Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1636]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15280]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14629]
Альтернатива [9095]
СЛЭШ и НЦ [9103]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4498]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Выбор / The Choice
Она встретила его, находясь на самом дне этой жизни. И не собиралась этого менять.
Он разглядел в ней то, чего она сама в себе не замечала, от чего отказалась много лет назад, выбрав темный путь. Он может показать ей свет.
Если она позволит.

Зимняя роза
Внезапно налетевшая снежная буря. Вернувшийся пропавший отец. Несколько дюжин роз на пороге дома. Во время каникул Беллы Свон произошли неожиданные события. Через год она, наконец, начинает понимать, что все это значит.

Список желаний
За четыре недели до свадьбы Белла расстроена тем, что у нее нет ни малейшего шанса заставить Эдварда отступить от правил. Но ничто не мешает ей помечтать. Она составляет список эротических фантазий и с удивлением обнаруживает, что некоторым из них суждено исполниться раньше срока.
NC-17

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на «преждевременные роды», уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра. Попытки его спасти не дали результатов, как показалось Калленам.

Неожиданный эффект
Покупая приворотное зелье, потрудись узнать заранее о его побочных эффектах, а не то они могут оказаться совсем не такими, как ожидаешь.
Мини, юмор и альтернатива.

Dreamcatcher (Ловец снов)
Эдвард — вор, забравшийся в дом к Белле накануне Рождества. Но охотится он не за обычными ценностями…

Жена и 31 добродетель
Ни воспитание, ни воображение не подготовили леди Изабеллу к тому, что ее ожидало в браке. Как должна в этом случае поступить благородная дама? Принять то, что ей дала судьба…или бороться с нею?

Адская любовь
Он входит в десятку самых влиятельных людей в области кулинарии. Своенравный, жестокий, непримиримый, но жутко сексуальный мужчина. И именно он ищет талантливого шеф-повара в свой новый ресторан, который открывает в Париже. Десять совершенно разных людей, и каждый уверен, что именно он выиграет приз. Что ожидает их там? Выигрыш? Слава? Или адская любовь без рамок и правил? Посмотрим...



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11746
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

History Proceeds. Часть 2. Возвращение в страх. Глава 5. Часть 2. На пороге перемен

2021-7-29
18
0
Все случилось так быстро, что Усаги даже толком и не поняла, как оказалась на полу, а вокруг плясали отголоски языков пламени, плавно растворяющихся в воздухе. Девушка была оттолкнута в сторону, когда Марс соорудила своими навыками огненную воронку и приказала той испепелить принцессу, но однозначно что-то пошло не так, когда из ее глаз брызнули слезы, а сила обратилась против хозяйки. Став свидетелем этой ужасающей картины, Серенити готова была броситься на помощь подруге, но Мамору не мог позволить этому случиться и решил сам попытать счастье в спасении Рей от собственной глупости. Прорвавшись сквозь адское пламя, принц схватил вырывающуюся брюнетку за руки и прижал к себе, молясь остановить истерику, зародившуюся в девичьей душе. Марс не желала зла Усаги, но нечто внутри нее считало иначе и готово было на все, лишь бы исполнить свое предназначение. Ненавидя слабое человеческое тело, Рей требовала позволить ей умереть, сгореть заживо, лишь бы не дать вырваться наружу гневу, питающемуся ее отрицательными эмоциями и страхом. Мамору крепко сжимал брюнетку в своих объятьях и чувствовал, как по его венам растекается теплая сила, ведь, не желая боли Усаги, так же он не желал ее и Марсу, ее лучшей подруге. Молодой человек видел, с каким трудом эта девушка пыталась противостоять самой себе, поэтому он в который раз пришел к выводу, что все сказанное воительницами сегодня имеет дурное начало и было навеяно злыми силами. Сами бы подруги никогда не пошли против своей принцессы, а в любом случае только бы защищали ее.

- Рей, все хорошо, успокойся, больше я не дам тебе поранить ни Усаги, ни себя, - умиротворенно произнес Мамору, и, когда Рей взглянула на него опечаленным взглядом, опустил взор на ее обожженные руки, на которых не осталось и следа от обгорелой кожи. Поразившись случившемуся, юноша пытался найти правдоподобное объяснение исцелению Рей, только бы не верить в проявление собственного могущества.

- Как ты это сделал? – поинтересовалась брюнетка, рассматривая с обеих сторон кисти и не находя ответа, как ее кожа вновь стала прежней. Однако Рей даже размышлять об этом не смогла долго, ее вновь скрутило, а голова заболела так сильно, что, казалось, собственный стук сердца стал оглушающим. Сознание девушки помутилось, но она удержала последние крупицы рассудка, дабы приказать друзьям покинуть ее дом как можно скорее.

- Рей, что с тобой? – воскликнула Усаги, ринувшись к подруге, но Мамору сдержал ее порыв, не позволив даже приблизиться к Марсу, когда та воззрилась на принцессу с такой болью, что даже он занервничал. – Рей, я не могу оставить тебя в таком состоянии. Мамору, пусти, я должна… - продолжала умолять блондинка, но принц не стал ничего говорить, а просто схватил возлюбленную за запястье и повел прочь из храма Хикава, дабы она больше не видела мучений своей подруги.

- Мамору, что ты делаешь? Нет! Пусти, я нужна Рей! Пожалуйста, отпусти… - кричала Серенити, брыкаясь и выворачивая руку, но все было бесполезно. Ничто не могло остановить Эндимиона, он обязан был увести Сейлор Мун подальше, именно эту просьбу мужчина прочитал в глазах предсказательницы, когда она из последних сил старалась сдержать внутри таившуюся недобрую энергию. В этот раз Марс не оказалась столь сильна, чтобы дать отпор, чтобы бороться, но, возможно, станет легче, если Усаги не окажется на ее пути в ближайшее время. Что бы ни планировало зло, на этот раз не стоит его недооценивать, а беречь то единственное, что еще можно было спасти. Причинить боль той, которую обязана защищать, Рей хотела меньше всего на свете, и если для этого придется не видеться с ней, пусть будет так. Иначе воин огня никогда не простит себя. Стоит ли говорить, что с уходом Усаги девушке стало легче дышать, но до конца ужас все равно ее не отпустил. Что могла она натворить еще с помощью своей силы, если бы не вмешался Мамору? Рухнув на колени, Рей зашлась слезами, молча прося прощения у подруги и клянясь самой себе, что отныне станет куда больше уделять времени тренировке самоконтроля, дабы при следующей встрече с принцессой говорить то, о чем она действительно думала.

Оказавшись на свежем воздухе, Мамору не разжал запястья своей девушки, зная, что она тут же вернется в храм и поспешит спасать подругу, чего делать было нельзя. Если он правильно понял, то присутствие лунного воина негативно влияло на брюнетку, вследствие чего необходимо было их изолировать друг от друга, пока одна не покалечила другую и не стала корить себя за это. Неизвестно, с чем друзья столкнулись на этот раз, но, учитывая, что зло вознамерилось посеять среди воинов разлад, Усаги нужно запастись терпением, взять себя в руки и перестать так сильно цепляться за девочек. Пока ее нет рядом, с ними и с самой принцессой все будет в порядке. По крайней мере, пока. Да и убедить в этом блондинку еще предстоит попробовать.

- Послушай меня, - рыкнул молодой человек, хватая Усаги за плечи и резко ее встряхивая, чтобы она обратила на него свое внимание и перестала лить слезы. – Тебе нельзя сейчас видеться ни с одной из них, ясно тебе? Видела, что произошло с Рей? На долю секунды она стала прежней и использовала свою силу против себя же, лишь бы не ранить будущую Королеву! Ты хоть представляешь, чего ей это стоило? Каких неимоверных усилий стоило вытерпеть боль от огня, что жег ей руки? Не каждая справится с таким, ибо наш новый враг искусно подошел к вопросу, как можно сделать так, чтобы ты не представляла угрозы. Сломленного человека легко стереть в порошок. Твое слабое место – это я и твои подруги. Посмотри, как тебе плохо, а ведь они всего лишь не захотели больше с тобой общаться… Рей же едва не убила. Не будь у тебя столько проблем, подумал бы, что ты совершенно растеряла свой боевой дух… - говоря все это на одном дыхании, Мамору уверенно сжимал пальцы на предплечьях девушки и мог поклясться, что чувствует, как вибрирует ее тело под его ладонями. Он любил до исступления это маленькое хрупкое создание в его руках и не мог позволить дать ей развалиться после ссоры с ее нареченными защитницами, отказавшимися от своего воинского долга.

- Мне страшно, Мамору, - выпалила Усаги, внимая словам возлюбленного, но как тяжело было их постичь до конца, не имея понятия, чем все завершится. Оставить подруг из прошлого вдали, бросить их в объятья зла, а самой прятаться и бояться не казалось девушке верным решением. – Оставить все так и уйти… не думаю, что это правильно. Я никогда так не поступала, ты же знаешь? Я лучше брошусь в пекло, но спасу каждого, кого смогу, - произнесла принцесса и ощутила, что пальцы Мамору сжались сильнее на ее предплечьях, поэтому вздрогнула и приготовилась к более серьезному разговору.

- Не в этот раз. В этот раз я тебе не позволю, - тоном, не терпящим возражений, провозгласил молодой человек. - Если ты хочешь помочь девочкам, лучшее, что можешь сделать: да, оставить все, как есть, и уйти. Сейчас им твое присутствие как ком в горле. И причина не в их характерах, а в темной энергии, которая в наше отсутствие проникла в сердца твоих подруг. Думаю, чем меньше ты видишься с ними, тем безопаснее для вас всех вместе взятых. И злу нечем подпитываться, пока вы вдали друг от друга, а там, глядишь, все встанет на свои места, - изрек Эндимион и приподнял опечаленное личико Усаги пальцами, чтобы она поняла, что не одна в своих трудностях. - Понимаю, думаешь, все неправильно, и ты не привыкла так поступать, но, родная, порой необходимо принимать сложные решения, кажущиеся на первый взгляд ошибочными.

- Отчего же душе так больно? – промолвила блондинка и покачала головой, ощущая себя не в своей тарелке и просто никчемной воительницей, что бросает людей на произвол судьбы. – Я не… - выпалила девушка, и ее плечи сгорбились под гнетом тоски и слабости, а глаза в очередной раз увлажнились.

- Или сюда, - бросил Мамору и рывком притянул Усаги в свои объятья, желая быть всегда ей опорой и утолить все девичьи печали. Принцесса прижалась к теплому телу парня и вдохнула его аромат, мгновенно почувствовав успокоение и расслабление, когда руки любимого нежно ласкали ее кожу и гладили волосы. – Как бы тяжело ни было, я есть у тебя, ты всегда можешь на меня положиться, поэтому не раскисай, - будучи прижатой к своему парню, принцесса не спеша подняла голову, и стоило их взглядам пересечься, как лицо Усаги оказалось в ладонях, а губы в плену принца Земли.

«Возможно, в чем-то они правы, и я действительно не могу представить свою жизнь без Мамору. Как можно не любить этого прекрасного человека? Как можно не делать его приоритетом? Одно его существование дает мне силы, не позволяет погрязнуть в боли и ненависти к самой себе. Он старше и опытней, перенес трудностей гораздо больше, чем я, и, возможно, стоит прислушаться к его мнению? Однако можно ли поступиться своими принципами и сделать все иначе? Боже… его поцелуй легок, но не утратил и доли сексуального подтекста и нежности. Когда он смотрит так на меня, все кругом перестает существовать и проблемы забываются. Конечно, нельзя о них забыть, но…»

Бросив последний взгляд на неприветливый храм Хикава, ставший сегодня местом переломав дружбе пятерых звездных воинов, Усаги молча последовала за Мамору обратно в его автомобиль. Заняв пассажирское место рядом с водителем, девушка вздохнула и перевела взор на зажегшиеся в соседних домах огни, на темнеющую улицу и собственное отражение в стекле машины. Кем она была для самой себя? Спасительницей или обычной смертной с трудным характером и собственным мнением? Иногда Усаги казалось, что ее голова вот-вот лопнет от переизбытка мыслей и дум, что она устраивает самой себе, не позволяя расслабиться.

- Ты в порядке? – поинтересовался присоединившийся к девушке в салоне автомобиля Мамору. Пристегнув ремень безопасности и вставив ключи в зажигание, он напоследок постарался привлечь к себе внимание принцессы, дабы окончательно прояснить ситуацию и с подобием легкой души проследовать до следующего пункта назначения. Однако Усаги понадобится время, чтобы смириться, пойти против своих же убеждений, и юноша прекрасно понимал, что еще не скоростанет свидетелем ее искренней улыбки.

- Угу, - донеслось от блондинки, в то время как она даже не повернула к молодому человеку лица, продолжая размышлять о собственных демонах, глядя в окно. Мамору раздосадовано нахмурился и участливо опустил ладонь на кисть девушки, слегка сжав ее.

- Слушай, я… - осторожно начал принц, но Усаги его перебила, резко протянув руку и коснувшись кончиками пальцев губ молодого человека, отчего он тут же замолчал и воззрился на возлюбленную обеспокоенными синими очами, поблескивающими в свете уличных фонарей.

- Тсс, - шепнула лунная воительница, и от близости с Мамору в ее груди гулко забилось сердце, однако ни на то лунная богиня отвлеклась. – Ни слова более, прошу тебя, - с трудом выговорила Усаги и ощутила, как парень поцеловал ее тоненькие пальчики, не сводя томного взгляда с их обладательницы. Блондинка зарделась, но отбросила смущение в сторону и потянулась за ремнем безопасности, в очередной раз устраиваясь на пассажирском сиденье. – Все уже сказано и нечего добавить к тому, что мне снова придется быть сильной, - она закусила краешек нижней губы и посмотрела в лобовое стекло, на которое не спеша стали падать крохотные капли вновь пошедшего дождя. Девушка нахмурилась, расстроившись еще и из-за погоды, а та как будто горевала вместе с ней. – Пожалуйста, отвези меня домой. Не хочу оказаться там позже отца, - поежившись, Усаги откинулась на сиденье, и как только Мамору завел двигатель, по салону разлилась приятная мелодия в исполнении The Contours - Knockin' On Heaven's Door, стрелой сгладившая напряженную атмосферу между двумя влюбленными. Молодой человек не желал докучать своей ненаглядной, надеясь, что ее обещания не пустой звук и она пойдет ему навстречу, позабыв на некоторое время о якобы потерянной дружбе. Помимо девочек ей есть о чем волноваться. Новый враг, о котором ничего неизвестно, и первый учебный день в высшем учебном заведении в качестве студентки – именно это станет приоритетомна ближайшее время. Если с головой погрузиться в эту среду, на другое уже не будет хватать сил, и принц надеялся, что Усаги это отвлечет от того, о чем она не прекращает думать даже в данную секунду. Как ни крути, а не только ей предстоит ступить на территорию будущего университета, но и Мамору придется вернуться туда, чтобы продолжить обучение уже на пятом, последнем, курсе и защитить диплом, написать который становилось, пожалуй, одним из важных дел в его жизни. Если все пойдет так, как рассчитывал молодой человек, то перед ним откроются отличные перспективы, чтобы исполнить давнюю мечту – начать карьеру врача. Однако кем конкретно себя хотел видеть принц, пока оставалось даже для него загадкой. С одной стороны, юношу увлекала генная инженерия, а с другой – педиатрия, поэтому он до сих пор боролся с собой, что ему ближе. Если он сумеет выучиться и получить приглашение на работу, а со временем и хорошую должность, то в один прекрасный день сможет уже уверенно стоять на ногах и просить руки любимой женщины. Вероятно, в этот раз с этим решением парень поторопился, и сама судьба не позволила сделать Усаги предложение, подарив им обоим кучу новых проблем. Но жить ожиданием приближения этого дня много значило для Мамору, а значит, он должен стараться и превзойти даже собственные стремления, чтобы, наконец, назвать возлюбленную своей. Тяжело будет, и путь к счастью не усыпан розами, все в руках Божьих, но самому тоже следует, не покладая рук, трудиться и быть уверенным в собственных силах.

•


Дорога до дома Усаги заняла менее получаса, и за это время девушка с молодым человеком успели многое обдумать и прийти к выводу, что на это лето им достаточно тревог. Если уж придется наступить себе на горло и перестать общаться с подругами, то так тому и быть. Необходимо сделать усилие и постараться простить саму себя за ошибки, совершенные по воле сердца. Принцесса не могла злиться на девочек и на саму себя, ибо никто не безгрешен, а любовь не недостаток, чтобы вычеркнуть ее из своей жизни. Все пройдет, и боль забудется, чтобы однажды встретить рассвет иным человеком и позабыть старые обиды. Открыться миру с новой стороны, найти золотую середину между прошлым и будущим, и, возможно, тогда суметь отыскать в себе то малое, что когда-то ценилось другими. Усаги не сомневалась, что еще встретится со своим воинами и сумеет исчерпать конфликт, дабы они снова стали друг другу ближе, чем родные сестры. Девушка верила в наступление такой возможности, а пока готова была бросить попытки войти в горящую избу и наломать еще больше дров.

- Вот мы и на месте, - произнес в тишине салона автомобиля Мамору и мастерски припарковал машину чуть поодаль от ворот особняка семьи Цукино, чтобы даже со второго этажа невозможно было разглядеть только что приезжих гостей. Конечно, высокий забор скрывал лица сидящих в транспортном средстве людей, но любопытные глаза найдутся везде и, если захотят, смогут рассмотреть каждую деталь. Молодой человек не хотел, чтобы Усаги лишний раз волновалась, находясь перед домом как на ладони, поэтому остановил автомобиль на углу в свете тусклого фонаря. Даже без хорошего освещения юноша смог разглядеть грусть на лице возлюбленной и ее неуверенность. – Эй, ну что с тобой? – проронил принц, касаясь рукой щеки Усаги, и она выдала слабую улыбку, не коснувшуюся опечаленных глаз.

- Я… - вздохнула девушка и, начав говорить, запуталась в мыслях, после чего нахмурилась, выдав рычащий стон. – Я с трудом понимаю, что происходит сейчас в моей жизни. В подростковом возрасте жить было легче, мне не так часто приходилось анализировать свои поступки и слова. И казалось, что ничто не может разбить нашу дружбу с девочками. Да, я помню, о чем мы с тобой договорились, - молвила блондинка, краем глаза заметив, как встрепенулся Мамору, собравшись снова гнуть свою линию, но ему этого не слишком хотелось, так же, как и Усаги возвращаться к оконченному разговору. – Я не буду искать с ними встречи, ведь вполне вероятно, мои эгоистичные желания не принесут своих плодов, а только поставят дорогих мне людей под удар. Я не хочу мучить подруг, пускай лучше все шишки достанутся мне.

- Они не ведали, что говорили, и ты не виновата в наличии у себя обычных человеческих желаний, не нужно оправдываться, - изрек Мамору, пожимая плечами. Его не устраивало пессимистическое настроение девушки, ибо, приняв неадекватное мнение воинов за чистую монету, Усаги с легкостью могла заработать депрессию. А он не хотел, чтобы любимая горевала и подрывала здоровье, не представляя, где искать из данной ситуации выход, ежели его не существовало. - Будучи защитниками Земли, мы должны чем-то жертвовать во благо процветания людей, но лишать себя маленьких радостей неправильно. И разве устроить свою жизнь преступление? Взять выходной, например…

- Пфф, кто ты и что сделал с моим парнем? – выпалила принцесса, и на ее лице отразилось задорное веселье, отчего Мамору сразу же полегчало. Усаги улыбалась, а значит, не все еще потеряно, можно было возродить в ней радость жизни, если знать, что говорить. – Мамору же предпочитает лишний раз углубиться в чтение научной книги, а не взять выходной и провести его в компании друзей. Или я ошибаюсь? – фыркнула блондинка, глядя на молодого человека прищуренными глазами.

- С тобой время летит незаметно, и мне всегда его будет мало, - на одном дыхании произнес брюнет, обращая внимание на порозовевшие щечки возлюбленной. - Согласен, я часто углубляюсь в учебники и стремлюсь к совершенству. Боже, говорю, как Ами, - про себя протянул парень, и эта мысль едва не сорвалась с его языка. Упоминать одну из воительниц в данных обстоятельствах при Усаги являлось не лучшим решением. – Но повторюсь, мы – люди, а не машины, у нас есть чувства и желания.

- И чего желаешь ты? – прошептала принцесса и задохнулась, мгновенно теряясь во взгляде молодого человека как в бездонном океане, когда горячие губы встретились с ее и беззвучно ответили на поставленный вопрос. Близость двух сердец оказалась столь сильна, что наэлектризовала воздух в салоне автомобиля, однако вспыхнувшие чувства быстро сошли на «нет», стоило парню с девушкой встретиться с жестокой реальностью, ураганом ворвавшейся в пассажирскую дверь.

- А ну, иди сюда… - раздался грозный голос мистера Цукино, когда он грубо вытащил Усаги за локоть из машины и резво потащил ее в сторону распахнутых ворот, ведущих к входной двери особняка. Девушка едва не потеряла дар речи от ужаса, попав в руки разгневанного отца именно в тот момент, когда они с Мамору целовались. Блондинка старалась быстро переставлять ноги и следовать за родителем, но не поспевала, и только этим больше злила мужчину. - Не думал, что моя собственная дочь наглая лгунья! – продолжал он выражать недовольство, в то время как на выручку Усаги поспешил ее парень, вмешиваясь в опасную авантюру.

- Отпустите ее! – возмущенно проговорил принц, резко расцепляя ладонь мистера Кенджи на локте возлюбленной и отталкивая его в сторону. Тот лишь больше рассвирепел, бросаясь на молодого человека и хватая его за грудки, тогда как Усаги завизжала и ринулась разнимать мужчин, однако ей не позволили даже приблизиться. Мистер Цукино одним лишь грозным взглядом сдержал порыв девушки и вновь вернул свое внимание ее молодому человеку.

- Какого черта ты лезешь в мои отношения с дочерью? – ядовитым тоном процедил он, сжимая в руках верхнюю одежду парня и намереваясь вступить с ним в драку, если понадобится. Глаза Кенджи метали молнии, и сам он дрожал от пробирающего до костей гнева, но Мамору уверенно вывернулся и отпрянул от отца Усаги, пока тот не выкинул еще что-нибудь. Усаги с трудом дышала, не представляя, что говорить в таких обстоятельствах и ожидать от разъяренных мужчин, а они однозначно не владели ситуацией. - Я не посмотрю, что ты с ней спишь и заставляешь лгать собственному отцу, - бросил Кенджи как обвинение, и даже Мамору едва не подавился воздухом, услышав подобные речи от столь уважаемого человека. Усаги же закрыла ладонями рот, чтобы не издать крика, когда до нее донеслись столь высокомерные и обидные слова собственного родителя.

- Вы с ума сошли? – пораженно воскликнул принц, удивленными глазами взирая на Кенджи и не веря собственным ушам, тогда как он не представлял, что отец его возлюбленной способен так унижать другого человека и озвучивать то, о чем, как они думали, он даже не знал. Однако не все так просто, и мистер Цукино, видимо, обо всем догадывался, был в курсе и лишь надеялся, что дочь со временем одумается, но все пошло наперекосяк, и он решил вмешаться, высказав свою точку зрения как самого влиятельного человека в этой семье. Пока не стало слишком поздно, нужно начать что-то делать, но, к сожалению, в случае с Усаги и Мамору его битва давно проиграна.

- Не дерзи мне, парень! – рыкнул Кенджи и сжал кулаки, отчего Эндимион сглотнул, но ощутил уверенность, ведь понял, что пора было расставить все точки над «i» и рассказать, как обстоят дела на самом деле. Юноша давно был готов к серьезному разговору с отцом Усаги, правда, не думал, что и она будет присутствовать при этом. - Ты испортил мою дочь, раз она лжет мне, подговаривая и всю остальную семью на это. Не желаю видеть тебя рядом с Усаги больше никогда после такой наглости… - изрек озлобленный мужчина и, заметив во взгляде Мамору растерянность, взглянул на дочь, которая никогда еще не видела своего отца в таком плохом настроении и со столь решительным настроем изменить ее личную жизнь.

- Неправда, я никогда не заставлял Усаги лгать, - бросил в ответ брюнет, не совсем понимая, с чего вдруг речь зашла о некой лжи, которая и произошла-то всего однажды в загородном доме после разговора по телефону. Вдобавок к этому, Кенджи не желал видеть Мамору в роли парня своей дочери, о чем тот и подозревал, но столкнуться с абсурдными обвинениями не был готов. Конечно, принц собирался защищать себя и оберегать возлюбленную от всевозможных бед, но это был ее отец, и ругаться с ним не выступало сильным желанием брюнета. Когда человек гнет свою линию без умолку, тут ничто не поможет, но сдаваться никто не собирался, ибо Усаги стоит того, чтобы за нее боролись. Идти против воли родителя - чудовищно, но противиться чувствам еще хуже, если сердце любит, а душа рвется к своей второй половинке. Мамору хотел привести множество аргументов, что он достоин Усаги, и с ним она будет счастлива, но если им запретят встречаться и разлучат, ни один из них не вынесет этого. - Вы не правы, я люблю ее, и ничто не помешает мне с ней видеться, - молодой человек покачал головой и перехватил испуганный взгляд девушки, которая едва ли была способна вместить в себя столько горя, что сегодня свалилось на ее хрупкие плечи. Мамору и рад бы обнять Усаги и утешить ее, но этим наживет себе еще одного врага, если уже не нажил. И чем он так насолил мистеру Цукино? Не может же дело быть только в этих двух злосчастных днях отдыха в загородном доме да одном коротком телефонном разговоре между отцом и дочерью? В чем именно была его вина?

- Папа, я… - с трудом вымолвила девушка, однако закончить мысль ей не удалось, а лишь стиснуть зубы от безысходности, что их с Мамору угораздило снова попасть в неприятности. Выдержит ли ее психика еще один скандал сегодня, когда казалось, что сил больше не осталось?

- Замолкни и иди в дом! – прорычал Кенджи и даже не повел бровью, увидев, что дочь вздрогнула от его повышенного тона, едва не начав заикаться. Вид разбитой и слабой Усаги, не способной перечить собственному отцу, внушал ему гордость, ибо он всегда считал, что дети должны слушать своих родителей и беспрекословно выполнять их требования. Кенджи сам был когда-то таким ребенком, поэтому сейчас стремился исправить характер дочери на «идеальный» в его понятии. Усаги могла злиться, плакать и не соглашаться, но рано или поздно, мистер Цукино был уверен, она скажет ему «спасибо» за все, что отец делает для нее в данное время. - У нас с тобой будет отдельный разговор, - встретившись взглядом с Усаги, такой затравленной и печальной, мужчина не позволил себе смягчиться, ибо, если дашь слабину, все его старания сойдут на «нет». Не стоит позволять восемнадцатилетней девушке вертеть своим отцом как ей заблагорассудится. Для начала стоит уверенно встать на ноги и познать жизнь со всеми ее падениями и взлетами, а после самой принимать важные решения.

- Если вы хоть пальцем… - чуть ли не с шипением бросил Мамору, став свидетелем гнева отца своей девушки, который отчаянно испепелял ее взглядом и еле сдерживал себя, чтобы не схватить Усаги за шкирку и не потащить силой в дом. Насилия по отношению к любимой принц не мог допустить, никто не смеет прикасаться к ней и причинять боль, даже семья. Независимо от того, что за этим последует, брюнет совсем не обратил внимания, каким тоном сказал фразу, а уж тем более не задумался о том, что именно произнес.

- Ишь ты, какой выискался, указывает, что я могу и не могу делать, - с издевкой протянул мистер Цукино, сложив руки перед собой в замок и окинув Мамору надменным взором. Все его нутро переворачивалось от злости, причиной которой стал высокий брюнет, не обладающий способностью с первого раза сообразить, что он не являлся желанным парнем для дочери Кенджи. Как еще втолковать ему истину? Однако каков отец, таков и сын. Оба упрямцы, не желающие воспринимать слова других. - Да стоит мне щелкнуть пальцем, как ты завтра же потеряешь все, что имеешь. Ты вроде бы собрался заканчивать университет? Отлично. Кому ты будешь нужен без образования? – проговорил мужчина, ухмыляясь, и Усаги из последних сил пыталась понять, куда делся ее некогда справедливый отец, ибо то, что она видела сейчас, не вписывалось в давно сформированный ей образ.

- О чем вы говорите? – с ужасом воскликнул юноша, поражаясь едким словам человека с блестящей репутацией, ведь не может столь уважаемая личность в журналистской среде вести себя так низко и подло, а, учитывая, что он слышал от Усаги, мистер Цукино однозначно был одержим либо слишком сильно ненавидел Мамору. Однако причин для этого всепоглощающего чувства принц Земли не видел. - Вы мне угрожаете? – сглотнув, сиплом голосом пробормотал брюнет, ища в холодном сиянии глаз мужчины рациональность и истину, но с каждой проходящей минутой все более верил в наличие сил зла, приложивших руку и к семье Усаги.

- Ты не пара моей дочери, уясни это уже, наконец! – в сердцах выпалил Кенджи, всплеснув руками, и едва не зарычал из-за абсурдной ситуации, в которой оказался. Почему до них обоих никак не дойдет, что так будет лучше? Как еще можно доказать, что он прав, когда эти дети не видят очевидного?

- Это не тебе решать, - ровным голосом сказала Усаги, хотя дышала она с трудом, делая рваные вдохи, надеясь, что дотянет до конца этого дня и не упадет в обморок от переизбытка ощущений. Сколько вообще в состоянии вынести человек потрясений? Едва ли принцесса представляла, что в один день ей предстоит узнать свой болевой порог и понять, выдержит ли все происходящее ее нервная система. Проблемы окружили девушку, зажимая на тонкой шее кольцо, выбраться из которого она пока была не в состоянии.

- Я что тебе сказал? – громогласно рявкнул мужчина, испепеляя дочь гневным взглядом. Ему надоело слушать ее пререкания и то, что он якобы не прав. Если Усаги свяжет свою жизнь с этим парнем, он никогда себе не простит, что не сделал все, лишь бы этого неслучилось. Отец Мамору не блистал лояльностью к некогда молодым журналистам и оставил после себя не слишком приятное впечатление после общения с ним, когда Кенджи еще только получал высшее образование. Выскочка из богатой семьи не уважал людей ниже себя, однако отец Усаги видел лишь свою правду и ничего больше, поэтому менять свое мнение о давно умершем человеке даже не стал бы. В глубине души, возможно, Кенджи даже не держал на родителя Мамору зла и давно считал инцидент с ним исчерпанным, но разве можно забыть тот несчастный случай на обрыве, когда сама судьба свела их там и едва не погубила две семьи разом? В тот день Усаги впервые встретила Мамору, а Кенджи ощутил чувство вины, что оставил шестилетнего малыша без родителей. Конечно, он не был так уж виноват, когда гнал автомобиль на огромной скорости, торопясь отвезти рожавшую жену в больницу, и каждая секунда была на счету, поэтому даже не мог знать, что на крутом повороте его езда повлечет за собой устрашающие последствия. Мужчина слишком поздно увидел перед собой машину, но умело вывернул руль и пронесся мимо нее, однако те люди потеряли самообладание, а водитель не справился с управлением, и его транспортное средство сорвалось с обрыва. Кенджи этого не видел и лишь после узнал, что в данном несчастном случае, скорее всего, была его вина, а он так отчаянно спешил в больницу, что даже не посмотрел в зеркало дальнего вида, ничем не помог пострадавшим. Конечно, когда открылась правда, кто находился в разбившемся автомобиле, молодой мужчина не поверил собственным ушам. Если выживание маленького Мамору его хоть немного порадовало, то гибель родителей мальчика одновременно напугала и заставила задуматься о многом. То, как они расстались с этим человеком в их единственную встречу, не могло являться началом великой дружбы, и даже опечалило и разозлило журналиста Кенджи, поэтому на какой-то миг он даже обрадовался, что Бог наказал этого богатого человека за его неуважение к начинающему тогда репортеру. Однако все это было перечеркнуто больюи угрызениями совести за то, что выживший шестилетний ребенок остался сиротой. Каким бы человеком Кенджи не являлся, но он до сих порне мог простить самого себя за этот несчастный случай, хотя прошло уже столько лет. Никто не знал правды, даже Икуко, ибо в тот момент, когда все случилось, она находилась едва ли не в бреду от сильнейших схваток и не могла видеть аварию. А после рождения Шинго Кенджи решил не доводить до жены печальные известия, ведь не хотел омрачать счастье любимой женщины, когда она родила ему сына. Блуждая по больнице, мужчина возненавидел сам себя за эту черную тайну, что он сохранил в душе, никому не открывая. А когда случайно увидел свою маленькую четырехлетнюю дочь рядом с плачущим Мамору, которого она успокаивала, стиснул зубы и ушел прочь. Он просто не мог больше видеть перед собой этого несчастного ребенка и испытывать чувство вины. - Пошла отсюда… живо.

- Но я люблю его, отец! – истерическим голосом протянула девушка, слезы застилали ей глаза, а грудь сдавило от ощущения беспомощности. Однако это только еще больше озлобило ее отца в отношении Мамору. Кенджи даже в голову не могло прийти, что судьба окажется так жестока и вернет однажды этого маленького мальчика в его жизнь, в жизнь его семьи. Ирония заключалась в том, что Усаги влюбилась в Мамору и считала его своей истинной любовью. Абсурд. Когда Кенджи узнал, кем на самом был этот высокий брюнет, то пришел в негодование. Вернулись все его страхи и неприязнь ко всему роду Джиба, когда неуважение богатых людишек это в норме вещей, а обыкновенным смертным ничего не остается, как бороться с этим. Кенджи не мог допустить, чтобы его дочь связала свою жизнь с сыном заклятого врага, каким бы распрекрасным он ни был по отношению к ней, а тут весь день он не находил себе места, гадая, как именно сделать и что сказать, лишь бы отвадить отпрыска Джиба от своей малолетней дочери. Мужчина был благодарен девушке, с которой познакомился в самолете, пока летел из командировки домой, за то, что она вселила ему храбрость и возможность сказать этому парню то, что он отчаянно пытался сформулировать. Раньше он не был настолько в себе уверен, как сейчас, и можно было бы и заподозрить неладное, но Кенджи более не хотел думать, его одолевало огромное желание вбить клин между Усаги и Мамору.

- Ты не разжалобишь меня слезами, - сурово проговорил мужчина, притягивая девушку к себе за подбородок, но она увернулась, когда он продолжил: - Сейчас важнее всего учеба, а вы, по-моему, оба забыли о ней. Ты – мой ребенок, заботиться о твоем благополучии - моя первостепенная задача, а у тебя лишь мальчики на уме, - поморщился Кенджи и заметил, как перекосило Усаги, а ее недовольный взгляд вперился в отца, словно мужчина лгал.

- Какие мальчики? – возмутилась блондинка и топнула ногой, что в другой ситуации могло насмешить мужчин, но сейчас они не обратили на это особого внимания. Если Мамору попытался чуть улыбнуться, то Кенджи только еще больше уверился, что его дочь не выросла. - Папа, я же сдала последние экзамены на «отлично», поступила в университет. Неужто ты не хочешь, чтобы я была счастлива? Я не могу всю жизнь только учиться, - теряя самообладание, твердила Усаги, но все трое по-прежнему переливали из пустого в порожнее, даже не пытаясь найти выход из ситуации или пойти на компромисс.

- Ты никогда толком и не училась. Думаешь, в университет просто так попала?.. - вырвалось у мистера Цукино, когда он привлек внимание дочери, схватив ее за локоть и притянув к себе, но стоило ей только открыть рот в свою защиту, как мужчина опередил девушку, не дав той даже слова вставить: - Хм, я не намерен слышать твои оправдания. Получишь профессию, тогда и будешь вольна делать все, что захочешь. А пока ты живешь в моем доме… - услышав данную фразу, Усаги вырвалась из хватки отца и сжала губы, когда правда обожгла ее, словно огонь, - и нет причин упоминать, что тебе восемнадцать. Ты еще не выросла, и я несу ответственность, как родитель, за своего ребенка, - изрек мужчина, но теперь блондинка просто не могла остаться в стороне.

- Какая ответственность? Сколько можно? Я не могу вечно подстраиваться под твои идеалы, папа, - раздосадовано пролепетала Усаги, теперь уже не понимая, зачем вообще они продолжают этот разговор, раз каждый остается при своем мнении и не хочет слушать другого. Слышать и встать на его место. Если бы Усаги была матерью, она бы никогда не навязывала ребенку свое мнение, а выслушала бы его и дала совет, как поступить в той или иной ситуации. Однако право выбора по-прежнему оставалось бы за ним, а не за третьей стороной проблемы. Почему отец верит, что знает, что будет лучше для его дочери? Почему продолжает спорить? Отчего не позволяет ей самой сделать правильный или неправильный шаг, ведь именно так должны постигать жизнь дети, разве нет?

- Ты будешь спорить с отцом? – Кенджи поднял одну бровь, в то время как Усаги понуро опустила голову, но задержала дыхание, услышав голос Мамору.
- Вы делаете так, как вам надо, и совершенно не думаете о дочери, - раздосадовано пробормотал юноша, и мистер Цукино фыркнул, возвращая ему свое внимание, но понял, что пора завязывать с бесполезными дебатами и возвращаться в дом. - Она боится вас, посмотрите на нее… - мужчина видел, как в глазах молодого человека полыхал огонь, когда он смотрел на его дочь и говорил о ней с придыханием. Он видел, как и она глядела на него, но это ведь было неправильно и глупо. Нельзя бросать попытки их разлучить и предоставить друг другу. - Неужели ее боль и слезы приносят вам облегчение? – серьезным тоном спросил Мамору, отчего Кенджи еще более разозлился. Да кто он такой, чтобы задавать такие вопросы? Кем надо быть, чтобы… Да он просто мальчишка!

Правда обрушилась на мужчину, как ушат холодной воды. Сердце екнуло, а совесть уверенной походкой вырвалась вперед, снося барьеры желчи и злобы, сформировавшейся в таком огромном количестве, что мистер Цукино даже поразился собственной убогости. Еще никогда прежде в нем не клокотала такая жгучая ненависть и неприязнь, желание ударить своего оппонента и доказать ему свою правоту. Кенджи не понимал, почему так отчаянно хотел внушить свои доводы дочери, пытался втолковать ей правду жизни, хотя не любил пользоваться столь суровыми методами. Но остановиться он не мог, что-то внутри подавляло это желание и требовало идти до конца, даже если это окончательно погубит его репутацию как уравновешенного человека.

- Это ты будешь говорить мне о боли? Да из-за тебя она страдала больше, чем из-за кого-либо другого! - возмущался Кенджи, ведомый необъятной силой гнева, окутавшей его сердце и разум. Он не мог не поддаться этому, покуда был обычным человеком, и даже не понимал, с чем стоит бороться. - Мальчик с разбитым сердцем, потерявший память и оставшийся без родителей… Каких еще ей ждать несчастий, прежде чем до тебя дойдет…

- Папа, прекрати! Я не хочу тебя слушать! – закричала Усаги из последних сил, стиснув кулачки в попытке сразиться с невидимым врагом и избить его до полусмерти, хотя это были всего лишь произнесенные обрывки страшных фраз. Как можно бороться со словами, хоть они порой и несут больший ущерб, нежели телесные травмы? - Ты ничего не знаешь! Не знаешь, через что я… мы прошли, чтобы быть вместе. И сейчас именно твои слова причиняют мне боль, - девушка закрыла уши руками, но Кенджи не мог пойти на попятную и оставить открытый финал, поэтому продолжил гнуть свою линию, словно подстегнутый плетью хозяев.

- Ты еще мала, чтобы что-то знать о боли, - проговорил мужчина и даже сам не понял, как с языка сорвалась последняя угроза, коей он мог, но не слишком хотел, напугать дочку. Что послужило причиной для столь отчаянных мер? Разве Усаги могла знать, что такое боль? В восемнадцать лет? Сказки. А если она считает, что сейчас испытывает боль из-за этого парня, то это даже хорошо. Откроет глаза на слишком слащавое и высокомерное недоразумение. И откуда только мысли такие приходят, поражался сам себе Кенджи. - А будешь упрямиться, отправишься учиться заграницу к моим дальним родственникам. Поверь, мне хватит средств, чтобы между вами двумя образовалось приличное расстояние, - бросил мистер Цукино и едва не обрадовался, заметив, как отреагировали молодые люди на то, что услышали. Усаги чуть было не задохнулась, а Мамору вздрогнул и попятился назад, но быстро взял себя в руки, дабы не выказать слабости перед отцом своей возлюбленной.

- Бред какой-то, - прыснул Эндимион и поморщился, будто съел дольку лимона, когда ситуация показалась ему до боли знакомой и нелепой. Только в жизни юноше еще не приходилось ощущать себя персонажем книги для студентов, о которой он вспомнил. – Мы, что ли, враги с вами, мистер Цукино? Отчего вы так меня ненавидите? – сухо протянул Мамору, надеясь, что сравнение покажется смешным даже этому черствому мужчине. - Чувствую себя, будто Монтекки из повести Шекспира.

- Смешно, Ромео, просто ты ей не подходишь, - почти снисходительно проговорил Кенджи и злорадно ухмыльнулся, решив снова ударить по больному месту молодого человека. - Что может быть хорошего в мальчике из детского дома?
- Папа, ради Бога… - прошептала Усаги, прикрыв веки, чтобы не видеть, не быть свидетелем этого фарса. Конечно, она давно могла бы уйти, покинуть общество мужчин, убежать в свою комнату и предаться слезам, уткнувшись носом в подушку. Но девушка терпела и слушала, ловила каждое сказанное слово и пропускала его через себя, наслаждаясь новым своим испытанием – мазохизмом. Ей отчаянно хотелось прийти к согласию с отцом и сказать Мамору «до завтра», когда они встретятся в высшем учебном заведении, а сегодняшний разговор и остальные проблемы окажутся давно забыты.

- Тебе не нравится, что я говорю? Так это правда. У твоего Мамору нет семьи, - слова Кенджи причиняли принцу боль, но он скрывал ее в глубинах своей истерзанной души, как делал на протяжении всей жизни. В васильковых же очах Усаги застыли слезы обиды, когда она подняла отчаянный взгляд на отца и поразилась яду, звучавшему в его речах. - Он воспитывался в сиротском приюте, а ты сама знаешь, какими ужасными бывают там дети, что они выносят из тех мест, и как на них смотрят окружающие. Спешу сообщить, такой человек недостоин моей дочери… - на последней фразе в воздухе промелькнула тоненькая ручка принцессы, пока улицу не огласил звук шлепка довольно громкой пощечины. Девушка больше не боялась дать отпор отцу, он исчерпал ее доверие, когда стал говорить ужасные вещи, от которых у Усаги волосы встали дыбом по всему телу. Каким чудовищем нужно быть, чтобы так унижать человека? Кенджи никогда не позволял себе ничего подобного, и блондинка даже не представляла, что у ее отца может повернуться язык, и он оскорбит человека, которого она безумно любит. Неважно, где человек родился, и кто были его родители, лишь его поступки скажут о нем больше, нежели что-то иное. А Усаги ни в чем не могла упрекнуть Мамору. Не ясно до конца, где именно он перешел дорогу ее отцу.

- Мне стыдно, - дрожащим голосом пролепетала девушка, буравя Кенджи страдальческим взглядом. Но он должен был отдать ей должное, она смогла его заткнуть. Никогда прежде дочь не выходила за рамки приличий, ударив собственного отца в обществе чужого человека. - Стыдно, что ты говоришь такие вещи. Мамору – самый прекрасный человек на свете. Он добрый, сильный, честный и храбрый, и никогда целенаправленно не причинял никому боль. Такие хорошие люди редкость, и, Боже… он любит меня. Мне все равно, что у него нет родителей, жаль, что они погибли в автомобильной аварии, когда он еще был ребенком, но у них вырос замечательный сын. На него всегда можно положиться, и любая девушка за ним будет как за каменной стеной. То, что ты сказал, не красит тебя как мужчину и отца. Это низость, - закончила Усаги и, развернувшись на пятках, бросилась в объятья своего возлюбленного. Мамору с благодарностью раскрыл руки и с огромной нежностью притянул к себе девушку, зарываясь носом в ее волосы. Близость любимой придавала ему сил, делала значимым и показывала, что в этом мире он не один, и никогда не будет. Юноша с трудом разжал руки, не желая отпускать от себя это маленькое существо, но лишь в очередной раз соединился с девушкой губами, чтобы напоследок раствориться в поцелуе и прошептать друг другу слова любви.

- Хм, речь сильная, но у меня свое мнение, - произнес до этого притихший мистер Цукино, ставший свидетелем будоражащих воображение чувств влюбленной пары, но мириться с положением дел он все еще был не намерен. Когда Усаги скрылась за дверью особняка, Кенджи готов был оторвать руку Эндимиону, пальцы которой тот не хотел разжимать, дабы не отпускать от себя возлюбленную. Однако не столько объятья с поцелуем взволновали мужчину, как глаза этих двоих. Они смотрели друг на друга так, словно прошли через ад, лишь бы быть вместе. Отец Усаги ощутил малую толику беспокойства, что, возможно, он избрал неверный путь, чтобы доказать дочери свою правоту? А вдруг все было не так, как он считал? Вероятен ли вариант, что им было суждено быть вместе, а он только все портил? Покуда в этих мысляхбыли зерна истины, они могли вырасти, что несказанно бы опечалило силу, черпавшую уверенность из злости мужчины. Дать слабину означало проиграть, поэтому на последнем издыхании Кенджи выпалил то, что, как ему казалось, стало бы окончанием конфликта двух противоборствующих сторон. - Я не желаю видеть тебя рядом с ней, понял? Забудь мою дочь, найди себе иной объект для развлечений.

- Объект? – Мамору едва не перекосило от сравнения Усаги с объектом вожделения, или что там мистер Цукино имел в виду. - Она живой человек, и я люблю ее больше всего на свете, поэтому никуда не уйду, - вздохнув, оповестил юноша, сообщая Кенджи о своем решении, мыслях и желаниях, вместе взятых. Усаги была для него всем, и, кто бы что ни говорил, он будет продолжать бороться за нее, пока еще бьется его сердце. - И однажды попрошу у вас ее руки, - как бы между прочим проговорил брюнет, не пугаясь больше и не переживая о неадекватной реакции на эти слова со стороны отца своей девушки. После всего, что сегодня случилось и что было сказано, Мамору ощутил прилив уверенности и адреналина, когда затронул тему с помолвкой.

- Сделаю все, что в моих силах, чтобы этого не произошло, - ледяным тоном бросил мистер Цукино, буравя молодого человека надменным взглядом, но тот лишь криво улыбнулся и, прежде чем покинул общество недовольного мужчины, поведал ему свои истинные мысли.

- Может, я и недостоин ее, и, скорее всего, вы правы, но я хочу, чтобы она была счастлива, - Мамору говорил искренне и от всего сердца верил, что сможет следовать собственным словам и исполнить их до конца. – Да, хоть у меня и нет родителей, но теперь Усаги – моя семья. Оберегать и защищать ее я не перестану. Вы можете сколько угодно ненавидеть меня и запрещать нам видеться, но ничего не измените этим. Я люблю вашу дочь и, пока ее чувства взаимны, всегда буду рядом… - исчерпав лимит словарного запаса на сегодняшний вечер, принц сел в автомобиль, включил зажигание и двинулся по дороге к своему многоэтажному дому, переводя неровное дыхание и размышляя обо всем, что с ним сегодня произошло.

- Пфф, поживем-увидим, - прошептал Кенджи, провожая взглядом удаляющуюся машину, пока та совсем не скрылась за поворотом, а в соседнем дворе не залаяли собаки. Они отвлекли мужчину от сумбура мыслей, и, вздохнув, он направился в особняк к своей семье, чтобы, наконец, успокоиться и отдохнуть. Как ни странно, но мистер Цукино больше не чувствовал ярой злобы и не желал продолжения выяснения отношений с дочерью. Бывает такое, что накипит, а потом отпустит, но то, что подстегивало мужчину спорить, неожиданно куда-то ушло, и теперь он даже не мог дать оценку собственному поведению. Кенджи действительно было стыдно и страшно, что он сумел так обидеть человека, хоть тот и не слишком нравился ему. Что послужило вспышкой такой ненависти? Как он вообще узнал, что Усаги соврала и находилась в загородном доме не с матерью и братом, а своим парнем? Как ни пытался муж Икуко найти в своей голове ответ, тот ускользал от него.

•


07:13 того же дня

Будь то выходной или отпуск, мисс Ами Мицуно не представляла своей жизни без любимого занятия, коим мечтала заниматься каждую свободную минуту. Девушка одновременно совмещала учебу и работу в больнице, что позволяли ее «сверхвозможности» и удачное стечение обстоятельств. Ами была гением, одним из самых умных людей в Японии, поэтому исполнить свою мечту «стать врачом» она стремилась как можно скорее. Усердно стараясь достичь совершенства, иногда воительница забывала о себе и даже обыкновенных человеческих потребностях, но верила, что в ее силах помочь как можно большему числу больных, отчаянно нуждающихся в помощи. Каждый день Ами находила что-то новое в медицине, что полностью затягивало ее, увлекало в научный мир и указывало на то, что не все открытия уже располагались на поверхности знаний, они просто не были доступны ведущим врачам. Девушка хотела изменить многое, стать куда более уверенной и доказать не только миру, но и самой себе, что способна на большее и в ее власти превзойти даже самых именитых докторов.

Еще с детства Меркурий знала, что станет врачом, как ее мать, поэтому поставила себе задачу выучиться во что бы то ни стало, даже если придется отказаться от обыкновенного детства и радостной юности. Друзей Ами практически не заводила, полностью поглощенная учебниками, лекциями, тестами и дополнительными занятиями. Девушка верила, что однажды это окупится и будет во благо, однако одиночество ни к чему хорошему никогда не приводило, поэтому, находясь на перепутье, юная школьница и встретила Усаги, кардинально отличающуюся от нее личность. Именно она стала той, кого не хватало Ами все эти годы, чтобы заполнить пустоту в душе, сделать ее полным и целеустремленным человеком, радующимся каждому дню.

В последний день лета воин Меркурия встала ни свет ни заря, и с доброй улыбкой поспешила туда, куда звало ее сердце. День обещал быть чудным, светило солнце, ничто не предвещало дождя, однако осень уже давала о себе знать, принеся похолодание и редкие, но довольно сильные порывы прохладного ветра. Укутываясь в легкую куртку, Ами добралась до госпиталя двумя видами транспорта и с воодушевлением помахала рукой в ответ на обширное приветствие Эндрю, который оказался у главных дверей больницы раньше нее. Он едва ли не кричал имя девушки, собирая удивленные взгляды людей, хотя немногие отважились прийти сегодня на работу, предпочитая отдохнуть в выходной день. Эндрю же был готов работать каждый день, если рядом будет Ами. Этот парень был упрям, как черт, но разве не важно для будущего врача, что он никогда не сдается? Они с Ами практически целыми днями находились рядом друг с другом, но девушка изо всех сил старалась не замечать знаки внимания и взгляды, какими молодой человек одаривал ее. Для Эндрю мисс Мицуно являлась загадкой и одной из звездных воинов, что он узнал совсем недавно, однако это нисколько не повлияло на его увлечение данной особой. А лишь больше подстегнуло познать самую скрытную девушку из всех, что он когда-либо знал. В его глазах Ами казалась самым обаятельным и сильным цветком, ухаживать за которым можно, но нелегко.

В глазах Меркурия этот парень выглядел симпатичным, но чертовски вредным, если дело касалось работы, а уж поспорить этот хулиган любил. Эндрю имел задатки хорошего врача, но бывали моменты, когда девушке просто хотелось его убить за неуместные шуточки и подколы, звучавшие в ее сторону. Усаги бы только посмеялась вместе с ним, а Ами приходилось краснеть и извиняться перед пациентами, хотя они всякий раз улыбались, провожая теплыми взглядами эту интересную пару докторов. Меркурий не думала о глубоком чувстве к этому синеволосому врачу, однако готова была поклясться, что ее, словно магнитом, тянуло к нему, не предвещая в результате ничего хорошего.

На данном этапе ее жизни девушку волновала лишь учеба на медицинском факультете университета по специальности «скорая медицинская помощь», которую она могла практиковать в ординатуре Центральной больницы Японии, поэтому тратить оставшееся время на какие-либо глупости просто не было возможности. Сочетать заочное обучение и саму по себе практику сложно, но можно, и Ами не могла оплошать.

- Ой, извините, пожалуйста… Я вас не заметила! - вскрикнула Ами, столкнувшись перед входом в медицинское учреждение с незнакомцем, коим оказалась стройная девушка в элегантном пальто. Удар был несильным, но воительница все равно ощутила легкую боль в предплечье, и странное чувство дежавю окутало ее, будто бы Ами не впервые видела перед собой такую красавицу. Высокую, миловидную, чьи каштановые кудри создавали идеальный образ сердцеедки, а черные глаза мгновенно затягивали в свой омут, Меркурий билась об заклад, любую особь мужского пола. Однако в самых отдаленных уголках разума Ами до ужаса испугалась этой девушки, тут же отпрянув от нее и задержав дыхание.

- Ничего страшного, мисс! – томно произнесла незнакомка, слегка коснувшись плеч воительницы в столь невинном жесте, который ничего под собой даже не подразумевал на первый взгляд, однако битва звездного воина с самой собой тут же оказалась проиграна. Стоило Ами сделать несколько шагов назад, как на лице шатенки расцвела широкая улыбка, и по позвоночнику будущего врача от этого побежал холодок. Интуиция девушку не подвела, но она не знала, с чем имела дело, поэтому лишь смогла насторожиться из-за краткосрочного телесного контакта, что сыграл первостепенную роль в перемене настроения подруги лунной принцессы. У Меркурия сдавило горло, и резко заболела голова, в то время как все мысли смешались, а от любого воспоминания об Усаги грудь резало, будто ножом.

Сообразив, что случившийся конфуз не к добру, Ами поспешила довериться инстинкту самосохранения и убраться подальше от пугающей до чертиков незнакомки, которая привела девушку в негодование, а ее кровь заставила закипеть. Что бы ни было причиной, разбираться совсем не хотелось, вследствие чего сотрудница больницы резво скрылась за дверьми приемного покоя, где уже не чувствовала себя так, будто бы оказалась загнана в клетку. Шатенка лишь ухмыльнулась и ретировалась восвояси, сделав свое черное дело и посеяв в первой жертве зерно раздора.

•


09:08

Макото с Мотоки встретились в кафе «У звездочки» на пересечении второй и третьей улицы, где решили обсудить планы по открытию будущей кондитерской девушки. «Сказка» - с названием молодые люди определились заблаговременно, но вот с самим выходом в свет могли возникнуть проблемы. Если бы Юпитер была изначально осведомлена о том, сколько всего ей необходимо будет сделать, сколько справок собрать, то подумала бы еще раз, прежде чем исполнять давнюю мечту. Мотоки не понаслышке знал, что значит владеть магазином, вести бухгалтерию, отвечать всем стандартам города и не разочаровывать покупателей, поэтому вкратце разъяснил все воительнице, чтобы она хотя бы знала, с чем ей предстоит столкнуться. Конечно, для начала желательно выучиться на профессионального кулинара, а уж после размышлять о собственном производстве сладостей и пирожных. Высшее образование в любом случае могло сыграть Макото на руку, будь то менеджмент или гостеприимный бизнес. Быть подкованной в какой-то области дает возможность повлиять на эту сторону жизни и повернуть удачу в свое русло.

Приняв во внимание мнение молодого человека, девушка решила внять его словам и начать создавать карьеру собственными руками. Воодушевившись радужными перспективами, что хотя бы готовка выходит у Макото отлично, а в остальном она разберется, богиня грома и молний расслабилась, наслаждаясь компанией приятного парня, с коим всегда желала познакомиться поближе. К сожалению, Мотоки считался занятым мужчиной; где-то там, в Африке, училась его некогда любимая дама, Рейка, но разве можно сохранить отношения на расстоянии в течение нескольких лет? Это, должно быть, трудно, и к чему жертвовать чувствами одного, чтобы другой якобы испытывал некое подобие счастья, а на деле вовсе нет. Макото видела, как мучается юноша от невозможности бросить все и уехать к возлюбленной в другую страну, но и Рейке наверняка было тяжело вспоминать о парне, ждущем ее где-то там, куда она вряд ли когда-либо вернется. Тогда в чем состоял смысл этих терзаний, если ни одна сторона не была счастлива? Время меняет многое, и ничто не вечно, а жизнь слишком коротка, чтобы понапрасну ждать.

Мотоки любил Рейку, или думал, что любил, хотя она не брала с него обещания целомудрия и верности до конца дней. Теплое чувство никуда не уходило, но оно терялось в течение пустых одиноких дней, когда в руках парня была лишь одна фотография, а не живой человек. С течением времени юноша все больше понимал, что уже не так сильно грезит о Рейке, цепляется за воспоминания о ней и жаждет новой встречи. Девушка, сидящая сейчас напротив него, занимала куда большую часть мыслей парня, нежели призрачная возлюбленная, оставившая его ради учебы в другой стране. Мотоки слышал от той же Макото, как сильно страдала Усаги, когда Мамору отправился в Америку получать образование, и всегда считал, что, если любишь, выдержишь все, даже расстояние в тысячи километров, но в самом себе он уже был не уверен. Смотря на Макото, на девушку, что находилась с ним рядом, молодой человек чувствовал, как кардинально в нем менялись приоритеты и обыкновенные человеческие чувства. Возможно, это некрасиво и эгоистично, и он будет гореть в аду, но теперь жизнерадостная Макото притягивала его и волновала как женщина. Рейка – прошлое, оставшееся позади, и Мотоки отчаянно хотел в настоящем увидеть себя в паре с новой девушкой, которая всегда находилась рядом.

Когда ладонь блондина плавно легла на руку воина Юпитера, шатенка вздрогнула и расширившимися глазами посмотрела сначала на стол, а после встретилась удивленным взглядом с глубокими зелеными очами молодого человека. Мысли мисс Кино благополучно разбежались, а сердце дико забилось в груди, ибо она не верила в происходящее, что лучший друг принца Земли, наконец, обратил свое внимание именно на нее, наплевав на обязательства и то, что у него была другая. Макото не смела даже грезить о столь желаемом счастье. С ее стороны являлось неправильным бросаться в этот омут, не расставив все точки над «i» и не выяснив все обстоятельства, что касались Рейки. Однако все вопросы сразу же отодвинулись на второй план, когда не только руки, но и губы двух человек соединились, обещая друг другу незабываемый поцелуй, начавшийся так до невозможности невинно. Задатки вспыхнувшей страсти уже собирались закружить пару в вихре вспыхнувшей магии, если бы в их маленький мирок не вмешалась официантка с не вовремя подоспевшим заказом.

- Извините… Ваш кофе, - низким голосом проинформировала девушка и, не дожидаясь ответа от клиентов, с громким стуком поставила две чашки с горячительным напитком на столик. Едва ли можно было винить смущенную пару за возникшее напряжение, в то время как официантка раскладывала салфетки, а сама откровенно пялилась на зардевшегося блондина, который совершенно запутался, не понимая, как вести себя в данный момент. Мотоки стушевался, однако и Макото чувствовала себя как не в своей тарелке, но быстро сообразила, что официантка слишком уж надолго задержалась у их столика, строя глазки посетителю. Собираясь вмешаться и отвадить назойливую сотрудницу кафе, воительница только и сощуриться успела в приступе ревности, как весь кофе из ее чашки оказался разлитым по столу и ее коленям. Юпитер вспыхнула и подскочила, извергая проклятия на неопытный персонал, тогда как официантка умоляла простить ее и помочь вытереть пятна с промокшей одежды. Макото отказалась от предложения девушки, но едва рука незнакомки коснулась ее, как все внутри у богини грома похолодело, а кровь помчалась по венам с сумасшедшей скоростью. Подруга Усаги затерялась в черно-угольных очах каштановолосой красавицы, не находя объяснения возникшим ощущениям в груди и появившейся легкой головной боли, которые, к сожалению, не предвещали радости и успокоения. Смотря на отчаянные попытки незнакомки оттереть пятна кофе с ее брюк, Юпитер вздрогнула и процедила сквозь зубы, дабы эта несчастная убиралась куда подальше.

- Что это было? – прошептал Мотоки, в недоумении переводя встревоженные глаза со своей подруги на ту дверь, за которой скрылась обслуживающая их официантка, пребывающая в диком возмущении. Мало того, что молодой человек не знал теперь, как быть после одного, но такого желанного поцелуя, так еще и терялся в догадках, какая муха укусила воина Юпитера, если ее настроение вмиг переменилось, а лицо стало выражать злость и недовольство. Конечно, официантку нельзя было погладить по голове за пролившийся кофе, но и бросать в ее сторону убийственные взгляды тоже не стоило.

- Хм… - протяжно выдохнув, проронила Макото и, не собираясь отвечать своему собеседнику на поставленный им вопрос, развернулась и уверенным шагом двинулась на выход из кафе. Мотоки в растерянных чувствах замер, провожая взором спину шатенки, но, когда собрался было броситься за нею и потребовать объяснений, той и след простыл.

•


10:42

Минако прекрасно знала, что, если хочешь чего-то достичь, стоит вложить в это всю душу и время. С каждым прожитым днем ты становишься мудрее и всецело веришь в будущее, где, наконец, уже достиг своей цели, исполнения давней мечты. Пускай трудно делать первые шаги, но главное - сдвинуться с мертвой точки и доказать хотя бы самому себе, что ты способен на большее, что в тебе с избытком желания творить. Бывали времена, когда хотелось все бросить и отказаться от возможности стать кем-то большим в этой жизни, но Минако не привыкла сдаваться, никто из их пятерки не привык, поэтому она изо всех сил упорствовала и пробивала себе дорогу в музыкальную поп-индустрию. Не вышло сегодня пройти пробы, выйдет завтра, а девушка знала, что однажды добьется успеха, все ведь было только в ее руках.

Не страшась разных песен и стилей, Венера исполняла композиции любых исполнителей, будь то знаменитости, или просто популярные в данное время хиты. Множество продюсеров ставило ей высокие оценки и предсказывало великое будущее певицы с ее-то чудесным голосом и неземной внешностью, однако, имея представление о мире шоу-бизнеса, девушка мгновенно отклоняла помощь любых мужчин, предлагавших услуги иного характера,помимо ее любимой профессии. Минако хотела всего добиться сама, и если для этого придется запастись терпением, что ж, лучше так, нежели идти на сделку со своей совестью. Венеру интересовала только музыкальная карьера, песни, которым она могла отдаваться без остатка, и ее слушатели, ведь именно их любовь подпитывала девушку и будоражила творить.

Когда некоторое время назад Венере позвонил Алан, ее прошлая любовь, Минако поначалу не представляла, как реагировать на то, что он якобы вновь вошел в ее жизнь, но мужчина лишь поздравил блондинку с тем, что она практически достигла высот, о которых всегда мечтала. Алан случайно услышал одну ее песню и решил лично поздравить свою хорошую знакомую с дебютом. Мало того, что воин Венеры покраснела, так даже не могла понять, как ее композиция, и которая из нескольких, оказалась представлена в эфире радиостанции другой страны. Загадкой это оставалось до сих пор. Хотя девушке льстило, что кто-то уже слушает ее, кто-то слышит ее голос, а это для любой начинающей певицы много значит. Алан не сказал, что диктор объявлял имя исполнительницы, но Минако несказанно обрадовало то, что спустя столько лет после их последней встречи молодой человек до сих пор помнит, как звучит ее голос. Конечно, прошлое не вернуть, и вспоминать пролитые слезы по неудавшейся безответной любви никому не хочется, но для Минако Алан остался прекрасным принцем, так и не сумевшим ее полюбить. Тогда он видел в ней ребенка и не мог представить рядом с собой, хотя сама девушка до сих пор испытывала к мужчине глубокие чувства, даже не высказанные, разбитые об «айсберг» под именем Катерина. Именно ради любви этих двух Минако покинула Англию и вернулась в Японию, чтобы забыть печали прошлого и найти свое место в жизни рядом с новыми друзьями.

Ее не настолько сильно волновал вопрос о незнакомце, записавшем и продавшем исполненную композицию в другую страну. Венера больше беспокоилась о поиске человека, которому бы она могла доверять полностью, без страха стать скопированной и не потерять свою индивидуальность. Эта проблема волновала многих, а ее в особенности из-за принципов, чистоты и собственной честности. Однако на одном из очередных прослушиваний блондинка стала невольной заложницей своей беспомощности в попытках пробиться, стать лучшей из множества других претендентов, пока ее не ткнули носом в необходимость получения музыкального образования, ибо за неимением его она никогда не проложит себе путь наверх. Дико расстроившись, но не упав духом, Венера готова была на все, лишь бы ей дали шанс сегодня. Только, к сожалению, ее никто не стал слушать, поэтому девушке ничего не оставалось, как повесить нос и в расстроенных чувствах покинуть очередное прослушивание.
Столкнувшись на выходе из здания с безмятежной влюбленной парочкой, в которой Минако узнала одну из своих конкуренток, блондинка ощутила укол зависти, увидев, как юная певичка радуется своим способностям, а молодой человек оказывает ей всякую поддержку. К собственному стыду, Венера поняла, как сильно ей не хватает близкого человека, с которым бы она смогла также поделиться радостью или поведать о своих печалях. Никого не было рядом, чтобы в трудную минуту поддержать ее и сказать, что все будет хорошо. Конечно, Минако и без этого не сдастся, но иногда ей так хотелось иметь рядом кого-то, кто мог бы просто обнять ее и улыбнуться, отчего бы сердце красавицы сразу успокоилось.

Блондинка сделала глубокий вдох и, отогнав от себя пессимистические мысли, поторопилась оказаться скорее на свежем воздухе, чтобы более не быть свидетелем проявления любовных чувств между двумя случайными людьми. На одном дыхании Венера обогнула парочку, но легкое прикосновение к плечу вывело ее из равновесия и едва не заставило споткнуться о ровную поверхность асфальта. Незнакомка с каштановыми волосами так сильно радовалась своему успеху, что не заметила рядом с собой проходящего человека, поэтому, разворачиваясь, едва не врезалась в блондинку всем телом. Специально это было сделано или непреднамеренно, но Минако хватило и мгновения, чтобы ее душа ушла в пятки, а голова едва не взорвалась от неожиданно нахлынувшего жара. С трудом взяв себя в руки, девушка распахнула отяжелевшие веки и, встретившись с взглядом черных глаз, ринулась прочь по улице, убегая от неясности и глубочайшего страха. В висках что-то отчетливо пульсировало, будто отбивало молоточком набат, пока окончательно у Венеры не сдали нервы, и она не раскрыла сердце низменным желаниям.

•


12:14

Временами Рей частенько размышляла о времени, когда будущее, неясными образами возникающее в ее сознании, окажется настолько близко, что его не получится изменить. Девушка переживала за Усаги, и ее тяготило знание того, что рано или поздно она окажется на перепутье или погибнет, путаясь в собственных чувствах. Марс не имела понятия, что за новый враг мог притаиться за углом, но, зная, кто они и что обязаны предпринимать, любой недруг посчитает своим долгом перейти защитникам дорогу, будучи уверенным в своей победе. Как ни крути, но предугадать все наперед Рей не могла, а значит, ее предсказания - лишь малая толика того, что грядет. Хранительница огня из кожи вон лезла, делая акцент на собственных силах, знаниях и тренировках, но бороться с неизвестностью казалось ей с каждым днем все труднее, результатов ведь это не приносило, поэтому в последние дни Рей сосредоточилась не на магической силе, а жизни вне ее. Конечно, она все время была настороже и доверяла инстинктам, но именно сегодня девушка заострила внимание на том, что ей всегда хотелось лично для себя.

С тех пор, как каждая из подруг распрощалась со школой, их общение друг с другом резко сократилось, вследствие чего на личную жизнь стало приходиться куда больше времени, нежели раньше. Теперь Рей могла сосредоточиться на поступлении в высшее учебное заведение, если все еще рассматривала такую возможность, могла найти работу или, наконец, стать девушкой человека, который до сих пор любил ее и ждал. Смотря на Ючиро, воин Марса ощущала в себе смесь разнообразных эмоций, но не была уверена, что сама чувствует к молодому человеку. Ей нравилось, что он находился рядом, радовал ее и оберегал, а ведь важно, когда мужчина соединяет в себе эти качества и делает все возможное, чтобы любимая женщина дала ему хотя бы… один шанс. Однако брюнетка не могла с уверенностью заявить о своей любви к парню, как, например, это делала Усаги по отношению к Мамору. Рей мечтала о великом чувстве, о взаимности, о знании, что они нужны друг другу на долгий срок, но заставлять свое сердце отвечать на столь хрупкие и важные чувства не была в состоянии. Ей нравился Ючиро, она желала ему счастья, но мучить и его, и себя, не имела права, поэтому до сих пор официально не сказала юноше «да, я стану твоей девушкой».

На самом деле, помимо любовных отношений, воина Марса беспокоила ее значимость в этом мире как личности. Кем видит она себя лет через пять, какой профессиональной деятельностью займется, чтобы самостоятельно зарабатывать деньги, ибо предсказания имели под собой недолговечный характер, на них нельзя было положиться, если собралась строить карьеру. Совсем недавно Рей мечтала о сцене, ведь природаодарила девушку, как и Минако, красивым голосом. Помимо этого, иногда воительница грезила об актерстве, модельном бизнесе, но чаще всего ей просто хотелось отправиться путешествовать, чтобы посмотреть мир и убежать от отца, всерьез занимающегося политикой и предлагающего дочери пойти по его стопам. Марс не слишком жаловала такую перспективу, ибо ее не привлекалани политика, ни само общение с отцом. За все свои восемнадцать лет найти с ним общий язык девушка так и не смогла. Рей редко удавалось встретиться с родителем, да и не особо она желала воскрешать даже в памяти их холодные встречи. Они были слишком разными, к тому же мужчина еще со смерти жены свел к минимуму общение с дочерью, отчего она стала его не переваривать и просто не понимать.
Если честно, Рей сама до конца не могла определиться с тем, чего хотела от жизни, однако и путешествовать ей было запрещено. Уехать – означало отказаться от Усаги и своего воинского долга, что брюнетка под страхом смерти не могла допустить. Поэтому оставался открытымвопрос, как ощутить счастье, если кругом сплошные проблемы, а в собственных желаниях определиться еще сложнее.

Молча наблюдая за своей возлюбленной издалека, Ючиро всякий раз огорчался, что не может повлиять на настроение Рей и силой заставить ее улыбаться. Как бы он хотел приносить ей счастье и любить всей душой, если бы она только позволила, но Марс упорно не давала парню никаких обещаний, и их отношения до сих пор оставались в каком-то подвешенном состоянии. Он боготворил черноволосую красавицу, выполнял любую ее просьбу, лишь бы она, наконец, оценила его старания и на некоторое время постаралась просто расслабиться, став обычной слабой девушкой, требующей внимания и заботы. К сожалению, Рей не готова была сделать этот шаг, чтобы позволить кардинально измениться своей жизни. Ючиро заслуживал лучшего, и она это понимала, но была уверена, что если скажет молодому человеку окончательное «нет», это вдребезги разобьет его сердце.

Ища выход из положения, ни один из них так и не мог принять важное решение, поставив точку или запятую в запутанных отношениях. Неизвестно, что послужило толчком к действиям, но Ючиро и сам не понял, что с ним произошло, когда ноги понесли молодого человека к девушке и разбили в пух и прах все ее возведенные границы. Рей опешила и даже пикнуть не успела, в то время как сильные руки парня грубо притянули ее к себе, а жаждущие губы атаковали девичьи уста, смакуя сладкий поцелуй. Требуя ответить, Ючиро напирал, не планируя отпускать от себя брюнетку, пока предсказательница пыталась совладать с собой и неожиданными действиями юноши. Возможно, ей бы и понравилось это лобзание двух запутавшихся душ, что вывело бы их отношения на новый уровень, но нечто горячей стрелой пронеслось по телу Рей, напрочь снося ее рациональность и остальные сдерживающие барьеры. Зажмурившись, брюнетка попыталась взять себя в руки и отогнать чужеродные ощущения, но все оказалось не так просто, ибо уста Ючиро одновременно и притягивали и причиняли боль. Возможно ли сойти с ума и рухнуть в бездну отчаяния, встретившись с пугающей неопределенностью, когда собственное чутье подводит, ставя под сомнение все, во что некогда верила?

Пока жар окутывал сознание и создавал из воительницы легкую добычу, Рей все еще пыталась бороться, с трудом делая попытки игнорировать мощную силу воздействия на ее разум и уверенные объятья молодого человека, так отчаянно потерявшего над собой контроль. Через поцелуй Марс ощутила крупицы обуреваемой злости, смешанные с частицами страха и бесконечной любви. Когда этот набор эмоций скопом обрушился на девушку, она поняла, что ее голова вот-вот взорвется от переизбытка чувств, поэтому, набравшись мужества, оттолкнула от себя Ючиро и попыталась хоть как-то перевести дыхание.

Очнувшись, словно от гипноза, юноша замер, встретившись взглядом с Рей, чьи темные глаза были широко распахнуты и в ужасе взирали на парня. Ючиро втянул воздух сквозь зубы, сообразив, что не просто нарушил собственные правила, а перешел границы, причинив любимой девушке боль. Мало того, что он едва ли мог вспомнить только что произошедший поцелуй, так и не понимал, что заставило его пойти на столь отчаянный шаг. Следя за реакцией Рей, молодой человек готов был упасть ниц и вымаливать у любимой прощение, но ненависти к самому себе оказалось недостаточно, стоило обратить внимание на уста брюнетки, на которых красовалось свидетельство его пагубных желаний. Коснувшись рукой своей нижней губы, Марс пришла в замешательство от вида крови на подушечке указательного пальца и неожиданно ухмыльнулась, когда подняла на Ючиро почерневшие глаза, а капельку красной жидкости не спеша слизала языком, отчего юноша ощутил, как по его позвоночнику побежал холодок.

•


13:25

Земля в иллюминаторе самолета казалась такой маленькой, что у Кенджи, бывало, захватывало дух от этой невероятной картины. Но чем чаще он летал, тем менее любопытным становился, у него уже не было желания выглядывать в окно и наслаждаться видом облаков или тем, что под ними. В последнее время мужчина предпочитал читать свежую газету или дремать, просыпаясь лишь перед посадкой в аэропорту. Стремясь с пользой провести время, Кенджи решил пробежаться по волнам памяти, поэтому достал из бумажника фото своей семьи и принялся вспоминать самые приятные моменты жизни, связанные с ними. Икуко, Шинго и Усаги занимали все его мысли. Любимая жена до сих пор будоражила сознание мужчины и заставляла стучать сердце, стоило лишь подумать о ней и вернуться во времена их молодости. Дети стали благословением, привнеся в будни влюбленных еще больше счастья и проблем, закалив характеры обоих, но не разрушив их отношения. Шинго был на два года младше Усаги и не так сильно требовал к себе внимания, как сестра. Для отца сын многое значил, и на большую часть его проблем и недостатков он закрывал глаза, списывая все это на подростковый возраст и гормоны. Пошалит и одумается рано или поздно. Однако Усаги уже перешагнула тот возраст, когда ей все прощалось, поэтому Кенджи желал видеть в ней умную и серьезную девушку, за которую ему не будет стыдно.

Ее минус состоял в двух вещах: Усаги часто предпочитала дом улице, а свое сердце она доверила не тому человеку. Кенджи понимал, что зря, наверное, так сильно противится Мамору, в конце концов, ничего плохого этот парень его дочери не сделал, но, считая, что каков отец, таков и сын, мужчина не мог переварить знание, что его кровинка встречается с ребенком его врага. Глупо, но смириться с данным фактом муж Икуко не был готов. Все его нутро переворачивалось, стоило лишь подумать, как они… вдвоем… делают… пфф.
«Именно так… она отдается ему… возможно, прямо сейчас… в том загородном доме, в который ты якобы отправил жену и детей. Они предали твое доверие…» - эти слова, словно яд, проникли в голову Кенджи, отравляя все доброе, что еще осталось на задворках его сознания. Мужчина даже съежился от разыгравшегося воображения, как именно дочь позволяла своему парню любить себя, вдобавок совершенно игнорируя наказы отца и просьбы не лгать ему. Сузив глаза, Кенджи, обуреваемый злобой, неожиданно для себя решил, что, как только вернется домой, найдет выход из этой проблемы раз и навсегда.

•


Ворча под нос проклятья и злясь на любой предмет в ее комнате, Усаги сидела на пуфике перед зеркалом и грубо расчесывала длинные золотые волосы. Настроение девушки оставляло желать лучшего в завершении дня, поэтому, приняв душ, она с навалившейся усталостью стала готовиться ко сну. Однако на что бы ее взгляд ни падал, блондинка удрученно качала головой и что-то бубнила, воспроизводя в памяти самые существенные моменты дня. К сожалению, лишь от мгновений утра на губах Усаги появлялась улыбка; все остальное оставляло негативные впечатления. Как бы ни хотела принцесса думать о боли, все ее существо переживало о том, что случилось перед ее посвящением в студенты высшего учебного заведения. Винить мать и брата в том, что отец узнал о ее пребывании в загородном доме вместе с Мамору, девушка не могла, понимая, что ответ нужно искать не здесь, хотя поначалу спустила на Шинго всех собак. Усаги была уверена, что это он проболтался и тем самым подставил ее, но парень даже выяснять отношения с сестрой не захотел, сказав, что он вообще находился ни при делах, вследствие чего ни о каком раскрытии правды не могло идти и речи. Тайное всегда становится явным, поэтому воительница Луны отбросила версию семьи и приписала ее к недоброжелателю в капюшоне, что настроил против нее всех, с кем она отчаянно не хотела портить отношения… именно в тот день, когда чувствовала себя самой счастливой.

Что принесет новый учебный год, как смотреть с улыбкой в будущее, когда все кругом намеревается нагнать на нее страдания? Взять волю в кулак, стиснуть зубы и, натянув счастливое выражение лица, доказать всем, что принцесса Луны никогда не признает поражения. Сейчас у нее есть Мамору, который любит и которого любит она, поэтому, пока между ними есть это чувство, надежда остается.

«Какая же ты жалкая…» - пронесся голос, будто в мыслях, и Усаги вперилась взглядом в собственное отражение, явно подметив, что в эту секунду что-то увидела в зеркале, увидела то, чего там не должно быть. Пространство там словно бы искажалось, преломляясь в свете вечерних ламп и заставляя их мерцать. В груди девушка почувствовала давление, словно кто-то давил на грудную клетку, выбивая из тела весь воздух. Голова загудела, и Усаги поняла, предвестником чего выступало это ощущение, поэтому, запаниковав, попыталась отодвинуться от зеркала и перевести взгляд на что-нибудь другое в комнате, но ничего не вышло, ни один рефлекс не стал подвластен принцессе. Горло блондинки сдавило, будто чья-то рука сжалась на нем, а в голове зазвучал колокол, переплетаясь с обрывками неясных фраз, которые девушка не могла разобрать. Пугающий шепот то приближался,то удалялся в небытие, пока зеркало не показало Усаги необъяснимую тень человека, спрятавшуюся за ее спиной.

«Принцесса Луны, приятно тебе сознавать одиночество и ненависть своих друзей? В моей власти наградить тебя такими страданиями, о которых даже никогда не помышляла твоя маленькая головка», - холод пробежался по позвоночнику блондинки, в то время как огромные черные глаза взирали на нее из зеркала, будто бы отражением ее синих очей и являлась эта самая пронизывающая кости темнота. – «Я лишу тебя возможности сопротивляться мне. Уже сейчас кровь стынет в жилах, а твой страх я ощущаю на собственном языке. Как просто сделать слабой великую принцессу Серенити…» - стоило этому имени прозвучать, как Усаги нахмурилась и вновь обрела способность двигаться. Не тратя и секунды, блондинка в мгновение ока оказалась на другом конце комнаты, сжавшись в углу, как котенок, и едва ли не плача от отчаянья. Не имея понятия, что это было, девушку панически боялась, и только тяжелое дыхание да дрожь в руках давали ясно понять, что воин Луны все еще жива и способна хоть что-то чувствовать. Тень в зеркале исчезла, но Усаги вряд бы поняла, что находится в безопасности, если бы не вспомнила о силе, какой обладает, да, по-видимому, и от нее толку оказалось немного, если страх шел прямиком от дико бьющегося сердца…

Конец 2 части


Фандом: Sailor Moon
Автор: LanaLuna11
Бета: аmberit


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-13761-18
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: LanaLuna11 (06.12.2014) | Автор: LanaLuna11
Просмотров: 933 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 6
1
5 ZmeA666   (21.04.2016 18:32) [Материал]
Так,когда же ты начнёшь снова творить,всех фанов опять растеряешь!?(( Я ждуууу,я таки домучаю эту стори и не надейся от меня избавиться! wink

0
6 LanaLuna11   (15.05.2016 22:53) [Материал]
А я и не надеюсь biggrin Я надеюсь, что ты будешь до конца.
Мне бы время и силы найти. Работа то пишется)

1
4 Dunysha   (09.12.2014 16:49) [Материал]
Прямо жуть какая wacko

1
3 Bella_Ysagi   (08.12.2014 10:55) [Материал]
wacko surprised мда..спасибо

1
1 ZmeA666   (06.12.2014 21:27) [Материал]
Ооо,экстаз,вот это много проды,я в астрале! wink

0
2 LanaLuna11   (06.12.2014 21:34) [Материал]
Конечно, много. 2 месяца я не просто так балду гоняла же wink



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]