Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1634]
Мини-фанфики [2720]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15273]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14625]
Альтернатива [9081]
СЛЭШ и НЦ [9094]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4493]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный маггл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на «преждевременные роды», уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра. Попытки его спасти не дали результатов, как показалось Калленам.

Укушенная
- Мне нужно в Форкс, - сдвинула упрямица брови, и Дэрил познал истинность слов бандита, который описал беглянку как тощую, нахальную и упёртую. Она была в точности такая.
Кроссовер Сумеречная Сага / Ходячие мертвецы.

Сердце трудно понять
Сёстры Блэк выбрали три совершенно разных линии жизни, любви, ненависти и всего, что заключено между этими двумя чувствами.

Стойка регистрации
Джейкобу не удалось спасти Беллу после прыжка со скалы, и она погибла. Год спустя она живет в Загробном мире, целыми днями регистрируя людей. Что случится, когда руководитель отправит ее в Чистилище за вампиром?

Расплата
Спасение Беллы в Порт-Анджелесе от жестоких насильников кажется прекрасным поступком. Но каково было Лонни очнуться в полицейском участке? И что он сделал потом?
POV от лица Лонни.

Всему свое время
У судьбы свои игры со смертными и бессмертными, свои коварные правила, и влюбленным часто приходится долго ждать, почти целую вечность, чтобы место и время встречи сошлись в нужной точке.

Ключ от дома
Дом - не там, где ты родился. А там, где тебя любят...



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13036
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Нервы на пределе. Глава 12. Линии сердца. Часть 1

2021-6-23
18
0
Глава 12 – Линии сердца

Отчаянно жажду изменений,
Молю о правде.
Теперь я ближе к тому, с чего начинал
И преследую тебя
Влюбляюсь в тебя всё сильнее
Отпускаю всё, за что цеплялся раньше
И буду стоять здесь, пока ты не оттолкнёшь
Буду цепляться за мгновение с тобой
Мне больше нечего терять
Больше нечего искать
И в мире нет ничего,
Что заставило бы меня передумать
LifeHouse ~ Hanging By A Moment

~Белла~

Violent Femmes Blister in the Sun


Вбив это в строку поиска на YouTube, я увеличила звук на ноутбуке до максимума. Первые десять секунд просто притоптывая босой ногой в такт музыке, остаток песни я танцевала, как безумная.
When I'm out walking I strut my stuff, yeah I'm so strung out…I'm high as a kite I just might stop to check you out…Lemme go on like a blister in the sun…

Выхватив из сумки ручку-огурец, я использовала её как микрофон, и раз уж мои волосы после душа были мокрыми и липли к коже, я носилась по комнате, хлестая себя же влажными прядями по лицу. Я запыхалась, и взмокла, и не могла сдержать свою радость. Прошлым вечером Эдвард послал мне воздушный поцелуй... и сказал, что я была самой красивой на вечеринке. И он не был геем.

Жизнь охренительно прекрасна.

Я решила проигнорировать ту часть насчёт причин, по которым у него не было девушки, причин, из-за которых всё "было сложно". Сложно? Что это за хрень? Не это мне хотелось услышать, Эдвард. Когда песня закончилась и вся комната оказалась окончательно забрызгана, я закрыла YouTube и рассеяно уставилась на строку поиска Google.

Она манила меня...

Эдвард Мейсен... введи это... Э-Д-В-А-Р-Д М-Е-Й-С-Е-Н... давай, Белла, ты же понимаешь, что хочешь узнать о нём всё... выяснить, что именно было таким "сложным"...

Пока я набирала первые три буквы его имени, рука безбожно тряслась. А потом зазвонил телефон, что я приняла за вмешательство высших сил, знак от большого парня в облаках, чтобы я перестала искать ответы.

Мы с мамой поболтали, пока я наносила макияж в стиле театрального грима: большие красные губы, розовые щёки, много голубых теней и семнадцать толстых слоёв туши. Я рассказала ей о том, чем занималась, и вскользь упомянула Эдварда, умолчав о своей головокружительной влюблённости в него и о том, что из-за него я пела в грёбаный огурец, скача на своей кровати. Ей не обязательно знать все детали. Кроме того, я знала, что она говорит с Чарли, и последнее, что мне было нужно – это чтобы он осознал, что его дочь тискается с парнем по соседству. Тискается? А тискалась ли я на самом деле? Ну, чем бы я занималась или не занималась, Чарли знал, что я тусуюсь с Калленами, но, думаю, он тоже считал Эдвард геем. В маленьком городке от слухов никуда не денешься.

Так что вместо имени Эдварда я вбила в поиск "Белоснежка", чтобы немного разузнать об этой цыпочке и её мелких перцах, кроме того, мне нужно было освежить в памяти эту сказку. Я не могла вспомнить – говорилось в ней про зеркало или про тыкву. Очевидно, травка плохо сказывается на памяти.

Отравленное яблоко. Волшебное зеркало. Злобная колдунья. Прекрасный принц. Гномы. Хай-хо, хай-хо и всё прочее дерьмо.

Но это исследование определённо не было лишним, потому что теперь я смогла заранее накрутить волосы и заколоть их, чтобы те смотрелись короче и мне не пришлось напяливать на себя колючий, липкий парик. Подвязав волосы красной лентой, я посмотрелась в зеркало. Нда, выглядела я как жеманный подросток-трансвестит.

Напомните-ка, почему я взялась за эту работу?
О да, деньги. Большие деньги. Д-Е-Н-Ь-Г-И!
Деньги в моём кармане – это отлично. На них можно купить своему парню пару симпатичных зажигалок.


В рекордное время добравшись до Порт Анджелеса, я переоделась в маленькой комнатке и зажала подмышкой планшет с указаниями и нужной информацией. Шурша акцетатным платьем, подошла к машине, по пути еле-еле избежав перелома ноги из-за огромной выбоины на асфальте рядом с гаражом. По воскресеньям магазин Джейка был закрыт, но мне в любом случае хотелось бы снова с ним увидеться.

По дороге к Си-Клифф я размышляла о том, как же принцессам удавалось водить маленькие спортивные автомобили в этих до нелепого длинных платьях. Потом я осознала, что именно поэтому они ездили в каретах-тыквах, а не в подобных машинах; нет, серьёзно, как, чёрт возьми, принцесса должна следить за гребаной дорогой, учитывая идиотский воротник на платье? Иисусе, каждый раз, когда я поворачивала голову, чтобы посмотреть на дорогу, вместо этого передо мной неизменно представал жёсткий белый воротник. Теперь я знала, что чувствуют бедные собаки, когда им приходится носить этот глупый, похожий на колпак конусообразный механизм сразу после того, как их лишили яиц.

Честно признаться, я немного нервничала, подъезжая к дому. Я понятия не имела, что собираюсь делать с детьми, но на моём вооружении были лакомства и песни, и, если ничего из этого не сработает, то я так сильно ударю их по головам своей волшебной палочкой, что они отключатся, а я смогу быстро ускользнуть через задний вход. Ну ладно, может, это был не самый продуманный план... ведь у Белоснежки нет палочки.

Девочку звали Мейси, и ей исполнилось пять. Изначально она заказывала Барби, но эта горячая стерва уже была забронирована. Очевидно, каким-то двадцатиоднолетним парнем – они наслаждаются Барби из Малибу ровно в той же мере, как и те, что помоложе. И вот я здесь... выбранная на замену Белоснежка. Припарковавшись за несколько домов от нужного, я, следуя инструкции, пересекла задний дворик и вошла в боковую дверь. Там меня тут же встретил комок шерсти весом в сто двадцать фунтов, которому срочно требовалось обнюхать мою свежевымытую промежность... несколько раз кряду. Я в ужасе замерла на месте, мечтая о палочке, которой можно было бы бахнуть его по башке... ну, и немного о том, чтобы Эдвард умел обращаться в четвероногое животное. То есть, раз уж он уже был бы на этом уровне...

- Просто игнорируй Макса. Ему нравятся хорошенькие девочки. - Пожилой, красивый мужчина – такая красота бывает только у отцов – вежливо протянул мне руку, второй удерживая ошейник Макса, ненасытного нюхача промежностей. - Привет. Я Фрэнк, дедушка Мейси... а ты?

Вспомнив первое правило – "Оказавшись на публике, всегда оставайся в образе, потому что никогда не знаешь, где окажется именинница" – я сделала реверанс и представилась.

- Спасибо, что пришли на выручку, добрый сэр. Я Белоснежка. Рада знакомству. - Натянув на лицо ту широкую слащавую улыбку, о которой постоянно напоминал мне Билли, я вложила свою руку в его ладонь. Уолт Дисней чертовски бы мной гордился. - Я слышала, что у Мейси сегодня день рождения. Может, вы знаете, где она, достопочтимый сэр?

Дедушка Фрэнк поднял брови. Я практически видела то порно, что завладело его мыслями. Фрэнк не был типичным дедушкой. Он, скорее всего, был ненамного старше моего отца, и определённо мог заставить девушку лишиться чувств от его внешности – так же, как Кевин Костнер/ДКХТ (Дедушка, Которого Хочется Трахнуть – прим.пер). Вместо того, чтобы пожать мою руку, он поцеловал её, к моему ужасу и смущению. И, наклонившись ко мне, прошептал: "Мою дочку рано обрюхатили".

Давайте остановимся на том, что я была огорошена. Просто тупо смотрела на него пару секунд, после чего прошептала: "Эээ... спасибо", - и чуть ли не бегом устремилась через кухню к двери, за которой, судя по звукам, явно играли дети.

Найдя Мейси, одетую как мини Белоснежка, я усадила её на колени. В моей сумке лежал специальный подарок для неё: волшебное зеркало и яблоко в карамели, заприметив которые она завизжала и широко улыбнулась. Пока всё шло неплохо.

Рассказав сказку о Белоснежке так выразительно и певуче, как могла, я закончила переименованием всех детей в имена гномов. Проблема возникла, когда я осознала, что детей десять, а гномов всего семь.

Святое дерьмо... как назвать этих лишних детей? Ларри, Дарел и Дарел? Нет... это откуда-то из 1981. Ларри, Кёрли и Мо? Нет... только не имена из "Трёх балбесов". Чёрт...

Один из детей был старше остальных и командовал своей младшей сестрой, так что он стал Командиром. Его сестра плакала, так что она стала Плаксой, а последний мальчик, которому явно пора было сменить подгузники, был обозван Вонючкой.

Мы промаршировали по дому, распевая "Хай-хо, Хай-хо, работать было нелегко"... Некоторые родители присоединились к моему паровозику рейтинга G. Дедушка Фрэнк умело отодвинул Мейси с дороги и вцепился в мою талию, продолжив нашёптывать мне на ухо что-то о себе. Судя по всему, Дедушка Фрэнк был разведённым адвокатом с огромным запасом Виагры. Восхитительно. Сидящий дома богатый сталкер с эрективной дисфункцией и фетишем на Белоснежек-подростков. Повезло так повезло.

Не о ТАКОМ прекрасном принце я думала.

Откусив кусочек отравленного яблока, я тут же перешла к достойной Оскара сцене с падающей в обморок Белоснежкой, которая ждала, когда же её спасёт прекрасный принц. Прижав тыльную сторону ладони ко лбу и покачнувшись, я со стуком приземлилась на диван. Дети кричали: "Целуй её! Целуй её!", а я старалась как можно меньше двигаься в ожидании того действа, что должно было последовать за обмороком.

Командир сказал: "Я не буду её целовать", демонстративно скрестив руки на груди. Сначала меня осмотрел Умник, подойдя поближе, потом то же самое сделал Простак. Ворчун и Соня встали вокруг, словно охранники, когда Скромник с дедушкой попытались подобраться ко мне.

Приоткрыв один глаз, я поняла, что никто не собирается целовать меня, что, в общем-то, убивало всю суть этого представления. Как только Вонючка забрался на мои колени и, судя по всему, оседлал мою ногу, я подумала: "ну хорошо, это было довольно близко". И поднялась с дивана, пока дедушка-гном не начал делать искусственное дыхание рот-в-рот.

Мы разрезали пирог в форме волшебного зеркала и сделали около миллиона фотографий. Я помогла Мейси разобрать её мешочки со сладостями, а когда поняла, что там было несколько лишних, схватила одну и незаметно засунула её в свою сумку. Потом охала и ахала в нужные моменты, пока она распаковывала подарки. Её мама отвела меня в сторону, извинилась за своего странного отца и вручила мне чек за услуги, добавив, что я была просто фантастична. В самом верху чека было несколько пунктов, которые, очевидно, были моими чаевыми. Поблагодарив её, я обняла Мейси на прощание, пожелала ей счастливого дня рождения и напомнила, чтобы она загадала встречу с прекрасным принцем.

Если бы всё было так просто... мой не боялся бы поцеловать меня.

Когда я уходила, дедушка Фрэнк всучил мне свою визитку и сказал звонить в любое время, если мне вдруг что-то понадобится. Потом я заметила, что вместе с визиткой он отдал мне пятьдесят долларов. Чаевые, полученные от мамы Мейси – это шестьдесят семь долларов, а вместе с деньгами дедушки Извращенца и того, что я получу от Билли, за один час работы я получила двести семнадцать баксом.

Очевидно, Белоснежка знала, как стрясти с людей деньги.

Я направилась обратно к Билли, посигналив детям, которые махали мне с задних сидений мини-вэнов их родителей. И подумала об Эдварде, думая, что бы он сделал, если бы я остановилась рядом с его машиной на светофоре.

Из мыслей не выходил прошлый вечер, когда он сказал, что я была самой симпатичной на вечеринке и послал воздушный поцелуй. Чёрт, вот бы я сделала что-то другое, а не настолько низкосортное – чем я думала, "хватая" его поцелуй и прижимая к губам? Но он, судя по всему, меня понял. Наблюдая за тем, как он уходил, в кухонное окно, я могла поклясться, что видела на его лице улыбку. Возможно, я просто была слишком уставшей, и дала воображению разыграться. Эдвард точно был самым сексуальным и таинственным парнем из всех, кого я встречала, и мне очень хотелось увидеть его в облачении прекрасного принца, который поцеловал бы меня и претворил в жизнь все желания.

Ну, может, из его наряда можно было бы исключить плотные колготки.

Переодевшись в джинсы и свитер, я соскребла с лица ужасный макияж и пошла на ужин с отцом и Мэгги в местный рыбный ресторанчик прямо на пирсе. Снаружи, в гавани, начался дождь, рисуя на воде концентрические круги. Я заказала раковый суп и крабовые котлетки, тихо взвизгнув, когда телефон завибрировал из-за смски Эдварда. Папа выглядел раздражённым, а Мэгги ухмыльнулась, зная, что моя реакция может означать одно: написал какой-то парень.

Как всё прошло?
Отлично. Заработала 217$. Никого на меня не стошнило.
LOL. Супер. Скучал по тебе, сидя в домике.
Правда? Приятно, когда по тебе скучают.
Увидимся завтра wink
Может быть, и раньше ;)


Папа сердито откашлялся, и я закатила глаза, засовывая телефон в сумку. Мы поговорили о вечере встречи выпускников и о том, как часто вызывают полицейских, потому что Чарли нужно было напомнить мне, что у него есть связи, будто я была каким-нибудь гопником и делала что-то, что требовало подобные предостережения. Ох, пожааалуйста.

На следующий день во время занятий я летала на седьмом небе. Надела новую плиссированую юбку, которая была крайне короткой, и пушистый розовый свитер с кашемировыми гольфами, которые я обожала. Я чувствовала себя шлюховатой третьеклассницей из католической школы, но получила массу комплиментов, так что решила, что попала в яблочко. Мы с Эдвардом обменивались на английском странными взглядами, будто были маленькими детьми, только что узнавшими большую тайну.

Потом он пялился на меня, пока я стояла в очереди на ланче, и это не могло не нервировать. Тщательно продумывая каждое движение, я пыталась не делать ничего нелепого, пока его взгляд был устремлён на меня. За столом Роуз возбуждённо рассказывала каждую мельчайшую подробность о выходящем за все рамки поведении Эммета, гордо подмигивая нам и сообщая, что, если мы хотим вить из мужчины верёвки, нужно лишь держать его на расстоянии. Очевидно, теперь Элис прислушивалась к советам Розали, потому что она начала полностью игнорировать Джаспера.

Это может быть интересно.

К седьмому уроку мы с Эдвардом остались наедине, наконец получив возможность пообщаться. И то, что между нами не было никакой неловкости страшно радовало меня.

Когда он предложил провести с ним день в Порт-Анджелесе, меня чуть не хватил удар. То есть, он звал меня на свидание, верно? Чёрт, что же мне надеть? Я пыталась решить, куда же он меня поведёт и, возможно, только возможно, попытается ли он взять меня за руку или – смею ли я на это надеяться? - поцеловать меня?

Он предложил мне покурить вместе с ним на улице, и я хотела, но на самом деле нужно было ещё сделать домашнюю работу, кроме того, я была слишком обрадована, чтобы связно разговаривать. Практически подпрыгивая на стуле, я достала телефон, чтобы обрадовать Элис и Роуз сногсшибательными новостями. Набирая сообщение, я услышала, как Эдварда, прошедшего мимо одного из столов, восторженно проводил знакомый голос.

- О Боже, он чертовски горяч. - Закатив глаза, я наклонилась вперёд, чтобы посмотреть, кто это сказал. Макенна хихикала и увлечённо обмахивалась рукой.

Я знала, что она к нему нервнодушна!

- Кто, Каллен? - с лёгким отвращением спросил высокий парень по имени Сэм. - Он же грёбаный педик.

- Ну и что, он горячий педик, - добавила Джессика, развалившаяся на стуле и закинувшая свою блядскую ногу на стол. - Вы видели его задницу? Красота-а. - Я поморщилась; из-за этих комментариев в груди вскипела ярость. Кем, мать их, они себя возомнили?

Ройс, уродливый прыщавый второй пилот Сэма, фыркнул.

- Да, и знаете, что было в этой заднице? Член другого парня... чертовски мерзко. - Они все застонали, и Лорен кинула свою тетрадь прямо в кудрявую голову Ройса. Его волосы были похожи на лобковые.

- Эй, знаете, почему волосы Эдварда так взъерошены? Потому что его грёбаный бойфренд постоянно проводит по ним руками, когда Каллен стоит на коленях, отсасывая ему. - Все девушки взвизгнули, а Сэм несколько раз сделал характерное движение бёдрами, имитируя секс с воздухом.

Мои уши покраснели, и я уже собиралась встать и что-нибудь сказать, когда Макенна тихо проговорила:

- Не думаю, что он гей. Он тусуется с Беллой Свон.

Джессика хихикнула.

- Потому что она предпочитает компанию геев. - Они истерически захохотали, как будто это было самой смешной шуткой в мире.

Я. Была. В. Ярости.

А потом Лорен добавила:

- Кто-нибудь видел его хоть раз с кем-то помимо Беллы? Я – нет. И на вечеринке в субботу... Эдвард избил тех парней из-за мальчика, приехавшего по обмену. Может, он его бойфренд или что-то вроде того.

Джессика ахнула, хлопнув в ладоши.

- О-о-о... а вы видели его с Эмметом? Он обнимал его и целовал в щёку, и всё такое. Я стояла прямо у пивного бочонка и видела их!

- Эммет - его брат, идиотка, - презрительно усмехнулся Сэм. Я встала, собирая свои вещи дрожащими руками.

- И что? Они же сводные браться? Никакой кровной связи, так что, возможно, они все трахаются. Эдвард, Джаспер и Эммет в гейском любовном треугольнике, а Белла наблюдает за ними из своего кабриолета. - Яд в голове Лорен взбесил меня. С самого возвращения в Форкс она не вызывала во мне тёплых чувств, но мы были знакомы почти всю жизнь. И я ничем не заслужила такого отношения, так же, как Каллены, особенно Эдвард.

- Ну, не знаю насчёт остальных, но, поверьте мне, Джаспер не гей, - тихо сказала Макенна.
К этому моменту я уже кипела. Закинув рюкзак на плечо, я прижала блокнот к груди. Сердце билось на скорости миллиона ударов в секунду; я обогнула стол и прошла через небольшую арку, выходя из маленькой ниши, в которой притаился наш столик. Как только Макенна увидела моё лицо, её рот распахнулся, и она опустила взгляд на стол, будто ребёнок, которого поймали за непристойным занятием. Сузив глаза, я долго смотрела на них, пока разговор не сошёл на нет и их стыдливые взгляды не встретились с моим. Им явно было не по себе, и их виноватый вид вызывал у меня тошноту.

Я больше не контролировала себя; что-то похожее, наверное, испытывают животные, защищая своих детёнышей от хищников. Мне хотелось перепрыгнуть через стол, и я бы так и сделала, только вот юбка была слишком короткой.

- Почему бы вам всем, мать вашу, не заткнуться? - ядовито выплюнула я.

- О-о-о, только посмотрите, как любительница геев защищает своего мальчика-педика, - мрачно хмыкнул Сэм, склонив голову набок. Будь я ближе, уже врезала бы ему. - Эй, скажи-ка... он пассив или актив?

Стиснув зубы, я прошипела:

- Вы такие уроды, ясно? Эдвард не гей.

- А ты спишь с ним? - спросил Лорен самодовольным, всезнающим тоном.

- Возможно. - Я выпалила это без раздумий, щёлкнув шеей. - Может, это мои пальцы взъерошивают его волосы, пока он делает мне это. Так что почему бы вам не заткнуться и не болтать о том, чего вы не знаете, потому что это звучит невероятно глупо.

Они недоверчиво смотрели на меня, а я самоуверенно ухмылялась, представляя собой воплощение спокойствия и уверенности. Внутри же был лишь страх. Я не очень хорошо справлялась с такими противостояниями и, если честно, делала всё, чтобы избежать их. Именно подобная ситуация привела к первой панической атаке, когда я выступила против Бри и Челси, а в конце концов всё закончилось в карете скорой помощи, где я лежала, думая, что получила инфаркт.

Но здесь и сейчас кто-то наезжал на моего парня, и я не собиралась позволять им нести о нём чушь. Ни сейчас, ни вообще когда-либо. Мне хватило этого в Калифорнии.

Пять лиц передо мной вытянулись, они молча побледнели, явно поставленные на место, и, изогнув бровь, я отвернулась от них. Я понятия не имела, откуда это всё взялось, но, очевидно, смелость была где-то внутри и лишь ждала шанса вырваться наружу. Думаю, и Прозак сыграл свою роль, помогая мне держать себя в руках, оставаться уравновешенной, и в последнее время я даже редко повышала голос.

Развернувшись на каблуках, я на дрожащих ногах направилась к выходу из библиотеки. Добравшись до ближайшей пустой лестницы, я бессильно облокотилась о стену, тяжело дыша и вытирая тонкий слой пота со лба. Сползла на пол и поняла, что на этот раз всё совсем иначе. Вместо того, чтобы почувствовать себя опустошённой и ошеломлённой страхом, в венах под кожей бурлил адреналин, и вся нервная система была в таком состоянии, будто я только что очнулась после очень долгого сна. Я была горда, торжествовала и чувствовала себя героем.
Практически слетев по лестнице – так быстро, как позволяли ноги – я проталкивалась через массу тел, двигаясь к раздевалке девочек.

Элис уже стояла там в очень изысканном голубом кружевном бюстгальтере и подходящих трусиках, и я на секунду задумалась, всегда ли она так вдумчиво подбирает нижнее бельё для походов в школу. Плюхнувшись на скамейку рядом с ней, я запрокинула голову и оживлённо начала описывать всё произошедшее. Для большинства это было бы не так уж и важно, но для меня это стало достижением, которое окончилось моей победой.

Роуз с Анжелой появились на середине рассказа, настояв на повторе первой части, что и сделала Элис своим высоким голоском. Клянусь, я слышала, как где-то вдалеке выли собаки. Наверное, мой радостный энтузиазм передался им, потому что Элис выглядела так, будто потеряла голову. Роуз с Анжелой смотрели на меня с одинаковым блеском в глазах – блеском сестринской гордости и благоговения. Когда мы вошли в зал (я впорхнула в него, как балерина), мой взгляд тут же нашёл Эдварда – они с парнями отказывались садиться на скамейки и слушать лекцию.

Усмехнувшись, он кивнул мне, и я помахала в ответ, будто у нас с Эдвардом был секрет, никому другому не известный. Я защитила его честь, укрыла от резких и полных ненависти слов сверстников, пришла к нему на помощь, как храбрый рыцарь. Ну хорошо, может быть, всё должно быть наоборот, но в тот момент это не имело значения.

И, в довершение всего этого, в среду у нас было свидание.

Широко улыбнувшись ему, я послала волейбольный мяч через сетку с необузданным энтузиазмом, заработав очко впервые за всю историю моих занятий физкультурой. Эдвард удивлённо посмотрел на меня и подмигнул. Мне хотелось подбежать к нему и обнять изо всех сил.

Я сказала им, Эдвард. Сделала это ради тебя!
Никому не позволю причинить тебе боль, Э.


Я летала высоко-высоко... чувствовала себя красивой, и кружащейся, свободной. Когда прозвенел звонок, мы переоделись в обычную одежду, глупо хихикая, и я поняла, что хочу покурить с Эдвардом. Мне не терпелось выйти из школы и поговорить с Эдвардом – рассказать ему о произошедшем. Я ушла от девочек, сказав Элис, что встречусь с ней у машины. Мы с Анжелой вместе вышли на улицу, смеясь и оживлённо разговаривая.

Я тут же увидела Эдварда, который стоял, прислонившись к своей машине; над его головой клубился серый дым. Он разговаривал с Майком, Джаспер же молча слушал их. Даже с такого расстояния я видела, что они оба были в замешательстве, и рот Эдварда внезапно изогнулся в полной злобы гримасе. Он кинул на меня быстрый взгляд и снова сосредоточился на Майке.

- Увидимся завтра, Белла! - крикнула Анжела, когда Бен схватил её за запястье. Я помахала на прощание, всё ещё улыбаясь, и направилась к Эдварду. Что-то было неправильно... крайне неправильно. Взгляд Эдварда снова встретился с моим, и его глаза превратились в узгие щёлки, а губы разомкнулись. Он смотрел на меня, обнажив зубы, презрительно, озлобленно и удивительно пугающе. Этот взгляд заставил меня замереть на месте, пригвоздил к асфальту, и я почувствовала, как краска сползает с лица, и сердце начинает бешено колотиться к груди. От улыбки ничего не осталось.

Будто в замедленном действии, в фильме, что крутил огромный телевизор Калленов, его руки сжались в кулаки, и он начал проталкиваться ко мне через толпу людей, стиснув зубы; его ноздри раздувались.

И я вдруг почувствовала себя очень, очень незначительной.

Он замер на месте в нескольких дюймах от меня, и эта близость была пугающей.

- Что за хрень ты сказала Ройсу и Сэму? - Его слова резали, будто осколки стекла; ядовитые, но при этом ужасно выверенные и сказанные тихо-тихо. Он не устраивал сцену перед всей школой – со стороны мы казались людьми, спокойно разговаривающими на парковке.

Я открыла рот, но из него сначала вырвался лишь тихий вздох... потом я умудрилась выдавить:

- Я... эм... я сказала... что мои пальцы взъерошивают твои волосы, пока ты... делаешь со мной... кое-что. - Я еле-еле смогла заставить себя проговорить эти слова, зная, как ужасно они прозвучат; внезапно меня окатил стыд за то, что я впутала Эдварда в такую ситуацию без его согласия. Я и подумать не могла, что это его расстроит.

- И почему, чёрт возьми, ты это сказала? - Его бледно-голубые глаза были такими напряжёнными, что я не могла долго смотреть в них, но была слишком испугана, чтобы отвернуться.

- Потому что они называли тебя геем, и...

Он перебил меня.

- Что... думаешь, то, что я признал, что не гей, даёт тебе право говорить, мать твою, людям, что мы спим вместе? Какого хрена ты решила, что мне нужно, чтобы какая-то девчонка защищала мою репутацию?

- Они назвали меня любительницей геев! - пискнула я, не в силах придумать ничего более связного. Слишком знакомое, ужасное ощущение надвигающейся бури притаилось в глубине сознания, ожидая подходящего момента, чтобы окатить тело своей яростной мощью.

Он медленно кивнул с этой безумной, сардонической улыбкой на лице.

- Значит, ты защищала свою репутацию? Ты понятия не имеешь, что сделала. Ни одного гребаного понятия о том, что это может сделать со мной... Твою мать, Белла! Нужно было просто придержать свой ебаный язык, чёрт возьми.

- Мне жаль, Э... - проговорила я дрожащими губами. Почувствовала, как перехватило дыхание, и в горле образовался комок, а грудь будто стянуло жгутом. - Мне так жаль, я не хотела... - прошептала я; тело дрожало, и глаза щипало от слёз. Я инстинктивно потянулась к нему, чтобы коснуться руки.

Эдвард отдёрнул её, прошипев:

- Никогда, блядь, не прикасайся ко мне. - И в ярости отвернулся, широкими шагами направившись к своей машине, крича Джасперу, чтобы тот забирался внутрь.

Я так и стояла, замерев, на парковке, омываемая паникой. Слышала лишь голоса вокруг и ритмичный стук сердца, что громко отдавался в ушах, и вот я покрылась потом, вцепившись в воротник свитера, потому что казалось, что он душит меня. Я хватала ртом воздух, как делают астматики, но не могла дышать – казалось, что я вовсе не управляю своим телом. Рядом вдруг оказалась Элис, которая тянула меня за руку, чтобы я отошла с дороги и пропустила машины, пытавшиеся объехать меня. Я не слышала ни как они сигналили мне, ни голос Элис, которая умоляла меня уйти в сторону – лишь резкие слова того, по кому я сходила с ума.

Эдвард резко выехал со стоянки; я мельком успела увидеть его злое лицо и взгляд, устремлённый чётко вперёд, да Джаспера, что смотрел на меня через окно с пассажирского сиденья, подняв руки, будто говорил: "Какого хрена, Белла?"

Элис потащила меня к машине, и слёзы заструились по лицу. Я была зажата между дерьмовой Тойотой и своей Ауди – положив руки на холодный металл, я упала на колени. Не могла дышать... давилась, хватала ртом воздух... пыталась прийти в себя. Элис была сама не своя, дрожала от страха, опустившись рядом со мной на землю и пытаясь найти в сумочке телефон. Поняв, что она хочет вызвать скорую, я отпихнула её руку и выдохнула: "Паническая атака... никакой больницы".

Она целую вечность гладила меня по спине, в то время как парковка постепенно опустела, а голые колени горели из-за гравия, впивавшегося в кожу. Пальцы на руках и ногах онемели из-за поверхностных вдохов, которыми я безрезультатно пыталась заполнить лёгкие воздухом. Лицо было мокрым от слёз, и я чувствовала себя сломленной, уставшей и пристыженной.

от переводчика:
мы вернулись! продолжение будет частым, так что усаживайтесь поудобнее smile обсудить главу можно на форуме.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-12411-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Aelitka (04.04.2014) | Автор: перевела Aelitka
Просмотров: 1439 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 4
0
4 Frintezza   (17.05.2014 22:40) [Материал]
ох блин... как говорится, хотел сделать как лучше, получилось как всегда...
Ибо нехер столько скелетов в шкафу держать.
Имхо, Эдвард, предупрежден-вооружен! надо было рассказать Белле

0
3 робокашка   (17.05.2014 13:59) [Материал]
Эх, Белоснежка, не получилось кого-нибудь осчастливить sad

0
2 Olga01   (13.04.2014 23:29) [Материал]
Жаль , что ситуация сложилась таким образом . Конечно Белла ничего не знает о нем и это ее оправдывает . Только реакция Эдварда совсем непростительна даже из за его прошлого . Ведь он автоматически все выдал ей , а сам будет тихо сходить с ума не зная , как с ней помириться . Поэтому он просто должен поговорить со своим психиатром . Возможно она сможет помочь . Хотя бы советом , а это уже много . Спасибо огромное . Пожалуйста пришлите оповещение о следующей главе .

2
1 чиж7764   (05.04.2014 00:42) [Материал]
То, что она попыталась его защитить, достойно одобрения. Как она это сделала, вот в чём беда. К большому сожалению, обычное явление для подростков: грязным языком обсуждать чужую интимную жизнь, чаще всего, не имея активной собственной. Показать свою лихость и крутость, громко обсмеивая то, в чём ни черта не понимают.
К сожалению, мы имеем двойное дно, о котором не знает Белла. Такие похабные рты, как Ньютон и ему подобные, думающие членом вместо мозга, будут трепаться где попало о "подвигах" Эда, и не дай, Господи, об этом услышат те, кто наложил запрет на его сексуальную жизнь.
А по-хорошему надо было бы Эдварду поговорить с Беллой об этом запрете. Не дура же она. Выслушала бы, приняла к сведению. Может быть, вместе бы придумали, как реагировать на грязные фантазии и выдумки озабоченных подростков.



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]