Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15290]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14746]
Альтернатива [9210]
СЛЭШ и НЦ [9095]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Голос сердца
Отправляясь на войну, он не знал, насколько высокую цену придется заплатить за благородное стремление обеспечить семью.
Фантастика, антиутопия, драма, экшен.

Miss Awesome
Бонни и компания продолжают свои похождения. Что их ждет на этот раз? Свадьба? Приключения? Увольнение? Все может быть...

Мой огненный страж
Наш мир – это арена войны добра со злом, борьбы за наши светлые души. Но любовь – то, благодаря чему совершаются настоящие чудеса.

Океанический бриз
Иногда прошлое приносит слишком много боли и наделяет страхами, а иногда само приводит тебя в руки к настоящему счастью. Может ли случайная встреча на ночном пляже помочь забыть предательство и привнести в твою жизнь приятные перемены.

Игрушка. Пособие по...
Приручить вампира? Да запросто! Провести дезинсекцию и вывести из его головы всех тараканов? Раз плюнуть! Белла Свон всегда считала себя неудачницей, но когда собственный доктор забрал ее в сексуальной рабство и возвел в ранг личной игрушки, мировоззрение девушки резко изменилось...

Звезда
Под Рождество возможны любые чудеса, и не всегда для этого нужны волшебство и сказочные персонажи. Иногда настоящим чудом оказывается то, что лучше всего тебя понимают не близкие люди, не коллеги и не твои крутые друзья, а простой парень в спортивном костюме.

Изабелла
Внезапно проснувшийся ген — не единственный сюрприз, который ждал меня в этом, на первый взгляд, знакомом мире.

У бурных чувств неистовый конец
Эдвард возвращается в Форкс для последнего прощания с Беллой.
Альтернатива Новолуния.



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Джессика
14. Анджела
15. Эрик
Всего ответов: 13526
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 41
Гостей: 26
Пользователей: 15
introvert, Florikc, ili-a-na, Dzerik9142, SelivanovaSveta38, innasuslova2000, AnyaL, гилберт9926, efffi, Aelissa, Танузия, Dafni, anzelikaee, hociistca
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Bad moon rising. Глава 28. Манифест нецивилизованности

2022-5-29
18
0
0
Глава 28 Манифест нецивилизованности

Я непоколебима
Я та, что появляется
Как пронзительный звук,
Что дрожит в ваших ушах.
Но есть мечта, что я храню,
В таком темном и погрязшем в глубине мире,
Один истинный парадокс,
Столкновение с которым меня ужасает.
Есть мечта, которую я храню,
Которой я предаюсь во сне.
Нет ничего, что они смогли бы с этим поделать.
Никто не встанет на моем пути к твоему сердцу.
Anna Calvi – The heart of you

***

Никогда еще приближение ночи и луны не казалось таким неотвратимым и пугающим. После того, как жара начала ослабевать, все вышли на открытую кухню. Мика уже расхаживал в веселой гавайской рубахе, раскуривая сигару. Текила лилась рекой, пахло грилем. И все начали расслабляться. Даже Синтия, которая смеялась над идиотизмом Мики, даже Чарли… А мне кусок в горло не лез.
- Девочка, если не хочешь, ты можешь ничего не делать, - заговорил Ханни.
- Не делать что? – Чарли с прищуром смотрел на меня.
Я потушила сигарету о пепельницу, в которую уже не умещались окурки.
Проблема была не в том, что я не хотела. Проблема была в том, сколько контроля останется во мне самой…
- Если все пойдет по пизде…
- Ты мне можешь ничего не говорить. – Ханни ответил без колебаний. - Ты вытаскивала наши задницы из таких болот с аллигаторами. И я, и Мика должны тебе по гроб жизни. Ты можешь даже не просить.
Я встала, опираясь на плечо Ханни. Он похлопал меня по ладони своей рукой. Я двинулась в сторону дома на нетвердых ногах. Обернулась.
- И все-таки… Они ваш приоритет, не я…
- Принято, босс. – Мика смотрел на меня, никогда он не сомневался в моих решениях.
- Принято, - отозвался Ханни.
Я расположилась на полу в коридоре в западном крыле. Я все еще была в том самом утреннем полотенце, в крови догорали текила и кокс. Вот же гребаный качественный порошок!
Солнце еще не успело сесть, на улице загремела музыка. Боже, благослови ребят за то, что любят старый рок.
Сквозь бит гитарных соло я смогла различить звук первого движения за дверью справа. Встала и напряглась.
Когда открывала дверь, рука тряслась. В этот момент даже луна, отвоевывающая свое место на небе, не ощущалась вовсе. Я осторожно продвигалась вперед. Запах Джаспера наполнял всю комнату. Постель впереди была пуста, пульс все громче стучал в глотке. Стеклянная дверь на террасу с другой стороны была открыта.
Инстинкты взревели слишком поздно. Впервые за десять лет я не успела среагировать, и меня со всей дури впечатало в ближайшую стену лицом. Посыпалась штукатурка, обнажая раскрошенную каменную кладку стены. Запах собственной крови расцвел вокруг, капли ее затанцевали в закатном солнце мириадами мелких рубинов. Он вцепился в основание шеи слева. Спасало то, что зубы еще были человеческие. Но кожу он прокусил. Глубоко, и крови стало еще больше. Я чувствовала, как она горячими струйками стекает с горла по груди. Полотенце слетело. И внутри все взревело. Оттолкнулась ладонями от стены, впечатывая затылок назад. Не знаю, куда попала. Послышался рык. Меня развернуло в воздухе и снова ударило о стену, так что клацнули зубы и затылок с веселым хрустом встретился с каменной поверхностью. Голова кружилась. Он держал меня за горло. Глаза – сплошь желтые. Зрачок расширен, как под сильной наркотой. На переносице – пролом, носом обильно шла кровь, но его это явно не смущало, зато я убедилась, что попала затылком точно в цель. Он давил на горло так сильно, что воздуха в легких становилось все меньше. Его лицо было совсем близко. Оно было знакомым, но в то же время новым, полностью подчиненным инстинктам. Острее обозначились скулы и линия подбородка. Он прошелся языком по моей щеке, слизывая кровь. Живот свело спазмом, я изо всех сил вцепилась в держащую меня руку. Ногти вошли в плоть, почувствовала под подушечками пальцев его скользкую кровь. Ладонь с горла соскользнула на подбородок. Как легко с этой позиции свернуть мне шею. Но меня швырнули на пол. Приземлилась на четвереньки. Тут же меня дернули за лодыжку, переворачивая. Снова приложилась головой. Теперь о каменный пол. Если так дальше пойдет, сорок восемь часов покажутся бесконечными.
И так до конца и не понятно, что сейчас происходило. Был ли это жор, или все же секс. Мои сомнения развеялись в одно мгновение: он навалился сверху, моя спина инстинктивно выгнулась, клыкам стало тесно во рту, я менялась, не замечая этого, один толчок его плоти внутрь, я тут же кончила. Молиться можно было об одном, чтобы звуки снаружи заглушили мой истошный крик.
***

За время своих скитаний я насмотрелась на насилие и его последствия во всех его проявлениях. Какие-то были более привлекательными, какие-то были совсем грязными. Сексуального насилия я видела не мало. Что ж, этим утром я выглядела как жертва изнасилования. Нет, не такого, о которых сейчас пишут в Голливуде: он потрогал меня за коленку, а я сдалась под гнетом морального давления и раздвинула ноги на диване. Все было как надо, с кровью, грязью, синяками, внутренними разрывами, только обычно после таких повреждений жертва истекала кровью и оказывалась мертва.
Было раннее утро, свет заливал французские окна, ветерок снаружи поднимал тонкие шторы и кружил их под самый потолок. Я была жива, все тело ныло и саднило. Я успела бросить на себя короткий взгляд в зеркало, пока ненадолго сгоняла в ванную по малым надобностям. Главное было, не пропустить момент, когда очнется Джаспер.
Сейчас я сидела у той самой стены, в которой моей головой было проделано несколько дырок. Штукатурка усыпала пол вокруг. Вообще, комнату было уже не спасти. Мебели пришел конец. Единственная нетронутая вещь во всем помещении – кровать. Да уж, тот еще манифест нецивилизованности произошедшего. Я осторожно пила протеиновый коктейль из высокого стакана с трубочкой. Второй стоял рядом. Не для меня. Ханни был в своей манере охуительно предусмотрителен.
Я не ела последние четверо суток, то же самое, как мне казалось, касалось и Джаспера. Жидкость ощущалась в желудке тяжестью и болью. Потянулась рукой за пачкой сигарет и зажигалкой. Чиркнуть по кремню удалось с пятой попытки – сухожилие было порвано, внутри было щекотно. Регенерация делала свое дело, пусть и медленно в истощенном и обессиленном организме. Конечно, можно было бы пройти полную трансформацию, и была бы как новенькая. Но почему-то не хотелось… Впервые в моей голове было светло и пусто, словно залито таким же утренним, пока еще не палящим солнцем.
Я не спала столько же, сколько и не ела. Джаспер, хвала небесам, отключился пять часов назад. Я себя держала на голом энтузиазме, не знаю почему, но важно было увидеть его именно в тот момент, когда он проснется.
Сердце екнуло в тот момент, когда он медленно открыл глаза и заморгал, пытаясь сфокусировать свой взгляд.
Я сидела прямо напротив него. Голая. Согнув одну ногу в колене и выпрямив другую перед собой. Половину лица покрывали ссадины и синяки, слева на шее была открытая рана от многочисленных укусов, правда она уже покрылась запекшейся корочкой. Дальше по телу тянулись синяки разной степени яркости, какие-то уже начинали сходить, имели милый желто-зеленый оттенок, часть же все еще была бордово-черной. Больше всего таких было на бедрах. И поверх всего этого великолепия меня покрывала корка из смеси засохшей крови, перемешанной со спермой и черт знает с чем еще.
- Привет, - мой голос был хриплый, трахея была повреждена и не успела до конца восстановиться.
В его взгляде сначала блеснуло узнавание, а затем ужас. Затем по его телу пошли спазмы. Он уперся локтями в пол, пытаясь подняться, и не мог. Желудок пытался исторгнуть все содержимое, но в нем было пусто. Что ж, зрелище в каком-то смысле было тошнотворным, хотя в мыслях внезапно появилась абсолютно девочковая надежда, что это не из-за моей бритой головы и костей, торчащих из-под кожи. Да, выглядела я как сама смерть… Но я была уверена, что прошедшее полнолуние и Джаспера заставило скинуть пяток килограммов.
Приступ прекратился, я продолжала курить.
- Скажи, когда готов будешь попытаться встать. И прежде, чем ты себе что-то напридумываешь, скажу, что все именно так, как выглядит. Но подожди, пока доберемся до ванной с зеркалом.
Он лег на спину, пытаясь восстановить дыхание. Выглядел он приблизительно так же, как я, единственное, без чего он обошелся – без укусов. Инстинктивно мне казалось, что это будет лишней провокацией и заявлением о доминантности. Поэтому свои зубы я держала при себе. Зато на его спине я отыгралась от души. И эти прелестные синяки, неизменно появляющиеся при качественном переломе носа!
- Ты что-нибудь помнишь?
- Нет, - его голос тоже был хриплым, но это было связано скорее с обезвоживанием.
Я поднялась со своего места, движения были скованными. Прихватила с собой целый коктейль.
- Давай-ка попробуем сесть. – Я присела рядом, затушила сигарету о полузасохшую лужу того, что мы из себя исторгали за последние пару суток.
Чтобы все получилось, пришлось предоставить Джасперу опору в виде своего тела. Соприкосновение с его кожей ощущалось как натирание наждачкой на живую. Он тоже морщился. С едой было покончено через полчаса. Путь в ванную занял минут десять. Еще минут пять ушло на изучение повреждений, он завороженно смотрел на свое отражение в зеркале. Что ж, по крайней мере это заставило его меньше хмуриться.
Тропический душ был сделан под открытым небом. Он был огорожен стенами от части уединенной террасы, расположенной на противоположной стороне от зоны бассейна и утопающей в зелени. Четыре огромные лейки, три на стенах, одна сверху. Мне пришлось поддерживать Джаспера, так что, настроив максимальную мощность, я осталась стоять под колющими струями воды. Мы попеременно вздрагивали, когда вода била по особенно болезненным местам. Вода в стоке была ржаво-коричневой. Впрочем, смывать с себя кровь мне приходилось часто, пусть и не в таких обстоятельствах. Я подняла голову вверх, пытаясь рассмотреть его лицо. Но он запрокинул голову назад, подставив его под верхние струи. Он так ничего и не сказал о произошедшем.
Из моих размышлений меня вырвал крик, раздавшийся со стороны комнаты.
- Эй, лапонька. Я вам тут одежду принес. И мясо уже жарится.
На последних словах в моем желудке заурчало.
Найти мужские шмотки для Джаспера не составляло никакого труда, здесь всегда ошивалась кучка здоровых мужиков, так что ему выдали миленький туристический комплект из бежевых брюк и такой же по цвету рубашки, а я за эти годы выработала в себе привычку, не привлекать к себе внимания, как к женщине. Я носила мужскую одежду постоянно, так что мужские боксеры вполне сгодились мне в качестве шортов, свободная белая рубашка прикрыла меня до середины бедра. Обувь Ханни не принес, хотя я ее и не надела бы. Босиком было привычнее.
Компания за столом встретила нас гробовым молчанием. Я готова была поклясться, что рука Чарли потянулась к пояснице. Ребята дали ему пистолет? Я такой возможности не исключала.
- Расслабься, - сказала я, проходя мимо шерифа.
- После того, что мы слышали, а теперь и видим, он просто обязан на тебе жениться. – Ответил он. Ханни рассмеялся, Мика внимательно наблюдал за происходящим. Менялась моя жизнь – менялась его. Он был шкурно заинтересован в исходе спектакля. Джаспер… под ярким солнечным светом я видела, как кровь слегка прилила к коже на его щеках. Я усмехнулась, оперлась рукой о плечо Чарли, и в порыве мелочной мстительности опустила голову к его макушке, глубоко втянув в себя воздух. – Ты опять это делаешь? – Он нервно ерзал на своем месте.
- Я же сказала, расслабься.
- И что унюхала?
- Пока ничего. Как нога?
- Болит как падла.
- Ну так это хорошо, так и должно быть.
Эти дурни, как настоящие дуэньи рассадили нас по разным сторонам стола, оставив свободные кресла напротив друг друга.
Я выбрала место между Чарли и Синтией, прекрасно понимая, что, когда под одной крышей собираются четыре оборотня, точно начнется выяснение, кто здесь главная сучка. Зная о неизбежности происходящего, решила не мешать этим придуркам.
- Я Ханни. – Друг протянул Джасперу руку, он принял ее и пожал. Ему пришлось сесть между парнями. Я уже отрезала себе кусок стейка, ожидавшего меня на тарелке.
- Джаспер.
- Ну так что, Джаспер, что ты скажешь на предложение шерифа?
Хоть ситуация и была забавной, таковой она была скорее для меня. Джаспер избегал общения со «своими». Я же точно знала, к чему все это идет. До серьезной драки дело точно не дойдет, но Ханни, а подхватив за ним и Мика будут задирать его, пока он не покажет им, что может дать отпор. Я молчала.
Мика смотрел на меня, в глазах был вызов, я прищурилась, но он не угомонился.
- Элис, если бы я знал, как добиться от тебя расположения и уложить тебя на лопатки, давно бы провернул такую же фишку…
Договорить он не успел, в один момент он сидел, в другой лежал на полу, точный удар кулаком в лицо. Я выдохнула.
- Мика, - мой голос остановил его, этот говнюк пытался встать.
Джаспер стоял и больше ничего не делал.
- Мика! – Я не могла видеть его лицо из-за стола, но я чувствовала поднимающуюся в нем агрессию. Потянулась к нему, сбивая этот пыл. Я видела, как на руках Ханни встали волоски дыбом, Джаспер резко посмотрел на меня. Я знала, что сейчас у меня волчьи глаза. – Или мне прекратить и дать ему снова оторвать тебе руку? – Тишина. – Я не слышу ответа!
- Не надо. – Голос у него был приглушен.
- Мика!
- Я извиняюсь. – Это он произнес четко.
- Ты, Джаспер, садись. Не обращай на братишку внимание. – Вмешался Ханни.
Джаспер сел, в упор глядя на меня. Мика занял свое место, стирая кровь с губы.
- Чарли, ты пистолет убери. – Шериф не поднимал его и не целился, просто держал его в руке. – А тебе, сучара, - я ткнула пальцем в Ханни, - я еще припомню.
Он рыкнул в ответ:
- Ты меня сучарой называешь?!
Я смерила его взглядом, видела, как напрягся рядом Джаспер, как Чарли не убрал пистолет.
- Дружище, ты когда в последний раз спал?
И взгляд его смягчился.
- Ты, как всегда, права… - Друг устало потер лицо. - Да, напряженная выдалась луна.
- Не так уж и всегда. Вы разобрались в иерархии. Все устали. И вообще, дайте спокойно поесть.
Градус агрессии спал, всех внезапно очень заинтересовала еда.
Я повернулась к Синтии.
- Надеюсь, ты достаточно насмотрелась на мою жизнь и искать меня больше не будешь.
- Ты хоть знаешь, каково родителям?
- Ну так скажи, что нашла меня. Но я больше не вернусь.
- Вот так просто?
Джаспер внимательно наблюдал за нами. Я вернулась к своему стейку.
- А я сегодня Белле звонил. – Начал Чарли. – Получил от нее, что не приехал на день благодарения. Зато от тебя привет передал.
Я бросила вилку на стол и потянулась за бутылкой текилы, стоящей на столе… Вот же сука!
***

В какой-то момент меня накрыло ощущение полной безопасности. Жара нарастала, чувство сытости заставило осознать всю меру усталости. Я свернулась прямо на стуле, обхватив руками колени. Голоса за столом становились все дальше, я уперлась лбом в колени.
Меня разбудило ощущение полета, как на качелях желудок скакнул вниз. Я поняла, что меня подняли на руки. Но открывать глаза было невыносимо.
- Не урони…
- Не уроню…
Это были последние слова, запомнившиеся мне до того, как я отрубилась. Первый раз я проснулась, когда солнце уже почти село, снаружи свет гас, по углам залегли тени, готовые расползаться по миру. Меня расположили в другой комнате, я лежала поверх покрывала. Я проспала часов восемь, но глаза закрывались сами собой. Тело было тяжелым, но боль и скованность отступили. Я была одна. Вздохнула, закрыла глаза, на автомате потянулась мысленно к Мике: он был в состоянии активности, я ощутила, что он отозвался на мою проверку, сигнализируя, что все в порядке. Потянулась к Джасперу, все казалось нормальным. Как всегда, мне было доступно оценить, цел ли он и невредим, остальное… он словно выталкивал меня, оказывая моим эмпатическим потугам максимальное сопротивление. Не знаю, как он это делал. Не знаю, почему сам никак не влиял на меня в той мере, как удавалось мне с Микой. Я отбросила эти мысли, погружаясь в сон.
Сновидение закручивало меня по спирали. Началось с одного из моментов, которые как выцветшая фотография постепенно выгорали во мне. Я проснулась рядом с Джаспером, в тот год до моего выпуска и до обращения. Утренний, ленивый секс, медленный и долгий. Его сосредоточенный и напряженный взгляд фиксировался на мне. Тогда мне казалось, что так он следит за тем, чтобы мне было хорошо. Черта с два! Контроль! Все дело в контроле. Гнев вспыхнул во мне, заставляя легкие расшириться и гореть. Картинка сменилась. Я сверху, моя ладонь сдавливает его горло, его голова откинута в экстазе, все его тело напряжено. Я знаю, что он готов взорваться. Движение настолько быстрое и мощное, я внезапно оказываюсь под ним. Смеюсь. Он ускоряет свои толчки, уткнувшись в ложбинку между моей шеей и плечом, всаживая зубы в меня… Момент ускользнул, оставив меня задыхаться. Меня окружали зеленые стены живого лабиринта, тьма укутывала меня, хриплое дыхание вырывалось облачками пара в окружающий холод. Гнев снова начал подниматься внутри. Подняла голову к небу, выливая этот гнев в крик. Темное небо поддалось под его мощью, крик перешел в рык, а затем в глубокий, протяжный вой. И оно рухнуло на меня, проливаясь словно океан. Уши наполнились привычной какофонией джунглей. Солнце играло в верхушках деревьев, влажность поднималась от земли, оседая на коже влагой и липкостью. Запахи переполняли, лаская нёбо. Я улыбнулась, он был позади меня. Я ощутила его испуг, легкую попытку сопротивления. Но знала, что смогу, что, если сейчас позову его, под солнечным светом, он пойдет за мной, как за луной, перекинется. По телу бегали мурашки. Обернулась, его глаза горели желтым волчьим светом…
Из сна меня вырвал топот, хлопанье дверей и отборный мат Ханни.
Я резко села на постели. То еще веселье – обнаружить на пороге своей комнаты четверо полураздетых мужиков. Чарли с пистолетом, явно готовый стрелять.
- Какого хрена вы тут делаете?
- А какого хрена тут завыли волки? – ответил шериф.
Вау. Джаспер стоял позади всех. И глаза его не были человеческими, я улыбалась во все тридцать два зуба, хищно, он попятился, я потянулась за ним. Все развернулись, готовые к нападению. Его трясло, а я медленно вытягивала из него энергию, влитую в него во сне. Глаза его медленно приходили в норму, мои желтели. Он закончил тем, что облокотился о стену. Я медленно расслаблялась, успокаивая иномирную энергию внутри себя, укладывая ее и убаюкивая.
Чарли целился в Джаспера, я, окончательно успокоившись, облокотилась на локти.
- Ребят, все под контролем.
- Ты хоть предупреди, когда в следующий раз соберешься трахать чьи-то мозги. – С этими словами Ханни бросил на меня недовольный взгляд и ушел. Чарли опустил ствол и последовал за ним, прихрамывая.
Мика улыбался и переводил взгляд с меня на Джаспера.
- Ну, я смотрю вам тут пообщаться надо. Элис, ты обещай только, чтобы в этот раз получилось не так, словно вас трактором переехало. – И этот любитель цыганского шика свалил, весело насвистывая.
- Ты так и будешь там стоять или зайдешь? – Джаспер бездействовал.
- Не уверен, что это хорошая идея.
- Расскажешь, что тебе приснилось? – Он все же вошел в комнату и даже закрыл за собой дверь.
- А ты расскажешь, что приснилось тебе? – Ответил он вопросом на вопрос.
- Ты знаешь, что…
- Это невозможно.
Я улеглась на бок, подперев голову ладонью.
- Конечно. И оборотней не существует… - Он покачал головой. – Так мы наконец поговорим?
- Мы разговариваем…
- Ага. Если ты подойдешь ближе, ничего плохого не случится.
- Все плохое уже случилось. – Я закатила глаза. Что ж, очевидно, что в реальность воплотился самый страшный его кошмар. Он потерял контроль. Парадокс для него заключался в том, что для меня этот кошмар имел вид ожившей сексуальной фантазии. Грязной, изматывающей, но чертовски возбуждающей.
- Смотря что ты называешь плохим…
- Я почти убил тебя…
- О, я тебя умоляю. Чтобы убить меня, маловато порванных сухожилий и разрывов пары внутренних органов.
Он резко втянул в себя воздух.
- Кстати, уже все в порядке. Ты можешь проверить…
Я смутила его.
- Прости… - пробормотал он.
- Жаль… Жаль, что ты ничего не помнишь. Но я могу поделиться воспоминаниями, если ты не будешь сопротивляться…
Он сделал шаг назад.
Побег всегда возбуждает.
- Жаль, что ты не помнишь, какого это… Когда ничего тебя не сдерживает. – Еще шаг назад. Я поднялась на колени. – Знаешь, это самое захватывающее, что я видела за последние десять лет.
Шаг назад.
- Ты всегда оставался таким сдержанным. Сейчас мне есть, с чем сравнить. Теперь я понимаю, почему. – Он застыл на месте. Я улыбнулась. Мой запах менялся, его ноздри раздувались, дыхание стало чаще. – Неужели тебе не хочется почувствовать это? Без страха? Без опасения, что что-то мне сломаешь? – Он не замечал, что движется вперед. – Что сделаешь мне больно? И даже если сделаешь… - Он стоял прямо передо мной. - …я только сильнее от этого кончу.
- Это не правильно.
Я встала в полный рост. Стоя на кровати, я оказалась немного выше. Ему пришлось поднять голову, чтобы не терять зрительный контакт со мной. Я положила руки на его щеки, под ладонями приятной грубостью ощущалась отрастающая щетина.
- Так давай проверим, насколько это неправильно.
Во время нашего манифеста он не целовал меня. Инстинкт был слишком силен, отодвигая на второй план все человеческие условности. В этот раз все началось с поцелуя. Я и забыла, какие у него губы. Я все еще видела, что он сопротивляется, что в нем снова срабатывает этот механизм сдерживания. Улыбнулась и углубила поцелуй, потянулась в воспоминаниях за одним из образов прошедшего полнолуния, обхватила его затылок, и он был так отвлечен, что не сразу понял, что происходит. Я перебросила в его сознание эту картинку, точно зная, что получилось. Его кожа покрылась мурашками, он замер, резко втянул в себя воздух, задыхаясь, словно утопающий. Следующий поцелуй получился с ощущением, что он собирается меня съесть. Раньше я могла чувствовать в нем страсть, пусть и сдерживаемую, я чувствовала любовь, но все равно что-то ускользало. Теперь я понимала, что это было недостающее всеобъемлющее чувство подавляющей тактильности, движимое неутолимым внутренним голодом. Прикосновений было так много, они были давящими. Раньше он всегда следил за тем, чтобы оставить мне достаточно пространства, чтобы не подавлять меня. Теперь, оказавшись под ним, я получила это ощущение клаустрофобной близости, он словно заворачивал меня в свое тело. А я могла только подчиниться.
Заснули мы только через пару часов. Не знаю, сколько времени прошло, но в следующий раз я проснулась от ощущения, что он снова внутри, движения были медленными и плавными. Я лежала на боку, спиной к нему, его рука крепко сжимала мою талию. Моя эмоция была всеобъемлющей, облегчение смешалось с острой радостью и восторгом. Никогда раньше не был он инициатором, не оставляя мне шанса сказать нет, всегда следуя за моими порывами. Я всегда была невольным провокатором нашего секса. Поэтому этот его консьюмеристский порыв, тот факт, что он разбудил меня таким образом, казался мне не маленьким шажком, а величайшим скачком для наших отношений. Выгнулась в его руках, добавляя к его движениям свои. Он отозвался на это, целуя мою шею… Он замер, застыл.
Я попыталась обернуться, он остановил меня, положив ладонь на мой подбородок. Я укусила его. Сильно. Он зашипел от боли, тело его дернулось, давая новый стимул для движения. Он ускорился. Я выгнула шею, поворачиваясь, чтобы разделить с ним в поцелуе вкус его собственной крови. Он больше не сопротивлялся.
***

Тот факт, что на следующее утро мы выглядели презентабельно, не мог не радовать. В общей сложности за последние сутки мне удалось проспать часов шестнадцать, сочетая это с недостаточным на мой взгляд количеством секса, но все же… Я чувствовала себя отдохнувшей, как никогда расслабленной, но зверски голодной.
Интересно, что на кухне мы оказались первыми. На часах была несусветная рань, и вполне понятно было, что остальные будут отсыпаться. Ханни ушел спать только вчера вечером, Мика спал урывками, Чарли нужно было восстанавливаться после ранения, а Синтия по моим представлениям после всего происходящего не должны выходить из состояния перманентной истерики.
Мы с Джаспером провели весь день снаружи. Ели, сидели рядом. Разговор не клеился, но во всем происходящем было что-то умиротворяющее, почти нормальное. Мы провели вместе в общей сложности так мало, и десять лет назад мне казалось, что мое решение – это последний шаг на пути к окончательному сближению. Что ж, я была наивной дурой. Это явно так не работает. Только теперь мне стало понятно, что я стремилась завершить свое превращение не ради Джаспера. Я делала это ради себя, эгоистично, грубо, не давая ему выбора. Обнадеживало только одно. В сексе мы смогли достичь отличного взаимопонимания.
Народ стал выползать после четырех часов дня. А я все грела в себе мысль, что получается отличный отпуск, которого еще никогда не было в моей жизни. Пока за окружающим нас забором не послышался звук автомобильных моторов. Ликантропия – это ведь не проклятие, думала я до этого момента.
- Чарли, ты главное за пистолет не хватайся. Нашим гостям это явно не понравится. – Сказала я, ощущая в воздухе острый запах тухлятины. Солнце скрылось за горизонтом. Настало время отвечать за мои грехи.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/41-12284-20
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: [Ырка] (01.02.2022)
Просмотров: 452 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
0
3 NATANIA   (14.02.2022 20:42) [Материал]
Кровь Волка очень изменила Элис ,она стала такой необузданной.

0
1 ёжик-ужик   (03.02.2022 13:18) [Материал]
Элис заставляет Джаспера принять свою звериную сущность, отпустить свои страсти и желания , стать самим собой. А вот хорошо ли это .

0
2 [Ырка]   (03.02.2022 21:19) [Материал]
Хорошо, как мне кажется. Себя надо понимать и принимать. Если он не примет себя, как сможет принять ее? Она ведь теперь совсем не подарок.