, только теперь я знаю, на что способен этот член. Я случайно делаю неловкое движение, от которого охаю и вздрагиваю. Тело напоминает: нет, второй раунд прямо сейчас не пойдёт мне на пользу. Чертовски досадно.

– Белла, куда это ты собралась? – спрашивает он через занавеску, и я тычу большим пальцем себе за спину. Он смеётся.

Занавеска отодвигается, оттуда показывается рука, чей палец подманивает меня.
– Чуть поближе, Белла.

Мои ноги, не спросив меня, бегут-спешат по холодному полу ванной, и вот я уже стою прямо перед ним.

Он перестаёт поглаживать свой член, и его пальцы приподнимают мой подбородок.
– Никуда не пойдёшь. – Один из уголков его рта поднимается, а зубы покусывают нижнюю губу. – И сними полотенце. Люблю, когда ты голая.

Демонстративно отвожу лицо от его руки.
– А я, чёрт возьми, хочу одеться.

Он качает головой и, ухмыляясь, склоняется к моему уху. Ручейки с его мокрых волос капают на мою уже сухую кожу. Он шепчет:
– Нет, Белла, сейчас ты отсосёшь мне. Так, как я люблю. Жёстко.

Моя челюсть падает, и он пожимает плечами.
– Говоришь, натёрла киску... А я с тобой не закончил. Я же тебе сказал... все фантазии, все до одной. Итак, – я чувствую, как его рука ложится мне на макушку и нежно давит вниз, – соси его, драгоценная.

Я сбрасываю с себя его руку и начинаю маниакально смеяться.
– Ну, нет, милок-ебливый кобелёк. Сначала нам надо кое-что обсудить.

На ум снова приходит Джаспер, и я задумываюсь, может ли давний сосед моего брата по общаге в колледже, всегда упоминавшийся как «Каллен» или «Эд», быть тем же самым Эдвардом Калленом, который стоит сейчас передо мной.

Фыркнув и закатив глаза, Эдвард быстро выключает душ и, сорвав с моего тела полотенце, начинает вытираться им.
– Ну что ж, драгоценная. Полагаю, есть несколько вещей, о которых следует поговорить. Во-первых, я могу уйти в любой момент. Этот звонок был от Райли, одного из моих приятелей в полиции. Он сообщил мне, что они арестовали парня по имени Джейк, так что я теперь вне подозрений.

Я качаю головой и отступаю к двери. Мой взгляд всё ещё прикован к его члену. Быстро теряющему твёрдость члену. Часть меня наблюдает за этим с грустью.

– Хорошо, допустим. Хоть я и поняла не больше половины, но рада, что твои дела наладились, Эдвард Каллен... – Стоит мне с нажимом произнести фамилию, как его глаза встречаются с моими, широко распахнутые и... испуганные. – Не объяснишь ли, почему ты выбрал именно этот дом, чтобы постучаться? Или мне позвонить брату?

Он расправляет плечи, лицо кривится как от боли, брови хмурятся, уголки рта опускаются вниз. Не знай я его так хорошо, могла бы решить, что он чувствует себя... виноватым?
– Слушай, Белла... – Он облизывает губы и опускает голову. – Слушай, извини. Я просто... Может, мы... – Эдвард делает глубокий вдох и начинает сначала. – Может, мы обсудим это одетыми? Видеть тебя голой – это действительно отвлекает.

– А я говорила тебе, что хочу одеться, – фыркаю я и направляюсь в спальню.

– Знаешь, Джаспер предупреждал меня, что ты – заноза в заднице, – бормочет он у меня за спиной.

Надев трусики, я оборачиваюсь.
– Ха! Я так и знала, Эдвард Каллен! Итак, блядь, что всё это значит?

– Слушай, я пришёл сюда, рассчитывая встретить твоего брата. Я не ожидал увидеть здесь тебя, драгоценная, – говорит он, натягивая джинсы – прямо на голое тело, между прочим. Отлично, теперь я буду пялиться на его промежность.

Может быть, я и правда его шлюха-членососка.

– Драгоценная?! Здравствуйте-пожалуйста, значит, ты знал, кто я! – Я надеваю футболку и смотрю на него. – Всё это время ты знал. Явился сюда как чёртов сумасшедший, оттрахал меня всеми возможными способами, и ты знал. Кто ты после этого?

Он делает шаг ко мне, и впервые с момента нашей встречи я в ответ делаю шаг назад.
– Белла, пожалуйста, я просто... Слушай, ты маленькая сестра Джаспера. В общаге у него было твоё фото. Ты знаешь... – Он вздыхает и нежно касается ладонью моей щеки. – Ты знаешь, что я сходил по тебе с ума? Нет, ты и понятия не имеешь. Но это было – я так долго... я просто сходил по тебе с ума, Изабелла.

От его слов я смягчаюсь и вздыхаю.
– Ты должен был сказать мне правду, Эдвард. Тебе не нужно было лгать, чтобы попасть в дом.

Он закатывает глаза и садится на край кровати, проводя рукой по спутанным волосам.
– Я не лгал. Я притормозил на заправке – той, что за углом – в тот момент, когда там полным ходом шло ограбление. Я смотался оттуда как можно быстрее, но один из свидетелей посчитал меня участником преступления. Я до этого провёл три дня в дороге, был потным и усталым. Я выглядел как преступник. Я испугался, позвонил одному из своих приятелей-полицейских, который живёт здесь, и рассказал, что случилось. Он посоветовал мне просто залечь на дно и обещал позвонить, когда полиция со всем разберётся. Прости, что не рассказал тебе о Джаспере, но я действительно думал, что он всё ещё здесь живёт.

Я сажусь рядом с ним на кровать, подогнув под себя одну ногу.
– Так ты бывал здесь раньше? Когда? Почему мы не встретились?

Он смотрит в потолок и щурится, будто с усилием что-то припоминает прямо сейчас.
– Помнишь лето, когда ты уезжала во Францию? – Я киваю. – Ну вот, а я провел здесь пару недель, гостя у Джаспера. Тогда я познакомился с Райли. Он только начал служить в полиции.

Я снова киваю и отворачиваюсь, чувствуя укол печали. Я нарочно сбежала тогда во Францию, чтобы не встречаться с Джаспером. Наш папа только что погиб на службе, убитый в сердце шальной пулей. Поскольку мама умерла, когда мне было всего три, то Джаспер оставался единственным близким мне человеком, и я не знала, как встретиться с ним лицом к лицу. Мне хотелось немного побыть одной, чтобы прийти в себя, вот почему я провела лето во Франции, в сельской местности, со своей лучшей подругой Анжелой.

– Помню, – шёпчу я и киваю.

– Мой дядя живет здесь, на окраине. Карлайл Маккарти, «Маккарти-ремонт», знаешь? Ну, неважно. Суть в том, что через пару месяцев он уходит на пенсию и решил передать свой бизнес нам двоим – мне и своему сыну. Я закрыл свою столярную мастерскую в Аризоне и приехал сюда с мыслью, что снова встречу Джаспера, ещё пару знакомых парней, и, может быть, познакомлюсь с тобой. – Его голос нежен, взгляд направлен в сторону. Разительный контраст с тем властным самцом, который только что отымел меня и так, и этак под аккомпанемент собственных грязных речей.

– Так, значит, ты не какой-то там преступник? – спрашиваю я и игриво толкаю его в плечо, чтобы поднять ему настроение.

– Вовсе нет. – Он отрицательно мотает головой.

– Так зачем же ты вёл себя так безумно? Почему не признался мне раньше?..

Он тяжело вздыхает.
– Я, хм... Знаешь, когда я занимаюсь сексом, я немного несдержанный, уж такой я от природы, а когда я увидел в дверях тебя... то понял, что просто обязан тебя трахнуть!
Он пожимает плечами. Ни тени стыда на лице.

Всё, что я могу сделать, это улыбнуться и покачать головой.
– И ты останешься тут, в городе? – спрашиваю я, безжалостно кусая нижнюю губу. Картинки возможного будущего в случае, если он останется, наполняют моё испорченное воображение.

– Да. Я хотел бы увидеть тебя снова, если... если это то, чего ты хочешь? – Он поворачивается ко мне, в глазах мольба. Этот мужчина – одна сплошная загадка. Неужели он думает, что я могу ему отказать? Я так не думаю.

Заворожённая, я наблюдаю, как шевелятся его губы, когда он говорит. Возможность повторить... это... воодушевляет. Прямо сейчас моя киска, может быть, и побаливает, но, уверена, завтра с ней всё будет в порядке. Чёрт, да уже через час, наверное.

– Итак, проясним ситуацию: ты оттахал меня на неделю вперёд со всеми этими грязными разговорчиками, заставил меня умолять о твоём члене, и теперь, возможно, ты хотел бы, чтобы это стало... чем-то бóльшим, но тебя волнует, не откажусь ли я? – Он пожимает плечами и усмехается. – О, драгоценный мой, ни за какие святые дары папы Римского я не сказала бы «нет». – Я обнимаю его за шею и целую в губы.

Откидываясь назад, он улыбается мне.
– Ну, а теперь, когда мы прояснили спорные моменты... Как насчёт минета? – Он наклоняется ко мне и, ухмыляясь, игриво шевелит бровями. – От моей маленькой шлюшки-членососки.

Ну, а почему бы и нет, собственно говоря. Я ведь уже всё равно попаду в ад.

КОНЕЦ


Прим. пер.:
*Рингтон Эдварда – песня «Save a Horse Ride a Cowboy» («Береги лошадку – объезжай ковбоя»).
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: leverina (08.03.2015)
Просмотров: 4872 | Комментарии: 33


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 33
+1
32 case   (02.02.2017 16:11)
Очень горячо! Читала и просто сидела, ерзая))) правда, как только он начал заговариваться, что мечтал сделать это с ней, сразу стало понятно, что он ее знает.
Это было чертовски похотливо и шикарно)))
Спасибо за перевод!

0
33 leverina   (05.02.2017 14:12)
ANYTIME biggrin

+1
31 NightCat   (28.12.2016 00:19)
Вот знала я, что он не преступник! Ха! Вот это история) Фух! Слишком горячо) И капля романтики в конце прямо то, что нужно biggrin

+1
30 Лиза-love-Сумерки   (19.08.2015 20:41)
Читала с телефона, поэтому пришла на форум, чтобы узнать, кто же перевёл сие чудо? Но, увы, облом. Жаааль. Я просто кланяюсь за мастерский перевод с вкраплениями русского фольклора biggrin СтОит ли говорить, о том, что это, возможно, самое горячее, что я читала на это сайте? СтОит, определённо. Спасибо! Это было непередаваемо пошло, но очень горячо и жёстко happy

+1
29 Мила_я   (03.05.2015 22:02)
Шьёрт меня побьери, но это было неподражаемо! biggrin
Безумно горячая история и шикарно исполненный перевод. Сколько же надо иметь воображения чтобы так виртуозно перевести все то, что исторгал грязный рот Эдварда. Все эти прозвища-обзывалочки - это нечто очень грязное и забавное wink
Ох, эти двое однозначно созданы друг для друга и было бы большим упущением если бы они никогда не встретились. Они подходят друг другу, как пестик и тычинка wink
Спасибо за этот выбор и за такой качественный перевод! smile

+1
28 Meili   (18.04.2015 23:54)
Грязно, грубо, страстно....вах!Ничего круче этого не читала.Стопроцентная 5 с +!!!Мне очень понравилось,да так, что долго буду вспоминать это творение)))Спасибо за работу!!!!

+1
27 MiMa   (16.03.2015 02:02)
Здорово

+1
26 ♥IruskA♥   (15.03.2015 18:14)
сплошной секс-марафон)))

+1
25 Мурлыська0319   (15.03.2015 08:38)
Хороша история! Поднимает настроение , пульс, сердцебиение! И все это легко, и просто! Мат не мешает , а придает какой то колорит! Идеальная история плохого парня и хорошей девочки! Читала с удовольствием! Спасибо и удачи!)

+1
24 MissElen   (15.03.2015 00:35)
У истории очень сочный русский колорит (избушка вне конкуренции ) и мат, как слова из песни тут не выкинешь, хотя за Исуса Христа, Деву Марию и Папу Римского немного стыдно Мне сначала показалось, что это они просто договорились заранее поиграть в преступника и жертву, ан нет, оказалось давняя любовь ... к фотографии wacko

Спасибо и удачи в конкурсе.

+1
23 LOst   (14.03.2015 12:04)
Да уж, фантазия автора не знает границ! Спасибо переводчику за атмосферу, выдержанную до конца) Колоритная история, что уж тут сказать!
Эдард ворвался в ее дом, жизнь, как ураган и снес все на своем пути biggrin В том числе и милашку Беллу) А я-то уж было думала, что у Каллена заскок полный - он все время повторял, что так долго мечтал о НЕЙ tongue Потом правда все выяснилось, что он действительно мечтал именно о ней) Что значит влюбился по фотографии wink
А уж то, что эта парочка любит "грязный" секс, и все, что этому сопутствует! А Белла-то оказалась весьма податливой и ведомой biggrin Им обоим явно хорошо будет вместе tongue Они так сказать очень органично дополняют друг друга) Она - хоть и податлива, но может сказать ему нет tongue а он, ну с ним - все куда запущеннее biggrin
Эдвард тут вообще отдельная статья - классный, сексуальный, темный, но вместе с тем ранимый парень happy
Удачи на конкурсе wink

+1
21 ПуФыСтИк   (13.03.2015 11:37)
Мне нравится как Эдвард меняется из плохого в хорошего.
Спасибо за историю)))

0
19 leverina   (12.03.2015 01:20)
а меня как любителя статистики эти рассуждения подвигли на подсчеты в рассказе.

слово на букву п (киска))) - 2 раза + 1 производное с этим корнем.
слово на букву х (петушок))) - 2 раза + 1 производное с этим корнем.
слова грёбанный в первозданном виде - 3 раза + 6 раз его производные.

много это или мало для увлекшейся парочки?

+1
20 kotЯ   (13.03.2015 06:57)

+1
22 leverina   (13.03.2015 23:24)
verybiggrin

+1
18 Солнышко   (10.03.2015 21:46)
Не соглашусь, что мата слишком много. Здесь, имхо, как раз сама идея в грубости выражений, так как поведение Эдварда физически не грубое в принципе. Его "особенности" в сексе как раз и выражаются в любви к "грязным выражениям" и умении возбуждать партнера с помощью них. Когда вот тут в комментах писали, что хотелось сказать ему: "Хватит болтать, займись делом!" biggrin , то просто нужно понимать, что это не ваш тип секса, не ваш партнер. Судя по всему, Белле он как раз пришелся по душе. Многих людей наоборот раздражает, когда сексом занимаются в тишине и только пыхтят и охают. Некоторые очень любят поговорить. wink
Спасибо автору за историю и переводчику за перевод!

+1
17 kotЯ   (10.03.2015 18:46)
Нда. Хоть и стоит предупреждение,но без мата(как написали девочки к месту и не к месту),история бы вышла куда драматичней cry
Никак не могла отделаться от ощущения,что история не переводная: избушка,кобелек...это же чистой воды русский фольклор biggrin

+1
16 Nickylichka   (10.03.2015 17:46)
Все было бы прекрасно если бы не было так много грязных слов.Некоторые из них веселили меня,некоторые - вводили в заблуждение,а некоторые заставляли даже краснеть.
А так в целом мне понравилось.

+1
15 marykmv   (09.03.2015 12:31)
Грубовато. Довольно много грязных слов. Я бы сказала совсем ненужных. Не смахивало на разговорчики незнакомцев. Но в общем неплохо, даже в чем-то оригинально. Эдвард-столяр из Аризоны - это нечто. Представляю, как страстно будет красоваться фамилия Каллен на автомастерской. Спасибо. И удачи на конкурсе.

+5
14 NicBells   (09.03.2015 08:12)
Очень много лишнего мата, да и вообще, грязных разговоров было больше, чем самого секса. Так и хотелось сказать Эдварду, что харэ пи*деть, давай к делу уже!))))

+1
13 Nady   (09.03.2015 03:01)
Спасибо за перевод!
Для меня слишком много нелепого мата, но в рамки конкурса история укладывается. Что касается сюжета, я вполне допускаю, что Эдвард мог повести себя так агрессивно, но вот Белла меня удивила. да, не устояла под напором, но диалог во время полового акта как-то не вяжется с тем, как общаются совершенно незнакомые люди. ИМХО.
Желаю удачи на конкурсе!

+2
12 leverina   (08.03.2015 23:11)
Грубый МЧ, однозначно, но именно это больше всего и завело пай-девочку, тоже, похоже, не чуждую в душЕ (не в дУше) обсценной лексики.
Покойный папа, наверное, тоже был матерщинник.
Бедные *** Иисус Христос, Святая *** Дева и Папа Римский ***, как они сейчас плачут об этих заблудших душах, которых "понесло".
smile

+2
11 savenka   (08.03.2015 20:18)
Перевод мата подкачал, но избушка и конек - поржала от души)))
Не люблю я такую лексику, но удачи на конкурсе))))

+1
10 Annetka   (08.03.2015 19:21)
Вот это я посмеялась, избушка и милок вынесли меня сильно и надолго! В целом история хорошая, хотя как по мне было многовато мата) А Эдварда в конце таким милашкой стал, сразу такой стеснительный после столь жесткого секса. Короче мне понравилось!
Спасибо за перевод и удачи на конкурсе!

+1
9 tatyana-gr   (08.03.2015 18:17)
Прелесть какая! А матерки придают неожиданный шарм. При том, что обычно я очень негативно отношусь к использованию ненормативной лексики. Но здесь... Избушка заставила меня просто заржать в голос. А какое чувство юмора у автора. И спасибо переводчику, который донес до нас все это!
Спасибо за эту историю. Я получила огромное удовольствие от нее.

+1
8 ♥ღАврораღ♥   (08.03.2015 16:39)
Очень горячая история с очень властным и любящим командовать Эдвардом. Вот что значит дорваться biggrin Сходил с ума по девушке, томился бедный по ней - и однажды не смог себя сдержать...или просто не захотел. И в итоге бедная мисс Свон подверглась такому дикому, необузданному, животному, грубому натиску. Она конечно жаловаться не будет, но факт остается фактом. А потом Эдвард решил поговорить - не раньше, не позже biggrin
Читать было очень интересно историю, сюжет горячий, обжигающий и довольно интригующий. Хотя пару раз мои глаза цеплялись за слова, которые сильно выделялись и хотелось спросить: "Зачем??". И мне не очень понравилось это. Хотя наверное это больше вина автора текста smile
В целом очень хорошая история. Тем более для данного конкурса. Что еще хорошо - больше не будет девушка в одиночество ночки коротать, не думаю, что так собственник как Эдвард отпустить ее. Так что все у них теперь будет хорошо wink
Спасибо за историю и удачи на конкурсе smile

+2
7 Pinenuts   (08.03.2015 12:47)
Уххх тыы....

Как грубо, жёстко и дерзко cool Прямо не ожидала такого!
Матерящийся Эдвард, с татушками и вроде как с проблемами с законом напомнил мне одного Эдварда, из одного шикарного перевода happy
Классная история, мне понравилось happy

Спасибо за перевод! Удачи в конкурсе wink

0
6 Sensuous   (08.03.2015 12:13)
Скажу так: в оригинале история мне понравилась больше smile

0
5 Пятыр   (08.03.2015 12:00)
Слишком наиграно и не реально , мне не понравилось .

+1
4 klaypeda   (08.03.2015 11:34)
Читала эту историю в оригинале, а теперь благодаря Вам в переводе, спасибо большое!

+1
3 BlackCrow   (08.03.2015 10:25)
Ого, так грубо и жестко. Я до сих пор офигеваю surprised surprised Но мне в какой-то мере понравилось happy

+1
2 Helen77   (08.03.2015 04:09)
Спасибо большое.

+1
1 ButterCup   (08.03.2015 02:29)
Люблю эту историю и этого Эдварда happy Спасибо за ее перевод!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]