Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Согрей теплом своей руки
Одиночество - оглушительная тишина, даже когда вокруг тебя суетятся люди; ошеломляющая пустота в душе и сердце, все еще отбивающем положенный ритм… но для чего? Одиночество – самое разрушительное чувство, вязкое болото, из которого не выбраться самому…
Мини, завершен.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Калейдоскоп
Армия Виктории разгромлена, Белла спасена. Но что если Каллены сумеют спасти жизнь Бри и спрятать ее от Вольтури? По какому пути тогда будет развиваться дальнейший сюжет?
Завершен.

Останься прежде, чем уйти
Равнодушие – это болезнь, которой Эдвард и Белла заболели несколько лет назад. И к сожалению здесь медицина бессильна

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 394
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Вкус искушения. Глава 37. Папа

2016-12-5
14
0
Белла POV

Я поежилась, спросонья никак не понимая, почему мне так холодно. Захотелось спрятаться с головой под одеяло, что я и сделала, и лишь подоткнув его со всех сторон под тело, осознала, в чем причина того, что я начала замерзать. В отсутствии Эдварда. Это странно, что он не рядом, не со мной в кровати. Мы живем с его родителями уже месяц, но никогда за это время не было такого, чтобы я проснулась без него. Где же он? Который час? Я слишком долго сплю, или, может быть, что-то случилось?

Откинув одеяло, сев и прислушавшись к звукам в доме, я услышала смех, который явно принадлежал Мелани и был настолько громким, что доносился даже через плотно закрытую в комнату дверь, и успокоилась, откинувшись на подушку. Смотря в потолок, я стала размышлять, как сильно изменилась моя жизнь с тех пор, как в нее вернулся Эдвард. За короткий промежуток времени произошло достаточно событий, и пусть мне пришлось в спешке покинуть родные места, свою семью, и они определенно переживают о моем исчезновении, я не жалею ни о чем. Мы с Эдвардом вместе, мы одна семья, и его родители замечательные и добрые люди, которые относятся ко мне, как к родной дочери. Они могли бы не принять меня, настороженно отреагировать на мое появление, и я боялась этого, но все сложилось благополучно. Карлайл и Эсми и Мелани полюбили с первого взгляда и души в ней не чают. Конечно, я скучаю по близким людям, не без этого, и я надеюсь, что смогу однажды дать им знать о себе без последствий, чтобы Джейкоб меня не нашел, и мы встретимся. Но, хотя мне и не хватает родных, я все равно счастлива, и таковой меня делает то, что рядом любимые и любящие люди. Моя семья. Дочка. Эдвард.

Эдвард… Даже сейчас я скучаю по нему. Он где-то в доме, это точно, ведь сегодня суббота, но это чувство тоски по любимому человеку так прочно обосновалось в моем сердце из-за нашей вынужденной разлуки, что теперь, наверное, мне всегда будет мало времени, проводимого с Эдвардом. Он не знает и даже не подозревает об этом, но я часто думаю о нас, о том, что ждет нас в будущем, и каким оно будет, и временами мне страшно мечтать, но даже тогда, когда это происходит, Эдвард моих мыслей не покидает. Просто размышления о своих желаниях сменяются воспоминаниями, которые не притупляются со временем. Я внезапно начинаю думать обо всех моментах, которые составляют нашу историю, принадлежат только нам, когда мы вдвоем, и рядом никого больше нет. О том, как по утрам Эдвард, дождавшись моего пробуждения, крепче обнимает, уже не боясь потревожить мой сон, прижимает вплотную к своему телу и, убрав мешающие волосы в стороны, целует меня в плечо или в шею. О том, как любимый старается использовать любую возможность, чтобы лишний раз коснуться меня и взять за руку, чтобы просто почувствовать исходящее от меня тепло. О том, как Эдвард целует меня, всегда нежно, всегда с любовью, но то медленно, робко, осторожно и неуверенно, то позволяя эмоциям и страсти взять над собой верх. О единении наших тел и одновременно душ, когда я прижимаю любимого к себе все ближе и ближе, а все равно продолжает казаться, что он слишком далеко. И тогда я переплетаю пальцы наших рук так сильно, что ему, должно быть, больно, но он ничего не говорит, а просто целует меня, не давая нормально вздохнуть, но я не протестую и не отталкиваю его. Я понимаю, что и я для него недостаточно близко. Осознание того, как велика его потребность во мне, делает меня счастливой. Я жажду отдать ему всю себя, без остатка, только пусть берет. Когда хочет и как хочет. Самое главное, чтобы был счастлив со мной. Я готова на все ради этого.

Посторонний звук вернул в меня реальность, и в дверном проеме возникла голова Эдварда. Я приподнялась, давая знать, что не сплю, и он улыбнулся, ненадолго отвернувшись, чтобы закрыть дверь.

- Где ты был? – спросила я, когда любимый опустился рядом с кроватью. Моя рука потянулась к его спутанным волосам, убирая их подальше от его глаз.

- Извини. Мелани захотелось кушать. Я хотел, чтобы ты больше поспала, и не стал будить тебя. Ты в порядке?

Я не смогла сдержать улыбку, которая расцвела на моем лице. Мне приятно ощущать заботу Эдварда, знать, что он переживает обо мне, и ему важно, чтобы я отдохнула. А то, что Мелани не сторонится своего папу, не боится прийти к нему, если ей что-то нужно, и попросить необходимое, и проводит с ним много времени, делает меня невероятно счастливой. Меня пугала мысль, что дочка будет бояться Эдварда, но Мелани так сильно любит папочку, как и он ее, и это просто прекрасно.

- Да. А почему ты спрашиваешь?

- Знаешь, все так быстро произошло. И я волнуюсь, а вдруг ты жалеешь. Мои родители и то, что мы живем с ними…

Я покачала головой, не желая даже слышать все это. Поэтому прислонила палец к губам Эдварда, чтобы он прекратил говорить всякие глупости.

- Все хорошо. Твои родители замечательные люди. Я почти привыкла, и мне тут хорошо. А Мелани обрела бабушку и дедушку, которые в ней души не чают, и определенно здесь счастлива. Слышишь, как смеется? Тебе не стоит тревожиться. Только…

- Что? – тут же насторожился Эдвард, переменился в лице и стал каким-то напуганным. Такой милый, когда нервничает. Но ему нечего было бояться, и я передвинулась ближе к нему, ласково проведя ладонью по его щеке, чтобы успокоить его ненужные и не имеющие под собой никаких оснований волнения.

- Мне не понравилось просыпаться в одиночестве. Я скучала. Ты ляжешь рядом со мной? – я отодвинулась, чтобы освободить место, и Эдвард мгновенно забрался ко мне, тут же оборачивая свои руки вокруг моего тела. Вот теперь все хорошо и правильно.

- Ты расстроена? Это огорчило тебя? Прости, я не подумал.

- Мне уже лучше. Просто в следующий раз не бойся меня разбудить.

- Я думал, что успею вернуться к тебе до того, как ты проснешься. Но Мелани не хотела меня отпускать.

- Она так любит тебя.

- И я люблю ее с самого первого дня, как только увидел. А еще я люблю тебя. Правда.

Эдвард приблизил свое лицо к моему так, что наши носы почти соприкасались, и я чувствовала дыхание любимого на своей коже и боялась лишний раз вздохнуть, опасаясь спугнуть момент. Я забыла про то, что нужно дышать, про то, что в любой момент сюда может кто-то войти, про то, что, возможно, Карлайл и Эсми уже устали от своей внучки, и нужно дать им отдохнуть. Весь мой мир закрутился вокруг Эдварда, когда он, наконец, коснулся моих губ своими, поначалу робко, но с каждой секундой все решительнее и смелее. Я, ощущая нехватку воздуха, немного отстранилась спустя несколько мгновений, но не дала Эдварду отодвинуться дальше, удержав его за ткань рубашки. Мы оба тяжело дышали, и мое сердце билось так же часто, как и его прямо под моей рукой.

- И я тоже люблю тебя. Всем сердцем, - выдохнула я, встречая взгляд Эдварда. Он смотрел на меня так пристально, будто увидел впервые после долгой разлуки, и так нежно, словно целовал глазами. – Ты делаешь меня счастливой.

- Я тоже счастлив с тобой. Благодаря тебе. Спасибо. За все. За то, что у меня есть, ради чего жить. Я ни о чем тебя не просил, но ты дала мне все, о чем я никогда и не мечтал, - прошептал Эдвард, вытирая слезы, которые незаметно навернулись мне на глаза.

- Но, Эдвард… Без тебя бы ничего этого не было.

- Меня даже не было рядом. Я…

- Эдвард. Мы уже говорили об этом, помнишь? Не вини себя. Прошлое остается в прошлом. Главное, что ты сейчас здесь. Это все, что имеет значение.

Эдвард опустил свою голову мне на плечо и так, что я еле услышала, приглушенно прошептал в мою кожу:

- Мне никогда не понять, почему ты готова простить мне все, что угодно… Это так неправильно.

- Совсем наоборот, - покачала головой я. - Это правильно. Потому что я люблю тебя. Всегда.

Эдвард ничего не ответил, и я, посмотрев на него и увидев закрытые глаза, поняла, что он уснул. Его лицо было таким спокойным, умиротворенным и наполненным светом, что мне ничего сейчас не хотелось так сильно, как просто лежать рядом, смотреть на Эдварда, дышать с ним одним воздухом, дышать счастьем и ни о чем не думать.

***

- Мама! – услышала я громкий голос дочери из ее комнаты.

- Проснулась, - прошептал мне на ухо Эдвард, поднимая руку, еще недавно обнимающую меня за плечи, - и нуждается в своей мамочке. Знаешь, ты сиди, а я схожу.

- Уверен?

- Да. Я справлюсь.

- Хорошо, но если что, зови.

Эдвард ушел, а я, расположившись на диване, приготовилась ждать его возвращения или повторного зова Мелани. Сегодня первый раз, когда после дневного сна к ней подойдет папочка, но она привыкла несколько минут лежать в обнимку со мной и только через некоторое время подниматься окончательно, и потому у меня есть определенные сомнения, что дочка без всякого недовольства прижмется к Эдварду и еще немного отдохнет с закрытыми глазами. Не услышав никаких звуков, я решила проверить, чем же занимаются два самых близких моих человека. Эдвард лежал на спине, на нашей кровати, Мелани сидела у него на животе, хихикая, когда чувствовала щекотку в самых разных местах на своем теле. Дочка явно наслаждалась всем этим, но внезапно вскочила, схватилась за руку Эдварда, с его помощью оказавшись на полу, побежала к открытому окну, за которым летали разные птички, и стала смотреть на них.

Я тем временем подошла к уже вставшему любимому и поправила воротник его рубашки, который успела помять Мелани, пока играла с ним.

- Ты, правда, справился.

- Были сомнения?

- Ты их благополучно развеял.

Неожиданно Эдвард ахнул, и я успела испугаться, но потом проследила за его взглядом, и оказалось, что нас застала врасплох Мелани, прибежавшая обратно и вцепившаяся в штанину его брюк, требуя внимания к себе. Она стала энергично подпрыгивать вверх-вниз у наших ног, показывая пальчиком на окно. Я уже знала, что это значит, но Эдвард непонимающе смотрел на меня.

- Пойдешь гулять с нами?

- Конечно. Могла и не спрашивать.

Мы с Эдвардом вместе переодевали дочку, когда вернулись Карлайл и Эсми, уезжавшие проверить простудившегося ребенка. Мелани, увидев бабушку и дедушку, стала вырываться из моих рук, и мне не без труда удалось успеть надеть ей носки до того, как она все же убежала прочь. Проследив за ней взглядом, я обернулась лицом к Эдварду, положила руки ему на плечи и, улыбаясь, сказала:

- Нам лучше поспешить.

***

Я держала Мелани за одну руку, Эдвард - за вторую, но так продолжалось недолго. Мы вышли погулять втроем, и я знала, что спустя несколько минут она побежит вперед, и тогда любимый меня обнимет. Его пальцы гладили мое плечо, и пусть так мне было не совсем удобно идти, я ничего не говорила и не возражала, просто наслаждалась тем, что мы остались одни. Но это не продлилось долго. Я почувствовала, как вернувшаяся Мелани дергает мою юбку и тянет Эдварда за штанину, будто желая нам обоим что-то показать. Дочка так быстро, как позволяли ей силы, тащила нас за собой, пока нашему взору не предстали два цветочка, на одном из которых сидел обычный черный жук. Мелани указывала на него пальчиком, но коснуться боялась. Эдвард присел рядом с ней, посадил к себе на колени и смело дотронулся до насекомого. Мелани завизжала, а потом громко прокричала:

- Неть, па!

Эдвард посмотрел на меня, словно ища поддержки, и я не могла не понимать, почему он выглядит как-то уязвимо и беззащитно. Мелани впервые назвала его папой, хотя и прониклась к нему с первых дней знакомства. К тому же некоторое время назад у нас состоялся серьезный разговор, во время которого мы с Эдвардом смогли подобрать слова, чтобы объяснить дочке, что он – ее единственный папа. Было нелегко, но мы справились. Теперь же Мелани необязательно нужно будет залезать к Эдварду на коленки или садиться рядом, чтобы привлечь его внимание, как бывало раньше.

- Все в порядке? - одними губами спросила я Эдварда, и он кивнул, после чего взял жука и посадил его Мелани на пальчик. Она сначала дрожала, подпрыгивала, но потом, осознав, что жучок безобидный и не укусит ее, успокоилась. В конце концов, Мелани снова убежала прочь, но перед этим вернула жука на лепесток.

Остаток дня Эдвард был погружён в свои мысли, и я не лезла к нему, зная, что он все расскажет, если захочет, но вот Эсми стала совсем беспокойной, когда за ужином Эдвард молча ел и не принимал совершенно никакого участия в разговоре за столом. Мне пришлось сказать ей, что произошло во время прогулки, и мой рассказ успокоил ее тем, что не случилось ничего страшного. Эдварду просто нужно время, чтобы прийти в себя. Он, конечно, относится к Мелани соответственно тому, как она назвала его, как папа, но все же услышать для него это слово было неожиданностью. На его месте я бы тоже не замечала вокруг ничего и никого, но все равно чувствовала, что обязана спросить, все ли в порядке, и сделала это, когда мы остались на кухне вдвоем. Мелани, играющая с ложками, не в счет, слишком уж она была увлечена этим занятием.

- Да, не беспокойся.

- Это моя обязанность. Ты куда?

- Никуда. Просто не хочу мешать. Побуду в гостиной.

- Если ты не придешь ко мне, клянусь, я за тобой вернусь, - заверила его я, после чего вернулась к уборке посуды, доверив Мелани вытирать столовые приборы. Она так усердно трудилась, что даже высунула язычок от напряжения. Такая смешная...

- Ма?

- Да?

- Пачему па такой грусный? Это я?

- Нет, милая, не из-за тебя.

- Ты?

- Нет. Просто... он устал. Но к утру к нему вернутся силы.

- Сон?

- Да, после того, как он поспит. И тебе тоже пора, пойдем.

Прошел час прежде, чем Мелани вдоволь наплескалась, и мне удалось ее искупать, и еще почти столько же времени до того, как она, наконец, отложила в сторону свою игрушку и, послушав сказку, уснула.

Не знаю, как я добралась до кровати, как переоделась, все было словно в тумане. А еще нужно было отыскать Эдварда, но только я подумала о нем, как дверь открылась, впуская его, и снова закрылась.

- Мелани?

- Спит, но спрашивала о тебе.

Ответом послужило молчание, и я не сразу решилась продолжить, но все же собралась с духом.

- Наша дочка думала, что ты из-за нее расстроен. Я сказала, что это не так, а вот теперь сама сомневаюсь.

Эдвард, переодевшийся для сна, замер около шкафа, но спустя мгновение ожил, обернулся ко мне и даже сделал пару шагов в мою сторону, но потом замер. Я физически могла ощутить его неуверенность, только не знала, с чем она связана.

- Ты о чем?

- Тебе не понравилось, что она тебя папой назвала?

- Очень понравилось. В этом-то все и дело.

- Не понимаю.

- Белла, это такая ответственность, и я не осознавал ее по-настоящему до этого момента, а теперь почувствовал себя частью чего-то большего.

- Ляг со мной, пожалуйста, - попросила я.

- Я не могу спать.

- Мы договорим в кровати, хорошо? Мне просто хочется тебя обнять, и это нужно сделать.

В комнате стало темно, когда Эдвард выключил свет, но, привыкнув, я различила его силуэт и, едва он лег рядом со мной, окунулась в его близость, и больше не могла сказать, где его ноги, а где мои, так тесно мы прижались друг к другу.

- Тебе страшно?

- Очень. Ты все знаешь, все умеешь, а я даже временами не понимаю, что Мелани нужно.

- Мне тоже было страшно.

- И как ты справилась?

- Я не была одна. И поэтому ты не должен бояться. Я помогу тебе во всем, как мне помогали. И я никогда в тебе не разочаруюсь, потому что люблю.

- И это заставляет тебя видеть во мне то, чего нет.

- Нет, это заставляет меня верить в тебя. И ты поверишь в себя.

- Когда ты так говоришь, мне кажется, что я все смогу.

- Так и будет. А теперь давай засыпать. Спокойной ночи, Эдвард.

- Спокойной ночи, Белла.

Эдвард покрепче обнял меня, окружив своим запахом, и я заснула невероятно быстро, успокоенная его близостью.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-14513-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (20.01.2015) | Автор: Ksushenka
Просмотров: 1237 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
0
5 Kataru   (20.01.2015 23:53)
А она развод не собирается оформлять? И не хорошо как-то по отношению к родным, не сообщить им что жива-здорова.

0
4 modnuxa060708   (20.01.2015 22:29)
Спасибо

0
3 Shape●Of●My●Heart   (20.01.2015 22:17)
спасибо за новую главу! Умиротворение.

0
2 ЕЛЕНА123   (20.01.2015 21:55)
Благодарю за продолжение! Спасибо!!!

0
1 Korsak   (20.01.2015 21:27)
История идет вперед и все наконец-то хорошо!
Правда Эд,ну,уж через чур сомневающийся и неуверенный родитель,и это тяжело.
Спасибо за главу!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]