Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Пока ты спала
Белла просыпается в больнице, не помня ничего о своей жизни. Воспоминания медленно возвращаются к ней, но она чувствует, что не может вспомнить что-то важное. Что-то, без чего она не может жить...
Перевод завершен.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel

Чтение "Сумерки" в школе Форкса
Стефани Майер договорилась о встрече в школе Форкса, чтобы прочитать историю Эдварда и Беллы. Чем это все закончится? Будут ли герои вместе?

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все.

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Останусь пеплом на губах
Белла Свон - девушка, болеющая раком легких, которая совершенно не цепляется за жизнь. Она уверена, что умрет и никто в обратном убедить её не может, но однажды, в один из вечеров она встречает парня, от которого так и веет любовью к жизни

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10747
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Вкус искушения. Глава 26. Перемены

2016-12-5
14
0
Белла POV

Мне не спалось. Я закрывала глаза, но сон не приходил. Мелани спокойно лежала в своей кроватке, наверняка видя прекрасные и чудесные сны. В доме стояла тишина, и это было вполне объяснимо, учитывая, что за окном еще было достаточно темно. Сейчас определенно не больше шести часов утра. Вздохнув и бросив последний взгляд на простой белый потолок, на котором не было ничего интересного и занимательного, я села, откинула одеяло и поднялась с кровати. Даже не став переодеваться, я отправилась прямиком на кухню. Чем лежать без дела, лучше займусь чем-нибудь. Например, испеку печенье. Так сложилось, что путь в нее лежал мимо моей бывшей комнаты, дверь в нее почему-то была открыта, и я неожиданно для себя самой сделала несколько шагов и осознала себя стоящей в проеме и смотрящей на человека, который уже месяц жил за стенкой. Мы ежедневно встречались за завтраком, обедом и ужином, но наше общение ограничивалось такими фразами, как «доброе утро», «приятного аппетита» и иногда «спокойной ночи». Вернее, так было до вчерашнего дня, когда я, оставив дочку лежащей в окружении подушек на диване, чтобы она не скатилась с него вниз и не упала на пол, ушла попить, а когда вернулась в гостиную, то застала Джейкоба, берущего Мелани, мою Мелани, на руки. Я отчетливо помню, как ужасно разозлилась, как будто это было всего минуту назад.

- Джейкоб! Кто тебе разрешал приближаться к моей дочери? – выкрикнула я его имя, сокращая расстояние между нами. Он вздрогнул, увидев меня и мое наверняка разъяренное лицо, и отошел подальше. Правильно, бойся меня. - Что ты делаешь?

- Не шуми. Ты пугаешь свою дочь.

- Не указывай мне, что делать. Отдай мне Мелани, хорошо? Я прошу тебя, - я внезапно разрыдалась и ощутила, как меня охватывает стыд из-за этого, из-за того, что у меня не получилось сдержаться при незнакомом человеке.

- Мне всего лишь хотелось подержать нее. Я не сделал ничего дурного.

Его жалкие оправдания нисколько не успокаивали меня. Наоборот, они переполнили чашу моего терпения, и я осознала, что хочу ударить его, чтобы в будущем у него даже и мысли не возникало подойти к Мелани без моего разрешения и в мое отсутствие. И я бы сделала это, если бы дочка все еще не была на руках у него. Но тут Джейкоб отпустил ее вниз, вернул на подушки и подошел ко мне. И я… я ударила его. Потом еще и еще. Колотила по его плечам изо всех сил. Он позволял мне, сносил терпеливо все удары, но в какой-то момент со словами "все, хватит" поймал мои руки, сжал мои запястья и развернул спиной к себе, прижав мое тело к своей груди. Все это произошло так быстро, в течение секунды, и я, не сразу осознавшая, что даже пошевелиться толком не могу, по инерции попыталась ударить его, но лишь признала свою беспомощность в этом. Я дергалась, желая освободиться, вырваться, но Джейкоб был сильнее, даже при том, что не напрягался, чтобы удерживать меня. Его тело было абсолютно расслаблено, что говорило о том, что он не потратил много усилий, чтобы остановить вспышку моего гнева.

- Успокоилась? - спросил он шепотом.

- Отпусти меня.

- Только после того, как ты успокоишься.

- Я спокойна, уверяю.

- Тогда что так напряжена? Собираешься продолжить то, на чем остановилась?

- Может быть, - зло выдохнула я. - Откуда ты вообще взялся?

- Хочешь узнать меня?

- Нет. Хочу, чтобы ты отпустил меня и ушел. Никогда больше не подходи к моей дочери.

- У тебя большие проблемы.

- Ты тоже, я смотрю, напрашиваешься на них.

- Я серьезно. Когда-нибудь твоя дочка вырастет, это произойдет раньше, чем ты ожидаешь, и тебе придется отпустить ее. Но ты не сможешь. Подумай об этом.

- Это не твое дело. Кто ты мне? Никто! Слышишь, никто!

Так или иначе, эти слова подействовали на него. Почувствовав, как становится легче дышать, я, наконец свободная, сделала два шага вперед и развернулась, неспособная уйти вот так просто, не оставив за собой последнее слово.

- Ты здесь для того, чтобы работать, так иди и работай.


Вчера мне казалось, что Джейкоб заслужил это, такую мою реакцию, и виноват сам, потому что подошел к Мелани в мое отсутствие и дотронулся до нее без моего разрешения, но теперь, проведя достаточно времени в размышлениях обо всем этом, я чувствую, что мне стоило удержать себя в руках любой ценой. В конце концов, ничего страшного и дурного не случилось, и он не обидел ее, не сделал ей больно. Мне нужно извиниться. Понятное дело, что сейчас у меня не было такой возможности, потому что Джейкоб спал, лежа на боку. Но внезапно зашевелился, и я вздрогнула от страха, что он откроет глаза и застанет меня наблюдающей за ним. Не думаю, что смогла бы объяснить ему это. Я заставила себя двигаться и почти побежала на кухню, закрыв дверь за собой и пытаясь отдышаться, облокотившись на нее. Все это мне совершенно несвойственно. Займись печеньями.

Я отвлеклась от всего прочего, сосредоточившись на выпечке, но когда закрыла дверку печи, то настал тот самый момент, когда все, что занимало мое внимание последние минуты, перестало иметь первостепенное значение. Именно тогда раздался скрип двери, и я почувствовала себя незащищенной в халате, который был на мне. Он был завязан, но мне все равно было не по себе. Еще никогда до этого дня Джейкоб не видел меня в столь ранний час. Теперь поздно что-либо менять, но нужно было все же переодеться. Я чувствовала себя раздетой. Слишком много открытой кожи. Но я старалась не думать об этом.

- Прости, я не знал, что здесь кто-то есть, - сказал Джейкоб и отвернулся, намереваясь уйти, но мне не хотелось, чтобы он уходил из-за меня.

- Ты можешь остаться.

Джейкоб замер, постоял спиной ко мне с минуту, но все же, решившись, сел за стол. Я просто налила нам обоим чай, подвинув одну из чашек ближе к нему. Как-то само собой получилось, что я заговорила с ним.

- Тоже не спится?

- Как видишь, - тихо ответил он, водя пальцами по ободку чашки. Давай же, сейчас самое время.

- Извини меня. Я… Мне не стоило так кричать. Просто я…

- Ты мама, и я понимаю это и уже все забыл. Можешь не волноваться. Больше никогда я не дотронусь до твоей дочери. Прости.

- Уже простила, - со всей искренностью ответила я. - И если ты все еще хочешь… подержать ее, не только сегодня, но и завтра, и в другие дни… быть может, проводить с ней время…

- Хочу, очень хочу.

- Хорошо.

- У тебя красивая дочка. Только…

- Что?

- Я не хочу тебя обидеть, но… она не особо тебя похожа, как мне кажется. И цвет глаз другой, и цвет волос не такой, как у тебя.

Я опустила взгляд в чашку и сделала глоток чая, вместе с ним загоняя возникшие при косвенном упоминании Эдварда эмоции.

- Ты не обидел меня. Так и есть. Внешне она почти копия своего отца.

- А можно спросить?

- Спроси, но я не обещаю ответить.

- Что у вас произошло? Он обидел тебя?

Вполне безобидные вопросы, и, подумав, подобрав слова, я ответила:

- Просто ничего не сложилось.

- Где он сейчас?

- Не знаю.

- Но ты все еще любишь его?

Я промолчала, но, видимо, что-то во мне, в моих глазах, в выражении моего лица или в том, как я села прямее, дало Джейкобу ответ, который я не смогла ему дать.

- Не понимаю, как такое возможно. Любить человека, когда он далеко, неизвестно где, неизвестно с кем, и никак не проявляет свою любовь, ничего тебе не дает, а возможно, и вовсе не любит. Ведь любовь... она имеет смысл только тогда, когда о ней не просто говоришь, а выражаешь ее в каждом поступке.

- Он дал мне дочь.

- И оставил тебя воспитывать ее в одиночку. Это любовь?

- Невозможно в одно мгновение перестать любить человека только потому, что с его стороны все изменилось, что его чувства больше не такие, как прежде. И велика вероятность того, что даже спустя годы ты будешь продолжать его любить и переживать, что все кончилось, и плакать из-за его отсутствия в твоей жизни, и молча страдать из-за невозможности изменить что-либо и вернуть утерянное.

- Это то, что ты делаешь?

- Пожалуйста, не спрашивай меня больше ни о чем.

- Хорошо.

- Спасибо, - слабо улыбнулась я. – За понимание.

- Не за что.

- Быть может, еще чаю?

- Да, пожалуйста.

***

Джейкоб, стоя рядом, помогал мне перекладывать свежеиспеченные и потому еще горячие печенья в корзинку. Мы не молчали при этом, мы переговаривались, и все было так естественно и просто, как будто мы были знакомы, по меньшей мере, год, а не всего лишь месяц. Я узнала многое о Джейкобе. О его семье, хотя не стала спрашивать, откуда он приехал и почему оставил дом, родных и друзей. О том, какие книги он любит читать, о том, что его любимое время года это ранняя весна, когда природа только-только просыпается ото сна, и все расцветает, что его любимое время дня это закат, когда горизонт окрашивается в красные, оранжевые, фиолетовые оттенки, весь мир замирает, и воцаряется спокойствие. Я в ответ немного рассказала о своей семье, избегая печальных подробностей, и выяснилось, что у нас есть кое-что общее. Мама Джейкоба умерла, и хотя он сказал, что не помнит ее, потому что был тогда совсем маленьким, я все равно считала, что он заслуживает сочувствия. Я коснулась его руки сама, меня никто не принуждал, чтобы без слов сказать, что понимаю его потерю, его чувства, и почувствовала не то, что ожидала. Я думала, что появится ощущение, что что-то неправильно, но оно не возникло даже спустя несколько мгновений. Его рука была очень теплой, мягкой на ощупь, и все в это совокупности будто согревало меня изнутри, хотя я и не замерзала, и заставляло мою душу открываться еще больше.

Слова сами лились из меня, и я допускаю мысль, что в какой-то момент слишком много стала говорить, но Джейкоб… Он продолжал слушать о том, что я люблю погулять под дождем, хотя давно, уже несколько лет, этого не делала, что люблю теплое, не палящее, солнышко, согревающее лицо, ветер в волосах; что мне нравится иногда уходить гулять куда-нибудь одной, чтобы никто не знал, где я, чтобы побыть наедине с самой собой, ни о чем не думая и просто отдыхая душой. Я чувствовала легкость, общаясь с Джейкобом, и мне было приятно, что он ни разу не перебил меня и не сделал попытки вставить хоть одну слово в мою нескончаемую речь. Мне было спокойно, по-настоящему спокойно, впервые за долгое время, пока мы сидели вместе, за одним столом, друг напротив друга, и пили чай, и он ел мои печенья, неустанно говоря, какие же они вкусные. Я не чувствовала никаких забот и поймала себя на мысли, что было бы прекрасно начинать вот так каждый день, рано вставать, чтобы встречаться с Джейкобом на кухне за чашкой чая и говорить обо всем на свете, пока не проснутся мои родные. Возможно, это могло бы стать нашим с ним секретом, наше общение, такое, как сейчас, когда я совершенно перестала волноваться и просто забыла, что неподобающе одета, что еще вчера днем кричала ему, чтобы он не подходил к моей дочери, что еще накануне утром не сказала ему ничего значительного. Я чувствовала, что между нами что-то изменилось, и, наверное, иначе быть не может, ведь мы оба стали открываться друг другу, но не переживала из-за этого, даже если и должна была. Мне впервые за долгое время хотелось позволить жизни идти своим чередом. Если между нами суждено возникнуть каким-либо отношениям, то у меня нет никакого желания контролировать это, пусть все будет так, как предопределено. Возможно, с каждым днем становиться все более расслабленной и спокойной, переставать быть такой сосредоточенной на заботах, как в течение сегодняшних утренних часов, не так уж плохо, и это все пойдет на пользу мне, так или иначе.

- Спасибо тебе за печенья, - поблагодарил Джейкоб, и я кивнула ему, прекращая свои раздумья.

- И тебе спасибо…

- За что?

- За это утро, - решилась ответить я. – Ты слушал меня, правда, слушал, и я хочу сказать, что ценю это. Я давно ни с кем не говорила так долго, на протяжении нескольких часов. Знаешь, быть может… Нет, забудь.

- Ты о чем-то хотела попросить? – спросил Джейкоб, снова садясь на стул, с которого уже успел встать.

- Да нет, это все глупости.

- И все же?

- Я… Я… Я просто подумала, что, возможно, мы еще встретимся вот так, рано утром. Мне было приятно узнавать тебя.

- И мне. И да, возможно все. Кто знает?

С этими словами Джейкоб ушел, и мы не виделись целый день, до самого вечера, а когда пришло время ужина, я окончательно утвердилась в мысли, что что-то изменилось, когда передала Джейкобу хлеб после его соответствующей просьбы. Наши пальцы соприкоснулись, и я не отвела мгновенно взгляд, как бывало раньше, и в его глазах таилось обещание, что мы продолжим с того места, на котором мы остановились сегодня, если я только пожелаю заговорить с ним по-настоящему еще когда-нибудь. И я, возможно, и должна была сомневаться в этом, но знала, что заговорю. И не просто ради соблюдения правил приличия и вежливости.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-14513-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (29.09.2014) | Автор: Ksushenka
Просмотров: 842 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 Ink_Heart   (03.10.2014 17:24)
Я не знаю, что с Эдвардом, даже из предыдущих глав не пойму куда он делся. Так что готовится ему надо,когда приезжать обратно будет, а то Белла его самолично прихлопнет, как он мог уехать.

0
3 вильветта   (30.09.2014 10:45)
Спасибо за главу!

0
2 Korsak   (30.09.2014 10:30)
Мне кажется,она была так эмоциональна к Джейку,потому что подсознательно ей хотелось,что Эдвард сейчас брал ребенка на руки,разговаривал,ласкал,смешил.Он прикоснул к тому,что было только Эдварда и ее,поэтому она начала защищать-колотить.Джейк мудро повел,дал выпустить пар,но не дал лскорбить себя.Хороший парень,если Эд не вернется,Белла должна быть с Джейком.
Спасибо за перевод!

0
1 terica   (30.09.2014 09:51)
Ну вот и появляется постепенно начало новых отношений...Куда же делся Эдвард и что с ним? Ну не мог же он просто так забыть и бросить Бэллу? Будет ли глава о нем?
Так жаль...Спасибо.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]