Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2736]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4833]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15260]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14679]
Альтернатива [9123]
СЛЭШ и НЦ [9096]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4483]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Отец моего ребенка
Белла мечтает о свадьбе с любимым мужчиной, карьера идет в гору. И тут внезапно все летит в пропасть. Личная жизнь распадается, начальник требует невозможного, а мать попадает в аварию. Последним ударом становится появление разбившего сердце шестнацатилетней Беллы Эдварда. А незапланированная беременность и неопределенность в вопросе отцовства это вообще катастрофа.

Nightfall/Наступление ночи
Белле и Эдварду становится все более комфортно друг с другом, но мир, кажется, восстал против них. Что если кровь Беллы «поет» не только для Эдварда? Что если этот вампир откроет охоту на нее? Или это только начало к чему-то более страшному и жестокому?

Если ты этого хочешь...
А что если Белла не осталась в Форксе после ухода Эдварда, а решила бороться за свою любовь? Сможет ли она вернуть упрямого вампира? Какими средствами она располагает для этого? Знаниями о существовании вампиров? Решимостью? Силой духа? Мы знаем одно: если Белла чего-то хочет, она становится ужасно изобретательной!
Альтернативное Новолуние.

Белая лебедь
Древний Рим. Последние годы правления Гая Юлия Цезаря. Сестре богатого влиятельного римского сенатора Эдварда Антония Каллона понадобилась новая личная рабыня взамен погибшей.

Список желаний
За четыре недели до свадьбы Белла расстроена тем, что у нее нет ни малейшего шанса заставить Эдварда отступить от правил. Но ничто не мешает ей помечтать. Она составляет список эротических фантазий и с удивлением обнаруживает, что некоторым из них суждено исполниться раньше срока.
NC-17

Пять «П»
По мнению Гермионы, любовь ― бесполезная трата времени. Она обязательно докажет это всему миру, дайте только найти подходящую кандидатуру и… как это у Драко другие планы?!

Похищенные
Привычная жизнь Изабеллы Свон круто меняется, когда однажды она просыпается не дома. Кто её таинственный и жестокий похититель? И найдётся ли тот, кто сумеет спасти?
Победитель конкурса "Сумерки: перезагрузка"

Тайны крови. Еще один шанс
Мейсон осознал свои ошибки и принял единственно правильное решение: оставить в покое ту, которой причинил так много боли. Пять лет он держался в стороне. Но провидение дает ему еще один шанс. Сможет ли он им правильно воспользоваться?



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 252
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Bad moon rising. Глава 26. Птичья лапка

2022-1-22
18
0
0
Глава 26 Птичья лапка

Я всегда был охотником
Ничто не вставало на моем пути
Но что-то было в тебе,
Я знал,
Что изменит меня

Становясь зверем,
Нет нужды прятаться.
Я пугаю тебя?
Или ты чувствуешь себя живым?

Так обними тьму
И я помогу тебе увидеть,
Что ты можешь быть свободным
И бесстрашным,
Если последуешь за мной.
Karliene – Become the Beast

***

Nicole Saboune - Withdraw
Наверное, некоторым людям просто не суждено быть счастливыми. Чья-то жизнь может быть насыщенной, сбалансированной, в ней найдется место и горестям, но радости там тоже найдутся. Моя же жизнь сплошь состояла из расставаний. И стоило мне ощутить хоть малую толику счастья, как жизнь тут же решала отобрать у меня всякую надежду. И все снова погружалось в череду бессмысленных, буржуазных спектаклей. Я мастерски играл свою роль обычного человека, не понимая перед кем. Всем было плевать. Я был один в окружении бесконечных серых будней.
Я смотрел на человека напротив себя. Мы были в холле моего нового дома, просторного, с белым штакетником снаружи. Воплощение настоящей американской мечты. Дома, в котором должна жить настоящая семья с собакой и парой детишек. Пустого, необжитого, наполненного только коробками, которые я даже не собирался распаковывать. Я ничего не чувствовал, кроме серого онемения, плотно окутавшего мою жизнь за последние десять лет.
Человек напротив не источал запаха страха. Он знал, что делает. Предрассветный сумрак дымкой стелился за окнами, делая пространство между соседними домами похожим на постапокалиптический пейзаж, и в этой серости дуло направленного на меня пистолета казалось черной бездной. И черт возьми, я бы хотел провалиться в нее!
Молчание затягивалось, я не шевелился. Человек напротив устал держать пистолет навесу. Его вопрос произвел эффект разорвавшейся бомбы.
- Где Элис?
Я вздрогнул.
Ответ машинально всплыл в моем мозгу, но я его не озвучил.
Он просто продолжал эхом отдаваться внутри меня, разрушая онемение и будоража застарелую рану.
«Я убил ее».
***

Элис всегда пыталась навязать мне мысль, что самое страшное в нашем долгом расставании было то, что она осталась одна. Она лукавила. Возможно, в то короткое время, что мы снова были вместе, она осознала свою роль. Она, хотела того или нет, стала центром маленького мирка, и люди вокруг любили ее, вопреки приобретенным от меня устрашающим флюидам и страстному желанию самой Элис, чтобы ее оставили в покое.
Первой в наш мир ворвалась Синтия. Этой девчонке, по духу так похожей на Элис в ее ранней версии, задорной, заводной и лукавой, в дождливом и захолустном Форксе явно не хватало элементарной поддержки. И она видела, что Элис эту поддержку может дать. Видела, сколько сил кроется внутри моей сирены. Проблема в том, что силами этими Элис делиться не хотела.
Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что в моей Элис скопилось слишком много отчаяния. Жаль, что я так и не смог понять, к чему все это может привести. Жаль, что не смог утолить в ней слишком сильную жажду близости. Чем дольше мы оставались наедине, тем больше отдалялись друг от друга. А я и не замечал!
Я поощрял внешний мир, когда он врывался в наше уединение, полагая, что это именно то, что нужно Элис.
Моя сирена пыталась сопротивляться, но неизменно сдавалась, уступая давлению извне и стараясь угодить мне.
Вслед за Синтией пришел Джейкоб. В отличие от подростка-Синтии он прекрасно понимал, что с Элис что-то было не так, и уж совсем не так все было со мной.
Вообще, складывалось впечатление, что в Форксе была самая большая концентрация невосприимчивых к природным угрозам людей. Слишком часто я встречал в этом городе тех, кто меня не боялся. Элис, Фредди, Чарли, Синтия. Блек к ним не относился, поэтому общаться с ним было более чем забавно. Он правда старался перебороть свой страх ко мне. Я же пытался не пугать его сильнее, чем уже получалось.
Но самой большой проблемой из всех в окружении Элис стала Белла. Да, попытавшись воссоединиться, мы с Элис вызвали сопротивление со многих сторон: отец Элис, Чарли… Белла нанесла удар в спину, оказавшись самым отчаянным противником моего присутствия в жизни моей сирены.
***

- Где Элис? – Мой предрассветный посетитель был настойчив.
- Я не знаю. – Собственный голос показался мне чужим и далеким.
- Что ж… Меня предупреждали, что ты это скажешь. – Человек достал с пояса наручники. – Не против прокатиться со мной и немного поискать ее?
Ситуация казалась абсурдной. Я мог убить его на месте столькими способами… Но эта абсурдность была как глоток свежего воздуха в моем онемении. Тем более, что завтра мне предстоял один из самых мучительных дней в году: день Благодарения. День, идеально подходящий для моего самоубийства… Потому что с каждым проходящим годом это становится все более невыносимым. Как жаль, что мне не хватило мужества покончить со всем этим.
Все соберутся за одним столом.
Джейкоб будет пытаться всех смешить. Белла, отвлекаясь от присмотра за своими близнецами, будет бросать на меня презрительные взгляды. Аро, ее муж, как всегда, ничего не заметит. А Чарли… Чарли не удержится и выдаст свою тираду: «Не могу понять. Вы так отчаянно сопротивлялись всем, так клялись в своей любви! Как Элис могла просто взять и уйти?!»
А мне снова не хватит смелости, чтобы ответить им. «Все просто. Я убил ее».
Поэтому перспектива поездки в никуда с этим вооруженным незнакомцем казалась не такой уж плохой.
- Не против, - ответил я. Повернулся спиной к человеку, скрестил руки за спиной. Щелкнули наручники. Бесполезный металл приятно холодил запястья.
***


Белла и Эдвард были образцовым примером тех, кого в Америке называют «свитхартс». Они как половинки магнита, стоило развести их в стороны, тянулись обратно друг к другу. Они были такими до того лета, когда я вернулся в Форкс.
Белла вернулась домой незадолго до дня рождения Элис. И наш уютный кокон окончательно лопнул.
- … как ты можешь снова быть с ним? Ты совсем не понимаешь? Стоит ему увидеть очередную малолетнюю юбку, и ты снова будешь ему не нужна!
У Беллы явно была истерика. Все лицо в черных потеках размазанной туши. Слезы, сопли и тонны обвинений в мой адрес в гостиной нашего дома. А я, глядя на Элис, видел, еще немного, и она ударит подругу.
Элис сдержалась, только процедив сквозь зубы:
- Пошла вон отсюда! – Не знаю, каких усилий стоило ей обойтись без насилия и мата.
Все оказалось банально и просто. Белла, не предупредив Эдварда, поехала к нему в Лос-Анджелес, чтобы обнаружить его в звукозаписывающей студии с какой-то силиконовой начинающей старлеткой в весьма компрометирующей позе.
И злость Элис на подругу немного утихла. И совсем исчезла, когда одним вечером мы решили попытаться пойти на мировую. Возле дома Чарли было тихо. Открыл хозяин дома. И всеми возможными способами собирался отправить нас прочь. В такие моменты мне мое проклятие кажется благословением. Вместо второго четкого сердцебиения в доме я смог различить уже угасающие, почти сошедшие на нет удары сердца. Белла проглотила целую упаковку снотворного, заставив теперь весь наш мир крутиться вокруг нее.
Уже в больнице испуганный Чарли, сидя рядом со мной в неудобном пластиковом кресле зала ожидания, задал этот вопрос:
- Как ты понял, что что-то случилось?
Как объяснить ему, почему я оттолкнул его со своего пути и побежал в ванную комнату дома Свонов на втором этаже…
У меня не было правдоподобного объяснения, поэтому я просто пожал плечами. Мне кажется, в тот момент Чарли Свон обо всем догадался.
Белле понадобилось еще восемь месяцев, чтобы прийти в норму, еще два года, чтобы поверить в любовь другого мужчины. А Элис так этого и не увидела… Теперь Свон замужем за очень известным математиком, растит двоих детей, но даже несмотря на то, что я тогда ее спас, она до сих пор смотрит на меня с недоверием.
И ее взгляды вполне оправданы… Ведь Элис этого так и не увидела…
***

Наш путь с незнакомцем был очень долгим. Он тянулся от самой Филадельфии через всю страну, на юг, за мексиканскую границу, в обход пограничного контроля. Я потерял счет времени, погрузившись в воспоминания.
Мы остановили наше продвижение в какой-то пыльной деревушке, где самым большим зданием оказался старый ржавый ангар.
Внутри было человек двадцать с оружием. Наемники, наркоторговцы… Мне было все равно, кто они.
Прямо в полу вниз вели старые каменные ступеньки. Наверное, ангар поставили прямо поверх остатков старого форта. Внизу – минимум света.
И решетки. В нос ударили сразу два знакомых запаха. Сквозь дымку бесчувствия пробились легкое любопытство и недоумение. Я сам ускорил шаг. Кто-то, на кого я даже не обратил внимания, открыл дверь в эту импровизированную тюрьму. Я шагнул внутрь.
- Джаспер? – испуганный женский голос вызвал волну мурашек по всему телу.
- Синтия?
Дверь с лязгом захлопнулась позади меня.
***

Иногда жизнь подкидывает нам самые странные случаи. Так и сейчас, неизвестно где в Мексике, я оказался в одной камере с двумя людьми, которых встретить там я ожидал в самую последнюю очередь.
Синтия Брендон. Истощенная, с кругами под глазами, но со стальной решимостью во взгляде, она сидела прямо на полу этой камеры, прислонившись к красному песчанику, из которого были сделаны стены старого форта.
И Чарли Свон… Он сидел в противоположном углу. На одежде его была запекшаяся кровь. Его взгляд ничего не выражал.
- Какого черта происходит? – Мой вопрос на короткое мгновение повис в тишине.
- Все просто. – Позади меня раздался незнакомый голос. – Мы все искали Элис.
Я обернулся. По ту сторону решетки стоял неизвестный мне японец. Я же окончательно во всем запутался.
- Интересная у нас получается компания. Но, видите ли, мистер Уитлок… или лучше Хейл? Нам никак не удавалось заманить Элис. Судьба людей позади вас ее мало волнует. И младшая мисс Брендон любезно подсказала нам ваше имя, пообещав, что против такого сыра в мышеловке ваша подруга пройти не сможет. Так что мы решили нанести удар более масштабный, так сказать, оптом. Может быть, теперь нам удастся привлечь ее внимание.
Единственная мысль, что билась сейчас в моей голове, пульсируя в ней: этот человек считает, что Элис жива. Невозможно! Ведь я не нашел ее тело! Но тошнотворно воодушевляющая надежда заставляла сердце биться чаще. Ведь я не нашел ее тело!
Повернулся лицом к японцу, взялся за решетку. Шипение и боль в ладони ничего не значили в затуманенном мыслями сознании, позади тюремщика стоял мужчина, его глаза горели желтым в полумраке пыльного подвала. Шорох сзади: Синтия и Чарли вскочили со своих мест. В метал решеток явно было примешено серебро. От моей ладони серой струйкой поднимался дымок, кожа горела от соприкосновения, пахло паленым мясом.
- А я не ошибся в выводах… Оставим вас здесь поболтать и подождем. А вечером, ближе к закату, я всажу в вас, мистер Уитлок, обойму пуль с серебром и посмотрю, что произойдет в этой камере. Может, это заставит Элис одуматься.
Я обернулся к Чарли, они с Синтией стояли рядом. В позе вышедшего на пенсию шерифа Свона явно читался защитный рефлекс, он на полкорпуса закрывал собой Синтию, она смотрела прямо вперед. Только теперь я ощутил на задворках сознания это жужжание, которое игнорировал уже десятки лет. Я человек, не животное, чтобы поддаться этому зову. Но я его слышал. Сегодня, когда солнце упадет за пустынный, кирпично-красный горизонт, взойдет полная луна. И обещание японца станет приговором для запертых со мной внутри этой камеры: я перекинусь, а они умрут.
***

Наши тюремщики ушли. Я слышал их шаги позади. Только тогда Синтия заговорила. Она была так похожа на Элис. Я знал это, но образ моей сирены за эти годы выцвел и поблек, словно старый полароидный снимок. Как я не пытался восстановить его в своей памяти, он ускользал. Я даже не мог видеть ее во сне, все, что мне снилось – лабиринт. Бесконечные повороты зеленых, тщательно обработанных, растущих стен. За каждым поворотом – только очередной туннель. Над головой – черное беззвездное небо, под ногами серо-коричневая земля. И только бесконечный путь в глубину. «Я чувствую тебя на расстоянии», - говорила мне моя сирена. Я так и не понял, было ли это правдой, или только ее воображением. Сейчас я не чувствовал ее совсем… лишь пустоту, снаружи и внутри.
- Что ты сделал с Элис? – Я не знаю. Зачем я дал себя уговорить? Незадолго до финальных экзаменов, моя сирена умоляла отвезти ее подальше от всех этих людей, мешающих ей быть со мной. Зачем я выбрал этот тянущийся бесконечностью лес, убегающий за горизонт, падающий казалось за сам край земли. Я вспомнил последнее объятие, как ощущалось в нем хрупкое тело Элис. Вспомнил звуки замершего вокруг леса, чудесный лунный свет, как он подсвечивал изнутри кожу моей сирены, а она светилась. А я чувствовал этот трепещущий восторг перед ней, что каждый раз заставлял опускаться перед ней на колени, что делал мое сердце мягким, как растопленное, вязкое масло.
- Ты сделал ее таким же монстром, как ты? – Монстром? Я не помнил. Осталось лишь ощущение пороха на языке, боль и удивление момента. Я не успел увидеть свою сирену в этот момент, не видел ее лица, лишь пушок коротких черных волос на шее, когда мое тело падало, скользя вдоль нее, боль заслонила все. Запах собственной крови… Выстрел, она стреляла в меня? Почему боль застилала все, почему она была такой всеобъемлющей? Ответ на вопрос подсказывал ожог на правой ладони, горящий с возрастающей силой в этот самый момент. Элис стреляла в меня. Стреляла наверняка. Стреляла серебром. Чтобы не оставить мне выбора. Не оставить выбора моим инстинктам. Сознание рухнуло. Его затягивало как в водоворот, неотвратимо, мощно. Тело сделало все, чтобы выжить. Лишь фоном я слышал голос моей сирены, напевающей «Маленькая красная шапочка, гуляющая в лесу…» под мои крики, под звук ломающихся костей и рвущейся плоти.
- Ты убил ее? – Рассвет, вкус крови на губах, кровь на теле. Боже! Столько крови! Только кровь. Ничего. Ни единого следа. Ни единой ноты запаха моей сирены. Только ее кровь. Больше ничего.
- Я не вполне уверен. – Я слышал собственный голос, словно со стороны. Ведь я не нашел ее тело. Синтия сжала кулаки. Это был гнев, это был страх?
Чарли отошел в сторону. Сел на свое место в углу.
- Что будем делать?
Я сел, прислонившись к решеткам.
- Ничего. – Я сам пришел в эту ловушку, из которой мне было не вырваться. Серебро позади вызывало зуд даже через одежду. Я ничего не мог сделать. Чарли кивнул. Он понимал.
- Мы не можем так просто сидеть и ждать. – Только Синтии хватало сил на возмущение. Во мне и Чарли было накопленное годами терпение принять неизбежность. Жужжание на коже усиливалось. Что-то внутри диафрагмы росло и ширилось, что-то неотвратимое. Я сглотнул, почувствовав желчь в глотке. Как жаль, что выстрел Элис не стал смертельным.

***

- Кто эти люди? Как вы сюда попали? – Я был не вполне уверен, что заслужил ответов от сидящих напротив меня людей. Чарли неуловимо повел плечами, от Синтии я получил лишь полный агрессии взгляд. Шериф Свон вздохнул.
- Синтия не угомонилась. Она решила, что с Элис случилось что-то… - Было очевидно, что за информацию нужно поставить на месте многозначительной паузы. Она решила, что я убил ее. – Она искала доказательства. На тебя. Но не нашла ничего… Кроме…
- Кроме одной зацепки. Зацепки, которая привела меня к человеку, которого ты видел. – Синтия заговорила неохотно, выдавая знания максимально расплывчато и завуалированно. Что ж, другого я и не заслуживал. Она подозревала меня в убийстве. Была права. На все сто.
- Кто он?
Короткий вздох.
- Всего понемногу. Наркотики, похищения, убийства.
- При чем здесь Элис? И Чарли?
Теперь вздыхал шериф.
- А ты как думаешь? – Заговорил Свон. – Сама она никакую информацию нарыть не смогла бы. Стажер полицейской школы. Вот она и пришла ко мне. – Так-так. Полиция. Не самый стандартный выбор. Но шерифу всегда нравилось возиться с девчонками Брендон. Это он учил Элис стрелять. Синтия пошла по стопам сестры. – Я напряг старые связи.
- Это не отвечает на вопрос, как вы здесь оказались.
- Он копал с другой стороны. Когда мы нашли видео…
- Что на видео?
- Синтия уверена, что там Элис.
Тишина.
Я не верил.
- Я не уверена. – Снова заговорила Синтия. – Но уверены те люди, что держат нас здесь. Видео было снято в Сирии. Его слили в сеть, оно завирусилось. Там плохо видно. Два человека разговаривают. Один – мужчина, на втором – капюшон. Драка. Капюшон соскользнул. Мне показалось, что это женщина. Я начала задавать вопросы на форумах.
Бред. Элис. Драка. Сирия? Какого черта?
- Пришла ко мне. Я попытался пробить через свои каналы.
- Через неделю появились эти люди…
- Как вас привезли сюда? – Ответ я уже знал. Почти наверняка. Мы все приехали сюда по собственной воле. Имя Элис служило дудочкой в руках заклинателя змей, мы слепо шли на этот зов.
- А как привезли тебя?
Я молчал.
- Если бы Элис была жива… - Я говорил, тщательно подбирая слова. Фактически, я признавался сейчас в убийстве. – Был бы хоть какой-то след. Она не пользовалась счетами, у нее не было документов. – Я замолчал. Даже если она выжила в ту ночь… Комок в горле мешал говорить. – Почему она до сих пор не появилась? – Для меня ответ был очевиден и прост. Прошло десять лет. Шериф Свон вышел на пенсию. Синтия Брендон вступила во взрослую жизнь. Я… я был не в счет. Жизнь продолжалась. Если ее чувства ко мне изменились, как могла она оставить всех остальных?
Прислушался к тому, что происходит снаружи. Наверху шла какая-то возня. Все в моих логических размышлениях не выбивалось из нормальности. Кроме одного. Что здесь делал мужчина, глаза которого горели в полумраке? Я знал, кем он был. Они знали, кем был я. А солнце неумолимо клонилось к закату. Это лишь иллюзия, что оно медленно крадется по небосклону. Чем ближе оно к горизонту, тем заметнее становится скорость, с которой небесное светило стремиться скрыться от глаз наблюдающих. А луна… Она уже здесь, ее уже можно заметить, увидеть, а я… Я ощущал ее непрерывным зудом под кожей, будоражащим желание содрать с себя остатки человечности и вырваться на свободу.
***

К вечеру жара становилась невыносимой. Я не знал, сколько Чарли и Синтия провели здесь без воды и еды. Нужно было что-то сделать, но что… Ощущения изменились за долю секунды. Волоски на руках встали дыбом… перед глазами – лабиринт, что снился мне этими долгими, туманными годами. Зрение погасло. Я поднял глаза к бездонному, черному небу. И оно рухнуло на меня обжигающим солнцем и ощущением жара от земли. Очнулся, стоя посреди комнаты в том самом подвале. Чарли вскочил со своего места.
- Какого черта? – прошипел он.
Перед глазами все снова заволокло.
Я ощущал, как пропитанный жаром камень обжигает живот сквозь тонкий слой одежды. Металл винтовки нагрелся на солнце так, что пальцам было почти больно… но лишь почти. Я видел эти пальцы, поправляющие оптический прицел. Ствол оружия был слишком длинным… Это был не обычный, привычный автомат. И рука была не моя. Слишком маленькая, изящная кисть. Выдох. Не мой…Из оцепенения меня вывел звук первой трассирующей пули, ворвавшейся в пространство над нами. Звуков внезапно стало слишком много. Наверху начался настоящий ад, а я словно зверь в клетке мог лишь расхаживать за этой серебряной решеткой.
Человек с волчьими глазами появился в подвале через две минуты. Он целился сразу, я мог попытаться увернуться от пуль, но было лишь вопросом времени, когда одна из них достигнет своей цели. Что мне оставалось? Пат. Он промахнется в меня – пуля достанется Чарли или Синтии. Останутся невредимыми они – мой зверь получит серебряный билет на волю.
На четвертом выстреле в этом кордебалете что-то пошло не так. Фигура впереди неестественно дернулась, чужак с удивлением выдернул из своего бока нож. Из-за его спины вынырнула фигура в черном камуфляже. Второй нож угодил нашему тюремщику в основание черепа.
Надежда! Такое отвратительное чувство. Но нашим спасителем был мужчина. Из прорезей черной балаклавы видны были лишь глаза. Взгляд черных внимательных глаз прошелся по всем нам, проверяя, целы ли мы.
- Отойди от решетки.
Я не мог пошевелиться, что-то было в воздухе, что заставляло меня столбенеть, меня оттащил Чарли. Какофония наверху набирала обороты. Замок решетки не выдержал под натиском небольшого куска пластида. Запахи, звуки, крики. Все казалось давно знакомым и родным, не хватало лишь влажности непроходимых джунглей. Я поднял глаза вверх. Дым от взрыва рассеивался. Сквозь него я видел, как незнакомец достал из рюкзака на спине два кевларовых жилета. Видел, как Синтия и Чарли надевают их. Видел пистолет в руке Чарли. Ничего не имело значения. Жар схлынул. Солнце было за горизонтом. Луна дергала за свои ниточки, пытаясь выдернуть и меня из этой шкуры. Но было что-то еще. Что-то неуловимое, что принес с собой незнакомец. Мои ноздри раздувались от нового, незнакомого, интригующего запаха.
Меня привел в чувства удар в плечо.
- Чувак, без обид. Но мне нужно, чтобы ты пришел в себя! – Незнакомец был прямо передо мной. – Я тебя очень прошу, сосредоточься. Ты идешь за мной. Слушаешь меня внимательно и не высовываешься. – Его английский был с сильным акцентом, который никак не мог определить.
Я смотрел на него, я понимал его. Приблизительно моего роста. Явно военный. Но было там что-то еще, под поверхностью. Я это чувствовал. Что-то дикое и родное одновременно.
- Приди в себя! – Он повысил голос. Наверху послышался взрыв. – Мы договорились?
- Договорились.
- Вот и славненько. – На его правом плече висел передатчик. – Готовы выходить. – Рация ответила треском. Выстрелы наверху затихали.
Время стало неуловимым. Наступила ли тишина через минуту или через час, сказать было невозможно. Незнакомец остановил нас на самом выходе с лестницы из подвала. Укрытие было сомнительным. Наверху стояла плотная завеса порохового дыма и поднятой перестрелкой пыли. Чего мы ждали? Черная фигура впереди была напряжена. Он не пытался выглянуть или идти дальше. Лишь иногда поворачивал голову, будто прислушивался к чему-то.
Перестрелка возобновилась внезапно. Наш провожатый пришел в движение в это же мгновение. Я автоматически двигался за Чарли, Синтия шла за незнакомцем. В этот раз огонь с этой стороны велся кучно. По движущемуся объекту. Справа что-то двигалось. Дымка, окутывающая ангар, была серебристой в лунном свете. Песчаник под ногами стал тускло-желтым. Яркими оранжевыми цветами распускались выстрелы. Цель была все еще справа. Движение таким стремительным и быстрым. Запах крови вокруг таким острым. Но все отходило на второй план. Новый, незнакомый аромат ударил, словно накрывающая волна шторма. Я не мог пошевелиться. Исчезло даже возбуждение от адреналина и ощущение зовущей луны. Выстрелы были все ближе. Что-то сбило меня с ног. И все стало невероятно четким. Я лежал на боку. Рядом слышались крики спасителя в балаклаве. Выстрелы затихли. Тело в двух метрах передо мной было невероятно миниатюрным, зеленый камуфляжный цвет топа и военных брюк резко контрастировали с насыщенным загаром. Она лежала на правом боку. Рука – рядом с лицом. Маленькая кисть, тонкое запястье. Я видел, как останавливается ток крови внутри этой руки, превращая цвет кожи в посмертно-оливковый. Пальцы, согнутые так, что появлялось ощущение, что это была птичья лапка, под ногтями разливалась трупная синева. Рука не шевелилась, словно окоченела. Правый глаз был открыт, смотря на меня пустой чернотой. На месте левого глаза, щеки было большое красное пятно, уходящее вглубь зияющим провалом. Я не мог понять, что вижу. Не мог. Не мог. Не мог. Гладкая кожа головы, лишь короткая черная тень пробивающихся волос. И полоска белого там, где должна быть линия челюсти, в которой угадывались очертания зубов, часть из которых торчали обломанным острым остовом. Неподвижный черный глаз сковал меня своей мертвой неподвижностью. Не было воздуха в легких, не было ничего, тишина оглушала. Оглушал застрявший в горле крик и разрывающий кишки порыв гнева.
Птичья лапка перед лицом дернулась. А внутри черного глаза я увидел огонь тлеющих углей, словно разгорался внутри костер. Внезапно на фоне этого огня расширился гипнотической чернотой зрачок и тут же сузился, сфокусировавшись на мне. Я знал, что он смотрит на меня. Хруст. Из обломанного осколка кости рос острый клык. Длиннее, чем у человека. Длиннее, чем у добермана. Тело дернулось, его подбросило. Она стояла на четвереньках, спина выгнулась, как у кошки. Сквозь тонкий хлопок топа виден был каждый позвонок, поднимающийся словно левиафан к океанской глади. Волнообразное движение. Второе. Третье. На пол ангара с отвратительным, влажным звуком закапала кровь. Нет, это было что-то более густое. Послышался металлический звон. В каше из сломанных костей, крови и мяса она сплюнула три пули.
Тишина замерла и звенела от напряжения. Превращение произошло, словно взрыв. Словно лопнул воздушный шарик, оставив на месте лишь брызги крови и мяса, обрывки камуфляжной одежды, я почувствовал на лице горячие капли и этот запах, что заставлял меня столбенеть и следовать за собой.
Я не сразу понял, что мое тело движется. Незнакомец тащил меня за ремень. А все, на что я сейчас был способен, это сосредоточиться на картине впереди. Стаккато выстрелов, вспышки, черное пятно в центре, крики, крики, крики. Звук падающих тел. И рычание, пробирающее до самых костей. Я не мог осознать, что я вижу. Не мог, не мог, не мог.
Лишь через какое-то время я понял, что бегу сам. В закоулках деревеньки то тут, то там слышались выстрелы и крики. Они то приближались, то удалялись, но я был совершенно оглушен. На самой окраине мы нарвались на группу преследователей. Я видел, как стрелял из подобранного дробовика Чарли, одного из нападавших отбросило в мою сторону. Движения были настолько автоматическими, вскинуть дуло направленного на меня оружия вверх. Дотянуться до горла. Слышать треск лопающейся трахеи, когда сжал ладонь. Внезапно мое тело вздрогнуло. Раз, два, три. Крики. Зрение погасло. Словно выключили свет.
Крики вокруг, ругань. Тряска.
- Не смей тут подыхать!
Темнота.
Хриплое дыхание, звук двигателя. Воздух, насильно раздвигающий легкие, ощущался выжигающим внутренности огнем.
- Качай. Не останавливайся.
Давление напротив сердца, ритмичное давление. Вкус крови в глотке.
Темнота.
- Езжай прямо. Отъедем, насколько сможем…
Темнота.
- Он умирает. Твою мать! Качай! Легкое пробито!
Темнота.
Боль пробилась в сознание лишь от удара о землю.
- Что в шприце? – Чарли…
- Закройтесь в машине и не выходите, что бы ни услышали.
Укол в сердце, захлебывающееся через пробитые дыры собственной кровью. Впервые в жизни я не хотел умирать, но сил на борьбу не осталось. Боль… Паника… Жар… Внутри словно раздувался шар с горячим воздухом, пока давление не стало невыносимым. И мир взорвался.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/41-12284-20
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: [Ырка] (28.11.2021)
Просмотров: 314 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 4
0
4 ёжик-ужик   (01.12.2021 14:03) [Материал]
Зачем этим людям понадобилась Элис, что она сделала такого если на нее устроили такую облаву. Заманили Джаспера ,целую охоту организовали .А Элис, получается, она совершенно сознательно ,по собственному желанию превратила себя в оборотня и бросила Джаспера. Сохраняла чувства ,но почему то ушла. Сейчас рискуя жизнью она пришла за ним и своими близкими. Очень хочется узнать, что же будет дальше.

0
3 NATANIA   (30.11.2021 14:35) [Материал]
Как Элис могла так поступить с Джаспером ,как могла заставить его все это время чувствовать вину за убийство любимой женщины .А Чарли,Синтия ,Джейк,Белла они же тоже мучались им же было больно. Это жестоко.

0
2 робокашка   (29.11.2021 20:52) [Материал]
Столько динамики !
Наверное, не была я в рядах читатеей, но автор "знаком" tongue С удовольствием почитаю историю!

0
1 NATANIA   (29.11.2021 16:56) [Материал]
Поверить не могу.Побежала читать .