Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1600]
Мини-фанфики [2363]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4595]
Продолжение по Сумеречной саге [1244]
Стихи [2333]
Все люди [14637]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13892]
Альтернатива [8929]
СЛЭШ и НЦ [8379]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4000]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 мая

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Наш старый новый дом
Переехав из другого штата, Эдвард и Белла купили дом, не подозревая о произошедшей в нем много лет назад трагедии.

Гнев Ангелов
Чарли Паркер, детектив. Десять лет назад он не сумел раскрыть дело об убийстве молодого юноши. Теперь ему выпала возможно раскрыть другое дело, но с теми же участниками, что и десять лет назад. В центре событий снова пять женщин. Сможет ли Чарли сделать правильные выводы и найти настоящего преступника?

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Далекое пламя | Far Away Flame
Их прошлое для нее подобно калейдоскопу горьких и радостных воспоминаний. Когда Белла годы спустя наконец найдет в себе смелость отправиться за тем, чего всегда хотела, не окажется ли, что уже слишком поздно?
Новый перевод O_Q / все люди.
Новая 12 глава.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Легенда о проклятом мысе
Молодая искательница сокровищ решает исследовать руины некогда стоявшего на живописной скале, а после затонувшего в море замка таинственного англичанина, чья жизнь и смерть обросла всевозможными легендами. Что найдет она на дне Карибского моря?
Мистический мини от Валлери и Миравия.
Победитель летнего конкурса мини-фиков 2016.



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 248
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы

Дом в розовом саду

2017-5-25
23
0
Название: Дом в розовом саду
Заявка: 86.2
Жанр: Romance
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Карлайл/Эсме
Бета: +
Саммари: Эсми Платт - известная американская писательница. Ее карьера стремительно идет в гору, а книги расходятся миллионными тиражами. Однако с написанием последней у Эсми возникают проблемы, и она решает уехать в очаровательное графство Вустершир в поисках вдохновения.






Лондон. Огромный. Разношёрстный. Энергичный. Как часто он помогал мне прийти в себя. Но не сегодня. Не в этот раз. Что-то изменилось. Я выдохлась.
- Ты выдохлась, - повторяет мои мысли Роуз. Она мой агент и моя подруга.
- Нет-нет, со мной всё в порядке.
Мы сидим в кафе на Лондон-стрит в Паддингтоне и беседуем за чашкой ароматного капучино с сиропом. Я попросила капнуть амаретто. Привкус у него просто божественный.
- Как в Вашингтоне? – спрашивает Роуз, заправляя локон светлых волос за ухо. Смотрит на меня ласково и спокойно.
- Серо, мокро, - пожимаю я плечами. – Не пишется.
- Ох, - вздыхает она, - вообще не понимаю, как ты сочиняешь детские книги, не имея детей! Может, вам с Аро пора завести ребёнка?
Мой агент как всегда беспардонна, и я ценю её прямоту, но только не тогда, когда она наступает на больную мозоль. Поэтому мило улыбаюсь и отрицательно качаю головой.
- Что ты… какие дети. Аро весь в политике, я – в творчестве. На детей нужно время. Пока что его нет. А чтобы сочинять сказки для детей, необязательно их иметь.
- Ну-ну…
Моя серия про храброго мышонка Джаса расходится как горячие пирожки. Дети её просто обожают. Пятилетняя Элис, дочь Роуз и Эммета, тоже в восторге от его приключений. Её подарок – разноцветный рисунок, сложенный пополам – я спрятала в широкий карман плаща.
- Вот. – Роуз выкладывает на стол ключи, записку с адресом и билет на Вёрджин Лайнс с завтрашней датой. – Поезжай. Наберись сил, мыслей и сотвори мне последнюю книгу. Дворцов не жди, - предупреждает она, - это небольшой сельский коттедж в Вустершире. Достался нам от бабушки Эммета. Место прелестное. Иногда мы сбегаем туда от лондонской суеты.
- Мне как-то…
- Ой, оставь свою неловкость, - перебивает она. – Мы уже обо всём договорились. Поздно включать заднюю.
Её напористость как всегда вызывает у меня улыбку.
- То-то же! – улыбается Роуз в ответ. – Так держать!
Вечером у нас автограф-сессия в «Лунных сказках», детском книжном магазине. Я улыбаюсь, фотографируюсь, общаюсь с детьми. Сижу за большим столиком в виде шляпки красного гриба, за моей спиной сложена целая пирамида из плюшевых Джасов.
- Тётя Эсме, - весело бросается ко мне малыш лет четырёх, хватая за руку и забираясь на колени, а его мать следом извиняется.
- Простите, миссис Платт.
Я с вежливой улыбкой отмахиваюсь от её ненужных извинений. Уже привыкла. Для детей я и тётя, и добрая подруга-сказочница. Ласково разговариваю с малышом, он по-прежнему сидит у меня на коленях. Живой, разгорячённый, что-то без конца лопочет и вертится. Мне хочется прижать его к себе, поцеловать в макушку, просто потому что он существует, просто потому что такой непосредственный и открытый. Ребёнок.
Сколько было бы моему? Воспоминание полоснуло по живому, словно острая бритва. Я вздрагиваю.
Малыш запрокидывает голову, я беру себя в руки и улыбаюсь ему. В принципе, на улыбку и не требуются усилия. Она возникает сама по себе от одного взгляда на это маленькое доверчивое существо.
Мы листаем книгу, разглядываем яркие иллюстрации. Собирается народ.
Чуть позже я читаю вслух отрывок из готовящейся к выходу книги. Из той самой, что пока не могу дописать. Кто-то внимательно слушает, кто-то играет, кто помладше – засыпает на руках усталых мам.
- А с Джасом всё хорошо? – волнуется маленькая девочка. – Он ведь в волшебном лесу не заблудился? А вдруг на него напали совы?
- С ним всё будет хорошо. Очень скоро мы снова с ним встретимся, - успокаиваю я и напоминаю себе, как важно быстрее дописать последнюю историю. Дети ждут.
Вечер заканчивается в безликом отельном номере. Я лежу под одеялом, но сон не идёт. Беру телефон, думаю позвонить Аро. Пять часов разницы. К чёрту. Звоню. Гудки идут, но трубку не снимают.
- Засранец, - раздражённо бормочу я, выключая телефон. Ведь знает, как я опустошена после таких мероприятий. Неужели это правда? Он и Хайди? Не хочу верить, но трещина, которая, кажется, всегда существовала между нами, в последний год стала разрастаться. Не без участия проклятой секретарши. Впрочем, иногда закрадывается крамольная мысль: может, оно и к лучшему?
Выключаю свет, поворачиваюсь на бок, закрываю глаза и пытаюсь заснуть.
Утром я уже в поезде. Быстром и комфортабельном. Суетный Лондон остаётся позади. Сижу у окна. Не читаю и не пишу, не отвлекаюсь ни на что. Кажется, с каждым потерянным километром небо светлеет, а пейзаж становится ярче и зеленее.
Через три часа двадцать минут мы прибываем в графство Вустершир. Что мне о нём известно, кроме знаменитого соуса и фарфора? Ничего. Но здесь мне предстоит вернуть вдохновение и дописать последнюю в серии книгу.
Глубоко вздохнув, я беру дорожную сумку и выхожу с вокзала на тихую спокойную улицу. Растерянно обвожу её взглядом и фокусируюсь на припаркованном неподалёку такси.
- Мэм? – Таксист вежливо наклоняет голову.
- Добрый день. – Я подхожу ближе.
- Вы в затруднении? Вижу, что неместная.
- Да, мне надо вот сюда. – Протягиваю ему листок с адресом, который дала Роуз.
- О, это за Бродвеем. Подальше от туристической зоны. Старый коттедж, - кивает он с улыбкой. – Готовы ехать?
- Определённо, - улыбаюсь в ответ.
Мы выезжаем из деревушки, строения попадаются всё реже, но я во все глаза рассматриваю пролетающие мимо сады. В Англии вообще трудно найти дом без сада. Летом английская провинция особенно очаровательна. Обилие зелени, благоухающие поля, бескрайние холмы. Прелестные деревушки и аккуратные домики. И ты сам словно попал в настоящую сказку.
- Какая красота, - невольно выдыхаю я, когда мы проезжаем мимо дома, вокруг которого раскинулся розовый сад. Мужчина нарочно сбавляет скорость, чтобы я смогла рассмотреть открывшееся великолепие. Повсюду кусты роз, кажется, им нет конца и края. В самом цвету. В полном разнообразии. Как дом из моей давно позабытой мечты.
- Хозяин постарался. Ведь тут что самое главное? Любовь и забота. Розы такие капризные. Только в добрых руках расцветают. – Голос таксиста наполнен спокойствием и довольством, той размеренностью, которую мы, жители больших городов, давно растеряли.
Вскоре мы подъезжаем к небольшому светло-коричневому коттеджу под старой черепичной крышей. Стены покрыты вьющимися растениями, белые, недавно окрашенные рамы приветливо подмигивают, приглашая насладиться уютом и спокойствием.
Следующие три дня я тем и занимаюсь. Пью чай, сидя в скромном саду на деревянной скамейке, гуляю по полям, наслаждаясь солнечным теплом и ласковым ветром, сижу в гостиной на угловом белом диване, прислушиваясь к звукам старого дома. В одной из комнат Роуз оборудовала рабочий кабинет: старый белый стол на кривых ножках, плетёное кресло с мягкими подушками, широкие окна, пропускающие дневной свет. Такая непривычная тишина. И я не могу работать. Не могу ничего сотворить.
- Ерунда какая. – Прибавляется недовольство собой.
Звонил Аро. Разговор вышел каким-то скомканным и сухим. В конце попросила меня не беспокоить несколько дней. Кажется, мы оба с облегчением выдохнули. Куда всё уходит? Когда-то он был милым и очаровательным. О, нет, он и сейчас мог быть и бывал таким. Прекрасное качество для политика – включать очарование, когда того требуют обстоятельства.
Споласкиваю чашку и смотрю в окно на задний двор. Он весь порос зеленью, но не хватает цветов. Невольно вспоминаю розовый сад, который видела по дороге сюда. Этот сад то и дело всплывает в мыслях. Вот бы ещё разок на него взглянуть. Нет, не взглянуть. Прогуляться. Побыть среди цветущей красоты.
Решаюсь. Заглядываю в гараж. Рядом со старенькой малолитражкой к стене прислонён не менее старый велосипед. Проверяю машину – заправлена. Но, поколебавшись, выбираю велосипед и выкатываю его на главную дорогу. Впрочем, до дома с розовым садом от меня не так уж далеко. Гуляя, я видела его издали. Меняя решение, сворачиваю в холмы на просёлочную узкую тропу и мчусь вперёд. Щёки быстро раскраснелись. Тёплый ветер омывает лицо. Так приятно, так хорошо. И накрывает чувство, что мне снова двадцать, а не тридцать пять, и почти вся жизнь впереди.
Воспоминания приходят и радостные, и горестные. Всякие. Но всё больше о нём, о далёком прошлом. Годы, проведённые рядом с Аро, кажутся призрачной дымкой, будто и не со мной это было. Только книги, мои рассказы, мои сказки, обращённые к мальчику, который никогда их не услышит и не прочтёт, реальны.
Всплывает ещё одно воспоминание. Я стараюсь его не воскрешать. Теперь особенно тщательно стараюсь. Ведь кто знает, как обернулась бы моя жизнь, если бы я не сбежала. Ну почему именно сегодня, именно сейчас всё возвращается?
А помнишь, мы когда-то мечтали вот так… ехать среди бескрайней пустоши и колокольчиковых полей?.. Вот что за глупость – колокольчиковые поля, будто их кто-то специально сажает.
Не могу ничего с собой поделать и смеюсь, запрокидываю голову и на секунду теряю ориентир: где верх, где низ? Небо виляет, плывущие облака сбивают с толку, солнце ослепляет взор. Почти теряю управление, но вовремя удерживаю руль и сохраняю равновесие. И смеюсь… смеюсь без остановки.
Я помню его лицо: молодое, одухотворённое, участливое.
Помню время, когда мне не хотелось ничего, а он медленно и планомерно возвращал меня к жизни.
Вот уже и дом с розовым садом. Соскакиваю с велосипеда и иду к нему неторопливым шагом, калитка приветливо распахнута.
- Тук-тук-тук? – вопросительно интересуюсь у пустоты и захожу внутрь. Вроде никого. Где же хозяин?
Стоит аромату роз окутать меня, как я моментально забываю обо всём. Я в прекрасной магической стране запаха и цвета. Сад всё-таки небольшой, но очень уютный. Как я когда-то мечтала: цветник-розарий, стены дома, увитые плетями роз. Пышные цветы и только начинающие распускаться бутоны: ярко-красные, алые, сиреневатые, белые – все в обрамлении чудесной тёмно-зелёной листвы. Лепестки под ногами опавшие, но ещё живые.
Наклоняюсь, чтобы вдохнуть божественный аромат.
- Эсме? – Голос из прошлого. Поначалу кажется, что он мне почудился, но за спиной настойчиво повторяют: - Эсме?
Губы сами собой раскрываются, и на языке расцветает давно позабытое имя.
- Карлайл?
Оборачиваюсь, не в силах поверить, что это не сон. Всё те же молодые ярко-синие глаза смотрят на меня, хотя нет, в уголках их притаились морщинки, указывающие на добрый улыбчивый нрав хозяина.
- Как это? Как ты? Почему? – тихонько заикаюсь.
Карлайл улыбается.
- Это сон какой-то. Ты у меня в саду. Воистину Земля маленькая. В этой глуши и вдруг, - он разводит руками, - ты!
Сцепив пальцы в замок, я тихонько делаю вдох, смущённо улыбаюсь, рассматриваю его. Нет, всё-таки изменился: светлые волосы острижены короче, чем я помню, но чёлка по-прежнему уложена назад. Он будто бы стал крепче в плечах, и в нём появилась основательность.
- Очень неожиданная встреча.
- Да уж, мягко сказать, неожиданная. Столько лет прошло…
- Почему ты не в Эдинбурге? – вдруг спрашиваю я.
- По нескольким причинам. - Он оглядывается, словно одна из причин где-то там, у него за спиной. – Но самая главная – мне тут нравится, предложили место врача, я не стал отказываться.
- Так ты сельский врач?
- Что-то вроде.
- С твоим умением, с твоими перспективами. Я поражена. - Удивлённо моргаю. – Думала, ты давно уже в кандидатах на Нобелевскую премию.
Карлайл усмехается, качает головой. Его поза становится более расслабленной, да и с меня самой постепенно слетает напряжение от внезапного столкновения с прошлым.
- Иногда просто надо остановиться и быть там, где тебе хочется быть.
«И с кем хочется», - мысленно добавляю про себя. Бросаю короткий взгляд на его руки – кольца нет, но это ни о чём не говорит, сама ведь я тоже его не ношу.
Глупости. Глупости. Глупости. Мысленно закатываю глаза. Эсме Платт, а ну быстро прекращай!
- Ох, надо перевести дух. – Он, словно забавляясь, прикладывает ладони к груди. – Ну и сюрприз. Как ты здесь оказалась?
- Приехала набраться вдохновения, друзья предложили пожить у них в коттедже.
- Друзья?
- Розали и Эммет Маккартни.
- Ааа… Маккартни… Так ты остановилась в Солнечном Уголке, - произносит он название дома.
- Вы знакомы?
- Роуз, ах… кхм… Эммет. Ммм… Конечно. Они… я… эм… У них ещё подрастает маленькая шкодница Элис, как-то лечил её покрасневшее горло… впрочем, это к делу не относится, - с усмешкой отмахивается Карлайл. – Вдохновение, значит, нужно? Так ты писательница.
- Эмм, - смотрю на него с растерянной улыбкой. Он, что, следил за моей жизнью? – Да. Сочиняю вот.
- Для детей, - кивает он. – Знаю. Ты довольно известная. Эдвард ни одной твоей книги не пропускает.
- Эдвард? – растерянно переспрашиваю и вижу, как к нам на всех порах от дома несётся мальчик лет четырёх. – Твой…
- Племянник, - уточняет Карлайл. – Сын Элизабет и Эдда.
- Твоей младшей сестры. – Когда я её видела последний раз, сколько ей было? Шестнадцать?
- К сожалению, они с мужем разбились в аварии. Уже два года я официальный опекун. – Объясняет он.
- Соболезную, - неловко бормочу я и перевожу взгляд на мальчугана. Он остановился и теперь прячется за ногами Карлайла, смущённо поглядывая из своего укрытия. Зелёные яркие глаза с интересом меня изучают. – Привет, я Эсме, - заговариваю первой и присаживаюсь так, чтобы наши взгляды оказались на одном уровне.
- Привет, Эсме. А я Эдвард Энтони Мэйсен, - официально произносит он и тут же рушит всю картину, потирая обгоревший на солнце нос и засовывая указательный палец в рот.
Карлайл смеётся и ерошит бронзовые волосы племянника.
- Ну, привет, Эдвард Энтони Мэйсен. – Я протягиваю руку, мальчишка вынимает палец изо рта, и мы здороваемся. – Будем знакомы.
- Может… выпьешь чаю? – внезапно предлагает Карлайл. Вижу, как он слегка нервничает.
- Чаю? Почему нет! - Запрокидываю голову и улыбаюсь Карлайлу, он также с негаснущей улыбкой смотрит на меня.
- В доме?
- А можно здесь… в саду?
- Конечно.
Как удивительно: сегодня думала о нём, и вот встретились. Хотя удивление постепенно проходит. Будто бы всё произошло к месту и ко времени, будто бы и не было этих лет, будто бы это не я сбежала от него в Штаты. От него, от прошлого, от нелепого чувства вины.

Утро будит меня первыми робкими лучами солнца. Вздыхаю и лишь глубже зарываюсь в подушку. Как здорово просто вот так поваляться в постели и помечтать. Вернее, вспомнить вчерашний вечер, перебрать в памяти приятные минуты, заразить саму себя надеждой. Стараюсь не питать каких-либо иллюзий, но всё во мне противится этой сдержанности, поэтому я просто заставляю её замолкнуть и начинаю думать о Карлайле. Вот мы пьём чай, вот он смотрит на меня ласково, с нежностью, его голос, его потрясающие руки, его волшебный сад – он словно оживил мою мечту, которой я с ним когда-то делилась. То, что он высадил его и вырастил, вселяло надежду.
Пятнадцать лет – вроде недавно, а вроде и целая вечность.
Мы встретились совсем молодыми. Я была разрушена – образно… буквально… он собрал меня по кусочкам. Моё тело. Мою душу. Я отблагодарила его единственным способом, которым может отблагодарить женщина, потерявшая всё. А влюбившись, испугалась. И себя, и нахлынувшего чувства вины. Тогда мне казалось, что я больше недостойна ни любви, ни этого мужчины. Мне хотелось лелеять свою боль, жить в капкане безумной потери. Поэтому я сбежала подальше, за океан.
Но женская природа такова, что мы не можем быть одни, нам нужно, чтобы нас любили, нам нужно кого-то любить. Подвернулся Аро… а дальше… я нашла утешение в общении с детьми, ведь своих у меня уже никогда не будет.
Наконец, выбираюсь из постели и иду завтракать, а после запираюсь в кабинете, включаю лэптоп, и слова сами собой выплёскиваются из меня, складываясь в фразы, а фразы – в предложения. Идеи появляются легко, мысли текут свободно. Я не здесь, я где-то там, в мрачном лесу вместе с моим героем отбиваюсь от страшных сов с когтистыми смертоносными лапами, спасаю друзей, нахожу выход из тёмной чащи, а в финале сижу в домике на дереве и пью чай с крендельками и кексами, радуясь, что друзья со мной, и ожидая новых приключений, которые обязательно будут.

На следующий день я еду в деревню за продуктами, вечером должны прийти Карлайл с Эдвардом, хочется удивить маленького мальчика чем-то вкусным. Застываю перед полками с детскими сладостями. Решаясь, меняю направление и иду в другой отдел – лучше сама что-нибудь испеку. Давно этим не занималась, вот, будет повод поколдовать на кухне.
Уже стою в небольшой очереди на кассу, когда до ушей долетают обрывки фраз. Невольно прислушиваюсь.
- Крайне любезный, но… я к нему и так… и сяк…
- И?
- И ничего. – Брюнетка около тридцати вскидывает руки в досадном жесте. Её подруга – явно ровесница – улыбается.
- А ты ещё попробуй.
- Так пробую… но не могу же я постоянно болеть. В конце концов, он обвинит меня в симуляции.
- Не думаю, доктор Каллен слишком вежлив для таких обвинений. Выпишет тебе успокоительных капелек и всё, - подмигивая, она хлопает подругу по плечу. – Может, мне теперь попробовать, раз тебе не везёт? Негоже доктору так долго ходить в холостяках. Да и сын у него – просто прелесть, так бы и затискала этого маленького пирожка.
Обе хихикают.
- Погоди пробовать, займи очередь.
Девушки подхватывают пакеты и уходят, а я смотрю им вслед, глупо хлопая ресницами.
Это они про Карлайла? Про моего Карлайла? Моего? Что это за колющее, неприятное чувство? Ревность?
Продавец на кассе начинает пробивать мои покупки. Всё ещё под впечатлением от услышанного я невольно спрашиваю:
- Простите, а где офис местного доктора?
- Каллена? – с улыбкой, будто бы всё понимающей, интересуется женщина. – У него кабинет на Кингсдейл-корт, а раз в неделю он принимает в больнице Ившем Коммьюнити.
- Спасибо.
Я спешу уйти из магазина, подальше от ироничного взгляда продавца. Наворачиваю круг по Бродвею и вижу указатель Кингсдейл-корт, машина замедляет ход, а палец застывает на рычаге поворотника.
- Нет, нет и нет, - решаю я и прибавляю скорость. – Ещё чего! Я не шпионить сюда приехала. Тем более, вечером мы встретимся.
Нельзя сказать, что за прошедшие годы я не вспоминала Карлайла. Вспоминала, конечно. Иногда накатывало желание связаться с ним, но… что бы я ему сказала? Сейчас как никогда я готова ругать себя без перерыва за эту нерешительность. Тогда возможно было бы всё вернуть… а сейчас? Оно ему надо? А мне?
Одно осталось неизменным – моя реакция на него. Когда-то я считала это проявлением благодарности, но нет… Прожив жизнь, повзрослев, набравшись опыта, могу сказать: это было из-за чего угодно, но не из чувства благодарности.

- Сюда? – Я примериваю рисунок на дверцу холодильника.
- Ага, - четырёхлетний мальчишка отхлёбывает чай и тянется за кексом. – Мне ведь можно ещё кусочек?
- Конечно. - Подхожу к столу. – Это волшебный кекс, прямо из сказки, по рецепту Джаса.
- Правда? – любознательные зелёные глаза с удивлением смотрят на меня. – Тот самый?
- Тот самый, - подтверждаю с улыбкой.
Эдвард начинает жевать с особым рвением.
- Обалдеть, - говорит с набитым ртом. – Значит, я стану таким же храбрым, как и Джас?
- Ну, дело тут не только в кексах, но он придаст тебе сил, это точно.
Не удержавшись, я ерошу ему волосы и ловлю взгляд Карлайла. Тот поспешно переводит его на рисунок. Детские художества – это способ общения, на бумаге оказывается всё, что ребёнок чувствует и видит. Этакая речь. И Эдвард рассказал мне, что я ему понравилась. Он изобразил меня в саду у дома, а рядом – малыша Джаса с палкой, которая, по-видимому, на самом деле являлась мечом. Вдали поместились ещё две фигуры – одна побольше, другая поменьше – это они с Карлайлом. Вот так он нас всех объединил.
- Давно не бывал в Солнечном Уголке, - заговаривает Карлайл, обводя взглядом кухню. Милые цветастые занавесочки на окнах и вместо дверец шкафчиков создают атмосферу сельского уюта. – Как тебе здесь?
- Нравится, даже очень, - признаюсь я, ладонями обнимая большую белую чашку. – Здесь так спокойно. Кажется, вдохновение возвращается.
- Как ты вообще начала писать?
- Ох. - Я опускаю взгляд, не понимая, говорить ли начистоту или рассказать общую версию, которой я обычно придерживаюсь. – Сначала это был просто способ пережить горе, - решаюсь я, - так психолог посоветовал. Постепенно меня увлекло. Я поняла, что действительно хочу этим заниматься и мне это действительно нравится. Дети полюбили придуманные мной истории.
- Прости, - шепчет Карлайл с досадой и некоторой неловкостью. – Мог бы и сам догадаться.
- Нет-нет, всё хорошо, - поспешно перебиваю я. – Я как садист со стажем. Знаешь, какая у меня любимая часть «работы»? – Он разводит руками, а я улыбаюсь уголком рта. – Общение с детьми. Мне нравится встречаться с моими маленькими слушателями, читать им вслух. Я опустошена, но и одновременно с тем на небывалом подъёме после этого.
Мы смотрим друг на друга в упор. Я знаю, что он знает и понимает, в его глазах отражается та самая давняя боль за меня, и я, не выдерживая, отвожу взгляд.
Эдвард допил свой чай с кексом и уже топчется у двери на задний двор.
- Можно мне туда?
- Конечно, только там настоящие заросли, - предупреждаю я.
- Так это ж круто! – восклицает маленький мальчик и выбегает из дома, с радостным криком бросаясь в высокие кусты вдоль забора, внутри которых получилось что-то вроде лабиринта, вероятно, чем-то таким они и являются для детского воображения.
- Хорошо. – Я всё ещё погружена в свои мысли и замечаю, что Карлайл не понимает, к чему относится мой комментарий. - Хорошо, что вы живёте за городом, хорошо, что у мальчишки есть… будет детство. Вот так и должны расти дети. Вольными. На природе. А родители запирают их в каменные городские коробки. Водят в парк и на площадки, окружённые автомобильными стоянками. А потом жалуются, что у детей, видите ли, нет воображения.
- Ты же сама выросла в сельской местности, поправь, если ошибаюсь?
- Не ошибаешься. Я сейчас будто в детство вернулась. Не хочу уезжать в Вашингтон. – Признание само собой выскакивает из меня, я пугаюсь и встаю со стула, ухожу к открытой двери, чтобы Карлайл не видел моего лица. На нём наверняка застыла смесь из боли и досады.
Внезапно на плечи мне опускаются тяжёлые горячие ладони. Они жгут даже сквозь одежду, но у меня не возникает мысли стряхнуть их, наоборот, не хочется двигаться, так бы и стояла. Если б мгновение могло длиться дольше!
- Ты совсем не изменилась, - выдыхает Карлайл, и я чувствую, как шевелятся волосы у меня на затылке. Я забрала их в высокий небрежный пучок, оставив шею незащищённой. Понимаю, что его губы совсем близко, при желании он мог бы наклониться и прижаться ими к выемке между тонкими косточками. От одной этой мысли меня охватывает дрожь. Наверное, Карлайл её чувствует.
Я жду... жду, но ничего не происходит.
- Что ты, столько лет прошло, - наконец, заговариваю я. – Я теперь совсем городская.
Он аккуратно разворачивает меня лицом к себе, я послушна в его руках.
- Но с воображением у тебя до сих пор всё в порядке.
Ох, знал бы он, насколько в порядке! Что я тут себе секунду назад навоображала! Улыбаясь, я высвобождаюсь из его рук и отхожу в сторону.
- Может, сходим поужинать завтра… послезавтра? Когда ты можешь? Ты уже исследовала Бродвей? Хочешь, проведу экскурсию? – Предложения внезапно сыплются на меня, как из рога изобилия.
- Ужин? Почему бы и нет. – Стараюсь слишком не демонстрировать свою радость.
Остаток вечера мы проводим втроём в гостиной. Я читаю Эдварду отрывки из новой книги, он активно вовлечён в процесс, иногда сам додумывает концовку, делает предположения, его пытливый ум никак не хочет спокойно дожидаться развязки.
Наконец, он утомляется и засыпает, Карлайл уносит его на руках в машину, и они уезжают, а я возвращаюсь в гостиную, выключаю свет и долго сижу на скамейке перед домом, вспоминая прошедший день, наблюдая, как солнце медленно уплывает в закатный сумрак.

- Как вдохновение? Вернулось? – Голос Роуз в трубке кажется мне элементом какой-то чужой жизни.
- Да, я пишу… пишу… и иногда не могу остановиться.
- Здорово, - хмыкает Роуз, - так и знала, что Вустершир на тебя благотворно подействует.
- Да, как в сказку попала.
- Может, ты не только последнюю книгу закончишь, но ещё и новую начнёшь?
- Кто знает, всё возможно, - не отрицаю я.
- Как местные? Не обижают? – с усмешкой спрашивает она.
- Нет, все тут крайне дружелюбны. – Говорю «все», но думаю, конечно, только про Карлайла.
Мы немного болтаем, а потом я сажусь за работу, ведь вечером у меня свидание с местным сельским доктором. Мысли всё никак не идут в голову, я слишком взбудоражена, поэтому, немного помучавшись, закрываю лэптоп и, думая, чем бы заняться, решаю съездить в деревню. Необходимо движение, ведь до вечера я просто изведу сама себя этим ожиданием.
В Бродвее брожу по сувенирным магазинчикам, покупаю милые безделушки на память, захожу в кафе и выбираю место у окна, чтобы смотреть за проходящими людьми. Мне нравится этот неспешный ритм. В Вашингтоне и Лондоне не жизнь, а сплошная беготня, в провинции время замерло, а для меня – даже словно вернулось на много лет назад, только не в горестные моменты, а в светлую радость.
Я рано вышла замуж, но не за того человека. Не тем он оказался уже позже. Вначале ведь я считала его что ни на есть тем самым – военный, старше меня, такой статный и представительный. День, когда он впервые поднял на меня руку, я не забуду никогда. Выросшая в любви и заботе, сельская наивная девочка, я доверяла близким людям. Но этот человек предпочитал унижать самым постыдным образом, а потом извиняться, попутно топя отвращение к самому себе в бутылке. Даже моя беременность не остановила его. Силы сбежать от домашнего тирана у меня нашлись, но сил жить после потери ребёнка не было. Мне хотелось закрыть глаза и больше никогда не просыпаться. Я искала спокойствия. Тогда мне казалось, что существует только лишь один выход – шагнуть в пропасть, и боль утихнет.
Но боль вернулась в тысячу раз сильнее: физическая, острая, не проходящая. И, как ни странно, она помогла оттеснить душевную, помогла мне выжить.
Карлайл залатал меня, поставил на ноги, нас потянуло друг к другу. Это случилось так естественно. Но я не могла жить в городе… в стране… в окружении людей, где всё напоминало о прошлом.

Руки сами крутанули руль, и вот я уже сворачиваю на Кингсдейл-корт, взгляд скользит по вывескам, пока не останавливается на нужной. Через распахнутую дверь – ага, всё-таки сейчас приёмные часы – я вижу Карлайла в узком холле и местную девицу лет на десять моложе меня, она вцепилась в рукав его медицинского халата, а он участливо смотрит на неё, похлопывая по руке.
Я прибавляю невольно сброшенную скорость и мчусь прочь из деревни. На языке поселилась горечь. Прошлое лучше оставить прошлому. Годы идут, и ты уже начинаешь выдумывать то, чего в нём и не было. Парадокс памяти.
Вечером мы сидим в пабе «Королевский дуб». Здесь многолюдно, но это хороший признак – атмосфера и еда просто великолепные.
- Смотри. – Карлайл указывает на новых посетителей, захвативших с собой домашнего любимца.
Кавалер-кинг-чарльз-спаниель, просто красавец с безупречными манерами, он выглядит так, словно вчера оживлял своим присутствием парадный зал Карла II.
- У этого местечка специальная британская награда за поддержку собак, сюда можно приходить с питомцами.
- Британцы – удивительные люди, никого, кажется, ничуть не смущает такое соседство, - озвучиваю я свои мысли. - В Вашингтоне бы большинство сморщили носы. А то и вовсе встали, развернулись и ушли.
- Серьёзно? Всё так запущенно?
- Угу.
Я смотрю на Карлайла поверх бокала с красным вином, во мраке зала он мне кажется на пятнадцать лет моложе. Темнота не только скрадывает, она ещё имеет свойство преображать человека. Мы разомлели от вина, приглушённых голосов, вкусной еды и лёгкой живой музыки.
Понемногу мы разговорились, и я начинаю заполнять пробелы в его биографии. Карлайл рассказывает, как после Эдинбурга некоторое время проработал в Шеффилде, попутно продолжая изучать физиологию и медицину в местном университете. Потом ещё помотался по стране, пока не осел здесь, в Вустершире. Несколько лет он приводил дом и сад в порядок.
- Садоводство – не мой конёк, но мне помогала одна мысль.
Я вопросительно поднимаю брови, а он тянется и берёт меня за руку.
- Мечтал, что когда-нибудь… однажды…
- Доктор Каллен? – Нас беспардонно прерывают. Перевожу взгляд и вижу миловидную блондинку, она посматривает то на меня, то на Карлайла. Не похоже, чтобы у неё что-то болело.
- Здравствуйте, мисс Денали? – Он как всегда безупречно вежлив, даже если непрошенные люди врываются в его личное пространство.
- Не смогла найти те капли, ну… те… капли, - она как бы отмахивается, не в силах вспомнить название лекарства, - те самые, что вы выписывали. Может быть… есть какой-то аналог? Не могу ждать следующего приёма и завтрашнего дня, чтобы позвонить в офис, а вашего личного телефона у меня нет, чтобы спросить. – Девушка в упор смотрит на него, в надежде, что он сейчас возьмёт и даст ей свой личный номер. – Ну, вот? – К концу фразы её запал сходит на нет, она просто стоит и ждёт его реакции.
Карлайл с пониманием кивает, достаёт записную книжку, пишет что-то на листке. У меня перехватывает дыхание. Пытаюсь успокоить себя: ведь он врач, в конце концов, что если это вопрос жизни и смерти? В городке с населением около трёх тысяч человек доктор становится не то что близким другом для каждой семьи, но кем-то вроде этого. Выражение лица девицы становится довольным.
- Вот, попробуйте если не те, то эти… я написал там название. – Карлайл спокойно улыбается, а девушка забирает записку, с каменным лицом шепчет «спасибо» и уплывает прочь от нашего столика.
Могу спокойно выдохнуть, что и делаю, и тянусь за бокалом с вином.
- Извини, пациенты, - разводит руками Карлайл. – Это происходит постоянно… кого-то где-то встречаю, они подходят, ну… ты знаешь ведь. Давай лучше потанцуем? – предлагает он, и я согласно киваю.
Мы в опасной близости друг от друга. Ничего не могу с собой поделать, но веду себя, наверное, не лучше той навязчивой девицы, прижимаюсь к нему и получаю от этого удовольствие. У него такой же запах, как я помню, и объятья такие же уютные, которые совсем не хочется покидать. Мы покачиваемся щека к щеке, ладонь моя оказывается в плену его ладони, пальцы переплетаются неожиданно крепко. Боже, как хорошо. Закрываю глаза и наслаждаюсь моментом.
Как истинный джентльмен, Карлайл после ужина довозит меня до Солнечного Уголка. Должна ли я пригласить его на чай? Что если он расценит это как побуждение к каким-то большим действиям? Готова ли я?
Мы доходим до крыльца, и я, наконец, решаюсь, поворачиваюсь и оказываюсь нос к носу с Карлайлом, в тот же миг шагнувшим мне навстречу. Мы сталкиваемся, смеёмся, снова неловко сталкиваемся, пока, наконец, он не обнимает меня и не притягивает к себе. Губы сами собой находят его губы: тёплые, мягкие, с привкусом вечернего сладкого вина. Как давно это было! Кажется, я уже и не помнила, каково это – целоваться от сердца, от источника души, без памяти и лишних мыслей в голове. Поцелуй длится долго, мы проходим с ним все этапы: бурное начало, как преддверие нового узнавания после многолетней разлуки, растянувшееся изучение, где каждый не только стремится взять своё, но и отдать сполна, и тихую ласку, затухающую, невесомую, призванную успокоить разогнавшиеся до первой космической скорости сердца.
- Зайдёшь? – наконец, бормочу я.
- Если зайду, ты меня уже никуда не выгонишь, понимаешь это? – Он обхватывает ладонями мои горящие щёки. – Чёрта с два я тебя теперь куда-то отпущу. Ты готова к такому, Эсме?
- Я… я… я не знаю, - честно признаюсь я.
- Тогда как прикажешь мне поступить? На моём месте ты бы зашла? Зная, что уйти уже не сможешь?
- Не знаю.
- Тогда ты просишь невозможного. Я или захожу сейчас, или оставляем всё как есть.
Он смотрит на меня, а я молчу. Карлайл тяжело вздыхает.
Ещё раз крепко и сердито поцеловав меня, он разворачивается и уходит. А я стою на месте, растерянно слушая, как звук двигателя затухает вдали.

Я едва дожидаюсь наступления утра. Кажется, часа в четыре – после разговора с Аро, в котором была поставлена финальная точка в нашем браке – я всё-таки заснула и сколько-то да поспала. Голова гудит, состояние разбитое, ещё и глаза опухли от слёз. Однако я решительно направлюсь в ванную, чтобы привести себя в порядок, потом вывожу из гаража велосипед и беру курс на дом Карлайла. Не знаю, работает он сегодня или нет, но ещё довольно рано, поэтому, даже если работает, у меня есть шанс застать его дома до ухода. Мне совершенно необходимо поговорить с ним немедленно, я будто с ума сошла, но это не терпит отлагательств. Не позвонить по телефону, а именно поговорить лично.
Если б могла отмотать назад вчерашний вечер, всё бы закончилось по-другому. И это утро я бы не встречала одна, мы проснулись бы в обнимку и начали бы новый день и новую жизнь вместе.
Вот так всегда – в самые ответственные моменты у меня зачастую не хватает решимости. Мне нужно взять время на обдумывание, некоторую паузу. Дурацкая привычка. Пора бы давно понять, что иногда следует слушать своё сердце и просто делать так, как оно тебе велит, несмотря на условности, несмотря на множество «но», приходящих в голову.
Вот уже и дом Карлайла, я бросаю велосипед у ворот и смело захожу во двор, ведь знаю, что у него не заперто. Пальцы сами по себе касаются розовых кустов, когда я прохожу по дорожке, поглаживая нежные бутоны, на которых ещё лежит утренняя роса. Сад дышит спокойствием и тишиной, и мне хочется, чтобы он со мною ими поделился.
Поднимаюсь по крыльцу и стучу в дверь, но никто не открывает. Снова стучу, а потом тянусь к звонку и нажимаю на кнопку раз, другой. Слышу за дверью тихий перезвон. Парой секунд позже – шаги. Дверь открывается, но за ней не Карлайл.
- Простите? – незнакомая девушка заспано потирает глаза.
Окидываю её взглядом – помятый вид, халат поверх пижамы, босые ноги.
- Вы к доктору Каллену? Его сейчас нет дома, - начинает говорить девица. – Если что-то срочное, могу ему позвонить…
- Нет-нет, ничего срочного, - пячусь и бормочу я. – Я сама… могу… позвонить…
Быстрым шагом я удаляюсь от дома и от сада только для того, чтобы за воротами наткнуться на самого хозяина.
- Эсме? – Он удивлённо вскидывает руки, в правой у него пакет с деревенскими булочками. Как романтично – завтрак на двоих и свежая выпечка к чаю.
- Я уже ухожу, извини, что помешала.
- Эсме, выслушай меня.
- Карлайл, отпусти.
Высвобождаясь от настойчивых рук, я кидаюсь к велосипеду.
- Да постой же ты.
- Тебя там девушка ждёт, не стоит так долго задерживаться.
Мне, наконец, удаётся уехать и не заплакать при нём. Карлайл что-то кричит мне, но я не слышу. Я закрыта от внешних звуков – это защитная реакция организма на шок. Не стоило рассчитывать, что у него никого нет. Ведь я сама не свободна. Только Аро далеко, хотя этой ночью я уже мысленно с ним попрощалась. В принципе, это то, что я обязательно доведу до конца, ведь при любом исходе наш брак уже какое-то время назад превратился в бессмыслицу.
Заспанная девушка в домашней одежде – её лицо то и дело выскакивает у меня перед глазами, а потом воображение начинает подкидывать безумные картинки, где они вдвоём с Карлайлом.
Из-за слёз я почти не вижу дорогу, руль словно взбесился и желает выпрыгнуть из моих рук, переднее колесо с завидной частотой виляет, но худо-бедно я добираюсь практически до дома, пока на каком-то отрезке пути коварная выбоина не настигает меня. Мир переворачивается, а я лежу посреди дороги без сил. Шевелю руками и ногами. Вроде ничего не сломано. Пытаюсь сесть, и мне это удаётся, а вот встать оказывается проблемой.
Невольно вскрикиваю от боли в лодыжке, которая начинает гореть огнём и пульсировать.
- Что ж мне так и сидеть здесь в пыли! – почему-то злюсь я и ударяю кулаком по земле.
- Глупая Эсме, - голос Карлайла раздаётся где-то за моим плечом, я резко оборачиваюсь, вижу, как он идёт ко мне от машины. – Ты куда понеслась?
На нём вчерашняя одежда. Вид у него изрядно помятый, на щеках уже пробивается щетина, в синих глазах притаилась усталость. Он опускается рядом со мной на колени и аккуратно осматривает мою лодыжку.
- Небольшое растяжение, ничего страшного, - констатирует Карлайл, а затем без лишних слов садится прямо на дорогу и внимательно смотрит у меня.
- Что? – не выдерживаю я напряжения.
- А… так ты готова к разговору? Конечно, бежать ведь уже не можешь.
- А ты зачем за мной поехал? Тебя, вон, девушка дома ждёт…
- Девушка? Да какая… - Карлайл тихо бормочет ругательства. – Я позвал её вчера посидеть с Эдвардом. Это няня.
- Няня? Няня, которая осталась на ночь?
- Потому что её попросили.
- Потому что её?.. Ааа… - Складываю руки на груди и поднимаю бровь. – Так у тебя, значит, вчера были далеко идущие планы?!
- Ну, я… надеялся… - смущается он, - пришлось возвращаться в Бродвей и ночевать у себя в офисе – это был запасной план на случай неудачи, - поясняет Карлайл, а затем прикрывает глаза ладонью. – Ладно.
- Что?
- Ладно… признаваться, так во всём.
- Это становится интересным. – Я выжидающе смотрю на него. Кажется, щёки Карлайла слегла краснеют, когда он начинает говорить.
- Я знал… знал, что ты приедешь в Вустершир. Роуз говорила мне про тебя. Мы тогда сидели в пабе втроём, они с Эмметом приезжали на выходные, вот она и рассказала про свою подругу-писательницу, что тебе никак не закончить последнюю книгу. Ну… я сначала не понял, что она имеет в виду Эсме Платт. Вернее, я знал, что она литературный агент, но что твой… Боже, ты даже не представляешь, что со мной случилось, когда она произнесла твоё имя. – Карлайл берёт меня за руку, а я, словно заворожённая, смотрю на его лицо и ловлю каждое слово. – Вот я возьми да и подскажи ей отправить тебя сюда… для вдохновения. Она быстро воодушевилась этой идеей, мне даже не пришлось её убеждать или уговаривать. Бедная Роуз, знала бы она тогда о моём корыстном интересе.
- Значит, был в курсе, что я приехала?
- Более того, в курсе, когда ты приехала.
Очень странно, но я пока не сильно шокирована таким поворотом. Возможно, удивление накроет меня позже. Сейчас на уме совсем другой вопрос.
- И ты бы так и ждал встречи? Как бы нечаянной?
Карлайл ерошит свои светлые волосы, совсем как провинившейся мальчишка.
- Ну, думаю, через несколько дней я дошёл бы до точки и поехал бы к тебе с признанием. Но тут ты сама появилась в моём саду.
- Твои прекрасные розы привели меня к тебе, - тихо шепчу, опуская глаза. Это правда, ведь я сразу обратила внимание на тот сад по дороге.
- Я делал его для тебя, представлял, что однажды ты войдёшь в него и в мой дом и уже никуда не денешься. – Карлайл берёт меня за руку и тихонько сжимает ладонь. – Как думаешь, мы могли бы… ты бы могла… - Он вглядывается в моё лицо в поисках ответа. - Если двигаться постепенно, что-то ведь может получиться?
Пауза затягивается. Я не в силах вернуться в прошлое и исправить свои ошибки, но я могу не позволять им руководить своей жизнью. На языке вертятся те самые слова, которые я обдумывала всю ночь.
- А что если я не хочу… двигаться постепенно? – Пальцы Карлайла ослабевают, и теперь уже я сильнее сжимаю его руку. – Что если я хочу всё и сразу? Оставить прошлое прошлому? Я устала ждать, слишком много времени потеряно, я не могу сказать, что зря, но не так, как хотелось бы мне самой. В действительности хотелось.
- Ох, Эсме, любимая, - выдыхает он с радостной улыбкой нежное долгожданное слово. – Только что ты сделала меня во много раз счастливее. Знала бы, сколько времени я представлял наш с тобой разговор после всех этих лет, слова, которые найду для тебя, место, где всё случится, но никогда, никогда не думал, что всё произойдёт вот так.
- Вот так?
Я будто возвращаюсь в настоящее, осознавая, где мы. А мы по-прежнему там: на сельской дороге, в пыли, сидим под тёплым утренним солнцем. Но я также вижу и наше будущее: дни, наполненные радостью, теплом и светом, тихие вечера в прекрасном розовом саду, закаты в окружении цветочных ароматов и бесконечных холмов. Вот утро настаёт, мы просыпаемся, к нам в спальню вбегает Эдвард и плюхается на кровать, мы встречаем новый день и строим планы. Вот он пошёл в школу: первые достижения и первые разочарования, первые победы и первые поражения – сколько их ещё будет на его пути, но мы всегда останемся рядом, чтобы поддержать, чтобы направить. Мне легко творить, потому что душа моя не в смятении, потому что горе отступило. Меня держит за руку мужчина, которого я люблю, и я призвана сделать его счастливым и быть счастливой рядом с ним. Бок о бок.
Когда Карлайл обнимает меня и помогает подняться, я улыбаюсь. Это улыбка счастливой женщины, для которой жизнь только начинается.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/359-37151-1
Категория: Конкурсные работы | Добавил: fanfictionkonkurs (18.05.2017)
Просмотров: 275 | Комментарии: 10


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 10
0
10 Galactica   (Вчера 11:55)
Очень приятная, спокойная история. Но за этим спокойствием прячутся глубокие чувства и эмоции героев. Спасибо автору и удачи.

0
9 Солнышко   (22.05.2017 23:29)
Такой миленький флафф получился. Спасибо за историю!

0
8 Alin@   (21.05.2017 15:30)
Не знаю даже что здесь можно добавить. Герои четко продуманы. Теперь осталось надеяться что Элис найдет Джаса и Эдвард Беллу. Тогда все в сборе будут.
Карлайл, хитрый лис. Как все устроил. Эсми всё-иаки навсегда вернулась.

0
7 marykmv   (21.05.2017 01:15)
Замечательная история о любви длиною в жизнь. Характеры героев описаны максимально точно. И есть уверенность, что именно их свойства характера помогут им в дальнейшем стать крепкой и счастливой семьей.
Спасибо за историю. Удачи на конкурсе.

0
6 Dunysha   (20.05.2017 18:44)
Ох для меня теперь розовый сад это олицетворение отношений Карлайла и Эсме.
Спасибо за историю очень понравилась

0
5 Котова   (19.05.2017 21:59)
Очень милая история. Действительно, как сказала Лена (Саня-Босаня), от образов Эсми и Карлайла веет надежностью и стабильностью. А еще добротой. Очень хорошо показана любовь Эсми к малышам, хоть и своих пока что нет.
Спасибо автору за рассказ, а художнику за обложку. smile И спасибо заявщику за заявку.

0
4 Стефания   (19.05.2017 21:37)
очень понравилось! красивое, доброе произведение. мне всегда важно, чтобы любовь побеждала. спасибо!

0
3 Ice_Angel   (19.05.2017 18:49)
Такая спокойная, но яркая и красочная история получилась!!! Без резких взлетов и падений! И в тоже время столько эмоций!!!
Спасибо за чудесную историю!!!

0
2 Korsak   (19.05.2017 18:02)
Какая красота!!!
Как красиво написано! Я действительно была в старой доброй Англии, в провинции, в розовом саду!
Такая нежная Эсми, такой широкой души Карлайл! И Эдвард! Племянник, но будущий сын.
От всего текста исходит такая нежность, хрупкость и спокойствие!
Спасибо большое!
Покорена...

0
1 Саня-Босаня   (19.05.2017 16:50)
Пейринг Карлайл/Эсме у меня неизменно вызывает чувство стабильности и надежности. И спокойствия. И эта история тоже оставила такое же впечатление. Здесь нет каких-то душевных "бурь" - они в судьбе героини остались далеко позади. Всё уже когда-то пережито и забыто. И даже окончательный разговор с Аро мелькает досадной помехой в жизни Эсме... Забыто, но не всё. wink Уютные объятия сельского талантливого доктора вновь будоражат кровь - и неужели отказываться от счастья, которое так четко вырисовывается в воображении? wink
Благодарю за творчество и удачи в конкурсе! smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями