Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Фото-конкурс "Моя любимая и единственная"
С малого детства нас спрашивают: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?»
Сегодня мы начинаем конкурс, который откроет ваш выбор. Конкурс ваших профессий!
Прием фотографий до 17 декабря включительно.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Чудо должно произойти
Сегодня сочельник. В воздухе витает ощущение чуда. Я настолько физически осязаю его, что невольно останавливаюсь, пытаясь понять, что может измениться. У меня есть заветная мечта, почти несбыточная. Я лелею ее, каждый раз боясь окончательно признать, что ей не суждено осуществиться.

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 242
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

И настанет время свободы. Глава 13

2016-12-8
16
0
Глава 13. Питон Валентино

BELLA POV

Сегодня я выбираю жизнь. Каждое утро, просыпаясь, я могу выбирать: радость, счастье, негатив, боль… Чтобы ощутить свободу, которая заключается в возможности продолжать ошибаться и выбирать, сегодня я решаю чувствовать жизнь: не отвергать свою человечность, а принимать ее. – Кевин Окоин


Нет, этого не может быть.

Я стояла в ванной и билась головой о холодную стену, делая глубокие вдохи и пытаясь мыслить рационально, но было трудно убедить себя в чем-то, кроме правды, когда она смотрела мне в лицо.

На столешнице у умывальника в ряд лежали десять тестов на беременность — и все с положительным результатом: две полоски, розовые точки, плюсы и даже слово «беременна» на одном из них. Смысла отрицать не было.

У меня будет ребенок.

Помимо всех физических симптомов, я могла чувствовать это. Внутри меня что-то росло, и я сдерживала поток эмоций, которые грозили прорвать плотину, которую я построила после потери Элизабет. Я не могла пройти через это снова. Пока нет. Я не готова.

Я поняла, что что-то не так около недели назад, после коронации Эдварда. Я была такой уставшей, и мне нездоровилось. Я всегда была голодной, и сколько бы ни ела, мне всегда хотелось еще. Я знала, что это значило. Но ничего никому не рассказала, потому что не была уверена. Но четыре дня назад я получила ответы на свои вопросы, когда у меня не начались месячные. Вот и всё. Я купила кучу тестов на беременность и спрятала их в ванной до того момента, когда останусь одна.

Я была примерно на пятой неделе и прекрасно могла отсчитать дни. Я точно знала, в какую ночь Эдвард осеменил меня своей дьявольской спермой: ночь, когда мы попали в засаду на острове. Все признаки были налицо: пару дней назад начала болеть грудь, после восьмичасового сна я просыпалась по-прежнему уставшей, спина побаливала, я могла чувствовать все запахи, и этим утром меня вырвало дважды перед завтраком.

Я посмотрела на себя в зеркало и повернулась боком, пытаясь разглядеть признаки. Могу поклясться, небольшой животик был. Возможно, гормоны вызывали у меня галлюцинации.
Мне хотелось улыбаться, а потом — плакать… и снова улыбаться. У меня будет ребенок, ребенок Эдварда.

Не лучшее время. Ради всего святого, он только что пришел к власти в самом большом преступном синдикате в мире. Теперь нам придется беспокоиться о ребенке. Эту новость хорошо не примут. Я попыталась не думать о том, как отреагирует Эдвард. Он говорил, что будет не против, но я-то знала его лучше. Он сойдет с ума.

В мои планы это не входило. Я пользовалась противозачаточными, но статистику знала. Рано или поздно это должно было случиться.

Дверь от удара открылась, и на пороге показался Алек с большой камерой, какую обычно используют в новостях.

— А тут у нас моя невестка Белла. — Он сунул объектив прямо мне в лицо.
— Какого хрена ты делаешь? — завизжала я. — Убирайся!
— Я снимаю документальный фильм для урока. Ты подписала документ об отказе от требований, сказав, что сделала бы это, помнишь?
— Конечно, помню, но ты не думаешь, что сначала следовало бы постучать?
— Ах да, — он пожал плечами. — Ладно, скажи что-нибудь милое.
— Нет, и это не войдет в видео. Я могла быть голой.
— Тогда… получилось кино другого жанра, — он поиграл бровями.
— Убирайся!
— Ладно, ладно. — Алек закатил глаза и отвел камеру в сторону. К сожалению, объектив обратился прямо в сторону столешницы. — О.

Я быстро смахнула все тесты корзину для мусора, что было не так легко, так как он преграждал мне путь.

— Белла, э-э… Я не эксперт, но, по-моему, нам нужно поговорить. — Алек снова навел камеру на мое лицо.
— Пожалуйста, ничего не говори, — попросила я. — Не сейчас.
— Конечно, нет. — Алек попрыгал в своей манере. — Ты беременна?
— Пока не знаю, — солгала я. — Тесты могут ошибаться.
— Это точно войдет в фильм, — рассмеялся он, выходя из ванной.

Я ударила кулаками по раковине от досады, но попыталась не закричать.

Чтоб тебя, Алек!

Он всё испортит. Я помолилась, чтобы он не проболтался. Придется следить за тем, что говорит не только при Эдварде, но и при остальных. Элис с Алеком могут сплетничать как старые перечницы. Никто не должен знать об этом раньше Эдварда. Он будет неимоверно зол.

Возможно, я могла бы позвонить Эсми. Сейчас у нас не лучшие отношения, но она бы знала, что делать. Единственная проблема заключалась в том, что я не знала, как с ней связаться. Они с Карлайлом уехали неделю назад, и с тех пор вестей от них не было. Эдвард говорил что-то о том, что они в Австралии, но они могли быть где угодно. Он сам не был полностью уверен.

— Просто сделай это одним махом, — сказала я себе.

Я должна была вскоре сказать Эдварду. Это задача первостепенной важности.
Я торопливо приняла душ, потому что сегодня вечером мне нужно было на работу, а перед этим я встречалась с Эдвардом за обедом. Возможно, представится идеальная возможность.

Мой выбор пал на дизайнерское синее платье до колен с рукавами-крылышками и черные туфли на каблуках, которые делали меня на пару дюймов выше. Теперь в этих вещах я была профессионалом. Статус жены главаря мафии обязывал одеваться определенным образом. Больше никаких спортивных брюк или джинсов на публике. Я всегда должна была быть в лучшей дизайнерской одежде и туфлях — показатель богатства Эдварда, если кто-то еще о нем не знал. Они словно говорили: «У меня денег больше, чем ты можешь представить, и я обеспечиваю свою жену самым лучшим». А если вдруг кто-то этого не понимал, я всегда могла ослепить их сиянием большого бриллианта на пальце. Странный образ мышления, но существовали определенные правила, по которым мне приходилось жить. Я понимала.

Я оглядела себя в зеркале и остановила взгляд на животе. Знаю: это было глупо, но мне нужно было убедиться.

Когда я вошла за своими ключами в гостиную, Алек снимал, как Френсис играл с мячиком.

— Я ухожу на обед, а потом буду работать допоздна. В духовке стоит лазанья, — быстро сказала я.
— Хорошо, — ответил он, не двигаясь. — Ты скажешь ему?
— Конечно, скажу. Но веди себя так, будто ты ничего не знал. Он должен быть первым. И кстати, я по-прежнему зла на тебя.
— Прости. Не думал, что ты там была. Я нечаянно. Я не скажу ему, клянусь.
— Хорошо, спасибо. Просто дай мне пару дней.
Алек положил камеру на диван и встал.
— Как ты?
— Я в порядке… наверное. Я об этом не думала. — Я опустила голову и поковыряла носком туфли ковер.
—Никаких плохих мыслей в голове? Никаких напоминаний об Элизабет?

Я покачала головой.

— Ты хочешь ребенка? — спросил он.
Я улыбнулась и кивнула.
— Сейчас не самое подходящее время, но да. Думаю, хочу.
— Пора бы уже. Господи. Я уже давно жду маленького Эдварда или Беллу. Даже собирался заменить твои противозачаточные таблетки «Тик-Таком».
— Не шути об этом, — рассмеялась я. — Ты мне понадобишься, когда Эдвард выйдет из себя.
— Я буду здесь. Поздравляю, Белла. — Он нежно обнял меня и нагнулся к моему животу. — Привет, Малышка Белла. Я дядя Алек. Скоро встретимся.
Я еще шире улыбнулась.
— Ладно, прекрати.

В дверь неожиданно позвонили.

— О, замечательно! Мой подарок прибыл. — Алек перепрыгнул через спинку дивана и побежал к входной двери.
— Какой подарок?
— Скоро мой день рождения. Забыла?
— Нет, но ведь еще месяц, — сказала я.
— Знаю, но я не мог пройти мимо.
— Мимо чего?
— Я купил себе домашнее животное, — Алек лучезарно улыбнулся и открыл дверь: на пороге стоял мужчина в коричневой униформе.
— Это резиденция Калленов?
— Да. Это мой питомец? — восторженно спросил Алек.
— Ага. Распишитесь здесь, — курьер протянул блокнот.

Тут я заметила закрытый бак у ног мужчины, похожий на бочку.

— Что это? — Мне было страшно спрашивать.
— Хорошо, Белла, ты только не паникуй, но, возможно, я купил змею.
— Кого?
— Змею. Точнее, питона.

Нет, нет, нет, нет…

— А это безопасно — содержать их дома? — спросила я мужчину. — Это законно?
— Их мне привозят из Африки, а я уж здесь развожу по местам. Я не задаю вопросы.
— То есть вы дилер черного рынка?
— Я оппортунист, — он гадко улыбнулся. — На самом деле они легальны, если у вас есть средства позволить себе такого. Едят они очень мало, на людей нападают редко да и вообще всего сторонятся — они, скорее, для показухи.
— Не знаю, что и думать, — запротестовала я.
— Куда вам отнести его? — спросил мужчина.
— В мою комнату. Давайте помогу. — Алек взялся за один конец, а курьер — за другой. Казалось, даже вдвоем они еле справлялись.
— Не уверена, что хочу, чтобы это находилось в моем доме, — я попятилась.
— Я уже спросил Эдварда, и он сказал «да». Я не подпущу его к Френсису и буду кормить их обоих каждый день. Обещаю, Белла. К тому же, я уже подделал бумаги, чтобы получить разрешение.

Пришлось придержаться за стену, чтобы не упасть. Вообще, я не боялась змей… но я никогда не была настолько близко к ним. Теперь в моем доме жил питон. Нужно поговорить с Эдвардом об этом.

— Мне нужно идти. Я опаздываю, — крикнула я.
— Пока. Мы с Френсисом постараемся не спалить дом, — заорал Алек.
— Уж постарайся — и спасибо.

Я побежала в гараж и запрыгнула в свою машину, пристегивая ремень безопасности во время запуска двигателя. Выехав с подъездной дорожки за пару секунд, я закусила нижнюю губу и понеслась к Чикаго. Все мысли о дурацкой змее вылетели у меня из головы, как только я подумала о ребенке.

Чем ближе я подъезжала к городу, тем более взволнованной становилась.

У меня будет ребенок! Забыв о времени и всем остальном, я вдруг захотела этого. По сравнению с первой беременностью чувства были совершенно иными. Тогда у меня было много вопросов о том, как ребенок повлияет на мое будущее, особенно с Эдвардом. А теперь мне было интересно, что может случиться.

Для нас это будет переломным моментом. Возможно, всё происходило быстро, но я была готова. Мы были готовы.

Я припарковалась в подземном гараже студии, где работала, и прошла квартал, где наткнулась на счастливых туристов и энергичных бизнесменов. Опустив голову, я рассекала толпу, пока не очутилась в одном из любимых ресторанов Эдварда.

— Здравствуйте, мадам. У вас предварительный заказ? — спросила администратор, когда я вошла в местечко под названием «Blueberry on the River».
— Мой муж сказал, что он уже здесь. Эдвард Каллен.

Имя — всё, что требовалось: это имя — и я могла получить все, что душе угодно. Обычно мне не нравились люди, которые знали, за кем я была замужем. Мне не было стыдно, но я не хотела каждый раз так легко отделываться. К тому же, все его боялись, так что у меня не было друзей. Хотя в подобных ситуациях это выручало.

— О, конечно, миссис Каллен. Следуйте за мной. — Ее лицо приобрело более профессиональное выражение. — Как у вас дела?
— Хорошо, — сдержанно ответила я.

Еще одно правило для жены главаря: никогда не общайся с обслуживающим персоналом, типа официантов, водителей, администраторов, барменов и так далее. Болтун — находка для шпиона, а вокруг были одни болтуны. Иногда мне не нравилось быть такой отталкивающей, но я понимала правила. Трудно представить, сколько разговоров я подслушала, работая в клубе в Рио. Люди думают, что, раз ты не обращаешь на них внимание, ты не слушаешь. В этом мире информация — оружие, и если она попадет не в те руки, последствия могут быть ужасными.

— Хорошая погода, как вы считаете? — вновь попыталась она.
— Очень хорошая, — кивнула я.

Она всё поняла и дальше просто вела меня через ресторан. Мы зашли в самый дальний угол, где дверь выходила в патио, с которого открывался вид на реку Чикаго. Здесь никого не было, за исключением Эдварда и столика со свечами.

— Пришли, мадам, — сказала мне женщина и закрыла дверь.
— Эдвард, что все это значит? — спросила я, оглядевшись и направившись к столу.
— О, ты здесь. — Он быстро поднялся и поцеловал меня в губы, затем выдвинул мой стул. — Присаживайся.
— Что происходит?
— Ничего. Я просто подумал, что мы могли бы пообедать. Наедине.

Я села и взглянула через перила на машины и людей, снующих внизу по улицам.

— Это очень мило, — сказала я. — Ты сделал что-нибудь плохое?
Он ухмыльнулся.
— Прекрати быть такой циничной, Белла. Мне хотелось сделать что-нибудь милое для разнообразия, чтобы поблагодарить тебя за терпимость к нашему новому образу жизни. Ты никогда не жаловалась, и я знаю, что для тебя это было тяжело.
— Нет, не было. Я в порядке. Но спасибо. Это мило.
— Хочешь вина? — Эдвард поднял бутылку.
— Э-э, нет. Думаю, я буду воду. Мне потом нужно на работу — не хотелось бы быть пьяной. — В голове пронеслись мысли о ребенке.

Скажи ему…

— Верно. — Он наполнил свой бокал. — Нашу еду вынесут через минуту.
— Ты снял для нас все патио?
— Это свидание, Белла. Просто прими это как факт, — усмехнулся он.
— Обычно ты пытаешься что-то оправдать, когда заходишь так далеко ради свидания.
— Не в этот раз. Я был паинькой.
— Это мне судить. — Я сделала глоток воды. — Как прошел день?
— Хорошо. Ничего интересного.
— Никаких рискованных противозаконных деяний?
— Пока нет, Белла. Я по-прежнему прощупываю почву.
— Ладно, небольшой вопрос. Ты правда сказал Алеку, что он может взять змею в честь дня рождения?
— Нет, — твердо ответил Эдвард. — Я сказал, что мы можем поговорить об этом.
— Отлично. Что ж, теперь с нами в доме живет питон, и я не знаю, что мне думать по этому поводу.
— Чертов засранец. Я сказал, что прежде всего нам надо спросить тебя, и никогда не говорил, что он может взять его без моего разрешения. Чем, черт возьми, он расплатился?
— Я не спрашивала. Мне пришлось убраться оттуда как можно скорее.
— Ты боишься змей?
— Не думаю, хотя — опять же — я никогда не видела питона, так что не уверена. Но обычно змеи меня не пугают.
— Я люблю змей. Они чистые, большие особи едят раз в неделю, им никто не нужен, и они не устраивают беспорядок. — Эдвард сделал глоток вина. — Мы можем не держать питона, если ты боишься.
— Нет, мне просто нужно привыкнуть.
— Думаю, он может завести себе змею, но только в гараже.
— Согласна. И полагаю, Френсису не стоит находиться рядом с ней. Разве они не едят свиней и других животных?
— Я точно не уверен. Думаю, скоро узнаем.
— Звучит очень опасно.
— Кстати, об опасности: завтра ночью мы идем в оперу. Ты ведь не работаешь, верно?
— Нет, не работаю. Опера?

Он вынул из кармана пиджака газетную статью и протянул ее мне.

В Чикагском Оперном Театре шла опера «Дон Жуан» — одно из первых светских мероприятий сезона. Я узнала много имен, которые планировали прийти, среди них были Вольтури и Денали.

— Там будут Джузеппе Манджикавалло с сыновьями, — сказал Эдвард.
— Мне следует знать, кто он?
— Он тот, кого мне нужно остерегаться. Он и его семья пытаются соперничать с нами, и нам еще предстоит встретиться. Может быть, завтра представится идеальная возможность.


— Как дипломатично с твоей стороны. — Я отложила лист. — Ты не убьешь его, верно?
— Не завтра ночью. Всё равно он не тот, о ком мне нужно беспокоиться. Его сыновья — вот настоящая проблема. По сути, они такие же, как мы, или пытаются быть.
— Что ж, тогда мне не терпится с ними встретиться.
— Предупреждаю тебя: все будут смотреть на нас так, будто мы больны. Помни о том, что я сказал тебе; это как старшая школа.
— Я готова. — Я сделала еще один глоток воды.

Наш обед начался хорошо, и мы не избегали более агрессивных тем, как говорит Эдвард. Я беспокоилась, что он может отгородиться от меня, когда придет к власти, но он рассказывал мне обо всем и отвечал на все вопросы. Потом мы перешли к легким разговорам о работе и повседневных вещах.

После той мысли мне больше ни разу не приходило в голову рассказать Эдварду о моей беременности. А следовало бы, хотя я и так скоро сделаю это. Мне просто сначала нужно оценить его настроение.

Возможно, это была судьба — или просто ироническая случайность, — но приблизительно посреди обеда в ресторане начал плакать ребенок. Сперва Эдвард пытался игнорировать плач, но вскоре начал раздражаться.

— Я что, единственный слышу это? — он заскрежетал зубами.
— Это же ребенок, Эдвард. Не обращай внимания.
— Не могу. От этого у меня слишком сильно болит голова. Зачем люди берут своих детей в хорошие рестораны? Есть вещи, которые обычно не делают.

Я попыталась отвлечь его, но разговор был не вариантом. Он словно зациклился на этом ребенке.
В конечном счете он подозвал официантку.

— Не могли бы вы сказать тем людям, чтобы они держали своих детей дома? Я больше не могу выносить этот шум.
— Я посмотрю, что можно сделать, сэр. — Она поспешно юркнула в помещение.
— Это возмутительно. — Он посмаковал во рту вино. — Извини, что они испортили наш обед.
— Никто не портит обед, Эдвард. Я едва слышу ребенка, — заверила я его.
— Зато я слышу отчетливо, — ответил он.

Официантка вернулась с печальным выражением на лице.
— Извините, сэр, но они сказали, что еще не закончили есть.
— Клянусь Богу… — он взъерошил волосы. — Скажите им, что я заплачу им, если они уйдут.
— Эдвард, всё в порядке. Мне всё равно нужно на работу. — Я повернулась к официантке: — Извинитесь за нас перед ними. Мы уходим.

Мне не хотелось думать, что это значило бы для нашего собственного ребенка. Я отказывалась принимать это за плохой знак.

Эдвард пробурчал что-то себе под нос и передал официантке кредитку.

Оплатив счет, мы вышли из ресторана.

— Так что, я увижу тебя сегодня перед тем, как отправлюсь в постель? — спросила я его, когда мы, держась за руки, шли по улице. На нем были солнцезащитные очки, хотя солнце уже садилось. Еще одно правило: никогда не позволяй людям видеть тебя настоящего. Глаза Эдварда служили ему бессловесным средством общения с людьми, так что на публике они почти всегда были закрыты. Можно было бы без проблем сказать, о чем он думает, если знать, как читать по его взгляду. Существовало не так много людей, которые владели навыками его расшифровки. Я была одной из немногих избранных.

Пешеходные дорожки были довольно свободными, поэтому мне не пришлось волноваться о том, что кто-нибудь еще сможет вывести его из себя. Я оглянулась: три телохранителя незаметно следовали за нами. Они всегда там были и всегда будут.

— Может быть. Мне нужно съездить… кое-куда вечером, — ответил он.
— Правда? Куда? — спросила я, пытаясь скрыть беспокойство в голосе.
— Я скажу тебе, когда вернусь утром.

Я кивнула, прекрасно осознавая, что больше не вытяну из него никакой информации.

Он прошел со мной до студии несколько кварталов и прижал меня к себе, затягивая в прощальный поцелуй. Его руки сжали платье, а мои пальцы запутались в его волосах. Наши губы жадно набрасывались друг на друга, как обезвоженные в поисках воды. Мне пришлось оторваться от него, когда огонь стал спускаться, а мое либидо грозило взять надо мной верх.

— Эдвард, я должна идти, — задыхаясь, сказала я.
Не отодвигая лицо — наши носы соприкасались, – он покрывал меня нежными поцелуями.
— Давай сбежим куда-нибудь.
— У меня работа.
— Пойдем, через час реактивный самолет будет готов. Мы можем отправиться в… Майами на ночь.
— Всего лишь на одну ночь?
Он кивнул, касаясь своим лбом моего.
— Пойдем. Это романтично.
— Нет, Эдвард, — сказала я, держась за лацканы темно-синего костюма и притягивая его ближе. — У нас с тобой есть дела. Помнишь? Ты должен съездить… кое-куда.
— Это может сделать Эммет, — простонал он. — У меня есть право поручать задания кому я считаю нужным. А прямо сейчас я думаю, что мне необходимо побыть с тобой на частном пляже, прижиматься к тебе голым телом, прикрытым только полотенцем…
— Боже мой, — прошептала я. — Это так горячо. Прошу, остановись.
— Белла, я могу подарить тебе невероятное наслаждение. Просто позволь мне забрать тебя. — Он томно провел губами от моей шеи к губам. — Давай сбежим куда-нибудь.

Я чуть не плакала от прекрасной картинки, нарисованной в моем воображении его словами. Мне так сильно хотелось сбежать с ним. Увы, реальность звала меня, поэтому мои надежды шли прахом.

Вот еще один момент, когда я могла сказать что-нибудь о ребенке. Эдвард был в хорошем настроении. Редкое публичное выражение чувств было тому доказательством.

Скажи ему…

— Нет. Прости. — Я еще раз поцеловала его. — А теперь, пожалуйста, уйди, прежде чем я приняла это предложение.
— Хотел бы я.
— Увидимся вечером или рано утром, если ты не вернешься до того, как я засну. — Я полностью отклеилась от него, чтобы не искушать себя.
— Хорошо, Белла, — наконец уступил Эдвард, по-джентльменски кивнув головой. — Я отпущу тебя. Но мне бы хотелось обратить твое внимание на то, что у нас не было секса четыре дня двенадцать часов и пятнадцать минут. Для нас это целая жизнь.
— Твой чертов мозг сведет меня в могилу, — проворчала я.
— Итальянцы не обходятся без секса… никогда. Ты знаешь это лучше, чем кто-либо. — Он не спеша приблизился ко мне, шепча в лицо: — Я очень возбужден.
— Боже мой, — раздраженно выдохнула я.

Эдвард закончил играть в свои игры. Ухмыльнувшись, он отстранился.

— Я люблю тебя, Белла, — ласково сказал он.
— И я тебя люблю.

Я развернулась и вошла в здание.

Работа с каждым днем становилась все легче, и я наслаждалась изучением нюансов своей профессии. Закулисное оснащение было важно для того, чтобы все выглядели хорошо, здесь царила суета. В основном у нас было двухчасовое окно, чтобы собрать воедино части программы и убедиться, что шоу идет без проблем. Моя работа шла лучше еще потому, что там всегда была Элис. Она следила за гардеробом и макияжем, так что весь эфир она крутилась как пчелка.

Элис оказалась рядом со мной, как только я вышла из лифта.
— Как прошел обед с Эдвардом?
— Хорошо. Завтра ночью мы идем в оперу.
— Знаю. Мы с Джаспером не идем, но я слышала, что это будет масштабное мероприятие. Все собираются его посетить.
— Почему вы не идете?
— Моя мама приезжает в город и хочет чем-нибудь заняться. — Она закатила глаза. — Возможно, я смогу отослать ее с Джаспером. Она любит его почти так же сильно, как и я.
— По идее, это не просто светское мероприятие. Эдвард оценивает конкурента.
— Правда? Звучит весело. Вы с Эдвардом на пару уничтожаете плохих парней, — хихикнула она.
— Я никого не уничтожаю. Я просто иду в оперу.
Элис закатила глаза и прошептала:
— Ты опасная жена мафиози.
— Спасибо. — Мы дошли до места, где наши пути расходились: я шла в производственное помещение, а она — в костюмерную.
— Пока, Белла! — Элис припустила по коридору.

Я толкнула дверь в медиа-зал, который выходил на открытый звуковой киносъемочный павильон. Весь штатный персонал уже был на месте: перед мониторами и компьютерами. Требовалось много работы, чтобы организовать и сделать шоу.

Я заняла свое место и проверила, что рекламная пауза была готова к запуску.

Вайолет, наш знаменитый телерепортер, окруженная аурой превосходства, шагнула в помещение в бледно-лиловом брючном костюме, который делал ее смешной. Гримерша на ходу взбивала седеющие волосы Вайолет.

— Итак, народ. Я хочу, чтобы все были начеку. В последней части программы у меня выключилось освещение. Даже мои прекрасные скулы, которые передались мне от отца, не было видно. Если вам интересно, можете прочитать о них в моей новой книге, где я подробно проследила свое происхождение, но это к делу не относится. Мне нужно отличное освещение, — пронзительно кричала она требовательным тоном.

Я закатила глаза и перестала вслушиваться в ее речи.

По ходу дела я возблагодарила небеса за то, что мне не пришлось работать со съемочной группой. Вайолет в самом деле прерывала свое интервью раз десять, чтобы они сменили лампы. В какой-то момент я подумала, что она сама поднимется по лестнице и сделает это. Хорошо, что передача шла не в прямом эфире. Могу сказать, что все это время Вайолет помирала со скуки, вынужденная брать интервью у какой-то поп-дивы. Возможно, она знала, что ее собирались уволить, и больше ни о чем не беспокоилась.

Покидая студию, я чувствовала себя уставшей — даже обессиленной. Мне пришлось напомнить себе, что я беременна, потому что за время работы эта новость выскочила из головы. Внезапно всё стало иным. Я поняла, что ношу под сердцем малыша, и даже ходить стала осторожно. В этот раз я не собиралась рисковать.

Погруженная в свои мысли, я медленно ехала домой. Я должна была вскоре рассказать Эдварду. С этим нужно было покончить, и я изо всех сил буду стараться показать ему, что этот ребенок не был для нас концом света. Но если мне пришлось так много работать, может, это не было предначертано. Следовало ли нам заводить детей, если он не так уж сильно их хотел?

— Ну, этот ребенок у меня будет, — сказала я себе, въезжая на подъездную дорожку.

Я думала об этом моменте последние два года. Знала, что возможность, что я забеременею, была всегда, и мне придется выбирать между ребенком и Эдвардом. Я бы выбрала ребенка, если бы дело снова дошло до этого.

Но может быть, я забегаю вперед. Он уверял, что повзрослел и не против этой идеи, но тогда он знал о предстоящем. Эдвард говорил, что мы можем подумать о ребенке через пять, десять лет. Сейчас же я собиралась без предупреждения преподнести ему эту новость.

Боже, помоги мне.

Я вошла в темный дом и заперла дверь.

Сняв пальто и поставив сумку, я выскользнула из туфель и облегченно вздохнула. Алек спал на диване с Френсисом на груди. Алек тихо храпел, сжимая в руке телефон. Я забрала его и увидела несколько сообщений от Джейн.

Не знаю, какие отношения их сейчас связывали, но они точно были увлечены друг другом. Каждый раз, когда она приходила в гости, он наряжался и пытался произвести на нее впечатление. А он и не подозревал, что она уже влюблена в него. Ему не нужно было так сильно стараться.

— Френсис, иди погуляй, — прошептала я и сняла его с Алека.

Френсис был не в восторге от того, что я его разбудила, но потянулся и потрусил к черному ходу. Он вернулся через пару секунд, и я впустила его. Включая самую современную сигнализацию паролем, я прямо-таки слышала, как возводится электрическое ограждение. Когда дело касалось безопасности, Эдвард не любил шутить. Иногда складывалось ощущение, что мы живем на военной базе, но меня устраивало.

— Алек, — я потрясла его. — Алек, проснись. Тебе нужно в кровать.
— Нет. — Он перевернулся с боку на бок. — Оставь меня.
— К утру у тебя затечет шея. Проснись.
Он раздраженно фыркнул и открыл глаза.
— Если я не смогу снова заснуть, виновата будешь ты.

Френсис залаял на нас — показатель того, что он устал и хотел в кровать. Мы все поднялись по лестнице, и Френсис побежал в комнату Алека. Это была его территория.

— Как работа? — спросил он.
— Хорошо. Я сегодня узнала много нового и даже сделала собственный рекламный ролик.
— Я впечатлен.

Даже в коридоре было слышно шипение питона за дверью Алека.

— Боже мой. Это животное начинает меня волновать, — вздрогнула я.

Я заглянула в его неубранную комнату. Змея находилась в большом стеклянном контейнере, который был похож на пустой аквариум. Огромный темный питон свернулся кольцом в резервуаре. Он был оливково-зеленого цвета с коричневыми пятнышками и длинным розовым языком, которым лизал стекло.

— Ты не можешь держать его у себя, — заявила я. — В моем доме ему не место. Прости.
— Да ладно тебе, Белла. Эта змея не ядовитая, и она участвовала в шоу. Питон снимался в фильмах и всё такое, так что он вроде как выдрессирован. Он не кусается, — умолял меня Алек.

Я осторожно вошла в его комнату, приближаясь к резервуару, который нагревался под большой лампой.

— Что он ест?
— Не людей, — непреклонно сказал он. — Раз в две недели его нужно кормить одной-двумя мышами. Сейчас ему около трех лет. Они едят меньше, когда становятся старше.
— Это он?
— Ага. Хочешь потрогать его? — Алек засунул руку в клетку.
Мое сердце остановилось.
— Не делай это. Он укусит тебя.
— Нет, не укусит. Они не кусаются, пока на них не нападают. На уроке зоологии я имел с ним дело.
— Ты украл из школы змею?
— Нет. Они отсылали его в какой-то заповедник, а сами приобретали новых. Я купил его у перекупщика животных. Они не знают об этом. — Он усмехнулся, когда змея обвила руку Алека и заскользила по его плечам. Они чувствовали себя друг с другом спокойно.
— Отвратительно. — Я кусала губу, но в душе была заинтригована.
— Погладь его голову. Он милый. Это королевский питон. Они не кусаются и подходят для новичков.
— Алек, это плохая идея. У нас есть Френсис.
— Я перенесу змею в гараж. Я просто готовлю ему естественную среду обитания. Не волнуйся. Я со всем разберусь.
— У него есть имя?
— Валентино. Просто его не понимают. Не могу дождаться, когда покажу его Джейн.

Я нерешительно протянула руку и вдруг ощутила холодную чешуйчатую кожу питона. Он зашипел, но не укусил, нагнулся к моей ладони и понюхал ее. Его глубокие черные глаза мигнули и смотрели совсем не грозно.

— Валентино? — спросила я, все еще гладя его.
— Да. Разве он не классный?
— Он… ничего. А что насчет ребенка? Нельзя, чтобы змея находилась рядом с новорожденным. — Я покачала головой.
— Клянусь, в гараже место его обитания будет надежным. Он никогда не будет в доме. — Глаза Алека расширились в ожидании моего ответа.
— Просто… держи его подальше от всего, что движется, и сначала поговори с Эдвардом. — Я вытерла руку о брюки.
— Это будет клево. — Змея обвилась вокруг шеи Алека, и я увидела, какой она была длинной: должно быть, около шести футов — и невероятно толстой.
— Утром первым делом отнеси его в гараж.
— Обещаю.

***


Я вскочила с постели до звонка будильника, который Эдвард установил на шесть часов, и рванула в ванную. Содержимое моего желудка оказалось в раковине, потому что я не успевала добежать до туалета.

Через пять минут я задыхалась от нехватки воздуха, а горло саднило так, что я заплакала. В этот раз утренняя тошнота была намного сильнее, чем я помнила. Почти мучительной.

Сидя на полу, я жадно глотала воздух, пока не убедилась, что больше меня не вырвет. Я почистила зубы и прополоскала рот «Листерином».

— Ты рано встала. — Губы Эдварда оказались на моей шее.
— Я плохо спала ночью, — солгала я. — Решила, что с таким же успехом могу встать.
— Ты в порядке? Выглядишь взволнованной.
— Всё хорошо, — уверенно сказала я. — Пойду приготовлю завтрак.
— Присоединишься ко мне в душе? — Эдвард развернул меня лицом к себе, и его кривая улыбка чуть не сломила меня. Его губы прошлись по моей ключице и вверх по шее, пробуя кожу на вкус.
— Не могу… — Мне и правда не хотелось делать это, не рассказав сперва ему обо всем. Не знаю, почему, но это казалось мне неправильным, словно я лгала ему.
— Почему? Пожалуйста. — Его руки сильно сжали мои ягодицы.

К счастью, прежде чем я потеряла голову, в дверь позвонили.

— Вот почему. Завтрак прибыл. — Я поцеловала его и вылетела из ванной, стремясь скорее поесть.

Каждое утро Эдварду доставляли завтрак, так как он не готовил, а я иногда не просыпалась вовремя. Оказывается, если ты достаточно богат, тебе к двери могут принести все, что пожелаешь.

Я бросилась в фойе, отключила сигнализацию, введя сложную комбинацию, и открыла три замка на внушительной передней двери.

— Здравствуйте, миссис Каллен, — радостно сказал курьер Ральф. Он учился в колледже и подрабатывал в доставке.
— Привет, — улыбнулась я. — Как дела?
— Замечательно. Осталось всего две остановки. — Он передал мне большую сумку, из которой доносился восхитительный аромат.

Я поставила еду на пол и достала кошелек, чтобы дать ему чаевые.

Ральф начал возражать, как делал всегда.
— Это необязательно. Мистер Каллен платит мне более чем достаточно.
— Нет, я настаиваю. Пожалуйста, возьми. — Я протянула ему двадцатку.
— Что ж… спасибо. Увидимся завтра утром. — Ральф кивнул и махнул рукой по пути к своему грузовику.

Я закрыла дверь и взяла еду, которую уже учуял Френсис, появившийся из ниоткуда. Пройдя в кухню, я принялась за распаковку.

Всё уже было на тарелках в комплекте со столовым серебром. Непонятно, где Эдвард делал подобные заказы, но теперь я научилась не задавать вопросы.

Мой обычный завтрак, состоящий из вафель и бекона, источал вкусный аромат. У Эдварда как обычно были стейк и яйца, а еда Алека занимала большую часть сумки. Там были сосиски, бекон, блины, два омлета и хлопья.

Нам даже принесли корм для Френсиса со вкусом свинины, который я наложила в миску. Он рванул к еде еще до того, как я поставила ее на пол. Я включила кофеварку, а в кастрюле начали жариться ароматные бобы. Когда Эдвард спустится, всё будет готово.

Я накрыла на стол и попыталась подождать, но из-за утренней тошноты и всего происходящего мне пришлось начать. Прочитав короткую итальянскую молитву, я принялась за бекон.

— Господи, ты не могла позвать? — Алек плюхнулся на свое место. Обычно ему даже не нужно было ставить будильник. Он просто чувствовал запах еды и прибегал… прямо как Френсис.
— Не могла удержаться.
— Я прощаю тебя, раз теперь ты ешь за двоих, — ухмыльнулся он.
Я шикнула на него:
— Ты сошел с ума? Я еще ему не сказала.
— О, черт. — Алек хлопнул рукой по губам. — Я не нарочно.
— Даже не разговаривай с ним. Ты сорвешься.

Он энергично закивал, впившись зубами в свою еду.

Эдвард тихо вошел в кухню и сразу же направился к кофе. Его волосы были взъерошены, а ботинки тихо постукивали по деревянному покрытию пола. Он налил себе большую чашку и сел за стол. На нем как всегда был надет элегантный костюм. Эдвард в них выглядел очень привлекательно. Этим утром костюм был серым. Мне пришлось скрестить ноги, чтобы те чувства не пронеслись по моему телу.

— Белла, сегодня домой привезут несколько вещей. Ты будешь здесь? — спросил Эдвард.
— Да, мне не нужно на работу. — Я налила немного сиропа на вафли и напомнила себе не торопиться, чтобы не привлекать слишком много внимания. — А что привезут?
— Они вынут все бутылки вина в погребе из заменят их новыми.
— Новыми?
— Я купил винодельню. Они привезут образцы, чтобы я мог протестировать товар.
— Ты купил винодельню?
— Две, на самом деле: одну во Франции и одну в Напе (штат Калифорния, США), — ответил он, откусив стейк, словно это было самая обыкновенная вещь в мире.
— Клёво! — Алек закивал головой. — Бесплатное вино.
— Я вкладываю свой капитал, — сказал мне Эдвард. — Вино — очень прибыльное дело, и виноградники — прекрасный способ сделать деньги. Я был бы дураком, если бы упустил эту возможность.
— Конечно, это большое предприятие. Ты знаешь что-нибудь о вине?
— Белла, словно ты меня не знаешь, — усмехнулся Эдвард. — Я пью вино с пяти лет и знаю практически все марки.
— Я не думала, что ты такой эксперт, чтобы приобрести виноградник.
— Два, — поправил меня Алек с полным ртом еды.
— Я хочу, чтобы ты попробовала кое-что. Я научу тебя, — сказал мне Эдвард.
— О, э-э-э, звучит весело. — Я прикусила губу, надеясь, что он забудет об этом. Конечно, Эдвард никогда ничего не забывал, так что, если я не скажу ему вскоре о ребенке, мне придется придумывать оправдание, почему я пью залпом вино галлонами.
— Черт. Мне нужно идти. — Эдвард откусил в последний раз и встал из-за стола. Он подошел ко мне с поцелуем. — Не забудь о сегодняшней опере.
— Не забуду. Встретимся в городе.

Он кивнул и покинул кухню. Через пару минут я услышала, как его машина выехала с подъездной дорожки.

Эдвард, будучи королем недвижимости, владел несколькими многоэтажными жилыми зданиями в городе. У нас был городской дом в центре, и Алек иногда оставался там, когда у него поздно заканчивались занятия или был ранний подъем. Ему имело смысл спать в городе, вместо того чтобы возвращаться отсюда. Вот там мы и собирались встретиться перед оперой.

— Кстати, Джейн сегодня придет, — сказал Алек, залпом выпивая апельсиновый сок.
— Ты наконец пригласил ее?
— Мы встречаемся месяц. Думаю, настало время перейти на следующий уровень.
— Как мило с твоей стороны. Думаю, ей наскучили обеды.
— Пожалуйста, — усмехнулся он, выказывая свое высокомерие. — Я понял.

Я неосознанно потерла живот, а потом остановилась, когда поняла, что делала.

— Рад, что на этот раз никто не проговорился. Я был хорош, если спросишь меня. — Алек поставил свои чистые тарелки с раковину. — Пойду обустрою Валентино новый дом.

Я кивнула, но не ответила. Я почти забыла об этой чертовой змее. Думаю, я бы смогла смириться с питоном, пока он остается снаружи.

Днем курьеры прошли через дом, неся ящики с вином. Так как у Алека не было занятий, он показывал им дорогу, пока я сидела на диване, думая о своем затруднительном положении. Затем я убрала уже чистый дом, а потом снова, чтобы хоть чем-нибудь себя занять.

Элис и Роуз звали меня на ланч, но я отказалась, сказавшись больной.

— Белла, почему ты все еще сидишь? — спросил меня Алек, вбегая в гостиную. — Мы опоздаем.
— Сколько времени? — Я оглянулась в поисках часов.
— Пять. Мы должны встретиться с Эдвардом за ужином в семь. К счастью, он заберет Джейн из офиса, так что нам не придется заезжать за ней. — Он поднял меня с дивана. — Шевелись.

В одной руке Алек держал смокинг в чехле для хранения, а другой подталкивал меня вперед. Элис оставила платье в квартире, так что я собиралась переодеться там. Надев кроссовки, я залезла в «Рейндж Ровер» Алека. Едва за мной закрылась дверь, как он уже тронулся.

— Ты выглядишь взволнованным, — сказала я ему.
— Я поцелую ее сегодня.
— Кого поцелуешь?
— В каком смысле «кого поцелуешь»? Джейн, кого ж еще, — рявкнул он. — Я схожу с ума.
— Ну, тут я не могу тебе помочь. Я держусь подальше от этого.
— Я никогда не целовался раньше?
— Конечно, целовался, верно? — Я попыталась вспомнить, но ничего не приходило на ум.
Он покачал головой. — Нет.
— Только не сильно увлекайся. Нет ничего хуже, чем мужчина, которые не знает, как целоваться, но думает, что знает, и откусывает тебе губы. Будь нежным.

— Я видел ваши с Эдвардом страстные поцелуи.
— Эдвард знает, что делает, поверь мне. И наши поцелуи всегда ведут к нечто большему, твои же — нет. Просто следи за ней. — Я похлопала его по плечу. — И не трись об нее. Ради Бога, не будь чересчур сексуальным.
— Какой замечательной невесткой ты оказалась. — Он закатил глаза. — Поспи немного. Выглядишь уставшей.
— Этот ребенок чертовски меня утомляет.
— Тебе же всего пара месяцев, верно?
— Думаю, да. Нужно вскоре сходить к доктору.
— Тебе нужно вскоре сказать своему мужу.
— И это тоже, — вздохнула я.

Я прислонилась головой к окну и уснула.

Вскоре Алек потормошил меня. Но взбодрилась я только тогда, когда он вытащил меня из машины, и взобралась по ступенькам простоватого дома. Я называла его Синим домом, потому что у него была ярко-синяя дверь, которая выделяла его среди других домов на этой улице. Эдвард купил это место за его «архитектурное значение». Я понятия не имела, что это означало, но он отремонтировал и обновил интерьер. Теперь трехэтажный дом был прекрасно выполнен в современном стиле. Наверное, он стоил столько же, сколько наш обычный дом.

Мы с Алеком направились наверх переодеться.

Мне не нужно было принимать душ, так как я уже позаботилась об этом, поэтому я сидела перед зеркалом в большой ванной комнате и наносила макияж. Мастером вроде Элис я не была, но радовалась тому факту, что теперь знала, что такое подводка, в отличие от времени, проведенном в старшей школе.

Я рассмеялась при этой мысли.

Сегодняшний вечер был невероятно официальным. Туда собирался приехать мэр, и Эдвард сказал мне, что все значимые лица будут на мероприятии. Роуз и Эммет собирались встретиться с нами на ужине перед тем, как мы отправимся в оперный театр. Я не знала, чего ожидать, но надеялась, что Эдвард будет контролировать себя, когда встретится с другой преступной семьей. Я напомнила себе взять успокоительное.

— Белла, я не могу завязать бабочку, — Алек постучал в дверь ванной. — Помоги мне!
— Успокойся. Я еще даже платье свое не надела. Подожди внизу.
— Нет. Это нужно сделать до того, как придет Джейн. Она подумает, что я ни на что не годен. — Он подергал ручку. Теперь я научилась запирать двери, так как он любил входить без стука.
— Я даже не знаю, как завязывать бабочку. Попроси Эдварда.
— Аргх, — простонал он. — Хорошо.

Я закатила глаза, делая последние штрихи макияжа. Элис определенно посмотрит фотографии с сегодняшнего вечера, и мне не хотелось потом выслушивать ее.

Мое платье висело в чехле в глубине шкафа со специально написанной запиской касательно того, какой лифчик мне нужно было надеть, как ходить, какую обувь надеть — и так далее, и так далее, и так далее. Элис никогда не делала ничего наполовину.

Я расстегнула чехол и надела всё, что полагалось.

Платье в пол было глубокого цвета бургундского вина, с сердцеобразным вырезом. Оно отлично сидело на груди. Я поняла, что через месяц-два мне нужно будет начать покупать новую одежду.

Я оставила волосы распущенными: они волнами струились по моим плечам ¬— и поняла, какими длинными они стали.

Обручальное кольцо и большое помолвочное кольцо сияли в свете ванной. По-моему, больше драгоценностей мне не было нужно, хотя Элис так не считала. Я надела бриллиантовый браслет, но отказалась от ожерелья.

Через полчаса раздался стук в дверь ванной комнаты.

— Белла, ты там?
— Да. — Я открыла Эдварду дверь.

Он моргнул пару раз, когда увидел меня, и закрыл рот.

— Что, это слишком? — спросила я.
— Нет, ты выглядишь… очень хорошо.
Я покраснела.
— Спасибо.
— Я бы поцеловал тебя в губы, но не хочу портить твой макияж. — Он прижал меня к стене ванной и склонился к моей шее.
— Эдвард, нам скоро уходить, и тебе нужно одеться. — Моя решительность быстро таяла. У нас не было секса… давно.
— Мы не идем. Забудь об этом. — Он задрал мое платье и слегка раздвинул мне пальцами ноги.

Я вскрикнула, когда он начал тереть мою самую чувствительную зону.

Я откинула голову назад, когда он приподнял меня и прислонил к стене. Эдвард втиснулся между моих ног: я и не осознавала, что он спустил брюки, пока не почувствовала трение нашей кожи. Одним быстрым движением он вонзился в меня, растянув до предела.

Я закричала, испытывая чистое наслаждение.

Его губы оторвались от моего лица, но он продолжал покусывать… посасывать… облизывать мою шею.

Я схватилась за его плечи, когда мы начали врезаться в стену. Буквально через мгновение я воспарила от наслаждения; это был самый быстрый и один из самых сильных оргазмов в моей жизни.

Эдвард вскоре последовал за мной, и я почувствовала влагу на своих бедрах, когда его семя закапало из меня.

— Я правда не собирался это делать, — прошептал он мне на ухо, — но не смог удержаться.
— Это было горячо, — задыхаясь, рассмеялась я.
— Я… люблю тебя. Сильно. — Его зеленые глаза встретились с моими. — Мне просто хотелось сказать это, миссис Каллен.

Мое сердце подпрыгнуло в груди.

Скажи ему!

— Гм, Эдвард. Я должна кое-что тебе сказать. — Я расцепила ноги, обвитые вокруг него, и соскользнула обратно на пол.
— Хорошо. Мы можем поговорить, пока я принимаю душ? — Он начал снимать рабочий костюм.
— Конечно.

Он забрался в душ, и я достала его смокинг из чехла, который находился рядом с моим.

— Так в чем дело? — громко спросил он, перекрикивая шум воды.

Я сильно прикусила губу, неспособная произнести эти слова.

Я беременна.

— Алеку нужно, чтобы ты завязал ему галстук-бабочку. — Я закрыла глаза, ненавидя саму себя.
— О, и это всё? Без проблем.

Он знал, что я лгала. Я слышала это в его голосе.

— Да, он сходит с ума. Ты забрал Джейн с собой из офиса? — Я начала стирать с ног сперму Эдварда.
— Она внизу. Когда я видел их в последний раз, они пялились друг на друга как голубки.
— Поторопись. Нам скоро выезжать. — Я выбежала из ванной, когда она начала заполняться паром. Я больше не могла выносить удушающую жару.

Я быстро распахнула окно, позволяя легкому ветерку охладить меня.

— Не могу поверить, Белла, — я покачала головой с отвращением.

Через полчаса Эдвард гордо вышел из ванной в смокинге — слишком красивая картина, не поддающаяся описанию. Его бабочка была искусно завязана, и всё в нем кричало о его чувственности.

Мне стало жарко.

— Готова идти? — спросил он, расчесывая волосы перед зеркалом.
— Да. — Я скользнула ногами в туфли, в последний раз поправила платье и быстро переложила вещи в маленький черный клатч, который намеревалась взять сегодня с собой.
— Билеты у меня. — Эдвард похлопал по пиджаку его вечернего костюма.
— Хорошо. Пойдем. — Я направилась к двери, но он схватил меня за запястье и притянул обратно.
— Белла, всё в порядке?
— О чем ты говоришь? — улыбнулась я.
— Ты сегодня выглядишь… неважно.
— Нет, со мной всё хорошо. Просто немного нервничаю. — Я возблагодарила Бога за мои улучшающиеся навыки вранья.

Но он всё равно понимал, что я говорила неправду: это было видно по его глазам.

Эдвард кивнул.
— Хорошо, Белла. Я тебе верю.

Я почувствовала, как слезы начали катиться вниз по щекам от одного выражения его лица. Он был задет тем, что я лгала, но не собирался требовать от меня ответа. Он бы никогда ничего не требовал от меня. Между нами царило доверие. Я не могла предать его. Я почувствовала себя такой виноватой, что мне захотелось забраться в бак к Валентино и дать ему задушить себя.

Я уже было открыла рот, но мои мысли перескочили на события четырехлетней давности. Я бы никогда не смогла забыть ту сцену, которая произошла между мной и Эдвардом, когда он узнал о том, что я беременна, в первый раз.

Раздался еще один удар, и он вошел обратно в столовую.
— Белла, не стоит шутить. Эммет подговорил тебя?
— Это не шутка, Эдвард.
Он кивнул.
— Тогда хорошо. Разберись с этим.
— Разобраться с чем?
— Избавься от этого. — Эдвард начал подниматься по лестнице.

Только через пару секунд я поняла, о чем он, черт возьми, говорил, и чуть не взорвалась от этого подобно вулкану. Я взбежала по лестнице за ним и ворвалась в спальню.

— Что ты только что сказал?
— Я сказал, что хочу, чтобы ты избавилась от этого; ребенок должен исчезнуть, — категорично пробормотал он.
— Ты серьезно? Ты даже не хочешь подумать об этом? Твоя первая реакция — избавиться от этого?
— Да, я реалист. Избавься от ребенка.
— Что случилось со всеми твоими старыми итальянскими католическими учениями?
— Не говори мне про религию, Белла. — Он резко развязал свой галстук. — Ты понимаешь, как это плохо?
— А ты понимаешь, как хорошо это может быть? У нас будет ребенок.
— Нет, не будет. Я дам тебе свою кредитку, отвернусь, а ты со всем разберешься.


Я просто не могла это сделать.

***


Дорогие друзья, ждем ваши комментарии на форуме!
Как думаете, какова будет реакция Эдварда?


***


Перевод Alice_Green
Редактура Crazy_ChipmunK


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-13626-18
Категория: Наши переводы | Добавил: Alice_Green (03.09.2016) | Автор: Перевод Alice_Green
Просмотров: 908 | Комментарии: 13


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 13
0
13 Miss3115   (12.09.2016 22:28)
Чем дольше она с этим тянет,тем будет хуже! Не хочется,чтобы Эдвард узнал от кого-нибудь постороннего человека. Из-за этого могут быть серьезные проблемы..((

0
12 АнгелДемон   (09.09.2016 17:54)
Понимаю почему Белла боится сказать. В тот раз его реакция была ужасна. Не ясно как в будет сейчас... Та ситуация в ресторане настораживает.. Надеюсь, что Эдвард будет рад. Все-таки сейчас они уже женатая пара.
Спасибо!

+1
11 kotЯ   (06.09.2016 18:10)
Эдвард даже не против змея в доме, а как на счёт ребёнка?

+1
10 влюбленная0053   (05.09.2016 02:35)
Спасибо♡♡♡♡

+1
9 Stessi   (04.09.2016 20:44)
спасибо за долгожданную главу!!!!

+1
8 lenuciya   (04.09.2016 15:35)
Слава Богу, у Беллы есть Алек - иначе ей психологически пришлось бы туго, пока она созреет "сообщить" новость Эдварду smile

+1
7 natik359   (04.09.2016 00:31)
Прошлые переживания сильно давят на ситуацию сейчас, но я верю, что Эдвард в этот раз отреагирует по другому!

+1
6 lenyrija   (03.09.2016 20:48)
Хочу верить в Эдварда, что он не просто изменился, но и ставит превыше всего в своей жизни Беллу, как основной элемент его жизни, удерживающий его разум в рамках реального мира. Серьезно, у него есть проблемы, за что дорого расплачиваются не только его противники, но и просто неприятные ему люди, но Белле не то, что его рука, его мысли никогда не угрожали. И он очень тяжело переживал страдания Беллы от потери ребенка, поэтому должен быть лоялен в этой ситуации. Спасибо за продолжение

+1
5 робокашка   (03.09.2016 20:39)
в любой момент у Эдварда могут возникнуть новые проблемы, и тогда новость о беременности будет воспринята совсем худо dry

+1
4 Ice_Angel   (03.09.2016 14:02)
Ох, новая беременность...
Ну, Эдвард, вроде как, пожалел о сказанных ранее словах про аборт... Так что думаю он будет рад! По своему конечно и со временем!

+1
3 Evgeniya1111   (03.09.2016 13:09)
Она беременна !!! Не думаю, что Эдвард расстроится )))

+1
2 Al_Luck   (03.09.2016 13:05)
Надеюсь, Эдвард хорошо примет новость о беременности Беллы. Все же они женаты, и наследник им необходим.

+1
1 prokofieva   (03.09.2016 12:44)
По-моему он изменился , будет рад ребёнку , может вначале и побубнит , даже поворчит по привычке . Эдвард очень любит Беллу , не будет её разочаровывать . Огромное спасибо , за долгожданное продолжение и чудесный перевод .

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]