Форма входа

Категории раздела
Бонусы к Сумеречной саге [20]
Народный перевод - Стефани Майер "Солнце полуночи" [44]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Лунная нить
Эдварда Каллена преследуют неудачи с рождения. Вооружившись знаниями о тайных ритуалах, старинным зеркалом и книгами с древними заклинаниями, в холодную зимнюю ночь, в далеком от цивилизации месте, Эдвард попытается снять с себя проклятие невезения.

Потерянная невинность
Дочь разорившегося графа после его смерти вынуждена устроиться компаньонкой у богатой герцогини. Горечь от потери отца и разбитого сердца превращают эту некогда жизнерадостную девушку в недоверчивое и закрытое создание. Она твердо намерена больше никого не впускать в свое сердце. Но все ее намерения рушатся в тот момент, когда к герцогине приезжает ее племянник. К счастью ли свела их судьба?

Знакомый незнакомец
История о нем, о ней и ее любовнике… Она любит двоих, не в силах отказаться ни от одного из мужчин. Что если эти мужчины - один и тот же человек, любящий девушку много лет?

Эволюция
Остаться вдвоем на вымирающей планете – романтично, хотя и пугающе. Герои ищут способ выжить. Планета ищет способ защитить себя от губительного влияния человеческой расы, уничтожившей ее природные богатства.

Заблуждение
Беллу Свон мучают болезненные воспоминания, о которых она хотела бы забыть. Но что, если новый ученик напомнит ей о прошлом? К чему это приведет?
Мини/юмор.

Прощай
«Прощай». Слово, когда-то слетевшее с моих дрожащих губ. Оно медленно убивало меня. Каждый раз, когда я мысленно прокручивала в голове нашу последнюю встречу, вспоминая его обезумевшие от моего решительного слова глаза, я умирала снова и снова.
Рождественский мини.

Любовь в Сопротивлении
Дания, 1944 год. Молодая датчанка и пилот ВВС Великобритании встречаются при опасных обстоятельствах, когда его самолет сбивают над вражеской территорией.
«Мне хочется верить, что все происходит не просто так, что я влюбилась в него, чтобы творить добро и, возможно, изменить жизнь к лучшему. Эдвард сказал, что я храбрая, такой я и буду. Ради него».

Абсолютная несовместимость
Не знала Белла, чем закончится ее внезапная поездка куда глаза глядят... вернее, куда ведет 101 шоссе. Иначе, вероятно, хорошенько подумала бы, прежде чем пускаться в путь в этот непогожий канун Хэллоуина.



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9646
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 408
Гостей: 394
Пользователей: 14
Yl4ik, Твитти2013, Ade, Stasia_june, lizavetaburmatova9303, aleonova006, modnuxa060708, Ů_M, ulinka, Ulyana_Kallen, lily30, valbel86, sashashevcenko592, starckovamascha
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Twilight Russia. Библиотека


Главная » Файлы » Книги » Народный перевод - Стефани Майер "Солнце полуночи"

Стефани Майер "Солнце полуночи" - Глава одиннадцатая (часть первая)
[ ] 28.09.2020, 18:22
Народный перевод Twilight Russia

Стефани Майер

Солнце полуночи 

Глава  одиннадцатая 
(часть первая)

«Вопросы»



CNN первыми сообщили об этой  истории.
Я был рад, что произошедшее попало в новости до того, как я отправился в школу. Не терпелось услышать, как  осветят это событие -   и сколько внимания  оно привлечет. К счастью, сегодня хватало плохих новостей. Землетрясение в Южной Америке, похищение человека по политическим мотивам  на Ближнем Востоке.  
В результате сюжет длился лишь  несколько секунд и состоял из  пары предложений и одного нечеткого изображения.
«Орландо Кальдерас Уоллес, подозреваемый в убийстве, объявленный в розыск в штатах Техас и Оклахома, был задержан прошлой ночью в Портленде штата Орегон, благодаря анонимному сообщению. Рано утром Уоллес был найден без сознания в переулке всего в нескольких ярдах от полицейского участка. Официальные лица пока не могут сообщить нам, будет ли он экстрадирован в Хьюстон или Оклахома-Сити, чтобы предстать перед судом».
Фотография, когда-то давно снятая в полицейском участке, была едва разборчивой, к тому же на момент съемки у арестованного была густая борода. Даже если бы Белла увидела его, то вряд ли бы узнала. Я надеялся, что так и будет, ведь увиденное могло напрасно напугать ее. 
- В этом городе почти не будут освещать эту историю. Все произошло слишком далеко, чтобы заинтересовать местных, - сказала мне Элис. – Хорошо, что Карлайл увез его из штата.
Я молча кивнул. Белла вообще редко подходила к телевизору, и я никогда не видел, чтобы ее отец смотрел что-нибудь,  кроме спортивных каналов. 
Я сделал все, что мог. Это отвратительное существо больше никому не причинит вреда, а я не был убийцей. Во всяком случае, в последнее время. Я был прав, доверяя Карлайлу, хотя все еще жалел, что негодяй так легко отделался. Я поймал себя на мысли, что жажду его экстрадиции в Техас, где смертная казнь до сих оставалась популярной.
Нет. Это уже было не важно. Я оставлю все позади и сосредоточусь на самом главном. 
Несмотря на то, что я покинул комнату Беллы меньше часа назад, мне уже не терпелось увидеть ее снова.
- Элис не возражаешь, если?.. 
Сестра перебила меня.
- Розали поведет. Она будет изображать недовольство, но ты же знаешь, что она обрадуется поводу продемонстрировать свою машину. – Элис задорно рассмеялась.
Я улыбнулся: - Увидимся в школе.
Элис вздохнула, и моя усмешка превратилась в недовольную гримасу.
«Знаю, знаю»,– подумала она. - «Пока нет. Я подожду того времени, когда ты будешь готов познакомить меня с Беллой. Но тебе следует знать, что всему виной не мой эгоизм, я Белле тоже понравлюсь». 
Я не ответил и поспешил к двери. Это был совсем другой взгляд на ситуацию. Захочет ли Белла знакомиться с Элис? Согласится ли иметь подружку-вампира?
Зная Беллу, я мог предположить, что такое знакомство нисколько не побеспокоило бы ее. 
Я нахмурился. Желания Беллы и то, что для нее лучше, были абсолютно разными вещами.
Припарковав машину на подъездной дорожке у дома Беллы, я почувствовал себя неловко. 
В одной человеческой поговорке говорится, что поутру все выглядит по-другому – меняется, пока ты спишь. Буду ли я выглядеть иначе для Беллы в слабом свете туманного дня? Стану ли страшнее или наоборот,  безобиднее,  по окончании темной ночи? Осознала ли она правду, пока спала? Неужели она, наконец, испугается?
Но сегодня ночью ее сны были спокойными. Снова и снова произнося мое имя, Белла улыбалась. Не раз шепотом просила меня остаться. Неужели сегодня это ничего не будет значить? 
Я нервно ждал, прислушиваясь к ее звукам из дома: быстрые, спотыкающиеся шаги по лестнице, резкий шорох оберточной фольги, звон содержимого холодильника от порывистого хлопка дверцей. Похоже, она спешила. Не терпелось попасть в школу? Эта мысль заставила меня улыбнуться от вспыхнувшей надежды.
Я взглянул на часы. Принимая во внимание максимальную скорость, с которой мог ехать ее дряхлый пикап, она в самом деле немного опаздывала. 
Белла выбежала из дома, сумка с книгами соскользнула с плеча, а волосы, собранные на затылке в небрежный пучок, были готовы рассыпаться в любую минуту. Толстый зеленый свитер на ней почти не согревал, отчего ее худые плечи зябко приподнялись от пронизывающего холодного тумана.
Длинный свитер был слишком велик и совсем ей не шел, скрывая стройную фигуру, превращая ее изящные изгибы в бесформенную нелепицу. Я был благодарен за это почти с той же пылкостью, с которой желал, чтобы она надела что-нибудь более похожее на тонкую синюю  блузку, в которой она была прошлым вечером. Ткань привлекательно прилегала к ее коже, достаточно низкий вырез обнажал завораживающую линию ключиц и спускался ниже, к ложбинке.  Синева струилась, как вода, обтекая тонкие очертания ее тела.
Лучше  – жизненно важно – чтобы я держал свои мысли глубоко внутри, подальше от ее форм, и поэтому был благодарен за нелепый свитер. Я не мог себе позволить расслабиться, зациклиться на странных желаниях, которые вызывали во мне мысли о ее губах… коже… теле. Это было бы большой ошибкой. Влечение, ускользавшее от меня на протяжении ста лет. Но я не мог разрешить себе даже думать о том, чтобы прикоснуться к ней, потому что это было просто невозможно.
Я бы убил ее.
Белла так торопливо отвернулась от двери, что едва не пробежала мимо моей машины, не заметив ее.
Внезапно она резко остановилась, ее колени дрогнули, как у испуганного жеребенка, сумка сползла еще ниже по руке, а глаза широко распахнулись, когда она, наконец, сосредоточила свой взгляд на машине.
Я вышел, даже не стараясь перемещаться с человеческой скоростью, и открыл для нее пассажирскую дверь. Больше не стану обманывать ее – по крайней мере, наедине с ней я буду самим собой.
Она посмотрела на меня и снова вздрогнула, когда я практически материализовался из тумана. Вскоре удивление в ее глазах сменилось чем-то другим, и я больше не боялся, или не надеялся, что за ночь  ее чувства ко мне изменились. Теплота, трепет, зачарованность – вот что отражалось в светящейся глубине ее глаз.
- Не хочешь ли прокатиться со мной сегодня? – спросил я. В отличие от вчерашнего ужина, я позволю ей выбирать. Отныне это всегда должен быть ее выбор.
- Да, спасибо, - пробормотала она, без колебаний забираясь в мою машину.
Перестанет ли меня когда-нибудь волновать то, что она говорит  мне «да»?
Я молниеносно обошел машину, желая немедленно присоединиться к ней. Она не выказала ни малейшего удивления из-за моего внезапного появления.
Испытываемое мной счастье, когда она вот так сидела рядом, было ни с чем несравнимо. Как бы сильно я ни наслаждался любовью и дружбой в семье, несмотря на разнообразные забавы и развлечения, доступные в моем мире, я никогда не был так счастлив, как сейчас. Даже зная, что это неправильно, что все  никак не может закончиться хорошо, я не мог долго сдерживать улыбку, находясь рядом с ней.
Моя куртка лежала на подголовнике ее сиденья. Я видел, что она заметила ее. 
- Я принес тебе куртку, - заговорил я. Это было мое оправдание, ведь я должен был как то объяснить ей, почему без приглашения заявился утром. На улице холодно. У нее не было куртки. Конечно, это вполне приемлемый рыцарский поступок.
- Я не хочу, чтобы ты простыла и заболела.
- Не такая уж я и хрупкая, - ответила она, глядя на мою грудь, а не на лицо, словно не решаясь встретиться со мной взглядом. Но она надела куртку раньше, чем я успел перейти к уговорам или мольбам.
- Да ладно? – пробормотал я себе под нос.
Она не сводила глаз с дороги, пока я набирал скорость, направляясь к школе. Меня хватило лишь на несколько секунд молчания.  Мне жизненно необходимо было знать, о чем она думала сегодня утром. Столько всего изменилось между нами с прошлого восхода солнца.
- Что, сегодня не будет двадцати вопросов? – спросил я, снова старясь быть беспечным.
Она улыбнулась, видимо, обрадовавшись, что я затронул эту тему.
- Мои вопросы тревожат тебя?
- Не так сильно, как твоя реакция, - честно ответил я, тоже улыбаясь.
Уголки ее губ опустились.
- Я плохо реагирую?
- Нет, в этом-то и проблема. Ты относишься ко всему так спокойно – это неестественно. 
До сих пор ни единого крика ужаса. Как такое может быть?
- Поэтому меня так интересует, что ты думаешь на самом деле.
Разумеется, всё, что она делала или не делала, заставляло меня интересоваться этим.
- Я всегда говорю то, о чем на самом деле думаю.
- Ты кое-что подправляешь.
Ее зубы снова впились в губу.
Казалось, она не замечала этого – бессознательная реакция при напряжении.
- Не очень много.
Этих слов было достаточно, чтобы разжечь мое любопытство. Что она намеренно скрывала?
- И этого довольно, чтобы свести меня с ума.
Она поколебалась, а потом прошептала: - Ты не захочешь этого слышать.
Мне пришлось на мгновение задуматься, прокрутить в мыслях весь наш вчерашний разговор, слово в слово, прежде чем я нашел связь. Возможно, от меня потребовалась столь сильная концентрация именно    потому,  что я не мог представить себе ничего, о чем бы не захотел услышать от Беллы, если бы она решила со мной поделиться. 
Ее голос звучал так же, как и прошлым вечером - в нем снова появилась боль, и тогда я вспомнил. Вчера  один раз  я запретил ей высказывать свои мысли. "Никогда не говори так"- почти прорычал я тогда. Довел ее до слез…
Может, именно это она и скрывала? Глубину своих чувств ко мне? Что мое превращение в монстра не имеет для нее никакого значения, и ей слишком поздно менять решение?
Я не мог говорить, потому что и радость, и боль,  были слишком сильны для слов, конфликт между ними настолько бурный и неистовый, что   я был не в состоянии дать внятный ответ. В машине царила тишина, если не считать ровного ритма ее сердца и легких.
- Где остальные члены твоей семьи? –  Внезапно спросила она.
Я глубоко вздохнул,  впервые с настоящей обжигающей болью  почувствовав ее аромат в машине,  с удовлетворением осознавая, что начал привыкать к этому, и вновь заставил себя непринужденно говорить:
- Они взяли машину Розали, - словно в подтверждение своих слов я припарковался рядом с автомобилем, о котором шла речь. Наблюдая, как распахнулись глаза Беллы, я спрятал улыбку: - Слишком демонстративно, согласна?
- Ух ты. Если у нее есть такая машина, почему она ездит с тобой?
Розали бы понравилась реакция Беллы… если бы она была объективной в отношении Беллы, чего, вероятно, никогда не случится.
- Как я уже сказал, это показуха. А мы стараемся сливаться с толпой.

Конечно, Белла не замечала никакого внутреннего противоречия, глядя на мою машину. Неслучайно мы чаще всего передвигались на «Вольво» - автомобиле, прославившемся, прежде всего, безопасностью. Безопасность – единственное, что вампирам никогда не понадобится от транспортного средства. Мало кто разберется, что это менее распространенная  гоночная версия, не говоря уже о  проделанной нами работе над ее внутренним содержанием. 

- У вас это не получается, - заметила она и беззаботно рассмеялась.
От ее веселого, совершенно безмятежного смеха, в моей пустой груди потеплело.
- Так почему  Розали взяла сегодня такую заметную машину? – задалась она вопросом.
- Разве ты не заметила? Я же теперь нарушаю все правила.
Мой ответ должен был прозвучать слегка пугающе, - поэтому,   конечно же, Белла  улыбнулась ему.
Выбравшись из машины, я подошел к Белле так близко, как только осмелился, внимательно следя за любыми признаками того, что моя близость ей неприятна. Дважды рука Беллы чуть заметно дергалась в мою сторону, но она отводила ее. Было очень похоже, что ей хотелось ко мне прикоснуться… мое дыхание участилось.
- Почему у вас вообще есть такие машины? Если вы не хотите быть заметными? – спросила она, пока мы шли к школе.
- Потакание своим слабостям, - признался я. – Мы все любим быструю езду.
- Кто бы сомневался, - пробормотала она кислым тоном.
Белла не стала поднимать глаза, чтобы увидеть мою ответную улыбку.

«Вот это да! Я в это не верю! Как, черт возьми, Белле это удалось?»
Мысленное потрясение Джессики прервало мои размышления. Она ждала Беллу, укрывшись от дождя под крышей столовой, перекинув через руку её куртку. Глаза Джессики недоверчиво распахнулись.
В следующее мгновение Белла тоже увидела ее. Легкий румянец коснулся ее щек, когда она заметила выражение лица удивленной подруги.
- Привет, Джессика. Спасибо, что не забыла, - приветствовала ее Белла. Та молча протянула ей куртку.
Я решил быть вежливым с друзьями Беллы, независимо от того,  хорошие это друзья или нет.
- Доброе утро, Джессика.
«Вот это да…»
Глаза девушки распахнулись еще шире, но она не вздрогнула и не отступила назад, как я того ожидал. Хоть в прошлом она и находила меня привлекательным,  она всегда держалась на безопасном расстоянии, как и все вокруг, бессознательно. Странно и забавно и, честно говоря, немного стыдно было сознавать, что близость Беллы  так сильно смягчила меня. Казалось, что меня больше никто не боялся. Если Эммет узнает об этом, он будет смеяться надо мной еще целое столетие.
- Э… привет, - пробормотала Джессика, и бросила на Беллу многозначительный взгляд.
– Думаю, увидимся на тригонометрии.
«Ты мне все расскажешь. В деталях. Мне нужны подробности! Эдвард чертов КАЛЛЕН!!!»
Губы Беллы дрогнули: - Да, увидимся.

Мысли Джессики путались, пока она спешила на первый урок, время от времени продолжая оглядываться на нас.
«Мне нужна вся история. На меньшее не соглашусь. Они договорились встретиться вчера вечером? Они встречаются? Как давно? Как она могла держать это в секрете? Зачем ей это нужно? Не может быть, что это что-то поверхностное  – должно быть, она серьезно им увлечена. Я все выясню. Интересно, они уже целовались ? О, боже…». 

Мысли Джессики внезапно стали бессвязными, и она позволила бессловесным фантазиям закружиться в  голове. Я вздрогнул от ее предположений, и не только потому, что в мысленных образах она заменила Беллу собой.
Этого не могло быть. И все же я… я хотел…
Я не мог признаться в этом даже самому себе. Сколько еще запретных желаний буду я испытывать к Белле? Какое из них в конечном итоге убьет ее? Я покачал головой, пытаясь успокоиться.
- Что ты собираешься ей сказать? – поинтересовался я у Беллы.
- Эй! – яростно зашептала она. – Я думала, ты не можешь читать мои мысли!
- Не могу, - я удивленно уставился на нее, пытаясь понять смысл ее слов. Должно быть, мы одновременно думали об одном и том же. – Однако, - продолжил я, - могу прочитать мысли твоей подруги, она собирается подкараулить тебя в классе.
Белла застонала и позволила моей куртке соскользнуть с ее плеч. Сначала я не понял, что она решила вернуть ее мне, – я бы не стал просить об этом; я бы предпочел, чтобы она оставила ее себе в качестве напоминания обо мне, - поэтому не слишком торопился предложить свою помощь. Она протянула мне куртку и просунула руки в рукава своей.
- Ну и что ты собираешься ей сказать? – настаивал я.
- Может,  ты мне подскажешь? Что она хочет знать?
Я улыбнулся и покачал головой. Мне хотелось услышать озвученные без подсказки мысли Беллы.
- Это нечестно.
Она прищурила глаза:
- Нет, то, что ты не делишься тем, что знаешь – вот это не честно.
Да, ей не нравились двойные стандарты.
- Она хочет знать, не встречаемся ли мы тайно, - медленно произнес я. – И еще хочет спросить, что ты чувствуешь ко мне.
Ее брови взлетели вверх, теперь уже не испуганно, а простодушно. Она изображала невинность.
- Ого, - пробормотала она. – А что я должна ей сказать?
- Хм. – Она всегда пыталась вытянуть из меня больше, чем говорила сама. Я задумался над ответом.

Непослушная прядь ее волос, слегка влажная от тумана, упала на плечо и завитком легла на то место, где ключица была скрыта нелепым свитером. Это притягивало мой взгляд, заставляя его скользить по другим скрытым линиям…
Я осторожно потянулся к локону, не касаясь ее кожи – утро и без моего прикосновения было достаточно прохладным – и снова вернул его в беспорядочный пучок, чтобы своевольная прядь не отвлекала меня. Я вспомнил, как Майк Ньютон коснулся ее волос, и мои челюсти сжались при этом воспоминании. В тот день она отшатнулась от него. Сейчас ее реакция была совершенно другой; я почувствовал прилив крови под кожей и внезапно участившийся, неровный стук сердца.
Отвечая, я постарался скрыть улыбку.
- Полагаю, на первый вопрос можно было бы ответить положительно… если не возражаешь. – Ее выбор, всегда ее выбор. – Это проще любого другого объяснения.
- Я не возражаю, - прошептала она. Ее сердце продолжало биться в том же ненормальном ритме.
- А что касается второго вопроса… - теперь я не мог скрыть улыбку. – Что ж, мне и самому хотелось бы услышать ответ.

Пусть Белла подумает над этим. Я едва сдержал смех, когда на ее лице отразился шок. 
Я быстро отвернулся, прежде чем она успела задать еще хоть один вопрос. Мне трудно было отказать ей в чем-либо, если она просила. И мне хотелось слышать именно её мысли, а не свои.
- Увидимся в обед, - бросил я ей через плечо, чтобы убедиться, что она все еще смотрит мне вслед. У нее отвисла челюсть. Я снова отвернулся и рассмеялся.
Шагая прочь, я смутно осознавал шокированные и вопрошающие мысли вокруг меня – глаза школьников, мечущиеся между лицом Беллы и моей удаляющейся фигурой. Я почти не обращал на них внимания. Я не мог сосредоточиться. Двигаясь по мокрой траве на свой первый урок, я с трудом придерживался приемлемой скорости. Хотелось бежать, по-настоящему мчаться,  так быстро, чтобы исчезнуть, ощутить чувство полета. Какая-то часть меня уже порхала.
Войдя в класс, я надел куртку, позволяя аромату густо плыть вокруг меня. Сейчас я буду гореть, разрешая этому запаху ослаблять мою чувствительность к нему  - так мне будет легче не обращать на него внимания позже, когда я снова встречусь с Беллой в обед. 

Хорошо, что учителя больше не беспокоили меня своим вниманием. Именно сегодня они могли застигнуть меня врасплох, не получив ответа на вопрос. Сегодня мои мысли витали где угодно, только не здесь, не в этом классе, где находилось всего  лишь мое тело.   
Конечно, я наблюдал за Беллой. Это уже становилось такой же нормой, как дыхание – я почти не осознавал, что делал. Я слышал ее разговор с окончательно упавшим духом Майком Ньютоном. Она быстро перевела разговор на Джессику, и я так широко улыбнулся, что Роб Сойер, сидевший за партой справа, заметно вздрогнул и, вжался в свой стул, отпрянув от меня.
 «Фу. До чего жуткий».
Ну, на что-то я еще способен.

Также я продолжал немного следить за Джессикой, слушая, какие вопросы она готовит для Беллы. Я едва мог дождаться четвертого урока, в десять раз более нетерпеливый, чем эта  любопытная человеческая девушка, жаждущая свежих сплетен. И я слушал Анжелу Вебер.

Я не забыл об испытываемой к ней благодарности - в первую очередь за то, что она думала о Белле только хорошее, и за помощь вчера вечером. Поэтому все утро я обращался к ее мыслям, пытаясь найти, чего же она хотела, полагая, что будет легко. Как и любой другой человек, она должна желать какую-нибудь безделушку или игрушку. Может быть, несколько. Я бы передал ей это анонимно, и мы были бы в расчете.
 Но Анжела оказалась почти такой же несговорчивой со своими мыслями, как и Белла. Она была странно довольной для подростка. Счастливой. Возможно, именно это и было причиной ее доброты – она была одним из тех редких представителей человеческого рода, которые имели то, что хотели, и хотели то, что имели. Если она отвлекалась от учителей и конспектов, то думала о своих младших братьях – близнецах, которых собиралась в предстоящие выходные взять на пляж, предвкушая их радостное волнение с почти материнской радостью. Ей часто приходилось заботиться о них, но это обстоятельство нисколько не расстраивало ее. Очень мило.
Но мне это совсем не помогало.
Должно же быть что-то, чего бы ей хотелось. Мне просто нужно продолжить поиски. Но позже. Наконец пришло время  общего урока тригонометрии Беллы и Джессики.

Не замечая, куда иду, я шел на урок английского. Джессика уже сидела на своем месте, нетерпеливо постукивая обеими ногами в ожидании Беллы.
Я же наоборот, устроившись за своей партой в классе, замер. Время от времени мне приходилось напоминать себе, ерзать, чтобы быть похожим на других.  Давалось с трудом,  ведь я был так сосредоточен на мыслях Джессики. Я надеялся, что Джессика будет внимательна и постарается считать выражение лица Беллы для меня.

Стоило ей войти в класс, нервное постукивание ног Джессики ускорилось.
«Она выглядит… мрачной. Почему? Может быть, между ней и Эдвардом Калленом ничего не происходит. Это было бы разочарованием. Вот только… ведь тогда он все еще свободен. Если  он вдруг заинтересуется свиданием, то я  ему не откажу».

Лицо Беллы не было мрачным, на нем читалось нежелание говорить. Она волновалась, зная, что я все услышу.
- Расскажи мне все! – потребовала Джесс, пока Белла снимала куртку и вешала ее на спинку сиденья. Она двигалась медленно и неохотно.
«Ух, какая она медлительная. Давай уже перейдем к пикантным подробностям!»
- Что ты хочешь знать? – Белла села на свое место.
- Что произошло вчера вечером?
- Он накормил меня ужином, а потом отвез домой.
«А потом? Да ладно, должно же быть что-то еще! Она лжет, я это знаю. Я все равно выпытаю это из нее».
- Как ты так быстро добралась до дома?
Я видел, как Белла закатила глаза, глядя на полную подозрений  Джессику.
- Он водит машину, как сумасшедший. Это было ужасно.

Она едва заметно улыбнулась, и я громко рассмеялся, прервав лекцию мистера Мейсона. Поняв свою оплошность, я попытался скрыть смех за кашлем, но это никого не обмануло. Мистер Мейсон бросил на меня раздраженный взгляд, но я даже не потрудился прислушаться к его мыслям. Я слушал Джессику.
«Ха. Похоже, она говорит правду. Но почему заставляет вытягивать из нее каждое слово? Я бы вовсю хвасталась».
- Это было что-то вроде свидания, вы договорились с ним встретиться там?
Джессика наблюдала за замешательством на лице Беллы и была разочарована тем, насколько искренним оно казалось.
– Нет, я очень удивилась, увидев его, – ответила Белла.
 «Что происходит?» - Но он привез тебя сегодня в школу? – «В этой истории должно быть что-то еще».
- Да, для меня это тоже был сюрприз. Вчера вечером он заметил, что у меня нет куртки.
«Не очень весело», - снова разочарованно подумала Джессика.

Я устал от ее расспросов, хотелось услышать то, чего я еще не знал. Я надеялся, что Джессика не настолько обманулась в своих ожиданиях, что пропустит вопросы, которых я ждал.
- Ну, а  вы собираетесь встретиться еще раз? – спросила она.
- Он предложил отвезти меня в Сиэтл в субботу, думает, что мой пикап не справится. Это считается?

«Хм. Конечно, он изо всех сил старается… ну, типа, заботиться о ней. Должно быть  есть что-то с его стороны, если не с ее. Как такое могло случиться? Белла сумасшедшая».
- Да, – ответила Джессика на вопрос Беллы.
- Ну тогда, да, – заключила Белла.
- Ух ты… Эдвард Каллен. – «Нравится он ей или нет, все равно это большое дело».
- Я знаю, - вздохнула Белла.
Тон ее голоса подбодрил Джессику.
«Похоже, она наконец-то поняла!»

Интересно, правильно ли Джессика расценила тон Беллы? Хотелось, чтобы она попросила Беллу пояснить, что она имела в виду, вместо того, чтобы догадываться самому.
- Подожди! – воскликнула Джессика, внезапно вспомнив свой самый важный вопрос. – Он тебя поцеловал? – «Пожалуйста, скажи «да». А потом опиши каждую секунду!»
- Нет, - пробормотала Белла и опустила голову, глядя вниз на свои руки. – Все совсем не так.
«Черт. Я бы хотела… хм. Похоже, что и она тоже».

Я нахмурился. Белла действительно выглядела расстроенной, но это не могло быть разочарованием, как предполагала Джессика. Она не могла хотеть этого. Не после всего, что узнала обо мне. Она не могла захотеть находиться так близко к моим опасным зубам. Она может считать, что у меня есть клыки. Я содрогнулся.
- Думаешь в субботу… – настаивала Джессика.
Вид Беллы стал еще более расстроенным, когда она ответила:
- Очень сомневаюсь.
"Да, она на самом деле хочет этого. И для нее это хреново".

Было ли это из-за того, что я наблюдал все через восприятие Джессики, но казалось, что она права?
На полсекунды меня отвлекла невозможная мысль, каково это попытаться поцеловать Беллу. Мои губы касаются ее губ, холодный камень и теплый податливый шелк…
А потом она умирает.
Поморщившись, я покачал головой и снова сосредоточился.
- О чем вы говорили? «Ты говорила с ним, или он насильно вытягивал из тебя всю информацию, как я сейчас?»
Я печально улыбнулся. Джессика была недалека от истины.
- Не знаю, Джесс, много о чем. Чуть-чуть поговорили об эссе  по-английскому.
Совсем чуть-чуть. Я улыбнулся шире.
 «Ой, да ладно». – Пожалуйста, Белла! Расскажи подробнее.
Белла на мгновение задумалась.
- Ну… ладно, есть кое-что. Надо было видеть, как с ним флиртовала официантка, это было чересчур. Но он не обратил на нее никакого внимания.
Какая странная подробность. Я был удивлен, что Белла вообще заметила то, что было несущественным.

«Интересно…» - Это хороший знак. Она была симпатичной?
Хм. Джессику это волновало гораздо больше, чем меня.
- Очень, – ответила Белла. – Ей, наверное, девятнадцать или двадцать лет.
 Джессика на мгновение отвлеклась, вспомнив Майка на их свидании в понедельник вечером – Майк был чересчур дружелюбен с официанткой, которую Джессика вообще не считала хорошенькой. Она отогнала воспоминание и, подавив раздражение, вернулась к выуживанию подробностей.
- Так еще лучше. Похоже, ты ему действительно нравишься.
- Думаю, да, – задумчиво произнесла Белла, и я замер,  не шевелясь,  на краешке стула. - Но трудно сказать наверняка. Он всегда такой загадочный.

Должно быть, я был не настолько прозрачен и неконтролируем, как думал. И все же, будучи такой наблюдательной… как она не  могла  понять, что я влюблен в нее? Я слово за слово перебрал наш разговор, почти удивляясь, что не произнес эти слова вслух. Казалось, это чувство ясно читалось  в  каждом  разговоре  между нами.
«Ух. Как она может сидеть напротив этого парня – настоящей модели и вести с ним беседу?» - Не понимаю, как у тебя хватает смелости оставаться с ним наедине? – спросила Джессика.
На лице Беллы отразился шок.
- Ты о чем?
«Странная реакция. Что, по ее мнению, я имела ввиду?» - Он такой… - «Как бы это сказать?» - Пугающий. Я  бы не знала, что ему сказать. Сегодня я даже забыла родной язык, а он всего лишь поздоровался со мной. Должно быть, я вела себя как полная идиотка.
Белла улыбнулась.
- У меня тоже появляются проблемы с подбором слов, когда я рядом с ним.

Скорее всего, она пытается успокоить Джессику. Когда мы были вместе, Белла демонстировала почти неестественное самообладание.
- Ну ладно, – выдохнула Джессика. – Он невероятно красив.

Выражение лица Беллы внезапно стало холодным.   Глаза вспыхнули, словно она возмутилась какой-то несправедливости. Джессика не заметила в выражении  ее лица каких-либо перемен.
- В нем есть нечто большее, чем просто внешность, – отрезала  Белла.
«О, кажется, мы до чего-то добрались».
- Неужели? Например, что?
Белла на мгновение прикусила губу.
- Не знаю, как выразиться, – наконец, ответила она. – Но за всей этой внешностью он еще более невероятный. – Она отвела глаза от Джессики, ее взгляд был слегка рассеянным, как будто она смотрела куда-то очень далеко.

Я вспомнил, что чувствовал, когда Карлайл или Эсме хвалили меня больше, чем я того заслуживал. Испытываемые сейчас эмоции были похожими, но гораздо более сильными и всепоглощающими.
«Ищи другую дурочку – нет ничего красивее его лица! Если только его тело. Я готова упасть в обморок». – Разве это возможно? – хихикнула Джессика.
Белла не повернулась. Она продолжала смотреть вдаль, игнорируя Джессику.
 «Нормальный человек  уже бы ликовал. Может быть, если я буду задавать ей простые вопросы. Ха-ха. Как будто я разговариваю с ребенком из детского сада».
- Значит он тебе нравится?
Я снова напрягся.
Белла не смотрела на Джессику.
- Да.
- Я имею в виду, он нравится тебе по-настоящему?
- Да.
«Посмотрите на этот румянец!»
- Насколько сильно он тебе нравится? – напирала Джессика.

Кабинет английского языка мог  тонуть в пламени, и я бы этого не заметил.

Лицо Беллы теперь стало ярко-красным – я почти ощущал жар при виде  этого мысленного образа.
- Слишком сильно, – прошептала она. - Гораздо больше, чем нравлюсь ему я. И я не знаю, что с этим делать.
«Черт! О чем только что спросил мистер Вернер?»
- Э… какой номер, мистер Вернер?
Хорошо, что Джессика больше не могла допрашивать Беллу. Мне нужна была передышка.

О чем, черт возьми, сейчас думает эта девушка? Я нравлюсь ей больше, чем она мне?  Как вообще это  могло прийти ей в голову? И она не знает, что с этим делать? Что это должно означать? Я не мог найти разумного объяснения ее словам. Они  практически не имели смысла. 
Казалось, я ничего не мог принимать как само собой разумеющееся.  Очевидные вещи,  вещи, которые были абсолютно ясными, каким-то образом в ее  причудливом мозге исказились и перевернулись с ног на голову. 

 
_____________________________________________________
Перевод:   Miss_Flower
Редакторы: sverchokBellissima







Данный перевод выполнен командой энтузиастов сайта www.twilightrussia.ru на некоммерческих началах, не преследует коммерческой выгоды и публикуется в ознакомительных целях.



Категория: Народный перевод - Стефани Майер "Солнце полуночи" | Добавил: Bellissima
Просмотров: 4648 | Загрузок: 0 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 5.0/9




Поблагодарить команду народного перевода:
Всего комментариев: 171 2 »
0
17 Alin@   (12.03.2022 14:19) [Материал]
Кстати, это так и есть что фамилия у учителя Мейсон?

0
16 Alin@   (12.03.2022 14:16) [Материал]
Добралась до любимого продолжения. )
Вот он начал отвлекаться из-за Беллы. )
Как все налаживается

0
15 Olga_Malina   (30.12.2020 20:04) [Материал]
Огромное спасибо за перевод и редакцию главы smile

0
14 polinakash   (23.10.2020 14:41) [Материал]
Как она могла понять, если он все время ее отталкивает?

0
13 lioness07   (14.10.2020 22:51) [Материал]
Спасибо за перевод и редактуру!!!

2
12 Танюш8883   (08.10.2020 09:05) [Материал]
Да, не очень хорошо получилось. То что очевидно для Эдварда, неизвестно Белле. Скажи ей, Эдвард. Спасибо за перевод)

2
11 Shantanel   (05.10.2020 18:08) [Материал]
Ну до чего Джессика противная... Но что бы мы и Эдвард без нее делали biggrin

Спасибо большое!

2
10 LanaLuna11   (02.10.2020 20:18) [Материал]
Улыбаюсь до ушей)))

2
9 pola_gre   (02.10.2020 19:27) [Материал]
Вот так вот Эдвард заставил Беллу первой признаться в своих чувствах да еще и при свидетеле-сплетнице! Ведь сам в слух ей не сказал о своих даже наедине...

Спасибо огромное за продолжение перевода!

2
8 Валлери   (02.10.2020 00:19) [Материал]
Спасибо за главу!

1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Адреналин