Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1636]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15280]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14629]
Альтернатива [9095]
СЛЭШ и НЦ [9103]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4498]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Lunar Eclipse ( Лунное затмение)
Он оставил меня так давно. От Изабеллы Мари Свон осталась только тень. Сейчас 67 лет спустя, после того как Эдвард Каллен оставил Беллу, она странствует по свету, изливая свою печаль и боль. Сейчас будучи прекрасным вампиром, она вернется туда, где все началось.

Испорченный эльф
Санта верит, что плохих эльфов не бывает. Беллу уволили практически из всех игрушечных лавок на Северном полюсе. Как же Санте найти ей правильное место, если все, что срывается с ее языка, звучит так двусмысленно? Санта, эльфы, шоколадные глаза и перевоплощающиеся олени.
Мини/юмор.

Английская терция
Там, где нет места именам, есть лишь тени и свет. Кто она, утомленная испанским многословием незнакомка? Кто он, таинственный тореро, сын Севильи? Может ли тот, кому имя «собственность», ощущать боль, страсть, смерть, испытывать любовь к своему обладателю? Ни одной лишней мысли. Ни одного лишнего чувства. Только три терции…

Белая лебедь
Древний Рим. Последние годы правления Гая Юлия Цезаря. Сестре богатого влиятельного римского сенатора Эдварда Антония Каллона понадобилась новая личная рабыня взамен погибшей.

Вампирский уголок
Моя любовь к Деймону была ядовитой, она душила меня. Лишала всех возможных путей отступления. Мешала мне здраво мыслить и принимать холодные решения. Она наступала мне на горло, вынуждая склонять голову перед собственной глупостью. Это была моя личная версия самоуничтожения.

Четыре июльских дня
Изабелла в одиночестве остается на ферме отца в Геттисберге, когда война вспыхивает буквально на заднем дворе ее дома. Как она поведет себя, когда на ее ферме появится раненый солдат?
Победитель исторического конкурса.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный маггл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.

Боец
Вся его жизнь - борьба. Удар за ударом. Он кажется несокрушимым перед стихией. Но что если она посягнёт на самое дорогое?



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 527
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

History Proceeds. Часть 2. Возвращение в страх. Глава 5. Часть 1. На пороге перемен

2021-7-29
18
0
History Proceeds / История Продолжается


Часть 2. «Возвращение в страх»


V. На пороге перемен


Обратная дорога из загородного дома показалась Усаги с Мамору напряженнее, чем в субботу утром, когда они, полные надежд, следовали по зову сердца в место, где смогли бы отдохнуть от городской суеты и позабыть о всевозможных демонах. К сожалению, даже на природе зло смогло найти влюбленных и едва не погубить их. Что случилось тем вечером, до сих пор даже для принцессы Луны оставалось загадкой. Она множество раз прокручивала в голове случившееся, но не находила объяснения тому, как им с Мамору удалось изгнать ту странную темную фигуру. Белый свет являлся основоположником добра, начальной силой серебряного кристалла, но девушка нутром чуяла присутствие того неимоверного могущества, которое хранилось в руках земного наследника. Если изначально Мамору не обладал никакими выдающимися способностями, то теперь заставил врагов с ним считаться.

Улыбнувшись этому факту, Усаги откинулась в пассажирском кресле и взглянула на профиль своего парня. Он однозначно не являлся просто помощником в борьбе со злом, этот столь привлекательный брюнет обязан был хранить в себе необъятную силу огромной планеты Земля. Не могли Боги, или кто там всем заправляет, оставить его беспомощным и надеяться на одну лишь девушку на всем белом свете, единственную способную обладать волшебными премудростями. Возможно, от Серенити и зависело многое. Кем только она не выступала! Но Мамору тоже не из слабаков, и если уж на то пошло, Земля намного мощнее Луны, поэтому с этой планетой и ее хранителем обязаны были считаться. Эндимион… одно лишь имя обладает властью, и Усаги верила, что однажды этот молодой человек будет способен горы свернуть одним лишь взмахом руки. У него определенно есть задатки великого правителя и борца за справедливость. Если не тогда и не сейчас, то в будущем его сила обязательно проснется.

- Немного неловко, но ты не сводишь с меня взгляда последние несколько минут. Я польщен, - произнес Мамору, вырвав Усаги из ее грез, за полетом которых она не уследила. Девушка стушевалась и прочистила горло, прежде чем поерзала на сиденье, словно ей что-то мешало сидеть в мягком кресле рядом с водителем. Молодой человек уверенно держал руль, следя за петляющей дорогой, и недоумевал, как быстро могла испортиться погода. Только вчера светило солнце, а сегодня небо заволокло тучами, и полил дождь. Ненастье в жизни, ненастье в душе. Как ни крути, но после демонского нападения какая-то часть души Мамору изменилась, правда, он не мог понять, каким переменам подвергся, но будущее откроет ему всю полноту картины, он в этом не сомневался. Только не был уверен, что правда ему понравится.

- Я думала о той силе, которой ты обладаешь, - изрекла Усаги в тишине салона, глядя в окно, по которому стекали капли дождя, а после вновь вернулась к созерцанию своего принца. Мамору тоже размышлял о моменте, когда сгусток белоснежной энергии покинул с принцессой их сплетенные руки, но не верил, что имел в своем послужном списке момент с наделением его мощи вселенского масштаба. Только одна сущность на свете обладала таким – принцесса лунного королевства, а он не был ею. С давних времен он желал иметь силу, чтобы защищать свою воительницу, чтобы стать ей равным, но так ли велико желание, если на деле ничего не изменится? Если бы Мамору мог выбирать… Однако хоть он и принц Земли, но ничем волшебным не был в состоянии похвастаться. Чтобы стать кем-то большим, Мамору совершенствовал навыки ближнего боя, свою физическую форму и ум, дабы являться мужчиной и по праву носить свой титул. Бога ради, во что все-таки влюбилась Усаги? В его прошлую жизнь? Или смазливую мордашку? Где она нашла героя?

- Не смеши меня, - вырвалось у Мамору, и у девушки едва ли не открылся рот от удивления. - Я не имею никаких сил, чтобы стоять на одной ступени с тобой, Сейлор Мун! – закончил юноша, покачав головой и сжав в руках руль сильнее.
- Эй, ты чего такой хмурый? – опешила Усаги от тона своего парня и его ссутулившихся плеч. Он не видит истинной картины или не хочет поверить в то, что помог ей справиться с врагом? – Если бы не ты, мы бы с тобой сейчас тут не разговаривали. Да и потом…
- Ты хочешь заставить меня поверить в то, что я не бесполезен? – вспылил молодой человек, стиснув зубы и не желая продолжать данный разговор, но Усаги – упертая барышня, поэтому не оставила его в покое.

- Мамору, ты всерьез считаешь себя ни на что неспособным? – спросила блондинка, прожигая взглядом парня и ожидая, что сказанное им окажется шуткой. – В самом деле? – Усаги искренне не могла смириться с тем фактом, что, раз принц по-прежнему молчал, значит, она попала в самую точку. И когда такое произошло? Когда он стал думать, что ничего для нее не значит? И то, что Мамору игнорировал девушку в данный момент, пугало ее, заставляло злиться против воли, а портить отношения со своим любимым Усаги не нравилось. Неужели выходные и впрямь закончились? А где же «Я люблю тебя, Усако. Ты – самое важное в моей жизни»? Он говорит одно, а думает совершенно о другом? Как заставить этого парня выслушать девушку и поверить ее сказанным словам, если видно, что выдать надо нечто весомое? - Не мог ты за одну ночь так измениться, стать другим человеком. Что с тобой произошло?

- А кто сказал, что всему виной прошлая ночь? По мне, так она была чудесной, однако это не повод начинать большой разговор о том, кто кого там спас. Ты знаешь, что твоя сила растет, и ты сама могущественнее многих, но разве можно сказать, что я могу на тебя равняться? Мне далеко до принцессы Луны. Ты спасаешь миры, галактики, и я знаю, что могу на тебя положиться… всегда. Но, говоря по правде, я – это парень, которого ты любишь, и все. В бою я ничем не могу тебе помочь, - проговорил Мамору, ненавидя сейчас свою сущность и предназначение еще сильнее. Кем его хотели видеть высшие силы? Только отцом маленькой леди Хрустального Токио, чтобы он лишь передал свое наследие дочери, образовав с Усаги единое целое и сделав ей ребенка? Ему было даже противно думать о таком, а знать, что именно так все и будет – еще хуже.

- Я не верю собственным ушам. Вчера же все было хорошо. Отчего такие пессимистические мысли? Ты – принц Земли, от тебя слишком многое зависит и… - выпалила блондинка, и Мамору печально рассмеялся, обрывая ее предложение:
- Зависит от меня? Дорогая Усаги, и давно ты видела, чтобы я использовал какое-то оружие в битве с врагом? Такого нет. Все всегда ложится на твои плечи, это ты всех спасаешь, на тебя все надеются, и именно ты обладаешь способностью очистить этот мир от сил зла или погрузить его во тьму! Я никакой роли в этом не играю! – на одном дыхании проговорил парень, ожидая, что девушка сию секунду опровергнет его слова, но она неожиданно опустила свою маленькую ладошку на колено Мамору и сжала его, чем привела брюнета в негодование.

- Останови машину, - протянула Усаги, нахмурив брови и испепеляя молодого человека синими глазами, полными непролитых слез. Она и не представляла, что ее возлюбленного мучают такие мысли. Мир кажется радужным, когда вы вместе и клянетесь друг другу в вечной любви, но реальность иногда бывает такой неправильной, что все счастье, стремглав, исчезает в какой-то бездне, оставляя миллион вопросов без желаемых ответов.

- Что? – вырвалось у парня при взгляде на девушку, и он проглотил комок, застрявший в горле, когда увидел ее опечаленное лицо. Проклятье, видеть Усаги такой – не предел его мечтаний, и не желал Мамору причинять ей боль, ибо стремился приносить любимой только радость. Он был так глуп, самонадеянно надеясь на невыполнимую мечту.

- Останови машину… сейчас же, - процедила Усаги, и принц послушно сбавил скорость, сворачивая на обочину. Молча он выключил двигатель и откинулся на сиденье, сделав глубокий вдох. Ожидая дальнейшего обмена любезностями, молодой человек не успел даже и глазом моргнуть, как Усаги перебралась к нему на колени и взяла в ладони его вытянувшееся от удивления лицо. Когда она успела отстегнуть ремень безопасности и застать юношу врасплох?

- А теперь послушай меня, - уверенно заговорила блондинка, но случайно задела бедром приборную панель автомобиля, вследствие чего заработало FM-радио и салон затопили нотки песни Chicago - You're the inspiration, но отвлечь Усаги от ее возлюбленного ничто не было в состоянии. Даже зудевшая рана на ноге, на которую вчера были наложены швы. – С чего ты взял, что не обладаешь силой? Как такое могло прийти тебе в голову? Ты всегда приходил ко мне на помощь, защищал этот мир ценой собственной жизни, и после такого говоришь, что бесполезен?

- В моем арсенале нет никаких волшебных сил, в битве от меня никакого толку. Ты одна тянешь на себе этот груз из года в год, - ответил Мамору с грустью и собирался отвернуться, но Усаги не дала ему этого сделать, а заглянула своими синими глазами прямо юноше в душу, удерживая пальцами его за подбородок.

- Прекрати, ты не должен даже помышлять о таком, - уверенно заявила она, не сводя с принца взгляда, и он на какой-то короткий миг даже испугался власти Усаги, которую девушка имела над ним. - Я видела твою силу… определенно не слабую, и она у тебя есть. Возможно, не раскрыта до конца и только просыпается, но могущество земного наследника заложено в тебе с давних времен. Неужто ты сам так не считаешь? – проронила девушка, проведя тыльной стороной ладони по скуле молодого человека и остановившись на мягких губах.

- Ты всегда так складно рассказываешь, и из твоих уст все кажется таким простым, но я ведь должен сам разобраться в себе, верно? – молвил Мамору, взял ручки возлюбленной в свои и, сжав их, прильнул поцелуем к нежной девичьей коже.
- Любовь моя, ты какой угодно, но только не бесполезный, - протянула Усаги и соприкоснулась лбами с принцем, чтобы стать к нему ближе, но, ощутив сладкое притяжение, не удержалась и приникла к мужчине в томном лобзании уст.

- Усаги, твои швы… Черт, что же ты делаешь? – с трудом переводя дыхание, проговорил принц, ощущая в волосах пальчики своей девушки, а она ведь знала, что это делает с ним. Мамору чувствовал, что вот-вот сорвется, поэтому из последних сил зажмурил глаза и откинулся затылком на подголовник сиденья. Он заклинал себя держаться, а Усаги - остановиться, но вряд ли эта чертовка внемлет его молитвам, если не оставила между их телами даже намека на свободное пространство и углубила и до того жаркий поцелуй. Усилив давление бедер, девушка ощутила, насколько сильно был напряжен молодой человек, и, когда его ладони коснулись ее спины, поняла, что выиграла.

- А на что похоже? – вырвалось со сладостным дыханием у принцессы, стоило окунуться с головой в любовный дурман, однако, сколь быстро все началось, так неожиданно и закончилось, не дав дальнейшего развития. Поцелуй оборвался в тот самый момент, когда, позабыв о том, где находятся, Усаги с Мамору поддались чувствам и едва не занялись любовью в салоне автомобиля на пустынном шоссе, окруженного с обеих сторон дремучим лесом. Гудок на руле машины оказался столь громок и резок, что паре пришлось оторваться друг от друга и недоуменно оглядеться по сторонам.

- По-моему, мы поспешили, не находишь? – хриплым голосом пробормотал брюнет и, закрыв глаза, стиснул зубы, чтобы поскорее взять себя в руки и сбросить с тела пелену соблазнения. Усаги слегка пошевелилась, но, сообразив, в какое недвусмысленное положение попала, покрылась румянцем и вскрикнула, когда руки парня вдруг удержали ее на одном месте, не позволяя двигаться. – Понимаю, что мы зашли слишком далеко, но умоляю, лучше не шевелись! Иначе я возьму тебя на заднем сиденье этой чертовой машины, и ничто не сможет мне помешать… - низким голосом произнес юноша, и его пальцы вжались сильнее в тело девушки, когда она заметила, какая пучина страсти горит в его синих очах.

- Я могу помочь, - тихо проговорила Усаги, но молодой человек покачал головой и, приблизив лицо к девичьему, прошептал ей прямо в приоткрытые губы: - Я знаю, о чем ты подумала, проказница. Нет. Забыла о назначенной встрече с девочками через несколько часов? Нам нужно вовремя приехать, а иначе… что ты будешь объяснять дома вечером отцу? – закончив фразу, принц чмокнул блондинку в губы и ослабил хватку на ее хрупких плечах.

При упоминании об отце Усаги сглотнула и мгновенно приняла серьезный вид, осторожно покинув бедра Мамору и вернувшись в пассажирское кресло, где тут же пристегнулась ремнем безопасности. Молодой человек выдавил слабую улыбку, вдохнул поглубже, завел двигатель и выехал на шоссе, надеясь, что больше нигде останавливаться не придется.
- Ты прав, - проронила девушка, сложив в замок руки на коленях и устремив взгляд в лобовое стекло, на которое падали дождевые капли. – Я плохая девочка.
- Милая, ты не плохая, просто сейчас не время… для… ну, всего этого. Мы пережили битву, нападение, и сейчас, прежде чем я верну тебя домой, нужно обо всем поведать нашим воительницам. Ни о чем другом думать непозволительно, - изрек Мамору, переключив скорость на коробке передач и мельком глянув на осунувшееся лицо принцессы. Она явно злилась, но на что именно, молодой человек не сразу сообразил.

- Я совершенно не могу с собой совладать. Я что, помешалась на сексе? – вырвалось у девушки, и брюнет явно удивился, когда богиня луны повернулась к нему, и ее глаза едва ли не метали молнии в его сторону. Что он должен был сказать? - Только что мы разговаривали, обсуждали нечто важное, и вдруг я накинулась на тебя, как изголодавшаяся кошка, - тон ее голоса пугал, и Мамору пришел к выводу, что теперь ему предстоит успокаивать возлюбленную, а иначе она создаст проблему на пустом месте, из-за чего и расстраиваться-то вовсе не нужно.

- Черт, не делай таких сравнений, - бросил молодой человек, поразившись стальным ноткам в своем голосе, приправленным похотью. Воображать себе горячие сцены с участием Усаги не составляло труда, но только не в тот промежуток времени, когда необходимо было следить за петляющей дорогой. Отвлекаться на сказанные слова глупо, да и ему, как мужчине, следовало не садиться на тот же поезд, а убрать желание из повестки дня. - Мне нравится, когда ты такая. Да любой мужчина будет рад, если… - он не понимал, почему говорил это, и заставил себя проглотить неоконченную фразу, чтобы не краснеть за собственное безрассудство. - М-м… Неважно. Поверь, когда мы вместе… это прекрасно. Но… - Мамору выпустил из легких воздух и заговорил уверенным голосом, - не стоит забывать, что это всего лишь желания тела, а душа сейчас должна беспокоиться о другом. Мы едва не погибли вчера, не стоит после такого давать слабину и забывать о главном. Ты только что пыталась заверить, что у меня есть сила. Давай обсудим это… - выпалил юноша и, округлив глаза, замолчал, дав возможность Усаги продолжить разговор. Его руки сжались на руле, так отчаянно он желал сбежать от темы животной страсти и переключиться на нечто другое. Однако и иная, выбранная им тема, не оказалась обременена простотой.

- Я думала, ты внял моим словам. Речь была убедительной, или главного ты не услышал? – нахмурилась Усаги, снова уловив в сказанном Мамору пессимистические нотки, когда он произнес ключевое слово «пыталась». Ей не нравилось, что он не верил в себя и не желал стараться, но как еще можно было достучаться до парня? Чаще всего девушке казалось, что ее Мамору – идеал, всегда уверенный в себя мужчина, и ничто не сможет его сломить, но на деле он все еще был сломленным и в глубине души боялся… боялся показаться ей слабым или самому себе? Правда, вряд ли слабость только его черта. У самой принцессы имелись причины являться таковой, бросить все в одночасье и сбежать, но она все еще держится и верит, а, значит, и ему необходимо последовать ее примеру. Пока есть хоть малейший шанс на победу, ни о какой слабости не может идти и речи, поэтому веру ни в коем случае нельзя терять.

- Я не… - запнулся молодой человек, но тут же бросил окончательные попытки увиливать и высказал накопившуюся правду, которую Усаги выслушала, но не собиралась принимать. - Слушай, я – принц Земли, борец за добро и справедливость, и, возможно, помог тебе чем-то при нападении темной силы вчера, но по сравнению с могуществом серебряного кристалла мое – это капля в море.

- Боже, я повторюсь, если твоя сила еще не развита, это не значит, что ее нет вовсе, - пролепетала девушка, ощущая, как внутри поднимается злость на взрослого мужчину, сидящего рядом. Он не видел истины прямо перед своим носом, и как сделать так, чтобы он ее узрел? - Став Сейлор Мун, неужто я сразу начала пользоваться всеми привилегиями лунной принцессы? – вопрошала Усаги, вспомнив свой первый опыт воина, и содрогнулась от образа нелепой плаксы и лентяйки. - Да я даже не знала, что сама ей являлась. Моя память и сила спали внутри меня, пока… - на миг ей вспомнился момент появления серебряного кристалла и что стало тому причиной, поэтому блондинка умолкла, отставив в сторону печаль. - А уж борьба с демонами… - Усаги фыркнула, но смех не был счастливым, скорее, с толикой грусти. - Могла ли я одна всех победить? Еще до появления воинов в матросках меня можно было назвать миссией, которая спасет мир? Только с твоей подачи я более-менее в чем-то разобралась.

- Острые шипы роз вряд ли являются великим оружием, - бросил Мамору, продолжая гнуть свою линию, но вспомнил время, когда еще не знал, что Усаги – это Сейлор Мун, и улыбнулся тому, какой непосредственной девочкой она была, юной и легкомысленной, только уже с добрым сердцем и сильной волей. Пускай в обычной жизни это самая обыкновенная малышка, любящая сладости и комиксы, но на поле боя – отважный воин без намека на слабину. Она всегда знает, что говорить, способна спасти любого, даже демона, в тот момент, когда все остальные от него отвернутся, и разве можно заявлять, что такое небесное создание обделено силой? Могущество уже было заложено в ее характере, в ее крови. Вот Мамору не такой, как Усаги, вследствие чего и власти над волшебством он не имел. Или просто стремился только убедить себя в этом? И чем, если на то пошло, плохи розы? Они ведь символ его любви к ней.

- Острые шипы роз – это сила твоей любви, та сила, которая при желании может оказаться до боли острой и нанести непоправимый ущерб злобным тварям, вновь ополчившимся на наш мир, - молодой человек поразился произнесенному девушкой, так как на данный момент ее слова и его мысли сложились в мозаику. В чем именно он ошибся? Где разуверился в своих способностях? Или, возможно, все это жило в недрах его сознания, а сейчас вырвалось наружу? Но почему? Что послужило катализатором? Нападение, белый свет, коим наполнилась его ладонь? Лгал ли он сам себе, что не обладает силой, когда на самом деле все обстояло иначе?

- Мы с тобой такие разные, - проговорил Мамору, взглянув на великого воина, сидящего рядом. В ее глазах горел свет, свет веры в собственные слова, и молодой человек теперь был более чем уверен, что не стоило даже затевать данный разговор. Он должен был никогда не сомневаться в Усаги, в ее искренней вере в него. Если она говорит, что у него имеется сила, значит, так оно и есть, рано или поздно все станет ясно, как божий день.
- Это вряд ли, - покачала головой девушка и планировала закончить предложение, раскрыв то, что лежало у нее на сердце, но Эндимион случайно оборвал девичьи слова тем, что необходимо было сказать ему.

- Пфф… - выпалил юноша и, заметив, что забрал у Усаги реплику, в мыслях двинул себе по лицу, но идти на попятную уже было поздно, поэтому он постарался завершить их обоюдный разговор достойно. - Ты искренне веришь в меня, и, слушая твои слова, я и сам начинаю думать, что не все еще потеряно. Ты – мое вдохновение, и только для тебя я живу, - произнес Мамору и, протянув правую руку в сторону принцессы, опустил ее на сцепленные пальчики девушки. Та с доброй улыбкой на лице взяла мужскую ладонь и крепко сжала ее, надеясь, что принц не просто рассуждал вслух, а еще и верил в то, что говорил. Пусть ее слова, наконец, заполнят его сердце и останутся там навсегда. - Если ты говоришь, что сила земного принца во мне, но еще спит, что ж, так тому и быть. Я буду изо всех сил защищать тебя, как смогу, чем смогу... в конце концов, любовь дает нам силы. И моя любовь огромна.

- Пока мы любим друг друга, нам все по плечу, - заметила блондинка и откинулась в кресле, продолжая молча наблюдать за профилем Мамору и держать в руке его теплую ладонь. Тишина вновь не казалась проблемой, и влюбленным было спокойно, даже когда на дороге стали появляться машины, а лесной пейзаж сменился на городской. Усаги была расслаблена и впечатлена, наблюдая за тем, как ее молодой человек внимательно смотрит на автомобильную трассу, в боковые и дальнего вида зеркала, переключает скорости и чувствует себя при этом уверенно. Возможно, однажды и она научится вождению, но только когда на самом деле этого искренне захочет, а пока у нее есть принц, чтобы возить ее где угодно и когда угодно.

Представив себя за рулем хорошей машины, Усаги вдруг поняла, что у Мамору разрыв сердца случится, если такое когда-нибудь произойдет, ведь правила и женщина, а в данном случае Усаги Цукино, в транспортном средстве – это гремучая смесь. Лучше не тратить напрасно нервы мужчины, даже если он соблаговолит научить свою ненаглядную всему, что стоит знать водителю. Брюнет пойдет на такое ради нее, но вряд ли у принцессы получится справиться с непосильной задачей, когда любая техника в ее руках горит и ломается. Неудивительно, если автомобиль даже не сдвинется с места, когда она вдавит педаль газа в пол, или, того и гляди, капот обязательно встретится с первым попавшимся столбом. Тихо посмеиваясь над разыгравшейся больной фантазией, Усаги не сразу поняла, что привлекла внимание парня к своей персоне.

- А мне не хочешь поведать, что тебя так рассмешило? – поинтересовался Мамору, делая поворот на автостраде и ожидая ответа от девушки. – Уверен, мне тоже понравится, - на этих словах блондинка засомневалась, говорить ли молодому человеку правду или солгать, потому как он побоится даже учить принцессу правилам дорожного движения, а уж возможность пустить ее за руль машины напугает его до чертиков.
- Ну, я это… представила себя на твоем месте, - бросила Усаги и скорчила рожицу, ибо не до конца была честна, утаив важную деталь. Брюнет нахмурился, и первой его мыслью стало возвращение к прежней теме разговора, но он даже не знал, как отреагировать на то, что девушка все же решила ему поведать. – В роли водителя.

- Ты… что… - обрывки фраз показали воительнице, что о таком Мамору даже не помышлял и, без сомнений, относился отрицательно даже к допустимости мысли о дне, когда сие произойдет. – Хочешь научиться водить машину? Ты серьезно? – удивился юноша и ненароком взглянул на блондинку, чья мордашка была до боли милой и удрученной. Она казалась серьезной, но сияющие синие глаза блестели от непролитых слез. – Ээ… я даже не знаю, как отреагировать.

- Забудь, - резко выпалила Усаги и покачала головой, сама не имея представления, зачем даже думала о таком. – Я поспешила с желаниями. Мне восемнадцать лет, в некоторых странах в этот период наступает совершеннолетие, и я уже считаю себя таковой, но в нашей Японии не все так просто, права я смогу получить только в двадцать. Да и кто меня за язык тянул? Я и машина – вещи несовместимые, - протараторила девушка, всплеснув руками и изобразив в воздухе «кавычки», хотя на самом деле в будущем хотела бы пойти на курсы вождения.

- Эй, - молвил Мамору, остановив рассуждения Усаги, когда, очевидно, ей стало недоставать воздуха, так быстро она говорила, что, видимо, мысли опережали слова. – Притормози, милая, пожалуйста, и сделай глубокий вдох. Ты же неспроста заговорила об этом, верно? С чего вдруг тебя заинтересовало вождение автомобиля? – задал вопрос парень, и шестеренки в голове Усаги быстро заработали, как бы объяснить ему столь неожиданный порыв с ее стороны.

- Сама не пойму, возможно, это новое взрослое желание, а, может быть, мысли вслух от того, что мне нравится смотреть на тебя в водительском кресле. Ты собран и уверен в себе, чувствуешь машину и волен ехать куда угодно, - проговорила воительница и закусила губу, вновь прожигая Мамору взглядом васильковых глаз, но быстро пришла в себя, когда сообразила, что ее снова занесло. Усаги отвернулась в тот самый момент, когда юноша взглянул на нее, но не понял, бояться ему или радоваться, что возлюбленная заговорила об учебе, хоть и в таком ключе. Научить ее управлять транспортным средством казалось делом заоблачным, но вполне возможным, ведь если человек чего-то захочет, то его ничто не остановит от исполнения мечты. Однако раньше Усаги с трудом поддавалась обучению и только огромное терпение способно было дать свои плоды, поэтому есть ли вероятность, что девушка теперь окажется трудолюбивой ученицей?

- Усаги, если ты этого действительно хочешь, то все в твоих руках, - спокойно произнес Мамору, надеясь, что не пожалеет о сказанных словах. – Я верю в твои силы, и если не сейчас, то однажды ты станешь хорошим водителем… - слушая своего любимого, девушка боролась сама с собой. Правду ли он говорил, или все было произнесено с сарказмом? От ровного тона Мамору ей хотелось рассмеяться, ведь не мог он и вправду надеяться, что она когда-либо сможет водить автомобиль? С другой стороны, Усаги почти заплакала, ведь если в нее верит Он, то как она сама может не надеяться на свои способности? В конце концов, не стоило сейчас размышлять об автомобиле и забивать себе этим голову, когда буквально завтра им обоим предстоит начать новый учебный год в университете. Если Мамору возвращается на последний курс обучения, то Усаги впервые столкнется с взрослой жизнью студентки и оставит далеко позади школу и колледж.

- Сомневаюсь, что однажды отец разрешит мне сесть за руль его машины. Он будет считать этот день концом света. Да и ты это говоришь, чтобы я почувствовала себя лучше. Как будто я не знаю, что может произойти, если выпустить меня на дорогу… лучше даже не пытаться, - выдала девушка и вздрогнула, а, увидев, как краешек уголка губ принца пополз вверх, ухмыльнулась и слабо ударила его в плечо, после чего они оба рассмеялись. Мамору поморщился сквозь смех, так как рана на предплечье еще не затянулась, но не подал виду, чтобы не пугать возлюбленную.

- Кстати, Усаги, ты уверена, что все еще хочешь изучать астрономию? – изрек брюнет, вспомнив о том, что поведала ему Усаги о своем намерении поступить на физический факультет университета, в котором учились они с Мотоки. Сначала это стало для Мамору сюрпризом, но со временем обрело смысл, ведь эта девушка всегда умела удивлять, поэтому он оставил эту тему до лучших времен. Хрупкая Усаги только в последнее время начала уделять должное внимание учебе, ибо чаще всего ленилась и абсолютно не стремилась связать будущее с точными науками. Говоря по правде, она не обладала высокими математическими способностями и никогда не увлекалась физикой, что являлось для принца важной составляющей астрономии. Юноша совсем не видел девушку в этой области, поэтому и решил обсудить с ней насущный вопрос. - На мой взгляд, физический или механико-математический факультет не для девушек, и уж тем более не для тебя.

- А чем плоха астрономия? – скуксилась Усаги, но, посмотрев на сосредоточенное лицо парня, завела глаза и нахмурилась, понимая, что стоит рассказать, как изначально обстояло дело. – Ох, отец хотел, чтобы я, наконец, определилась, с какой профессией хочу связать свою жизнь. Ты же знаешь, что планеты и звезды притягивают меня… - протянула она, указывая пальчиками на крышу машины, но, придя к выводу, что пример оказался неверным, фыркнула и пожала плечами.

- Боюсь, одного притяжения здесь недостаточно, - уверенно проговорил Мамору, уловив в словах девушки неправильный подтекст. - Астрономия сама по себе увлекательна и сложна, к тому же тесно связана с другими науками, прежде всего с физикой и математикой, которые всегда давались тебе с трудом, смею заметить. Уверена, что потянешь? – юноша повернулся к Усаги и взглянул на ее испуганное личико. - Соглашусь, те последние экзамены, которые ты сдала в колледже, автоматом зачисляют тебя в университет. Стоит еще порадоваться всем твоим высшим оценкам и поблагодарить мистера Цукино за помощь, ведь в твоем случае обучение не бесплатное. Но, милая, ты все же уверена, что хочешь попробовать себя в астрономии? Поверь, стоит тебе увидеть список предметов и… - брюнет с трудом выдохнул, удрученно качая головой. - Уж лучше бы ты выбрала нечто иное, профессию полегче. Конечно, это престижно, и я буду гордиться тобой, но… для такой девушки, как ты… Астрономия слишком тяжела. Я-то порой голову ломаю и не высыпаюсь, хоть и люблю медицину, а астрономия еще трудней, не так проста, как может казаться на первый взгляд.

- Слишком поздно что-то менять, если уже завтра предстоит окунуться в учебу. Черт, да я даже как-то не думала о сложностях и издержках этой науки. Возможно, мне нравилось само слово «астрономия», да и папа требовал от меня какого-то ответа, пока я якобы была наказана и сидела дома. После сдачи экзаменов прошло немного времени, и он пророчил мне журналистику, чтобы я пошла по его стопам. Понимаю, отец желает, чтобы я уверенно стояла на ногах в будущем, но, знаешь, я не слишком горю желанием работать в журнале «Tokio live journal» или быть фоторепортером. Не обладаю я необходимыми навыками, - произнесла Усаги и, достав из углубления в пассажирской двери бутылку с минеральной водой, смочила пересохшее горло. Мамору отказался от воды, когда девушка и ему предложила сделать глоток.

- Почему же? У тебя хорошо подвешен язык. Если не редактором и репортером, то я бы посоветовал тебе углубиться в психологию. Учитывая, что ты хочешь помогать людям и всегда знаешь, что сказать, я вижу тебя в будущем в этой ипостаси, - изрек парень и, улыбнувшись, посмотрел на задумавшуюся принцессу. Она как раз сузила глаза, оценивая его слова и закручивая крышку на горлышке пластмассовой бутылки.

- Я приму это к сведению, но пока попробую себя в астрономии, - облизав влажные губы, ответила Усаги, никогда не представляя себя в роли профессионального психолога, однако, это имело смысл. Учитывая, кем она была и какими способностями обладала, как воительница, все зависело от правильного выбора профессии, чтобы в будущем сделать что-то стоящее. Но психология определенно связана с медициной, а изучать и заниматься этим девушка до смерти боялась, так как ненавидела врачей с самого детства. Конечно, она видела потенциал у Ами и Мамору, но ей всегда было до них далеко, только вот за каким тогда чертом ее понесло на физический факультет? Под влиянием момента и назло отцу Усаги решила доказать, что способна на большее, но, выслушав Мамору, забеспокоилась, а правильно ли поступила тогда. К сожалению, путь уже выбран, следует ступать по нему и не оглядываться назад. А будущее покажет, окажется ли астрономия стезей Усаги, или все-таки не стоит на нее размениваться и тратить свою молодость.

- Астрометрия, астрофизика, небесная механика и еще множество других подразделов ждут тебя завтра на вводном курсе, прямо с утра на первой паре, - проговорил Мамору, и повернутое в его сторону застывшее лицо Усаги дало молодому человеку очередной повод улыбнуться, ибо девушка совершенно не представляла, о чем земной принц только что ей поведал.

- Я уже предвкушаю завтрашний день, - изрекла блондинка и запнулась, когда ощутила подкатывающую тошноту из-за приближения первого учебного дня, где вновь придется сесть за учебники, но уже окунуться в студенческую жизнь и просто стать взрослой. – Хотя, знаешь, до разговора об астрономии я не особо задумывалась, что ждет меня в университете. И, честно, мне не полегчало, когда я услышала все из твоих уст, оказывается, это такой кошмар… Конечно, мне уже деваться некуда, я начну обучение, но… Проклятье, меня тошнит! Это в порядке вещей? – бросила Усаги и почувствовала, как у нее к тому же засосало под ложечкой и свело живот.

- Я так сильно тебя напугал? Мне остановиться? – спохватился Мамору, ощущая себя последним негодяем, что за несколько часов до ее первого знакомства с университетом дал любимой девушке массу лишней информации, которую необходимо было поведать еще до их первой поездки на море. Отчего тогда он не слишком задумывался о ее профессиональной деятельности и дальнейшем обучении? Верил, что она справится самостоятельно в свои восемнадцать? Полагался на нее саму? Зря. – Усаги, тебе плохо? Не молчи, пожалуйста, - проговорил юноша, видя, что принцесса побледнела и с трудом дышит, поэтому решил замедлить ход машины и свернуть на обочину, но Усаги не дала ему это сделать.

- Все нормально, - тихо ответила девушка и, глубоко вздохнув, снова потянулась за бутылкой с водой. - Никаких остановок, просто дай мне минутку, - сделав большой глоток, блондинка откинулась на сиденье и встретилась с встревоженным взглядом молодого человека. – Я в порядке, правда, тошнота уже прошла. Давай больше не будем говорить об учебе?! Хоть она и неизбежна, но не желаю тратить на нее свой последний свободный день. Может, стоит сменить тему… Ну, или музыку послушать. Уверена, на нашей волне сейчас крутят какую-нибудь веселую мелодию. Давай расслабимся, а то нам светит слишком унылый вечер. Не хочу быть грустной… - настроение Усаги изменилось за мгновение, и Мамору вновь поразился этой перемене. Он давно привык к выходкам девушки и ее характеру, но каждый раз она все равно удивляла его и заставляла влюбляться в себя сильнее. Полная жизни и света, Усаги только что считала, что ее тошнит, и тут же подняла в воздух сжатые кулачки, словно услышала задорную песню и начала под нее двигать телом, будто больше ее ничто не волновало. Девочка-зажигалка, и откуда в тебе эта неуемная энергия, если совсем недавно ты лила слезы из-за несправедливости жизни?

- С тобой, однозначно, никогда не соскучишься, малышка, - проговорил Мамору и нажал на приборной панели кнопку включения FM-радио, где как раз шла программа «По вашим заявкам», и один из слушателей заказывал диктору финальную песню из фильма «Грязные танцы». Предвкушая легендарный оскароносный хит, Усаги вспомнила, как впервые посмотрела это кино на папином видеомагнитофоне тайком от родителей, и улыбнулась. Она обожала наблюдать за отношениями главных героев, за самим Патриком Суэйзи в образе сексуального красавца-танцора Джонни, и, конечно, тогда еще юная девочка не могла оторвать глаз от всех этих умопомрачительных движений бедрами, которые он вытворял, обучая молодую неопытную Бэби раскованным танцам под потрясающую музыку.

- Ах, помню, как впервые посмотрела этот фильм и представила себя в образе Бэби, - мечтательно пробормотала Усаги, ощущая, как кровь прилила к щекам, и была уверена, что покрылась румянцем. – Вероятно, все девочки грезили о таком парне как Джонни. Высоком, красивом… а его тело… Ой, прости! – нервно рассмеявшись, оборвала свои вырвавшиеся наружу мысли девушка и смолкла, заметив, что Мамору пока еще не проронил ни слова. Она слишком увлеклась, описывая героя фильма?

- Не извиняйся, «Грязные танцы» по праву можно назвать культовым кино, и смотреть его могут люди разных возрастов. В нем прекрасно сочетается идея духовной эволюции человека, а уж романтизм с любовью побеждают цинизм и прагматизм. Ведь если разложить по полочкам характеры персонажей, какими они были в начале картины, и какими стали под конец… По-моему, совершенно разные личности, даже отец главной героини. И да, соглашусь с тобой, музыка в «Грязных танцах» просто потрясающая, - изрек принц, повернул голову к Усаги и стал свидетелем, как она увлеченно слушает его с немного приоткрытым ротиком. – Кхм, по твоему завороженному лицу я сделаю вывод, что ты не ожидала от меня таких познаний в области кинематографии.

- Если честно, не думала, что ты вообще смотрел этот фильм, он же, наверное, в большей степени девчачий. Но твои познания… и то, какими словами ты дал рецензию… В общем, я впечатлена, - улыбнулась блондинка и сощурилась, в который раз мысленно давая пинка диктору, который никак не пускал в эфир ожидаемую ей песню, а занимался болтовней со слушателем.

- Если тебе так нравится Суэйзи, то, скорее всего, ты и «Призрака» смотрела? Уверен, остаться равнодушной это кино тебе тоже не позволило, - произнес Мамору, делая разворот на автостраде и съезжая на другую дорогу, ведущую в сторону Токио.

- На момент, когда вышел «Призрак», мне было тринадцать, и поэтому родители не взяли меня с собой в кинотеатр, видите ли, там присутствовало какое-то ограничение по возрасту… бла-бла-бла, - пробубнила недовольным тоном последнюю фразу блондинка и скрестила руки на груди. – С течением времени у меня появились другие увлечения. К тому же, я встретила Луну и стала воином, а «Призрак» так и остался непросмотренным фильмом в моем списке и далекой мечтой о новой роли горячего актера, - закончила Усаги, устремив задумчивый взор в лобовое стекло сквозь капли дождя. Но девушка тут же очнулась от забытья, как только разговоры на радиоволне смолкли и в эфире послышались начальные звуки музыки великолепной композиции в исполнении Bill Medley & Jennifer Warnes – The Time Of My Life.

- Я обязательно куплю тебе кассету с этим фильмом, и мы посмотрим его вместе, договорились? – проронил Мамору и взглянул на Усаги, которая с блаженным лицом закрыла глаза и вряд ли поняла только что сказанное им последнее предложение, уже полностью растворившись в песне. Представив себя на сцене в воздушном платье и с красивой прической, девушка пыталась воспроизвести в памяти английский текст золотого хита восемьдесят седьмого года, отчего со стороны просто не могла не радовать глаз. Молодому человеку Усаги казалась милой и счастливой, когда, позабыв о стеснении перед ним, начала во весь голос подпевать словам исполнительницы. Играя роль Бэби в своем воображении, принцесса не сразу поняла, что, помимо оригинального звучания «The Time Of My Life», в салоне автомобиля можно было распознать нотки еще одного голоса, что сливался со словами Билла Медли и мог составить ему конкуренцию. Усаги даже не представляла, что Мамору являлся обладателем такого красивого баритона, поэтому, когда распахнула глаза и перевела взор на возлюбленного, почувствовала в буквальном смысле все волшебство момента. Именно сейчас девушка ощутила, как соединились не только их голоса в великой песне, но и сердца, бившиеся в такт друг другу в круговороте грязных танцев.

Растаяв в звучании музыки, молодые люди наслаждались обоюдным вокалом и едва не проехали на красный свет светофора, вовремя затормозив на стоп-линии. Пока машина вновь не начала движение, пара радостных влюбленных продолжала подпевать танцевальному хиту из знаменитого фильма и в финале последнего куплета встретилась в нежном поцелуе.

~♦~


Пребывая в приподнятом настроении и безмятежном блаженстве, Усаги с толикой грусти пришлось признать, что ее выходные с Мамору все-таки закончились, когда за окном автомобиля показались знакомые дома, а пейзаж стремглав вернул девушку в реальность, где практически прошло лето и наступила осень. То, как они провели эти два дня в загородном доме, и то, какой чудесной была обратная дорога, затмило собой все невзгоды принцессы, и она верила, что уже ничто не сможет огорчить ее сегодня. Однако надежды не слишком оправдались, и блондинке вскоре пришлось в этом жестоко убедиться.

- Что ж, вот и дом Рей, - произнес Мамору, поглядывая через лобовое стекло на длинные, покрытые моросью, ступеньки, что вели на небольшую возвышенность прямо к храму Хикава, в который обычно приходили горожане и молились о счастливом будущем. Помимо этого, тут был и дом воина Марса, где она жила и совершенствовала свои навыки предсказания по священному огню. В непростое время борцы за справедливость собирались здесь и обсуждали стратегию, как можно истребить с Земли вселенское зло. - Девочки, должно быть, нас заждались, - добавил он, замечая, что дождь закончился, а на улице постепенно начинало темнеть, но погода не так пугала молодого человека, как то, что он увидел в глазах Усаги. Она следила за действиями молодого человека, как он остановил автомобиль и повернул ключ зажигания, внимательно и с придыханием, словно собиралась признаться в самом страшном грехе. – Ты готова, или…

- Дай мне минутку, - устало протянула девушка и потянулась к принцу, чтобы взять его за руку. Тот улыбнулся, и блондинка ответила юноше взаимностью, когда их пальцы соприкоснулись, но принцессу однозначно что-то тревожило, и Мамору собирался выяснить, в чем было дело.

- Эй… - брюнет нежно коснулся девичьей щеки, и Усаги на мгновение прикрыла глаза от приятной близости. – Откуда взялось это чувство грусти? Только что ты была счастлива и пела вместе со мной, а сейчас повесила носик… - изрек Мамору, подмечая тот факт, что он до сих пор не мог привыкнуть к своей девушке, как быстро менялось ее настроение, под него невозможно было подстроиться.

- День заканчивается, а это означает, что завтра наступит новая жизнь. Не готова я к этим переменам, понимаешь? – выпалила девушка, ища в глазах парня ответ на то, как ей свыкнуться с мыслью, что теперь она студентка и более не сможет жить, как ей заблагорассудится. Она готовила себя к этому, но в преддверии важного дня поняла, что боится неизведанного.

- Усаги, ты только себя накручиваешь почем зря. Завтра твоя жизнь кардинально не изменится, ты познакомишься с новыми людьми, продолжишь обучение… и постепенно поймешь, что зря паниковала. Все будет хорошо, я в этом не сомневаюсь, - говорил Мамору, подбирая правильные слова и успокаивая свою возлюбленную. – Не думай о том, что будет завтра. Оно еще не наступило, а вот то, что случилось вчера, требует к себе повышенного внимания. Помимо нашей обыденной жизни, мы ведь должны защищать мир, помнишь? – произнес юноша, и Усаги едва не прыснула, понимая, что всеми фибрами души не хотела больше никаких сражений.

- Честно говоря, мне в большей степени хочется пойти в этот чертов университет, чем вновь столкнуться со злыми силами. Если бы можно было просто щелкнуть пальцами и стать обычной девчонкой, - бросила блондинка, продемонстрировав сказанное с опечаленным личиком. – Ты не представляешь, как сильно я желаю забыть, кто я есть на самом деле, - протянула девушка и перевела взор в окно, где как раз на столбах зажглись фонари.
- Усаги… - молвил Мамору в надежде, что сможет подобрать верные слова, но Усаги опередила его, не дав даже фразу договорить до конца.

- Да, я знаю, что эгоистка, но… Не хочу я больше страдать, сражаться с необъяснимым злом, которое пугает меня до чертиков, - в сердцах выпалила блондинка и на мгновение мысленно вернулась в загородный дом, где обрела чувство, доселе ей неизвестное. Девушка вздрогнула, но постаралась отогнать неприятные воспоминания. – Враги становятся все сильнее, и я не уверена, что у меня хватит сил… - на этом стенания принцессы подошли к концу, ибо Мамору привлек ее к себе, потянув за руку, взял в ладони личико и заглянул во влажные глаза, столь откровенно обнажавшие девичью душу.

- Солнце мое, ты всегда была и будешь самой сильной воительницей в Галактике. Никто никогда не мог устоять перед тобой, даже Галаксия пала, ощутив огромную силу любви, которой пропитано твое чистое сердце, - Усаги прикоснулась губами к ладони Мамору, внимая его словам, как правде, затерянной в недрах человеческой души. – Мы были рождены воинами, чтобы защищать нашу планету. Никто, кроме нас, этого не сделает. Я прекрасно понимаю твое желание жить обычной жизнью, но такова цена за мирное существование человечества. Уж коли нам выпала такая участь, стиснем зубы и добьемся того, что достичь в состоянии. Вместе.

- Прости, - слова принцессы пропитались горечью и извинениями, но не все было так просто, нельзя взять и все забыть, не в ее власти продолжать оставаться сильной и выступать последней надеждой ныне живущих на светлое будущее. Если внутри Усаги бурлили эмоции и долг с желаниями иногда перевешивали друг друга, то внешне девушка старалась никому не показывать свои истинные эмоции и улыбаться в ответ на возникающие вопросы. Нельзя было полностью выплеснуть накипевшее, даже Мамору, хоть и отчаянно хотелось. Пускай его слова облегчат ее страдания на некоторое время, но от вечных мук девушку вряд ли что-то спасет. – Иногда я опускаю руки, хоть и не имею на это право. Знаю, все ждут, что я справлюсь, выстою до конца, однако, мы же не имеем понятия, что грядет и как с этим бороться. Пускай я – лидер и самая сильная из всех, но… тоже боюсь! Боюсь, что отчаюсь в последний момент и всех подведу, - слезы полились из глаз Усаги, однако молодой человек стер их с ее щек губами, после чего накрыл земляничные уста принцессы, веря, что хоть так сможет успокоить девушку.

- Я люблю тебя, Усаги, - проговорил Мамору, находясь к принцессе так близко, насколько было возможно. - Пусть я и сам не слишком верю в наличие силы, коей должен обладать, но пока мы есть друг у друга, ничто не способно нас победить. Я всегда буду с тобой, всегда буду твоей опорой, ты же веришь мне?
- Я всегда тебе верю… - протянула блондинка, утопая в сапфировых очах, словно в бездне океана. Он, как и она, тоже мог всегда найти нужные слова, чтобы успокоить свою половинку. Усаги безоговорочно доверяла Мамору, но верила ли она себе?
- Ты готова? Девочки, вероятно, заждались уже, - оторвался от воительницы молодой человек, дабы больше не поддаваться приятному дурману, а думать о том, зачем они здесь. Рядом с Усаги он чувствовал себя спокойно и уверенно, все время желая стать еще ближе, но пора прекращать это занятие и взять себя в руки.

- Понимаю, звучит странно, но мне не слишком хочется вспоминать то, что случилось. Совсем не хочется, - изрекла блондинка, закусив губу. Ее тревожило не столько само воспоминание, сколько некое предчувствие, шедшее будто изнутри, ощущение страха и узнавания. Правда, невозможно было с уверенностью сказать, что доселе пришедший враг являлся знакомым Усаги, что ее и смущало.

- Соглашусь с тобой, что до сих пор не разобрался в деталях, но они должны знать правду, - произнес Мамору и перевел взор в сторону храма Хикава, - Они воины, как и мы, и рассказать им о враге – наша первостепенная задача, Усаги. Нельзя такое скрывать, - он говорил дело, и принцесса знала, что все обстоит именно так. Она не должна быть такой размазней. На кону невинные жизни, пора вытащить голову из песка. - А теперь нам следует уже выйти из машины и сделать хоть что-то, пока время еще на нашей стороне, - юноша осмотрел мельком улицу и вернул внимание Усаги: - Постепенно темнеет, и чем раньше ты окажешься дома… тем меньше шанс, что на пороге будет ждать твой отец. А я меньше всего сейчас жажду с ним встречи, - закончил парень и покинул салон автомобиля, чтобы открыть девушке дверь и подать ей руку.

- Эй, я могу ходить сама, - пробубнила Усаги, повернувшись к Мамору и сложив руки на груди, будто бы злилась на него. – Я не истекаю тут кровью, если дело на то пошло, - бросила блондинка, когда перед ее носом оказалась протянутая мужская ладонь, и она недобро покосилась на молодого человека.

- Джентльменство разве ушло в прошлое? – протянул брюнет и помог лунной воительнице выбраться из салона машины, хотя, на самом деле, она и прекрасно сама двигалась, но это был всего лишь повод показать юноше себя с лучшей стороны. К тому же, он еще помнил, что у Усаги были наложены швы, но рана уже затягивалась и не была столь серьезна, как день назад. – Ладно, иногда хочется побыть настоящим принцем, это возбраняется, леди? – саркастично промолвил Мамору, и улыбка выдала его с головой, на что девушка только рассмеялась и учла, как молниеносно ею любимый человек вернул ей радость жизни.

Осмотревшись по сторонам и состроив друг другу глазки, герои двинулись в сторону жилища Рей Хино, где условились с ней о встрече. Дойдя до удаляющихся ввысь широких ступенек из белого камня, Усаги даже толком не поняла, что случилось, когда ощутила вновь сильную головную боль. Тело задеревенело, а душа ушла в пятки, ища выход из ситуации, от которой бросало в дрожь. Девушка что было сил зажмурилась и ощутила толчок в плечо, будто ее случайно задел прохожий, спускающийся вниз по лестнице прямиком из храма предсказательницы огня. Усаги не успела, да и не могла, рассмотреть незнакомца вблизи, чтобы составить более точный портрет, когда почувствовала недомогание. Все перед ее глазами поплыло, и принцесса едва не потеряла равновесие, но крепкие руки Мамору удержали девушку и помогли устоять. С кем блондинка успела столкнуться, так и осталось загадкой, но этот человек, вроде как одетый вчерную куртку с капюшоном, стремглав удалился, то ли не придав значения курьезу, то ли не желая раскрывать свою личность.

- Усаги, что… ты… - последующие слова принца так и не сумели обрести форму и пролиться в свет, ибо его тело тоже столкнулось с неизвестной фигурой в темных одеждах. Пока Усаги пыталась справиться со своим состоянием, а Мамору с неуемным желанием понять, что произошло с его возлюбленной, им обоим и в голову не пришло вновь взглянуть на длинную лестницу и встретиться лицом к лицу с еще одним довольно шустрым персонажем, оказавшим на пару влияние. У принца дыхание сперло, в груди все сжалось и заломило виски, словно в мозг медленно втыкали тупую иглу, уже не в первый раз изощренно пытая. Личность, удалившуюся в противоположную сторону от первого незнакомца, Эндимиону так же не удалось опознать, он лишь заметил, как из его кожаного капюшона выглядывали вьющиеся пряди длинных волос, на чем юноша смог заострить внимание буквально на мгновение.

«Что за чертовщина», - пронеслось в мыслях молодого человека, когда наваждение прошло и осталось послевкусие в виде дико навалившейся усталости. Оглядевшись по сторонам в поисках новых опасностей, молодые люди обменялись встревоженными взглядами и не спеша последовали вверх по лестнице, держась за руки. Теперь они уже не могли поручиться, что все будет хорошо, к еще одному сюрпризу они вряд ли были готовы. Но после столь мало приятной встречи Усаги с Мамору даже не осознавали, каких масштабов достигли изменения в их кругу, пока влюбленные отсутствовали.

- А вот и голубки. Долго же вы добирались, чтобы встретиться с нами, - едко процедила Рей, стоило королевской чете пересечь порог залы, в которой обычно медитировала воительница огня, предсказывая по священному огню будущее. Парень с девушкой резко остановились, не совсем понимая тон, с каким к ним обращалась жгучая брюнетка, стоящая лицом к высокому алому пламени и что-то нашептывающая ему. Глаза у Марса были угольно-черные, в них играли переливы огня, но, стоило ей развернуться и посмотреть в сторону гостей, очи приняли свой естественный цвет. – Входите, не стесняйтесь, только отцепитесь уже друг от друга, смотреть противно, как вы играете в любовь на наших глазах, - жестко проговорила красавица в бело-красном кимоно, и на ее лицо легла тень, не предвещающая благоприятный исход, однако ни Усаги, ни Мамору этого не заметили.

- Рей, что с тобой такое? – проронила Усаги, подозрительно поглядывая на подругу и ожидая от нее ответа, но Марс продолжала всего лишь смотреть, словно девушку мало волновала настороженность принцессы. Вместо Рей в разговор вступила Макото, чей суровый взгляд перестал прожигать огненное пламя и переместился на вошедших друзей.

- С ней ничего, Усаги, а вот с тобой что? – спросила шатенка, перестав опираться на стену в углу залы, и сделала несколько шагов в сторону Рей, что сцепила руки на груди в замок, но по-прежнему едва ли моргнула хоть раз. – Ты прервала наш воскресный вечер и приказала придти сюда, чтобы якобы поведать о каком-то нападении, - Макото скривилась и вперилась в пару лихорадочно горящими глазами. - Не кажется ли тебе, что пора завязывать и оставить нас в покое? – Юпитер закусила краешек губы, переводя ярко-зеленые очи с Усаги на Мамору и обратно, но если принцесса растерялась от неожиданного вопроса, то юношу в угол так просто не загонишь, даже если кое-кого придется поставить на свое место. Он все понимал, но воительницам стоит умирить свой суровый тон и вспомнить, с кем они разговаривали. Усаги не заслуживала такого отношения.

- Уж простите великодушно, но мы все в одной лодке, когда боремся со злом, - проговорил брюнет, нахмурив лоб, и встретил взор Макото таким же враждебным, как у нее, однако она не потупила глаза и не отвела их, а лишь прыснула и повторила позу Марса. – Покой к нам не относится, если…

- И я не приказывала, а просто попросила собраться, - подала голос Усаги, и было видно, что ей с трудом давались слова. Возможно, она никогда не видела, чтобы подруги так грубо с ней разговаривали, поэтому и не знала, как на это реагировать. Мамору понимал, что его возлюбленная держится на волоске после их недавнего разговора в машине, и искал выход из положения, дабы обойтись малой кровью. В глубине души Усаги не хотела вступать в новые схватки с врагами, но крупицы совести не позволяли ей отступить, к тому же рядом с ней находилась проверенная команда из борцов за справедливость, на которую всегда можно было положиться, и принцесса смела надеяться на их помощь. А сейчас, если девочки недовольны и собираются показывать характер, как это может отразиться на Усаги? Одиночество никогда не шло ей на пользу, и Мамору даже мысли не допускал о развороте событий именно таким образом. - Вы злитесь?

- О, не то слово, - протянул тоненький голосок Минако, когда они вместе с Ами показались из соседней прилегающей залы и двинулись в сторону двух других девочек. Если Меркурий не слишком старалась показывать свой темперамент, как и раньше за ней водилось, то Венера со слащавой улыбкой решила ударить Усаги по больному. Возможно, она никогда бы не стала позволять себе такое, но нечто будоражило ее кровь, заставляя говорить ужасные вещи. – Воскресенье, свободный день. Я как раз находилась на прослушивании и ждала, когда же меня позовут на сцену. Черт, и как только назвали мое имя, тут же нарисовалась ты… - Минако сжала руки в кулаки и стиснула зубы. - Знаешь, не у одной тебя есть личная жизнь. Ты ей наслаждаешься, как погляжу, цветешь и пахнешь, а что мы? У меня нет твоего замечательного принца, и моя жизнь не расписана по минутам, - процедила девушка и двинулась в сторону пары, когда Мамору, не спуская с воительницы взора, принял чуть ли не боевую стойку перед Усаги, намереваясь защитить ее от любой угрозы. Однако Минако, хоть и остановилась вовремя, играя с Эндимионом в гляделки, но за долю секунды прожгла Серенити уничижительным взглядом, и та ощутила себя полным ничтожеством. - Я не знаю, выйду ли когда-нибудь замуж или нет, родится ли у меня дочь, стану я кем-то большим, чем просто воином Сейлор Мун. Несправедливо, что у Богини любви нет ничего того, что есть у тебя, - рыкнула некогда веселая девочка и попыталась обойти Мамору, чтобы добраться до Усаги, но молодой человек резко оттолкнул Венеру в сторону, и та зашипела от боли в предплечье. Возлюбленная принца едва не вскрикнула от сцены, в которой Минако чуть не потеряла равновесие, но даже не подала признака, что чувствует боль, когда брюнет применил к ней свою силу.

- Назад, - изрек мужчина и ощутил, как дрожащая рука Усаги опустилась на его плечо, будто бы призывая расслабиться и остановиться. Но Мамору не мог себе этого позволить, особенно если земные воительницы вели себя неадекватно и того и гляди готовы были броситься в атаку. Без причины такое не могло произойти. Мысль о пребывании в храме Хикава зла быстро промелькнула в его сознании, но принц не мог сейчас об этом думать, когда его женщине была необходима защита. - Даже не подходи к ней.

- Минако, ты пугаешь меня, - пропищала дева Луны, не веря собственным ушам и глазам: лучшие подруги ополчились против нее, когда она больше всего в них нуждалась. Возможно, они некоторое время близко не общались, но так кардинально девочек ничто не могло изменить, если только не вмешались какие-то высшие силы. – Я никогда не смеялась над тем, что у тебя нет парня. Он обязательно появится, я уверена, просто ты не встретила еще свою любовь, - сглотнув, обреченно протянула Усаги, но Минако лишь сузила глаза и готова была продолжить словесную демагогию, как ее прервали, не дав вывалить на принцессу весь оставшийся ушат холодной воды.

- Не хочу показаться грубой, но меня сейчас больше волнуют мои пациенты, чем все происходящее здесь, - вмешалась Ами и уверенным шагом двинулась к выходу из залы, чтобы на этом завершить свое присутствие там, где ей не слишком хотелось находиться. - Им больше нужна моя помощь, нежели я стану гоняться за мифическим злом по всему городу. – Мамору проводил Меркурия недобрым взглядом, когда она прошла мимо них с Усаги, ни на мгновение не теряя бдительности, ибо даже от такой тихони, как Ами, можно было ожидать всего, что угодно. Когда ты зол и находишься под влиянием момента, то не в состоянии следить за собственными поступками, поскольку адреналин играет в крови, а сердце бешено скачет. Однако Ами больше волновалась о пациентах, а не собиралась толкать речь о несправедливой принцессе и ее якобы лжи, но и оставаться, чтобы выслушать необходимую информацию, не планировала.

- Ами, подожди, - выпалила принцесса и вопреки осторожности возлюбленного задержала свою подругу, схватив ее за руку. Ощущение не из приятных пронеслось по блондинке при этом жесте, но толком она и прочувствовать его не успела: Меркурий с размаху отбросила девичью ладонь в сторону и воззрилась на Усаги тем же взором, коим глядела на нее Минако. Чертыхнувшись, Мамору быстро завел свою девушку себе за спину и приготовился к пламенной речи синеволосой красавицы, которой не позволили спокойно покинуть залу священного огня, и теперь она однозначно покажет коготки.

- Достаточно, Усаги, - холодно проговорила Ами и выпрямилась, наблюдая, как воительница Луны сжала свою руку и с недоумением смотрела на спектакль, который четыре внутренних воина Земли тут устроили. - Я слушала тебя бесконечно долго, но более не хочу быть ведомой тобой, когда на заре моей карьеры могу сделать гораздо больше, нежели в облике звездного воина. Разбирайся со своей жизнью, со своими демонами сама, а меня оставь в покое, - девушка открыла скрипучую дверь и, сделав глоток холодного воздуха, добавила: - В конце концов, мир не крутится только вокруг тебя и твоих проблем. Начни считаться и с нашими желаниями тоже, - с этими словами Ами сорвалась с места и исчезла в сумерках дождливого и мрачного вечера, оставляя некогда свою самую близкую подругу с двоякими ощущениями и болью от сказанных ею слов. Наблюдая уход Меркурия, Усаги понимала, как по крупицам разваливается их дружба, а в груди защемило от немыслимого чувства одиночества, коим когда-то хотела наградить лунную принцессу Королева Темной Луны Нихиления. Именно тогда девушке пришлось столкнуться с утратой всех подруг, любимого человека и появления на свет прекрасной дочери, без которых она просто не мыслила своего существования. Если и сейчас картина повторялась, то ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы и остальные поддавались влиянию зла, однако в данном случае герои не имели представления, с чем столкнулись, и были ли воины околдованы, чтобы говорить такие ужасные вещи. Возможен ли вариант, что они говорили именно так, как думали на самом деле?

- Что здесь случилось? Почему они себя так ведут? Никогда не видел, чтобы Ами… - пробубнил себе под нос Мамору, теряясь в догадках о поведении звездных воительниц, но даже с этим ему хотелось в меньшей степени разбираться, как быть уверенным, что с Усаги ничего не случится. Оберегать свой смысл жизни являлось для парня первоочередной обязанностью. Да, он понимал, что для любимой девушки потерять лучших друзей равносильно смерти, но душевные муки ничто по сравнению с физическими травмами, кои могут нанести зачарованные темными силами люди. А могущественные хранители планет – тем более. Отчего-то именно в данный момент Мамору почувствовал в себе прилив сил и поверил, что, если придется, он сможет отразить атаку звездных воительниц энергией, что сокрыта где-то внутри него. Усаги никогда не ошибалась и знала, что нужно было сказать, чтобы Эндимион наконец признал правду. Однако даже он не горел желанием сражаться с собственными боевыми товарищами, когда поблизости ошивается куда большее зло.

- Я ничего не понимаю, Мамору, - проронила дрожащим голосом Усаги и всхлипнула, уткнувшись носом возлюбленному в плечо. Ее хрупкое тело вздрогнуло, а ручки сжались на куртке парня, что он ощутил спиной, но успокаивать любимую девочку в данных обстоятельствах было неудобно, когда на тебя смотрят три пары разгневанных глаз. – Почему Ами так сказала? Она же не права…

- О, она-то как раз права, - взъелась Макото, и ее громкие слова показались принцессе хлыстами, что нещадно добивали ее, когда от растерзанного тела уже ничего не оставалось. Блондинка должна была узнать причину перемен, произошедших с девочками, и помочь им, но до ужаса не хотела слушать всю их речь, пропитанную ядом. Что она может противопоставить своим воинам, когда знала, что сама была слаба? - Порой кажется, что вы двое думаете только о себе. У нас тоже есть жизнь и свои увлечения. Ты давно общался с Мотоки, принц, со своим лучшим другом? Помнишь еще такого, светловолосого красавца с зелеными глазами? Ему кажется, что Мамору Джиба совсем помешался на Сейлор Мун, забросив остальных друзей! – едко процедила шатенка, видя, как влияет сказанное на защитника Земли. Но если он старался не терять самообладания и быть мужчиной, то наивная Усаги с каждым словом расстраивалась все больше и уже не контролировала эмоции, намереваясь выпустить их из себя в виде слез.

- Макото, ты не проймешь меня такими речами, - с долей сарказма заявил Мамору, ибо, пока у него есть Усаги, с остальным он справится. Слишком обнадеживающе, но не верил парень в пустые слова, какими любило разбрасываться зло. Жаль, что принцесса так отчаянно нуждалась в своих подругах, что впитывала их слова как губка и принимала за чистую монету.
- Отнюдь, вы же лучшие друзья, а когда в последний раз проводили время вместе? – изрекла Юпитер, сладко улыбаясь, и блондинка вздрогнула, когда резко подняла голову и встретилась с Макото напряженным взглядом. Понимая, что не проводила с подругами большую часть свободного времени, Усаги возненавидела саму себя, что поставила отношения с Мамору на первое место и полностью отреклась от незаменимой четверки лучших подруг, которым, видимо, не хватало внимания. Они всегда были вместе, а сейчас, взрослея, стали реже видеться и общаться, что, скорее всего, и стало для принцессы укором. Но даже если все и обстояло так печально, почему они выговаривали ей все в таком тоне и давили на слабые места? Девочки копили отрицательные эмоции, а сейчас, когда принцесса практически чувствовала себя хотя бы с Мамору самой счастливой, ей предстояло упасть с небес на землю и разбиться вдребезги, пока фразы воительниц ранили их предводительницу в самое сердце.

- Ты считаешь, что я забыла о нашей дружбе, и теперь она ничего для меня не значит? – с лихорадочно горящими очами громко заявила Усаги и готова была броситься в сторону девочек, дабы те поверили в искренность ее слов с близкого расстояния, но Мамору оборвал попытку лунной наследницы на корню, не позволив ей даже сдвинуться с места. – Это не так, Мако, вы же мои самые близкие подруги…

- Брось, вы со своей любовью позабыли не только о нас, но и обо всем остальном человечестве… - правая бровь шатенки поползла вверх, а очи сощурились, пока она наблюдала за безрезультатными попытками Усаги изменить положение и вернуть все на круги своя. Ей предстоит многое исправить, однако Юпитеру до этого не было никакого дела. Она до конца так и не поняла, что послужило причиной ее сегодняшней ненависти к принцессе, но ощущение свободы окрыляло, и Усаги уже не казалась важнее всего на свете. Возможно, непозволительно было давать зависти и обиде брать над разумом верх, однако сердце молчало, а более не за что оказалось держаться, как за спасательный круг, коим чаще всего выступала притягательная улыбка милой девушки со смешными хвостиками. Для каждой из воительниц Усаги являлась светом, той составной частью, что связывала их воедино, как лучших подруг, а нечто смогло прийти и в один миг разрушить все, что пришло еще из прошлой жизни. В глубинах подсознания девочки могли бы бороться, но проще наломать дров, а после корить себя за ошибки.

- Нет, это не так, почему вы не верите мне? – молвила блондинка, ища в суровом взгляде Юпитера ответы, но та более не собиралась ничего говорить, решив, что бессмысленно пытаться изменить человека, коли он сам этого не захочет. А Усаги не видела своей проблемы, как считала Макото, поэтому решила последовать примеру Ами и уйти с глаз долой, чтобы успокоиться и забыть данный разговор, как страшный сон. Девушка надеялась, что когда-нибудь все будет иначе, но сейчас не могла более выносить слезливое личико воина Луны.
- Я больше не хочу тебя слушать, Усаги, - выпалила раздосадованная шатенка, махнув рукой в сторону Сейлор Мун, и, нахмурившись, смело двинулась к выходу. Вспомнив, чем это обернулось в прошлый раз, Усаги более не стремилась вставать на пути воительниц, а только сочувственно провожала еще одну свою подругу грустным взглядом. Макото знала, что принцесса не сводит с нее взора, поэтому оглянулась и добавила: - Если ты не в состоянии определить, что для тебя важнее, Мамору или население Земного шара, то мне больше не о чем с тобой говорить.

- Ты жестока, - сглотнув, проговорила блондинка и понуро опустила голову, тогда как Мамору по-прежнему ждал от воинов нападения в любую минуту. Юпитер могла за долю секунды обрушить на пару свой гнев, но не стала этого делать, хоть ее руки и чесались вступить в рукопашную с принцем Эндимионом, посмотреть, кто кого в честном бою. - Разве можно здесь выбирать?

- Раз не в состоянии ответить, то и зачем тебе сражаться? Все равно важнее симпатичного принца для тебя нет, - пожав плечами, закончила Макото и, юркнув за дверь, покинула залу, оставив позади Усаги, свой воинский долг и крепкую дружбу с остальными девочками. Вероятнее всего, в скором времени она пожалеет о том, что сказала, но порой даже столь обидные слова могут оказаться правдой. Носить их в себе или в глаза выпалить близкому человеку – разные вещи, однако все, что ни делается, все к лучшему, хоть на первый взгляд здесь и нет ничего хорошего.

- Пожалуй, я тоже сделаю ноги, - протрещала Минако, вприпрыжку последовав за воином грома, которой уже и след простыл. Видя, насколько сильно они задели принцессу своим поведением, Венера напоследок тоже решила уколоть Усаги, заставив их с Мамору понервничать. Если же наследница Луны почувствовала себя еще более никчемной и ужасной подругой, то принц с трудом пересилил приступ ревности, что дремала в закоулках его души. - Передам привет от вас Ятену и Сейе. Хм… Усаги, помнишь ведь еще такого? Парня, которому ты разбила сердце… - злорадствовала девушка, замечая, как меняется лицо принцессы с опечаленного на разъяренное. Вдобавок и Мамору скривился, вспомнив о чувствах Сейи к его возлюбленной, которым он по собственной глупости позволил появиться и вырасти.

- Минако! Хватит!!! – выкрикнула Усаги со злостью в глазах и поняла, что от безысходности все же дала волю слезам, которые тут же стерла рукой, чтобы не казаться еще более жалкой.
- Боюсь, боюсь, - с ухмылкой прыснула Венера и в притворном ужасе подняла руки, словно брала таймаут, однако ж, на этом словарный запас девушки не иссяк. - Знаете, вместо того, чтобы искать неприятности, лучше бы подумали о себе, а о нашем существовании забыли. Без тебя, Усаги, я, наконец, заживу спокойно, поразмышляю о будущем… - Минако мечтательно закрыла очи, но Серенити быстро вернула ей плохое настроение, когда в сердцах вновь стала гнуть свою линию.

- Да не будет никакого будущего, если мы не одолеем нового врага, пойми ты, Минако, - продолжала Усаги, когда воительница завела глаза и прислонилась спиной к дверному косяку, поражаясь нахальству лунной принцессы и ее неуемному желанию не отпускать от себя команду некогда борцов за свободу.

- Девочки, вас словно подменили. Это что, магия Вуду? – изрек Мамору, когда Венера состроила из себя саму невинность, а Рей рассмеялась от столь глупого мужского предположения. Ей еще не доводилось сталкиваться с колдовством ведьм и вряд ли она станет опускаться до их уровня, намереваясь причинить кому-то вред. - Вы вообще отдаете себе отчет в том, что говорите?

- Мамору, порой ты такой смешной, - протянула Марс, накручивая на палец прядь своих шикарных черных волос, и снова смолкла, отдав инициативу в руки Минако, которой было что еще сказать: - Она принцесса, и у нее есть ты. А что светит нам, ничем не примечательным девушкам? Дайте построить, наконец, свою жизнь и не лезьте в нее с демонами, злыми силами и нелепыми всевозможными врагами. Я сыта по горло со времен появления Артемиса в моей жизни. Став Сейлор Ви, мне пришлось отказаться от многого, но теперь… - не успела закончить золотоволосая красотка, как ее оборвалаУсаги, ведь она знала, что Минако в лепешку расшибется, но никогда не поставит желание выше долга. Она не откажется от исполнения своей мечты, но люди и их защита стояли у нее всегда на первом месте. Возлюбленная Эндимиона сама как-то сказала Венере, что даже во время битв и сражений не стоит лишать себя возможности достичь желаемого, но, естественно, не ценой жизни человечества. Что бы ни было, нужно понимать, как поступить правильно и как сделать все легко.

- Ты не Минако, если так рассуждаешь. Она бы никогда не… - воскликнула Усаги, чем вывела из себя подругу, но слова оборвались, когда Венера со всей силы стукнула кулаком по двери и ощутила, как злость внутри достигла нее предела, поэтому даже не сразу сообразила, что выпалила с каплей яда на языке. - Вот только не нужно начинать этот большой разговор… Могла бы иногда встать и в наше положение, а не только выбирать между Сейей и Мамору. Ох, не делай таких округленных глаз. Может, никто тебе ничего и не говорил, но мы не слепые и не глухие. А своими стенаниями ты делала всем только хуже. Но, к черту… - девушка вздрогнула и покачала головой, словно на этом подводила итог. - Пусть Сейя не часто становился мужчиной твоих грез, однако Мамору, и только он, волновал тебя больше, чем все остальное в этом мире. Макото права, ты всегда с ним, думаешь только о нем, ну, а как же я? Найти мне мужчину не хочешь помочь? В конце концов, не у тебя одной есть потребности, красавица, - с сарказмом проронила Минако, облизав нижнюю губу, и в ее синих глазах заплясали чертенята, поскольку она заметила, что принцесса поняла, в какое русло свернул разговор.

- На что ты намекаешь? – хлопая ресницами, тихо пропищала Усаги, и ее щеки покрылись румянцем. Мамору же старался не терять присутствия духа, чтобы не смущаться, как его возлюбленная. Не мешало еще и ему участвовать в обсуждении интимных подробностей девушек, коли они собрались прилюдно выставить их с Усаги личную жизнь напоказ.
- Хм, думаю, твой Мамору давно сделал тебя женщиной… - злорадно изрекла Венера и обрадовалась, когда увидела испуг на лице бывшей подруги и отвращение в глазах принца. Ее не волновало, что она зашла за рамки приличия, а лишь веселила ситуация, в которой могла говорить все, что ей вздумается. - Или ты только вошла во вкус? – девушка ощутила, как на губах расползается злая усмешка, и обрадовалась, что сумела задеть друзей за живое. - Нравится…

- Минако, прошу, перестань, как ты можешь? – умоляла Усаги, закрыв уши руками в попытке провалиться сквозь землю и не слышать всех этих гадких, жутких слов, кои уже граничили с безумством. - Вы же мои лучшие подруги… Мы через столько вместе прошли, что я не в состоянии… вынести… такое, - блондинка более не пыталась противиться слезам, находясь уже на грани истерики, поэтому позволила своей слабости вырваться наружу. Усаги обреченно приняла факт, что проиграла и потеряла незаменимых подруг, всего лишь думая о Мамору чаще, чем о них. Обида так просто не исчезнет, а их боль сможет выветриться только со временем, а пока принцессе просто придется отпустить девочек и самой решать приходящие проблемы.

- О, плачущая принцесса, до сих пор не можешь сдерживать слезки, - произнесла Минако, с иронией наблюдая, как Мамору в очередной раз успокаивает несчастную воительницу и шепчет ей милые словечки, ставшие уже банальными. – Ты не думала, что пришла пора вырасти из подросткового возраста, Усаги, раз половую жизнь уже начала… - молодому человеку с девушкой резануло слух последнее высказывание Венеры, но они смолчали, покуда та рассмеялась и за долю секунды покинула их общество, пропадая в мрачности приближающегося вечера. Улица встретила Минако холодом и сыростью после недавно пролившегося дождя, но все это вкупе с практически прошедшим летом не окрыляло ее настолько, как чувство полной свободы… от обязанностей воина… от принцессы Луны.

- Усаги, не переживай, - обняв девушку за плечи, протянул Мамору, надеясь, что в его руках Усаги найдет успокоение и ей станет чуточку легче. Конечно, он не был в состоянии полностью забрать ее боль, но рано или поздно все образуется, а пока они вместе, то, держась друг за друга, ссору с воинами станет возможно пережить. Глядишь, в будущем найдется выход из ситуации, и Усаги в очередной раз обретет их крепкую дружбу. – Они вели себя странно, но абсолютно уверен, говорили не всерьез. В глубине души каждая из них любит тебя. – Сладкие речи принца могли заставить Усаги поверить во что угодно, но в данный момент слова Мамору не звучали правдиво. Человек слышит лишь то, что хочет слышать, а блондинке пришлось признать неизбежную правду. - Все, что тут было сказано…

- … глаголет истину? – выпалила принцесса и закусила нижнюю губу, после чего отпрянула от молодого человека, не зная, куда себя деть от стыда. Ей отчаянно хотелось что-то изменить, но, понимая, что это невозможно, выпустила наружу накопившиеся эмоции. Мамору неуверенно смотрел на возлюбленную и хотел было стереть слезы, катившиеся по ее щекам, но блондинка увернулась от руки мужчины и покачала головой. – Я не святая, Мамору. Кто сказал, что я не верю во все, что сегодня здесь прозвучало? Девочки правы, я слишком эгоистична, чтобы…

- Чем скорее ты признаешься самой себе в слабостях, тем быстрее сможешь отпустить нас, - изрек глубокий голос Рей, которая все еще стояла подле священного огня и взирала на последних своих гостей, оставшихся в одиночестве. – Мы устали изображать из себя героев, а следовать за запутавшейся принцессой не предел, по крайней мере, моих мечтаний.

- Рей, мы все люди, и никто не идеален. Что ты ждешь от Усаги… после всего того, что вы сами ей наговорили? Это были отчаянные попытки сломать ее, или вы надеялись на другой исход? Нельзя требовать слишком многого, - выпалил брюнет и сделал несколько шагов в сторону Марса, ибо рядом с ней отчего-то уже не чувствовал угрозы, считая Рей одну не опасной и способной не ввязываться в авантюры. Пускай в свое время они с Усаги грызлись, как кошка с собакой, но тем самым между девушками образовалась самая крепкая дружба, и в одночасье она не могла сойти на «нет», разлетевшись, словно борцы за добро от своего лидера.

- Смотрю, ты расслабился, не оберегаешь больше свою драгоценную вещь, - надменно протянула брюнетка, улыбнувшись, и Мамору застыл в тот момент, когда Усаги схватила его за руку, не позволив более сделать ни шага в сторону хранительницы священного огня. Очи лунной принцессы расширились, что заставило Рей ухмыльнуться. - Почему же не защищаешь ее от меня, как делал мгновение назад? Или слепо веришь, что я на нее не наброшусь, как остальные? – выплюнула Марс и прожгла блондинку ледяным взглядом, отчего та поежилась, но скрыла волнение. Мамору же снова напрягся, держа ухо востро, и ответил Рей более суровым взором, нежели она смотрела на них с Усаги.

- Она не вещь, - прошипел юноша сквозь зубы и сжал руки в кулаки, понимая, что любимая так или иначе уже ощутила его напряжение и попыталась сжать запястье сильнее, дабы молодой человек не реагировал на слова Марса, ведь до этого успешно контролировал свои эмоции. – И ты ничего ей не сделаешь!

- Нет особого желания, - бросила Рей, поведя плечом, и повернулась к горящему пламени за спиной, ибо огонь являлся ее стихией, и не только успокаивал, но и питал, придавая сил. – Девочки ушли, Усаги, мой тебе совет: перестань цепляться за прошлое и перейди на новую ступень. Разберись в своей жизни для начала, - руки девушки наполнялись энергией, когда она грела их у пламени, а в глубине души нечто билось и пыталось вырваться наружу, но воительница это незримо подавляла. На самом деле ей не слишком хотелось признать тот факт, что неспроста она вела и говорила сегодня себя не как настоящая Рей. Разве когда-либо Марс с остальными воинами позволяла себе так разговаривать, как с Усаги и Мамору? Возможно, что-то повлияло на них, но девушка никак не могла вспомнить или представить, кто бы это мог быть. С самого утра она не встречала в доме посторонних, а лишь видела дедушку и Ючиро, но они не являлись источниками зла, насколько знала Рей. Находившись на улице днем, брюнетка ни разу не видела, чтобы к храму Хикава кто-либо приближался, если только ее не смогли обмануть?! Тем не менее, все, что сказано, уже нельзя забрать назад, да и стоит ли об этом размышлять, если Усаги и на самом деле иногда считала Рей излишне мягкотелой и наивной. Плакса она или нет, неважно, но преподать урок ей сам Бог велел. – А теперь попрошу покинуть мой дом, - изрекла предсказательница, но, не услышав удаляющихся шагов, нахмурилась и, ощутив в венах разливающуюся, словно пожар, ненависть, пришла в негодование и воспользовалась могуществом огня, пойдя против наследников королевств Луны и Земли.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-13761-18
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (06.12.2014) | Автор: LanaLuna11
Просмотров: 818 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 10
0
9 FeliciaHardy   (30.12.2014 11:35) [Материал]
На самом деле, что вот мне интересно и непонятно было в аниме - это самоотверженность других воинов. В плане все для принцессы. Просто в жизни, мне кажется, все же более вероятен вариант описанный тобой. По сути, такое описание как в аниме и манге, больше характерно для японских войнов. Даже если вспомнить из истории в сентябре,когда Япония объявила о своей капитуляции, многие военные совершили самоубийство.. Ну многие все же японцы... ну вообще как нация.. больные на голову люди.
К чему это я. К тому, что мне нравится такое приближение к реальности. Может,конечно, тут тоже слегка гиберболизированы чувства героинь (пока не знаю, от чего они по сюжету так повели тут себя), но все же это более вероятная реакция, чем по аниме "Ой, конечно, мне важна только принцесса"
Жду, что будет дальше=)) wink

0
10 LanaLuna11   (27.04.2018 22:05) [Материал]
Конечно. В конце концов, у каждого своя жизнь. и они живые люди smile

1
4 Bella_Ysagi   (08.12.2014 10:38) [Материал]
surprised surprised я в шоке, спасибо!

0
6 LanaLuna11   (08.12.2014 21:40) [Материал]
В хорошем шоке? biggrin Или в плохом? cry
И пожалуйста. 2 месяца корпела.

0
8 LanaLuna11   (08.12.2014 21:42) [Материал]
Ты тоже повторяешься biggrin

1
3 Dunysha   (07.12.2014 16:45) [Материал]
долгожданная и такая большая глава smile

0
5 LanaLuna11   (08.12.2014 21:39) [Материал]
Много вам порции счастья к новогодним праздникам. happy

0
7 LanaLuna11   (08.12.2014 21:41) [Материал]
Повторяешься biggrin

1
1 ZmeA666   (06.12.2014 21:28) [Материал]
Мур,мур...,спасибо за главу,улетела читать,Удачи мне!)))

0
2 LanaLuna11   (06.12.2014 21:32) [Материал]
Удачно приземлиться) happy



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]