Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2668]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [77]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4835]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2401]
Все люди [15214]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14551]
Альтернатива [9059]
СЛЭШ и НЦ [9097]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4406]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 09-10.20

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

ФАНФИКИАДА
На нашем сайте уже очень давно не было осеннего конкурса, поэтому мы решили исправить эту несправедливость. Представляем вам совершенно новый формат соревнований авторов – ФАНФИКИАДА.
Конкурс пройдет в три тура:
- Сумеречная сага
- Собственное
- Другие фандомы и Кроссоверы

Сроки приема историй ограничены, спешите принять участие!

Кровь за кровь
Небольшой американский городок. Мирный быт простых обывателей. Молодая семейная пара. Заказное убийство, в котором что-то пошло не так.

ТОЛЬКО МОЯ / MINE ALONE
Любовь вампира вечна. Но что, если Белла выбрала Джейкоба вместо Эдварда после «Затмения»? Эдвард медленно сходит с ума, после того как потерял Беллу, и сделает всё, чтобы вернуть её… ВСЁ.

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Исключительный вкус
Высокомерный, популярный шеф-повар, британец Эдвард Каллен, произвёл неизгладимое впечатление на Беллу Свон, директора фирмы, обслуживающей банкеты, задолго до того, как каждый нашёл свой путь к успеху. Вооружившись кошкой и однажды коварно пошутив, Белла и подумать не могла, что повысит градус напряжения между ними.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 10019
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "ФАНФИКИАДА"



Дорогие друзья!
Представляем вам совершенно новый формат соревнований авторов в мастерстве, стиле и фантазии!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Make a Wish (Загадай желание).Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Марина Часть 5

2020-11-28
18
0
Глава 7. Быть с тобою рядом целый век мало мне... Марина Часть 5
Adriano Celentano & Mina - Acqua e Sale

Перелеты теперь занимали особое место в нашей с Тейлором жизни. После того злосчастного рейса, который, по счастью, завершился благополучным приземлением аварийного лайнера в аэропорту Лос-Анджелеса, мы с Лотнером условно закрыли эту тему, примирившись и помирившись окончательно. Но, как ни крути, мое отношение к произошедшему в корне отличалось от его собственного.
Он почему-то решил, что отныне со мной постоянно будут случаться разного рода неприятности, если вдруг он отпустит меня от себя хоть на шаг, особенно это касалось самолетов. По этой самой причине пришлось отложить прилет к родителям в Москву аж до лета, потому как у Лотнера съемки в фильме накладывались на другие, не менее важные дела в мире кинобизнеса, и, разумеется, меня он одну не отпустил, как я ни «отпрашивалась». В итоге маму я увидела, когда она уже была на шестом месяце беременности, а Тейлор уверенно заявил и ей, что впредь не изменит свою точку зрения на этот счет: либо с ним, либо вообще никак.
Я поражалась его порой упертому характеру, в душе жалея своего парня, но всему же был предел!

Лайнер всемирно-известной американской авиакомпании благополучно оторвался от взлетной полосы и взял курс на Афины, откуда мы собирались отправиться на Ионический остров Закинф - местечко, где за нами держали бронирование номера в одном из отелей.
Двумя неделями ранее мы с Тейлором также без каких-либо происшествий прилетели из Лос-Анджелеса в Москву. На протяжении, как первого, так и последующего перелета я вела себя непринужденно, находясь в предвкушении поначалу от предстоящей встречи с родителями, а теперь от скорого отдыха на берегу Ионического моря, и Тей был спокойным и расслабленным.
Когда самолет приземлился в международном аэропорту Афин, я, взглянув на своего улыбающегося парня, решилась на днях поговорить с ним еще раз на наболевшую тему. Пусть отдохнет, забудет обо всем – я об этом позабочусь, а после можно будет и попытаться, время у нас есть…

Соленой морской волной смыло все накопившиеся проблемы и усталость, размеренное течение отпускных дней настроило на расслабленный лад, невозможно было не погрузиться в атмосферу, царившую на островке.
Поистине это было райское место, которое приютило нас с Тейлором на две незабываемые недели, в течение которых нашлось время для всего. Мы испробовали все местные изыски, побывали на экскурсиях с личным гидом, который рассказывал занимательные истории об острове, вдоволь накупались в море. Я загорела так, что цвет моей кожи почти сравнялся со смуглой кожей моего парня, и все равно он оставался темнее, сколько я не примерялась, прикладывая свою руку к его. Тейлор смеялся, сверкая белозубой улыбкой, и утягивал меня в теплую как парное молоко воду, где дразнил, уплывая далеко от берега, но почти сразу же возвращался ко мне, сжимал в соленых мокрых объятиях.

И все-таки, как бы хорошо ни было, по своим близким мы очень скучали, частенько созванивались с нашими родителями, живущими в разных странах, а также с друзьями. Но особенно успели соскучиться по любимому домашнему питомцу…

- Джастер, миленький мой, привет!.. – Я готова была обхватить ноутбук руками, как только по ту сторону монитора замаячила мордочка пса.
- Джас, ты отлично выглядишь, приятель. – Тейлор, щелкнув «мышкой», перевел изображение во весь экран, и теперь, благодаря скайпу, можно было пообщаться с семьей Лотнеров.
- Джастер, подожди… Да, блин, отодвинься ты!.. Тей, Марина, привет! – Макена замахала ручкой, улыбнувшись с экрана.
- Рады тебя видеть, сестренка! – в один голос заговорили мы с Теем, обгоняя друг друга расспросами.
- У нас все нормально, супер, отлично… Слышите?.. Что-то у меня изображение подвисло.. Нормально! Ау?!
- Мы слышим, Макена, у нас картинка не зависла. – Я схватилась за «мышку», но Тейлор отобрал ее и отложил в сторону:
- Как мама с папой, они дома?
- Ушли в кино, а мы с Джастером сейчас пойдем гулять в парк, только с вами поболтаем… Как море? Вы так загорели!
- Тейлор говорит, я не загорела почти.
- У нас тоже все отлично. Устали отдыхать. – Мой парень проигнорировал последнюю реплику.
- Правда? – А вот я не стала этого делать.
- Конечно. – Лотнер запустил руку мне в волосы, поглаживая мой затылок. – Скоро домой поедем.
- Мы соскучились по всем вам. – Я разомлела от нежного прикосновения Тейлора. – Джас, ты так подрос, малыш. Не забыл нас?
В ответ наш пес гавкнул и снова потянулся к экрану монитора, при этом, кажется, наступая лапами на клавиатуру, так как сестренка завопила, опять отодвигая его в сторону, насколько это было возможно:
- Джастер, еще раз оставишь свои слюни на экране, сам будешь отмывать монитор, понял?! Ты мне мешаешь разговаривать!
- Макена, не гони его. – Я вступилась за любимого питомца.
- Джас, я смотрю, ты там разбаловался вконец. – Тейлор хмуро сдвинул брови, явив нам всем сурового хозяина. – Приеду, уши надеру, если не будешь слушаться. А ты, – он, сев по-турецки, обхватил меня, сидящую впереди, руками. – Если не перестанешь вопить перед экраном, провоцируя пса на активные действия, тоже получишь от меня, ясно?
- Ой, боюсь-боюсь. – Я заулыбалась, поцеловала Лотнера в небритую с утра щеку и снова продолжила разговор с сестренкой.

Поговорив обо всем и ни о чем, передав всем приветы и приняв заказ на подарки, мы попрощались с Макеной, помахали на прощание Джастеру и снова остались наедине друг с другом.
Тейлор, отключив скайп, так и не выпустил меня из своих объятий, а потому воспользовался моментом, чтобы поцеловать.
- … Правда, быстро как-то отпуск закончился. – Он чмокнул меня в загорелый нос.
- Ты же устал отдыхать. Разве, нет? – Я тронула свой подбородок, который слегка саднило от прикосновений колючего подбородка Лотнера. – Тей, может, побреешься?
- Я в отпуске. Мне лень. – Он уперся им мне в плечо.
- Вечно найдешь тридцать три отговорки… – Я махнула на него рукой. – Учти, ограничу в поцелуях.
- Что? ЧТО? – Он растерялся от услышанного, а я выскользнула из теплых объятий, и теперь улыбалась, глядя на своего парня сверху вниз:
- Пойдем погуляем.
- Мне лень.
Мда. Похоже, ему даже придумать что-то было лень, чтобы не соглашаться на мои просьбы.
- Милый, у нас осталось всего два дня, давай не будем терять их, оставаясь в номере.
- К морю? – Лотнер сощурился.
- Нет, я хотела пройтись по сувенирным лавкам и купить подарки.
- Я обязательно должен идти с тобой? – Тейлор, притворившись безумно усталым, лег на спину и закинул руки за голову. От такой наглости я опешила:
- Конечно, обязательно! Эй, мистер, хватить лениться! Надо же, как на тебя отпуск действует – расслабляешься так, что пошевелиться лень!
- Ага. – Он еще и усмехался.
- Тейлор, я серьезно. Поднимайся, и пойдем на улицу – полдня проспали, скоро смеркаться начнет!
- Так до этого полночи не спали… – Он лукаво подмигнул мне, запылавшей от смущения. – Поэтому мне теперь лень даже пошевелиться, это ты виновата, honey.
- Идиот. – Я заулыбалась. – Точно не составишь мне компанию?
- Нет.
- А чем займешься тогда? – Я направилась в комнату, чтобы взять наличные и электронный ключ от номера.
- … И спать. – Тейлор что-то говорил, по-прежнему, разлегшись на ковре, я уловила только последнее слово.
- Спасть будешь? – Обулась в балетки.
- Ну, да. Ты недолго только. И телефон возьми с собой. – Он повернул голову в мою сторону.
- А, блин! – Я спохватилась, вспоминая, где оставила мобильник. – Тейлор, любимый, можно спросить тебя кое о чем?
- Спросить или попросить? – Он принял сидячее положение. – Иди ко мне.
- И то, и другое… – Я присела на корточки перед ним, смотря в любимые карие глаза, в которых играли солнечные блики. – Это очень серьезно для меня. Для нас. Пообещай мне, что спокойно выслушаешь меня, что не будешь ругаться и психовать… Пообещай, Тей.
- Не буду ничего такого обещать. Когда ты с подобных предупреждений начинаешь разговор, мне уже заранее становится страшно, потому что ты либо что-то уже натворила, либо задумала, и теперь не успокоишься, пока не добьешься моего согласия. Я прав, Марина?
- Отчасти, да. – Я в замешательстве отвела глаза в сторону, не в силах выдержать его проницательный взгляд.
- Раз уж начала, говори.
- Тейлор, через два дня мы возвращаемся в Лос-Анджелес, и ты сразу же улетаешь в Нью-Йорк на фотосессию. – Я начала издалека, хотя уже знала, какая реакция последует, как только я закончу то, что намереваюсь сказать.
- Так я вернусь через три дня, а ты уже заранее переживаешь разлуку, honey? Не надо. – Он улыбнулся, погладив меня по руке. – Чего дрожишь только? Мы уже обсуждали с тобой, что я полечу один, все равно должного внимания тебе там уделить не смогу – целыми днями буду занят, а ты только в номере отеля просидишь. Ну, не гулять же тебе по Нью-Йорку одной, милая? Только папарацци собирать, поверь мне. – Взяв мою холодную ладошку, Лотнер согрел своим дыханием и поцеловал подрагивающие пальцы. – Опусти меня, Марина. Обещаю хорошо себя вести.
- Я не об этом, Тейлор… Конечно, лети со спокойным сердцем, я тебе доверяю, хоть и буду переживать.
- О чем тогда?.. – Он прикрыл глаза, не отнимая губ от моей ладони.
- Я созванивалась с Джимом по поводу твоей предстоящей поездки... в общем, он разузнал обо всех рейсах, что планируются через два дня, и выяснилось, что из Афин буквально в то же время будет прямой рейс до Нью-Йорка. – Я заговорила быстрее, боясь, как бы Тейлор меня не прервал. – То есть, тебе вовсе необязательно совершать два перелета в один день, можно сразу улететь в Нью-Йорк, а я спокойно вернусь в Лос-Анджелес одна… – Я замолчала, но не оттого, что высказалась окончательно: Тейлор замер, посмотрев на меня ненаигранным суровым взглядом, при этом с силой сжав ладонь, к которой пару секунд назад прильнул со всей нежностью.
- Мне показалось, или ты сейчас предложила улететь из Афин разными самолетами? – Он сбросил мою руку. – Тебя кто подначил, или сама додумалась до подобного бреда?
- Это не бред…
- Бред! – Лотнер вскочил на ноги, будто больше не находил себе места в этом номере. – Да как ты вообще вздумала заговаривать об этом? На что рассчитывала, Марина?
- Подожди кричать, – я переместилась с корточек на колени и с мольбой взглянула на своего разозленного парня. – Что, если я всего-навсего беспокоюсь о тебе? Это не стремление кому-то что-то доказать или спровоцировать тебя на скандал. Я не вижу смысла в том, чтобы ты провожал меня до Лос-Анджелеса, Тейлор, а после сразу же улетал в Нью-Йорк, когда можно не только время сэкономить, но и не вымотаться в поездке.
- Ты беспокоишься? – Он подошел ближе, буквально навис надо мной. – То, что ты предлагаешь, мало похоже на заботу, любимая. – В его голосе прозвучал сарказм, что мне совсем не понравилось. – Знаешь, как это называется? Издевательство. Ты поиздеваться надо мной вздумала, провоцируя на эту авантюру!
- Тейлор, хватит! Успокойся. – Я зажала уши руками, услышав действительно бред из уст любимого парня. – Что ты такое говоришь!
- Я поверить не могу! - Куда там! Он распалялся все больше. Как я ни опасалась, но спровоцировала именно на ссору. – После всего, что мы пережили! Я пережил, пока ждал тебя из России!.. После всего ты так легко предлагаешь мне пройти через это снова?!
- Через что «это»? – Я тоже взорвалась, стремясь не перекричать – докричаться. – Я разве хочу, чтобы ты снова убивался? Нет! Почему ты так убежден, что любая моя поездка без твоего сопровождения обязательно подвергнется угрозе катастрофы, Тейлор? Я предлагаю лететь разными рейсами, только это. Зачем ты накручиваешь себя? Зачем?
- Этого разговора не было, будем считать так. – Он похлопал себя по карманам джинсов, ясно, проверяя наличие телефона. – Джиму я позвоню сам и скажу, чтобы бронировал мне билет в Нью-Йорк из Лос-Анджелеса, туда и обратно. Посмеешь встревать в наш с ним разговор, поговорим по-другому, Марина. Не провоцируй меня еще больше.
- Ты куда?.. – Даже не поворачивая головы в его сторону, я почувствовала, как Тейлор уходит.
- Мне надо побыть одному, – бросил он на прощание. Спустя еще секунду хлопнула входная дверь номера отеля.
И только тогда я позволила себе расплакаться.

***
Забравшись с ногами в плетеное кресло, находившееся вместе со столиком и еще парой таких же кресел на балконе номера, я предавалась невеселым раздумьям, то следя за почти бесшумными волнами, лениво накатывающими на берег, то посматривая на луну, при дневном свете похожую на воздушное облачко. Только как же она выделялась на фоне белоснежных облаков, проплывающих по небу нежнейшего бирюзового оттенка!
Но вскоре ночная красавица обрела привычный золотистый цвет, а все вокруг постепенно погружалось в сумерки.
Время близилось к одиннадцати вечера по местному времени, когда я начала волноваться не на шутку: Тейлор ушел более четырех часов назад, и до сих пор от него даже ни одного сообщения не пришло. Куда он направился в заведенном состоянии? А если ему кто-нибудь попадется под горячую руку? Я гнала прочь невеселые мысли, то и дело поглядывая на часы, и не выпуская телефон из рук. Что до моей прогулки, я так и осталась в номере: настроение пропало заниматься приятными покупками, и я уже не надеялась, что до конца отпуска оно изменится. В лучшем случае, мы с Тейлором вернемся домой в горделивом молчании.
Отличное завершение романтичной поездки, лучше и не придумаешь!

В начале двенадцатого ночи я все-таки не выдержала и сама позвонила Тею, он ответил сразу же:
- Да.
- Тейлор, ты где?
- На пляже.
- Так долго? – Я уловила шум прибрежных волн. – Я волнуюсь. Поздно уже.
- Ложись спать, Марина. Я скоро буду.
- Но я заказала ужин и жду тебя. – Глаза снова защипало от навернувшихся слез.
- Я не голоден, ешь одна и ложись, не жди меня.
- Тейлор… – Я сбросила звонок, не желая, чтобы он услышал мои всхлипы. Да разве можно было так наказывать за одну только попытку поговорить по душам? Лотнер так превосходно играл или на самом деле изменился в одночасье? Зачем он поступал так со мной? В отместку? Но за что?..

Море окрасилось в темные тона, когда луна окончательно взошла над горизонтом, и только тогда Тей вернулся в номер, где застал меня на балконе с остывшим на сервированном столе ужином, к которому я так и не притронулась. Не глядя на меня, Лотнер буркнул, что идет спать, и скрылся в темноте номера. А я еще некоторое время сидела в плетеном кресле и ждала… Хотя чего, собственно говоря, ждала? Обида Тейлора ничуть не утихла, и он не скрывал ее по отношению ко мне, более того, за собой он вины не чувствовал вовсе. Только вот к чему теперь приведет эта размолвка?
Я не знала, с какой стороны теперь подступиться к нему, вдобавок, я сама была обижена. Но вряд ли дождусь извинений от своего бойфренда.
А своего ли?..

Тейлор уже спал или делал вид, что спал, когда я тихонько вошла в спальню. Нет, все же спал, потому, как даже не шелохнулся, пока я ложилась рядом, осторожно укутывалась одеялом, всматривалась в лицо своего парня в сумерках...
И вскоре сама не заметила, как провалилась в глубокий тревожный сон под стук собственного сердца, который отдавался в ушах так громко, что я не знала, куда бежать от него… Так и замерла в растерянности, зовя Тейлора… А когда почувствовала его рядом, сердце перестало отбивать неровные удары - оно успокоилось и позволило мне уснуть…
Проснулась я оттого, что стало невыносимо жарко, зажмурилась от рассветного солнца, пробивающегося сквозь прозрачные занавески, и попыталась потянуться, но попытка не удалась: Тейлор прижимался сзади, закинув ногу на обе мои ноги, а еще крепко обнимая меня за талию отяжелевшей рукой.
Я расслабленно выдохнула, ощущая привычные прикосновения Тея: раз он прижался ко мне ночью, значит, сменил гнев на милость и выбросил из головы ненужную обиду. Неужели пропсиховался?.. Хвала небесам!

Попытавшись заворочаться в одеяльном облаке, я к тому же хотела совладать с Тейлором, желая поскорее повернуться к нему и разбудить его раньше, чем он проснется. На мои поползновения Лотнер среагировал не совсем так, как я задумала – он протиснул руку под одеяло и положил ладонь мне на живот, я заулыбалась от щекотного прикосновения, но руку его отняла, при этом чуть ли не полностью раскутывая нас обоих. А после, наконец, перевернулась на другой бок и посмотрела на Тейлора, который все еще спал размеренным сном, теперь лежа на спине. Потянувшись к нему, осторожно положила ладошку ему на живот, а, спустя секунду, осмелев, обняла Тейлора и прижалась к его теплому боку. Тей повел головой, будто устраивался поудобней на подушке, но глаза так и не открыл – спал. А я, предвкушая сладкий миг примирения, начала потихоньку будить – не размыкая объятий, уткнулась носом ему в шею и, «закрыв глаза» на трехдневную небритость, поцеловала… еще и еще… Тейлор среагировал на мои ласки, повернув голову ко мне; его рука согнулась в локте, через секунду Лотнер положил ее мне на затылок, и пока я целовала, опускаясь все ниже, к прессу, Тейлор уже запустил ладонь мне в волосы, а второй рукой обнял, перетягивая на себя.
Я уперлась ладошками о подушку и нависла над Тейлором, тихо прошептала: «Доброе утро», а затем поцеловала в спящие губы…
И тут он открыл глаза.
Последующие действия могли смело занять несколько секунд, но Тейлор, по-моему, справился за две. Схватив меня будто железной хваткой, двумя руками, вмиг сбросил с себя, резко сел, скосившись недобрым взглядом в мою сторону, скинул с ног сползшее одеяло и вскочил с постели. На растерянную меня он так и не взглянул, поскольку метнулся к диванчику и, схватив спортивные штаны, в нервном движении надел их, заметался взглядом в поисках футболки, наверное, но так и не обнаружил ее, потому махнул рукой в молчании и поспешил из спальни…
- Тейлор!
Он замер, уже взявшись за ручку двери.
- Что происходит? – Я задала наболевший вопрос, глядя в спину обиженному на меня парню.
- Ничего. Я умываться, и на пляж. Завтракай без меня. Увидимся позже. – Процедив скупые слова, даже не поздоровавшись после врозь проведенной ночи, Тейлор так и не обернулся ко мне. Это стало последней каплей, перевесившей чашу моего терпения. Ангельского, надо сказать, терпения на все выходки, что вздумал вытворять Лотнер.
- И это все, что ты хочешь сказать мне? – прокричала я в спину, елозя на коленях по смятым простыням. – Долго ты еще намерен выказывать свою обиду? Что я сделала не так, Тейлор? Откуда столько безразличия и отчужденности по отношению ко мне? За что? За то, что просто попыталась предложить решение проблемы?
- А у нас проблема? – Он соизволил повернуться, но дверь так и осталась приоткрытой.
- По-моему, очевидная. – Я выдержала его тяжелый взгляд. – Посмотри на себя. В кого ты превратился за прошедшие сутки? Злишься, кричишь, обижаешься, порываешься уйти, только бы не быть рядом со мной. Пресекаешь любую мою попытку помириться. Избегаешь меня… К чему весь этот фарс? Мне что делать в таком случае?
- Делай, что хочешь, Марина. Я тебя не ограничиваю. И попрошу тебя не ограничивать меня. – Он сжал дверную ручку.
- Нет… Это не ты. Это не мой Тейлор! – У меня голос задрожал от услышанного. – Ты никогда не был таким бездушным. Даже когда приезжал ко мне в Москву мириться, ты накричал, отругал, высказал все, что накипело на душе, но не закрылся же! – С ресниц сорвались слезинки, которые, не задержавшись на щеках, исчезли в смятом одеяле. – Ты переживал за нас. За меня. И не отпустил тогда. А что происходит сейчас? Тебе все равно?
- Мне все равно, – без надлома подтвердил Лотнер. – Если ты не считаешься со мной. Почему я должен идти навстречу тебе? Постоянно идти навстречу! – Конечно же, он сорвался на крик. Но разве этого я добивалась, пытаясь объясниться? – Ты боялась новых отношений – я бегал за тобой, ты бросила – я не отстал, наоборот, забросил свою обиду куда подальше и принялся помогать тебе в решении твоих проблем, ты ждала – и я приехал. К тебе приехал. У тебя то одно, то второе, то третье – и я снова должен, как дурак, подстраиваться!
- Почему как дурак? – единственное, что выговорила я, опешив от раздирающих душу слов. – Тейлор… Ты изначально вот так обо всем думал? Так представлял себе наши отношения? По-твоему, я только использовала тебя в угоду себе? – Я проглотила невыплаканные слезы, сжимая краешек одеяла во вспотевших ладонях. – Да как ты вообще смеешь бросать мне подобные обвинения? О, господи!.. И хорошо, что поговорили. Если бы я только знала! Да я и подумать не могла, что ты вот так!..
- Черт, Марина!
- Уходи! Я тебя видеть не могу после этого! Беги хоть на пляж, хоть в Америку! Мне все равно тоже, слышишь! – Я на ощупь схватила подушку и запустила ею в Тейлора, но промахнулась из-за того, что на глазах уже навернулись слезы. – Все кончено! Кончено, Лотнер! Понял?! Ты мне не нужен! Я и сама могу справиться со всем! И я прекрасно бы справилась и без тебя! Зачем мне любовь человека, который при каждом удобном случае ткнет меня в мои же промахи, допущенные в прошлом? Ты до конца жизни мне намеревался припоминать нанесенные тебе обиды? Не получится. Такая любовь мне не нужна. Переживу, но не останусь с тобой больше ни дня. Убирайся с глаз моих долой! – Я пульнула в него второй подушкой, которую Лотнер словил налету.
- Ну и прекрасно. Вернемся в Лос-Анджелес и разъедемся, раз ты того хочешь. – Тейлор отбросил пойманную подушку в сторону. – Нет, я все-таки дурак. Ты, видимо, задумала расстаться, вот и искала повод спровоцировать меня на ссору. Хорошо, что поговорили. Тут ты права.
- Уйди!!. – Я расплакалась. – Я не полечу с тобой! И в квартиру не вернусь…
- Мне там тоже жить необходимости нет. Я домой поеду, а ты оставайся, оплачено же до конца года, – на одном дыхании высказался Тейлор.
- Все было ложью… с самого начала… ты играл в любовь, а я наивно верила…
- Это неправда!
- Твоя забота, твое внимание, все слова, что ты говорил – это ничего не значит… Ты играл, как в кино. И теперь наигрался.
- Это неправда, Марина!
- Я сниму номер в отеле, а за квартиру деньги тебе верну, на этом и поставим точку. – Я говорила и сама себя не слышала, а уж что пытался кричать Тей, до меня вообще не доходило. Завернувшись в собственную обиду как в одеяло, я сидела на постели, в которой так сладко спалось с Тейлором, и плакала. Не в силах осмыслить и принять все, что услышала, еще больше сыпля обидными словами и ожидая не менее обидные в ответ.
- С ума сошла! Какой отель? Даже расстаться не можешь по-хорошему? На хрена нам обоим огласка? Разъедемся по-тихому, а со временем все само собой сойдет на нет, как только перестанем появляться вместе на людях. Даже это тебе трудно сделать ради меня? Хоть что-то ты можешь сделать ради так называемой любви, о которой ты мне все уши прожужжала, Марина?
- Не имеет значения, как все сложится дальше? Уляжется, не уляжется – мне все равно!
- Ты эгоистка!
- Эгоист из нас двоих один – это ты! А мне нет дела до того, что скажут люди. Мне все равно, что они подумают! Какое это вообще имеет значение, если ты меня бросил!.. – выкрикнув последние слова обвинения, я с головой накрылась одеялом и, свернувшись калачиком, продолжила выплакивать свою горечь.
Дверь в спальню с грохотом захлопнулась.
Ушел.
Тейлор ушел из моей жизни. Все кончено. А было ли вообще что-то между нами настоящее, если так запросто мы порвали со всем, что нас связывало? Как теперь разберешься, что было правдой, а что нет?.. Сейчас как никогда мне хотелось, чтобы все обернулось выдумкой, иначе я попросту не переживу расставания… Какое страшное слово, Господи!.. Как же страшно… и холодно… страшно…
- … Ладно, покричали друг на друга, и будет… – Матрац подо мной слегка прогнулся: Тейлор присел на край постели, а еще через мгновение я почувствовала, как он положил на меня руку.
- Уходи... Тейлор, – все, что смогла произнести я, стараясь справиться со сбившимся дыханием.
- Тебе не жарко там, под одеялом-то? – Он потянул край на себя, пытаясь раскутать меня. – Нет? – А когда раскутал, и я взглянула на него потухшими глазами, в которых еще не высохли слезы, то заметила, что и его взгляд мало чем отличался от моего. Да что же тогда происходило, Боже мой! Практически из ничего, по моему мнению, разыгралась целая трагедия. Но именно так все воспринял Лотнер. Неправильно воспринял. – Не плачь, пожалуйста, honey…
- Я же попросила тебя… – судорожно вздохнула, чувствуя надвигающийся новый поток слез. – …Просто уйти… Я же попросила… – Игнорируя его затравленный взгляд, я снова расплакалась, не зная даже от чего горше, от несправедливой обиды или от облегчения, что пока Тейлор находился рядом. Не слушался меня. Пока.
- Я не уйду, Марина. – Нависнув сверху, он обнял меня, завернутую в одеяло. – Пока ты не успокоишься, я никуда не уйду.
- А потом?.. – на очередном всхлипе спросила я. – Что потом?
- И потом не уйду, honey, обещаю… – Лотнер прижался колючей щекой к моей щеке. – Не плачь.
- Ты сам довел меня до слез, а теперь просишь успокоиться. – Я вывернулась из одеяла и уперлась ладонями в плечи обидевшего меня парня.
- Прости меня, пожалуйста. – Он виновато склонил голову. Да только что мне было до его действий теперь? – Я, наверное, перегнул палку… Я не хотел доводить до такого, Марин, ты спровоцировала на скандал, а может, я сам… Мне надо было как-то выплеснуть все, что накипело вчера, и получилось то, что получилось…
- Я не гнала тебя вчера, и сегодня я первая потянулась к тебе, а ты оттолкнул меня. Впервые оттолкнул, Тейлор. Хотя мы не ссорились, но ты не пожелал ответить на мои ласки.
- Я идиот, я знаю. – Он склонился ко мне, и мои руки безвольно упали поверх одеяла, просто сил уже не было ни ссориться, ни отталкивать этого строптивца.
- Все, что я делала, было во имя любви к тебе. Чтобы ты ни придумал, я была искренна, я переживала, страдала, скучала, желала. Любила.
- Любила? А сейчас? – Лотнер улыбнулся вымученной улыбкой, снова прижимаясь ко мне всем телом.
- И сейчас люблю, только что это изменит, если ты не веришь в мою любовь. Ты все перевернул с ног на голову, и если ты так думал изначально, то какой смысл…
- Я так не думал, honey… Наговорил лишнего со злости… Поверь, пожалуйста… – Он царапал мою кожу щетинками, целуя всюду, куда мог дотянуться, спеша зацеловать, дотянуться до моих губ.
- Ты слишком далеко зашел в своей обиде, Тей... Тейлор… – простонала я, принимая мучительную ласку.
- Я хотел обидеть… Сладкая моя… Как можно больнее… Милая моя… Я испугался, вот и напугал тебя… Нежная моя… Я не смог принять то, что ты предложила, Марина… Любимая моя… Как же я люблю тебя…
Всем телом я выгнулась и потянулась к нему, стоило Тейлору накрыть мои губы своими, просто соприкоснуться на мгновение, дать мне почувствовать… Повиниться. Покаяться. Попроситься обратно.
Он смотрел уже не таким измученным взглядом, но в глазах тоже стояли непролитые слезы, они искрились серебристыми хрусталиками в карих, таких родных глазах.
И снова склонился за поцелуем… Я закрыла глаза, отвечая этим теплым губам, вновь прильнувшим ко мне со всей любовью. Искренно. Беззаветно…
Все, что стремились высказать в обиде друг на друга, теперь мы оба обратили в желание подарить прощение, в стремление показать всю силу любви друг к другу, в страсть и нежность по отношению друг к другу…
Тейлор закопошился в одеяле, раскутывая меня, не переставая целовать, шептать слова любви, вымаливать прощение, я же практически не давала ему вставить и слово, прерывая очередным манящим поцелуем пламенную речь, слушая обрывки фраз, слов, но все понимая и принимая…
Его ладони легли мне на плечи и заскользили вниз по моим рукам, легшим вдоль тела, стаскивая бретельки комбинации. Но стянув их до локтей, Тейлор остановился и, поцеловав меня в ложбинку груди, обнял двумя руками, а сам прижался, в который раз исцарапав мою щеку, уже ноющую от подобных прикосновений:
- Я не смогу жить, если потеряю тебя, honey…
- Тейлор, я никогда не отпущу тебя, милый… – Я, наконец, обрела силы двигаться, стоило забрезжить маленькому лучику надежды на то, что все налаживалось; так естественно положила руки ему на спину, обняла, скользнув горячими ладонями до лопаток, прижала к себе еще сильнее. – А вот тебе надо постараться отпустить меня. Понимаешь, что я имею в виду?
- Это очень сложно сделать, милая.
- Но мы должны попытаться, так как дальше будет только сложнее, а проблема никуда не исчезнет. Я просто хочу помочь, пойми, пожалуйста, не кричи и не ругайся, давай обсудим сложившуюся ситуацию и попробуем прийти к соглашению.
- Дай мне время на то, чтобы… решиться отпустить тебя. – Тейлор вновь посмотрел на меня таким убитым взглядом, что спроси меня кто сейчас, о чем Лотнер кричал несколько минут назад, я бы не вспомнила: ничто больше не имело значения, кроме одного единственного возникшего у меня желания – успокоить своего парня. – Когда я почувствую, что готов, то дам тебе знать, но не спеши, не дави на меня, Марина… иначе я сломаюсь и сломаю тебя… Видишь, как вышло сегодня утром... Все вышло из-под контроля… А я повторения больше не хочу… Ты слишком дорога мне…
- Забудь все, что я кричала, хорошо? – улыбнувшись сквозь слезы, попросила я, уводя Тейлора от болезненных воспоминаний.
- А что ты кричала? – Он ответил на мою улыбку, мгновенно согласился все забыть. Тейлор снова был со мной, такой близкий и родной, все понимающий и любящий.
- Я люблю тебя очень… – прошептала, глядя в улыбающиеся глаза любимого человека.
- И ты пообещай мне не вспоминать тот бред, что я нес вчера, да и сегодня тоже. – Тей погладил меня по волосам, прекрасно зная, что я всегда млела от таких вот его прикосновений. – Я всю жизнь готов бегать за тобой, honey, лишь бы ты отвечала мне взаимностью. И если что случится, я первый брошусь тебе на помощь, я буду рядом. И сколько бы ты ни пыталась прогнать, я не уйду, никуда не уйду от тебя.
- И не бросишь?
- Марина, я не собирался тебя бросать, чего ты разволновалась, глупышка… – замерев поцелуем у моего виска, тихо ответил Тейлор. – Это твои слова были, не мои.
- Знаю… и все же мне важно услышать ответ от тебя… – Я облизнула губы, саднящие от жарких поцелуев Тея.
- Ну, так что, между нами снова мир? – Он ласкал своим взглядом.
- Мир… – Подтянув бретельку, приложила горячую ладонь ко лбу, вдруг почувствовав невероятную усталость, вызванную эмоциональным всплеском.
- Что такое? Голова болит, honey? – Тейлор забеспокоился, я уловила тревожные нотки в его голосе. И это вмиг вернуло меня к событиям дней минувших, во времена, когда мы едва не потеряли друг друга, а после еще долго восстанавливались не только морально, но и физически. Особенно, я, а Тейлор заботился, переживал, метался в отчаянии и старался все забыть, вот только трудно было это сделать. А сейчас я, сама того не желая, разбередила его затянувшиеся раны… Неужели я и вправду эгоистка?..
- Нет, не болит, – зажмурившись так сильно, чтобы ни одна порывающаяся слезинка не сорвалась с ресниц, ответила своему парню. – Просто я почти не спала ночью, лишь под утро удалось задремать, и то только тогда, когда ты обнял… Все хорошо, со мной все в порядке, Тей… Тейлор!
- … Иди ко мне… – Осторожно, но решительно он потянул меня на себя, таким образом, усаживая в постели, и притянул к себе, крепко обняв двумя руками. Я обняла в ответ, зарывшись в нечесаные волосы своего парня, расслабленно выдохнула, улыбаясь оттого, что чувствовала его рядом.
- Прости меня, я знаю, как нелегко тебе вспоминать весь тот ужас, как нелегко тебе пришлось потом. Я причинила тебе много страданий, Тейлор, но если бы я только могла предотвратить, я бы так желала…
- Не говори так. – Лотнер прервал мое признание. – Через все мы с тобой прошли вместе, ты сама страдала не меньше моего, а может, даже и больше. Ты сильнее меня, Марина, а я, как видишь, спасовал даже от мысли, что предстоит перенести. – Он замолчал на мгновение. – Тебе не за что просить у меня прощения, honey, это мне надо постараться сдерживаться всякий раз, когда дело касается твоей безопасности. Я ничего не могу гарантировать, но я так хочу верить…
- Милый, не говори так… – прижавшись губами к горячей шее своего парня, вторила я ему. – Ты, как никто, оберегаешь и защищаешь меня ото всех напастей, ты заботишься обо мне, переживаешь… порой слишком переживаешь.
- Что есть, то есть. – Он глубоко вздохнул, но уже не так тяжко. – Не желай больше того, чего бы ни желал я, хорошо, Марин?.. Жизнь без тебя потеряет смысл, поэтому я без сомнений выберу тебя, пусть страдая, но любя. Только так, не иначе.
- Я с тобой… с тобой…
- Не прогонишь больше?..
- Нет… – Наконец-то я в полной мере ощутила, что между нами снова все было по-прежнему.
Это, видимо, ощутил и Тейлор, так как, не довольствуясь долго обниманием, начал проявлять активность: его объятия сделались жарче, руки заскользили вдоль моего расслабленного тела, а губы уже вовсю целовали щеку, плечо, спускались ниже…
Почувствовав влажные поцелуи на груди, я вцепилась в волосы Лотнера, оттолкнув его от себя:
- Тихо-тихо, Тейлор, не спеши…
- Ты не хочешь?.. – Он вновь прильнул ко мне, не обращая никакого внимания на все мои попытки сдержать его натиск.
- Я не могу так сразу… подстраиваться под твое настроение, Тейлор… То ты отталкиваешь, то зацеловываешь… Нет уж, с моими желаниями, будь добр, тоже считайся. В конце концов, я предоставила тебе шанс утром, ты им не воспользовался.
- Я хочу помириться, honey… – Упершись руками о постель по обе стороны от меня, Лотнер принялся склонять меня… к сексу? – Я хочу тебя, Марина…
- Прекрати немедленно, Тейлор! – взвизгнула я, увертываясь из цепких объятий.
- Куда?! – Он потянулся за ускользающей мной, но я успела перекатиться на другую сторону широкой постели и теперь задорно улыбалась, елозя на коленках и глядя на разобиженного бойфренда, облокотившегося на локте.
- Не торопи меня, Тейлор, я дам знать, когда буду готова, обещаю. – И показала ему язык.
- Ты меня с ума сведешь, Марина. – Этот соблазнитель перелег на спину и закрыл глаза, дыша размеренно и спокойно. Значит, ссора, начавшаяся накануне, испарилась – мы снова были вместе, и ничто не способно было вмешаться в наш привычный образ жизни.
Я подползла ближе к Тею, замерев коленками у его изголовья, и прошептала, чуть склонившись:
- Я хочу кофе, а еще омлет, круассаны с джемом и много еще чего, короче, я очень хочу есть.
- Да?.. – Лотнер, сощурившись, приоткрыл один глаз. – Так ты голодная у меня, потому и отказываешь в сексе?
- Ты будешь меня кормить или нет? – Я по-детски надула щеки.
- Ну, раз мне пока ничего больше не светит, пойдем завтракать, тем более, я и сам со вчерашнего дня ничего не ел, так что от омлета тоже бы не отказался. – Он засмеялся, глядя на меня снизу вверх.
- Между прочим, я тебя ждала вчера с ужином! – сурово проговорив, я тем не менее склонилась еще ниже, сложив ладони в замочек под подбородком Тейлора и поцеловав в чуть приоткрытые губы.
- Ты простила меня? Не сердишься больше? – Лотнер растаял от моей ласки, казалось, ему большего и не надо было сейчас, главное чувствовать внимание с моей стороны.
- Простила. Да, простила. – Провела рукой по его лбу, убирая непослушную прядь иссиня-черных волос. – У меня только одно желание осталось, и я надеюсь, ты его исполнишь. Сейчас же.
- Какое, honey? – встрепенулся мой бой-френд, готовый на все, по-моему, даже луну с неба достать, если попрошу.
- Побрейся, Лотнер!! – Рассмеявшись, я снова потянулась за поцелуем, на который Тейлор незамедлительно ответил сквозь собственный смех.

***

И этот день медленно клонился к вечеру, когда мы усталые, но довольные зашли в один из местных ресторанчиков, чтобы поужинать. Безмятежный день, подаривший мне столько чудесных мгновений в обществе любимого парня, готового предугадывать любое мое желание.
Мы погуляли по острову, общаясь обо всем и ни о чем – темы скорого возвращения домой, не сговариваясь, не касались, время осознать все, что произошло, нужно было нам обоим, и все же я не теряла надежды уговорить Тейлора.
А вторую половину дня решили посвятить покупке подарков и сувениров для родных и друзей, ведь я так и не выбралась в сувенирные лавки накануне, и Тей, чувствуя за собой вину, был готов купить все, на что я невзначай посматривала, пока делала покупки. В общем, приобретениями я осталась более чем довольна: на правой руке поблескивал браслетик из натуральных камешков, насаженных на шелковую нить, а вот на левой несменным оставался подаренный Лотнером дорогой мне браслет.

Ближе к ночи на море разыгрался шторм, и ветер со свистом гонял прибрежные волны, заставлял шелестеть темно-зеленые листья экзотических деревьев и насаждений, к тому же порывался накрапывать прохладный дождь.
Когда я вышла из ванной, Тейлор как раз закрывал балконные двери, беспокоясь, что может разбушеваться ураган, угрозу которого передавали в местных новостях. Я мысленно поблагодарила Бога за то, что вчера ничего подобного за погодой не наблюдалось, иначе я с ума бы сошла от беспокойства, пока Тей не вернулся в номер.
Подойдя к своему парню, я, приподнявшись на носочках, поцеловала его, пожелав спокойной ночи. Тейлор, сжав в своих объятиях, ответил на поцелуй и отпустил меня спать, а сам последовал в ванную комнату. Но когда он лег, я не заметила, поскольку уже спала, оставив все переживания в дне ушедшем, успокоившись, наконец.
И все же снова проснулась глубокой ночью, почувствовав Тейлора рядом. За окном распогодилось окончательно, но под одеялом и в объятиях любимого парня мне было тепло и уютно. Потихоньку развернувшись, я положила ладошку на живот Тея, прижалась сильнее, переворачивая его на спину, – он поддался моему натиску, потому что сам спал глубоким сном.
Задрав на нем футболку, я тихонечко целовала миллиметр за миллиметром разгоряченной со сна кожи, ощущая губами, как напряглись мышцы живота от моих поцелуев. Осмелев оттого, что Тейлор не противился ласкам, я прилегла сверху, не прекращая целовать, тянясь уже выше, до самого подбородка, ощущая его горячее дыхание на своих губах, обжигая своим в ответ, стоило губам соприкоснуться с его…
Тейлор приоткрыл глаза, я уловила это сразу, поскольку все это время наблюдала за ним, ждала, пока он проснется, отзовется на мои ласки. В сумерках его глаза светились приглушенным карим цветом, они искрились тихой любовью, отвечали мне взаимностью…
Ни слова не говоря, я снова склонилась за поцелуем, пробуждая, распаляя, провоцируя своего парня на большее… Я будто знала Лотнера всю жизнь, без слов могла понять и прочувствовать его настроение, угадать малейшее сокровенное желание, настолько мы сблизились с Тейлором.
И сейчас он среагировал именно так, как и следовало бы, не встань между нами его обида, обнял меня крепко-крепко руками и ногами, и теперь сам жадно завладел моими губами…
Будто заявлял, что дальше все сделает сам, и я с радостью уступила ему, позволив, не препятствуя, отдаваясь…
Стянув с себя футболку, Тейлор снова прижал меня к себе вместе с одеялом, запустил руку мне в волосы, целуя так, что у меня дыхание сбилось, а по всему телу пробежала волна удовольствия – предвкушение завладело всем моим естеством.
Со стоном выдыхая имя любимого парня, я жалась все сильнее, все ближе, томясь в ожидании, желая уже…
Тей, юркнув руками под одеяло, стиснул мою попу сквозь легкую ткань и поглаживающими движениями задрал комбинацию вверх по моим бедрам, обнажив меня для себя… Я едва не рухнула на него, ощущая неимоверную слабость в руках, мечтая о большем и прекрасно зная, что он может дать больше…
Не переставая целовать, Тейлор перевернул меня на спину, нависая сверху, вжимая своим телом в нагретые простыни, и накрыл нас обоих одеялом… До самого утра… Отозвавшись на мой позыв… Даря ни с чем несравнимое удовольствие… Отдавая всего себя… Принимая меня в свои объятия… Любя…

В ту ночь мы с Тейлором окончательно помирились, простив друг другу все сказанные обидные слова. А еще в порыве страсти, в самый сокровенный момент близости мой любимый согласился отпустить меня, он дал свое согласие на то, чтобы мы улетели из Афин порознь.

Когда на следующий день – последний наш день на острове, - я позвонила Джиму, то вначале выслушала от него все, что он думает о нас с Тейлором, и только после наш агент сказал, что уладит с билетами, но это последний наш разговор на данную тему. Я, смеясь, подтвердила, что последний, наблюдая за Теем, уплетающим за обе щеки заказанный в номер завтрак.

А назавтра мы уже прощались с ним в «Элефтериос Венизелос» - международном аэропорту Афин.
Сдав наш багаж и пройдя регистрацию на разные рейсы, мы отошли в сторонку, чтобы сказать друг другу последние слова напутствия перед тем, как разойтись к разным терминалам в ожидании посадки.
Тейлор молча обнял меня, и я дала ему немного времени, чтобы унять бешено стучавшее сердце, также обнимала в ответ, ничего не говоря. Тихий момент прощания прервала вспышка фотокамеры: папарацци уже выследили нас и теперь нащелкали несколько снимков. С тихим рычанием, в котором я расслышала: «Принесла же их нелегкая!» - Тейлор отвернулся от папсов, скрывая меня от посторонних, нежелательных глаз. Но мне сейчас вообще ни до кого дела не было, только бы Тейлор не сник и не расстроился окончательно, потому что вид его говорил как раз об этом. Как же он волновался, и это не могло не передаться и мне.
В сотый, наверное, раз прошептав ему, что все будет хорошо, я улыбнулась, целуя со всей любовью, которую испытывала. И тоже в сотый раз взяв с меня обещание, что я напишу ему сразу же, как только самолет приземлится в аэропорту Лос-Анджелеса, Тейлор отнял меня от себя, смотря так, будто в последний раз представилась такая возможность. Ладно, я смирилась – надо дать ему время, все образуется, не сейчас. Он и так уже на многое решился, я не просила о большем пока.
Уверяя Тейлора, что отпишусь по прилету, я напомнила ему, чтобы сам сразу же позвонил мне, как включит телефон и увидит мое сообщение. Услышав мои слова, Тей, наконец, позволил себе улыбнуться, кивнув, а затем снял свою кепку и надел на меня, повернув козырьком на затылок. Поцеловав в щеку, прошептал только: «На удачу», и отпустил, а сам остался стоять на месте, провожая меня взглядом, который я ощущала спиной. Дойдя до билетной стойки, я отдала свой посадочный талон для отметки на посадку, а затем в последний раз обернулась: Тейлор так и стоял, наблюдая за мной, стараясь держаться, чтобы не броситься следом. Но нет, он бы не поступил так. Только махнул мне рукой, при этом ободряюще улыбнувшись.
Я быстро утерла скатившуюся до подбородка слезу и, помахав ему, быстрым шагом направилась к терминалу, ведущему прямиком в самолет, на ходу переводя телефон в режим полета.

Спустя несколько часов, лайнер, на котором я летела, совершил посадку в аэропорту Лос-Анджелеса. Разобрав свою ручную кладь, пассажиры, включая и меня, покидали самолет, мечтая поскорее получить свой багаж и разъехаться по домам.
Когда я пришла в зону багажного отделения, то увидела, что Умберто уже отслеживает мой чемодан. Улыбнувшись своему телохранителю, я поспешила подойти и поздороваться, а еще сказать, что, помимо чемодана, будет еще сумка с сувенирами.
В машине меня ждало угощение: «Американо» и круассаны, и пока я перекусывала, Умберто рассказывал последние новости и сплетни. По пути к дому Лотнеров, куда я ехала, чтобы забрать Джастера, на мой телефон пришло оповещение, что абонент «Любимый» снова в сети, тут же «свалилось» оповещение о том, что мое сообщение доставлено адресату, и в следующую секунду Тейлор позвонил сам.
Сказать, что его голос звучал бодро, ничего не сказать - Тейлор светился от счастья, говоря со мной, я это чувствовала, для этого даже не нужно было видеть его. Сказав, что он отлично долетел, и, услышав от меня, что и мой перелет прошел без приключений, Лотнер счастливо выдохнул. А я прошептала о том, что очень сильно люблю его, и о том, что горжусь им. В ответ Тейлор поблагодарил за то, что подтолкнула его решиться на этот шаг, ему на самом деле стало легче, а у меня от сердца отлегло от услышанного. Теперь можно было не беспокоиться, я могла летать домой в Москву столько раз, сколько будет необходимо.
Тейлор отпустил меня.

Переступив порог дома Лотнеров, я опустилась на колени перед Джастером, обнимая своего любимого пса, пытающегося лизнуть меня в лицо. Как же я соскучилась по нему!
Макена, стоявшая рядом, держала сумку, а услышав, что там сувениры и подарки, тотчас же поспешила раскрыть ее. Вот любопытная же девица!
По лестнице со второго этажа уже спускалась мама, общаясь по телефону, конечно же, с Тейлором, но улыбаясь и мне приветливой улыбкой. Как же хорошо дома!
Поужинав и пообщавшись с близкими людьми, я забрала Джастера и пошла к себе, по пути встретив папарацци, который, в наглую остановив свой байк, защелкал нас с псом и преспокойно рванул дальше. Я только вздохнула, поздновато нацепив кепку Тейлора, и свернула на ставшую родной улицу. Пока Тей будет находиться в отъезде, меня ждали дела домашние и не только. Отпуск во всех смыслах закончился, и пора было настраиваться на учебу и работу.
А еще я уже скучала по своему любимому парню.

Он приехал ровно через три дня, позвонил из аэропорта, чтобы грела ужин, а я как раз заканчивала допекать блины, поэтому ответила, что заждалась уже.
Но плотный лос-анджелесский трафик отсрочил возвращение Тейлора домой, спустя полчаса он скинул сообщение, что еле тащится в пробке, и снова напомнил про ужин. Я улыбнулась, слегка расстроившись, и решила пока погулять с Джастером, а после посмотреть один из полюбившихся выпусков шоу с участием Тейлора, именно того, в котором он официально называет меня своей девушкой на глазах всего мира.

Найдя на YouTube «The Tonight Show with Conan O'Brien», я загрузила видео, и тут в дверном замке повернулся ключ.
Тейлор приехал.
С этими словами я вскочила с дивана и бросилась в прихожую, а Джастер рванул следом, стремясь обогнать меня, он-то Тейлора еще дольше не видел и поэтому еще больше соскучился. Но только я на этот раз оказалась проворнее, и как только Тей вошел в квартиру, уже встречала его на пороге, улыбалась, глядя в глаза, светившиеся счастьем, тянула руки, желая поскорее обнять, позволяя обнять себя, приподнять и закружить, наконец, поцеловать…
А наш любимый пес кружился под ногами, приветствуя хозяина, ставя передние лапы на неловко опрокинутый Тейлором чемодан и повиливая хвостом от радости.
Мы справились. Вместе прошли еще один этап, сохранив наши отношения, не позволив прошлому омрачить счастливое будущее, за которое мы оба так боролись.
И глядя на расслабленного Тейлора, я и сама ощущала невероятное спокойствие, согревшее душу, слушая все, что он говорил в момент встречи, вторя его словам любви, не отпуская от себя ни на мгновение. Я так соскучилась! И всегда буду скучать, когда его не будет рядом. Впрочем, как и Тейлор. Но отныне нам обоим станет легче, не менее волнительно, но определенно легче переживать разлуку. Временную, конечно.
Как же хорошо дома. Мой дом там, где есть он, мой Тейлор. Самый родной, самый любимый, самый желанный...

А тем временем загруженное видео вещало в пустую комнату одно из самых запоминающихся шоу Конана О'Брайена …

Hypnotic Brass Ensemble: "War"

- Привет! Всем привет! Добрый вечер! Я рад приветствовать вас на нашем шоу. Спасибо, что пришли. Надеюсь, что не разочаруетесь, ведь сегодняшний гость моей программы вам очень хорошо знаком, – широко улыбаясь в камеру, вещал ведущий, приветствуя не только зрителей в зале, но и телезрителей. – Вы знаете, кто сейчас войдет в студию? Точно знаете? – заводил он визжащую публику, выкрикивающую имя Тейлора Лотнера. – Ну что ж, кажется, вы угадали, и чтобы больше не мучить на вас, ни нашего гостя… Дамы и господа, но больше все же дамы, прошу приветствовать - Тейлор Лотнер!
Под привычную для шоу мелодию в студию вошел Тейлор, улыбаясь всем и сразу, помахивая и подмигивая всем, кто посетил в тот вечер шоу О'Брайена.
- Привет, Тейлор! Рад тебя видеть! – Ведущий протянул ему руку, которую Лотнер с готовностью пожал в ответ:
- Добрый вечер. Взаимно. – Он присел на диванчик и оглянулся на зрительниц. – О, вас так много.
- И все пришли к тебе, заметь, – тут же отпарировал ведущий. Зрительницы подхватили его слова визгом.
- Oh, My God! – Тейлор закрыл уши руками.
- Мне даже неловко, чувствую себя третьим лишним. Может, мне уйти, а вы тут пообщаетесь?
- Нет! – Тейлор сделал испуганное лицо, подыгрывая ведущему, и вдвоем они проигнорировали восторженный возглас визжащих поклонниц.
- Точно? Ну, как хочешь. Тогда, пожалуй, начнем наше шоу… Вы готовы? – громко проговорил он, обращаясь к зрительницам. – Те прокричали: «Да». – И сразу к наболевшему вопросу… Как дела, Тейлор?
- Эм… хорошо. – Лотнер засмеялся, выдохнув.
- Хорошо или очень хорошо?
- Очень хорошо, правда. – Он кивком подтвердил свой ответ.
- В последний раз ты был в этой студии, когда вышла третья часть Сумеречной Саги. – За спиной ведущего на большом экране замелькали кадры «Затмения». – Что изменилось в твоей жизни с тех пор?
- Да много чего произошло. – Тейлор сел поудобней, принявшись вспоминать. – Уже и четвертая часть «Сумерек» вышла, и пятая, заключительная, не за горами.
- Вот время то летит!
- Да…
- Съемки во франшизе закончились. Что дальше?
- Ох, на самом деле, планов много. На данный момент я закончил сниматься в сиквеле «Одноклассников», летом предстоит промо, во время которого буду представлять фильм с такими именитыми актерами, как Адам Сэндлер, Сальма Хайек, для меня было огромной честью поработать с ними на съемочной площадке. Это опыт, скажу вам, и, несомненно, огромный.
- То есть комедийные роли ты рассматриваешь в своем последующем послужном списке?
- Да, и мне как раз поступило предложение сняться в одном комедийном сериале, точнее, в сиквеле. Я думаю, стоит попробовать, я хочу попробовать не только рычать в камеру, обращаясь в волка, или же драться с бандитами, спасая жизнь своего героя, я хочу попробовать себя в ином амплуа и надеюсь, зрители не разочаруются.
- Отличные новости, будем ждать тебя в новой роли на экране, и уж поклонницы точно не разочаруются… – На этих словах по залу снова покатилась волна визга. Тейлор обернулся на зал, помахал всем рукой, подарив лучезарную улыбку.
- А что же до экшена? С ним ты покончил?
- Как раз наоборот. – Тейлор с готовностью принялся отвечать на следующий вопрос. – На днях я приступаю к съемкам нового фильма, и уж там будет предостаточно разборок вперемешку с азами паркура, которые я явлю на суд зрителя.
- Ты сам выполнял трюки?
- У меня был дублер, но я старался во всех сценах сниматься сам, он меня подстраховывал, не более.
- Рискованно.
- Ничуть. Кто не рискует, тот может так и остаться дублером, понимаете?
- Хм, интересную мысль ты озвучил. – Ведущий задумчиво кивнул в знак понимания. А на экране уже пошли следующие кадры с одной из ковровых дорожек, на которой Тей вместе с Кристен и Робертом представляли «Рассвет». – Кстати, ты общаешься с актерами, с которыми снимался в «Сумерках»?
- Да, конечно. Не со всеми, ввиду занятости, но с Робертом и Кристен я поддерживаю отношения. Мы дружим и всегда стараемся созваниваться, общаться и встречаться как можно чаще.
- Ответь, они все-таки встречаются? – Конан О'Брайен задал провокационный вопрос, поддерживаемый разгоряченной публикой в зале.
- О, нет. Этот вопрос не ко мне. Пусть лучше они сами ответят, подтвердят или опровергнут. – Лотнер замахал руками, пресекая дальнейшие расспросы на данную тему.
- Ладно, жаль, конечно, но ладно… Тогда давай поговорим о тебе и твоей личной жизни.
- Обо мне? – зардевшись, переспросил Тейлор.
- Да-да. О тебе. Или и с этим вопросом мне тоже к Роберту с Кристен обратиться при возможности?
- Нет, разумеется, я сам отвечу. – Тейлор запустил руку в волосы, чем вызвал новый шквал повизгивания фанаток, ловящих каждое его движение.
Но тут ведущий взял в руки один модный журнал с небезызвестной девушкой на обложке, и все внимание переключилось на ту, которая была на ней изображена.
- Красивая девушка!
- Да, очень!
- Ответь, Тейлор, тебе знакома эта девушка?
- Да, я знаком с ней, – улыбнувшись, с теплотой в голосе ответил Лотнер.
- И ее зовут?..
- Марина Ларина. Ее зовут Марина Ларина.
- Верно. – Он повертел журнал в руках, читая заголовок статьи на обложке. – А откуда ты ее знаешь? Она ведь не из Лос-Анджелеса? И даже не из Нью-Йорка. Из Москвы, а этот город далековато расположен от Калифорнии. Правда, сейчас она живет в Америке… Как давно вы знакомы?
- Ну, наверное, для начала я должен признаться в том, что…
- Подожди с признаниями, а то, боюсь, сегодняшний выпуск шоу придется закончить раньше времени. По порядку давай, парень, хорошо?
- Ладно, - Тейлор смутился еще сильнее. – С Мариной Лариной мы познакомились задолго до того, как о ней узнал весь мир, мы познакомились при самых обычных обстоятельствах, вдали от вспышек фотокамер, вдали ото всех.
- Как интересно… А поподробнее…
- Подробности лучше рассказывать не буду, иначе шоу прервется…
- Я понял. – Ведущий поднял обе руки, сдаваясь на милость приглашенного гостя. – Продолжай…
- Марина была самой обычной школьницей, училась в самой обычной школе, росла в самой обычной семье, когда я узнал ее. Но как же она отличалась ото всех девушек, которых я встречал до нее. Все в ней было необычным, загадочным, влекущим…
- Ты увлекся?
- Мягко сказано, увлекся… – кашлянув в смущении, проговорил Тей под периодические выкрикивания своего имени из зала. – Я ни о какой другой девушке думать не мог, только о Марине Лариной с того момента, как познакомился с ней.
- А она? Знаешь, я тут наткнулся на заметку в одной газете, где говорилось о том, что все, что связано с твоим и ее именами, скорее смахивает на хорошо спланированный пиар, и вот эти фотографии… – На экране замелькали фотокадры, заснятые папарацци возле ночного клуба ночью, одиннадцатого февраля текущего года, – как никогда лучше подтверждают слова в той статье.
- Это неправда. – Тейлор заметно занервничал, приготовившись отстаивать еще не произнесенные на весь мир слова.
- Что именно? Ваш поцелуй?
- Поцелуй как раз правдивый. А вот то, что пишут в желтой прессе – полная чушь. Марина Ларина никакого отношения не имела к миру шоу-бизнеса ни до нашего с ней знакомства, ни в начале, ни во время. Ее никто не продвигал, и уж с помощью моего имени точно. Все случилось так, как случилось, ту ужасную катастрофу, которая чуть было не произошла, мы не в силах были предвидеть, но она послужила толчком того, что о Марине узнали все. – По мере того, как Тейлор говорил, в зале все затихли, вслушиваясь в каждое его слово. – Я тут был ни причем, но переживал за эту девушку, наверное, больше всех. Это сложный момент, и касаться его мне бы не хотелось, скажу только одно, с Мариной Лариной мы начали встречаться за несколько месяцев до того злосчастного перелета, нам много чего пришлось пережить, мы через многое прошли, чтобы в конце концов быть вместе. И даже если бы о ней не узнали в одночасье, в скором времени мы собирались обнародовать наши отношения, но тогда бы я представил практически никому не известную девушку. А теперь я с радостью и невероятной гордостью за нее хочу признаться вам всем, что Марина Ларина, та самая известная на весь мир Марина, – моя девушка. Это официальное заявление. Она моя.
- Ох, Тейлор, ты хоть понимаешь, что сейчас сделал? – Ведущий сокрушенно покачал головой.
- Что? – Тей взял предназначенную ему кружку, стоящую на краю стола, в руку.
- Своим признанием к одной единственной ты разбил сердца многим девушкам, очень многим.
- Мне жаль, но такова жизнь. – Лотнер отпил из кружки. – Мое творчество принадлежит всем, кто поддерживает меня, как актера, но мое сердце может принадлежать только одной девушке. Ею стала Марина Ларина. И если мои поклонницы искренне за меня переживают, то, думаю, они только порадуются тому, что у меня все хорошо. Я счастлив и желаю только счастья всем, кому я в той или иной степени небезразличен.
- Вот, да, о чем еще хотел поинтересоваться. – О'Брайен снова показал на камеру обложку журнала. – Название статьи меня подкупило: «Пусть сбудется ваше самое заветное желание»… Мне кажется, неспроста эта девушка озаглавила свое интервью именно так, про желание и в нем упоминается… Скажи, а твое самое заветное желание сбылось?
- А что Марина ответила на этот вопрос в интервью? – Прекрасно зная, что именно, с лукавством взглянул Лотнер на телеведущего.
- Она призналась, что ее самое заветное желание сбылось.
- И мое, значит, тоже.
- Означает ли это, что ваше с ней желание было взаимным? – заинтересованно спросил О'Брайен.
- Луна у вас большая такая, как настоящая, нет-нет, да и привлекает к себе внимание. – Тейлор внезапно сменил тему, но лишь ему одному была известна связующая нить между светлыми искренними желаниями и той, которая их исполняет. А еще он специально намекнул на луну, зная, что его девушка как раз все-все поймет и уловит в этой недоговоренности самое сокровенное.
- Это ты после «Сумерек» с содроганием на луну поглядываешь? – Что касалось ведущего и притихшей студии в зале – никто, разумеется, не обратил внимания, удовлетворившись ответом Лотнера.
- Хм… Роль оборотня принесла успех, на который я даже не рассчитывал. – Тейлор в задумчивости потер подбородок. – Я прочитал все книги Сумеречной Саги, и я хотел сыграть Джейкоба, я чувствовал этого героя, понимаете. Как только я узнал о кастинге, это предопределило все, я знал, что смогу, я верил, и я желал.
- Желание сбылось. Роль ты получил, причем, дважды, – поддержал тему ведущий. – К радости миллионов поклонников ты продолжил сниматься в Саге. И сейчас даже страшно подумать, если бы Джейкоба доигрывал другой актер, без сомнений, это было бы уже не то.
- Спасибо, мне радостно это слышать, именно то, что оправдал возложенные на меня ожидания… - Тут слова Тейлора в который раз утонули в визге поклонниц. – Спасибо, спасибо. – Он помахал в сторону зрительниц, с благодарностью склонил голову перед теми, на чей суд выносил свое творчество, продемонстрировал свое признание: сложил пальцы в форму сердечка, как частенько делал на многочисленных церемониях, выражая свою признательность. – Сколько бы ролей я ни сыграю в будущем, о роли волка в «Сумерках» всегда буду помнить с теплотой и благодарностью Стефании Майер, Кэтрин Хардвик, Кристен, которая боролась за меня, всем моим друзьям и поклонникам. «Сумерки» - это часть меня.
- Что ж, добавить тут нечего, остается только поблагодарить тебя за то, что пришел сегодня на шоу и поделился своими планами, воспоминаниями, признаниями. – О'Брайен завершал прямой эфир, к сожалению, ограниченный временем. – Желаем тебе успеха во всех твоих начинаниях и продолжениях, Тейлор, и, конечно, счастья вам с Мариной.
- Спасибо вам. – Лотнер пожал протянутую руку. – Спасибо, что пригласили… Спасибо, что пришли. – Он обратился к залу.
- Надеюсь, в следующий раз вы придете вдвоем с Мариной Лариной. Нам всем будет интересно пообщаться и с ней, а также узнать о том, что нового произошло у вас, как в жизни творческой, так и в личной... если захотите поделиться.
- Я не рискну загадывать… – многозначительно вздохнул Тейлор. – Сейчас у нас с Мариной все хорошо. Она удивляет, поражает, вдохновляет меня каждый новый день нашей с ней совместной жизни. Как все сложится в будущем, зависит от нас самих, и только от нас. Не бойтесь загадывать свои самые заветные желания, стремитесь навстречу своей судьбе, не лелейте мечту, а осуществляйте ее. А мы с Мариной будем стараться реализовать все задуманное, и что из этого сбудется, а что нет, посмотрим… Мы вместе, и это главное для нас обоих. А все остальное еще впереди.

Примечание к части
Это журнал, о котором говорил Конан О'Брайен в своём шоу (http://savepic.org/6349371.gif)


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/57-11646-1#1998478
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Виточка (14.02.2020) | Автор: ProstoLe/Mariela
Просмотров: 111


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Читаем конкурсные истории

Темный Лорд и ванильное мороженое


Почему Темный Лорд стал плохим?

Первобытный первомай


А вы думали, что первомайские демонстрации начались только в двадцатом веке? Нет, вы глубоко ошибаетесь!

Всего комментариев: 0