Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Игра
Он упустил ее много лет назад. Встретив вновь, он жаждет вернуть ее любой ценой, отомстить за прошлое унижение, но как это сделать, если ее слишком тщательно охраняют? Значит, ему необходим хитроумный план – например, крот в стане врага, способный втереться в доверие и выманить жертву наружу. И да начнется игра!
Мини, завершен.

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Личный сорт героина
Полуночное солнце светит многим, но по-разному.
С чего начинается человеческий день, включая сегодняшний, сегодняшний – особенно, потому что понедельник? Для большинства моих одноклассников – с приступа острой неприязни к собственному будильнику. Вплоть до рукоприкладства.

Наш старый новый дом
Переехав из другого штата, Эдвард и Белла купили дом, не подозревая о произошедшей в нем много лет назад трагедии.

Прости, не могу...
Прошло семь лет после событий, описываемых в книге "Рассвет". Ренесми после путешествия по миру вместе с Эдвардом и Беллой возвращается в Форкс к родным, где её так же ждёт и Джейкоб Блэк, с которым Несси хочет связать свою жизнь. Но вот только на пути Джейка неожиданно встаёт соперник. Что с ним делать, если соперник - один из Калленов?

Калейдоскоп
Армия Виктории разгромлена, Белла спасена. Но что если Каллены сумеют спасти жизнь Бри и спрятать ее от Вольтури? По какому пути тогда будет развиваться дальнейший сюжет?
Завершен.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 426
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Злая сказка. Глава 9

2016-12-5
47
0
Хорошая девочка


Профессор Слагхорн медленно шел между партами, время от времени заглядывая в котлы учеников. Темой сегодняшнего урока была настойка цикория. Правильно приготовленная, она имела свойство ослаблять действия простых проклятий. Я убавила огонь под котлом и перевернула песочные часы. Через три минуты нужно добавить последний ингредиент. У меня оставалось немного времени, чтобы отдохнуть.

За первым столом сидели Арчи и Гермиона. Парень усердно нарезал сушеные листья миндаля, а подруга помешивала свою настойку. Наверняка она будет одной из первых, кто справиться с заданием. Отложив серебряную ложку, Грейнджер потушила огонь и окликнула зельевара. Профессор неспешно подошел к Гермионе и стал внимательно изучать ее настойку. Я же краем глаза заметила, что песчинок в моих часах почти не осталось. Пора заняться делом.

С заданием я справилась третьей. Моя настойка была идеальной, но, как однажды сказал профессор Слагхорн, у меня нет чутья. Я не чувствовала зелья, лишь варила их. Иногда на уроках Зельеварения я завидовала Риддлу. То, с какой легкостью он помешивал, нарезал, добавлял компоненты в котел, невольно вызывало восхищение. Казалось, что он слышал музыку, под которую выполнял точные, изящные движения. Под его руками обычное приготовление декокта или настойки превращалось в искусство. Да, я отчаянно хотела научиться также чувствовать процесс кипения, улавливать малейшее изменение цвета и запаха, наслаждаться течением времени, а не ожидать его конца, чтобы добавить очередной корешок или листик.

Гермиона умела чувствовать зелья. У нее было чутье. Это еще одна вещь, которая объединяла ее и Риддла. Я часто наблюдала за ними. В классе, на практических занятиях, в Большом зале, — они везде умели переброситься парой фраз. Странные, завораживающие отношения. Но я не могла назвать их дружескими.

Они похожи и в то же время очень разные. Властные, в чем-то гениальные и безнадежно зависящие друг от друга. Если бы они не были Риддлом и Грейнджер, то их так называемую дружбу давным-давно прекратили бы. Толпа всегда уничтожала тех, кто лучше, талантливей, сильнее. Только не в том случаи, когда этой толпой управлял Том Риддл. Ему прощали если не все, то очень многое.

Я никак не могла определиться в своем отношении к слизеринцу. Им можно было восхищаться, но он также внушал страх. Можно уважать, но некоторые его поступки отвратительны и жестоки. Мне ближе всего настороженное любопытство. Риддл, несомненно, станет яркой и запоминающейся личностью в будущем. Только вот чем? Я боюсь даже предположить, какие великие свершения увековечат его имя на страницах истории.

Но это только одна сторона его жизни. Вторая — Гермиона. За время моих наблюдений я поняла, что он по-своему заботиться о ней. На Грейнджер никогда не нападали, не заколдовывали и почти не оскорбляли. Мало кто из тех, чьи родители магглы, могли похвастаться таким покровительством. Например, Мейбл частенько становилась предметом насмешек и жестоких шуток со стороны слизеринцев. Когда я пришла ее проведать в лазарет, после того случая в начале сентября, то она не сразу узнала меня. У меня создалось впечатление, что несколько дней с ее жизни полностью исчезли, словно их кто-то стер. На все же вопросы Ричардсон лишь пожимала плечами и говорила, что у нее такая защитная реакция организма на стресс. Но я в это не верю.

Занятие закончилось. Я стала собирать свои вещи, краем глаза продолжала наблюдать за друзьями. Гермиона рассказывала Арчи забавную историю, произошедшую с профессором Меррисот. Гриверс весело смеялся, беря часть книг подруги, не поместившихся в ее школьной сумке, в руки. Она в ответ поблагодарила его и поцеловала парня в щеку. Странно. Я никогда раньше не замечала за Выдрой этой привычки.

— Минерва, ты идешь? — не дожидаясь ответа, Гермиона подхватила меня под локоть и повела к выходу из класса. Жаль, я хотела бы задать несколько вопросов профессору Слагхорну о сегодняшней настойке.

По дороге к теплицам мы болтали о приближающемся праздничном ужине в честь Хэллоуина.

— В этом году Аткинс и Хейли с седьмого курса устраивают вечеринку в гриффиндорской башне, — сообщил Арчи, лавируя в потоке учеников.

— Я не думаю, что профессор Дамблдор даст разрешение на проведение мероприятия, — заметила я, поправляя одной рукой сползшие очки. Вторую продолжала сжимать Гермиона, словно испугавшись, что я затеряюсь в толпе.

Пройдя сквозь главный выход, мы все облегченно вздохнули. Свежий воздух был благодатью после удушающих паров на Зельеварении.

— Ха! А вот и нет, — возразил Арчибальд. — Профессор Дамблдор уже дал согласие. Он не такой зануда, как ты, когда дело касается веселья.

В ответ я лишь снисходительно улыбнулась. Иногда рядом с Гриверсом я ощущала себя старшей сестрой, которая терпит все шалости любимого младшего братишки. А ведь он мне действительно как брат.

— Возможно, — соглашаюсь я. — Но мне эта затея все равно не нравится.

— Тебе вообще не нравится веселиться. Ты, — он указал на меня пальцем, — копия Риддла. Такая же надменная и чопорная.

— Но в тоже время она хороший человек, — вмешалась в наш разговор Гермиона. Примирительно улыбнувшись, она первая вошла в теплицы, ведя меня за собой.

Сравнение со слизеринцем меня позабавило. Я решила, что не буду обижаться на Арчи за его выходку. Ну, разве что немножко.

Следом за нами зашел Гриверс, что-то недовольно бормоча себе под нос. Положив книги рядом с Грейнджер, подошел к своей парте, где уже сидел Гильберт. Через пару минут парни увлеченно болтали, ничего не замечая вокруг. Улыбнувшись, я повернулась к Выдре, чтобы пожаловаться на непостоянность нашего друга, но ничего не сказала.

Гермиона играла в гляделки с Риддлом. Со стороны казалось, что они ведут бессловесный диалог. Том хмурился и бросал недовольные взгляды в сторону парты, за которой сидели Гриверс и Блэр. Подруга лишь пожимала плечами, а потом и вовсе шепнула: «Позже». Наверное, слизеринец хотел что-то сказать, но, заметив мой внимательный, изучающий взгляд, осекся. Я не нравилась Риддлу. Более того: раздражала. Конечно, он отлично изображал вежливость и никогда не показывал своей неприязни. Но я знала, чувствовала его настоящее отношение ко мне. К сожалению, я не понимала, чем оно вызвано. Я обязательно выясню это чуть позже.

* * *
— Арчи! — я окликнула приятеля.

Он остановился и терпеливо ждал, пока я спускалась с лестницы. Сегодня я целый день любезничала с другом. Забавно было наблюдать за его смущением, которое Гриверс достаточно успешно прикрывал шутками и насмешками. Он даже повздорил с Мини. Конечно, она не стала долго на него сердиться. Но в ближайшие несколько дней домашнее задание по Трансфигурации ему придется выполнять одному.

— Я хочу с тобой поговорить. Ты не слишком занят? — спрашиваю, глядя на него сквозь полуопущенные ресницы.

— Нет, что ты! Я… говори, — он неловко переминается на месте.

Не справедливо пользоваться тем, что я нравлюсь ему. Но чтобы достигнуть цели, надо идти на жертвы. К тому же эта игра безумно увлекательна.

— Зря ты сегодня поссорился с Мини. Она расстроилась.

— Я не хотел ее обижать. Не знаю, что на меня нашло. — Арчи развел руками, показывая тем самым свое бессилие. Он действительно не понимал, что с ним происходит.

— Извинись перед ней, — ненавязчиво предложила я.

— Официально, с тремя копиями моего монолога, записанного на пергаменте? — съязвил он.

Я видела, что Гриверс сам сожалеет о том разговоре, но гордость и упрямство не давали ему сделать первый шаг.

— Обязательно, — серьезно заверила я его, — но для начала сойдет черничный пирог.

— И где же я его возьму? — поинтересовался Арчи. Его глаза озорно блестели в мягком свете факелов. Ему безумно нравилась наша игра. Как и мне.

— Может быть, на кухне? — задала ему встречный вопрос. — Можно попросить у домовых эльфов. Я уверена, они не откажут восходящей гриффиндорской звезде квидича.

Парень, не выдержав, рассмеялся. Определенно, Том был прав. Ненавязчивость, незаметное очарование и капля лести делают чудеса.

Отсмеявшись, Арчибальд спросил:

— Она сильно на меня сердится?

— Не больше, чем обычно.

— Гермиона.

— Что?

— Ты самый лучший друг, — серьезно произнес он, беря меня за руку. Отчего-то этот жест заставил чувствовать себя неуютно. Так ко мне прикасался лишь Том. Я перевела свой взгляд с лица Арчи на каменный пол, чтобы скрыть возникшее раздражение. Наверное, со стороны это выглядело так, как будто я смутилась. Отлично. Пускай он думает, что сумел смутить меня.

— Ты пойдешь со мной на вечеринку в субботу?

Я, выдержав короткую паузу, словно в чем-то сомневалась, ответила:

— Да. — Немного помолчав, тихо попросила Гриверса: — Ты поможешь мне в одном деле?

— Конечно!

Ну вот, он даже не поинтересовался, что я от него хочу. На мгновение я испытала разочарование. Арчи всегда такой верный и покладистый. Так легко предугадать каждое его действие. Я подавила желание рассмеяться ему в лицо. Вместо этого я благодарно улыбнулась Арчибальду, незаметно высвобождая свою ладонь из его руки.

— Профессор Меррисот ведет научные исследования в области усовершенствования магических артефактов. В этом году она предложила нескольким ученикам ассистировать ей во время работы.

Я импровизировала. Не было смысла строить логические цепочки убеждений. Арчи все равно бы мне не поверил. А так есть шанс, что его заинтересует задание. Ведь это замечательная возможность проверить свои силы в Чарах.

— А кто еще, кроме тебя, ассистирует ей?

Он скрестил руки на груди и выжидающе посмотрел на меня. Неужели это так важно? Зачем тебе знать всю правду, Арчи?

— Том Риддл. — Я решила не лгать ему. Сейчас было важно не нарушить то хрупкое доверие, которое мы упорно восстанавливали последние несколько дней.

— Вот как. Неужели наш любимчик может чего-то не знать? ЗОТИ ведь его любимый предмет! — с издевкой в голосе протянул Гриверс.

— Верно. Но не Чары, — осторожно заметила я.

Малейшее упоминание слизеринца вывело парня из себя. Казалось, что еще чуть-чуть — и Арчи развернется и уйдет, не выслушав меня до конца. Это не допустимо! Я не могу позволить ему так поступить.

— Не важно. Я не буду в этом участвовать.

Столь категоричный отказ лишь подтвердил мои опасения. Я отвернулась, подошла к окну. Прижав ладонь к стеклу, низко опустила голову. Немного помолчав, заговорила:

— Он всегда во всем лучший. Мне надоело! Я… не хочу быть больше второй. Это так унизительно, каждый раз получать похвалу от Меррисот и тут же слышать сравнение с ним, — быстро, словно боясь, что не успею, шептала я. — Я хочу доказать, что способна на большее, поэтому и прошу твоей помощи. Я не могу справиться со своим заданием. Не хватает таланта.

Последние слова я чуть слышно прошептала. Убрав руку со стекла, я прижала холодную ладонь к пылающей щеке. Было невыносимо жарко, словно я очень долго бежала.

— Я эгоистка, Арчи. И я не люблю себя за это. Но, Мерлин, я не знаю, как починить тот проклятый цилиндр! А без него я лишусь своего места в исследованиях.

Я почти не соврала. Лишь не открыла ему некоторые детали.

Арчи развернул меня к себе лицом и крепко обнял. Я вздрогнула, почувствовав его руки на своей спине и волосах. Он успокаивающе гладил меня по голове и заверял, что поможет мне, чего бы это ему не стоило. Я сильнее вжалась в его грудь, неразборчиво пробормотав слова благодарности. Прозвучало жалко.

— Тише, Выдра, не расстраивайся! Мы еще покажем Риддлу, кто лучше и талантливей! Мы покажем ему!

Арчибальд успокаивал меня. Его голос был уверенным, воинственным. Он искренне сочувствовал мне, ни на минуту не сомневаясь в правдивости этой истории. Я почувствовала себя гадко, словно только что сломала нечто важное внутри своего тела. Деталь, которую больше не починишь. Ее просто надо выбросить за ненадобностью. А без нее я никогда не смогу стать прежней. Правильной, милой Гермионой, чьи слова и поступки никогда не причиняли боль людям.

Я расплакалась, жалея себя и Арчи, втянутого мной в это гиблое дело. А еще я обвиняла во всем Тома, хотя это было несправедливо и по-настоящему эгоистично. Но мне сейчас было все равно. Риддл был зачинщиком, отвратительным манипулятором, искусно играющим на слабостях и привязанностях волшебников. И больше всего на свете я боялась, что стану такой же. А может быть, уже стала? Нет, нет, нет…

* * *
— Он согласился, — сообщила я Тому на следующий день.

— Хорошо, — одобрил Риддл, продолжая читать книгу.

Его не интересовало, как я сумела уговорить Арчи. Дело было сделано. Теперь важно дождаться результата. Мне стало обидно. Погасшее отчаянье разгорелось в моей душе с новой силой. Оно пожирало меня изнутри, не оставляя не малейшего шанса на спасение. Я вновь ощутила себя жалкой и ненужной. Все то, что я вчера говорила Арчибальду, чтобы убедить его помочь мне, обрело новый смысл. Я, не выдержав, рассмеялась. Громко, весело, беспечно.

Том отложил в сторону книгу и удивленно посмотрел на меня. Несколько минут он что-то обдумывал — наверное, искал причину моего внезапного веселья. А потом резко встал и в два шага преодолел разделяющее нас расстояние. Встряхнул меня, словно тряпичную куклу. Я перестала истерически смеяться и удивленно посмотрела на Риддла.

Он по-своему истолковал мой взгляд и привлек меня к себе. Крепко держа меня в объятиях, прошептал:

— Хорошая девочка. Смелая, добрая девочка.

Я замерла, напуганная этими словами. Так дико, неправильно, неестественно звучали они. Том Риддл никогда ни с кем так не разговаривал. Сейчас он вел себя так, словно я маленький, ранимый ребенок, которому нужна защита. И в этом не было ничего обидного или унизительного. Всего лишь естественное развитие событий. Всхлипнув, я посмотрела на друга снизу вверх. Он был спокоен, невозмутим. Но в тоже время в его взгляде мелькнуло что-то, похожее на сочувствие.

— Я причинил тебе боль. Извини. Мне не следовало втягивать тебя в это дело.

Он, не задумываясь, говорил эти ничего не значащие слова, продолжая что-то быстро просчитывать в уме. Приняв решение, он выпустил меня со своих объятий. Его рука привычно достала волшебную палочку с внутреннего кармана мантии. Та самая, купленная три года назад в магазине мистера Оливандера. Том уверенным движением направил ее на меня. Я испугалась. Липкие щупальца страха на миг сковали меня, лишая воли, как будто я вновь оказалась на чердаке в приюте святого Патрика, а перед моим лицом тихо шипит Змейка. Но в этот раз Риддл направил на меня не свою любимицу. О, нет! Что могла сделать рептилия? Напугать, укусить, вызвать отвращение. Не более. А с палочкой перед слизеринцем открывались большие возможности.

Помню, как Том любил играть с крысами. Он раз за разом отрабатывал на них выученные заклинания. А потом, когда животные не выдерживали всех его экспериментов и подыхали, парень выбрасывал их и находил новую жертву. На его лице все время была натянута невозмутимая маска, в которой, при желании, можно было прочесть сострадание. Как сейчас, когда он смотрит на меня.

Я почувствовала себя крысой, загнанной в угол. Маленьким зверьком, отчаянно ищущего спасения у своего мучителя. Я попятилась и уперлась бедром в край стола. Плохо, очень плохо.

— Т-том, что ты делаешь? — мой голос звучал приглушенно.

— Исправляю ошибку. Не бойся. Завтра все вновь будет как раньше. Тебе больше не придется переступать через себя, — пояснил он, вежливо улыбаясь.

Мои руки инстинктивно зашарили по поверхности стола в поисках того, чем можно было защититься. Мне было настолько страшно, что я забыла, что тоже умею колдовать. Непростительно. Том, не разрывая зрительного контакта, приближался.

«Что ты задумал? Какие ужасные Чары ты хочешь наложить на меня? В чем я ошиблась? Почему ты хочешь немедленно наказать меня? Остановись, прошу тебя, остановись!», — эти и другие мысли стремительно проносились в моей голове, уступая место отчаянью. Я вспомнила сказку, рассказанную мне в приюте миссис Эжбот о хорошей девочке. Маленькой хорошей любопытной девочке, которая встретила в лесу дракона и погибла в безжалостном огне. Чье любопытство и жажда знаний были сильнее инстинкта самосохранения. Только сейчас передо мной не сказочный персонаж, а вполне реальный злой герой.

Мои руки нащупали на столе продолговатый холодной предмет. Я, не задумываясь, засунула его в карман, продолжая свои поиски. Том остановился в паре шагов от меня и сказал:

— Не шевелись. Я не хочу причинять тебе боль.

Затем взмахнул палочкой, и что-то быстро пробормотал. Я, ощутив под ладонью тяжелый, увесистый фолиант, швырнула его в парня, одновременно уклоняясь от блеклого серого луча. Не раздумывая, что есть сил, побежала к дверям. За спиной послышался приглушенный удар и громкие ругательства. Я рванула дверь на себя и сбежала по винтовой лестнице вниз. Миг — и я оказалась в коридоре, ярко освещенном факелами. Напротив была дверь, ведущая в кабинет декана факультета Гриффиндор. За спиной же — страшный тайный ход с затаившимся чудовищем. Моим персональным богартом — Томом Риддлом. Я не удивлюсь, если с этого дня он и Линда будут вместе преследовать меня в кошмарах. Сердце бешено колотилось в груди. Казалось, что его можно услышать даже на опушке Запретного леса. Я была опустошенна. Единственное желание — это добраться до гриффиндорской башни. Там можно не бояться, не оглядываться назад, ожидая удара в спину. Там безопасно.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-15850-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: ღSensibleღ (10.01.2016) | Автор: Фатия
Просмотров: 234 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
1 Bella_Ysagi   (10.01.2016 23:27)
dry dry спасибо

0
2 ღSensibleღ   (21.04.2016 03:14)
и вам спасибо))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]