Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Сталь и шелк, или Гермиона, займемся любовью
Годы спустя... Немного любви, зависти, Северуса Снейпа и других персонажей замечательной саги Дж.Роулинг. AU примерно с середины 6 книги Роулинг. Все герои, сражавшиеся против Волдеморта, живы!

Фото-конкурс "Моя любимая и единственная"
С малого детства нас спрашивают: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?»
Сегодня мы начинаем конкурс, который откроет ваш выбор. Конкурс ваших профессий!
Прием фотографий до 17 декабря включительно.

Протяни мне руку - 2. Сохранить свое счастье
Вот оно счастье - ты идешь и держишь ее за руку, смотришь в ее глаза. Но сможешь ли ты все это сохранить? Что еще ждет счастливую семью Уитлок? Новые испытания или отголоски прошлого? на что пойдут герои чтоб сохранить свое счастье?

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН



А вы знаете?

что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1875
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Мы всегда будем вместе

2016-12-9
18
0
Втягиваю свежий воздух с наслаждением и облокачиваюсь на стену здания. Не понимаю, почему я согласился вообще пойти в клуб. Не люблю это дело. Больше не люблю. Слишком много пьяных парней пытаются подкатить, чего мне сейчас вообще не надо.

Выудив их кармана пачку сигарет, достаю одну и прикуриваю. Дым проникает в лёгкие, вызывая едва заметное щекотание где-то глубоко внутри. Всегда ношу с собой пачку, хотя курю крайне редко. Смотрю на коробочку, небрежно удерживаемую двумя пальцами, — уже помятая, потрескавшаяся, кочует из брюк в брюки больше полугода. Не удивительно, что у неё такой непрезентабельный вид.

В голове шумит от количества выпитого алкоголя, и перед глазами всё расплывчато. Проклинаю выпивку, никогда не знал меры в этом. Сначала тебе мало, всё вокруг как обычно, будто то была вода, а не водка. Но в один момент, поднявшись с места, чтобы пойти на танцпол, ты понимаешь, что выпито было слишком много. Ноги стоят уже не так уверенно, а предметы теряют свою чёткость. И каждый раз в голове одна лишь мысль — «твою ж мать».

Притушив бычок о каменную стену, наблюдаю за яркими искорками, уносящимися к земле и гаснущими по пути. Окурок летит следом, и я уныло ковыряю его носком ботинка. Нахлынула какая-то тоскливость. Чувство, что я так же, как и этот окурок, просто прожигаю свою жизнь, сжигая сам себя изнутри. А после кто-то просто растопчет меня, вытрет об меня ноги и пойдёт дальше.

Внезапно по телу пробежал неприятный холод и появилось ощущение, будто за мной кто-то наблюдет. Никогда не наблюдал за собой такую чувствительность к чужим взглядам, но это ощущение липкости на коже и какого-то страха, зарождающегося где-то внутри, никогда не забуду. Резко вскидываю голову и всматриваюсь в темноту ночи, напрягая глаза до боли.

Тусклого света фонаря хватает лишь на то, чтобы осветить небольшой кусочек улицы. Но там, за кругом света, в тени, виден нечёткий силуэт. Силуэт стоит неподвижно, лица его мне не видно. Но вот он делает шаг ко мне, и я невольно наклоняюсь вперёд, не отводя взгляда. Снова шаг. И ещё один. Я отшатываюсь, натолкнувшись спиной на стену, и смотрю с неверием.

— Эй, друг, ты чего пропал? — опустившаяся неожиданно на плечо рука до ужаса пугает меня, и я смотрю на приятеля широко распахнутыми глазами. Перевожу взгляд обратно. Пусто.

— Да тебя всего трясёт! Хорош торчать на холоде, пошли обратно в клуб, — меня тянут в здание, и я не сопротивляюсь. Кинув напоследок взгляд в то место, где ещё недавно стоял он, я отвернулся. Чего только не померещится в пьяном угаре! Проблема была лишь в одном. Пьяным я себя больше не чувствовал.

***

С силой вцепившись пальцами в руль, я мчал по мокрой от ливня дороге, наплевав на безопасность. Сейчас мне было наплевать на всё, в душе до сих пор был полный раздрай после увиденного мною неделю назад. Я пытался убедить себя, что это — всего лишь плод воображения опьянённого сознания, но вот умом я понимал, что это бред.

По спине пробежал мерзкий холодок при воспоминаниях о его лице. Мертвецки бледное, изуродованное многочисленными порезами. Но тем не менее такое узнаваемое. Сомнений в том, что это был Владлен, не было. Его пронзительные зелёные глаза я не спутаю ни с одними другими.

Салон автомобиля пропитан запахом табака и сигаретным дымом. На переднем сидении валяются четыре пустые пачки. Я стал слишком много курить. Вот и сейчас вцепился зубами в сигарету, втягивая в себя дым. Пепел падает на джинсы, но мне плевать. Подобные мелочи сейчас слишком незначительны. Мельком кидаю взгляд в зеркало заднего вида и быстро отвожу его — тем, как я сейчас выгляжу, можно только детей пугать. Под глазами огромные синяки, волосы взъерошены, и весь образ выражает полное сумасшествие. Горько усмехаюсь. Кроме как сумасшедшим я себя сейчас никак не могу назвать.

Трясущимися пальцами беру дотлевшую сигарету, приоткрываю окно и выбрасываю её, съёжившись под порывом холодного ветра, ворвавшегося внутрь салона. Тем не менее, уставший мозг несколько просыпается, и я замечаю, что превысил скорость уже за двести. Неделя без сна. Усмехаюсь. Так я точно себя в гроб загоню, не усталостью, так чем-нибудь из неё вытекающим.

По глазам резко резануло слишком ярким светом проезжающей мимо машины. Со злостью перевожу взгляд на зеркало заднего вида, чтобы посмотреть на этого мудака, но понимаю, что зря это сделал. Не отдавая отчёта своим действиям, я резко выворачиваю руль вправо, и машина несётся навстречу столбу, столкновение с которым будет смертельным. Попытки затормозить ни к чему не приводят, и я чувствую сильный удар, от которого сотрясается автомобиль, и меня тащит вперёд. Встреча головы с лобовым стеклом была весьма болезненной, сознание начало ускользать, но зелёные глаза, горящие ненавистью, не давали ускользнуть за грань.

Без понятия, сколько времени я был в таком состоянии, но первое, что я почувствовал — как меня трясут, пытаясь добиться хоть какой-то ответной реакции.

— Парень! Как ты? Ответь! Настя, срочно звони в скорую, чего застыла! — пожилой мужчина раздражённо прикрикнул на девушку, которая выглядывала из-за его плеча и с интересом меня разглядывала. Равнодушно посмотрев на мужчину, я трясущимися, абсолютно не слушающимися пальцами пытаюсь расстегнуть ремень безопасности, но даже не могу дотянуться. Заметив мои потуги, мужчина без слов наклоняется надо мной и одним ловким движением освобождает меня от этой ленты, удерживающей на месте. Я тут же заваливаюсь вперёд, упёршись в руль. В мыслях полный хаос.

Вцепившись в открытую дверь, еле передвигая конечности выбираюсь из машины. Неуклюже, медленно, но у меня получается это сделать. Облокотившись на крышу автомобиля, пытаюсь прийти в себя. Морозный воздух отлично этому способствует, заставляя мозги работать. Мелькнула мысль, что скоро пойдёт снег.

— Зря ты вылез, юноша, лучше бы сидел на месте. Вдруг перелом где-нибудь? — отпихиваю подставленную руку и, отлипнув от машины, иду к тому самому злополучному столбу. Капот, и всё, что под ним находится, было всмятку — эта жестяная банка оказалась куда менее прочной, чем бетон. Лобовое стекло покрыто мелкими трещинами, которые сходятся в единую точку в том месте, куда я и вписался головой. Из чувств осталась небольшая горечь да сильная головная боль. Шарю по карманам, достаю пачку и с сожалением обнаруживаю, что она пуста.

— Есть курить? — голос хриплый, аж самому противно слушать. Мужчина тут же кивает и бежит к своей машине, после чего возвращается с пачкой сигарет и зажигалкой. Поджигаю, затягиваюсь и кашляю — мерзкий дым дешёвых сигарет вызывает рвотные спазмы, но мне удалось сдержаться.

— Спасибо, — не знаю, слышал ли он меня. В данный момент на это было абсолютно наплевать. Перед взором снова были зелёные глаза. Я не удивлён той ненависти, что отражалась в них. Это вполне закономерно. Ведь именно я виновен в его смерти. Но не думал, что всё обернётся так.

Звук сирены скорой помощи рвёт на части барабанные перепонки, а голова начинает болеть ещё сильнее. Морщусь и с силой сжимаю челюсти, едва не раскусив надвое сигарету. Гадкий табак попадает на язык, и я сплёвываю эту гадость, бросая окурок на землю. Лучше бы вообще не курил. Стало только хуже.

Медики тут же накинулись на меня с вопросами и осмотром. Старая медичка вилась вокруг меня, что-то быстро тараторя. Из всего потока удалось вычленить только «смерть», «столб», «аварии» и «снова». Подобное сочетание слов пробудило во мне отвратительное предчувствие. Не обращая ни на кого внимания, я начал осматриваться. Света фар от машин было достаточно, и потому узнать это место мне не составило труда. Здесь он погиб. Здесь я убил его. Тот же столб. Тот же день, пусть и годы спустя. Перед глазами всё замелькало словно в калейдоскопе, ослабленный организм не выдержал, и я от души проблевался, после чего просто потерял сознание.

***

Возвращение домой не принесло никакой радости. Всё здесь казалось пустым и холодным. Мой дом превратился в мою тюрьму, которую я выстроил сам. События последних недель были слишком тяжёлыми для меня. Ночи превратились в кошмар. Теперь я не просто сжигал сам себя, я сжирал сам себя, едва ли не заживо. Я хоронил себя своими мыслями и воспоминаниями, которые вызывали только ненависть к себе и чувство вины перед Владленом. Когда мне удавалось всё же забыться сном, я видел лишь его пронзительные зелёные глаза, в которых отражались все события того злосчастного дня.

Я не умею пить. Не знаю, зачем я каждый раз снова берусь за бутылку, даже несмотря на то что помню об этом. Вернувшись домой упитым в хлам, я застал дома Владлена, который слишком рано вернулся из командировки. До сих пор ненавижу себя за все те слова, что сказал ему. Вместо того чтобы радоваться его возвращению, я закатил скандал, не имевший ни единой причины в качестве основы. С чего я взял, что он мне изменяет? Всего лишь оттого, что он слишком красив и мимо такого парня невозможно пройти? В любом случае, было сказано слишком много того, чего никогда не должно быть. Никогда не забуду ту обиду, с которой он смотрел на меня сквозь слёзы. Не сказав ни слова, он просто уехал, что взбесило меня ещё больше. Опустошив начатую бутылку коньяка, с которой я и завалился домой, сел в машину и поехал вслед за ним.

Требовавшая мести и объяснений душа затмила все чувства, и здравый смысл в том числе. Догнать его не составило труда, но вместо того, чтобы остановить, я лишь пытался подрезать его. Меня не смутили ни скользкая от дождя дорога, ни то, в каком состоянии я находился. Слишком велика была уверенность в своей правоте. На очередном повороте мою машину занесло, и я полетел по неизвестной мне траектории вперёд, врезавшись в его машину. Затормозив, я с ужасом осознал, что сейчас могло случиться непоправимое, и я мог погибнуть. На трясущихся ногах вышел из машины и побрёл к нему, казалось, притормозившему у обочины. И лишь подойдя вплотную, я понял, что он на полном ходу въехал в столб. Тот самый столб, который едва не стал причиной моей гибели пару дней назад.

Не помню, как я открыл его машину и вытащил тело на дорогу. Не помню, что я говорил. Не помню, что делал после. Помню лишь застывшие прекрасные, но безжизненные зелёные глаза и лицо, изуродованное осколками стекла.

— Стас, — тихий шёпот, раздавшийся за моей спиной, напугал меня. Резко развернувшись, я увидел его. Снова. Он отражался в зеркале, но, осмотрев комнату, я никого не обнаружил. Тем не менее, он был там, в зеркале. И я отчётливо слышал его голос.

— Стас, — снова. Закрыв уши ладонями, я начал мотать головой из стороны в сторону. Всё это неправда, этого нет. Всего лишь плод воображения.

— Взгляни на меня! — голос обрёл стальные нотки. Казалось, он разносится не где-то снаружи, но в моей голове, отскакивая от черепа и приумножаясь.

— Неправда, этого нет, — упрямо твержу себе под нос. Зажмурил глаза. Смотреть было страшно.

— Это всё реально. Ты. Я. И то, что произошло тогда. Всё это реально, — снова голос звучал в голове, так громко, будто от этого зависело, насколько я пойму смысл. — И так же реально то, что ты убил меня, — вкрадчивые нотки пугали, как ничто другое. Страшно было узнать, что за этим последует.

— Я не убивал! Это была случайность, — я с отчаянием посмотрел в зеркало, но наткнулся лишь на полный ярости и ненависти взгляд. Стало неимоверно холодно и трудно дышать, будто кто-то перекрыл мне доступ кислорода. Зазвенели стёкла, лампочка начала моргать. На Владлена было страшно смотреть — лицо было перекошено от злости, вокруг него что-то искрилось. Впервые в жизни я был готов поверить в экстрасенсорику. Но, видимо, и это случилось слишком поздно.

— Случайность? — голос тоже разительно изменился, став пронзительным. Было больно слушать его, слишком высока тональность. — Случайным было то, что ты пытался сбить меня, подрезая на и без того опасном отрезке дороги? Случайным было то, что тебе было плевать на всё, кроме того, что ты сам себе успел придумать? Случайным ли было то, что из-за тебя я попал в аварию, в которой и погиб сразу же? — с каждым словом зеркало трескалось всё сильнее, отчего изображение становилось менее чётким. Сказанное давило на меня, уничтожая то живое, что ещё оставалось во мне, словно отравленные стрелы, распространявшие яд правды по моим венам.

Это было слишком. Подлетев к зеркалу, я со всей злости саданул по нему кулаком, наблюдая за разлетающимися осколками. По руке заструилась тёплая кровь, вытекающая из пореза на запястье. Только сейчас я замечаю, что меня трясёт, а из глаз катятся слёзы. Рухнув на пол посреди осколков, я устало облокачиваюсь на стену.

— Ты хоть раз жалел о содеянном? — распахнув глаза, я вижу сидящего передо мною Владлена, который с грустью смотрит на меня. Казалось, что его глаза блестят сейчас от непролитых слёз. Сердце болезненно сжалось — впервые за эти годы я понял, насколько мне его не хватало.

— Каждый день, — усталый шёпот срывается с моих губ, едва не заглушённый очередным всхлипом. Ненавижу слёзы, но сдержаться нет больше сил. Протягиваю к нему руку в попытке прикоснуться к любимому, но та прошла сквозь тело, ощутив холод в месте соприкосновения. — Прости меня. Я всегда боялся потерять тебя. Но всё к этому и пришло, и лишь я тому виной.

Владлен смотрел на меня своими прекрасными зелёными глазами, не говоря ни слова. Но вот он протянул ко мне руку, положив её сверху на мою ладонь.

— Я скучал, — закрываю глаза и позволяю слезам бежать по щекам. Столько горечи и печали слышно в этих словах, и сколько ненависти к самому себе они вызывают. Мой прекрасный ангел, чью жизнь я забрал. Не ты должен был погибнуть в ту ночь, а я. И получил бы по заслугам.

— И я скучал, — открываю глаза и осматриваю пол на предмет крупных и острых кусков стекла. Один как раз оказался под пальцами левой руки. Он приятно холодит кожу и отдаётся в ладони лёгкой, едва заметной тяжестью. — Люблю тебя.

Одним точным ударом вонзаю его в кожу на запястье и быстрым движением разрываю вену, наблюдая за струящейся кровью. Сознание уплывает, но последнее, что удаётся увидеть — печаль в прекрасных зелёных глазах.

Потерпи немного, любимый. Скоро мы будем вместе.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/305-16267-1
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Miss_Lamperush (01.09.2015)
Просмотров: 228 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Solt   (10.09.2015 12:25)
А может так им будет лучше, ведь похоже один Стас так и не научился жить sad

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]