Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [102]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3681]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Пропущенный вызов
Эдвард определенно не думал, что несмотря на его пренебрежение праздником, духи Рождества преподнесут ему такой подарок...

Конкурс мини-фиков "Зимний стоп-кадр"
Вот и наступила календарная зима, а значит уже совсем скоро Новый год, поэтому пора начинать традиционный зимний конкурс мини-фиков!
И в этот раз мы предлагаем нашим авторам уникальную возможность написать конкурсные истории по видео-трейлерам!
Приём историй до 8 января.

Покаяние
На его жизненном пути всегда были преграды, которые он смог преодолеть. Но получится ли герою пройти новые трудности, когда у него отняли все, кроме веры?
Мистика, детектив, экшн. Мини.

Другой путь
Шёл второй год Новой Империи. Храм джедаев лежал в руинах, Император восседал на троне во дворце на Корусанте. Дарт Вейдер бороздил просторы космоса, наводя ужас на провинившихся пред ликом Империи.
Всё именно так… Но мало кто заметил, что на пару лет раньше события пошли совсем по иному пути…
История по миру «Звёздных войн», призёр фанфик-феста по другим фандомам

Без памяти
Эдвард ушел, сказав Белле, что ее память – как сито, посчитав, что вскоре она забудет его, а боль от его ухода окажется не сильнее укола иголки. Разве он знал, что жестокая судьба исполнит его пожелание буквально?
Завершен.

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 434
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Злая сказка. Глава 5

2016-12-10
47
0
Грани реальности


В комнате было темно и тихо. Хелена лежала на боку, повернувшись ко мне спиной. Клетчатое одеяло сползло вниз, оголив спину девочки. В нашей спальне был сильный сквозняк. Нужно было проверить, закрыто ли окно. Я, поежившись, встала с кровати. Опустив босые ноги вниз, вздрогнула: пол был холодным. Стараясь как можно меньше касаться шершавой деревянной поверхности голыми ступнями, подошла к окну и проверила, все ли створки плотно прилегают друг к другу. Странно. С окном все было в порядке, но сквозняк никуда не исчезал.

Пожав плечами, я развернулась и увидела, что дверь в нашу комнату приоткрыта. Приблизившись к двери, хотела закрыть ее и вернуться назад в постель, но услышала какой-то неясный шум. Мне стало любопытно, и я выглянула в коридор. Там было еще темнее, чем в комнате, зато звук, заинтересовавший меня, стал четче. Кто-то быстро и неразборчиво что-то говорил. Выйдя в коридор и закрыв за своей спиной дверь, я повернулась к единственному источнику свету — луне, заглядывающей в большое окно, возле которого на полу сидел человек. Ребенок. Маленькая сгорбленная фигурка раскачивалась из стороны в сторону и продолжала шептать детскую считалочку:

Тише, мыши, кот на крыше, а котята ещё выше.

Кот пошёл за молоком, а котята кувырком.

Кот пришёл без молока, а котята ха-ха-ха.

В тишине спящего дома она звучала особенно громко. Слова произносились слишком быстро, окончания «проглатывались» так, что отчетливо звучала лишь последняя строчка. Мне стало страшно. Неприятное ощущение зародилось где-то внизу живота и расползлось по всему телу, сковывая движения. Тряхнув головой, я сбросила наваждение. Не нужно бояться его, кем бы он ни был. Наверное, стоило с ним поговорить.

— Эй! — окликнула я ребенка. — Кто ты?

Мой голос прозвучал слишком громко. Фигурка, замолчав, медленно повернула ко мне лицо. Было слишком темно и далеко, так что я увидела только белое расплывчатое пятно вместо лица. И глаза. Горящие зеленые глаза. Это не нормально: у человека они не могли светиться в темноте. Я невольно сделала несколько шагов назад. Ухватившись за дверную ручку, повернула ее на себя, но дверь оказалась запертой. Я попыталась еще раз, но результат оказался тем же. Сглотнув, попятилась, увеличивая расстояние между мной и ребенком, сидевшим на полу. Мне стало не по себе. Страх разливался по телу. Он вызывал сильное желание как можно быстрее вернуться в комнату, забраться в кровать и укрыться одеялом с головой. Спрятаться, чтобы никто не нашел.

Все это время ребенок наблюдал за моими действиями. Как только я попыталась увеличить расстояние еще на пару шагов, он встал. Юбка с тихим шорохом опустилась вниз, и я поняла, что передо мной стоит девочка. Пошатываясь, она сделала пару шагов вперед, и сказала:

— Гермио-о-она, поиграй со мной. Мне скучно.

Все внутри меня сжалось, как только я осознала, кому принадлежит этот голос. Линда. Нет, нет, нет. Это не может быть. Она же мертва!

Тем временем девочка сделала еще несколько шагов вперед. Я попятилась, не сводя с Линды настороженного взгляда. Мне очень не нравилось происходящее. Вдруг она остановилась и захихикала.

— Бедная Гермиона. Совсем одна осталась. Никто с тобой не хочет играть. Наверное, плохо одной, да?

Я неопределенно пожала плечами, продолжая пятиться назад. Насколько помню, через несколько метров начиналась лестница. Нужно было спуститься на первый этаж и позвать на помощь. Там помогут, обязательно помогут.

— Молчишь, тихоня. Ничего не хочешь мне сказать, а?

— Я не… не важно. Мне нужно идти. Поговорим позже, — ответила я и, развернувшись, побежала к лестнице.

— Стой! Ты так просто не уйдешь, убийца. Слышишь? — Линда зло шептала слова. Каждая буква, каждый звук я ощущала на своей коже, словно клеймо.

Сзади послышался грохот и раздалось угрожающее шипение. Нет, я не буду оглядываться. Это не Линда. Она не может быть тем… тем… Господи, помоги!

Добравшись до лестницы, побежала вниз, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. Первый пролет я преодолела быстро. Едва поставив ногу на первую ступеньку второго, услышала позади себя приглушенный свит. За ним последовал мощный удар в спину. Я, потеряв равновесие, упала вниз, в засасывающую меня темноту.

* * *


— Гермиона! Гермиона, ну проснись же! — обеспокоенный голос Хелены звучал все настойчивей. Она трясла меня за плечи, пытаясь привести в сознание.

Резко села в кровати. Горло немного болело, наверное, я опять кричала во сне. Подняв руки, прижала ладони к горячим щекам. Стало немного легче. Открыв глаза, я посмотрела на встревоженное лицо подруги. Встрепанная, бледная, она хмуро смотрела на меня.

— Кошмары? — осторожно спросила Хелена, положив свою холодную ладошку на лоб.

— Да.

— Линда?

— Ага.

— Давай я позову миссис Эжбот? — предложила она.

— Не надо.

Я отвечала односложно. Мыслями я все еще была там, в своем кошмаре.

— Точно?

— Да. Спасибо, Хел. Я… мне просто нужно заснуть.

Подруга скептически посмотрела на меня, но не стала спорить. Понимала, что это бесполезно. Пожелав мне спокойной ночи, она поднялась с моей кровати и пошла к себе.

С того времени, как Линда умерла, мне каждый вечер снился один и тот же сон. Я убегала, а она догоняла и убивала меня. День за днем я пыталась уверить себя, что это иллюзия. Разыгравшееся воображение. Но чувство вины неподъемным грузом лежало на моих плечах. Иногда мне казалось, что я схожу с ума. Мне нужно было с кем-то поговорить. Нужен тот, кто смог бы выслушать и не задавать глупых вопросов. Тот, кто поймет. Мне нужен Том.

В тот день Риддла забрали из приюта. Обвинили, что из-за его змеи погибла Линда. Бред! Я пыталась им объяснить, что это был всего лишь несчастный случай, что Том не виноват. Меня никто не послушал. Миссис Коул всем сказала, что я получила тяжелую психологическую травму и могу быть немного неадекватной, а появившиеся кошмары лишь подтвердили ее слова. Мне не верили. Ребята из приюта смеялись у меня за спиной и тыкали пальцем со словами: «Вон, пошла чудачка Грейнджер!». Воспитатели жалели и относились ко мне как к ущербной калеке. Это жутко раздражало. Хотелось забраться на стол в столовой и прокричать, что я нормальная, такая же, как и они. Но я не сделала этого. Продолжала каждый день вести «нормальную» жизнь. Есть, гулять на улице, исполнять мелкие поручения миссис Эжбот и ждать, когда вернется Том. Они не имели права забирать его из приюта. Он другой. Риддл волшебник, так же, как и я. А значит, скоро мы уедем отсюда. Скоро…

* * *

30 августа 1938 года


— Эй, Гермиона! — окликнули меня.

Обернувшись, я увидела Дориана. Он был взволнован и то и дело оглядывался, словно боялся, что его вот-вот поймают.

— Риддл вернулся в приют, — сказал мальчик.

— Ты уверен? — недоверчиво переспросила я.

— Да. Я своими глазами видел, как он входил в кабинет миссис Коул.

Я ошарашено замерла на месте не в силах что-либо сказать. Удивление, радость, испуг — вихрь эмоций накрыл меня с головой, мешая сосредоточиться. Все эти недели я хотела увидеть Тома, поговорить с ним, утешить, сказать, что все будет хорошо. И вот теперь,мое желание почти исполнилось, а я не знала, что делать. Я не была уверена, будет ли он рад видеть меня. Все осложняло еще и то, что я не имела ни малейшего понятия, где он был все это время. Ребята строили разные предположения, но все они были бессмысленными. Воспитатели же молчали.

— Спасибо, — поблагодарила я Дориана.

Голова кружилась, и я вынуждена была опереться на серую стену. В моем воспаленном сознании пульсировала лишь одна мысль: нужно поговорить с Риддлом.

— Грейнджер, с тобой все в порядке? — спросил он, нахмурившись.

— Да.

— Точно?

— Дориан, со мной все хорошо, — по слогам сказала я ему. Его настойчивость начинала меня раздражать.

Потоптавшись на месте еще несколько минут, мальчик ушел. Я не возражала. Мне нужно было побыть одной и подумать, что делать дальше.

* * *


Я не видела Тома весь день. Он не пришел ни на обед, ни на ужин. В коридорах его тоже никто ни видел, и в мою голову начали закрадываться сомнения. Возможно, Дориан решил разыграть меня. В приюте все прекрасно знали, что я «дружу» с Риддлом. Ха! Это слово явно не подходило для того, чтобы передать всю глубину наших с Томом отношений.

Том… Я не могла больше сидеть сложа руки. Вечером, после отбоя, лежа в своей кровати, я ждала, пока Хелена уснет. Мой план был прост. Том жил в своей комнате один. Нужно прокрасться к нему ночью и поговорить. Но в плане был изъян. Его могли переселить в другую комнату. Впрочем, это было маловероятно.

Дождавшись, когда с соседней кровати раздастся тихое сопение, я аккуратно поднялась. Внимательно вглядевшись в темноту, увидела, как равномерно дышит подруга. Довольно улыбнувшись, я, стараясь поменьше шуметь, надела кофту на ночную рубашку и обула тапочки.

До двери добралась быстро. Выйдя в коридор, я закрыла ее, поморщившись от тихого скрипа. Выждав для уверенности, что Хелена не проснулась, несколько минут, повернула влево. С каждым шагом я приближалась к окну в конце коридора. Вспомнив свой сегодняшний кошмар, невольно вздрогнула. Все было так же, как в моем сне, только не хватало Линды.

Дойдя к двери Риддла, я в нерешительности замерла перед ней. По правилам хорошего тона нужно было постучать перед тем, как войти. Эта мысль в данной ситуации показалась мне абсурдной. Сдавленно рассмеявшись, толкнула дверь вперед и, словно мышка, проскользнула в комнату.

Был темно, поэтому я вытянула вперед руки, чтобы ни за что не зацепиться и ничего не опрокинуть. Боюсь, что в таком случаи на шум сбежится весь приют, и тогда мне придется долго объяснять воспитателям, что я забыла ночью в комнате Риддла. Добравшись до кровати, села на краешек и осторожно коснулась рукой плеча мальчика.

— Том, — позвала я его. — То-о-ом!

Мне не ответили. Окликнула его по имени еще несколько раз с тем же результатом. Возможно, он спал или не хотел со мной разговаривать, или его все же переселили в другую комнату, а я сейчас бужу совершенно незнакомого мне мальчика. Посидев еще некоторое время в полной тишине, собиралась уже идти к себе в комнату, когда услышала его голос:

— Чего тебе?

— Ты спишь? — я так удивилась и обрадовалась тому, что передо мной лежал все же Риддл, что вопрос прозвучал чуть громче, чем требовалось.

— Тише, — зашипел он на меня. — Уже не сплю.

— Том, я хотела сказать…

— Уходи, — перебил меня Риддл.

— Ты хочешь, что бы я ушла? — обиженно спросила я.

— Да, — последовал короткий ответ.

Отвернувшись, быстро заморгала, смахивая непрошеные слезы. Зачем он так сказал? Я ведь так хотела его увидеть. Ну и пусть! Вот уйду и больше не буду с ним разговаривать. Пусть остается сам со своими змеями. Но не ушла. Вместо этого, повернувшись, протянула руку и кончиками пальцев легко прошлась вдоль его позвоночника. Он, напрягшись, спросил:

— Что ты делаешь?

— Играю в «паучка», — ответила, чуть пожав плечами. Затем еще раз быстро скользнула пальцами по его спине и спросила:

— Сколько лапок у паучка?

— Ммм… Восемь?

— Ага! — тихонько рассмеявшись, подтвердила я.

Повернувшись ко мне лицом, Том с интересом посмотрел на меня. Его глаза в темноте озорно блестели. Мне стало неуютно под столь пристальным взглядом. Опустив голову вниз так, что волосы закрыли мое лицо, я задала вопрос:

— Со мной что-то не так?

— Нет. Почему ты спрашиваешь?

— Ты слишком долго рассматриваешь меня, — смущенно призналась я.

— Просто ты смешная, — пояснил Том, садясь на кровати.

— Почему?

— Не знаю, — он беспечно пожал плечами.

Протянув руку, Риддл откинул мне на плечи спутанные волосы.

— Не люблю, когда лицо собеседника скрыто чем-то, — сказал мальчик.

Я кивнула головой и, чуть помедлив, спросила:

— Где ты был все это время?

Том посмотрел куда-то поверх моей головы, но все же ответил:

— В больнице.

— Расскажешь?

Я чувствовала его сомнение. Это было вполне объяснимо. Кто я ему, чтобы открывать передо мной свою душу? Но Том решил мне довериться. Он рассказал обо всем. О том, как миссис Коул хотела отдать его в приют для «трудных» детей, но вместо этого положила в клинику, объяснив, что он не вполне адекватно себя вел и мог быть опасным для детей, проживающих в приюте. О том, как за него вступился профессор Дамблдор, неизвестно каким образом узнавший о сложившийся ситуации. О том, как убили Змейку — единственное живое существо, с которым он мог нормально общаться последние два года. Мне было жаль Тома, но я не могла ему сказать об этом. Не хотела разрушать хрупкое доверие, установившееся между нами. Лишь крепко жала его ладонь в конце, когда он выговорился. Взамен я получила благодарный взгляд и чуть кривоватую улыбку.

Было поздно, и мне жутко хотелось спать. Нехотя я попрощалась с Томом, пообещав, что после завтрака расскажу ему обо всем, что произошло во время его отсутствия. Он кивнул и выпустил мою ладонь из своей руки. Выходя из его комнаты, я затылком чувствовала взгляд Риддла. В нем больше не было холодного презрения, которое так часто ощущала в начале нашего знакомства. Лишь интерес и грусть. И это было здорово. Я могла гордиться собой, ведь мне наконец-то удалось пробиться сквозь стену отчуждения, которой окружил себя Риддл.

* * *


1 сентября 1938 года


Мы едва не опоздали на Хогвартс-экспресс. Путешествие на платформу девять и три четверти было веселым и запоминающимся приключением. Том еще долго оглядывался на кирпичную стену в надежде найти хоть какое-то объяснение того, как мы смогли пройти сквозь нее. Я же с интересом смотрела по сторонам. Множество волшебников в разнообразных мантиях и головных уборах поразили мое воображение. Одни выглядели солидно, другие — смешно. Но было нечто связывающее их. Все они провожали в школу своих детей. Мне стало грустно. Теперь мои родители не смогут никогда поехать со мной на вокзал, обнять и сказать на прощание: «Все будет хорошо, солнышко. Мы тебя любим!».

Такие простые и нужные слова. Жаль, что я их больше никогда не услышу. Сев на поезд, мы с Томом стали искать свободное купе. Навстречу нам шли два мальчика примерно нашего возраста. Я вежливо улыбнулась им и кивнула головой в знак приветствия. Один из них, худой и высокий, с маленьким острым носом, сгримасничав, сказал:

— Посмотри-ка, Ровиан, с нами поздоровалась грязнокровка!

Я споткнулась, словно натолкнулась на невидимую стену. Однажды, мне доводилось слышать это слово от девочки, похожей на мопса, но тогда со мной были родители, которые защитили меня от обидного прозвища.

— Да ну? А откуда ты знаешь, что это грязнокровка? — поинтересовался другой мальчик с густыми соломенными волосами.

— А кто же еще будет так глазеть с открытым ртом по сторонам, как ни магла? К тому же посмотри, во что она одета, — пояснил худой, с гаденькой улыбочкой на лице.

— Да уж… Ты прав, Розье.

Отвернувшись, быстро пошла вперед по коридору и зашла в первое свободное купе. Повернув голову к окну, я прислонилась лбом к холодному стеклу. Легче не стало. Грязнокровка! Как, оказывается, просто сделать больно одним словом. Мерзкие, самоуверенные дураки! Они у меня попляшут…

— Гермиона, — окликнул меня Том. — Что случилось?

— А ты разве не слышал? — хрипло спросила я. Хотелось расплакаться, а еще проклясть паршивца одним из заклинаний, вычитанных в книге по ЗОТС.

— Слышал. И что с того?

Меня поразило то равнодушие, с которым он сказал это, словно речь шла о погоде. Мне было больно, а ему — все равно. Друг называется. Я закусила губу, чтобы ни наговорить лишнего. Медленно втянув в легкие воздух и так же медленно выдохнув, я произнесла:

— Ничего.

Поездку помню плохо. Не говорила с Риддлом всю дорогу, лишь иногда кивала, когда он у меня что-то спрашивал. Обида была слишком сильной, чтобы я могла так просто забыть о ней.

В тот день в моей памяти отпечаталось, как мы с Томом плыли в лодке по озеру, а вода под нами черная-черная, то, как мы впервые вошли в большой зал, где нас должны были распределить по факультетам. Приветственная речь директора Дипета и громкие аплодисменты слились во что-то однообразное и незначительное, так же, как и череда фамилий, которые называл профессор Дамблдор.

Когда волшебник назвал мою фамилию, я поднялась по ступенькам на возвышение и села на стул. Если честно, мне было все равно, на какой факультет меня определят. В прошлой жизни, там, где были папа с мамой, я хотела учиться на Рейвенкло. Потом мы с Томом договорились, что обязательно попадем на Слизерин. Шляпа долго молчала. Гораздо дольше, чем на голове некой Гелджер. Наконец, она спросила меня:

«А чего ты хочешь?» — вопрос прозвучал в моем сознании. В первое мгновение я удивилась, затем проснулось слабое любопытство, сменившееся безразличием. Подумав, я мысленно шепнула: «Доказать, что я лучше других!». Шляпа довольно хмыкнула и громко сказала:

— Гриффиндор!

Встав, я медленно сошла по ступенькам вниз и направилась в сторону стола, над которым висели красные знамена с изображением льва. Меня тепло поприветствовали и поздравили с поступлением на факультет «храбрых». Я робко улыбнулась им в ответ и вновь обратила свое внимание на распределение. Профессор Дамблдор продолжал называть фамилии мальчишек и девчонок, которые отчаянно боялись старой говорящей Шляпы. Когда пришла очередь Тома, он спокойно, не торопясь, сел на стул. Едва коснувшись его головы, шляпа выкрикнула:

— Слизерин!

Что ж, Риддл всегда получал то, чего хотел.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-15850-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: ღSensibleღ (01.12.2015) | Автор: Фатия
Просмотров: 264 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
2 Bella_Ysagi   (10.01.2016 23:08)
спасибо

0
4 ღSensibleღ   (21.04.2016 03:16)
не за что wink

0
1 LoveVolturi   (02.12.2015 00:40)
Спасибо за главу!
Интересно, продолжат они общатся?
Страшно будет если они станут врагами((
Гермиона хорошая девочка, надеюсь такой и останится)))

0
3 ღSensibleღ   (21.04.2016 03:16)
у Гермионы в данном фанфике очень тяжелая судьба... и не только из-за Тома..

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]