Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация
Любовь в проклятом мире. Это глупость, безумие... или отчаянное желание избавиться от одиночества, найти смысл жизни? Особенно если больше никого и ничего не осталось, кроме смертного приговора, что висит над твоей головой, как гильотина. А попытка стать любимой, открыть свое сердце для Него, может стать единственным шансом на спасение. Или все только усугубить.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Конкурс Фан-Артов "Говорят, под Новый Год..." Второй этап
Дорогие фотошоперы, давайте воплотим в жизнь все ваши фантазии на тему зимы, Рождества, волшебства и любви. Налетайте на заявки, выбирайте себе по душе и создавайте красоту!
Работы будут разделены на три категории:
- Сумеречная Сага
- Драма
- Романс

Второй этап начался: Разбор и исполнение заявок до 19 декабря (до 15:00 по мск.в)

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Искусство ведения переговоров
Джим Кирк — худший в мире заложник. Перевод от Кристи♥



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 12968
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

НЕБО. Глава 12. Еnd2end

2016-12-8
14
0
Глава 12

Еnd2end
(Непрерывной цепью)


Свобода ничего не стоит,
если она не включает в себя свободу ошибаться.
М. Ганди


- Дайте мне пройти! – Француаза тщетно пыталась пройти к Королеве, двери в её покои охраняла стража.

Девушка хотела пройти к Её Величеству, чтобы высказать всё, что думает, бросить в лицо Екатерине все обвинения. Однако стража была непреклонна. Они скрестили копья и не пускали девушку.

Француаза в бессилье сжала кулаки, отошла к окну и, не в силах больше держаться, расплакалась. Вдруг кто-то обнял её за плечи:
- Нет, дорогая. Не здесь и не сейчас. - Это была Диана. Она развернула девушку к себе лицом, достала из рукава носовой платок и подала его дочери. – Не стоит ронять своё лицо ни при каких обстоятельствах.

- Но я хотела сказать Её Величеству…

- Ты, к сожалению, недостаточно сильна против Её Величества, дорогая.

- У меня нет времени, мама! Ни у меня, ни у Робера нет на эти придворные игры времени! И я достаточно сильна!

- Тихо! – Диана редко бывала резка, но сейчас это было необходимо. – Сегодня замечательная погода, нам стоит прогуляться, ты не находишь?

- Мне не до прогулок… - Француаза не договорила, потому что взгляд матери красноречиво говорил о том, что за спиной девушки кто-то был. Повернувшись, она увидела Камбьена. Этот вечный соглядатай Медичи, он появлялся, словно из-под земли, и исчезал так же незаметно. - О, да, вы правы, погода нынче чудесная. Интересно, те розы, что доставили из Эсекса, уже зацвели?

Диана слушала дочь, но мысли её были далеко. Теперь подозрения подтвердились. Её Генриха сгубила Медичи, так безжалостно и глупо. А она уже ничего не может поделать… Или может? Стоит ли? Стоит ли мстить в память о нём? И тут она поймала себя на мысли, что мстить Екатерине ей совершенно не хочется. Ведь если отмщать, то это словно снимать с Медичи часть вины. Но как же быть? Ещё этот молодой герцог! Господи, как же он порывист, и его необдуманные поступки завели всё так далеко. Прямо под гильотину! Она взглянула на девушку. Та еле сдерживала слёзы, и так решительно настроена спасти Ламарка. Влюблена?

- Ты любишь его? – Прямой вопрос перебил Француазу.

- Да! – Она ни на секунду не задумалась.

- Это решает дело.

- Но мама, как это может решать что-либо?!

- Избавь меня от подробностей. Собирайся и поезжай в Париж. Остановись в доме Ламарков. Но к герцогу не ходи, пока не приеду я.

- Приговор уже вынесен. Его казнят послезавтра!

- О! Времени хватит. Его даже слишком много.

- Много?!

- Делай, что я сказала.

- Но как ты…

- Я слишком хорошо знаю Катрин, положись на меня, дорогая.

С этими словами Диана удалилась в замок. А Француаза прошла по дорожке дальше, лабиринты клумб закончились, и перед ней предстала узкая тропа в липовую рощу. Поравнявшись с деревом, девушка уже было надумала идти в замок и собираться, как ей и велела Диана, но ей почудилось, что за стволом липы кто-то прячется. Она ступила на траву и, не успела притронуться к стволу, как её крепко схватили за запястье:

- Не бойся, - раздался хриплый шёпот. И перед Француазой предстала совершенно удивительная старуха. В ней было не больше пяти футов. Сама вся в чёрном, однако, одеяния, видавшие виды. На голове то ли платок, то ли повязка, да и та вся в дырках, седые волосы свисают на лоб и загораживают лицо. Девушка от неожиданности замерла и не могла пошевелиться.

- Не бойся меня, - повторила старуха, но запястье девушки не отпустила. Француаза посмотрела на руку, державшую её – хватка была крепкая и уверенная. На руках старухи не было морщин.

- Кто вы?

- Гелла.

- Но кто вы?!

- Сама догадайся. И мой ответ – нет.

- На что ответ?!

- На тот вопрос, который ты постоянно задаёшь сама себе. Так вот – НЕТ.

- Но как вы…

- Отдай ему самую дорогу свою безделицу, откупись.

- Как это возможно? – Француаза словно была под гипнозом, но она определённо понимала то, о чём ей говорила эта женщина.

- Сама догадайся. И на второй вопрос ответ – нет.

- О! Он…

- Ш-ш-ш… - и старуха, приложив палец к губам в знак молчания, взглянула в глаза Француазе. От шока у девушки закружилась голова – на неё смотрели чистые голубые глаза, которые светились добром и теплотой. – Отпусти одного и не отпускай другого, и никогда не пробуй итальянских пирожных.

С этими словами старуха отпустила руку девушки. В это время над кроной старой липы громко прокричала птица, Француаза подняла голову – это был ворон.

- Я никого не… - но старухи уже не было. Словно она и не появлялась вовсе.

***

В номере всё было так, как она и оставила. Её халат и джинсы висели на стуле, на туалетом столике стоял бокал с недопитым кофе. Взгляд Паскаля упал на небольшую вещицу, валявшуюся на полу у кровати – это была её майка, майка в которой она спала. Он поднял её - ему показалось, что эта хлопковая тряпица до сих пор хранит тепло девушки, и он зарылся в неё лицом, окунаясь в любимый запах. Это было так хорошо, что обида внутри него стала растворяться, уступая место нежности.

Так сложно всё, и одновременно так просто.

У него были девушки и до неё, отношения с ними длились, как правило, довольно долго, но, ни разу ещё никто не был ему так нужен, так жизненно необходим. Он сам прерывал отношения, когда они грозили ограничить его свободу, а теперь хотел этого - хотел несвободы, хотел зависимости, хотел её душу и тело, хотел…
И вот ведь странная вещь, он пытался отпустить её, пытался жить так, словно её уже не будет в его жизни, пытался исключить себя из уравнения, освобождая её, думая о её чувствах, и не смог, не получилось.
Гребаный эгоист, оказалось, что пытаясь казаться благородным, он просто отталкивал её, то своим молчанием, то предложенными так не вовремя ключами, и вот теперь видимо потерял её окончательно, купив кольцо. Да разве дело в том, что ей надо рисовать, разъезжая по миру и пропадая ночами?! Дело в том, что он не готов отдать её этому миру и этим ночам, будь она трижды талантлива. Он хотел её рядом, просто рядом с собой. Всегда. И когда он увидел, что её беготня по подворотням это не просто баловство, то был совершенно обескуражен, потому что понимал, как ни кто другой, как наркотически в кровь въедается творчество.

Вспомнилось, как она привычным жестом закладывала за ухо волосы, когда разговаривала в баре … Он не мог в это поверить, словно увиденное было размерами с небоскрёб, и высилось над ним серой громадой, грозя раздавить, подавить, уничтожить. В первые минуты он хотел подойти к Тони, но когда увидел парня рядом с ней, решил повременить, устроив себе добровольную пытку. Сейчас это жгло изнутри его душу, доставляя какое-то мерзкое удовольствие жалеть себя и, раздражаясь, прокручивать увиденное в голове снова и снова.

Он сел на кровать, всё ещё держа в руках футболку Тони. О, он понимал, что жалок, понимал, как ничтожны его попытки заполучить её, как вообще всё это несовременно. Он помнил, как сам в душе высмеивал таких глупцов – нашёл девушку, живёшь с ней и хорошо, то ли любишь, то ли просто удобно – а не плевать ли? Скажи ему тогда, что и его плюсанёт к таким идиотам, которые влюбляются, он бы рассмеялся им в лицо! Но с какого-то момента ему стало всё равно, как это выглядит, стало плевать на то, кто что подумает, ему была важна только она.

Друзья говорили ему – ты будешь мстить ей за то, что так долго мучила, и всё это обернётся пыткой для вас обоих.

Что они знают?!

Для окружающих он был всегда холодно-вежливый, всегда с полуулыбкой, всегда протокольно расслаблен, он оставался таким и сейчас, и только пару друзей, знавших, какой он на самом деле, видели – он изменился. Как только заканчивалась сцена на съёмках, интервью, репетиция, он замыкался, отстранялся, и, казалось, был рад отделаться от всех и остаться один.

Несколько раз он приходил к друзьям с Тони. Как-то после одной такой вечеринки Гай, самый близкий и давнишний его друг, с которым они дружили с начальных классов школы, сказал ему:

- Теперь я понимаю.

- Что понимаешь? – переспросил Паскаль.

- Что ты не будешь счастлив ни с кем другим, пока она ходит по этой земле. Это не вытравить ни трахом, ни бухлом.

И эта была правда. Горькая ли, сладкая ли, но честнее и точнее сказать про его чувства было бы невозможно.
Так в обнимку с футболкой девушки он и заснул.

***

Солнце садилось, окрашивая небосвод в красноту, и эта краснота, разрезая небеса, вливалась в комнаты замка Шенонсо пурпурно-красным сиропом. В комнате было тихо, так тихо, что, казалось, этим янтарно-солнечным вечером только тишина и нега живут под сводами замка. Но нет. Тихо было, но благости не было. В залу приёмов не велено было впускать никого, пока длится разговор этих двух дам.

Медичи, как обычно, съёжилась от одного только взгляда Дианы. О, с какой же радостью она отправит эту шлюху на задворки королевства и воцарится одна в залах Лувра! О, как же она ненавидит её!

А Диана прекрасно знала, как одно только её присутствие вводит Катрин в ступор. И она соврала бы себе, сказав, что ей это не нравится!
Диана заметила, что Катрин привела себя в порядок – волосы чистые и красиво уложены (интересно, сколько горничных было доведено до сердечного приступа), чёрное платье делало её похожей на огромную ворону, однако, было сшито по последней моде. Катрин объявила, что до конца жизни будет носить траур по безвременно ушедшему мужу – лицемерка! Любовники, что побывали в её постели за время её замужества, не поместились бы во всех залах Лувра.

- Ну? – бросила Медичи, всем своим видом давая Диане понять, что едва выносит её присутствие.

- Казнь Ламарка должна быть отменена, - Диана всегда говорила прямо, если дело было важное, и Катрин зала об этом.

- Отменить?! Ты, должно быть, рехнулась, если решила, что вправе указывать мне! Убийца будет казнён – это приказ.

- Тогда почему вы до сих пор здесь, а не в Бастилии?

- Что?! – Екатерина от возмущения даже привстала.

- Если ваш приказ – казнить убийцу покойного Генриха, то почему вы не готовитесь взойти на эшафот?

- Да как ты смеешь?! Эй, стража…

- Катрин, - Диана называла королеву по имени всего второй раз в жизни, – не стоит шуметь. Ты лучше меня знаешь, что это правда.

Королева опешила, замерла и медленно опустилась в кресло. Сердце в её груди остановилось, мысли улетучились, и она с широко открытыми глазами уставилась на Пуатье. Что, во имя всего Святого, известно этой женщине?

- Говори, - шёпотом произнесла Медичи.

- Бог тебе судья, но Ламарка ты отпустишь, и сделаешь это немедленно. А потом ты забудешь про нас, да так крепко, словно нас и не существует. Иначе я, пусть даже ценой собственной жизни, пущу под откос всё, чем ты дорожишь, и даже твои правнуки будут проклинать тебя.

- Это всё? – Екатерина почти не дышала.

- Да, - Диана наблюдала за тем, как Медичи подавляла в себе эмоции, рвущиеся наружу. Давалось ей это с трудом. Её руки сжались в кулаки, губы превратились в тонкую полоску, было видно, что желваки на скулах ходят ходуном.

- Хорошо. Это было твоё последнее обращение ко мне, - спустя несколько секунд промолвила Катрин.
Диана присела в реверансе и вышла. Медичи не видела её лица, но могла бы поклясться, что она улыбалась. Рано радуешься, Пуатье! Или я не Медичи!

***

До шоссе они дошли быстро, Тони дрожала – не то от нервов, не то от холода. Эд молчал. Он поднял руку в надежде поймать попутку. Вскоре рядом с ними остановилась машина.

- Садись, - сказал парень, открывая перед Тони дверцу.

- Зачем? – девушка смотрела на него с недоумением. Она действительно не понимала, почему он хочет отправить её домой.

- Затем, что тебе надо поговорить с ним. Но предупреждаю, если ты ещё раз объявишься в моей жизни – я тебя не отпущу.

- Может, уже слишком поздно, может быть он и не ждёт меня уже, может быть и говорить ни о чём не нужно, может быть я уже готова остаться…

- Вот и поймёшь.

- Эй, едем или нет? – спросил водитель, который уже заждался пассажиров.

- Да, - ответил ему Эд.

- Нет, - ответила Тони.

- Езжай, - Эд отказывался смотреть ей в глаза, чтобы она не смогла понять, как трудно ему отпустить её уже сейчас.

- Ладно, только мы не встретимся больше…

- Как знать, разве можно обмануть судьбу?

- Я попробую, назло тебе! – Она села в машину и с силой захлопнула дверь.

Паскаль проснулся, рывком садясь на постели, он проспал ровно час, и это был словно и не сон, а забытьё какое-то. И буквально через несколько минут он услышал, как в замке поворачивается ключ.

- Привет, - Тони слабо улыбнулась парню.

- Давно не виделись, здравствуй, - Паскаль стоял, оперевшись плечом о дверной косяк. Волосы его были спутаны со сна, глаза потемнели, щетина, отросшая за четыре дня, придавала его виду какую-то особенную сексуальность. Он был очень красив сейчас.

- Ты голодный? – Тони не спешила затрагивать болезненную тему, однако, Паскаль был настроен иначе.

- Нет, перекусил в пабе.

- В пабе? – Тони насторожилась.

- Да, в нём подают дрянные бургеры, но отлично готовят измены.

- Что? – Тони подошла к Паскалю вплотную и заглянула ему в глаза.

- То!

- О, только не говори, что ты шпионил за мной.

- Нет, не шпионил, просто так вышло.

- Ну и как измены, хороши? – Всё, Тони закусила удила, и теперь её вряд ли что-либо смогло бы остановить.

- Говорю же – отменные, - Паскаль тоже решил не спускать ей ничего, и если всё это закончится, то пусть с «битьём посуды».

- Только не надо делать вид, что ты ревнуешь! Я не верю.

- Именно! Ты не веришь мне, в этом моя проблема.

- Так что тебе мешает отпустить меня?

- Не хочу! Но мне осточертела твоя беготня!

- О, «не хочу»! Ты же бросил меня там, на улице, ты просто ушёл, не сказав ни слова!

- Мне нужно было это осмыслить.

- А, да ты у нас мыслитель?

- С тобой я им стал.

- Ну что ж, тоже польза. И что ты надумал, интересно?

- Я приму всё, если ты с этим счастлива, если тебе это нужно. Хочешь – рисуй, только я должен знать об этом.

- О чём?

- Где ты, с кем ты.

- Что-то очень легко как-то. И всё, и никаких претензий больше? А как с доверием быть? Ты говоришь, что я не верю тебе, а ты мне веришь?

- Зачем ты была с ним? Где вы познакомились?

- Ой, только не разыгрывай из себя Отелло! Ты же всё время всем давал понять, что ты такой лёгкий в отношениях, что ты не готов ни к чем серьёзному. Ты забыл?

- Это было до того…

- До того, как ты увидел меня с другим?

- Да что, чёрт возьми, ты говоришь?! Я же подарил тебе кольцо, я хочу, чтобы ты была со мной!

- Ты считаешь - кольца достаточно?

И она прошла мимо него в кухню, но он поймал её руку и притянул к себе:
- Тони, подожди, всё не то, подожди…

- Пусти, - она попыталась выдернуть руку, но не смогла. Он крепко держал её и смотрел прямо в глаза. Она заметила, что под глазами у него залегли тени, он был совершенно бледным.

- Нет! Не пущу! Ни к кому не пущу! И да, кольца достаточно!

- Для чего достаточно?! Пусти!

- Для того чтобы понять, что я люблю тебя! – Он сорвался на крик.

- Скольким ты это уже говорил? - Она, напротив, говорила шёпотом, у неё просто перехватило горло. Девушка была обескуражена его признанием, и не только словами, а тем, как они были сказаны. Казалось, он сказал их не голосом, а всем своим телом и душой. Это не радовало и не пугало, это потрясало. И вот это самое потрясение несло её в какую-то тёмную пропасть, в то, что называется – укуси ещё больнее, и он упадёт на колени. У неё кружилась голова, кровь в висках билась молотом. Ей хотелось одновременно ударить его и зацеловать до бездыханного состояния, выкусить кусок мяса, и залюбить до полусмерти. Безумие…

- Прекрати!

- Я и пытаюсь! – И она снова попыталась вырваться.

- Ты не слышишь меня?! Я люблю тебя! Люблю тебя! Люблю! – И он прижал её к себе с такой силой, что мог бы, наверное, раздавить. Он словно хотел впечатать её в себя. Она пыталась спросить его – почему он молчал столько времени, пыталась ответить ему, но он не давал ей и слова вымолвить, закрывая рот поцелуями, сгребая в охапку и волоча в кровать. Она вновь попробовала вырваться, но слышала только его короткие слова:

- Нет, не пущу! Не отпущу… со мной, моя…

Это было, как ураган, который начисто снёс ему голову, это было настолько яростно, что ему хотелось съесть её. Ужасно? Возможно, но он сейчас думал только телом, а оно хотело её, и настолько сильно, что подавляло всё остальное. Да и важно ли всё остальное? Может сейчас это будет последний раз, когда она будет его...

Тони проснулась, но глаз не открывала, все её тело болело, но ей это нравилось, и понравилось всё, что произошло этой ночью. Словно пелена, так долго накрывавшая её, спала, и она увидела его настоящего. Такого, каким он был, каким стал рядом с ней, каким она его сделала.
Девушка приоткрыла глаза, но его подушка была пуста. Тони подняла голову и увидела, что Паскаль сидит на краю кровати. Шторы на окнах были неплотными, и сквозь них пробивался робкий утренний свет, тусклый, как это бывает зимой, но отчего-то он делал воздух в комнате, да и всю обстановку, мягкими. Она села и придвинулась к нему, но не обнимала, словно пыталась прислушаться к его мыслям.

- Паскаль, я…

- Тони, не нужно, - и он обернулся к ней. Тони посмотрела на него – было такое чувство, что его лицо за ночь изменилось почти до неузнаваемости, потому что столько боли не мог вместить в себя ни один человек. Ей стало ясно, что он принял решение. – Я… отпус… я должен…- Он не мог сказать это. – Мы должны… ты должна идти дальше без меня. Я обещаю, что ты обо мне больше никогда не услышишь.

- Что? Но почему? – От недоумения у неё даже губы сложились в букву «о».

- Потому что сегодня ночью я понял, что могу причинить тебе боль, физическую боль…

- Ты с ума сошёл?

- Наверное, если почти изнасиловал тебя…

Дальнейшую её реакцию он никак не ожидал – она закрыла глаза и повалилась на подушки, заливаясь громким смехом, таким звонким и чистым, что голос звенел колокольчиком.

- Что ты… Почему ты смеёшься? – он повернулся, и откидывая одеяло, навис на ней, вглядываясь в её лицо. А она, всё ещё улыбаясь, взяла в ладони его лицо и тихо сказала:
- Дурачок, я люблю тебя!

Он замер и зарыл глаза, а она увидела, как по его щеке ползёт слеза.

Они уехали в Париж в этот же день вечером, и когда самолет, набирая высоту, взмахнул на прощанье крылом над Лондоном, она вспомнила серо-голубые глаза, которые могли смотреть с такой нежностью и теплотой, с любовью…


***

- Позовите мне Камбьена, - скомандовала Медичи страже.

Жак де Камбьен появился через секунду:
- Слушаю вас, Ваше Величество.

- Казнь… Ну, как там его, Ламарка, кажется.

- Да, Ваше Величество, герцога де Буйона. Она назначена на утро пятницы.

- Да, да, герцога… так вот – приговор отменяется. Приказ об этом должен быть готов немедля.

- Да, Ваше Величество.

- И…

- Что-то ещё?

- Да, пусть его доставят не раньше ночи с четверга на пятницу. Проследите за этим, если хотите получить поместье ле Рейон.

- О, да, Ваше Величество, все будет исполнено так, как вы хотите!

Soundtrack главы

_______________________________________________________________
вот и новая глава, очень хотелось бы услышать вас здесь, да и на форуме тоже не откажусь. Глава получилась эмоциональной на мой взгляд и поступки героев спорные. Так что, прошу вас, не стесняйтесь, высказывайтесь. И пожалуйста, послушайте саунд, он многое разъясняет, а может только запутывает, но подходит к этой главе по-моему.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-15452-6
Категория: Все люди | Добавил: Evita (18.10.2015) | Автор: Evita
Просмотров: 555 | Комментарии: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 25
0
21 Evita   (04.11.2015 20:43)
Спасибо, любимые за то, что читаете!!!
наша Медичи даже яблочко выиграла!

+1
10 Хилма   (02.11.2015 22:31)
Посмотрела первый спойлер... ОН!!!
Никакого Эдварда - Роберта нафиг не надо!

Посмотрела второй спойлер...
Жаль не раздвоиться ни мне, ни Тони...

Но вот это взгляд, как ты говоришь "в матку" только у одного...
А с другой стороны, когда только туда, так оно... ... для здоровья вредно.

0
20 Evita   (04.11.2015 20:41)
конечно ОН!

а у которого из них в матку?

+1
22 Хилма   (04.11.2015 21:11)
А на твой взгляд, у которого?

+1
23 Evita   (04.11.2015 23:16)
вообще-то я первая спросила)

у первого
хотя... нет, не у первого... точнее так - у первого не только туда...

-1
24 Marishelь   (21.12.2015 20:17)
Нет, не у первого!!! angry У второго happy

+1
9 MARIKA8221   (28.10.2015 02:18)
спасибо smile

0
19 Evita   (04.11.2015 20:40)
И вам спасибо!

-1
25 Marishelь   (21.12.2015 20:18)
Это тебе спасибо, Наташик!

+1
8 RibekN   (25.10.2015 14:55)
Коварные женщины. Одна другой стоят.

0
18 Evita   (04.11.2015 20:40)
Точно, Натуля!
Спасибо!

+1
7 tess79   (23.10.2015 20:20)
Наташик, спасибо за главу!!! За образумившуюся временно ТОни, за надежду на спасение Робера... спасибо за все!

0
17 Evita   (04.11.2015 20:37)
Танечка! спасибо!
Как же ты права... как права!

+1
6 na2sik80   (22.10.2015 20:59)
Тони меня просто бесит...А мужчин ,конечно,жалко.

0
16 Evita   (04.11.2015 20:37)
Натусик! спасибо!
вот самая сочная эмоция! спасибо за неё.

+1
5 Best_Nik_name   (22.10.2015 20:54)
Новая глава! Какое счастье! Огомное спасибо за продолжение этой замечательной истории! Ну, что же, Тони сделала свой выбор... надеюсь он принесет ей счастье. Робера освободят - это хорошо, но наверное не все так просто... Ждем продолжение!

0
15 Evita   (04.11.2015 20:36)
Света, спасибо!
Тони сделала выбор? э-нет...

+1
4 Edera   (20.10.2015 21:21)
Спасибо за главу!

0
14 Evita   (04.11.2015 20:33)
Спасибо, Юля!

+1
3 Marishelь   (19.10.2015 23:43)
Да, поступки неожиданные wacko но объяснимые. Глава действительно эмоциональная, но это хорошо, это захватывает happy Спасибо, Натали!

0
13 Evita   (04.11.2015 20:33)
Марина, тебе спасибо, что читаешь!

+1
2 GASA   (19.10.2015 20:16)
Какая старушенция с ярко-голубыми глазами..значит ли ее ответ "нет"-что Ламарка не казнят, не смотря на происки Медичи? и что значит -не есть итальянских пирожных? спящие будут?

0
12 Evita   (04.11.2015 20:32)
Спасибо, Галя! Поразительно, какие правильные вопросы ты задала!
Кто такие спящие?

+1
1 робокашка   (19.10.2015 17:35)
требую спасти Робера! biggrin

0
11 Evita   (04.11.2015 20:31)
требования приняты! smile
Спасибо, что прочла!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]