Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13569]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8169]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3662]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вопреки всему
Любовь сильна, но сможет ли она преодолеть все трудности?
Командировка вынуждает Джаспера оставить свою невесту Элис. По приезде он находит ее в психиатрической больнице. Что произошло? Сможет ли Джаспер спасти свою любовь и разгадать все тайны?

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Дальше от мира, ближе к себе
Для Элис это была всего лишь работа и попытка решить очередную проблему. Она и подумать не могла, что окажется на необитаемом острове и найдет для себя нечто более значимое, чем прибыль.
Завершен.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Чтение "Сумерки" в школе Форкса
Стефани Майер договорилась о встрече в школе Форкса, чтобы прочитать историю Эдварда и Беллы. Чем это все закончится? Будут ли герои вместе?

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Литературные дуэли

Ада и Каххар

2016-12-7
52
0
АДА И КАХХАР


Ночь на город опустила
Свой таинственный звёздный полог.
Что же ты, родная, загрустила?
Знать, разлуки придёт скоро срок.

Время незаметно укатило,
Всласть наговориться не успели.
Свидеться судьба нам отпустила
Слишком уж короткую неделю.
Оксана Ладыгина


Ре-ре-ми-ми-соль…
По клавишам так легко, как касаться перышком. Нежное прикосновение – нежный, трепетный звук.
И снова:
Ре-ре-ми-ми-соль…
Ля-до…

Это никогда не было чересчур сложным – мама с детства учила меня играть на пианино. Преподавая музыку, приобщала к зачаровывающему звучанию музыкальных инструментов с самого младенчества. Сколько маршей, менуэтов, вальсов и сонат был разучено! Сколько раз они были исполнены?..
Но больше всего среди этой канители мне запомнилось одно произведение, автора которого установить почему-то не удалось. Кажется, оно называлось «Мечтаниями», или что-то в подобном роде. Не сложно догадаться, о чем рассказывало. Правда, в отличие от всего того, что было написано прежде, охватывало не только радостные, светлые мечты, неизменно заканчивающиеся свершением желания, но и другие, те, которые в конце так и не получали исполнения. Разбиваясь о суровую действительность, как волны о беспощадные морские рифы, они навсегда терялись в глубинах сознания своего обладателя.
Соль-ля-си…
Ре-ре-до…
До…

Пальцы знают свое дело. Я победно улыбаюсь.
Невероятный сюжет для музыкального произведения. Безумно сложный в воплощении. Но композитору, кем бы он ни был, этот опыт прекрасно удался. Музыка, начинавшаяся с нежных, плавных нот, постепенно становится все громче, перерастая в нечто кошмарное, не поддающееся описанию. А ближе к концу, перед самой кульминацией, перед оглашением финала, на мгновенье затихает…
Тишина, длящаяся две секунды, оглушает. Затаив дыхание, словно бы совершаю последний шаг к краю глубокой пропасти, я позволяю пальцам свободно перебежать на другую октаву, чувствуя их подушечками ровную поверхность клавиш…
Ре-ре-ми-ми-фа-фа… До!
Ре-ре-ми-ми-фа-фа… Ля!
Ля-до.

Конец…
Сзади раздается гром аплодисментов. Мама, вдохновленно следящая за моей игрой, подбадривает Кира, полюбившего музыку буквально с рождения, чтобы хлопал громче.
Мы обе знаем, и она, наверное, даже лучше, раз приняла мой выбор, что я променяла консерваторию на замужество и семейную жизнь, пусть уже не в США, а в Англии. И никогда не жалела.
- Умница мама, да? – она чмокает внука в макушку, наблюдая за его искрящимся темно-зеленым взглядом. Малыш весело гогочет.
- Я и тебя научу, - с улыбкой обещаю сыну, погладив его пухлую розовую щечку, - или бабушка. Ты будешь играть лучше нас всех.
Кир не понимает, но улыбается шире. В свой год от роду он не способен оценивать ситуацию. И, конечно же, ему неведомо, какой вес имеют эти слова.
Научим, если доживем.
Мама отпускает малыша на большой ковер гостиной, специально отгороженный от остального пространства комнаты невысоким пластиковым заборчиком. Получив свободу, он не медлит ни секунды, кидаясь к горке игрушек, сложенной у огромного плюшевого медведя.
Я с нежностью смотрю ему вслед.
У Кира черные волосы, смугловатая кожа и широкий лоб, как у папы. Но глаза, длинные пальчики и улыбка у него моя. Несовместимое совместимо.
Я предлагала назвать его по-другому. Мне очень нравилось иранское «Навид», или, на крайний случай, замещающее его в английской культуре «Давид, Дэвид», но уж точно не греческое «Кир»
Однако Каххар оказался неумолим. Он убедил меня, что ребенку лучше не иметь никакой связи, кроме рождения, с исламскими странами, традициями и именами. Навида будут искать. Будут искать даже Давида-Дэвида… а вот Кира никто искать не станет. Нет в Англии такого имени, Кир. К тому же, далекими-далекими корнями «Кир» все же приходится родственным иранскому «Кирушу», так что мне стало легче.
Все было разумно.
- Хочешь, я сварю на ужин щи? – неловко теребя пальцами ворот своего халата, предлагает мама. У нее светлые волосы, в которых каждую неделю она подкрашивает седину, узкое лицо, которое унаследовала и я, и нежный взгляд. Я утопаю в этой нежности и заботе каждую неделю, что нам отведена.
Мама знает, что если мы не приедем среди недели, в среду, мы уже никогда не приедем. Ни телефонов, ни смс, ни писем. Только личное присутствие. А потому каждый раз для нас – как последний, шансов достаточно, а гарантий никто и никогда не дает. Мы все это приняли.
Она была против моего замужества. Она называла Каххара страшным исламистом, который все, что видит вокруг – свои традиции. Она боялась, что наша разница в возрасте и его взгляды приведут нас в бездну, оставив меня у разбитого корыта еще и с ребенком на руках. И, слава богу, она не знала, чем он занимается. Но так же она и не знала, что живу я благодаря Каххару.
- Нам уже пора, - я сочувствующе поглаживаю ее руку с выступившими венками, - Эван приедет в шесть, чтобы отвести нас домой.
- Может быть, он захочет поужинать?..
От надежды в ее глазах мне плохо.
- Эван – водитель, мама. Он делает то, что говорит Каххар. Он не станет ужинать.
Кир находит среди кучи игрушек какую-то утку, начинающую пищать от надавливаний. Он в восторге от обнаруженной находки и режущий слух звук разносится по комнате с завидной частотой. Отвлекает внимание от того, как обливается кровью сердце.
- Ну, тогда я дам вам с собой пирога, - мама делает вид, что все в порядке. Озабоченно вздохнув, она поднимается на ноги, глянув в сторону кухни, - Каххар ведь любит с вишнями?
- Мам… - от ее желания хоть как-то задержать нас, запомнить, у меня щиплют глаза, - он не ест еду, которая приготовила не я, ты же знаешь.
Она понятливо кивает. Будто забыла.
- Тогда вы поедите. Вы же едите мою еду?
Я поднимаюсь следом, обняв ее за талию. Теплая, худенькая, она ненавидит прощаться. А пирог – все, что может нам предложить.
- Конечно, мамочка. Он безумно вкусный!
Улыбка, тронувшая ее губы, не освещает глаз. Но я сознательно не замечаю этого, обернувшись к Киру. Он, сидя на полу в джинсовом комбинезоне и желтой майке с обезьянками, строит пластиковые замки из квадратных кубиков. Он обожает замки, и я представляю, как будет рад узнать, что уже в нем живет. Как принц.
В окне за домом вспыхивают фары, а на гравии – шелест шин. Эван всегда по расписанию, за это наша семья его и ценит.
Короткий стук в дверь – и он уже на пороге. В белой рубашке, в черном пиджаке, с вежливой улыбкой и сединой на висках. Простому наблюдателю не видно, но я прекрасно знаю, что на обоих у него – шрамы. Эван один из тех военнослужащих, что вернулись из Афганистана после первой кампании практически без увечий, но с обостренным чувством к опасности и умением выйти из самого плачевного положения. Такие телохранители на вес золота.
- Добрый вечер, - не называя ни имен, ни фамилий, мужчина заслоняет собой дверной проход.
Мама, принесшая нам кусок пирога, прикусывает губу, увидев его. Подобные условности ее злят, но она, как и мы с Киром, бессильна что-то сделать.
У меня был выбор. И я выбрала.
- Нам пора, - натянув на сопротивляющегося сына его куртку, забираю ребенка на руки, перехватив свободной ладонью контейнер с пирогом, - скажи «пока-пока» бабушке, малыш.
Мальчику выпячивает вперед нижнюю губу, недовольный необходимостью прощаться. Он лениво машет ручкой дважды, а затем утыкается лицом мне в шею, спрятавшись.
- Пока, мам, - я нежно придерживаю мать за спину, поцеловав ее в щеку, - в следующую среду, в одиннадцать, да?
- Да, - шепотом отзывается она, сморгнув слезы, - до среды, Ада.
И затем молчаливый Эван закрывает за нами дверь.

* * *


Ты вопреки всему прекрасен,
Твое безумство нужно мне.
Смысл сотворения мне ясен –
Богов так много. Здесь. Вовне.
Один из них передо мною…
Эмери Брандт


Дом Каххара – наш дом – представляет собой огороженную бетонным забором территорию в тридцать соток с пропускным пунктом в лучших традициях американского кинематографа.
Сам особняк всего в три этажа, его плохо видно за деревьями, высаженными вдоль забора, а на крыше, как мне известно, расположено устройство, мешающее распознаванию дома спутником.
Это как маленький мир, отдельное государство, покидать которое запрещено в любой день и любое время недели, кроме среды. Это вынужденно, но отмене не подлежит. К тому же, уже привычно.
В самом доме есть все, что душе заблагорассудится. Он огромен, просторен и светел. Окна в пол, нежные, переливистые цвета для отделки стен, паркет, местами сменяющийся на ковролин, известные картины, ведь я так люблю живопись…
Для Кира имеется огромная детская площадка, какую редко увидишь даже на картинках, игровая комната со всеми вариациями игрушек мира; для меня – студия с роялем, мольбертом и гончарным кругом, крытый бассейн с современной гидромассажной ванной и задний двор, на котором можно жарить барбекю. И это не считая кино-комнаты, тренажерного зала и библиотеки с сотнями книг на разных языках, в том числе – на русском.
Все, что нам заблагорассудится, появляется здесь за рекордные два-три дня. Каххар очень щедр. Он понимает, что жить в изоляции и заточении чертовски сложно.
Мы въезжаем на территорию поместья через отдельные ворота черного цвета – ворота для нас. Они ведут прямо к гаражу, не заставляя петлять между деревьями, как дороги от иных ворот. Все продуманно.
Эван гасит фары, припарковавшись на нужном месте, и выключает зажигание. Четыреста километров до дома мамы снова позади.
Мужчина, который открывает мне дверь, совсем не похож на белокурого голубоглазого телохранителя, с честью и совестью оберегающего нас уже пять лет.
Он черноволос, смугл и прекрасен. Ровная стрижка, ухоженная борода, роскошная фигура и сильные мускулистые руки… он нежно поддерживает меня, помогая выбраться из машины со спящим сыном на руках. Теплый взгляд черных глаз с обожанием проходится по умиротворенному личику мальчика.
- Привет, - шепотом зовет Каххар, поцеловав мой висок. На нем темные джинсы и свободная рубашка, застегнутая на все пуговицы. На лбу видна голубоватая венка – переживал.
Я со вздохом прижимаюсь к нему. От мужа пахнет мятой и какими-то пряностями, а запах этот означает, что я дома.
- Мы в порядке, - вместо ответного приветствия, бормочу в его широкую грудь. Он никогда не переставал следить за собой, так как знает, что порой от этого зависит жизнь.
Каххар обнимает меня за талию.
- Это делает меня счастливым. Пойдем-ка в дом.
Я сглатываю, с крохотной улыбкой мотнув головой. Он понимает меня. Он никогда, после того как приезжаю от матери, не заводит разговор о нашей встрече. Для этого будет время позже.
Чувствовать мужа спиной, ощущать его дыхание рядом – вот где счастье. И лишнее доказательство этого счастья сейчас безмятежно смотрит в моих руках, тихонько посапывая.
Мы заходим в дом. Услужливые и молчаливые прислужники раскрывают двери, подошедшая горничная забирает пирог.
- Не выбрасывайте…
И все равно ведь выбросят.
Каххар гладит меня по плечу.
- Ты бледная. Хочешь, я его отнесу?
Я смотрю на черты сына, во многом унаследовавшего как под копирку черты своего отца, и на сердце теплеет. Это все не просто так. Это все – заслуженно. Ради возможности быть с Каххаром, ради возможности укачивать Кира перед сном, ради того, чтобы видеть их обоих, их любить… я готова заплатить что угодно. Даже высшую цену.
- Пойдем вместе, - уже оптимистичнее предлагаю я, сделав шаг к лестнице.
Муж отвечает улыбкой.
Спальня нашего малыша – единственного и долгожданного – выполнена в синих тонах с проблесками желтого и искусными рисунками на стенах из лучших детских мультфильмов. Здесь нет ничего исламского, ничего, что отсылает к Ирану. Колыбелька лишь вырезана из дерева, что немного напоминает Восток, но не более того. Здесь Англия. Здесь все по-английски – как у добропорядочных граждан.
Каххар помогает мне уложить сына в кроватку, подоткнув его одеяло. Он смотрит на Кира с таким любованием, что у меня иступлено стучит в груди сердце. Говорят ведь, что такие люди, как он, не способны не то что на любовь, а даже на сострадание. Что нет в них ничего человеческого, что они – первобытные звери, твари. И то, что они делают…
Я слышала это не раз. Я читала, смотрела, видела это… для меня не стало новостью, за кого выхожу замуж. Но Каххар любил меня, а я любила его. Мы посчитали это достаточным, чтобы связать наши жизни вместе.
- Спокойной ночи, ангел, - бархатно произносит мужчина, подушечкой пальца коснувшись крохотной ладошки, - ничего и никогда не бойся.
Кир довольно отворачивается к стенке, сжав пальчиками покрывало, и убегает к Морфею. Их ждут веселые игры этой ночью, а это лучшее, чего можно для малыша пожелать. Он прекрасно спит в отличии от многих детей, которых я видела. И хоть радио-няня никогда не выключается, она, как правило, не будит нас ночами.
Мой темноглазый спутник ничего не говорит до тех пор, пока не выходим за пределы комнаты. Осторожно прикрыв дверь, он следит за тем, чтобы ее стук не потревожил ребенка. И лишь затем оборачивается ко мне.
Аксинитовые глаза будто впервые всматриваются в каждую черточку. Всегда после нашей разлуки, даже такой недолгой, Каххар невероятно трепетный. Его взгляд, прикосновения, улыбки – мы будто навсегда расставались, а тут неожиданно встретились.
Он прекрасен.
В такие моменты мне хочется придушить любого, кто посмеет кинуть в его адрес «чудовище».
- Ты голодный? – приникнув лбом к его плечу, интересуюсь я.
Каждую среду задаю этот вопрос. Каждую среду, уезжая к матери, понимаю, что с утра и до самого вечера он не возьмет ничего в рот. Даже то, что постояло в холодильнике час-другой – несъедобно.
«Ты не представляешь, Ада, какие сейчас яды… хватит одной белой песчинки, растворившейся на рисовом зернышке, чтобы убить человека».
- Я ужинал овсянкой.
- Овсянкой?..
- Ей самой. Поверишь ли, но у меня наконец получилось ее сварить, - стремясь развеселить меня, докладывает он. Белозубая улыбка, которую демонстрируют полные губы, поразительна.
- На воде?
- На молоке – оно хорошо мутнеет.
«Если что-то всыпать» - мысленно дополняю я. Когда-то я считала эту ядовую паранойю глупостью. Но после гибели двух наших охранников от перекуса кокосовым печеньем с чаем убедилась, что зря.
Мы как можем стараемся вести обычную, рядовую жизнь, не называя вещи своими именами – все равно от этого лишь хуже. Я не думаю, кто есть Каххар, он не зовет меня святой через слово… приспосабливаемся. У нас не так много времени, чтобы переводить стрелки. А вот любви много.
- И все же, приготовить тебе что-нибудь? – я легонько целую уголок его рта. Порой желание близости непреодолимо. По средам мне как никогда нужно чувствовать его и душой, и телом. Знать, за что я на это подписалась. Что я имею. Чему я должна радоваться.
- Не надо, - Каххар качает головой, - я бы хотел кое-чего другого… если ты не против…
Ему не так легко говорить со мной о сексе, как это удавалось всем прежним русским и американским кавалерам. Те сразу заявляли, чего хотят и ждут от наших отношений, а потом удивлялись, какого черта я не бросаюсь к ним в постель.
Каххар же, пусть и живший уже столько лет в Англии, был воспитан в Иране. А там подобные отношения строятся совершенно иначе.
- Я хочу тебя, - приподнявшись на цыпочках, целую его губы, запустив руку в черные густые волосы, - я всегда тебя хочу…
На мой поцелуй следует незамедлительный, восторженный ответ. Требовательные, но мягкие губы касаются моих, приковывая к себе. Большие ладони с жесткими волосками на запястьях пробираются к шее. Прижимают, удерживают, гладят…
Я чувствую, что он меня хочет. Я вздрагиваю, осознав это. Осторожными пальцами поглаживаю его ширинку.
- В спальню, - сбито дыша от нашего контакта, велит муж. Аксиниты темнеют.
- В спальню…
Ему нравится мой настрой. Без труда подхватив под колени и обняв за талию, мистер Асад утаскивает меня в то единственное место в доме, где нет камер наблюдения.

* * *


Кровавый фартук, мрачный взгляд,
Мясник сентиментальный,
Но почему-то говорят,
Что он ненормальный...

Он режет, рубит и кромсает,
Смеётся даже иногда,
Но это ведь не означает,
Что он не плачет никогда!

Он очень вежлив, хоть и груб,
Он очень добрый, хоть и злой,
Он поручается за сруб,
Вполне со светлой головой...
11.fir-tree


- Какая ты умная девочка. Держи шоколадку.
…БА-БАХ!

Закричав во все горло, я подскакиваю на краю постели, чудом не оказавшись на полу от резкого движения.
Перед глазами – дым и копоть от сгорающего металла. В ушах – крики людей.
Я задыхаюсь.
- Ада, - Каххар, тут же просыпаясь, прижимает меня к себе. Упирающуюся, кричащую, обхватывает руками, заставляет приникнуть к себе и не отпускает. Ни на одну секунду.
- Ада, все. Все, - уговаривает меня, горячими губами целуя похолодевший от ужаса лоб, - красавица моя, девочка… не надо…
Девочка. Умная девочка.
Слезы из глаз брызжут новым потоком. Внутри все расходится по швам, бьется на части, наполняется горькой кислотой. В горле пересохло, сердце стучит куда выше груди, шумом крови отдаваясь в висках, а пальцы будто в треморе дрожат.
- Небоскребы… - с оставшимся воздухом из легких выплевываю я. Рыдаю.
Лицо мужа, могу поклясться, белеет. Даже в темноте.
- Ада… - он со стоном целует мой лоб, затем глаза, а потом и щеки. Он обволакивает собой, накрывает, прячет от всего и всех, кто посмеет ко мне притронуться. Я ведь знаю, что дом этот, забор, пропускной пункт – чтобы мы жили долго и счастливо. Чтобы нас не нашли, не уничтожили...
Каххар редко говорит со мной о том, чем занимается. Мы стараемся не поднимать этот вопрос, мы замалчиваем его и, как правило, это не мешает рутинной домашней жизни. У нас есть и маленькие радости – первые шаги Кира, его первое слово, совместные обеды, просмотр кинофильмов и чтение книг вслух…
Однако вот такими ночами, когда предел терпения неукоснительно стремится к нулю, все всплывает на поверхность. Убивает, стальными когтями раздирая душу.
Всем известно, что терракт 11 сентября в Нью-Йорке был запланировал и осуществлен Усама-бен-Ладеном и его «девятнадцатью братьями». Но кто знает человека, обеспечившего террористов планами здания? Кто разработал схему этого тарана? Кто не участвовал, чье имя не было нигде написано, но кто точно знал все, что будет происходить в это злополучное утро? До точности в секунду?..
Каххар.
Каххар, которому однажды отказали не только в американской стипендии, но и выразили недоверие в связи с происхождением его семьи (отец когда-то участвовал в военных конфликтах). В США. В стране, которая принимала и любила всех иммигрантов. В которой нет места предвзятости… не было, по крайней мере, до начала XXI.
Эти отказы разбили ему сердце, оборвав на корню все планы, так лелеемые с подросткового возраста. И настроили против Америки. Навсегда.
- Зачем же ты… зачем?.. – я плачу, цепляясь за него как за последнее, что у меня есть. Обнимая, обвивая, прижимая к себе.
Я – сумасшедшая. Каххар первый мне об этом сказал. Я полюбила ужасного человека. Я надела кольцо на палец чудовищному зверю. Я – соучастница всех тех смертей, что он спланировал в тот день и все тех, которые вызывают наркотики, что он продает сейчас. На мне – проклятье. А я и счастлива еще…
- Ада, послушай, - он укрывает меня одеялом, стащив его с другой стороны постели. Мы оба обнажены после потрясающей по силе эмоций близости, но теперь на место тому теплу, которым горела каждая клеточка, приходят каскады снежинок. Ледяные, жалящие и нещадные – как и любая боль. – Вдохни глубже и выдохни. Все уже закончилось. Ты никогда больше этого не увидишь. Никогда…
Я хватаю его ладонь с кольцом, что есть мочи сжав золотой ободок пальцами. Я порой не понимаю себя. Я порой чувствую себя… тварью, которую мало расстрелять. Но я не могу, не хочу и не стану жертвовать жизнью нашей семьи за других людей. Я не смогу. Если еще до появления Кира были какие-то пути отступления, то теперь их нет. Мы – одно целое. А значит, и все горе Каххара – наше общее горе. Весь его крест.
- Не оставляй меня, - проглатывая рыдания, молю мужчину я. Глажу темные волосы, глажу скулы, подбородок, плечи… вытираю слезы о жесткие волосы на его груди, встречая их покалывание как небесную манну. Он жив. Он со мной. Всегда.
- Я тебя ни за что не оставлю, - клятвенно обещает муж мне на ухо, горячо целуя в пульсирующий висок. – Ада, в тебе – моя жизнь. У нас сын. Ну конечно же я никогда тебя не покину.
Он знает, что это обещание – просто данность. Он будет пытаться его сдержать, он уцепится зубами, если будет нужно, чтобы остаться. Но он так или иначе умрет. Хватит даже маленькой улики, не убранной заботливыми подрывниками и, в лучшем случае, Каххар окажется навеки в тюрьме. Возможно, одному из его крупных заказчиков не понравится качество героина, и он попросту сдаст Асада властям. Неважно, каким. В связи с последними события что в Америке, что в Европе отношение к террористам одинаковое, а уж если приплюсовать торговлю наркотой…
А что будет с нами? У Кира православное имя, он записан на мою фамилию, мы – люди с двойным гражданством, но его отец… но наш брак…
Конец Каххара – и наш конец. Кто бы что ни говорил.
- Постарайся успокоиться, - вырывая меня из горестных размышлений, просит муж. Укачивает, как укачивал совсем недавно Кира, то и дело оставляя дорожки поцелуев на лбу, - сейчас мы вместе, видишь? И завтра будем. У нас еще много времени.
- Ты нам его даешь… ты дал его мне.
Мужчина прикрывает глаза. Его руки явнее, будто способны начертить на теле узоры, что отведут любые беды, ласкают мое тело. По части физического желания оно сейчас мертво. А вот по отношению к целительной силе его прикосновений – всегда живо. Врут те, кто утверждает, что обезболивать под силу лишь наркозу.
…Это случилось в день траура всей Америки, в день сокрушения нерушимой мощи страны, всегда идущей впереди планеты всей.
Мы с мамой жили у отца. Каникулы на две недели, попытка устроить меня в американскую школу и разговоры о светлом будущем. Я не знала отца, я не любила его, но мне нужно было попробовать. Мама очень этого хотела.
Отец работал в Северной Башне ВТЦ. У него был небольшой офис, секретарша и кофе-машина, которая смешно гудела. Я сидела и болтала ногами на высоком стуле, пока он разбирал на столе отчеты и подписывал какие-то документы.
Мне стало скучно. Аврора – та самая секретарша – позволила мне погулять по коридору. Она велела никуда не уходить и быть в поле зрения папы, иначе мне могло не поздоровиться. Но разве любопытство боится мифических (до их осуществления) наказаний?
Я спустилась на этаж ниже, когда часы показали восемь пятнадцать. Я нашла кулер, где хотела попить воды. Но он, к моему ужасу, оказался слишком высоким, чтобы удалось достать стаканчиком до крана.
И тут ко мне подоспела помощь.
Улыбчивый парень лет двадцать пяти с черной шевелюрой и теплыми глазами присел на корточки, поймав мой взгляд.
- Хочешь пить, маленькая?
Я смущенно кивнула. Он усмехнулся, ненадолго задумавшись.
Его взгляд тогда показался мне странным – словно бы на лезвии между миром живых и мертвых. Но там на удивление быстро появилась осмысленность – пришло решение.
- Здесь невкусная вода, - пожурил он, поднявшись на ноги. – В магазинчике внизу очень хорошая. Я там всегда пью. Попробуешь?
«Никогда не говори с незнакомцами».
«Никогда не ходи никуда с незнакомцами».
«Никогда не верь незнакомцам».
А я ослушалась. Я пошла. И я запомнила на всю оставшуюся жизнь, что в ту секунду часы показали восемь тридцать пять.
Парень взял меня за руку, чтобы убедиться, что никуда не убегу, спустился со мной на лифте до самого первого этажа и, очаровательно улыбнувшись, повел к дверям выхода.
В магазинчике примерно в пятистах метрах от здания, в восемь сорок три, он купил мне не только воду.
- Какая умная девочка, - похвалил, всучив любимый «кит-кат» двойного размера, - держи конфетку.
А через пару минут раздалось оглушившее весь мир БА-БАХ!
- Я люблю тебя, - громким шепотом, всхлипнув, признаюсь Каххару. Со всей страстью и ужасом, затаившимся внутри от увиденного тогда. Страх никогда не угаснет. Я чувствую себя в безопасности только тогда, когда обнимает меня – большой и сильный, мятный…
Он вывел меня. Он собирался остаться и принять смерть так же, как и все, потому что знал, что его могут вычислить и тогда казнят долго и мучительно, однако, завидев меня, передумал. Он не дал умереть ребенку.
- Я люблю тебя, - так же хрипло отзывается муж. Видимо, как и я, вспомнив всю череду страшных событий, размышляет о прошлом. А также о нашей второй встрече – на мемориале тех самых башен – чтобы никогда больше не расставаться. – Больше всех, Ада. Больше целого мира.
Я накидываю свое одеяло и на его смуглые плечи. Касаюсь их, встречая приятной дрожью внутри упругость и теплоту кожи.
Чудовище или нет, убийца или нет – он мой. И я отдам за него не только жизнь, но и душу, если ей еще что-то положено по ту сторону небес.
На прикроватной тумбочке оживает радио-няня. Прежде молчаливая и светящаяся лишь зеленым огоньком, подсказывающим, что в детской тишина, сейчас она озаряет комнату красной лампочкой. Слышен плач сына.
Каххар с осторожностью отпускает меня, поднимаясь с кровати. Он зажигает прикроватную лампу с узорчатым абажуром, не заставляя меня сидеть в темноте.
- Я сейчас приду.
Его джинсы лежат на полу, как раз в подножье, и ему никакого труда не стоит быстро их надеть.
Он не закрывает, а лишь прикрывает дверь. Я сильнее кутаюсь в одеяло, тщетно стараясь взять себя в руки.
Кошмар, истерзавший сознание, ослабевает, но без присутствия мужчины не находит цветной волной спокойствие, которого я так жду.
Кир плачет… ну конечно же он плачет, он чувствует меня… возможно, и мой кошмар не был случайным.
Ре-ре-ми-ми-соль…
Ре-ре-ми-ми-соль…
Ля-до…

Музыка. «Мечтания». Фортепиано.
Мне легче.
- Что же вы с мамой по очереди плачете, сынок? – журит кого-то из-за двери голос Каххара. Я поднимаю голову, подумав, что мне показалось, однако муж действительно переступает порог нашей спальни. И на руках у него Кир с красным от слез личиком и прозрачными солеными капельками на щеках, которые папа не успел стереть.
Он подносит малыша ко мне и присаживается на кровать.
В синей пижаме с медвежатами, стиснув ручонками папин палец, широко раскрытыми зелеными глазами мой русско-иранский зайчик глядит вокруг.
- Видишь? – утешающе говорит Каххар, поправляя его вздернувшуюся кофточку. - Вместе не страшно.
Я пододвигаюсь ближе к своим мальчикам, пристроившись у мистера Асада на плече. С легкой, зато искренней улыбкой протягиваю Киру и свой палец – как раз для второй руки.
- Не страшно, - согласно киваю, с любовью окинув их обоим взглядом. Вытираю на лице сына остатки слез – он даже не порывается плакать больше. – Мы никому не позволим тебя обидеть.
Каххар легонько целует мои губы, вынудив приподнять голову.
- Слушай маму, сынок, - наставляет муж, - у мамы очень большое сердце, которым она любит тебя. Поверишь ли, но она даже чудовище смогла полюбить.
Я хмыкаю, искоренив последние слезы. Нет больше ни всхлипов, ни дрожи. В комнате становится тепло, не глядя на то, что на мне только одеяло. Кир уже дерет пальчиками его поверхность, стремясь пробраться к своему источнику пищи.
- Не забывай напоминать папе, сынок, - помогаю ему осуществить желаемое, забрав Кира у отца и пристроив к груди, - что чудовище никогда не будет таким хорошим человеком, как он. Он – не чудовище. Поэтому я его полюбила.
Я улыбаюсь довольным причмокиваниям Кира, ощущая то самое спокойствие, которое искала все время по пробуждении. А рука Каххара на моей спине.
Касаюсь взглядом темно-карих глаз мужа, пышущих признательностью, обещанием защиты и верой. В этой вере легко отыскать надежду на то, что у нас будет счастливая жизнь. Пусть не такая счастливая, как у простых людей, но все же чудесная. Достойная нашего маленького сокровища.
- Dooset daaram*, Каххар…
- Dooset daaram, Ада.
______________
*Я тебя люблю.


Кликабельно

Да, это та самая история и она, наконец, обрела свое место на сайте smile
Ждем ваших отзывов на форуме. Спасибо за прочтение!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/58-36824-1
Категория: Литературные дуэли | Добавил: AlshBetta (25.09.2016) | Автор: AlshBetta
Просмотров: 481 | Комментарии: 29


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 29
0
29 робокашка   (26.11.2016 17:02)
По мне, женщина может полюбить своего избранника с любыми качествами и шлейфом прошлого и грядущего.Только не каждая, и не каждого, а предназначенного именно для нее...
Спасибо!

0
28 natik359   (20.11.2016 19:01)
Спасибо за великолепную историю! Этакая история о красавице и чудовище, который в душе замечательный человек, хоть и наделал много злого, да и делает до сих пор.

0
27 белик   (19.11.2016 18:15)
Ой как сложно... эмоционально очень сложно... написано потрясающе, но вот отношение к самой ситуации, к героям двоякие... Разумом понимаешь, что - Да, такие чувства есть в мире и они имеют право на жизнь, а вот сердцем... очень сложно принять и понять... Вряд ли можно быть полностью счастливым если оно, счастье, строится на боли и слезах других людей... Спасибо за возможность поразмышлять!

0
26 Лизаксанда   (18.11.2016 21:26)
... Не знаю, что сказать... Под впечатлением. Не могу сказать точно под каким. Каххар и Ада - противоречивые герои. Нельзя сказать, что человек плохой если он любит, но и хорошими их назвать трудно. Эмоционально. Над этим еще стоит поразмышлять. Спасибо за историю!

0
25 victoria7   (18.11.2016 20:54)
Спасибо огромное за историю!

0
22 leverina   (30.09.2016 23:54)
Я так поняла, молодой человек из Ирана один раз обратился с некоей личной просьбой к США, получил отказ, навсегда обиделся и присоединился к террористам. Вот о чем я задумалась: сколько раз в жизни я получала не менее сильный отлуп - не от чужого, от своего государства... но мне как-то не очень хочется взорвать разом несколько тысяч невинных (пусть и не бедных) взрослых людей

Здорово, что такой рассказ написан - хорошо написан - и выложен. Автор смог. Я бы не смогла. Респект. Спасибо. Об этом думается, не забывается.

0
21 Bad_Day_48   (30.09.2016 21:42)
Были истории которые мне было приятно читать и которые меня восхитили но только эта вызвала чувства в сердце, проникла куда-то вглубь и я страдала вместе с Адой, это было так что мне трудно подобрать слова, просто на разрыв. Я не хочу оценивать ту проблему, что здесь затронута, каждый должен решить сам как относится к этому. Любовь выбирает разные пути и тот кто для кого-то чудовище для других любимый мужчина и отец.

0
20 lyolyalya   (30.09.2016 19:29)
Тяжелый герой со своими убеждениями и болью, за что? За то, что он считает правильным? Каждый отстаивает свое мнение если он его считает правильным. Так и здесь! Сложная тема, для меня на этот момент, потому что у меня тоже идет война, и в душе, и на улице, за право... а хрен его за какое право wacko У всех своя правда. Спасибо за историю, мне тяжело ее комментировать. Удачи на битве wink

0
19 case   (30.09.2016 09:59)
Все неоднозначно... Это религия, и войны и истреблениеВо Имя Своего Истинного Бога унесло больше человеческих жизней, чем борьба за новые территории и власть. Что, наши христиане святые и добрые? Крестовые походы, инквизиция, беспринципные Папы Римские и т.д. Ислам самая молодая религия и она еще растет и развивается, как когда-то христианство. Только сейчас возможностей для борьбы и уничтожения всех неверных больше. И никакой разум и цивилизованность не попрет против истинно верующего...
Заявка исполнена шикарно. Единственное, что я тоже как-то не поверила, что он прямо такую любящий в семье. У таких воинов мальчиков с младенчества вообще не принято на руки брать. Дабы не приучать к ласке...
Спасибо, Автор! Удачи!

+1
18 Satellite_Heart   (30.09.2016 00:01)
Очень сложная тема, очень тяжелая и до сих пор живущая на устах людей. Это была огромная трагедия, это до сих пор ужасная трагедия. Автор очень интересно обыграл заявку, и я с восторгом читала всю историю от первой до последней строчки. Мне безумно понравились эти стихотворные вставки, эта успокаивающая игра на фортепьяно в мыслях, и особенно понравились герои, вопреки всей нелогичности ситуации и противоречивому сюжету. С другой стороны, а почему бы и нет? Почему Каххар не мог спасти маленькую девчушку? Чикатило был тем еще кровожадным резником, но дома, со своей семьей он был белым и пушистым и семья его любила до последнего. В этом весь абсурд и восхищение. Вопреки чудовищной сущности Каххара и всем его злодеяниям, Ада все же полюбила его, и он сделал тоже самое в ответ. И вот их любви пришло материальное воплощение в виде Кира. Такая любовь чудовищная, странная, и невероятная, но и она существует. И даже такие личности имеют право на капельку счастья.
Это прекрасная история, и замечательна она своей противоречивостью. Ты и соболезнуешь персонажам, и не понимаешь их, и искренне осуждаешь. Автор сделал достаточно для того, чтобы привлечь читателей, а это самое главное! wink

+1
17 Oxima   (29.09.2016 19:32)
Заявка, несомненно, выполнена, поскольку она не требовала от автора никакой особой глубины и драматизма – требовалось просто убедить читателя, что женщина полюбить может кого угодно. И безоглядная любовь женщины показана, с этим не поспоришь.
Что же касается самой истории, ее сюжета и воплощения, то тут все сложно. Ну, во-первых, выбрана очень трудная почти болезненная сейчас в обществе тема. Во-вторых - слишком узнаваемый стиль автора – повествование «навзрыд». Лично для меня – слишком идиллическое, слащавое начало и натянутая середина. Никакой внутренней борьбы героини я не увидела – ее счастье омрачает вовсе не моральный раскол, а всего лишь обостренный до предела страх потерять любимого мужчину, который заменил ей весь мир, всю вселенную. Каххар, конечно, не типичный исламист, но он и не обязан быть типичным, наверняка в любом правиле есть исключения – ведь и русские не все поголовно алкоголики и бездельники, вопреки сложившемуся в мире стереотипу. Проблема в том, что он вообще не похож на реального мужчину (не говоря уж о чудовище, террористе и наркоторговце) - он похож на персонажа мыльных опер, мексиканских сериалов, потому что показан очень однобоко - он только и делает, что нежничает, он не показан ни жестким, ни жестоким, ни безжалостным. Ни разу. И это разрушает образ чудовища...
...А еще вспомнился Достоевский с его пресловутой слезинкой ребенка. По-моему, автору удалось вывернуть наизнанку эту моральную дилемму: возможно ли губить целый мир во имя счастья одного ребенка и одной женщины.
Есть, над чем подумать и за это спасибо, Автор.

+3
16 verocks   (28.09.2016 11:13)
Спасибо за историю!
Тема прекрасная - я сама много думала на эту тему. И я согласна, что даже чудовища и монстры могут любить и быть любимыми. Но вот история - увы!- не вызвала внутри ничего.
Каххар совсем не кажется монстром, если бы не рассказ героини о его причастности к терактам. Он слишком ласков и нежен со своей семьей. Уверена, что такие люди(пусть и любят), но не выглядят такими мягкотелыми.
Метания героини кажутся надуманными и неискренними. Все ее самобичевание для меня становится смешным после того, как нам рассказывают о том,что в этом же здании погиб ее отец(ну и еще куча народа плюсом). А злой дядька-организатор почему-то пожалел(!!!) одного из тех детей, которых собирался убить. С какой стати?? с чего вообще?? если он готов был умереть, если у него не было угрызений совести по поводу сотен смертей, с какой радости он вдруг пожалел одну, ничем не примечательную девочку? Такой человек просто не имеет жалости, потому что он не воспринимает людей людьми, раз совершает такие вещи.
НЕпонятна слабая попытка объяснения его ненависти к Америке - мол, в универ не пустили! Если бы добавить больше трагизма в его судьбу, это было бы более обоснованно и логично, на мой взгляд.
В общем, не могу сказать,что история мне понравилась, но задумка прекрасная и воплощение заявки стопроцентное.

+1
15 youreclipse   (28.09.2016 10:22)
Ой как мне пришлась по душе выбранная тема! happy Только вот зря вы, автор, пытались аля обелить героя. И нет, я не говорю про мысли героини, про её любовь и тд и тп, это все понятно. Обеление пошло в его фразах. Прям пончик он в них, а такие люди, как он, имеют иное мышление и даже при любви говорят иначе, да и ведут тоже. И зря вы его смешали с 11/09, будь он тем, кем вы сказали, его давным давно бы грохнули и ничто бы не спасло. Тот, кто делал "заказ", избавляется от подобных людей.
Героиня слишком пассивная, такое чувство, что внутри нее вообще нет никаких эмоций...
Жалко маму и сына.
Не могу сказать, что сама история понравилась. Реализация, на мой взгляд, очень сильно подкачала, конкретно не хватает эмоций, все слишком ровно. Но вот тема - шикарна! wink

0
24 leverina   (01.10.2016 00:05)
мне показалось, героиня пассивна, потому что прекрасно понимает - она проклята, и остаётся лишь ждать исполнения проклятия... той среды, когда она не приедет к маме...

0
14 Noksowl   (28.09.2016 10:07)
История пропитана эмоциями! Чувствуется трагизм ситуации!
Бывает, что любят за что-то, а бывает, что любят вопреки всему. Любят и с отвратительным характером, или равнодушных ко всему. Любят покалеченных людей физически, или сломленных внутри. С внешними или внутренними уродствами... Так что да, я верю, что Ада могла полюбить Каххара, несмотря на то, что он сделал в прошлом и то, что творит в настоящем. Он же продолжает свою разрушительную деятельность и по сей день... Вот еще сложный вопрос. Ведь по вине Каххара погиб ее отец в тех небоскребах. Как ей было от осознания этого?
Спасибо за историю! Удачи в битве!

+1
13 kotЯ   (28.09.2016 07:34)
Увы, не зацепило. Не нашла я в истории той пружины, что раскрутила бы весь сюжет. Не увидела волшебной магии, что опутывает разум и чувства, когда влюбляешься и тебе наплевать что он мразь, чудовище.
Обо всём повествуется ровно и даже испытываемый Адой страх, как приложение ко всей той роскоши, что она окружена- буднично, скушно...
Как по-мне, заявка осталась не реализованной.

0
12 LadyX   (27.09.2016 22:48)
Очень неоднозначная история. Герои скорее отталкивают, чем вызывают сочувствие. Каххару нет оправдания. Как бы ни был несправедлив этот мир по отношению к нему, как бы жестоко ни обошлись с ним другие, это не повод для убийства ни в чем не повинных людей. И мне сложно понять чувства Ады к монстру, загубившему столько человеческих жизней, ставшему причиной смерти ее собственного отца, вынудившему ее жить в "замке" за неприступными стенами, вдали от семьи и друзей. Пусть на это она и решилась добровольно. Любовь порой бывает нелогична, и ради нее мы готовы идти на многие жертвы, но обретаем ли мы при этом счастье - это уже иной вопрос. Не думаю, что хоть один из них счастлив по-настоящему. И как бы они ни старались жить сегодняшним днем, жить друг другом, между ними будет всегда стоять это страшное осознание эфемерности благополучия, а еще сотворенное Каххаром зло, отравляющее душу обоим.
Спасибо автору за работу! Великолепное исполнение заявки, безупречная подача эмоций, отличный слог - даже придраться не к чему. smile

0
11 Farfalina   (27.09.2016 15:48)
Очень сильная история, и по теме и по содержанию. Героине тяжело и читателям не легче. Как ни крути, а это чудовищно. Терракт это самая страшная вещь - отнять жизни у сотен невинных людей, деток, в знак протеста?! В общем, автор, вы выбрали максимально чудовищного персонажа!)

+1
10 Эlиs   (27.09.2016 14:40)
Все в мире относительно *пожимает плечами* Любящее чудовище не становится от этого менее чудовищем. Но как бы я не относилась к теме и лично к героям работы, выполнено шикарно. Еще бы и ба-бах в конце для Ады и Карраха - получилась бы отменная трагедия.
Спасибо!

P.S. Героиня разбирается в камнях? Откуда столь необычный эпитет для цвета глаз?

+1
9 Merith   (27.09.2016 13:20)
Спасибо автору за прекрасную историю, зрелую и глубокую на фоне других прочитанных мной работ. Я даже сначала подвисла, пытаясь разобраться противоречивых чувствах, которые остались после прочтения...
Эмоции героини, шикарно описанные, постоянно мешали мне в полной мере оценить чудовищность поступков героя и проанализировать ситуацию. Они вовлекали в ее мир, затягивали и заставляли сопереживать ей, ее выбору, ее хрупкую счастью, способному разрушиться в любой момент и потянуть за собой жизни родных ей людей. Когда открывается вся глубина ее внутреннего конфликта, становится по-настоящему страшно. Умрет ведь не только она, ее сын, муж... мать едва ли оставят в живых. Она все понимает, и этот груз сильнее давит на ее совесть, наполняя историю ожиданием трагичного финала, а ее любовь особой пронзительностью.
Что касается самого Каххара, даже сквозь призму ее слепой любви, герой вызывает отвращение и даже тайная радость появляется от того, что он спрятался за высокими стенами, боится за свою жизнь... и грусть от того, что ее он погубит тоже.

0
8 hatcherbutt   (27.09.2016 11:14)
Спасибо,очень драматичная история!!((

+2
6 Василина   (27.09.2016 10:19)
Моральный аспект истории-дело сложное и тёмное. Как полюбить чудовище и кто ты после этого?А кого вообще считать чудовищем?Я вот знаю ветврачей которые отказываются усыплять надоевших питомцев без медицинских показаний и человеческих врачей для которых аборт-рутинная обязанность за зарплату.И те и те-обычные люди, одним кошку жалко,а для других...просто работа.
Героиня всё осознаёт, и совесть её мучит, и час расплаты близок, но меру вины и наказание определять не нам.Способность полюбить даже чудовище в какой-то мере возвышает Аду над "злопамятными" обывателями(не к этому ли призывает нас Библия?).Возможно она для мужа шанс на искупление которым он не торопится воспользоваться? Или не получается у него вырваться? Или искупление и состоит в том, что теперь ему есть что терять? Без поллитра не разберёшься...
Написано великолепно.

+1
5 Валлери   (27.09.2016 09:56)
Воплощение заявки идеальное!
Тема поднята сложная, автор очень смел. Герой, несмотря на любовь к жене и попытку автора обелить его, показать другую сторону, все равно вызывает отвращение и неприятие. Девочку он пожалел, а остальные не люди что ли? Оправдания его поступкам нет и быть не может. А причина его ненависти и мести кажется совсем ничтожной, такого человека и уважать, и любить не за что. И это снова подводит нас к идеальному воплощению заявки)) biggrin

Что касается остального, то и слог хорош, история вообще написана отлично. Только странная расстановка абзацев - не поняла замысла автора. Зачем? Выделиться? Нуу...это же ошибка тогда, предложение должно заканчиваться точкой, а не обрываться странным образом cool
ПС читала с телефона - а там видны эти абзацы. А здесь на сайте почему-то нет... Может автор после окончания конкурса объяснит, как он это сделал, стало любопытно)

0
7 Василина   (27.09.2016 10:35)
Между прочим, для героя это джихад.И по его вере он всё правильно сделал. cool Девочка,кстати,тоже неверная. biggrin

На всякий случай-я ничего не имею против ислама. Герой-радикальный исламист и этим всё сказано.

0
23 leverina   (30.09.2016 23:59)
такого человека и уважать, и любить не за что
Это нам не за что - нас он не спас... И в убийстве нашего (не очень хорошего, был в тексте намёк) папы не поучаствовал... Сказочный такой сюжетик просвечивает - типо "Дочь колдуна" или "Медея"

+1
4 Солнышко   (27.09.2016 08:48)
Очень сложная тема, и спасибо автору за то, что он рискнул за нее взяться. Если говорить о сюжете и героях, то я не на них стороне. Да, я могу понять привязанность девочки к спасшему ее человеку, в конце концов он реально спас ей жизнь, но и взрослое понимание того, что спасший тебя человек - убийца, причем не случайный или что-то в этом роде, а хладнокровно рассчитавший убийство большого количества народа - я не понимаю, как это может уживаться с любовью. Это не претензии к автору - это я высказываю свое отношение к героям. Я не хочу уважать таких людей, ни его, ни ее, и жаль их ребенка, так как ребенок уже вынужден жить в таком мире и с такими родителями. Если бы я увидела в Каххаре раскаяние или что-то в этом роде, осознание неправильности своего поступка, может быть я бы приняла любовь Ады к нему. А так - нет, не получается. Но автор с темой справился. Да, есть такие люди, которые любят реальных чудовищ, просто закрывая глаза на их злодеяния по принципу "моя хата с краю".

0
3 Svetlana♥Z   (27.09.2016 02:44)
Соглашусь с мнением, что история неординарная и побуждает к раздумьям о добре и зле, предательстве и возмездии.
Всё имеет свою цену. Насколько я поняла, Ада полюбила человека виновного в смерти многих людей, и в том числе смерти собственного отца. Если бы среди среди погибших не было кровных родственников - история возможно не была бы настолько драматичной (резонансной). Но жизнь бумеранг, и хотя героиня морально страдает от осознания своего выбора, несёт внутренние терзания, изоляцию, страх потерять свою любовь, она понимает, что расплата наступит в любой момент. Но никто не знает заранее свою судьбу и участь. Хватит ли у неё душевных сил простить своего сына за аналогичный поступок?
Как бы не относились читатели к происходящему в сюжете, Автору удалось привлечь и заинтриговать публику!
Большое спасибо за историю. happy

0
2 terica   (26.09.2016 18:17)
Неординарная история, замечательно написанная, с противоречивым сюжетом... Можно понять и принять героев, а можно и нет. Сложно рассуждать о правильности выбора - для этого необходимо встать на каждую позицию, чтобы понять нравственно это ...или нет, а это вряд ли кому дано...
Большое спасибо - очень понравилось.

0
1 Dunysha   (26.09.2016 14:12)
содержательная история, даже подозреваю кто может оказаться автором.
не суди да не судим будешь, все достойны любви даже подлецы и мерзавцы (если все же а них теплится этот самый огонек веры и надежды) всем хочется свой кусочек рая

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]