Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [102]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3681]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на "преждевременные роды", уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра.
Новая альтернатива на сайте.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Лунный свет
Один человек может изменить всю твою жизнь. Поэтому очень важно сделать правильный выбор.

Чудо должно произойти
Сегодня сочельник. В воздухе витает ощущение чуда. Я настолько физически осязаю его, что невольно останавливаюсь, пытаясь понять, что может измениться. У меня есть заветная мечта, почти несбыточная. Я лелею ее, каждый раз боясь окончательно признать, что ей не суждено осуществиться.

Покаяние
На его жизненном пути всегда были преграды, которые он смог преодолеть. Но получится ли герою пройти новые трудности, когда у него отняли все, кроме веры?
Мистика, детектив, экшн. Мини.



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 242
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Отдельные персонажи

Судьба Эмили Янг. Глава 5. Признания

2016-12-10
15
0
Глава 5. Признания.
Проснувшись рано утром, Эмили ощутила, будто что-то изменилось. Внешне все было точно так же, как и вчера – сквозь шторы пробивалось яркое солнце, в свете которого неторопливо кружились мелкие пылинки, но в комнате была какая-то уж слишком неестественная тишина. Девушка села на кровати и посмотрела направо. И тут все стало ясно – рядом не было Сэма. Более того, она впервые ощутила, какое чудовищно огромное расстояние разделяет их. До этого они разлучались лишь однажды – тогда у стаи были большие проблемы с вампирами, и Сэм почти не жил дома, все время бегая в патруле. И вот теперь он далеко от нее, за много сотен километров… Прислушиваясь к себе, Эмили не могла точно охарактеризовать то, что с ней творилось. Было ощущение, что какая-то часть ее довольна случившимся, но другая томится от острой нехватки привычного, родного волчьего тепла. Интересно, что чувствует Алекс?
Эмили не спеша встала, привела себя в порядок, прежде чем поняла, что ей стало легче. Свобода! Она свободна от вездесущего Сэма на целых три дня! Это очень воодушевляло и поднимало настроение.
И только тут она вспомнила, что вместе с ней на свободе остался еще и Алекс. Интересно, как он будет вести себя сегодня? Повлияет ли отсутствие невесты на его поведение?
Слегка волнуясь, Эмили спустилась вниз, как и обещала накануне хозяину дома. Алекс уже ждал ее за накрытым столом, еще не приступив к трапезе. Как всегда при виде его, сердце девушки забилось быстрее, но она уже не чувствовала прежней скованности, поэтому смело вышла к столу и весьма непринужденно поздоровалась:
- Доброе утро.
Алекс обернулся на ее голос и поспешно встал, чтобы отодвинуть для нее стул. Девушка не уставала поражаться его манерам. Сэм всегда забывал об этих незначительных, но таких приятных мелочах.
- Как спала? – с улыбкой поинтересовался Алекс.
- Отлично! Даже не слышала, как Сэм и Леа уехали, - Эмили впервые за все пребывание здесь с наслаждением уплетала завтрак, который оказался очень вкусным. – Скажи, кто это так замечательно готовит?
- Миссис Миллер. Она давно работает у меня – готовит и убирает дом, - ответил Алекс, наливая себе и Эмили кофе.
- Надо же, я ее видела всего один раз… - удивилась девушка.
- Еще бы! Ты же круглыми сутками скрываешься в своей темной спальне с занавешенными окнами, - ухмыльнулся Алекс.
Замечание было справедливым, поэтому Эмили промолчала. Алекс не сводил с нее глаз, наблюдая поверх стакана с апельсиновым соком. Она заметила это, и в очередной раз стыд волной прилил к щекам. Она чувствовала себя ужасно из-за своего обезображенного лица. Рядом с красивым, уверенным мужчиной девушка еще больше комплексовала. Повинуясь инстинкту, Эмили машинально поправила волосы, стремясь прикрыть шрамы, что не укрылось от наблюдательного Алекса.
- Мой друг устраивает сегодня вечеринку, - стараясь сгладить неловкость, сказал Алекс. - Он живет здесь недалеко, если хочешь, можем сходить, развеяться.
Предложение было очень заманчивым, но Эмили боялась последствий – спиртное, танцы, расслабляющая обстановка, мало ли к чему это приведет. Да и главная причина крылась не в этом. Ее шрамы… она представила, как будут глазеть на нее люди, гадая, что за зверь так изуродовал девушку. Казалось, что она все пережила пять лет назад, но сейчас было ощущение, что тот кошмар возвращается вновь. Лицо ее омрачилось, и она сказала:
- Нет, спасибо, я не хочу. Иди один.
Алекс смотрел так, будто догадывался обо всем, что было на душе у девушки.
- Я хотел развлечь тебя, мне самому не улыбается перспектива идти туда. Тем более одному. Это Леа любит шум и веселье.
Остаток завтрака прошел в более-менее комфортной атмосфере. Никто больше не заговаривал о вечеринках, а поддерживать светский разговор Алекс умел очень хорошо. Эмили немного расслабилась, и к ней ненадолго вернулось забытое ощущение покоя и умиротворенности. Она совсем забыла, что помимо них здесь живут еще два человека, которые просто отсутствуют в данный момент. Казалось, они были совсем одни…
С Алексом было легко и интересно, он был образованным и эрудированным человеком. Общаясь с ним, Эмили утвердилась в мысли, что он совсем не такой сухарь, каким хотел казаться все это время. Просто превосходно скрывает свои чувства – необходимое качество для делового человека.
Казалось, все тревоги и мучения Эмили волшебным образом исчезли, как только она стала ближе к Алексу. Ее перестала мучить неразгаданная тайна этого человека. Но перед самой собой она могла быть честной – это была лишь передышка. Она была влюблена в него и теперь беспрепятственно нежилась в его обществе, как кошка в лучах солнца, получая долгожданное тепло. Это было необходимо ей, и она жадно напитывалась, восполняя те тяжкие дни, полные страданий и тоски.
День прошел так же беззаботно, как и начался – каждый занимался своим делом, не испытывая никакого дискомфорта во время встреч. Эмили теперь не прятала глаза, стараясь не смотреть на Алекса, – она исподтишка наблюдала за ним, любуясь правильными чертами его лица, мягкими манерами, грациозными движениями красивого, сильного тела. Каждое движение казалось ей верхом совершенства и воспламеняло богатое воображение девушки. Он был очень сексуальным, и его природная притягательность влекла ее. Теперь Эмили уже не гнала недозволенные мысли прочь, она испытывала мазохистское удовлетворение, мечтая о близости с ним. Она не видела в этом ничего плохого, ведь это всего лишь мечты, которые никогда не станут реальностью. Неужели же отнять у себя еще и это?

Вечером Эмили решила первый раз за целую неделю все-таки воспользоваться шикарным бассейном Алекса. Лицо ее оставляло желать лучшего, но фигуру можно было смело демонстрировать на подиуме. Поэтому, когда стемнело, она надела купальник и спустилась к бассейну.
Еще из окна она увидела, что Алекс уже был там и успел искупаться, пока она настраивалась на встречу. Он неподвижно сидел на краю, предоставив возможность лицезреть свое прекрасное и такое желанное тело. У девушки невольно закралась мысль, что сделал он это нарочно, что, впрочем, было нелогично – не в его стиле выставлять свои достоинства напоказ.
Эмили обошла его, положила парео рядом и, постояв секунду на краю, прыгнула в воду вниз головой. Она превосходно плавала и проплыла сразу до конца бассейна, затем немного отдохнула на спине и вернулась обратно. Алекс с задумчивой улыбкой наблюдал за ней, погруженный в свои думы.
- Отличная вода! – немного запыхавшись, сказала Эмили, вылезая из воды и усаживаясь на краю рядом с Алексом. Он продолжал смотреть на нее. Эмили перевела взгляд на голубую воду, потревоженную ею, и гадала, в чем причина его молчания.
- Ты очень красивая, - произнес он, наконец.
- Я-то? Красивая? – с горькой усмешкой переспросила девушка.
Никогда бы она не подумала, что комплимент может так больно ранить.
- Эмили, - после минутной паузы сказал Алекс, - почему ты так себя не любишь?
Этот вопрос поставил ее в тупик.
- Что? – невольно напрашивалось в ответ.
- Зачем ты выходишь замуж за человека, которого не любишь? – переход от одной темы к другой был настолько резким, что девушка просто хлопала глазами, шокированная услышанным.
- Ты ведь ничего к нему не чувствуешь, он раздражает тебя. И даже не возражай! – быстро добавил он, видя, что Эмили пытается что-то сказать. - Сегодня ты совершенно другая. Стоило ему уехать, прежняя замкнутая девушка куда-то пропала. И здесь не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять, в чем причина. Так вот в связи с этим повторяю свой вопрос – почему ты так не любишь себя?
Да уж, подобный разговор не мог привидеться Эмили даже в самых смелых снах… Сбитая с толку подоплекой беседы, онп все-таки решила хоть что-то ответить.
- Ты не прав и не знаешь половины того, что известно мне. Я люблю Сэма…
Алекс криво усмехнулся, и в этот момент с него слетели остатки чопорности и холодности, стеной отделявшие их друг от друга.
- Я вижу, как ты смотришь на него, как ты терпишь его ласки. Если бы ты хоть чуть-чуть любила Сэма, то не была бы к нему так жестока. Со стороны может показаться, - он сделал паузу, будто не решаясь высказать свою мысль вслух, - что в твоем сердце живет чувство к другому человеку.
Он замолчал и опустил голову, не решаясь взглянуть на Эмили. Лишь его пальцы сильнее вжались в кафельный край бассейна.
Эмили обдало жаром и бросило в холод. Он все знает! Она тоже молчала, глядя на колебавшуюся воду и пытаясь собрать воедино разбегавшиеся в разные стороны мысли. Сказать что-то она просто боялась, потому что не была уверена в голосе.
- Может быть, ты даже догадываешься, что это чувство взаимно? - прошептал Алекс едва слышно.
Девушка вздрогнула. Она по-прежнему молчала, путаясь в закоулках собственных мыслей и чувств. Предательское сердце беспомощно трепыхалось в груди, готовое ответить на любой порыв Алекса.
- Ты никогда не думала о том, чтобы уйти от Сэма? - вдруг сказал он и, наконец, поднял голову, взглянув на Эмили.
Его рука взметнулась вверх, чтобы стряхнуть капли воды с волос. Но Эмили на миг почудилось, что его ладонь готова была коснуться ее плеча. Ужасно испугавшись того, к чему может привести такой откровенный разговор, она резко вскочила на ноги, поскользнулась и чуть не упала на скользкую поверхность.
- Нет! Я не могу… не должна... - лепетала она, хватая парео.
- Эмили…
- Замолчи! – не помня себя, закричала она, закрывая уши руками. Она не должна больше слушать. Как бы ей не хотелось, она не имеет права, у нее есть обязательства и долг, о которых нельзя забывать.
Алекс тоже был взволнован. Он схватил ее за руку и попытался остановить, но Эмили оттолкнула его. Она вырвалась и бегом кинулась к себе. Только захлопнув за собой дверь, она кое-как смогла перевести дух и ощутить себя в относительной безопасности.
Пока она не могла полноценно осознать и оценить значение сегодняшнего вечера. Что это было – признание? Или намек на него? Почему он сказал это? Зачем баламутить и так неспокойную гладь ее души, зачем тешить и успокаивать бдительность глупой надеждой?
Она растянулась на огромной кровати. Перед глазами все кружилось, смешиваясь в многоликий калейдоскоп картинок. Но центральной, неизменной среди них было лицо Алекса…

Пять лет назад.
- С добрым утром! – как всегда веселый, Сет открыл дверь больничной палаты. Эмили оглянулась, в волнении комкая одежду.
- Привет, - нервно отозвалась она.
- Когда снимают бинты? – беззаботно, словно речь шла о погоде, спросил он.
Эмили немного помолчала, глядя из окна на больничный двор.
- Сегодня на утреннем обходе, - наконец, ответила она и в свою очередь задала вопрос. - А Леа не придет?
Сет замялся:
- Нет, у нее… дела.
- Понятно.
В последнее время Эмили затруднялась ответить, какого чувства в ней больше – одиночества, боли, отчаяния или вины. Она представляла собой тугой, плотный комок из всех этих чувств, следствием которого являлась безысходность и отчаяние, поселившиеся в ее душе. Если бы не поддержка Сета, она бы, наверное, наложила на себя руки.
Что ей пришлось пережить в эти несколько недель, ожидая операцию за операцией, которые давали призрачную надежду на то, что ее лицо останется прежним, ведомо лишь ей одной.
Каждую ночь она просыпалась от кошмаров, в которых раз за разом ее рвали на части дикие звери. Она просыпалась в поту, теребя повязку на лице и изо всех сил сжимая руки в кулаки, чтобы не рыдать в голос. Каждый раз после подобных эксцессов девушка пыталась убедить себя, что медицина в Америке на высшем уровне, что врачи все исправят, в глубине души зная, что это самообман. Ничего уже не исправить. Ее лицо останется таким же изуродованным, как и ее душа.
Но сегодня ей предстояло в этом наглядно убедиться. Да, сегодня ей придется заново знакомиться с самой собой. Добрый Сет, как мог, отвлекал сестру от грустных мыслей беззаботной болтовней и своими фирменными шутками. Частично это возымело эффект – Эмили хотя бы изредка пыталась улыбаться одной стороной лица. Но волнение и страх перед тем, что ее ждало, постоянно напоминали о себе.
Минуты текли мучительно медленно, стрелки часов будто застыли на циферблате. Не выдержав напряжения, Эмили встала с кровати и принялась нервно мерить шагами палату. Сет тревожно следил за ней глазами. Наконец, дверь открылась, и вошел ее лечащий врач, доктор Уоленс. Эмили не сводила с него горящего взгляда. Ей было очень страшно.
- Доброе утро, Эмили, - поприветствовал он ее. - Если все пройдет, как надо, сегодня мы с вами распрощаемся.
Эмили сглотнула, заставив себя выдавить:
- Хорошо.
Голос показался ей совершенно чужим.
Сет, поняв, что сестра остро нуждается в поддержке, сел рядом с ней и взял за руку.
Казалось, врач целую вечность снимал эту проклятую повязку. Эмили отсчитывала бешеные удары своего сердца. Судя по всему, пульс зашкаливает за девяноста… Наконец, все было кончено. Доктор Уоленс невозмутимо рассматривал ее лицо, будто видел такое каждый день.
Прежде чем посмотреть в зеркало она повернулась к Сету, решив по его реакции определить о нанесенном ущербе. Реакция Сета потрясла ее – глаза мальчика расширились от ужаса, и в попытке скрыть это, он опустил взгляд.
- Все хорошо зарубцевалось, - балабонил врач никому ненужные, дежурные слова, - потребуется еще некоторое время, чтобы…
Эмили не слушала. Она бросилась к зеркалу. То, что она там увидела, повергло ее в такой ужас и отчаяние, что она не смогла сдержать рвавшийся из души крик боли, эхом отдававшийся от стен больницы. Его услышали даже прохожие на улице, и некоторые из них вздрогнули, почувствовав то страшное, что таилось в нем.
Один из них, стоявший под окном, узнал этот голос. В немом отчаянии он упал на колени, вцепившись в волосы руками. Это был Сэм.

Для Эмили начались страшные дни. Она боялась выходить на улицу, боялась показываться на глаза знакомым, боялась поймать на себе сочувствующие, испуганные взгляды. Кое-как она упросила доктора Уоленса оставить ее в больнице еще на один день – она была просто не в состоянии показаться на улице сразу после того, как ей сняли повязку. Всю ночь она проплакала в подушку, чувствуя всю безысходность своего положения – кому она теперь нужна? Если раньше парни смотрели на нее с восхищением, то теперь будут с отвращением отворачиваться.
К шести часам утра отчаяние в душе девушки сменилось гневом с вполне определенным направлением – Сэм. Вот кто виноват во всех ее бедах! Чертов оборотень! Эмили трясло от гнева и боли, ей хотелось мести, хотелось причинить ему такую же боль, чтобы он страдал так же, как она! В ярости она смахнула со стола лекарства и, схватив стакан, запустила им в висевшее на стене зеркало. У нее началась истерика. На шум прибежал дежурный врач, Карлайл Каллен, который вколол ей успокоительное и уложил в кровать.
У Эмили случился нервный припадок, продлившийся три дня. Все это время девушка была в лихорадке с высокой температурой, которую не сбивали даже медикаменты. Она то и дело забывалась тревожным сном, граничащим с бредом, во время которого изредка чувствовала прикосновение ледяных пальцев к своей воспаленной коже.
Доктор Каллен настоял на переводе больной в его отделение, чтобы лично заниматься ею. Девушке нужен был постоянный уход, который мог обеспечить только он.
Во время этой горячки несколько раз приходил Сет и один раз – Леа, но долго выдержать присутствие вампира она не могла, поэтому быстро ушла, и сестра даже не узнала о ее приходе. Единственным постоянным посетителем, безмолвно охранявшим покой Эмили, оставался Сэм. Вот уже четвертые сутки он стоял под ее окном, подняв голову и устремив взгляд туда, где на втором этаже в душной палате по его вине мучилось самое дорогое и любимое существо на свете. Зайти внутрь он не решался, да и не стал бы этого делать. Потому что теперь смысл его жизни – быть ее сторожевым псом, охранять и оберегать, но на расстоянии. Он не имеет права приближаться к ней.
Пару раз его сменяли братья из стаи, когда видели, что вожак вот-вот упадет замертво от недостатка еды и сна. Но сон приходил ненадолго, потому что даже в часы покоя Сэма настолько мучило чувство вины, что он не мог ни спать, ни есть – только молча смотреть в одну точку пустым взглядом, а потом бегом срываться назад, к больнице.

Через полторы недели Эмили почти полностью оправилась благодаря стараниям доктора Каллена. Но это была уже не та Эмили – веселая, острая на язык красавица с горящими глазами. Она сильно похудела, лицо ее было почти неузнаваемо из-за шрамов, под глазами залегли темные круги, выделявшиеся еще больше из-за ставших огромными, черных глаз.
Выйдя из больничных дверей, поддерживаемая с двух сторон Сетом и пришедшей на выписку Леа, она обвела двор больницы тяжелым взглядом, в котором сквозила такая безысходность и тоска, что у Леа защемило сердце. Обида на нее за украденное счастье отошла на второй план.
За больничной оградой, опустив глаза, стоял безмолвный Сэм. Увидев его, Эмили вскрикнула от испуга. Вот он, виновник ее несчастья. Она столько раз продумывала, что ему сказать, что сделать, может быть, ударить, унизить, втоптать в грязь. Но все ее желания испарились в тот момент, когда он поднял на нее глаза. Когда он увидел, что сделал с любимой девушкой, на его лице отразилась такая боль, что у Эмили обидные слова застряли в горле. Взглянув на него – небритого, осунувшегося, истерзанного снедавшим его чувством вины, на секунду ей даже стало жаль его. Эмили почувствовала, как соскальзывает с ее плеча рука сестры, но почти не обратила на это внимания. Скорбная фигура Сэма приковывала к себе взор. Под влиянием импульса Эмили подошла к нему, совершенно не зная, что сказать. И так молча они простояли какое-то время. Сэм нарушил молчание первым:
- Я заслуживаю смерти. И, клянусь тебе, умер бы, если бы это было так просто, - Эмили хотела что-то возразить, но не нашла подходящих слов.
- И теперь я вынужден жить, глядя на то, что сотворил с девушкой, которую люблю больше жизни. Эмили, - горячо сказал он, и глаза его загорелись лихорадочным блеском, - одно твое слово – сможешь ли ты простить меня когда-нибудь?
- Не.. не знаю, для этого еще слишком рано. Я не могу ничего сказать сейчас, - она вдруг испугалась за Сэма – у него был вид отчаявшегося человека, готового на крайние меры.
- Прости меня.. – шепотом повторил он, - прости, если бы я только мог все исправить! Клянусь, я бы лучше умер, чем совершил такое!
- Я верю тебе, - дрогнувшим голосом сказала Эмили.
Молящий взгляд Сэма и его немое отчаяние взволновали ее и заставили по-новому взглянуть на него.
- Веришь? – повторил Сэм. Эмили кивнула. На лице оборотня промелькнуло облегчение, сменившееся затем новым приступом отчаяния. - Ты, верно, очень боишься меня теперь?
Эмили помолчала, стараясь откопать в своей душе что-то похожее на страх, но не смогла. Перемена, произошедшая с Сэмом так поразила ее, что она вдруг отчетливо поняла – он страдает гораздо сильнее. Все, что переживала Эмили, шаг за шагом переживал и он, усугубляя это чудовищным чувством вины. С ее глаз как будто спала пелена – она начала понимать истинную суть запечатления.
Эмили не знала, как продолжить разговор, да и не была уверена, что хочет это делать. Поэтому она вернулась к Сету, одиноко стоявшему посреди больничного двора.
- А где Леа? – спохватилась Эмили.
- Ушла, - глядя в землю, ответил брат.
Эмили вздохнула и устало поплелась домой. У нее не было сил думать о сестре. Она была истощена и измучена. Все, чего она в данный момент хотела - забыться спокойным сном без сновидений и не думать ни о чем. Потом. Все это потом.

Спустя два месяца Эмили почти оправилась от потрясения и начала свыкаться со своим новым лицом. Матери пришлось соврать, что на нее в лесу напал медведь.
Все постепенно возвращалось в привычную колею, и лишь две вещи были теперь неименными спутниками ее новой жизни – любовь Сэма и ненависть Леа. И последнее, как и первое, похоже, было навсегда. Сестра стала несдержанной, злой, язвительной и даже жестокой. И все это усугублялось особенностями жизни молодого оборотня. Гремучая смесь…
Душа Леа мучилась, корчилась от боли у всех на виду, будто с нее в один миг сорвали всю одежду и выбросили на людную площадь. Стая терпеливо ждала, когда это пройдет.
Сэм совсем измучился то из-за одной, то из-за другой девушки. И хуже всего то, что нельзя было найти виновного во всей этой истории, не на кого было все свалить, не на ком сорвать злость.

Жизнь продолжалась, и Эмили устроилась работать в местный магазин, чтобы помогать дяде и тете. О возвращении домой она даже не могла думать – вновь переживать этот кошмар, объяснять знакомым, что случилось, терпеть их жалостливые взгляды и шепотки за спиной – как не повезло бедной девочке, кто же на нее теперь позарится… Нет, это уже слишком, этого она не выдержит.
Как ни странно, резервация квилетов стала для нее спасением, убежищем от назойливых расспросов и фальшивых сочувствий. Здесь все были в курсе, что произошло, более того – многие знали Эмили только такой – со шрамами на лице.
Тетя и дядя были рады приютить у себя племянницу и хоть как-то помочь после случившегося несчастья. Особенно в сложившихся обстоятельствах, когда родная дочь возненавидела весь мир, тихая и нежная Эмили была, как островок суши в буйном океане.
Шло время, а оно, как известно, лечит все, стирает из памяти все плохое. И вот Эмили вновь стала улыбаться, шутить, гулять со сверстниками. От оборотней она старалась держаться подальше, но нередко видела кого-то из стаи. Они проходили мимо, бросая на окружающих твердые взгляды черных глаз. Упругие, крепкие мускулы работали четко и слаженно, как единый механизм. Высокие, сильные, уверенные и мрачные, она заставали врасплох простых смертных, смотревших на это чудо природы. Они приковывали взгляды всех необычной, хищной, притягательной красотой, в которой чувствовалось что-то первобытное, опасное, но очень желанное. И самым величественным, самым красивым из них был Сэм.
По прошествии времени Эмили стала смотреть на него совершенно по-другому. Она не могла не отметить про себя его достоинства и чувствовала, что ее влечет к нему какая-то сила. Возможно, это и были те связавшие их узы, про которые говорил Сэм. Эмили замирала на месте, когда он проходил мимо. Но она не чувствовала к нему любви. То, что было между ними не поддавалось описанию, потому что в природе больше не существует таких взаимоотношений и связующих нитей. Это частично походило на гипноз, странную зависимость, тягу. Девушку тянуло к нему, как магнитом. Когда она не видела его, то ощущала, будто чего-то не хватает, словно у нее забрали что-то родное и очень близкое. И эта половинчатость исчезала только тогда, когда Сэм оказывался рядом. С этим нужно было что-то делать, и вскоре все разрешилось само собой…


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/38-34288-1
Категория: Отдельные персонажи | Добавил: verocks (01.09.2016)
Просмотров: 241 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 3
0
3 verocks   (02.09.2016 16:04)
спасибо,что читаете!! это очень приятно! Да, Эмили пока еще сама не понимает,насколько тесно связана с Сэмом. Но она скоро это поймет...

0
2 Alice_Ad   (02.09.2016 12:11)
Спасибо ! Все таки запечатление обоюдная вещь и эмили крепко связана с сэмом...

0
1 riddle   (02.09.2016 11:01)
Спасибо.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]