Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15290]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14746]
Альтернатива [9210]
СЛЭШ и НЦ [9095]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Он вернется
Я буду ждать Эдварда столько, сколько понадобится. Переждать зиму? Легко. Всю жизнь? У меня нет выбора. Он вернется, я верю в это.

С Днём Рождения, Джейкоб!
«Затмение». Элис, желая сгладить острые углы между Эдвардом и Джейкобом, а так же подарить Белле возможность проводить время с другом, но под бдительным оком вампиров, хватается за возможность пригласить оборотня в гости и отпраздновать его день рождения.

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Магнит
Белла считает, что навсегда потеряла Эдварда.
Эдвард решил, что его уход защитит Беллу от опасности.
Тем временем тучи все сильнее сгущаются над Форксом. Магнит для неприятностей, которым является Белла Свон, не перестал работать от того, что Эдвард ушел…

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Подарок
«Спасибо за подарок!»
Подняв голову, она увидела улыбающегося Эдварда. Следом пришло второе сообщение.
«Правда, мне никогда не шёл розовый цвет».
Белла с недоумением смотрела в зелёные глаза. Она не успела ответить, как телефон завибрировал в третий раз.
«И эти стринги совсем не моего размера! )))»

Дочь Конунга
Я уже несколько лет вижу сны, в которых ко мне является мужчина со странного цвета волосами и зелеными глазами. Никто не знает о них. Я молчу, пряча в себе эту тайну, и верю, что мы встретимся не во сне, а в реальности…

Мой огненный страж
Наш мир – это арена войны добра со злом, борьбы за наши светлые души. Но любовь – то, благодаря чему совершаются настоящие чудеса.



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 538
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 24
Гостей: 15
Пользователей: 9
SelivanovaSveta38, lizaveeva29, eclipse1886, Т@нюшка, Стрелок749, Танузия, Karlsonнакрыше, kolomar, Dafni
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Его Инфернальное Величество. Глава 20. Выпотрошен и четвертован. Часть 2. Четвертован

2022-5-29
18
0
0
Безумной кровью истекает сердце,
Готовое к паденью в бездну.
Мы, умирая, истекаем кровью,
До капли обескровлены любовью
В аду…

И если смерть – ответ на тайны,
Которые любовь несёт,
Тогда на зов мечты, родная,
Мы кровью нашей потечём
В ад…

«Bleed Well» by HIM




Уже неделю Нью-Йорк изнывал от летнего зноя. Стены дома раскалялись за день до температуры прожарки бекона и не успевали остывать за ночь. Поэтому в наглухо закрытой спальне стояла невыносимая духота, в которой обычно едва уловимые цветочные нотки кондиционера от свежезастеленного белья сейчас ощущались как тошнотворно-приторный запах дешёвых духов.

Беллу замутило. Она открыла окно, но особого результата это не принесло. Даже на высоте двадцать третьего этажа воздух, вяло перетекающий с улицы в комнату, казался тёплым и густым. Только к музыкальным басам, доносившимся из гостиной, теперь прибавился отдалённый гул машин.

Где-то совсем рядом взвыла сирена скорой помощи. Белла вздрогнула и отпрянула от окна. Торопливо попятилась и плюхнулась на кровать, чувствуя, как сердце стремительно разгоняется в груди до ста двадцати. Страх, слепой и безотчётный, с каждым днём только разрастался и укоренялся в Белле, превращая её в параноидальную неврастеничку. Ещё немного, и она начнёт пугаться звука собственного дыхания – настолько сильно, что перестанет дышать.

Белла нервно рассмеялась, подумав, что эта саркастичная мысль очень в духе Эдварда.

Эдвард…

Белла возненавидела себя за то, что сегодня сделала с ним. Но ещё больше – за то, что это принесло ей пусть слабое, но облегчение. Словно она отдала ему часть своих страхов и боли, часть своей пустоты. И он обречённо принял их. Белла знала, что так будет: давно прошли те времена, когда она не доверяла ему и сомневалась в нём.

Эдвард был из тех, кто взваливает на себя и тащит, тащит до последнего, пока не иссякнут силы. Но у всех есть свой предел. И у Каллена он тоже был. Зная его историю, помня его состояние в больнице, Белла понимала, что этот предел очень близок. Может быть, Эдварда отделяет от него всего один серьёзный удар. И Белла не хотела быть тем человеком, который нанесёт ему этот самый последний, решающий хук справа. Она не должна и не могла им быть.

С ней он совершил прыжок веры, и она обещала подхватить его, не дать ему снова упасть. А вместо этого…

Белла зажала ладони между колен и закрыла глаза. По щекам потекли слёзы, которых, как она думала, в ней больше не осталось. Все последние дни Белла не переставала плакать, но каждый раз ощущала только болезненную сухость и жжение в глазах. Слёз не было. Эдвард вернул ей способность плакать по-настоящему уже только тем, что оставался с ней и любил её, даже зная, как сильно она его подвела. Подвела их обоих.

Долгожданные слёзы сняли с души Беллы ещё какую-то часть груза, придали сил – ровно столько, чтобы она смогла заставить себя встать и переодеться. Белла стянула чулки и платье, насквозь пропахшее сигаретным дымом, и надела шёлковую сорочку, оказавшуюся приятно прохладной. Расчесала волосы, чувствуя, как болит кожа у корней, словно она весь день проходила с тугим пучком. Только заметив, как дрожат руки, поняла, что снова начинает совершать суетливые, непрекращающиеся движения – всё, что угодно, лишь бы ни на миг не останавливаться.

Белла судорожно перевела дух и положила расчёску на тумбочку, с силой придавив её рукой, будто та могла оказать сопротивление.

Она скинула с кровати покрывало и легла, с головой накрывшись одеялом. Ей понадобилось всего несколько минут, чтобы понять, насколько эта затея провальна: дышать стало нечем, а по спине и ногам заструился пот. Если жару Белла ещё могла вытерпеть ради мнимого чувства защищённости, то обойтись без кислорода, увы, нет.

Тогда она решила сбросить с себя одеяло, но пододеяльник прилип к влажным ногам. И чем сильнее Белла дрыгала ими, тем больше они путались в одеяле. Чувство, что оно сковало её, связало ей ноги, вызвало приступ паники. Она вскочила с кровати, едва не упав, на ходу распутывая чёртово одеяло. Белла уже готова была вылететь из спальни к людям, но её остановил другой, ещё больший, страх.

Что они подумают, когда увидят её в одной сорочке, запыхавшуюся, потную и растрёпанную? Они сочтут её дефектной, поехавшей дурой, свалившейся на несчастного Эдварда, которому и без того досталось. Да, именно это они и подумают. И всё про неё поймут.

Может, она и правда поехавшая дура. Но одно дело, когда об этом знают только они двое, и совсем другое, когда знают все вокруг – те немногие, кто есть в её жизни... Если бы не Каллен, у неё вообще никого бы не было. А она его подвела. Она всех подвела.

Этот же страх заставил Беллу остановить Эдварда, когда тот решил, что никакого дня рождения не будет. Сейчас он снова сработал как мигающий стоп-сигнал.

Белла отошла от двери, вибрировавшей от раскатов музыки. Затравленно огляделась вокруг и щёлкнула выключателем. Однако свет, по мощности не уступавший прожектору, больно резанул глаза. Она хлопнула по выключателю ладонью – слепящий свет погас, но теперь темнота спальни показалась непроглядной и зловещей.

Это никогда не кончится, чёрт возьми! Никогда!

В два прыжка Белла подлетела к тумбочке и включила ночник, едва не столкнув его на пол, – по комнате разлился мягкий тёплый свет, намекавший на то, что она в безопасности. Что бы ей там ни мерещилось.

Белла обессиленно опустилась на кровать, обхватив себя руками. Пульс снова зашкаливал, в голове шумело так, что она почти не слышала музыки.

«Эдвард рядом… Эдвард рядом… Я прямо сейчас могу одеться и найти его. Он обнимет меня и снова скажет своё дурацкое «всё будет хорошо». И тогда всё действительно станет хорошо. Потому что он рядом», – мысленно повторяла Белла, пытаясь успокоиться.

В конце концов её дыхание выровнялось, мышцы расслабились, но она так и осталась сидеть неподвижно, боясь спугнуть это хрупкое состояние душевного равновесия.

Прошло чёрт знает сколько времени, а Белла по-прежнему сидела на кровати, когда дверь в спальню открылась. Она радостно подорвалась с места, думая, что это Эдвард. Однако в комнату вошёл Майк – человек, которого ей хотелось видеть меньше всего. Человек, которого она вообще предпочла бы никогда не видеть.

Душевное равновесие, восстановленное Беллой с таким трудом, вмиг разрушила новая ударная волна страха, но на этот раз не безосновательного. Ведь это был Майк, пьяный и, скорее всего, чем-то накачанный. Майк, который выше Беллы на целую голову и почти в два раза шире. Майк, чьё лицо в полумраке комнаты казалось бледной зловещей маской.

Он закрыл за собой дверь и тяжело привалился к ней спиной. Мотнул головой, словно пытаясь прийти в себя после удара, и с тяжёлым вздохом провёл по лицу ладонью.

– Ты дверью ошибся. – Белла старалась говорить твёрдо, но ничего не вышло. Предатель-голос звучал беспомощно и жалко.

– Может, и ошибся. Но не дверью.

Майк растягивал гласные и глотал часть согласных, поэтому Белла не была уверена, что расслышала его верно. Но она и не хотела ничего слышать. Всё, чего она хотела, – чтобы он вышел, и она смогла запереть за ним дверь. А ещё лучше немедленно выйти отсюда самой, пусть даже в дурацкой сорочке.

Вот только Майк явно не собирался так скоро покидать её. Он шагнул к ней. Белла попятилась, но почти тут же упёрлась пятками в кровать и почувствовала себя загнанной в ловушку. Она решила обойти его по дуге и осторожно двинулась в сторону. Манёвр не увенчался успехом – Майк схватил Беллу за руку и больно сжал её.

– Отпусти. Я закричу. – На этот раз голос не подвёл, хотя внутри всё скукоживалось, сворачивалось и умирало от страха.

– А смысл? – Майк кинул взгляд через плечо на дверь, за которой адски гремела музыка. – Никто не услышит.

Он был прав. Он был чертовски прав.

«Держите эту суку!», – в голове раздался гнусавый крик блондинки, той самой, что ударила её ножом, той самой, что до сих пор преследовала её во сне и наяву.

Это было долбаное дежавю. Жизнь Беллы будто совершила короткий виток и закольцевалась, снова бросив её на растерзание зверю. Тогда она проиграла. Неужели проиграется и теперь?

Белла закричала и что было сил дёрнула руку, вырывая её из цепких пальцев Майка – кожу на запястье словно обожгло. Она уже коснулась дверной ручки, когда тот снова перехватил её и грубо впечатал в стену между прикроватной тумбочкой и дверью. У Беллы перехватило дыхание.

– Нет, блять, нет! Всё не так! – со злым отчаянием воскликнул Майк. В какой-то момент Белле показалось, что он вот-вот заплачет. – Я хотел сказать… просто поговорить… Зачем ты всё портишь?! Вы меня ненавидите. Вы все меня ненавидите! Только поэтому… запомни, только поэтому…

Майк ткнул ей в лоб указательным пальцем. Белла зажмурилась, но лишь на мгновение. Не видеть Майка, но чувствовать на лице его тяжёлое зловонное дыхание оказалось страшнее, чем смотреть в его покрасневшие глаза, горящие безумным огнём.

То ли Майк стал говорить чётче, то ли Белла приноровилась, но теперь она ясно понимала каждое его слово. Каждое грёбаное слово.

– Я не думал, что всё зайдёт так далеко. Я этого не хотел! Нет, блять, нет! Эти ебанутые сучки всё неправильно поняли. Все бабы дуры, – Майк неожиданно рассмеялся и так же неожиданно оборвал свой смех. – Я велел просто попугать тебя… ну, может, потолкать чуть-чуть. А вышла такая хуйня! – Майк закрыл глаза и покачал головой. Облизнул пересохшие, растрескавшиеся губы и снова продолжил: – Я не думал, что они слетят с катушек... сотворят такое. Я даже не знал, что у них есть нож, понимаешь? Я не виноват. Это вы… ВЫ ненавидите меня! – на последних словах его руки ещё сильнее надавили на грудную клетку Беллы, так что ей физически стало трудно дышать.

– Так это всё ты, – зло процедила она и попыталась высвободиться, но Майк держал её крепко. Их силы явно не были равны, даже несмотря на его опьянение.

Наверное, глубоко в душе, Белла всегда знала, что он не просто так позвал её тогда покурить и слинял. Потому его признание не вызвало удивления. Однако произошедшее с ней вдруг приняло ещё более страшные, бесчеловечные очертания. Ведь Майк, в отличие от пьяных фанаток, не был каким-то случайным психом. Он был своим. Долгие годы провёл бок о бок с Эдвардом, стоял с ним на сцене плечом к плечу. А потом воткнул ему в спину нож. Чужими руками, из-за угла.

– Это всё Каллен, – подтверждая её мысли, пояснил Майк. – Его Ебучее Величество! Он вконец охуел. Вышвырнул меня как мусор!

«Ты есть мусор, – с отвращением подумала Белла. – Кусок дерьма!»

– Мне было нужно, чтобы он почувствовал вину. Хотя бы за тебя. Но ты не должна была пострадать, пострадать по-настоящему... Веришь? Я так пересрался, когда увидел тебя там, в крови. Я не могу, не могу перестать думать об этом!.. Сука! – заорал Майк, брызжа слюной. Он ударил кулаком в стену и ещё сильнее навалился на Беллу.

После этого настроение Майка резко изменилось, словно в нём переключили какой-то эмоциональный рычажок. Теперь он прижимался к Белле по-другому, его руки касались её иначе. И эти перемены вызывали в ней животный ужас. Её глаза широко раскрылись, тело будто парализовало.

Лучше бы он избил её. Лучше бы убил.

– А знаешь… ты знаешь, почему я не могу не думать? Почему жалею?.. Знаешь?.. Ты мне нравишься… так давно нравишься, – гораздо тише, интимнее произнёс он, утыкаясь лицом ей в шею.

От Майка едко воняло давно немытым телом и кислым потом, его слюнявый рот с громким причмокиванием блуждал по её плечу и шее, оставляя за собой влажный липкий след. Накатила тошнота.

Ей вовек от него не отмыться.

Белле захотелось затолкать его признание ему же в глотку. Так глубоко, чтобы он подавился им и сдох. Рыча сквозь стиснутые зубы, она снова постаралась вырваться, положив на это все силы, даже те, которые не ощущала в себе минуту назад. Но и этих сил хватило лишь на то, чтобы высвободить одну руку и ударить Майка по лицу, в кровь расцарапав щёку.

Тот зашипел от боли и схватил Беллу за горло, сдавив его.

– Сопротивляешься? Ах, какая красотка! – Майк одобрительно прищёлкнул языком. – Я люблю строптивых баб.

– Сейчас придёт Эдвард. Он тебя убьёт, – прохрипела она, уже понимая, что достучаться до разума Майка не удастся. В его черепной коробке попросту ничего не осталось.

– Ну и пусть… пусть! Мне похуй. До тебя что, не дошло? Мне на всё уже похуй!

Майк ещё сильнее сдавил ей горло и потянул его вверх, заставляя Беллу запрокинуть голову. Свободную руку он просунул ей между ног, раздвинув их коленом.

Белла видела только тёмный потолок и круг света ночника. Тот качался в этой темноте и двоился, расплывался в мутной пелене слёз. Ей катастрофически не хватало воздуха. Зато руки были свободны. Белла вцепилась Майку в волосы, наверняка выдирая из них целые клочки. Пусть она проиграет, но будет знать, что не сдалась без боя.

Майк ослабил хватку на её шее. Отодрал Беллу от стены, а затем впечатал обратно, как следует приложив головой. Жёлтый круг ночника померк, став далёким, едва различимым белёсым пятном в кромешной темноте.

Он швырнул её на кровать и навалился сверху. Сквозь звон в ушах Белла уловила треск разорванной сорочки и бренчание пряжки на ремне Майка. Ещё никогда ей не хотелось умереть так сильно, как в эту самую минуту.

♫ ♪ ♫


Войдя в кухню, Эдвард толкнул стул к стене у окна и сел – почти упал – на него, устало откинувшись назад. Музыка здесь звучала гораздо тише, но недостаточно тихо, чтобы можно было не обращать на неё внимания. Впрочем, музыка его не раздражала – раздражало всё остальное. В том числе и он сам. Он был словно одна сплошная ушибленная конечность, которую не знаешь куда и как пристроить, чтобы унять в ней ноющую боль.

Пальцы заметно подрагивали, и ему не сразу удалось сорвать слюду с новой пачки «Лайки страйк». В конце концов Эдвард достал сигарету, но прикурить не успел: в дверях нарисовался Джаспер. Не иначе, как шёл по его следу, словно пёс, почуявший запах тлена и внутреннего упадка.

Встретившись с ним взглядом, Эдвард закинул ногу на ногу и ухмыльнулся.

– Мне уйти? – спросил Джас.

– Ты охренеть как проницателен, друг мой.

– А я не уйду. – Между его бровей пролегла столь несвойственная ему упрямая складка.

– Супер! – кивнул Эдвард, наконец прикуривая. – Тогда брось мне пепельницу.

Джас походил по кухне, заглядывая в шкафчики, но пепельницу так и не нашёл.

– Просто дай мне уже долбаную чашку, – не смог скрыть раздражения Каллен.

– Ну и что с тобой сегодня? – Джаспер оседлал стул, сложив руки на его спинке, и внимательно посмотрел на друга, сидевшего напротив.

Эдвард неопределённо пожал плечами. Он дважды быстро затянулся и сунул окурок в чашку, любезно поданную Джаспером.

– Это из-за Майка? – не унимался тот. – Нам пришлось попросить его найти тебе гитару. У него связи, ты же знаешь. Пока ещё есть, – хмыкнул Джас. – Вот он и припёрся. Его никто не приглашал, но он знал, во сколько мы собираемся у твоего дома.

– Прекрати оправдываться, Джас. Хотя бы ты прекрати, – поморщился Эдвард. – Мне насрать на Майка. Припёрся и припёрся.

– Если не Майк, тогда что?

– Ты всерьёз решил до меня доебаться, мой пытливый друг?

– Не огрызайся. На меня это не действует.

– А на что ты рассчитывал? – ещё резче спросил Эдвард. Он поставил чашку с окурком на пол и выпрямился. – Что я расскажу, как мне паршиво, и разрыдаюсь на твоём плече?

– А ты хочешь? В смысле разрыдаться. Хочешь?

Если подумать, это был дельный вопрос. В груди свербело и саднило, сдавливая сердце, но Эдвард не понимал, что с этим делать, не знал, как избавиться от этого тяжкого чувства. Наверное, слёзы могли бы помочь. Вот только он не плакал уже тысячу лет и не был уверен, что вообще помнит, как это делается. И уж конечно не при свидетелях.

– Если что, я не против, – добавил Джаспер, так и не дождавшись ответа.

– Иди ты к чёрту, – на этот раз беззлобно проворчал Эдвард.

– Только после тебя.

– Дурак.

– Не больше чем ты.

– Да уж, в этом со мной никто не сравнится, – усмехнулся Каллен.

Оба надолго замолчали. Просто слушали музыку, доносившуюся из гостиной, и хриплое дыхание Эдварда. Просто смотрели друг другу в глаза и видели в них то, что могут увидеть только близкие люди. Просто молчали.

Словесная игра в пинг-понг проделала в его щите из злости несколько дыр, и сейчас тот с треском ломался. Джаспер отлично знал, как заставить Эдварда поднять забрало и начать говорить. Чёртов манипулятор… И лучший в мире друг.

У Каллена не было видимых причин скрывать что-то от Джаспера. Пожалуй, только ему одному он мог без стеснения показать свою растерянность, отчаяние и страх – не для того, чтобы тот его пожалел, взял за руку и провёл через тернии проблем, но для того, чтобы эти разрушительные чувства схлынули хотя бы отчасти, освобождая место для чего-то хорошего. А иначе где взять силы для борьбы?

Эдвард упёрся локтями в ноги и опустил голову – так было легче дышать и легче говорить. Можно было даже притвориться, что он в кухне один и ведёт беседу сам с собой. Всего лишь никому не нужные мысли вслух.

Эдвард стал медленно, по жилкам, вытягивать из себя слова, с новой силой ужасаясь тому, что всё это действительно происходит с ними, происходит на самом деле. Он крутил между пальцев зажигалку, то и дело щёлкал кнопкой, высекая и снова гася пламя. В какой-то момент та выпала из рук, но поднимать её Эдвард не стал: это телодвижение показалось ему сейчас таким же непосильным, как забег на длинную дистанцию. Зажигалка так и осталась лежать у его ног.

– Вот такое вот дерьмо, Джас. Вот такое дерьмо, – наконец подвёл он итог. И только после этого решился посмотреть на друга.

– Да, дерьмо ещё то, – задумчиво протянул Джаспер, уставившись в пустоту. – Я никак не ожидал, что дело в Белле. – Он снова перевёл на Эдварда обеспокоенный взгляд. – Но это не конец света, ты же понимаешь. Ведь понимаешь? – с нажимом спросил Джас.

– Надеюсь, что не конец, – ответ прозвучал не так уверенно, как хотелось бы Эдварду.

– Думаешь, это ПТСР?

– Я не врач, чтобы ставить диагнозы, но похоже на то.

– Очень похоже, – согласился Джаспер. – Можно поделиться мыслями?

– Валяй.

– Я был уверен, что если Беллу держать подальше от всех этих тусовок и гастролей, то всё будет в порядке. Но прилетело, откуда не ждали. Так что не надо ни в чём себя винить. И её винить не надо. Все мы люди, все мы ошибаемся.

– Я виноват, – безапелляционным тоном заявил Эдвард. – Но моя вина – это только моя проблема.

– Ну да, как же, – усмехнулся Джаспер. – Если ты сожрёшь себя изнутри, никому от этого легче не станет. Будет только хуже. Просто делай что-то. Найди решение и действуй. Сосредоточься на этом, а не на своей вине.

– Не сомневайся, я сосредоточен на чём надо. – Эдвард замолчал, переводя дыхание. Теперь воздуха хватало не больше, чем на одну короткую фразу. – Я найду клинику. Хорошую и дорогую. – Вдох. – Не просто рехаб. – Снова вдох. – Такую, где помогут справиться и с ПТСР. – И ещё один вдох. – С ним в первую очередь.

– Звучит разумно. И знаешь… Белла не Таня. С ней такого не будет.

Он удивлённо посмотрел на Джаспера и нашёл в его глазах понимание. Тот верно разгадал главную причину столь подавленного состояния друга. Он знал о самом мучительном, самом въедливом страхе Эдварда. Знал, но с такой непоколебимой уверенностью, голосом твёрже титана отменял его.

Каллен почувствовал щемящую, распиравшую изнутри благодарность за одно только это. За то, что Джаспер всегда такой… Джаспер. Честный, рассудительный и надёжный. За то, что он просто есть.

Джас сказал: «Такого не будет», – и Эдвард поверил. Здесь и сейчас он верил ему безоговорочно. Всем своим нутром хватался, цеплялся за это чувство. Приблизительный план действий и эта вера – вот и весь арсенал оружия в борьбе с очередным пиздецом в его жизни. А что? Уже немало, чёрт возьми!

– Эд, тебе плохо? – Джас суетливо встал, подошёл к Эдварду и положил руку ему на плечо. – Тебя всего трясёт.

– Да? Я думал, это только внутри… там… – Каллен не без труда сделал вдох. В груди заклокотало. – Как будто всё дрожит.

– Твою мать, Эд… твою ж мать… – сквозь зубы ворчал Джаспер, помогая ему достать ингалятор из переднего кармана джинсов. Сложность заключалась в том, что он не мог ни встать, ни даже просто приподняться со стула.

Пока Каллен вдыхал лекарство и сидел, замерев, в ожидании эффекта, Джаспер стоял над ним, глядя на него с немым укором.

«Забивать взглядом гвозди» – вот как называл это Эдвард.

– Ну, давай, скажи, – разрешил он, как только снова вернул себе способность говорить. Одышка ещё оставалась, но и она должна была постепенно сойти на нет. В крайнем случае можно было ещё раз распылить лекарство.

– И скажу. – В голосе Джаспера звучал вызов. – Тебе самому нужно лечиться. Когда ты собираешься к врачу?

– К какому?

– К проктологу, блять! – рявкнул Джас.

– С таким-то «геморроем», – Эдвард нарисовал в воздухе кавычки, – мне и проктолог скоро понадобится.

– Комедиант хренов. – Джаспер скривился и покачал головой. – Ты безнадёжен.

– Почему же? Какая-то надежда всё-таки есть.

– Вот вы где! – В кухню зашла Элис, мгновенно переключая на себя их внимание.

Она была симпатичной и выглядела точно на свой возраст: тридцать лет, плюс-минус год. Невысокая, худощавого телосложения, но при этом заметная, из тех, кто всегда выделяется из толпы благодаря жизнерадостной подвижности. Эдвард почти на физическом уровне ощущал её кипучую энергию.

Элис подошла к Джасперу и взяла его под руку.

– Да, мы здесь, – мгновенно преображаясь, ответил тот.

Его лицо озарила наиглупейшая улыбка, свойственная только по уши влюблённым юнцам. Джаспер разом скинул полтора десятка лет и все следы жизненных невзгод – эффект хоть и кратковременный, но оттого не менее поразительный.

– Я думала, Белла тоже с вами. – Элис по-прежнему держалась за руку Джаспера, однако смотрела теперь на Эдварда.

– Она прилегла. Неважно себя чувствует. – Он тоже улыбнулся, не только из вежливости, но и потому что почувствовал такую потребность. Глядя на эту парочку хотелось улыбаться вопреки всему.

– Что-то случилось? – настороженно спросила Элис. Кажется, проницательность была в перечне того, что их с Джаспером роднило.

– Нет, всё в порядке. Просто заболела голова. – Банальная отмазка, но ничего умнее вот так вот с ходу Эдвард не придумал.

– Хорошо. То есть плохо, конечно, но хорошо, что ничего серьёзного. Я тогда ей завтра позвоню. Она обещала мне рецепт торта.

– Тоже любишь кулинарить?

– Пока не знаю. Вот заодно и проверю. – Элис закатила глаза и рассмеялась. Вышло очаровательно. – Я вам не помешаю? В меня вцепилась Лорен. Устроила мне вводный курс в дела группы. Кто, что и с кем. Ещё никогда я не получала столько негатива за такой короткий срок. По-моему, она энергетический вампир... Ничего, что я так про жену вашего друга?

– Эрик и сам иногда называет её вампиршей. А ещё сукой. Так что… – пожал плечами Каллен.

– Элис, ты можешь дать нам ещё минут десять? – Джаспер обнял её за плечи и добавил в голос томности. Наблюдая за ними, Эдвард впервые задумался о том, как сам выглядит со стороны, когда взаимодействует с Беллой. Неужели так же до нелепости мило? – Потерпишь Лорен ещё чуть-чуть?

– Так, поняла. Важные мужские разговоры? Это надо уважать.

На этих её словах Джаспер посмотрел на Эдварда. «Ну разве она не чудо?» – влюблённо вопрошал его взгляд.

– Если станет совсем тяжко, спрячусь от неё в туалете, – с улыбой закончила Элис.

Встав на цыпочки, она чмокнула Джаспера в губы и вышла из кухни лёгкой походкой счастливого человека, в жизни которого нет и не было проблем серьёзнее, чем неприятная случайная знакомая.

Эдварду не было свойственно чувство зависти, но сейчас он от всей души позавидовал Элис.

– Она? – многозначительно спросил он у Джаспера, проводив её взглядом.

– Она, – снова расплылся в улыбке тот.

– И где вы познакомились?

– Ты не поверишь, в супермаркете.

– И в каком отделе она продавалась?

– Эдвард! – возмутился Джаспер. Впрочем, с улыбкой до ушей вышло неубедительно.

– Нет, я не в том смысле, что она продажная. Я имел в виду, в каком отделе у нас торгуют сбывшимися мечтами?

– В отделе алкоголя.

– Ну да, естественно, – саркастично ухмыльнулся Каллен, – в каком же ещё.

– Как ты можешь сейчас шутить, Эдвард? – после небольшой паузы вдруг спросил Джаспер. Как будто даже с восхищением. – Где ты находишь на это силы?

– Всё совсем наоборот, Джас. Это в шутках я нахожу силы, чтобы жить. Или хотя бы выживать. Всегда так было. Не могу иначе. Иначе я просто сдохну или ёбнусь. – Эдвард наконец решил, что может подняться со стула. Дыхание совсем выровнялось, но духота давила на грудь. Он подошёл к окну и распахнул его настежь. Если с улицы и повеяло ночной прохладой, то едва ощутимо. – Но ты мне лучше расскажи подробности вашей судьбоносной встречи, – поворачиваясь лицом к Джасперу, попросил он. Эдвард тоже неплохо знал друга и видел, как того распирает, но в силу обстоятельств он находит неуместным хвастаться своим счастьем.

– В последнее время я стал частым гостем в алкогольном отделе. Ну ты понимаешь. А Элис выбирала бутылку вина на день рождения подруги. Какой-то нетрезвый придурок толкнул её, она упала на полки, и несколько бутылок дорого вина разбились. Прибежал администратор, то-сё. Того придурка, конечно, уже и след простыл. Администратор, значит, впаривает Элис, мол, ты должна заплатить за разбитые бутылки. Она чуть не плачет. Ну я и вмешался. Я бы и раньше вмешался, но пришёл уже в разгар их спора. Вот и вся история.

– Ты заплатил за вино?

– Нет. Это было бы слишком просто и, кстати, не произвело бы на Элис должного впечатления, как она мне потом призналась. Я вступился за неё, настоял на том, чтобы мы пошли и посмотрели запись с камеры. В пылу спора никому из них не пришло это в голову. В общем, мы ушли, не заплатив ни цента и получив в качестве извинения бутылку красного вина, которую в тот же вечер распили у меня в машине.

– Я всегда знал, что красное вино способно творить чудеса. – Эдвард снова отвернулся к окну.

– И всё-таки алкоголь – это зло. – Джаспер подошёл к нему и встал рядом, тоже глядя вдаль.

– Я не собираюсь срываться и уходить в запой, если ты об этом.

– Вот и отлично.

– Сколько там счастливых людей, – задумчиво проговорил Эдвард, нарушая затянувшееся молчание.

– Где?

– Там. – Он неопределённо махнул рукой в сторону ночного Нью-Йорка с его мириадами огней: тысячи окон и фонарей, сотни неоновых вывесок и фар машин, мчащихся по дороге. – Везде.

– А сколько несчастных.

– Но счастливых-то больше. Должно быть больше.

– Завидуешь?

– Просто хочу быть в их числе. – Губы Эдварда дрогнули в едва заметной усмешке. – Чувствую себя школьным аутсайдером, который из кожи вон лезет, чтобы его приняли в компанию избранных, да ни черта не выходит.

– Выйдет. Ты справишься.

Каллен кивнул. Да, справится, само собой. Но, бог свидетель, как же он задолбался справляться! Задолбался участвовать в этом бесконечном беге с препятствиями. Карабкаться, перепрыгивать, прогибаться и ползти по грязи. Где-то же должна быть финишная черта? Так или иначе, но Эдвард больше не хотел справляться – он хотел жить.

– Кстати, ты не знаешь, что творится с Сетом? – переведя взгляд на друга, спросил он. Ещё одна его проблема, которая пока непонятно, куда вывезет.

– Не знаю, – пожал плечами Джаспер. – Может, бухает по-тихому?

– Да нет, с чего бы? Хотя… не знаю, что и думать. Он совсем пропал в последнее время. Да и я как-то ушёл с головой в дела. Настолько, что даже не замечал состояния Беллы. – При мысли о Белле в груди неприятно ёкнуло. Он не видел её около получаса, но вдруг забеспокоился, как будто они расстались целую вечность назад. – Я поговорю с ним завтра. Сегодня он напился вусмерть. Никогда его таким не видел.

– Не вздумай делать ещё одну зарубку на своём древе вины, – пихнул его в бок Джаспер.

– Как-как ты сказал? «Древо вины»? – подколол Эдвард.

– Да, так и сказал, – ничуть не смутился тот. – Не только ты тут у нас херов поэт.

– Могу я тебя попросить? – обратился к нему Эдвард, приняв решение. – Останься здесь до последнего упившегося гостя. Проводи всех с богом. Мне надо к Белле. Я смертельно устал, и мне как-то… неспокойно что ли.

– Да без проблем. Можешь ничего не объяснять, я всё понимаю.

– Спасибо, Джас. Вообще за всё. После нашего разговора мне стало легче, честно.

– Я рад, если это так. – Джаспер отвернулся от окна и, сложив руки на груди, привалился к стене. – А к врачу всё-таки сходи. И как можно скорее.

– Схожу, – заверил Эдвард. Он и сам понимал, что ему нужно заняться своим здоровьем. Однако сейчас здоровье Беллы было гораздо важнее. – Да и ещё, не отпускай Сета в таком состоянии. Пусть ночует здесь.

– А вот и наш дружочек собственной персоной. – Джаспер насмешливо улыбнулся, кивнув на дверь.

Эдвард обернулся и увидел Сета. Он шёл, пошатываясь, держась руками за стену, словно под его ногами был не твёрдый пол, а палуба корабля, попавшего в шторм. Но даже не столько это поразило Каллена, сколько его бледность и застывший в глазах испуг, который не могла скрыть даже пьяная поволока.

Нет, Сет шёл не по корабельной палубе – он шагал по эшафоту.

Эдвард стремительно пересёк кухню и полуобнял его за плечи.

– Ну чего ты вытворяешь, а? – спросил он тем тоном, каким могла бы спросить мать своего горячо любимого сына, когда тот вернулся под утро с первой в своей жизни тусовки. Каллен до последнего не мог определиться с интонацией, но беспокойство перевесило, и голос дрогнул.

– Прости. – В этом коротком слове Сета оказалась заключена такая глубинная тоска и обречённость, что у Эдварда снова перехватило дыхание.

За перебор с бухлом так не извиняются.

Каллен встретился взглядом с Джаспером. Тот недоумённо пожал плечами, но по его лицу было видно, что ему тоже не понравилось это «прости».

– За что? – Эдвард встряхнул Сета за плечи. Несильно, только чтобы тот посмотрел на него.

– Я… типа это… – Лицо Сета мучительно исказилось. Он громко всхлипнул, и по его щекам потекли слёзы.

Эдвард вдруг увидел в нём того самого, шестнадцатилетнего нескладного мальчишку, каким привёл его в свой дом, в свою жизнь. Неуверенного в себе и зашуганного, бесконечно одинокого и несчастного пацана. Тот опять взирал на него с мольбой глазами, полными слёз, смотрел так, как смотрят на святое распятье, преклонив колени в самой главной молитве. Эдварда снова, как и семь лет назад, до глубины души поразил этот взгляд.

– Ты чего, Сет? – Во рту пересохло. К нему вернулись те же чувства, что и несколькими часами ранее, когда из сигаретной пачки выпало два пакетика кокаина вместо трёх.

– Типа… ухожу… из группы, – совсем по-детски шмыгнув носом, наконец договорил он.

– Ты охренел?! – зло выкрикнул Джаспер. Он тоже понимал, что уход ещё одного участника неминуемо ведёт к распаду группы.

Эдварда сбило с ног и оглушило. С таким же успехом Сет мог поставить ему подножку – в тот самый момент, когда они перебегали оживлённую трассу. Он ошарашенно уставился на мальчишку, не находя слов, забыв, как это вообще – говорить.

– Но ты не думай… я не предатель! – Сет судорожно вцепился в футболку на его груди и повис на нём. Дышал ему в лицо крепким алкоголем и столь же крепким отчаянием. – Не предатель я! Так вышло… ты прости! Я люблю тебя! Ты моя семья. Я всё для тебя… Но не могу… правда не могу! – Он обвил руками шею Эдварда и крепко обнял, словно стремясь задушить его этими объятиями, тем самым гуманно избавив от лишних мучений.

– Я ничего не понимаю, Сет. Это бред какой-то! – Каллен с трудом убрал его руки со своей шеи и посмотрел в залитое слезами лицо. В душе шевельнулась слабая надежда, что ещё не всё потеряно. Ведь не может же всё закончиться прямо здесь и сейчас! Закончиться так глупо! Он не станет с ним так поступать. Кто угодно, только не Сет! – У тебя просто истерика.

– Ему проспаться надо, – мрачно сказал Джаспер.

– Да, конечно! – Эдвард с воодушевлением вцепился в эту мысль. – Завтра всё будет по-другому. Мы поговорим, и ты расскажешь, какая муха тебя укусила, да? Если есть какие-то проблемы, мы их решим.

– Нет-нет, – энергично покачал головой Сет, теперь хватая Каллена за руки. – Ничего не будет… это всё. – Его дыхание сбилось. Он широко раскрыл рот, хватая воздух, и снова затараторил: – Может оно и к лучшему. Ты сам подумай, а?.. Все эти туры, бухло, наркота… всё это такое дерьмо! Так больше нельзя… Ты же убиваешь себя!

Эдвард зацепился за слово «наркота». В нём шевельнулись нехорошие подозрения.

– Ты под кайфом что ли? – Он наклонился к Сету и взял его за плечи, внимательно всматриваясь в покрасневшие от слёз глаза. Или не от слёз? – Употреблял что-то? Может, кокаин?

– Сейчас? – Сет растерянно заморгал. В его горле что-то булькнуло, перекрывая поток слёз. – Нет… клянусь, нет!

– Хорошо, не сейчас, но когда-нибудь нюхал кокаин?

Ошеломление, неверие, отчаяние и страх потери – все те чувства, что разом обрушились на Эдварда , завладев им целиком, теперь перетекали в ярость, подпитывая и наращивая её массу, увеличивая градус.

Неужели его жизни снова рушится из-за наркоты? Да какого хуя вообще?!

– Очень-очень редко… только в турах. – Сет сник и как будто обессилел.

Да они, блять, издеваются сегодня над ним!

– Джас! – поворачиваясь к другу, требовательно позвал Каллен.

– Не дури, Эд. За кого ты меня принимаешь? Я ничего об этом не знаю.

– А кто знает? – хрипло спросил он. Ярость разрослась в нём до таких размеров, что распирала рёбра. Он снова встряхнул Сета, в этот раз сильнее: – Кто давал тебе кокс? Кто?!

Едва озвучив вопрос, Эдвард уже знал ответ. Он лежал на поверхности и был настолько очевиден, что Каллен больше не нуждался в признаниях Сета.

– Майк, – едва слышно выдохнул тот.

Да, твою мать, да! В точку!

Ещё одна страшная мысль пронзила Эдварда.

– А Белле? Белле он предлагал кокаин?

Взгляд Сета стал мутным и отстранённым. Когда Каллен собрался повторить вопрос, он наконец согласно кивнул.

– Убью суку, – не разжимая челюсти, процедил Эдвард, резко выпуская Сета. Тот пошатнулся, но устоял на ногах, задержавшись за стену.

Ярость перелилась через край и жидким огнём разлилась по телу, заставляя мышцы гореть и сокращаться в предвкушении возмездия.

Эта мразь, эта ублюдочная тварь не переставая гадила ему снова и снова, исподтишка нанося удары по самому дорогому и любимому. Била по самым слабым и беззащитным. А сегодня Майк ещё посмел притащиться к нему в дом, после того, как ему дали пинка под зад. Что ж, значит он получит ещё один пинок – на этот раз такой, что улетит в саму нирвану… или где он там любит зависать под кайфом?

– Эдвард, не надо!

Джаспер схватил его за плечо. Он со злостью сбросил руку друга и, нацелив на него указательный палец, предупредил:

– Если будешь мешать, мне придётся тебя ударить. А я этого не хочу.

Широкими, торопливыми шагами Эдвард направился в гостиную. Шарахнул по выключателю – в комнате вспыхнул свет; выдернул из розетки колонки – музыка захлебнулась на полуноте и смолкла. Гости возмущённо заголосили, но быстро затихли, уловив настроение именинника. На него уставились с десяток пар глаз. Однако бесстыжих водянистых зенок Ньютона среди них не наблюдалось.

– Где этот конченый дебил?! – Руки Эдварда сжались в кулаки.

– Майк что ли? – сходу догадался Эрик, что было забавно, но не удивительно.

– А ты знаешь другого конченого дебила? – спросил Каллен с ласковой свирепостью, не сулившей ничего хорошего. Майку так уж точно.

Эрик обвёл взглядом всех присутствующих, будто бы намекая, что в какой-то степени и при определённых обстоятельствах каждый из них мог претендовать на это звание, но в конце концов отрицательно мотнул головой.

– Да хрен его знает. Вроде где-то здесь.

Однако Эдвард уже понял, что здесь его нет. Это было очень и очень плохо. Потому что…

Очередная жуткая догадка скрутила внутренности. Завязала их скорбным бантиком – в точности таким, какой парни прицепили к гитаре.

Да он сегодня просто оракул, мать его! И похер, что все озарения случаются с фатальным опозданием, когда ему остаётся только разгребать последствия, да такие, что ни рук, ни сил не хватит.

К ярости примешалось какое-то болезненное, истеричное веселье. Эдвард чувствовал, что движется сейчас по краю нормальности, но в запасе не было ни единой секунды, чтобы беспокоиться по этому поводу.

Он бросился в спальню, врезавшись плечом в дверной косяк, но едва ли почувствовав боль. В голове рисовались яркие уродливые картинки: росчерк кокаиновых дорожек на прикроватной тумбе; Белла со скрученной пятидолларовой банкнотой; и змеиная улыбка на лице Майка.

Эдвард с силой толкнул дверь спальни. Та грохнула об стену, обнажая реальность – куда более уродливую, чем воображал Каллен.

Никакого кокаина, никаких трубочек из банкнот – только Майк и Белла в полумраке комнаты. Вместе. На кровати.

Когда-то это уже было… только при дневном свете… на кухонном столе… Когда-то давно, в прошлой жизни и с другими людьми. Но это было. Иногда прошлое возвращается. Воскресает и настигает тебя, превращая в ад твоё настоящее. Стоит лишь поддаться.

Эдвард не поддался… почти.

В полумраке он плохо различал происходящее и ещё меньше соображал. Но даже этого хватило, чтобы оценить ситуацию и понять: сейчас всё совсем не так, как тогда. Белла извивалась под Майком, но вовсе не от удовольствия – она пыталась вырваться. Кричала, но крик заглушала прижатая ко рту ладонь Майка. Упиралась пяткой в кровать, стараясь столкнуть его с себя. Боролась, но Майк был сильнее и беспощаднее. Отбитый на всю голову урод.

Само собой, Эдвард не планировал убивать его. Однако теперь планы резко поменялись. Он тоже мог быть беспощадным и на голову отбитым.

Каллена накрыло.

Он стащил Майка с Беллы, схватив за футболку и ремень приспущенных брюк. Не дожидаясь, когда тот найдёт под ногами опору, вмазал кулаком в челюсть. Майк попытался задержаться за него, но упал задом на тумбу, снеся ночник. Раздался звон разбитого стекла. Комнату заполнили темнота, чей-то отборный мат и женские крики.

На какое-то время «ослепнув», Эдвард не сразу сориентировался. Он почувствовал, как всколыхнулся воздух у его лица за мгновение до того, как ему прилетело от Майка. Бесчисленные крохотные огоньки вспыхнули перед глазами. Он упал, но быстро поднялся, прижимая ладонь к разбитому носу. Вкус собственной крови разрушил последний внутренний барьер, за которым таилась животная сущность. Эдвард перестал быть собой, перестал быть человеком.

Кто-то включил в спальне свет, возвращая ему зрение. Майк трусливо ринулся к выходу, неловко подтягивая спадающие брюки. Впрочем, уйти безнаказанным не было ни единого шанса: парни встали в дверях живой стеной, отсекая единственный путь к отступлению.

С гортанным рыком Эдвард кинулся на Майка. Сцепившись, они влетели в шкаф – раздвижные дверки с хрустом проломились, посыпались плечики с рубашками. Противники упали на пол – Майк оказался сверху. Он снова ударил Каллена, целясь в лицо, но тот успел отвернуться и удар пришёлся в ухо, взрывая голову болью. Размахнувшись, Эдвард врезал ему снизу по подбородку. Ньютон откинулся назад, на какие-то секунды потеряв связь с реальностью.

Воспользовавшись этим, Каллен подмял Майка под себя и обрушил на него яростный град ударов. Тот заверещал, повизгивая, словно недорезанная свинья, и попытался закрыть голову руками. Куда там! Эдвард бил его без разбору, вкладывая в каждый удар всю жестокость, на какую только был способен. Он не чувствовал ни усталости, ни боли в разбитых кулаках. Не слышал и не видел того, что творится вокруг.

Он не видел, как Элис подобрала с пола покрывало и, накрыв им плечи рыдающей Беллы, обняла её. Он не слышал, как парни перебрасываются короткими фразами.

– Помогите мне, их надо разнять! – вибрирующим от напряжения голосом взмолился Джаспер. – Да что вы стоите?!

– Погоди ты! Пусть пока, – невозмутимо отозвался Эммет, сложив руки на груди.

– Он это заслужил, – поддакнул Сэм.

– Я бы тоже ублюдка по стенке размазал, – добавил Тайлер.

– Вы все тут больные уроды! Я звоню копам! – истерично выкрикнула Лорен. Растолкав локтями других девушек, с любопытством и страхом глазеющих на побоище, она фурией выскочила из комнаты.

– Останови свою благоверную! – резко приказал Джеймс. – Не дай ей никуда позвонить!

Эрик кивнул и торопливо последовал за женой, вполголоса проклиная тот миг, когда он предложил, а она согласилась пойти с ним на праздник.

Ничего из этого Эдвард не видел и не слышал.

Просто в какой-то момент Джаспер с Эмметом скрутили его и оттащили от Майка. Матерясь, крича и сыпля угрозами, Каллен пытался вырваться, чтобы завершить начатое, но парни крепко держали его за руки, пока он не затих. Держали до тех пор, пока он не пришёл в себя, вернувшись в зону нормальности – туда, где снова мог быть человеком.

Тяжело дыша, Эдвард уставился на свои разбитые в кровь руки, ходившие ходуном.

– Я… убил его? – дрожащим голосом с запинкой спросил он, почему-то вспомнив в эту минуту о Райли.

Эммет, стоявший над Майком, покачал головой, но для верности пнул его – тот застонал и, согнув ноги в коленях, медленно перевернулся на бок.

– Говно не тонет, – философским тоном констатировал Эммет.

По-прежнему не глядя на Майка, Эдвард молча кивнул: «Хорошо». Но не потому что его хоть сколько-нибудь волновала никчёмная жизнь Ньютона. Если бы не грозивший за убийство тюремный срок, он безо всяких сожалений прикончил бы гниду.

Эдвард наконец оторвал взгляд от рук и посмотрел на Беллу, так и оставшуюся сидеть на кровати. Несмотря на утешения Элис, она всё ещё плакала, но уже не так громко.

Внутри у Эдварда всё перевернулось, ярость сошла на нет, уступив место болезненному опустошению. И чувству вины – незыблемому и абсолютному.

Их с Беллой взгляды встретились.

– Он не?.. – в воцарившейся тишине негромко спросил Каллен.

«Он не…» что? Он не трахнул тебя? Он не вошёл в тебя?

Как не скажи – всё не то. Слишком мерзко и больно, хлёстко как пощёчина. Просто слишком. Потому слова намертво застряли в горле – ни вытолкнуть, ни проглотить.

И всё же Белла поняла вопрос.

– Нет, не успел, – так же тихо ответила она. И разрыдалась с новой силой. Покрывало сползло с её трясущихся плеч.

Невзирая на боль во всём теле, Эдвард заставил себя подняться. Элис встала с кровати, уступая ему место. Она смотрела на него прямо и открыто, не пытаясь отвести взгляд в сторону, что побудило Каллена проникнуться к ней симпатией и уважением. Затем её взгляд переместился на Майка, всё ещё лежащего на полу. Тёмные глаза Элис затопила ненависть, губы плотно сжались.

– Спасибо, – едва слышно поблагодарил её Эдвард.

Он неловко сел на кровать и только теперь заметил багровые пятна на шее Беллы – следы зверства Майка. Эдварда передёрнуло от ужаса и гнева, снова вспыхнувшего в груди. Его руки всё так же дрожали, но он попытался подтянуть вверх оторванные бретельки её сорочки, чтобы скрыть обнажённую грудь. Ничего не вышло. Бретельки, конечно же, не держались, и сорочка снова сползала до талии. Единственным результатом этих жалких попыток стали кровавые разводы, оставленные его руками на светло-голубой ткани.

Белла вцепилась в футболку на груди Эдварда, в точности как Сет совсем недавно, и прильнула к нему, захлёбываясь слезами. Он обнял её за плечи и поцеловал в макушку. Глаза обожгли слёзы, и ему пришлось крепко зажмуриться, чтобы сдержать их.

Никто в комнате не издавал ни звука и даже не шевелился. Случившееся быстро отрезвило их не хуже крепкого кофе и ледяного душа. Все старательно отводили взгляд от Эдварда с Беллой, словно стали невольными свидетелями чего-то глубоко личного, не предназначенного для посторонних глаз. В сущности, так оно и было.

Где-то в глубине квартиры раздался женский вопль.

– Он что, ударил её? – обернувшись на дверь, спросил Эммет, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Кто, Эрик? Пф, не смеши! – фыркнул Джаспер. – Уж скорее она его.

Стоявшие в дверях расступились, давая дорогу Эрику, залетевшему в спальню с такой скоростью и с таким испуганным видом, будто сам чёрт гнался за ним.

Тяжело дыша, он остановился в шаге от кровати. Нервно взъерошил волосы, глядя на Эдварда. Не надо было обладать даром провидца, чтобы понять: он собирается сказать что-то по-настоящему страшное. Нечто такое, что навсегда меняет жизнь и, разумеется, не к лучшему.

– Что ещё? – упавшим голосом спросил Каллен, выпуская Беллу и приподнимаясь с кровати.

– Там Сет… Кажется он, – Эрик шумно сглотнул, – умер.

Эдварда грубо выдернуло из реальности. Возможно, это было спасением, потому что он не хотел и не мог находиться в ней, такой безобразной, чудовищной и больной. Ад и рай, должно быть, объединились сегодня против него, чтобы сотворить с его жизнью ТАКОЕ.

Все вокруг пришли в движение, засуетились. Эдвард и сам не понял, как его, словно щепку, подхваченную всеобщим потоком, вынесло из комнаты и прибило к кухне. Из последних сил он хватался за надежду, что Эрик ошибся, вместе с тем уже зная, что это не так.

Сначала Эдвард увидел Лорен. Та рыдала, зажав рот ладонями, и смотрела куда-то вниз. И только потом он заметил Сета, лежащего на боку рядом с опрокинутым стулом. Его рука всё ещё держала спинку стула. Но даже это не делало Сета более живым. Одного мимолётного взгляда на его застывшее, мертвенно-бледное лицо было достаточно, чтобы понять: ему уже ничем не помочь.

Эдварда качнуло в его сторону. Ноги подкосились под тяжестью горя, и он рухнул на колени. Внутри тоже всё подкосилось и будто бы рухнуло, разлетаясь тоской и отчаянием. Задыхаясь, Эдвард перевернул Сета на спину и скорее машинально, чем действительно на что-то надеясь, прощупал пульс на его шее, однако ощутил под пальцами лишь неживой холод кожи.

В этот момент Эдвард не мог ни о чём думать, ни о чём молить бессердечного Бога, провозгласившего себя вершителем судеб. Наверное, он даже не был в состоянии до конца осознать и в полной мере прочувствовать происходящее. Какая-то внутренняя защита не позволяла этого. Иначе он просто рехнулся бы – по-настоящему, с диагнозом и клозапином¹.

Но и то, что Эдвард почувствовал, увидев Сета и прикоснувшись к его ледяной коже, оказалось для него чем-то за гранью. Он сгрёб своего маленького брата в охапку и разрыдался. Какой-то час назад Каллен был уверен, что не сможет заплакать в присутствии друга. Теперь же он кричал, скулил и подвывал, качая на руках мёртвого Сета, на глазах у целой толпы, затихшей в траурном, ошеломлённом молчании.

Эдварда разрывало на части, резало изнутри на куски. И только Белла, вдруг обнявшая его сзади, прижавшаяся к его спине, не позволила ему развалиться окончательно. Только её руки и её тёплое дыхание между его лопаток, ощущавшееся неправдоподобно ярко, удерживали сейчас Эдварда в мире живых.
__________________________________________________________________
1. Клозапи́н – антипсихотическое лекарственное средство, нейролептик (прим. автора).




Источник: https://twilightrussia.ru/forum/41-38318-44
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: lelik1986 (18.04.2022) | Автор: lelik1986
Просмотров: 578 | Комментарии: 45


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 451 2 »
1
44 Ларисса   (16.05.2022 12:53) [Материал]
Это встряска моего мозга. Прочитала первый раз, застыла в немом шоке и звуках похожик на скулеж

0
45 lelik1986   (18.05.2022 18:42) [Материал]
Самое главное, что глава не оставила вас равнодушной wink biggrin Поэтому спасибо за ваши эмоции! happy

1
41 irina-denali   (08.05.2022 22:51) [Материал]
абажаю этот фанфик cry следующий глава когда будет примерно ? smile

1
43 lelik1986   (08.05.2022 22:57) [Материал]
Большое спасибо! happy
Как раз сейчас глава активно пишется. Думаю, недельки мне должно хватить. cool wink

1
34 lytarenkoe   (27.04.2022 17:31) [Материал]
Этот День Рождения Каллен не забудет никогда... и отмечать его в этот день больше не будет... В какой-то момент мне показалось, что он сознание потеряет. Или я... Я в а&е - сижу, перевариваю прочитанное и никак с мыслями собраться не могу... Не знаю что тут можно сказать. У меня странное состояние - как будто в меня сначала налили кипяток, а потом досуха выжали... и сейчас во мне полная тишина и даже сердце бьётся ровно... Странное ощущение, если учесть, что меня несколько минут назад подкидывало на стуле... Лёлик, убедительная ты моя, намекни хоть - этот трэш закончится когда-нибудь? Будут они жить долго и счастливо? А то ж невозможно как их там колбасит, то вместе то поврозь, а то попеременно... Спасибо за продолжение! Глава, конечно, слов нет...

0
35 lelik1986   (27.04.2022 21:55) [Материал]
Да чего намекать-то, я прямо скажу: да, скоро закончится. Уже хотя бы потому, что осталось всего 2 главы и эпилог. biggrin
А я убедительная значит, да? biggrin
Большое спасибо за отзыв и за интересное описание твоего состояния после прочтения главы wink

1
36 lytarenkoe   (28.04.2022 05:20) [Материал]
А то неубедительная? Будь это не так, никто бы не читал и не ждал с нетерпением продолжения. Знала бы ты как меня тут вместе со стулом подкидывало... biggrin Так что не скромничай. Хоть и говорят, скромность украшает, но это не про вас - писателей biggrin Иначе мы, читатели, будем про дедку и репку читать wink

0
37 lelik1986   (28.04.2022 09:12) [Материал]
А звучит-то как, "писатели"! biggrin
Спасибо за стул, который подкидывало вместе с тобой. biggrin
И кстати, при желании и из истории про дедку и репку можно сделать треш, да ещё какой biggrin

1
38 lytarenkoe   (29.04.2022 01:48) [Материал]
Лёлик, не начинай! А то будет тебе заявка на Хеллоуин по-русски - про Дедку, Репку и внучку Белку Свон biggrin biggrin wink С твоей фантазией из всего можно трэш организовать biggrin

0
39 lelik1986   (29.04.2022 13:31) [Материал]
Не соблазняй, а! Такой интересный сюжет сразу вырисовывается. Правда не совсем приличный biggrin С другой стороны, я в руском фольклоре не сильна biggrin А если говорить серьёзно, что меня действительно сейчас манит, так это вампирская тематика. А то столько лет пишу фф по Сумеркам, а вампиров у меня ещё ни разу не было. Непорядок. cool biggrin

1
40 lytarenkoe   (01.05.2022 05:20) [Материал]
О! Давай! Раз пошли на дело рецидивисты-вампиры Дедка и Репка, а кассирша в С/банке, ладно, просто в Банке biggrin чья-то Внучка Изабелла.. А? Как тебе? biggrin biggrin Там ещё столько персонажей неохваченных осталось, мамонька моя - и мышка Элис, и кошка Роуз, и барбос Эммет... Интересно, чьи прототипы будут баран, козёл и свинья? biggrin Разгуляться есть где... wink

0
42 lelik1986   (08.05.2022 22:56) [Материал]
А там были ещё баран, козёл и свинья? surprised biggrin Я же говорю, совсем не разбираюсь в русском фольклоре biggrin Да и в целом сказки с детства не люблю - я на других книгах выросла, что, наверное, чувствуется по моей писанине. cool biggrin
Но фантазия у тебя - будь здоров! happy wink biggrin Тебе бы самой фанфики писать! tongue wink biggrin

1
32 Нюсь   (22.04.2022 10:50) [Материал]
«Сквозь звон в ушах Белла уловила треск разорванной сорочки и бренчание пряжки на ремне Майка.»
После этого я аж перестала дышать и выдохнула только после этих слов: «Нет, не успел».
Страшно было дальше читать. Боялась, что этот подонок сможет достичь своей отвратительной цели. Даже от этих предположений стало жутко. Майк и правда отбитый на голову урод. И в предыдущей главе я тоже себе рисовала в мыслях, что он пойдёт к Белле поговорить о наркотиках, признаться в вине за избиение, да даже кокаин предложить, но не насилие… я в шоке. Честно .
Глава конечно порадовала насыщенностью событий, хоть они все были страшными и грустными. Исход с Сетом неожиданный. Не ожидала, что именно он так покинет группу, а не кто-то другой(про Эдварда вообще в последнюю очередь думалось и гнались прочь мысли biggrin )
Сколько всего придётся разгребать имениннику в свой день рождения…
Белла. Она его обняла, она не продолжила дальше заливаться слезами на той злосчастной кровати, а мгновенно оказалась рядом, не позволив совсем потеряться.
Спасибо большое за скорое продолжение, которое доставило бурю эмоций!

0
33 lelik1986   (24.04.2022 00:15) [Материал]
Цитата Нюсь ()
Боялась, что этот подонок сможет достичь своей отвратительной цели. Даже от этих предположений стало жутко. Майк и правда отбитый на голову урод.

Нет, я бы такого не допустила. Это было бы слишком даже для меня.
Цитата Нюсь ()
И в предыдущей главе я тоже себе рисовала в мыслях, что он пойдёт к Белле поговорить о наркотиках, признаться в вине за избиение, да даже кокаин предложить, но не насилие… я в шоке. Честно .

Шёл он именно поговорить и изначально никаких таких мерзких целей у него не было. Всё случилось в процессе. Его просто накрыло.
Цитата Нюсь ()
Не ожидала, что именно он так покинет группу, а не кто-то другой(про Эдварда вообще в последнюю очередь думалось и гнались прочь мысли

Эдвард - это святое! biggrin Ну а случись что-то подобное с кем-то другим, такого эффекта разорвавшейся бомбы всё равно не было бы. Только его смерть может подтолкнуть Эдварда к кардинальным переменам в своей жизни, к какому-то переосмыслению.
Цитата Нюсь ()
Белла. Она его обняла, она не продолжила дальше заливаться слезами на той злосчастной кровати, а мгновенно оказалась рядом, не позволив совсем потеряться.

Вот, кстати, да, отлично подмечено. Как бы ей самой сейчас не было тяжело, она всё равно в первую очередь с ним, разделяет его боль.
Большое спасибо за прекрасный отзыв и за твои эмоции! happy

1
30 Alin@   (20.04.2022 11:11) [Материал]
я в шоке! Не верится. Сначала праздник, а потом сильные разборки sad

0
31 lelik1986   (20.04.2022 19:26) [Материал]
Так уж вышло
Спасибо за комментарий! happy

1
28 irina-denali   (19.04.2022 22:30) [Материал]
spasiba za glavu <3 <3 <3

0
29 lelik1986   (19.04.2022 22:49) [Материал]
Вам спасибо, что читаете! wink

1
24 робокашка   (19.04.2022 19:37) [Материал]
Ожидала, конечно, очередных проблем и разборок с Майком, но никак не финиш незадачливого юнца Сета.
Т а к о й день рождения не пожелаю никому... sad

0
25 lelik1986   (19.04.2022 20:00) [Материал]
Цитата робокашка ()
Ожидала, конечно, очередных проблем и разборок с Майком

Думаю, этого всего ожидали.
Цитата робокашка ()
но никак не финиш незадачливого юнца Сета.

А вот этого, подозреваю, не ожидал никто. Хотя ещё во второй главе я намекнула на плохую наследственность в плане сердечно-сосудистых заболеваний. Потом его состояние после происшествия с Беллой, когда ему самому понадобилась медицинская помощь. Ну и его странное поведение и состояние с того дня. Просто на все эти мелочи не обращаешь внимание, пока это самое не случится.
Цитата робокашка ()
Т а к о й день рождения не пожелаю никому...

Такого в принципе не пожелаешь никому. cry
Спасибо за комментарий! happy

1
26 робокашка   (19.04.2022 20:17) [Материал]
"Реквием" всегда был знаковым произведением, просто с начала главы не дошло... sad

0
27 lelik1986   (19.04.2022 20:27) [Материал]
Да, не зная, к чему всё идёт, заранее на такие вот маленькие намёки и крючочки внимание никогда не обращаешь. Это нормально. а иначе чтение может превратиться в следственное мероприятие, при том, что не факт, что вообще эти намёки автор где-то оставил. biggrin Ну и да, песню эту я сюда взяла не случайно, как ты правильно понимаешь. wink

1
16 Afif   (19.04.2022 09:49) [Материал]
Я же говорила, что это Майк подослал тех фанаток(
И что он не разговаривать пришёл к Бэлле.
А что с Сэтом? От чего он умер? Передоз что ли? Не поняла (((
Глава огонь
Оля молодец ❤️
Спасибо ❤️❤️❤️

0
20 lelik1986   (19.04.2022 12:04) [Материал]
Конечно, Майк – гадёныш! Откуда бы фанатки узнали, где нужно поджидать Беллу. Заплатил, натравил, а сам как будто в стороне dry
Он и сам точно не знал, для чего пришёл к Белле. Бвли у него какие-то внутренние мучения из-за того, как далеко зашли те девки. Вот он и захотел доказать сам себе, что он не так уж и виноват. Ну и к Белле его давно тянуло. Вот и климануло по ходу действия.
Нет, у Сета не передоз. У него проблемы со здоровьем, из-за которых он и был вынужден уйти из группы. Об этом еще будет сказано в мледующей главе.
Большое спасибо, дорогая, за добрые слова! happy

1
21 Afif   (19.04.2022 12:23) [Материал]
Жду продолжения)
Желаю творческого подъема и хорошего настроения ❤️❤️❤️

0
23 lelik1986   (19.04.2022 13:00) [Материал]
Постараюсь поскорее)) Следующая глава будет маленькой))
Большое спасибо за пожелания! happy
Хорошее настроение нам всем не помешает, так что взаимно, дорогая! wink

1
15 LadyDiana   (19.04.2022 08:57) [Материал]
Напряжённая глава, но очень захватывающая! Всё таки Эдвард должен понимать, что когда вы все употребляете и бухаете это не может касаться только определенных лиц. Со временем такой образ жизни затягивает всех, а самые слабые волей очень быстро ломаются. И в этой истории прекрасно показано, что каждый сгорает по-своему.
Надеюсь Эдвард и Белла найдут своё исцеление. Ступят на путь созидания, в не разрушения.
Спасибо за продолжение!

0
19 lelik1986   (19.04.2022 11:47) [Материал]
Согласна, со стороны Эдварда наивно было полагать, что он сможет оградить самых дорогих людей, сможет внушить и показать на своём примере, какое это зло, и что так делать не надо. Это болото. Оно засасывает всех без разбора, стоит только в него угодить. Поэтому вполне понятно его чувство вины перед Беллой. А уж его чувство вины за Сета будет ещё в разы больше.
Что бы там Эдвард не думал, но он и сам до сих пор не вылез из этого болота. И если не вылезет сейчас, то однажды снова покатится под откос.
Большое сппсибо за прекрасный отзыв и добрые слова! happy

1
14 olya-belkoba   (19.04.2022 07:12) [Материал]
Бомбическая глава. Спасибо

0
18 lelik1986   (19.04.2022 11:30) [Материал]
Большое спасибо! happy

1-10 11-12