Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1684]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2589]
Конкурсные работы [26]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4849]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2396]
Все люди [15161]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14411]
Альтернатива [9016]
СЛЭШ и НЦ [9037]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4361]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за декабрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Тайна души Ворожеи
Уготована ей судьба Ворожеи, как предсказал старый волхв. Служение Великой Макоши да знахарство. И нет в жизни её других радостей для ретивого. Но придет он и посеет в душе её зерна сомнений.

Всё, что есть, и даже больше
Вы любили когда-либо так, что это заставляло вас задумываться, а существует ли способ, как ощущать всё сильнее, интенсивнее, ярче? Как меньше уставать, чтобы не заботиться о сне, отнимающем время?
Я любила, и я задумывалась, и когда способ оказался на расстоянии вытянутой руки, и оставалось только взять его, я не смогла удержаться и не попробовать.

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Прекрасное время для развлечений
Элизабет хочет всего лишь немного развлечься..

Тайна семьи Свон
Семья Свон. Совершенно обычные люди, среднестатистические жители маленького Форкса... или нет? Какая тайна скрывается за дверьми небольшого старенького домика? Стоит ли раскрывать эту тайну даже вампирам?..

Противостояние
Привыкнув к одинокой и спокойной жизни, Изабелле придётся вновь вспомнить о старом. Ибо по её душу пришел самый злобный и ненавистный маг в её жизни.

Она того стоит
Отчаяние и одиночество привели Беллу Свон в самую высокую точку Форкса – на крышу водонапорной башни. Городская пожарная команда отправляет к ней новичка Эдварда, чтобы уговорить не спрыгивать.

Obsession
- Твой отец продал тебя Эдварду.
ЧТО?
- Я тебе не верю! – по-детски наивно вырвалось у меня. – Ты врешь, все это наглая ложь. Он же любит меня!
Но Уитлок лишь подал плечами, мол, как хочешь. Можешь и не верить. А после добавил:
- Возможно, тебя он тоже любит. Но деньги привлекают его больше. Да и такой контракт с Калленами несет с собой только выгоду, причем обеим сторо...



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15572
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!


Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ. 

Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами – вы сможете написать (или перевести) истории о любых персонажах - сумеречных, собственных или героях тех фандомов, которые любите, каноничных парах и нет. Полная свобода фантазии!

Более подробно ознакомиться с темой конкурса и правилами приема работ вы можете здесь:

Организационная тема


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Make a Wish (Загадай желание).Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Тейлор.Часть 1.

2020-2-18
18
0
Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Тейлор. Часть 1.
Kiss Me - Ed Sheeran (with lyrics)

- … Мм… Тей… Тейлор… - протяжно застонала Марина и крепче прижалась ко мне.
- Тихо… все хорошо. Я рядом, – не сводя с нее глаз, прошептал я. – Спи, родная моя.
Марина всхлипнула во сне, видимо, ей снилось что-то неприятное, возможно, снова какой-то кошмар пытался нарушить хрупкий покой моей девушки.
Я же так и не смог уснуть, все еще не веря своему счастью, по-прежнему не выпуская любимую из своих объятий, ловя каждый ее вздох…

Не знаю, сколько времени прошло с тех пор, как Марина вернулась, и я принес ее в нашу комнату. Она так и не проснулась, поэтому мне пришлось самому переодевать ее. Неудобный лангет, что фиксировал ее левую руку, мешал снять униформу стюардессы, я порядком повозился с ней, стараясь не разбудить свою девушку. Времени и желания разбираться в ее чемоданах у меня не было, да и какой смысл? Ни один из ее ночных комплектов, состоящих в основном из шорт и узких топов, на нее сейчас попросту не налезет, поэтому, недолго думая, я натянул на нее свою футболку. Уложил в постель, укутал в одеяло, хотя на улице было тепло, и прилег рядом.
На город медленно опустились сумерки, затем и вовсе стемнело, звуки затихли, я отчетливо слышал, как родители и сестра разошлись по своим комнатам, а я так и не вышел больше, предпочитая быть рядом с Мариной.
Ближе к ночи вдруг пролился дождь, барабаня тяжелыми каплями по стеклу. Встав с кровати, я прикрыл окно и снова вернулся к девушке, в которой заключался смысл моей жизни.
Родные и друзья не беспокоили нас, а телефоны я отключил.
Не сегодня.
Не сейчас.
Нам нужно прийти в себя.
Мне нужно прийти в себя.
Я гладил Марину по волосам, периодически целовал в глаза, щечки, пылающий лоб, тихонько отвечал ей, когда она вдруг звала меня во сне… Будто бы снова и снова проверял, что она реальна! И мне все это не снится.
Я вернул ее. Удержал рядом с собой. По эту сторону жизни. Можно, конечно, списать все на счастливые совпадения: слаженная работа пилотов, сопутствующая удача, да что угодно! Но я точно знал, что именно прочная нерушимая связь между нами помогла мне отвоевать Марину у той, которая не возвращает…
Эта девушка нужна мне здесь. Только с ней я хочу строить планы на будущее: жить с ней, просыпаться в ее объятиях и радоваться каждому новому дню, работать и стремиться достичь успеха ради нее, исполнять ее желания, наши общие желания, создать семью…

Меня разбудил тихий плач и едва сдерживаемые всхлипы. Я все-таки провалился в сон?
- Что?.. Что случилось? – с трудом сглотнув, просипел я, вглядываясь в темноту.
Марина сжалась в комочек и замерла, но через пару секунд снова застонала.
- Что-то беспокоит, honey? – встревоженно спросил я.
- Рука… болит. Наркоз отошел, видимо, – сквозь стиснутые зубы прошептала она и подавила тяжкий вздох.
- А чего сразу не разбудила меня? Зачем терпишь?
- Ты так крепко спал, Тейлор. – Она взмахнула мокрыми ресницами. Я начинал различать ее силуэт в потемках.
- Ничего я не спал. – Протерев глаза, я прогнал дрему и присел на кровати.
- Не уходи… пожалуйста… - встрепенулась моя Марина.
- Малыш, я лекарство принесу. – Погладив ее по щеке, я улыбнулся.
- Не оставляй меня одну. – Марина расплакалась. – Мне страшно, Тей.
- Я быстро. Потерпи немного. – Включив прикроватный светильник, я вскочил с постели и поспешил из комнаты, оставив дверь открытой, чтобы Марине не было так боязно.

Дом был окутан темнотой. Все уже давным-давно спали, поэтому я старался не шуметь, спускаясь по ступеням. И все равно чуть было не навернулся на нижней ступеньке. В сердцах чертыхнувшись про себя, я зажег бра, и гостиная озарилась приглушенным светом. Но этого было вполне достаточно, чтобы разглядеть сложенные возле стены чемоданы и сумки Марины. Схватив ту, что служила ручной кладью, я расстегнул молнию и сразу же увидел коробочки с лекарствами, кучу рецептов и направлений на анализы.
Выудив пачку с болеутоляющим, я скинул сумку на пол – завтра разберемся со всеми этими предписаниями, и протопал на кухню за водой, чтобы Марина смогла запить таблетку.
За окном уже вовсю разбушевалась гроза: небо заволокло так, что и не разглядеть ничего за версту, ветки неприятно били по стеклу, а ветер завывал протяжную песню, больше походившую на вой.
Я передернулся, словно от озноба, и в который раз мысленно возликовал в душе, что самое страшное позади: Марина дома, она наверху, в нашей комнате, и ей больше ничего не угрожает…
Открыв холодильник, я достал бутылку минералки и сделал пару глотков, в горле пересохло, будто бы я не пил трое суток.
А когда вернулся в гостиную, увидел, что Марина стоит на втором этаже, держась одной рукой за перила, и уже собирается спускаться вниз…
У меня сердце заныло – она выглядела такой маленькой и беззащитной: волосы, заплетенные в косичку, наполовину расплелись, тоненькие ручки и ножки казались совсем уж хрупкими в ночном свете.
В любимых серых глазах читался страх, смешанный с волнением и тоской, а еще всепоглощающая любовь и необходимость во мне. ВО МНЕ!
Марина вышла босиком, облаченная лишь в мою футболку. Вот глупышка. И чего ей, спрашивается, в комнате не ждалось?
Я вмиг взлетел по ступеням и, обняв ее за плечи, развернул спиной к себе, уводя от лестничного пролета:
- Ты чего это разгуливаешь по дому? Я ведь просил дожидаться меня в комнате, Марина.
- Тебя так долго не было. – Ее била мелкая дрожь.
- Может, температуру смерить? Ты как себя чувствуешь? – Забеспокоился я.
- Не очень… что-то… не знаю… плохо, Тейлор… - И тут она начала оседать в моих руках, я выронил бутылку и едва успел подхватить свою девушку.
- Марин!!... – Я испугался не на шутку и поспешил в нашу комнату. – Очнись, пожалуйста!!... – Бережно опустил ее на кровать и присел рядом, взяв за руку. – Марина, ты меня слышишь!! – Слегка похлопал по горевшим щекам. – Не пугай меня, honey!!!
“Что делать-то? – Меня поглотила паника. – Маму будить? Врача вызывать?”
- … Мм… Тейлор… – Марина часто-часто заморгала и открыла, наконец, глаза.
- Хвала небесам!.. – Я сжал ее правую руку и всматривался в родные черты.
- Что со мной было?
- Обморок. – Испуг тотчас же сменился гневом. – Ты о чем думала, когда к лестнице рванула? А если бы я вовремя не подоспел, так и свалилась бы вниз?? Ты, что, совсем себя не бережешь, Марина!!
- Не кричи, пожалуйста… – Она расплакалась в попытке принять сидячее положение на кровати. Я легонько поддержал эту малышку за талию. – У меня голова болит очень…
- Буду кричать и ругаться, если ты по-другому не понимаешь! – Теперь и меня всего колотило. – Маленькая моя, давай с тобой договоримся здесь и сейчас: если тебе что-то будет нужно, таблетки понадобятся или в туалет захочешь – сразу же буди меня или дождись в комнате, если я вдруг отлучусь. Я провожу, но не надо бродить по дому в полуобморочном состоянии, хорошо?
- Тейлор, но я ведь не беспомощная! – Марина утирала слезы ладошкой, но они продолжали скользить по щечкам тоненькими бегущими ручейками. – Обещаю, с лестницей буду поосторожнее, но ванная с туалетом и на втором этаже имеются, я в состоянии передвигаться самостоятельно.
- Я просто волнуюсь за тебя, honey!
- Боже мой! Стыд-то какой! Еще и возле туалета караулить меня будешь! – не обращая внимания на мои попытки достучаться до ее сознания, продолжала рыдать моя любимая девушка.
- Если понадобится, и возле туалета подежурю!
- Тейлор!! – Испуг и возмущение.
- Чего я там не видел-то? Марин, вот не время сейчас, конечно, касаться такой щепетильной темы, но что-то я не припомню, чтобы мы с тобой сутками не посещали уборную комнату, находясь в телах друг друга.
- Тейлор!! – Смущение и волнение.
- Ты разве терпела и мучила мой организм, стесняясь вполне естественных потребностей? – Я взял ее правую ручку, поцеловал в перевернутую ладошку и прижал к своей пылающей щеке.
- Нет, конечно… - одними губами прошептала она.
- И я нет, поэтому Америку ты мне, в любом случае, не откроешь, милая моя, смущенная девчонка.
- Тейлор!! – Нежность и понимание. Наконец-то!
- Не надо стесняться меня, Марина, если вдруг почувствуешь недомогание или захочешь... В общем, ты меня поняла. – Я утер ладонью последние слезинки с заплаканного личика и с любовью посмотрел на свою honey. – Итак, вам нужен сопровождающий на первое время, мисс Ларина?
- Нужен. – Марина моргнула мокрыми ресницами. - Прости меня, пожал… - Она зажала рот ладошкой.
- Снова плохо? – Я засуетился. – В ванную проводить?
- Нет, не дойду. – Марина спустила ножки с кровати и склонила голову. – Тошнит…
- Час от часу не легче! – Я присел перед ней на корточки.
Меня захлестнула новая волна жалости к любимой девушке. И с этим придется жить все ближайшие дни, заботиться о ней, поддерживать и оберегать. Но как держаться, видя ее мучения? Я вновь почувствовал себя бессильным, но все же, теперь я был рядом с ней, а это уже многое значило.
- Успокойся, Марин. – Я погладил ее по голове. – Дыши глубже… Вот так… Полегчало?
- Вроде бы. – Она утерла губы тыльной стороной ладони и посмотрела на меня: - Дай воды, пожалуйста.
- Конечно, - я рванул в коридор за уроненной бутылкой, вернулся в спальню, закрыв дверь на ключ (вмиг приобретенная привычка), отвинтил крышку и подал ей бутылку негазированной воды.
Марина сделала несколько маленьких глотков и вернула мне бутылку, но я не взял ее:
- Болеутоляющее принимать не будешь разве?
- Таблетки? – Она так мило поморщила носик, что я невольно засмеялся:
- Что? Тоже не любишь лекарства?
- С детства, – улыбнулась моя девушка. – Может, само пройдет, а, Тейлор?
- Не пройдет, – с уверенностью заявил я и откупорил пачку, затем извлек капсулу и вложил ее Марине в ладошку. – Принимай.
- А если снова затошнит? – с сомнением в голосе спросила она.
- Выпей больше воды.
- Алексей точно также сказал тогда в самолете. – Марина запила таблетку.
- Алексей? – Я удивленно повел бровью, выговаривая с акцентом незнакомое мне иностранное имя. Русский парень. Тот самый, который пережил вместе с Мариной самые страшные минуты. Он помогал ей, возможно, утешал, да кто знает, что там произошло! Тем не менее, этот герой теперь витал в мыслях моей девушки, и я ничего не мог с этим поделать.
- Мы познакомились во время полета. – Конечно, Марина пока не знала о том злополучном видео, облетевшим уже весь мир не один раз, поэтому принялась объяснять. – Он прилетел к девушке, с которой до сегодняшнего дня общался только по интернету, представляешь?
- Рванул к ней через океан? – Мне стало чуть легче, когда на горизонте замаячила предполагаемая девушка этого Алексея.
- Да! На первое свидание. – Она заулыбалась. – Леша – отличный парень. Добрый, надежный, я рада, что теперь у меня есть такой друг.
- А вы уже подружились? – спросил я как можно небрежнее, но ревность змеей зашевелилась на самом дне души.
- Тейлор, мы провели вместе самые страшные сутки в моей жизни. Я не знаю, как справилась бы со всеми напастями без него. Он спасатель по профессии, но я могу с уверенностью заявить, что спасать людей у него в крови. Это дар. Леша помог мне в трудную минуту, и я всегда буду благодарна ему.
- Хорошо, давай ты мне завтра о нем расскажешь во всех подробностях, ладно? – смотря на нее снизу вверх, попросил я. – Теперь тебе ничего не грозит, honey, я буду рядом все время, чтобы помочь…
- Милый мой, ты снова ревнуешь, – рассекретила меня Марина, а я склонил голову и спрятал лицо в ее горячих ладошках. – Тейлор, тебя мне никто и никогда не заменит… - Она поцеловала меня в макушку.
- Давай спать, Марин, – расслабленно произнес я, услышав самые главные слова из уст любимой девушки, и с трудом подавил зевок. Сказывалась двадцатичетырехчасовая волнительная гонка.
- Конечно, ложись, я и так заставила тебя поволноваться, – грустно сказала она.
- Не говори так, ты ведь не виновата. – Я посмотрел на Марину и погладил ее по опухшей щеке.
- Почему все так, Тейлор? – Ее голосок задрожал. – За что? Эти напасти когда-нибудь закончатся, или на нас снова и снова будут валиться неудачи?
- Эй, малыш, не надо расстраиваться, пожалуйста. – Я присел рядом и положил руки ей на плечи. – У нас все будет хорошо.
- Я неудачница, как бы ни пыталась убедить судьбу в обратном. – Марина судорожно вздохнула и прижалась ближе, уткнувшись мне в плечо.
- Ну, что ты такое говоришь, милая? – Я гладил ее по голове, словно маленькую девочку. – Да таких счастливиц, как ты, еще поискать надо! Сама подумай, через что тебе пришлось пройти, и ты справилась со всеми трудностями, из такой передряги выкарабкалась, заметь. И самое главное, ты жива! И невредима… почти. – Я усмехнулся ей в волосы. – Ты рядом со мной, а с остальным мы справимся, обещаю.
- Я так ждала возвращения в Америку, мечтала о том, как у нас теперь все будет, хотела заботиться о тебе, реализовать все планы. – Похоже, после всего пережитого у нее, наконец, схлынули страх и оцепенение, и теперь начиналась самая настоящая истерика. – Тейлор, ты снова носишься со мной, словно с малым ребенком, оберегаешь и ограждаешь от всего. – Она всхлипнула.
- Марина!
- Ты обещал мне, что научишь водить машину. - Вздох. - Мы хотели завести собаку. – Всхлип. – Я планировала вернуться в школу к своим друзьям. – Стон. – А наши поездки за город? – Она обняла меня одной рукой и расплакалась. – Это несправедливо, Тей… Тейлор… - Я почувствовал слезинки на своей коже и содрогания Марины, которая жалась ко мне, выплакивая незаслуженную обиду.
- Успокойся, пожалуйста! – как можно строже произнес я, в ответ Марина лишь сильнее прижалась ко мне и разрыдалась окончательно.
Я старался утешить, как мог, воздействовать на нее словами и лаской, но моя девушка ничего не замечала вокруг и, казалось, совсем меня не слышала. Как бы то ни было, достучаться до нее мог только я. Тут не помогут увещания мамы и успокоительное. Марина - моя половинка, зеркальное отражение моей души, и сейчас лишь я мог понять ее, утешить и вселить надежду, что все наладится.
- Тей… Тейлор, не отпускай меня… пожалуйста, – сквозь рыдания слышалось мне.
“Откуда у этой девушки столько слез?” – Я гладил ее по спине, прижимал к себе вместе с лангетом, который жуть как неудобно фиксировал ее тонкую ручку.
- Марина, перестань плакать, слышишь! – Ее истерику пора было прекращать, иначе нового обморока не избежать. – Ну-ка, посмотри на меня! – Оторвал ее от себя и взял за плечи, нежно, но сильно. – Я разве говорил тебе, что все отменяется? – Она отрицательно покачала головой и снова всхлипнула. – Тогда чего ты тут ревешь, глупышка? – Снова прижал ее к себе. – Все будет, и щенка купим, и в школу вернешься, как только поправишься, а уж за город можем съездить в ближайшие выходные, тем более тебе сейчас просто необходим свежий воздух.
- А вождение?... – проскулила она.
Вот упрямая девица!
- Как только тебе снимут лангет, начнем уроки, – успокоил я свою девушку.
- Правда?
- Я когда-нибудь не сдерживал своих обещаний? – пожурил я Марину.
- Тейлор, мне было так страшно, – призналась она и уже была готова снова расплакаться, но я не позволил:
- Я знаю, honey, я пережил все вместе с тобой, но слезами не изменишь того, что произошло. – Взял ее личико в ладони: синяк на скуле начал проявляться лиловым пятном. Я вздохнул. – Пожалуйста, родная, не надо плакать, так только еще сильнее голова будет болеть, и даже таблетки не помогут.
- Ты прав, но я не скоро еще забуду все, что произошло…
- Никто и не просит тебя забывать, я помогу оставить все в прошлом, но сейчас тебе, прежде всего, нужен отдых…
- И ты! – Она взмахнула мокрыми ресницами.
- Я люблю тебя… - Я утер слезинки с ее щек и прикоснулся губами к пылающему лбу. – Обещай мне, что не будешь усугублять свое и без того нестабильное состояние: никаких лишних волнений, слез без видимых на то причин и невеселых мыслей.
- И я люблю тебя… - прошептала она.
- Мы договорились, honey?
- Договорились, милый. – Марина попыталась улыбнуться, забираясь с ногами на кровать.
- Ложись, тебе необходимо поспать. – Я потушил свет и прилег рядом. – Сейчас болеутоляющее подействует, и станет легче. – Глаза уже слипались, так хотелось просто провалиться в сон.
- …Ай!! – Марина вдруг схватилась за голову и снова присела.
- Что? – Кажется, у меня и у самого начинало ломить затылок.
- Не могу лежать, всё кружится… - Она часто задышала. – И снова подташнивает…
- Значит, посидим. – С трудом превозмогая усталость, я поправил подушку за спиной и принял сидячее положение. – Иди сюда.
- Нет, нет… Ложись, Тейлор, ты и так набегался со мной. – Ее рука опустилась мне на плечо. – Спи, а я посижу, пока тошнота не пройдет.
- Уверена?
- Да, все будет в порядке, я успокоилась, правда. – Любимая поцеловала меня в щеку. – Спасибо за то, что дал выплакаться. Только не рассказывай маме об этом завтра, пожалуйста, не выдавай моих ночных приключений.
- Не буду, обещаю. – Я не смог сдержать улыбки, слушая ее отчаянную просьбу. - Марина, если вдруг…
- Я разбужу тебя, обещаю, – прошептала она с благодарностью в голосе.
- Хорошо. – Несмотря на волнение за Марину, я был ей благодарен. Похоже, она вняла всем моим убеждениям, и теперь мы словно поменялись местами: она успокаивала и заботилась, а я нуждался в ней.
- Засыпай и ни о чем больше не волнуйся, – тихо говорила моя девушка, пока я пристраивался к ней поближе, укрывал нас обоих одеялом, положил голову на подушку, обнял свою малышку одной рукой и с наслаждением вдыхал родной медовый запах, который не могли заглушить никакие бинты и прочая больничная утварь. Марина размеренно дышала, и я подстроился под ее вздохи. Ее пальчики гладили меня по голове, зарывались в волосы, и под эти прикосновения я провалился в сон...

«Дождь бил по стеклам крупными бесцветными каплями, а я все стоял и пытался рассмотреть, что происходит на улице. В доме было тихо, все близкие и друзья куда-то подевались. Я был один. Я ждал Марину.
Вдруг до меня донесся звук подъезжающей машины – резанул шершавым гравием по разбередившемуся отчаянием сознанию.
- Наконец-то. – Я выскочил из дома, и одежда тотчас же намокла, а с волос стекала прозрачная вода, проникала сквозь футболку, делая ее еще более мокрой. Всюду дождь… Размытые очертания, неясные силуэты… И один из них вышел из машины и теперь направлялся ко мне…
Казалось, он летел по воздуху, парил над землей, двигался быстро и неуловимо. Я добежал до середины пути, когда мы поравнялись с ним.
- Где Марина? – Я попытался обойти его, но у меня не получилось. Незнакомец каким-то образом все время оказывался передо мной, преграждая путь.
- Она в машине, – прошелестел он беззвучным голосом.
- Почему она не выходит? – Я вглядывался в его лицо, укрытое глухим капюшоном, и не мог разглядеть даже глаз.
- Она и не выйдет… - Мою душу сковал холод. – Не жди ее… Марина не приедет…
- Как это? – закричал я. – Ведь она здесь! Отпустите ее ко мне! – Снова бессмысленная попытка рвануть к машине.
- Ее здесь нет… Больше нет…
- Неправда. – Я отпихнул ненавистного странника, принесшего дурные вести, и… он рассыпался, как дым, как прах от одного лишь моего прикосновения. – Марина! – Снова бросился бежать к машине, которая вдруг тронулась с места, увозя мою любимую… - Нет, стойте! Не надо, пожалуйста! Не увозите ее! – Мои крики смыло дождем, который усилился и глухой стеной встал между мной и машиной, будто таявшей вдали…»

***

"Do You Remember" Phil Collins with lyrics

Ванна наполнялась теплой водой, пока я умывался и приводил мысли в порядок. Ночка выдалась та еще! Хотелось надеяться, что ночное приключение, подобное произошедшему, больше не повторится, но мне слабо в это верилось. Марина спала беспокойно, несмотря на то, что приняла таблетку, и мне придется очень постараться, чтобы и впредь она соблюдала режим, предписанный врачами.

Я проснулся на рассвете, просто резко открыл глаза, движимый страхом пережитого сновидения, и увидел перед собой личико любимой девушки: ротик слегка приоткрылся, плотно сомкнутые веки подрагивали, правая рука держала лангет – получалось, будто бы Марина обнимала саму себя, а еще она тяжко дышала при каждом неровном вздохе.
Я потянулся, разминая затекшие мышцы, и прижался к ней, заправил за ушко прядку волос и поцеловал в щечку, не обезображенную синяком – на той Марина как раз спала.
Не знаю, сколько прошло времени, только когда моя малышка открыла глаза, то так и застала меня, пристально наблюдающим за ней, гладящим ее по волосам, рукам, покалеченному телу. Она молча потянулась и прижала меня к себе, а потом вдруг снова расплакалась, и я, конечно же, забеспокоился о том, что ее снова мучают боли. Естественно, Марина твердила, что все в порядке, но я заметил, как она невольно приложила руку ко лбу – головокружение, затем откинулась на подушку и прикрыла глаза, и пока я шептал какие-то бессмысленные слова утешения, обезумев от волнения за нее, моя девушка снова уснула.
А ко мне сон больше не шел, я полежал рядом с ней еще немного, но потом поднялся с постели и покинул комнату, плотно прикрыв за собой дверь, чтобы внешний шум, создаваемый остальными домочадцами, не потревожил беспокойный сон Марины…

- Доброе утро… - Любимая подошла незаметно и положила ручку мне на талию. Спину обожгло ее дыханием, а мысли сразу улетучились, развеялись, как предрассветный туман.
- Проснулась. – Я потянулся за полотенцем, чтобы вытереться, затем обернулся к Марине и замер: - Как ты себя чувствуешь? – Махровая ткань полетела в сторону, а мои руки невольно потянулись к самому дорогому человечку на свете, пострадавшему ни за что.
- Более-менее. – Она улыбнулась и потерлась щекой о мою ладонь, в то время как я осторожно прикасался к ее опухшему лицу. – Голова немного побаливает, но не тошнит.
- Удалось поспать? Прости, я ночью вырубился… - принялся оправдываться я.
- Я уснула чуть позже, да и утром снова задремала, поэтому, считай, что удалось. – Марина подавила зевок. – Тейлор, ты стонал во сне.
- Правда? – Я поежился от воспоминаний ночного кошмара. – Видимо, просто устал.
- Все в порядке? – Эта девушка переживала за меня, несмотря на то, что сама недавно выбралась из такой передряги!
- Абсолютно, honey! – Я прикоснулся губами к ее лбу. – Ванна готова.
- Дорогой, я могла бы принять душ, незачем было возиться с ванной.
- Вот еще! – Я закрутил кран, обошел Марину и запер дверь в ванную комнату изнутри. – Никакого душа, пока головокружения не прекратятся.
- Хорошо, а ты разве… - Марина закусила губу, – останешься здесь?
- Солнышко, с каких это пор ты стесняешься раздеваться при мне? – Я в изумлении приподнял бровь, не сумев сдержать смешок, и подошел к своей девушке. – Конечно, останусь и помогу тебе, – как о деле решенном сказал я.
- Ладно, только я по-прежнему считаю, что это лишнее. – Она переминалась с ноги на ногу, но все-таки принялась развязывать пояс махрового халата. – Я бы и сама справилась. – Когда халатик неслышно упал к ее ногам, меня чуть инфаркт не схватил:
- Марина!! Боже мой!! Да как же это!!
- Тейлор, ты только не волнуйся. – Она виновато посмотрела на меня. – Поэтому я и не хотела, чтобы ты видел меня такой…
- А ты думала, я не замечу, что ли! – Прохрипел я, взяв ее за плечи и развернув спиной к себе. – Только ты могла так убиться, honey! На тебе ж живого места нет! – С трудом сглотнув, я разглядывал ее синяки, ссадины и ушибы, что в хаотичном порядке располагались по всему телу: чуть ниже правого колена багровел кровоподтек, на бедре красовался синяк немыслимых размеров, раздражающий меня, лангет скрывал левую руку почти полностью, на плече красовалась гематома, и левая лопатка была сплошь усыпана мелкими ссадинами.
- Любимый. – Марина развернулась ко мне лицом и замолчала на полуслове, встретившись со мной взглядом.
- Маленькая моя… - Я осторожно касался ушибленных мест, не в силах сдержать зарождающийся гнев. Только вот кому оторвать башку за это? Виноватых нет. И это раздражало.
- Не заводись, Тейлор, очень тебя прошу, – взволнованно произнесла Марина.
- Как я могу быть спокоен? – Хотелось зарычать от бессилия. – Ты себя в зеркало видела? – Я развернул ее лицом к зеркальному шкафу: моему взору предстала обнаженная, за исключением трусиков, хрупкая фигурка любимой девушки, синяки, лангет и испуганные серые глаза. Скула на ее лице припухла, но это ничего по сравнению с гематомой на голове. – Надо было вчера послушаться врачей и поехать в больницу, а ты почему-то уперлась!
- Мне нужно было домой, пойми, я спешила успокоить тебя!
- Марина, если сегодня во время осмотра тебе предложат провести несколько дней в больнице, не раздумывая, соглашайся, поняла меня? – Я старался скрыть за суровыми нотками в голосе неимоверное волнение за любимую девушку.
- Но я хочу быть с тобой, Тейлор! – отчаянно прошептала она, положив правую ладошку поверх моей руки, что крепко обнимала ее за талию.
- Твое здоровье дороже, honey, - сменил я гнев на милость.
- Синяки и ссадины и дома прекрасно заживут, – надулась Марина.
- Меня куда больше заботит твое головокружение и, как следствие, обмороки. – Я тяжко вздохнул. – А если у тебя какие-то внутренние повреждения?
- Не преувеличивай, пожалуйста. – Она, тем не менее, вздрогнула.
- А ты не спорь со мной, договорились? – Я прижался губами к ее виску. – Малыш, ты ведь обещала слушаться меня.
- Хорошо, но я надеюсь, что до этого не дойдет, и мне не придется торчать в больнице, – горестно вздохнула она, рассматривая свое лицо в зеркальном отражении. – Наверное, ни один тональник не замажет этот синяк на щеке.
- И только это ее заботит! Я тебе поражаюсь, Марина!
- Сам подумай, как я на улицу выйду с таким лицом! – Моя девушка повернулась спиной к своему отражению. – Тей, не вини себя за то, что не уберег.
- Не могу, honey. – Конечно, она все поняла.
- Я поправлюсь, обещаю. – Марина встала на носочки и потянулась ко мне за поцелуем.
- Конечно, поправишься… - Я взял любимую девушку за подбородок и замер на ее губах. – Райан накануне вспоминал какую-то русскую пословицу, что-то вроде: «Перед свадьбой все должно пройти».
- Тейлор! – Она засмеялась и спрятала голову у меня на груди. – Ты такой забавный.
- Я снова что-то попутал, да? – Я тоже рассмеялся.
- У нас говорят: «До свадьбы заживет», поэтому время у меня есть.
- А вдруг я тебя завтра замуж позову? – с замиранием произнес я эти слова. Впервые озвучил то, о чем только-только начинал задумываться.
- Завтра точно не смогу. – Марина поцеловала меня в щеку. – Но за предложение спасибо.
- Я люблю тебя, – с нежностью прошептал я. – Давай в ванну, пока вода не остыла, у нас на сегодня много дел запланировано.

***

- Всем доброе утро. – Марина замерла на пороге кухни, не решаясь сделать и шагу.
- Привет, семья. – Я тоже поздоровался и ободряюще приобнял Марину за плечи. – Давай, проходи, honey. – Я легонько подтолкнул ее и прошел следом.
- Доброе утро, садитесь завтракать, – улыбнулась мама. – Как ты себя чувствуешь, Марина?
- Уже лучше, спасибо. – Она присела за стол, я примостился рядом.
- Доброе. Тейлор, ты разгуливал ночью по дому? – Отец свернул газету и уставился на меня.
- Марине понадобились таблетки, пришлось спускаться за водой и лекарством, – пояснил я и сжал под столом ручку любимой девушки. Она посмотрела на меня с благодарностью за то, что утаил про обморок и истерику.
- Что именно беспокоило, Марина? – заволновалась мама.
- Рука немного побаливала, - она повела лангетом, подтверждая свои слова действием.
- А голова не болит? – продолжила свои расспросы мамуля.
- Шишка у тебя внушительная, – протянула Макена, потягивая какао из огромной кружки.
- Это я приложилась лбом к переднему креслу, когда самолет тряхнуло, – виновато улыбнулась моя девушка. – Не нужно было отстегивать ремень безопасности, но почти все были не пристегнуты.
- Звездочки словила?
- Макена! – прикрикнула на нее мама, а я сурово посмотрел на сестру, но смолчал, понимая, что если заведусь, мало ей не покажется.
- Заканчивай завтрак, я отвезу тебя на тренировку. – Одного слова отца было достаточно, чтобы эта шалунья притихла.
- Что вы будете? – спросила нас обоих мама. – Есть омлет, тосты…. Марина, я пока не знаю, что ты предпочитаешь на завтрак. – Она смущенно улыбнулась. – Так что, не стесняйся – спрашивай.
- Спасибо, миссис Лотнер…
- Дебора, – поправила ее мама. – Давай без официальностей.
- Хорошо… Дебора, – зарделась моя девушка, а я залюбовался ею и нежно стиснул ее ладошку. – Есть не очень хочется, я бы, наверное, выпила молока.
- А я хочу кофе, – весело встрял я в разговор двух самых любимых женщин.
- Тогда я все сейчас приготовлю. – Марина поднялась из-за стола.
- Может, лучше я? – Понимая, что она вот-вот рассекретит себя, я не отпустил ее ручку, давая последний шанс не выдать нас.
- Не нужно, Тейлор, позволь мне. – Но моя девушка, видимо, не сообразила или начисто забыла, что родителям невдомек о наших с ней прошлых совместных завтраках на этой самой кухне.

Она уверенно направилась к шкафу, из которого извлекла мою любимую чашку, бокал для молока, небольшую кастрюльку, затем подошла к холодильнику за молоком и вернулась к плите, зажгла конфорку, поставила кастрюлю на плиту, налила молока; и пока оно закипало, включила кофе-машину, засыпала кофейных зерен, залила воды и поставила чашку, в которую через секунду полился горячий напиток.
Все это время мы молча наблюдали за ее действиями, причем реакция у всех домочадцев была абсолютно разной: мама склонила голову набок, следя за Мариной и периодически мысленно обращаясь ко мне. В ее взгляде я мог прочесть все, что она обо мне думает. Отец хмыкнул и понимающе кивнул мне, затем снова уткнулся в газету. Макена с трудом сдерживала хихиканье, на всякий случай, отодвинув чашку с какао подальше, чтобы ненароком не поперхнуться. Даже она не рассказывала маме столь пикантных подробностей освоения ее кухни моей девушкой.
А что касается меня, то я в жизни так не смущался, не зная, куда глаза девать, но понимая, что выкручиваться уже бесполезно, да и поздно. Марина сдала нас обоих с потрохами, превзошла все мои косяки, что я наделал в доме Лариных, в десятки раз. Понятно дело, что она вполне освоилась в доме еще со времен перемещения, но родителям ведь было невдомек о нашем с ней тело-обмене, они могли судить лишь по тому, что видели, и эти выводы напрашивались сами собой.
“Неужели она до сих пор не сообразила?” – Я поднялся из-за стола и подошел к ней, когда она как раз переливала подогретое молоко в высокий бокал:
- Давай, я все подам. – И встретился взглядом со смущенной насмерть любимой девушкой. Конечно, она догадалась, что напортачила и перестаралась в своем желании поухаживать за мной, а теперь мечтала, наверное, только об одном – испариться с кухни, но, к сожалению или к счастью, это ее желание было неосуществимым. Я понимающе улыбнулся и коснулся ладонью ее пылающей щечки. – Возвращайся к столу, honey.
- Что ж, я так понимаю, рассказывать тебе, что где находится, мне не придется, Марина. – Мама все-таки не удержалась и подколола нас обоих, как только я поставил бокал с молоком и чашку с кофе на стол, за который как раз присела моя девушка.
- Мам, пожалуйста… - тихо простонал я, желая замять эту неловкую ситуацию как можно скорее.
- Сахар? – В маминых глазах плясали бесенята. – Тейлор любит сладкое молоко.
- Спасибо, я тоже, – пролепетала моя Марина, размешивая ложечкой сахарный песок.
- Наш сын времени зря не терял, дорогая, – с ухмылкой пробурчал из-за газеты отец. – Я как чувствовал, что надолго оставлять его дома одного нельзя.
- Пап! – взмолился я, стиснув горячую чашку двумя руками. – Ну, будет вам!
- А Тейлора только что папа отругал, – пропищала сестра, всегда готовая подлить масла в огонь, когда дело касалось не ее.
- Макена!! Ты у меня договоришься сейчас! – рыкнул я на эту непоседу. Марина молча потягивала молоко и заливалась румянцем.
- Когда вы поедете в больницу? – спросила мама, и все шутки и подколки вмиг улетучились на фоне произошедшего.
- Как только позавтракаем, – ответил я, намазывая маслом тост. – Мам, я хотел попросить тебя договориться о приеме у нашего семейного врача, думаю, так будет лучше и спокойнее для Марины.
- Я тоже думала об этом, сынок. – Она понимающе кивнула. – Хорошо, сейчас позвоню мистеру Лоренсу и запишу Марину на прием.
- Зачем столько беспокойства? – заволновалась моя девушка, не спеша потягивая молоко. – Мне вчера выписали направление в городскую больницу.
- Марина, ты, что до сих пор не в курсе? – удивленно воскликнула Макена. – Подожди, сейчас я тебе все покажу! – Она полезла в мобильник - загружать интернет.
- Ничего ты ей показывать не будешь! – решительно возразил я. – Я сам расскажу, когда посчитаю нужным, ясно тебе, Макена?
- Что расскажешь? – Марина переводила испуганный взгляд с одного члена семьи на другого в поисках ответов на свои вопросы. – Что хотела показать мне Макена? Что вообще происходит? – И в этот момент у нее зазвонил мобильный. Не ее сломанный – его я так и не смог реанимировать, хорошо, хоть sim-карта не пострадала, сразу включилась в одном из старых мобильных телефонов, который я временно одолжил своей девушке до тех пор, пока не приобретем новый. – Странно… номер мне не знаком. – Она в недоумении переглянулась со мной и приложила трубку к уху, предварительно нажав кнопку приема. – Я слушаю… Да, это я… А кто говорит?.. И мне очень приятно, мистер Джонсон… Простите?.. Кажется, я не совсем поняла?.. Что?.. Вы обещаете сделать из меня звезду?.. Вы шутите, что ли? – Она, похоже, окончательно растерялась, пока мы все прислушивались к одностороннему разговору. – Мне кажется, этот дядечка несет полный бред, – прижав трубку к плечу, прошептала Марина. – Может, он номером ошибся?
- Дай-ка мне трубку. – До меня, наконец, дошло, кто и зачем звонит. – Я разберусь. – С этими словами, я выхватил телефон из слабых ручек Марины и нажал кнопку сброса звонка. – Вот шакалы! И суток не прошло, как начали охоту, в надежде урвать самый большой и лакомый кусок! Я позвоню Джиму. – Поднявшись из-за стола, я переглянулся с отцом.
- Да, я думаю, так будет лучше всего, – поддержал он меня, конечно, без труда сообразив, о чем звонивший мог говорить с Мариной.
- Тейлор, объясни мне, что случилось?
- Я все объясню, honey, только сделаю пару звонков. – Словив напоследок непонимающий взгляд взволнованных серых глаз, я поспешил покинуть кухню, на ходу набирая своему агенту.

Уладив все формальности и договорившись, что во второй половине дня Джим приедет к нам домой, я вернулся обратно к столу, за которым шла неторопливая беседа.
- Все в порядке? – Тотчас же обратился ко мне отец.
- В полном. – Я бросил мобильник на стол и присел рядом с Мариной. – Поздравляю, солнышко, ты только что обзавелась личным агентом, и теперь ни один мистер Джонсон или как его там, не потревожит тебя своими нелепыми предложениями.
- В смысле? Зачем мне агент? – набросилась на меня с расспросами моя девушка. – Тейлор, ты обещал!
- Марина, понимаешь… - Я собирался с мыслями, не зная, с чего начать. Домочадцы ждали, не смея влезть в наш диалог, поскольку я сам просил не вмешиваться и доверить это мне. – Кое-что произошло во время твоего перелета. Мы и сами не могли предположить, какими будут последствия, но сегодняшний утренний звонок окончательно уверил в том, что рейтинг твоей популярности взлетел до немыслимых высот…
- Милый, ты случаем не заболел? – Марина тронула мой лоб, проверяя, не горячий ли он. – Какой рейтинг? Какая популярность?
- Сынок, объясни ты ей, наконец! – не выдержала мама, наблюдая за нами.
- Хорошо… Марина, за прошедшие сутки о тебе узнали миллионы людей, в данную минуту о твоем поступке говорят на каждом углу, все утренние газеты пестрят заголовками о русской девушке, интернет переполнен твоими фотографиями, количество запросов о тебе в твиттере превосходит все остальные во много раз.
- Но почему? – Она смотрела на меня во все глаза. – Что я такого сделала?
- Спасла маленькую девочку по имени Дженни из лап съехавшего с катушек идиота, – пояснил я.
- Откуда ты знаешь об этом? – в недоумении воскликнула моя девушка, обведя глазами всех, сидящих за столом. – Вы все в курсе? Но каким образом это стало достоянием общественности? Неужели несколько человек, которые явились невольными свидетелями, раструбили об этом за сутки по секрету всему свету?
- Марина, давай я покажу тебе одно видео, и ты сразу все поймешь! – снова воскликнула Макена, вклинившись в разговор.
- Макена, не сейчас! – беспокоясь за душевное состояние своей девушки, прикрикнул я на сестру.
- Марина, мы пока не знаем, кто из пассажиров заснял на мобильную камеру все, что произошло в самолете, только сюжет о том, как ты практически в одиночку заставила того психа отпереть дверь туалетной кабинки, облетел весь мир еще до того, как Боинг приземлился в аэропорту, – пояснила моя мама.
- Быть такого не может! – в шоке прошептала она.
- Я понимаю, что с этим непросто свыкнуться вот так в одночасье, просто знай, что ты у нас теперь знаменитость, о тебе говорят, с тобой мечтают познакомиться, тебя всюду ждут и т.д. и т.п. – Я замер, ожидая ее реакции.

Марина запустила руку в волосы и задумалась на несколько минут, мы не торопили ее, дав столько времени, сколько ей нужно, чтобы принять эту сторону жизни, от которой ей теперь не отвертеться. Самым главным сейчас было поддержать ее, если вдруг она запаникует или испугается. Не каждый день люди просыпаются прославившимися на весь белый свет, и реакция на произошедшее у каждого абсолютно разная. Что чувствовала в данный момент Марина? О чем она думала? Я не знал, но очень хотел узнать, а еще жалел, что не могу прочесть ее мысли.
Кофе почти остыл, когда Марина глубоко вздохнула и поочередно посмотрела на маму, папу, Макену, наконец, она встретилась взглядом со мной и заговорила:
- Что бы ни произошло за последние сутки, это никак не отразится на моей жизни. Я не знаю, кому это нужно – раздувать шумиху из трагедии, которой чудом удалось избежать. Видит Бог, я не гналась за мнимой славой, а всего лишь хотела помочь людям, оказавшимся в беде. И если понадобится, яне задумываясь сделаю это снова. И ни в коем случае я не собираюсь кичиться какой-то популярностью, которая угаснет также быстро, как и вспыхнула. А мои планы на будущее никуда не денутся, и я по-прежнему хочу реализовать все, что задумала, поэтому прятаться дома, боясь столкнуться с папарацци, я не собираюсь. Самое главное, чтобы во все это не вовлекали мою семью, моих близких и друзей, а также всех вас. Свою личную жизнь я буду оберегать и защищать, в этом можете не сомневаться. – Она приложила ладонь к моей щеке. – Тейлор!
- Я люблю тебя… - одними губами прошептал я и поцеловал ее ладошку. – Видите, я так и думал, – обратился к своей семье. – Моя Марина останется верной себе и своим принципам, несмотря ни на какие обстоятельства. Выдержке и самоконтролю этой девушки можно позавидовать.
- Добро пожаловать в семью, Марина, – улыбнулась ей мама.
- Спасибо, Дебора. – Ручка моей honey стиснула мою ладонь, а я почувствовал, как адреналин забурлил в крови от осознания того, что все встало на свои места. Как бы мы ни пытались убежать от судьбы, она все расставила по своим местам, наказав обидчиков и воздав каждому по заслугам, даровав любовь потерянным душам и вселив уверенность в тех, кто до последнего времени сомневался в своих способностях.
- Теперь у меня не только звездный брат, но и не менее популярная подружка. – Макена прихлопнула в ладоши. – Марина, ты проводишь меня в школу как-нибудь?
- Обязательно провожу, – воодушевилась моя любимая.
- Ну, что касается жизни под прицелом фотокамер, к этому мы уже привыкли, благодаря Тейлору, дай Бог ему побольше успешных ролей. Тем не менее, сложившееся теперь положение пока никто не отменял, и агент тебе нужен, Марина. – Он вернул нас всех в реальность.
- Я все еще не понимаю, зачем мне агент? – Любимая откинулась на спинку стула. – Я не модель, не актриса, не певица. Каким образом этот мистер звонивший собирался делать из меня звезду?
- Да, ничего особо уже делать не надо, Марин, – принялся терпеливо объяснять я. – Ты куда приехала, понимаешь?
- В Америку, – надув щечки, ответила она. Я снова вздохнул, загнав желание прибить кого-нибудь в самый дальний угол подсознания, видя, как сквозь тональный крем проступает синеватое пятно, неровными краями заливая скулу.
- В Голливуд, – уточнил я. – Послушай, honey, давай мы сейчас поедем к врачу, и по дороге я тебе все объясню.
- Хорошо. – Он на удивление быстро согласилась, и я в который раз возликовал в душе.
- А также тебе понадобятся услуги адвоката, но об этом не волнуйся, я уже договорился. – Отец затронул нелицеприятную сторону перелета моей девушки из Москвы в Лос-Анджелес.
- Меня вызовут в суд? – Маринина ручка вздрогнула в моей ладони.
- Марина, мы постараемся по максимуму оградить тебя от судебных тяжб и разбирательств, но ты основной свидетель произошедшего в самолете. В отношении того бунтаря уже заведено уголовное дело, его взяли под стражу, но не удивлюсь, если ему удастся выйти под залог – у него очень сильная защита, впрочем, Марк, мистер Дженкинс – твой адвокат, уверил меня в том, что с рук этому террористу преступление не сойдет, – пояснил мой папа, стараясь донести до Марины суть, при этом, делая акцент именно на защите интересов моей девушки. – Завтра Марк приедет к нам, и вы поговорите в моем кабинете. Без свидетелей. – Он посмотрел на меня, а я хмыкнул, сжимая потную ладонь Марины, она разнервничалась, и ее состояние передалось и мне. – Не переживай, он не будет тебя мучить понапрасну, ты дашь показания и подробно расскажешь ему обо всем, что случилось. В суд тебя никто не будет вызывать по каждому поводу, надеюсь, нам удастся договориться, чтобы ты совсем там не появлялась до оглашения приговора, за исключением, когда тебя вызовут, как свидетеля. Вокруг тебя и так создалась шумиха, и каждая подобная вылазка в свет лишь усугубит интерес, потому будем прятать тебя по мере возможности. – Отец допил кофе и ободряюще улыбнулся моей девушке. – Мы все будем рядом, Марина, я не позволю, чтобы кто-то из близких пострадал от повышенного внимания репортеров, всегда так было и будет впредь.
- Спасибо, па…
- Папа, спасибо, – подхватил я, «возвращая долг» этой расчувствовавшейся плаксе и спасая ее от проколов в присутствии наших родителей.
- Как вам комната? – Мама переключила всех на более приятную тему. Понятное дело, проблемы и заботы не испарятся по обоюдному нашему желанию, но и зацикливаться только на них никто не собирался.
- Дебора, она просто чудесная, мне всё очень понравилось, вживую гораздо лучше всё смотрится, чем на фотках, которые присылала мне Макена. – Марина с радостью поддержала обсуждение дизайна интерьера, и я выпустил ее ладошку, чтобы приняться за омлет, который мамуля как раз подала к столу, пока шел разговор о судах и следствиях.
- Светлее и как-то просторнее стало, согласись? – Мама потягивала кофе и весело смотрела на мою засмущавшуюся девушку.
- Мам, мне нравились прежние обои! – вставил я свои «пять копеек». – Но соглашусь, эти тоже ничего.
- Тейлор, но ведь действительно темно было даже днем. – Марина раскрошила тост на тарелке, но так и не съела ни кусочка. Мда… помнится, я за ужином в московской квартире более раскованно себя вел, наверное, есть хотел сильнее. – Твоему логову давно требовался капитальный ремонт, и теперь я буду поддерживать чистоту и порядок…
- Только особо не увлекайся – выздоровей сначала, а потом будешь тряпками махать, ясно?
- Яснее некуда! – Она показала мне язычок и захрустела, наконец, тостом.
Я за считанные минуты разделался с завтраком, пока все домочадцы говорили обо всем и ни о чем.
Вчерашняя нервотрепка сменилась самым обычным, ничем не примечательным утром. Но как я ждал именно этого!
Часто мы принимаем простые вещи, как должное - не обращаем внимания, сосредотачиваясь на каких-то своих мыслях и переживаниях, но как же они радуют, когда вдруг случается то, что выбивает из привычной колеи.
Аромат только что сваренного кофе и свежей выпечки, неспешная беседа о планах на день, улыбка мамы, заботливо подкладывающей еще один лакомый кусочек пирога, взгляд любимой девушки, которая, к слову сказать, почти и не притронулась к завтраку, может, волновалась, как знать.

- Наверное, мы все же поедем… Тейлор? - Марина посмотрела на меня. – Спасибо за завтрак. – Она поднялась из-за стола.
- Но ты так ничего и не съела. – Засуетилась мама.
- Все нормально, мам, мы перекусим после посещения больницы. – Я тоже поднялся вслед за Мариной и попутно схватил поджаренный с маслом тост. – Предупреди мистера Лоренса, что мы подъедем часа через полтора.
- Не волнуйся, сынок, я позвоню ему. – Она принялась убирать со стола. – Макена, допивай свое какао и марш собираться на тренировку.

***

- Итак, я слушаю. – Марина наблюдала, как я пристегиваю ее ремнем безопасности. – Тейлор, да все в порядке, ты меня достаточно уже зафиксировал – из салона машины не вылечу, поехали!
- Как голова? – Я дернул за ремень еще раз, проверяя крепление, Марина только закатила глаза.
- Здорова, как космонавт! – Она вцепилась в мои волосы на затылке и поцеловала.
- Ого! – Я усмехнулся в сладкие медовые губки, все еще хранящие запах теплого молока с привкусом мятной жвачки. – Мисс Ларина, люблю, как в вас просыпается плохая… - Марина не дала мне договорить, снова притянув к себе, целуя со всей страстью, жадно, ненасытно, смело.
- Едем? – Родные серые глаза смотрели с любовью. – Я хочу поскорее отделаться от больницы.
- Едем. – Я завел машину, и мы выехали из гаража.
- Тейлор…
- Да-да, конечно, - я вырулил на дорогу и не спеша покатил вдоль знакомой с детства улицы. – Марин, в Лос-Анджелесе куда легче раскрутиться, чем в любом другом городе мира. – Я внимательно следил за дорогой, а моя девушка в это время внимательно смотрела на меня. – При наличии продвинутого агента, пиар-менеджера и еще пары-тройки людей, знающих о шоу-бизнесе все, это вообще пустяковое дело, разумеется, если тебе есть, что предложить.
- Я всегда считала, что талантливый человек сам проложит себе путь к славе.
- Наивная ты моя, знаешь, сколько лет я шел к этой самой славе, прошибая себе путь лбом о закрытые двери? – Я усмехнулся и мельком взглянул на Марину.
- Знаю. – Она тоже улыбнулась. – Но в итоге у тебя все получилось, Тей, потому что ты невероятно талантлив, харизматичен, ты прекрасный актер, и у тебя большое будущее. Только какое отношение ко всему этому имею я?
- Сейчас ты у всех на устах, и не сегодня-завтра на тебя посыплются предложения посетить то или иное шоу, сняться в рекламе, заключить контракт, не знаю, с модельным агентством, например. – Я занял левую полосу, влившись в плотный поток машин. – Ты у меня очень красивая девушка, honey.
- Милый, спасибо за комплимент, – промурлыкала она и послала мне воздушный поцелуй.
- И теперь мне все-таки придется делить тебя со всем миром, Марина. – Я присвистнул.
- Тейлор, я не собираюсь сворачивать с намеченного пути, я окончу школу и поступлю в университет, а еще мы снимем квартиру. Снимем, да? – Она замерла в ожидании.
- Конечно, но пока ты не поправилась, даже лучше, что мы поживем какое-то время у родителей. – Я свернул на улицу, на которой располагался медицинский центр. – И что касается агента, то мне будет спокойнее, если ты будешь находиться под моим присмотром. Поверь, Джим быстро отвадит всех ненужных людей.
- Я не думаю, что из этой затеи выйдет что-то путное. – Марина поежилась от одного только вида больничного здания. – Через пару недель все забудут о случившемся, и жизнь войдет в привычное русло.
- Не бойся, все будет хорошо. – Уловив ее страх, тотчас же успокоил я и отстегнул свой ремень безопасности. – А, что касается всей этой шумихи вокруг твоего имени, не спеши отнекиваться, вдруг что дельное предложат.
- Хорошо, но я все равно не буду принимать поспешных решений.
- Ты всегда можешь обратиться за советом ко мне или Джиму. – Я наклонился к Марине и поцеловал ее в пострадавшую щечку, а затем неслышно отстегнул ее ремень безопасности. – Пойдем?
- Только не оставляй меня, – простонала она, готовая расплакаться в любую минуту.
- Не оставлю, обещаю. – Я вышел из машины и, обойдя ее, открыл дверь, помогая Марине выбраться.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1#1998478
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Виточка (11.02.2020) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 23


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями