Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13562]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3654]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Ведомые поводком и инстинктом
Впереди раздался радостный собачий лай, и Изабелла, среагировав на шум, повернула голову, чтобы с огромным удивлением увидеть вверенного ей Рики на ярко-желтом поводке какого-то чужого мужика в стильном черном пальто.

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния. Канон.

Тормоза
Рождество – семейный праздник. Родные собираются возле камина, раскрывая по очереди подарки и выкрикивая тосты. Изабелла после долгой рабочей недели как раз спешила к своим родителям в загородный дом, однако у судьбы были свои планы.
Мини, завершен.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.

Чтение "Сумерки" в школе Форкса
Стефани Майер договорилась о встрече в школе Форкса, чтобы прочитать историю Эдварда и Беллы. Чем это все закончится? Будут ли герои вместе?



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 426
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Желание на Рождество. Глава двенадцатая

2016-12-5
14
0
– Это не то, что ты думаешь!
Белла, закрыв глаза, приложила пальцы к внезапно онемевшим вискам. Сколько человек может вынести душевной боли в переводе на год, месяц, день, час, минуту... если все страдания за тридцать два года её жизни перевести в шесть лет и два дня? Шесть лет было особенно тяжко, два последних дня вернули воспоминания о той давней боли, пять последних минут сделали её столь же невыносимой…
И нельзя поддаться, иначе засосёт депрессия, нельзя её показать, иначе сочтут слабой.
Горло сдавил спазм. Она с трудом просипела:
– Конечно не то. Тем более что ты не знаешь, о чём я думаю. – Белла сделала несколько глубоких вдохов, дождалась, когда сердцебиение успокоится, и открыла глаза. – Я столько раз смеялась над фразой, произносимой в мелодрамах застигнутым на месте измены мужем, что даже не знаю, как на неё реагировать применительно к себе.
Эдвард ожидал чего угодно: взрыва эмоций, ударов по щекам, истерики, но только не равнодушного тона, который, как правило, вызван полным душевным опустошением. И от этого осознание собственной вины становилось намного горше.
Он хотел бы прижать к груди надевшую маску холодности Свон, успокоить, но боялся, что, сделав это, всё только усугубит. Как же сложно просчитать и насколько просто обидеть женщину, сотканную из сплошных противоречий, комплексов и оголённых нервов. Комплексов, автором и виной которых являлся он сам.
Даже сейчас, делая предложение руки и сердца, он снова всё испортил. Непроизвольный стон сорвался с губ агента.
Белла вскинула голову, всматриваясь в его лицо. Каллен глядел в её глаза с таким осязаемо давящим отчаяньем, что она снова сомкнула веки, не в силах ответить на немую просьбу. Для принятия любого решения ей требовалось время.
– Принеси воды. Не хочу появиться в таком виде перед дочерью.
– Сейчас, но прежде позволь всё объяснить. – Эдвард запустил руку в другой карман. Пальцы тут же наткнулись на гладкий квадрат, и он протянул его Свон. – Вот кольцо, что я купил для тебя вчера. Как в карман попало другое, наверное, сможет ответить Элис. Я сам не видел до этого момента ни его, ни записку.
Холодная упаковка легла в узкую ладонь. Каллен сжал пальцы в кулак поверх её руки.
– Я не стану просить тебя примерять его сейчас. Понимаю, что снова облажался, но прошу: посмотри.
– Принеси, пожалуйста, воды, – повторила она просьбу, не открывая глаз, выторговывая хотя бы минуту, чтобы прийти в себя.
Денали опять вмешивалась в их судьбу, ломая любую надежду на безоблачное будущее. Белла слышала, как открылась и закрылась дверь за агентом, его быстрые шаги в сторону кухни. Казалось, все ощущения обострились до предела.
Она доверилась чувствам и в очередной раз получила удар. И что теперь делать?
Свон распахнула веки и взглянула на то, что лежало в руке. Голубая коробка под кольцо от «Тиффани»; не праздничная, с бантиками, а стандартная, такая, в которой тысячи мужчин ежедневно покупали изделия престижной торговой марки. Сотни из них делали это с трепетом, представляя, как наденут прохладный ободок на тонкий пальчик любимой и назовут её своей перед Богом и людьми…
Не случилось… Надежды на счастье снова расколотились о нерушимую глыбу по имени Таня…
Она застонала от пронзившей сознание холодной боли и закрыла лицо ладонями. «Господи, да это же бег по кругу. Всё повторяется, меняются лишь лица…»
Вот так же когда-то сидела другая девушка, проклиная за разбитые мечты о счастье её, Беллу…
Торопливые шаги замерли напротив двери, на пороге появился Эдвард со стаканом в руке. Волосы взлохмачены. Очевидно, за столь короткое время Каллен не раз запустил в них пальцы. Такой знакомый жест… Всё в этом мужчине знакомо до боли, но так же до боли чуждо.
Сердце сжала тоска. За что? Почему это происходит с ними снова? Кто виноват? Сейчас виноватым было выражение лица Каллена, остановившегося напротив кресла…
Он протянул стакан. Брюнетка приняла и мелкими глотками выпила почти до дна безвкусную жидкость.
– Тебе легче? Мы можем поговорить?
– О чём?
– О нас! Не делай этого! Не позволяй ей снова вмешаться и разрушить то, что предначертано судьбой!
– А что нам предначертано? – Свон смотрела в его лицо открытым взглядом. – Я начинаю понимать, за что нас каждый раз разводит в стороны судьба, которая, как ты говоришь, что-то нам предначертала.
– И за что?
– Ложь! Мы начали со лжи. Украденная ночь, разбитые чужие надежды. Так нельзя!
– И что же нам теперь делать?
– Начать всё сначала.
– То есть как?
– Как начинают нормальные люди. – Белла встала, положила так и не открытую коробочку на стол и направилась к двери.
Эдвард придержал её за рукав.
– Что ты делаешь? Неужели это всё? Ты выйдешь сейчас из комнаты, оденешься и вот так запросто уйдёшь? – Он старался говорить спокойно, не выказывать никаких эмоций, понимая, что в этот раз принимать решение должна Свон и последнее слово будет за ней.
– Ты хорошо чувствуешь людей, просчитываешь их действия. – Её голос дрожал.
– Работа у меня такая. – Каллен крепко сжал её руки. Если бы брюнетка только знала, каких усилий ему стоило сохранять спокойствие. – Ещё раз прошу: не делай этого с нами. Подумай о дочери, о себе, обо мне, в конце концов! Неужели ты полагаешь, что я надел бы на твой палец кольцо Тани? – Он, не выпуская её ладони, преградил выход. – Спроси у Элис. Она полчаса назад наводила в спальне порядок и, вероятно, положила коробку в мой пиджак.
– Дело не в кольце. Ты не дал мне договорить. Чувствуешь всех, но не меня.
– Хорошо, пусть так… Тогда в чём?
– В нас. Я уже сказала: мы не с того начали.
Белла видела недоумение, написанное на лице агента, и не постигала: ну почему он не хочет замечать очевидного? Она вздохнула.
– Как ты не понимаешь! Мы вольно или невольно разрушили счастье Денали! Пытаемся построить своё на чужом…
– Тут нет ничего не нашего. Я люблю и хочу провести остаток жизни вместе с тобой и дочерью.
– А что ты для этого сделал?
– Не понял. Как «что»? У нас есть дочь. И я…
Брюнетка застонала. Это как игра в немой телефон. Они разговаривали друг с другом, но Каллен совершенно её не слышал. Белла освободила руки из захвата и прижала пальцы к вискам.
– Господи, не повторяй одни и те же фразы в десятый раз! – Она видела в его глазах искреннее непонимание и почти сорвалась на крик: – Я сейчас о другом! Что ты сделал для того, чтоб мы были вместе, кроме как выпустил сперму в тело шестнадцатилетней влюблённой глупышки? Что?
– Как «что»? Я... – Агент осёкся. Недоумение на его лице сменила растерянность. Он не знал, что ответить, тем более что Свон была совершенно права. – Я спас вас… – Эдвард простонал, понимая глупость произнесённых слов, и замолчал.
– Нас освободила бы и другая команда. – Белла пожала плечами. – Не знаю, остались бы мы живыми или нет, но факт остаётся фактом: ты выполнял свою работу.
Она заметила мрачную тень, промелькнувшую на лице Каллена после слов «остались бы живыми». И как скривился он от осознания, что брюнетка говорит абсолютную правду. Агент действительно работал, выполнял поставленную задачу и сделал бы это независимо от личностей людей, подвергшихся нападению.
– Я опять сморозил что-то не то, – снова застонал он. – Понятия не имею, что ответить на твои обвинения, но точно знаю: не хочу, чтоб это закончилось вот так! – Эдвард заглянул в её глаза. – Прошу, не уходи! – Его взгляд буквально кричал. – Я никогда и никому не говорил этих слов… Останься со мной.
– Не могу! – Белла покачала головой. – Не сейчас… – Она надавила на напряжённые пальцы, освобождая руку из отчаянного захвата, прошмыгнула за спину Каллена и вышла из спальни.
Она не помнила, как добралась до следующей двери, как закрыла замок своей комнаты и, рухнув на кровать, дала волю слезам.

Свон слышала осторожный стук в дверь ванной комнаты, но открыла лишь после угроз Эдварда выбить её. Она с трудом поднялась и, щёлкнув замком, распахнула створку.
Каллен-младший пробежал взглядом по заплаканному лицу, тонким пальцам, нервно теребившим локон волос, хрупкой фигурке и, удостоверившись, что всё нормально, облегчённо вздохнул.
– Извини, я думал о худшем.
– Чего ты боялся? Что покончу с собой? – усмехнулась она. – Я не совершила этого тогда и уж ни за что не сделаю сейчас. У меня есть для чего жить.
Белла тяжело опустилась в кресло, а агент присел на угол кровати, находившейся всего в метре от длинных ног, белым пятном выделяющихся на фоне ворсистой обивки сиденья.
– Давай дадим друг другу шанс? Я же чувствую, как ты дрожишь при любом моём прикосновении. И то же испытываю я сам. Нас тянет друг к другу, и не только на физическом уровне. Как бы ты ни хотела сейчас откреститься от всего происходящего – не получится. Мы не одни: у нас есть дочь, любящие тебя мои родственники, есть…
Брюнетка перебила Эдварда, не дав договорить или, вернее, не в силах больше слушать его уговоры и оправдания:
– Нет! Дрожит тело, а не душа! Это совершенно разные вещи. И дело не в нас с тобой. Не в этом кольце и даже не в Тане. – Она вдавила ладони в грудь. – Дело во мне. Мне нужно время.
Свон откинулась на мягкую спинку кресла и поджала под себя ноги.
– Прошло столько лет. Я уже почти забыла обо всем. – Из гостиной послышался громкий радостный смех Ренесми. Белла тяжело вздохнула и, сложив руки на колени, опустила взгляд. – Насколько смогла забыть. Мне нужно время, чтобы вспомнить, за что я тебя любила. Вспомнить ту полноту чувств и трепет, что испытывала прежде от одного твоего взгляда. – Она вскинула голову и с отчаяньем взглянула на Каллена. – Мне просто необходимо всё это вспомнить!
– Ну, так вот он я, здесь, рядом. Что ещё нужно? Я думаю, мы на верном пути. Давай попробуем начать всё сначала.
– Вот именно «что»! Его нет у нас и никогда не было!
– Чего нет?
– Этого «всё»! О каком пути ты говоришь?
Белла смотрела на агента полными слёз и какого-то непонятного сожаления глазами. Не о том, что случилось всего полчаса назад в его спальне, не о том, что произошло с ними в далёком прошлом. Нет. Было что-то ещё, о чём эта красивая женщина очень переживала. И Эдвард не был уверен, что хотел бы знать о причине её дополнительных волнений.
Она вновь тяжело вздохнула:
– Дай мне время.
Они сидели несколько минут, ничего не говоря друг другу, каждый про себя решая, чего ждёт от будущего.
– Дам. – Каллен взял её ладони в свои руки. – Я готов отдать тебе всё что угодно, но есть ли уверенность, что что-то изменится?
– Нет! – воскликнула брюнетка, ни на секунду не задумываясь, но, заметив недоумение в его глазах, попыталась объяснить: – Я не знаю, что будет со мной сегодня вечером, не то что завтра. Но одно знаю точно: я хотела бы всё забыть и отпустить... – Она запнулась и закончила уже совершенно другим голосом: – Я хотела бы быть рядом с тобой, но…
Белла снова ненадолго замолчала, что-то обдумывая. Высвободив одну кисть из плена тёплых рук Эдварда, положила её на тыльную сторону его ладони и слегка надавила.
– Не сдавай кольцо. Я не могу принять его сейчас, но… всё может измениться.
Свон смотрела в пронзительные зелёные глаза совершенно открыто. Так, как делала это некоторое время назад.
– Ты дашь мне время, а я нам – шанс начать всё не сначала, а заново. Я не желаю возвращаться в ту ночь, а хочу, чтобы всё было совсем по-другому. – Она попыталась улыбнуться. – Мы с тобой ничего не знаем друг о друге. Мы нигде никогда не были вдвоём. Я не знаю, как умеет ухаживать Эдвард Каллен. И совершенно ничего не знаю о новом Эдварде, как, впрочем, и о том, из прошлого… Так мало информации, касающейся твоего внутреннего «я», того, что знают только близкие…
Они вновь помолчали, но на этот раз первым заговорил агент:
– В моих пристрастиях почти ничего не изменилось. Разве что немного в музыке и появились новые любимые фильмы, – он хмыкнул, – и ещё я голосую за демократов.
Белла улыбнулась:
– Я тоже.
– Вот видишь, как много у нас общего. – Каллен попытался улыбнуться, но получилась лишь кривая усмешка, указывающая на то, насколько сильно он нервничает. – Значит, бартер? – (Брюнетка молча кивнула.) – Время на шанс? – приподнял он левую бровь.
Она на мгновение закрыла глаза и вновь согласно качнула головой. Но через несколько секунд добавила совершенно спокойным голосом, отвергающим любые сомнения и уговоры, тоном, которым судьи выносят окончательный вердикт:
– Да! Но сегодня я улетаю в Феникс.
Эдвард вздрогнул. Этих слов он боялся с той самой минуты, как Белла покинула магазин, заполненный фэбээровцами, вышла с ним под руку, но совершенно отчуждённая мыслями. Уже тогда он почувствовал, что она не готова к их встрече и при любой возможности постарается сбежать. Но почему-то в это не хотелось верить. Ну не зря же Бог дал им подобный шанс?
Каким же он оказался придурком, внушив себе, что всё отлично там, где ничего хорошего нет. Он был счастлив обрести дочь и надежду на жизнь с любимой женщиной, но не догадался спросить Свон: нужно ли ей это?
Каллен пристально всматривался в бледное лицо. Сердце пронзила боль. Господи, да что он опять делает?
Эдвард опустил голову и сжал ладонями виски, готовый выть от отчаянья, пытаясь найти единственно верное решение. Давить на неё нет смысла: всё станет только ещё хуже. Рыдать и рвать волосы – тем более. Он мужчина, в конце концов. Но и бездействовать не в его натуре. Что сделано, то сделано. А теперь нужно собраться и попытаться хоть как-то сгладить ситуацию.
Белла уезжает, а значит, увозит его дочь. Именно сейчас, когда вся семья празднует воссоединение. Когда она смеётся от радости в его доме. Он пообещал дать ей время и обещание своё выполнит, но за дочь поборется. У девочки должно быть право выбора!
Агент решительно поднялся с постели.
– А что будет с Ренесми?
– Решать ей самой. Я не стану её неволить. Поверь мне, я очень хочу видеть её счастливой. И если она пожелает, то останется. Сейчас каникулы, и это никак не повлияет на учёбу. Я обещала показать ей Вашингтон, но не успела. Если решит остаться, то это сделаешь ты.
Каллен облегчённо вздохнул. Белла снова удивляла его: дерётся, когда он уверен в её полной капитуляции, и не сопротивляется там, где он этого ждёт.
– Хорошо. Но в любом случае я провожу тебя в аэропорт.
– Не возражаю. Ты можешь идти, мне нужно переодеться и привести себя в порядок. Я выйду через несколько минут.
Эдвард усмехнулся уголками губ.
– Элис знает, для чего я пригласил тебя в спальню. – Он развёл руками: – Извини, но выходить нам придётся вместе, если, конечно, не хочешь смотреть на её истерику и слёзы. Ты же понимаешь, насколько все рады вашему появлению. – Каллен посмотрел на платье, подобранное брюнетке сестрой. – И прошу, забери все её подарки. Не обижай напрасно, не нужно. Она хочет казаться уверенной и твёрдой, но на самом деле ранимая и переживает за наши отношения очень остро.
– Знаю, я про всех всё знаю. – И уже про себя добавила: «Кроме себя!» Белла оглядела комнату. – Ты не одолжишь сумку? Мои вещи в отеле, нужно позвонить на ресепшен и сделать кое-какие распоряжения.
– Конечно, сейчас принесу. – Агент открыл дверь, прислушался и, стараясь остаться незамеченным, прошмыгнул в кладовку. Уже через несколько минут он вернулся, держа в руке объёмный кожаный саквояж.
– Слишком большая.
– Знаю, но найти меньше не смог. Да я и не в состоянии искать.
Свон усмехнулась. Похоже, Эдвард не знал, где и что лежит в его квартире. Конечно же, всем этим заведовала Таня. Она открыла сумку и заглянула внутрь.
– Ладно, тогда сюда можно уложить и вещи Ренесми.
– Ты сказала, что остаться или нет, она будет решать сама.
– И не беру слов назад. Но вдруг захочет уехать вместе со мной?
Из гостиной послышались возбужденные голоса спорящих о чём-то родственников и громкий смех. Каллена передёрнуло. Всё так буднично, никаких тебе слёз, скандалов с выяснением отношений. Но тут же оборвал себя: каких отношений? Как ни прискорбно в этом сознаваться, но Белла права. Есть только прошлое и сутки настоящего, а вот будет ли будущее – во многом теперь зависело от него. Он посмотрел на сосредоточенное лицо брюнетки и подумал, что опять пытается врать себе; всё зависит именно от неё и ещё от дочери. Но почему-то в поддержке девочки Эдвард не сомневался.
– Не думаю, что она настроена на отъезд.
– А вот это мы сейчас и выясним. – Свон открыла дверь и громко позвала: – Ренесми, зайди в мою комнату. – Она чуть помедлила и добавила: – Пожалуйста. Это срочно.
На пороге появилась довольно улыбающаяся дочь. Но, взглянув на родителей, тотчас потускнела, поняв, что между ними что-то произошло, и это «что-то» может ей не понравиться.
– Что случилось?
Белла закусила верхнюю губу, продумывая первые слова. Ожидание чего-то страшного отдало в груди девочки неприятным холодом.
– По какому случаю траур? Не молчите!
– Я собираюсь уехать…
– Мама, мы всего день в Вашингтоне. Ты же обещала как минимум три дня поездки. – (Свон покачала головой, но перебивать дочь не стала.) – Я хотела просить тебя задержаться здесь до конца отпуска. Мамочка, пожалуйста!
– Подожди, выслушай сначала. – Она посмотрела на Эдварда, предлагая тому самому озвучить новость с отъездом, но он молчал. Белла продолжила: – Я именно сейчас уезжаю, улетаю в Феникс ближайшим рейсом, на который смогу купить билет.
Ренесми с недоумением переводила взгляд с отца на мать.
– Не поняла. Как это «прямо сейчас»?
Агент опустил глаза в пол, но тут же поднял и с виноватым видом взглянул на дочь. Брюнетка расстроено вздохнула и замолчала. И ему самому пришлось объяснять девочке причину внезапного отъезда матери:
– Так получилось. Но мы позвали тебя не для обсуждения своих проблем. Мама хочет тебя спросить... – Он выпустил воздух сквозь сжатые зубы. – Не так! Мы оба хотим спросить: ты полетишь с ней или останешься?
Белла положила ладонь ему на руку, решив переговорить с Ренесми с глазу на глаз.
– Тебе всё-таки придётся выйти. Пожалуйста, закажи такси.
Каллен с недоумением смотрел в карие глаза. Его удивляла иррациональность этой женщины. Она вообще когда-нибудь думает о последствиях своих поступков?
– Хочешь уехать в аэропорт, даже не справившись о наличии билетов? А если все рейсы заняты? Ты готова провести ночь в аэропорту, сидя на скамейке?
– Не стоит утрировать, переночую в гостинице, но не думаю, что билетов не будет. Рождество уже наступило, и только в крайней необходимости кто-то полетит в день праздника.
Ренесми стояла совершенно растерянная, с тревогой всматриваясь в лицо матери.
– А у нас что, острая необходимость? Ты чего-то недоговариваешь? Случилось что-то, что ты пытаешься скрыть? – Девочка побледнела. – Фил серьёзно болен? Это вовсе не простуда?
Белла прижала её к себе, указав Эдварду глазами на дверь.
– Я всё-таки позвоню в аэропорт и узнаю о билетах, если ты не передумала, конечно. – (Брюнетка кивнула.)
Он вышел, а Свон отпустила дочь. Заглянув в испуганные зелёные глаза, взяла за руку и подвела к креслу. Ноги дрожали, в голове путались мысли, но объяснить хоть как-то свой отъезд было необходимо. Она присела в кресло и потянула девочку, усадив, как в детстве, себе на колени.
– Я не могу здесь оставаться, так же как не могу и объяснить причину.
– Что значит «не можешь»? Случилось что-то неприятное и непоправимое?
– Можно и так сказать. Хотя нет, исправить можно всё и всегда, и произошедшее между нами с папой – не исключение. Но поверь, причина серьёзная.
– Он тебя обидел?
Белла с трудом сдерживала слёзы, боясь испугать Ренесми рвущейся наружу истерикой; неужели ей придётся оставить её в Вашингтоне одну? И это желание ребёнка найти виновного и защитить мать... Её серьёзная дочь, всегда пытающаяся докопаться до истины...
– Нет, не он, скорее, это я сейчас всех обижаю своим отъездом.
– Так не делай этого!
Свон тяжело вздохнула.
– Миленькая моя, я не могу тебе всего объяснить. По крайней мере, сейчас. Мне просто необходимо уехать или я сорвусь – и тогда всё станет намного сложнее.
– Но ты вернёшься? – В глазах девочки читалась мольба.
Белла, преодолевая себя, улыбнулась.
– Ты так говоришь, будто я бросаю тебя. – Она внимательно смотрела на дочь, и Ренесми, не выдержав пристального взгляда матери, опустила глаза. – Я так поняла – ты остаёшься?
Девушка промолчала, но Белла и без слов уже знала ответ на свой вопрос. Сердце щемила тоска, но невозможно вечно удерживать дочку возле себя... Как же быстро она выросла...
– Я сама когда-то вот так же с первого взгляда влюбилась, но этой любовью сломала себе жизнь. – Ренесми подняла взгляд, и мать пожалела о произнесённых ранее словах. – Только не вини себя! Что ты! Ты – самое лучшее, что было, есть и будет в моей жизни! Я просто хочу уберечь тебя от своих ошибок. Не нужно безоглядно отдаваться чувствам. Лишь об этом хочу предупредить!
– Мам, я не маленькая: мне уже пятнадцать, и голова на плечах. Не бойся! Джейк меня не обидит. Я чувствую это вот здесь, – она дотронулась до груди. – Не знаю почему, но я ему верю.
Свон улыбнулась и посильнее прижала девочку, глубоко вдыхая аромат родного человечка.
– Конечно! Ты не маленькая и не такая глупая, какой я была в твоём возрасте, но на то я и мама, чтоб предупреждать о возможных последствиях необдуманных поступков. – Она заглянула в глаза дочери. – Может быть, всё же поедешь со мной?
– Нет. Раз ты разрешаешь остаться, я ещё немного погощу у отца. Да я и город не видела, кроме выставки и нескольких магазинов, куда заезжали с Элис. – Девушка широко улыбнулась. – Мам, она клёвая!
Белла кивнула:
– Я знаю!
– И отец тоже.
– И это знаю.
– Тогда почему уезжаешь? Это больше похоже на бегство. Эдвард точно не причинил тебе зла? – Ренесми всматривалась в глаза матери, пытаясь понять, что стало причиной отъезда. Не скрывает ли она что-то страшное? Что мог отец сделать такого, что она, как и много лет назад, спасается бегством? – Ты должна рассказать мне правду!
– Нет, я не от Каллена бегу, а от самой себя. И расскажу, почему, – Белла дотронулась до носа дочери губами, – когда-нибудь, но не сейчас! – Она с любовью и сожалением смотрела в наполнившиеся слезами глаза ребёнка. – Ну же, девочка моя, ты всегда была намного сильнее меня. Это не конец света. Всё у нас наладится.
– Я хочу, чтоб ты была счастлива!
– Я тоже этого хочу, но главное для меня знать, что счастлива ты. – Свон убрала вечно выбивающуюся рыжую прядку за ухо дочери. – Скажи, ты рада, что обрела отца и новых родственников?
– Очень!
– Ты простишь меня когда-нибудь за то, что молчала о них все эти годы?
– Уже простила. Я не вправе судить никого из вас.
– Спасибо, зая. Вот и этот мой поступок прошу простить. – Брюнетка немного помолчала, размышляя, стоит ли говорить дочери всю правду, но так и не осмелилась. – Есть обстоятельства, на разрешение которых понадобится время.
Ренесми хотела ответить: «Знаю я об этих обстоятельствах!» Но промолчала, лишь согласно кивнув.
– А теперь позови отца и, пожалуйста, никому ничего пока не говори.
– Хорошо, мам. – Девушка прижалась лицом к мягкой, пахнущей клубникой макушке матери. – Я люблю тебя, ты же знаешь?
Белла уткнулась лицом в тёплый бок дочери.
– Знаю. Прости меня, глупую, за всё. Ты – самое лучшее, что я сотворила на этом свете.

– Ничего не понимаю… – Элис озвучила мысли всех присутствующих в просторной гостиной.
– А я ничего не могу сейчас объяснить.
Белла почувствовала крепкую руку, лёгшую на талию, но не стала отталкивать тёплую ладонь, придающую хоть какую-то уверенность. Она, обернувшись, с благодарностью улыбнулась, пытаясь не разреветься и казаться сильной. Но Эдвард заметил, как предательски дрожит её подбородок, и прошептал:
– Успокойся. Я всегда поддержу любое твоё решение. Я обещал сделать всё, что от меня зависит, чтобы не причинять тебе больше боли, и не сдержал слово.
Горячее дыхание обожгло ухо Свон, и снова предательская волна дрожи пробежала вдоль позвоночника. Её совсем не радовала реакция собственного тела.
Каллен опустил руку и осторожно прикоснулся пальцами к узкой холодной ладони беглянки.
– Прости. Но с этого момента я попытаюсь сделать всё, чтоб исправить причинённую боль. – Он нежно улыбался женщине, которая уже через несколько минут покинет квартиру, но навсегда останется в его жизни. Агент почему-то был абсолютно в этом уверен. Она не сказала решительного «нет» их будущему, и он сделает всё для того, чтобы оно состоялось.
Эдвард взял её ладонь, брюнетка не стала вырываться. Чувство надёжной силы, исходящее от стоящего рядом широкоплечего мужчины, рождало желание верить, что в этот раз он говорит правду, а значит, и её слова не окажутся ложью.
– Я приняла решение. – Белла тяжело вздохнула, а Каллен сжал её пальцы, призывая к спокойствию. Каждое её слово отдавалось болью ожидания в лицах любимых людей. – Я улетаю сегодня в Феникс, одна. Мне нужно время, чтобы всё обдумать. Я не прощаюсь навсегда и не спасаюсь бегством, как в прошлый раз. Больше этого не произойдёт. Ренесми останется с Эдвардом на время каникул.
Свон заметила, как просветлело лицо Эсми, а Карлайл с бесстрастным выражением лица сжал ладонь жены, продёрнутую через его согнутый локоть.
Джейк смотрел в глаза любимой девушки. Она пробыла в спальне с Беллой добрых полчаса, и, как бы сейчас ни храбрилась, припухшие от слёз веки и дрожащие губы выдавали царившую в её душе сумятицу.
Ренесми хотела бы поддержать мать и уехать, но не могла сделать этого. Не могла бросить людей, с такой радостью принявших её в свою семью. Не могла оставить отца, понимая, что тогда шанс на примирение родителей уменьшится вдвое. Она знала об одной очень важной причине, не позволяющей мисс Свон бросить всё в Фениксе и остаться в Вашингтоне. Знала тщательно скрываемую ото всех тайну мамы, но ни разу не сказала ей об этом.
– Эдвард отвезёт меня в аэропорт. – Белла упёрлась взглядом в лицо Элис. – Хочу пригласить всех в Феникс. Буду рада показать город и познакомить с Рене и Филом. – Её слова вызвали лишь слабую улыбку на лице подруги. – Вылет в девятнадцать десять. У нас всего час на сборы и прощание.
– Мы проводим тебя.
Джаспер улыбнулся после слов жены: она могла смело говорить от лица обоих. Если когда-нибудь точно так же станет делать Белла, он будет рад. Эдвард заслуживает семейного счастья, которого до сих пор был лишён.
– Мы с Эсми тоже.
Карлайл достал из кармана сотовый и вышел из комнаты. Через несколько минут он вернулся.
– Я заказал лимузин. Мы все там спокойно уместимся.
Блэк не остался в стороне:
– Я не пил спиртное и могу сесть за руль, если кому-то не нравится езда со скоростью неповоротливой коровы. Машина внизу. – Он посмотрел на Ренесми, давая понять, кому в первую очередь адресовано его приглашение. – Я тоже поеду в аэропорт.
Девушка благодарно улыбнулась.
На некоторое время образовалась неловкая тишина; у каждого имелись вопросы, задавать которые сейчас было бы полной бестактностью – для всех, но не для Элис. Она тряхнула головой. Заколка, сдерживающая копну чёрных волос, сорвалась и отлетела в сторону, просвистев буквально в миллиметре от переносицы Джаспера. Он вздохнул: уж кому, как не ему, знать, что от «маленького тайфуна» невразумительными объяснениями не отделаться.
Элис с обидой в голосе заговорила:
– Ну что же, раз никто ничего не желает нам объяснить, то…
Уитлок притянул жену, не дав договорить, и чмокнул в губы, а затем прошептал на ухо:
– Не нужно! Посмотри на них. На обоих просто лица нет. – Он поцеловал пульсирующую на виске голубую жилку и погладил рукой по напряжённой спине любимой. – Оставь обиды, пожалей брата.
Элис прошипела в ответ:
– Я только тем и занимаюсь, второй день подряд, что всё на потом откладываю. – Она вскинула голову и заглянула в голубые, светящиеся любовью глаза мужа. – Ты же знаешь, я могу взорваться.
– Сделай это дома, пожалуйста, я в твоём полном распоряжении, а сейчас возьми себя в руки. – Джаспер чмокнул в маленький носик любимого «эльфа». – Договорились?
Миссис Уитлок нехотя согласилась, проворчав напоследок:
– В тебе пропадает переговорщик, вам с Эдвардом нужно поменяться профессиями, – улыбнулась она. И уже совсем другим тоном обратилась к брату, сменив гнев на милость: – Можно нам с Беллой пошептаться? Или вам тоже нужно поговорить наедине?
Свон с благодарностью посмотрела на Джаспера; она не расслышала, что сейчас тот сказал своей жене, но настроение подруги явно переменилось. Брюнетка не хотела истерики, а именно это и произошло бы, узнай Элис правду о том, что случилось в спальне.
– В порядке очереди. – Агент обратился к Белле: – Уделишь мне несколько секунд?
– Конечно!
Он повернулся к сестре:
– Заноза, только не замучай её разговорами. Нужно успеть собрать вещи.
– Сам не мучай. Я как раз таки в этом и хочу помочь.
Под воцарившуюся в комнате тишину Эдвард с Беллой вышли из гостиной.
– Я хотел уточнить: что говорить Элис о твоём отъезде? Не хочу делать её виноватой.
– И я не хочу. Ты читаешь мои мысли.
Каллен, сунув руки в карманы брюк, усмехнулся, борясь с непреодолимым желанием дотронуться до брюнетки.
– Я же говорил, что в нас намного больше общего, чем ты думаешь. Из нас получится отличная пара.
Она простонала, прервав очередную попытку агента доказать, что они созданы друг для друга.
– Пожалуйста, прекрати! Если бы не моё истерическое состояние, я, наверное, рассмеялась бы. – Свон подняла на него взгляд и медленно, по слогам, прошептала: – Я ничего не обещаю, ни-че-го! Ни плохого, ни хорошего, ни «да», ни «нет», только подумать и дать шанс!
– Я всё понял.
– Надеюсь на это. А теперь мне и вправду нужно собираться. – Белла тяжело вздохнула. События последних дней высосали из неё все жизненные силы. Она устала спорить, оправдываться, объяснять и уже мечтала, оказавшись дома, упасть на кровать в своей уютной спальне и проспать пару суток подряд.
Эдвард потянулся к ней, словно собираясь поцеловать. Она приготовилась к сопротивлению, но в это время в его кармане завибрировал телефон. Каллен достал трубку, взглянул на дисплей, затем отвернулся и вышел, пообещав прислать Элис.
Свон успела расслышать лишь несколько слов, произнесённых им в мобильный:
– Здравствуй, Гарри. Решил поздравить меня с Рождеством?
В это время в комнату вошла Элис и плотно прикрыла за спиной дверь.
– Ну, что случилось, подруга? Что опять учудил мой братец? Рассказывай.
Белла усмехнулась. Если бы «заноза» знала, что и кем оказалось сделанным не так.
– Всё нормально, просто мне нужно время. – Она открыла сумку и начала аккуратно складывать подаренные вещи.
– Он сделал тебе предложение? – Элис взяла подругу за руку, пытаясь поймать её взгляд.
– Да, но я же говорю: нужно время всё хорошенько обдумать. – Свон оторвалась от работы и посмотрела в зелёные глаза. – Эдвард тут ни при чём.
– А бежать вот так, в разгар праздника, обязательно? – сестра агента пыталась сказать это как можно мягче, но не получилось. Обидой и болью была пронизана сама интонация вопроса.
– Да! Иначе я этого бы не делала. – Беллу начинала раздражать необходимость всем всё объяснять. Полдня оправдывалась, вторую половину – объясняет…
Оказалось, что лучше всего её желание как можно скорее покинуть Вашингтон понял именно Эдвард, хотя он единственный знал всю правду. Но то, что сейчас происходит между ними, касалось их двоих и дочери. Все остальные не имеют права влезать в их и без того очень сложные отношения. Но как донести всё это до подруги, не вызвав обиды? Сможет ли она понять без рассказа о той коробочке и записке, лежащей в ней?
– Давай договоримся так: сейчас мы не станем с тобой ничего обсуждать. Представь, что я приехала к вам в гости и привезла с собой дочь. Девочку, любить или не любить которую вы имеете точно такое же право, как и мои родственники. Но вот навязывать мне любовь её отца не нужно! – Она помолчала, позволяя Уитлок переварить и принять услышанное. – Во всём, что касается нас с Эдвардом, мы разберёмся сами, хорошо? Я не стала просить помощи ни у кого из вас шестнадцать лет назад, как бы сейчас об этом не жалела. Но и теперь просить её не стану! Я приняла решение, мы всё обговорили, и он поддержал меня. Ничего исправить или поменять ты не сможешь! – Свон видела, как насупилась Элис.
В их давней дружбе лидером всегда была воинственная пигалица. Но они выросли, и подруга должна понять, что влиять на неё как прежде не удастся. Можно принимать новую Беллу или нет, но давить не получится.
Она смягчила тон, заметив в зелёных глазах слёзы:
– Я не хочу терять в твоём лице подругу! Не становись сейчас сестрой любимого прежде мною парня. Останься неугомонной, верной Элис, как было раньше, иначе я не смогу тебе полностью доверять. – В глазах брюнетки читалась надежда на то, что её смогут понять. – Забудь на секунду, что Эдвард – твой брат, и встань на моё место, со всем тем дерьмом, в которое мне пришлось окунуться. Ты бы осталась в его квартире и согласилась через сутки после неожиданной встречи стать его женой? Связать свою жизнь с мужчиной, из-за которого вот так кувырком всё в твоей судьбе? Остаться в квартире, где каждая вещь пропахла Денали?
Уитлок долго молчала.
Белла уложила вещи, поправила макияж и причёску перед зеркалом. Лёгкая припухлость вокруг глаз – вот всё, что осталось от трагедии, произошедшей днём. А может быть, не трагедии вовсе, а её очищении? Возможно, теперь она наконец-то отпустит прошлое, приняв, что во многом из того, что произошло, есть и доля её вины, и немалая. Не только ей сломали жизнь, но и она сделала то же самое с Таней. Хватит искать виноватых там, где их нет. Обманули не только её, она и сама часть огромного обмана. Прятаться и бояться она больше не станет, так же как и играть на чужих условиях.
Свон поправила пояс юбки и обернулась: уверенная в себе, молодая красивая женщина.
– Ты действительно стала совсем другой. – Элис поднялась и обняла подругу. – Я согласна с твоим решением, сама поступила бы так же. Только не пропадай надолго, ладно? – (Брюнетка кивнула.) – Знаешь, мне очень нравится новая Белла!
– Самой нравится, но, поверь, я стала такой буквально час назад. – Свон улыбнулась, заметив недоумение в зелёном взоре. – Не внешне, нет. Что-то произошло вот здесь, – она прижала ладони к груди, – внутри. Как будто я отпустила на волю какую-то часть себя, мне от этого намного легче. – Белла заглянула в глаза сестре Эдварда. – Ты поддержишь меня?
– Конечно! Ну что ж, есть повод выпить и нужно выдвигаться. – Элис улыбнулась. – Нам не сидеть за рулём, можем позволить себе напиться.
Девушки, приобняв друг друга за талии, вышли из спальни.
Свон обвела гостиную взглядом. Эдварда в комнате не было. Она услышала его голос, доносящийся из кухни; очевидно, он всё ещё говорил по телефону.
Брюнетка следом за подругой прошла к столу, за которым сидели все, кроме агента. Еда успела остыть, да и веселья не наблюдалось.
– Так, чего скисли-то? Меняем похоронное выражение лиц на праздничное! Никто в этом доме не умер. – Элис, улыбаясь, смотрела на мужа и родителей. – Белла всё объяснила. У неё срочное, неотложное дело в Фениксе, о котором она со всей этой кутерьмой совершенно забыла!
Джаспер обхватил рукой бёдра жены и попытался усадить её на стул.
– Детка, не кажется ли тебе, что она сама может всё нам рассказать!
Элис крутанулась, пытаясь освободиться из крепкого захвата.
– А нечего тут говорить! Я уже всё сказала. Предлагаю тост на дорожку! Наполните фужеры. – Она обвела взглядом сидящих за столом и улыбнулась, заметив, что в бокале Джейкоба апельсиновый сок. – Не хватает моего драгоценного братца. Ну да не беда. Нам не привыкать, что он часто занят. – Уитлок кивнула в сторону кухни. – Тем хуже для него. Так вот, тост: хочу, чтоб мы ещё не раз и не два собрались все вместе в доме Эдварда. Хочу, чтобы у Беллы все дела разрешились самым лучшим образом. – Она коротко хохотнула и посмотрела на подругу: – Можешь считать меня эгоисткой, но лучшим для нас!
Свон улыбнулась. Не вставить этих слов «заноза» просто не могла.
– И чтоб она поскорее вернулась в Вашингтон. Работу мы ей подыщем, правда, папа? – (Карлайл согласно кивнул.) – А мы будем ждать и верить, что именно так и будет! – Элис повернулась в сторону кухни: – Эдвард, ну где ты там? Я уже полчаса тост тяну! Присоединяйся скорее!
Агент появился в дверях. Он выглядел расстроенным и растерянно запустил руку в волосы, перед тем как посмотреть на Беллу.
– Я не смогу тебя проводить. Может быть, успею к посадке, но сейчас я должен уехать.
Элис оказалась самой нетерпеливой.
– Что-то случилось? Не молчи, всё равно узнаем из новостей.
Он по-прежнему смотрел на брюнетку, наблюдая, как постепенно бледнеет её лицо. И вот так будет каждый раз. Вправе ли он втягивать её и дочь в такую жизнь?
– Об этом уже говорят по всем каналам. Произошло вооружённое нападение на дом посла Чехии.
Эсми попыталась встать из-за стола, чтобы подойти к сыну, но Карлайл не позволил, положив тяжёлую руку на колени жены. Эдвард давным-давно не ребёнок, и пора привыкнуть к тому, кем и где он работает. Но она всё равно задала нелепый вопрос:
– А при чём тут ты?
В глазах матери стоял страх, и агент был вынужден объяснить:
– Похоже, это люди из группировки, деятельностью которой занимается наш отдел второй месяц. В заложниках семья посла: трое взрослых и двое детей. Мальчик пяти лет и девочка, которой всего два года. – Он с сожалением смотрел в расстроенные лица родственников. – Мам, не переживай, это моя работа. Видно, Бог решил, что это Рождество я должен провести вот таким вот образом – спасая людей. Извините, но тост мне придётся пропустить: я должен собраться.
– Как встретишь Рождество…
Эсми махнула на дочь рукой:
– Типун тебе на язык!
Эдвард развернулся, отправившись в свою комнату. Привычными, выработанными за долгие годы жестами он открыл сейф, достал и нацепил наплечную кобуру. Вынул пистолет, вытащил и вставил патронник, передёрнул ствол, дослав патрон, и, поставив на предохранитель, вложил оружие назад в кобуру.
Он скинул любимый синий пиджак, в карманы которого снова убрал коробочки с кольцами, не желая прикасаться к ним, решив, что лучше сменит одежду, и достал вешалку с тёмно-серым костюмом. Пришлось переодеть и брюки. На всё ушло не более десяти минут.
Агент вышел в коридор, где, по всеобщему молчаливому согласию, его ожидала только Белла.
Она попыталась объясниться, виновато пряча взгляд:
– Я не могу пропустить рейс…
Он не дал ей договорить, а обхватил бледное лицо ладонями и заглянул в бездонные карие глаза. Сердце Эдварда сжалось в тревожном предчувствии. Он провёл большим пальцем по гладкой щёчке женщины, в любви к которой был совершенно уверен.
– Не нужно извинений, я всё понимаю. Хочу услышать лишь одно: наш договор в силе?
Белла, сглотнув подкативший к горлу ком, коротко ответила:
– Да!
Каллен собственническим жестом положил руку ей на спину, притянул к себе и впился в мягкие тёплые губы. Она не ожидала подобной атаки и не успела вовремя среагировать. Обмякшее тело обдало жаром, по позвоночнику прошлась ставшая привычной дрожь, ноги подкосились. Он раздвинул податливые губы, коснувшись её языка, и, втянув его в рот, слегка пососал. Свон ощутила слабый запах виски, смешанный с ароматом его дыхания, и, не в силах сопротивляться, прильнула к Эдварду грудью в ожидании долгого поцелуя.
Он, почувствовав, как желание начало концентрироваться внизу живота, застонал – ну почему поцелуй с этой женщиной мгновенно вызывает в его теле столь острую реакцию? – и оторвался от её губ. Агент прижался щекой к нежному лицу, потёрся о висок носом, втянув запах её волос. Аромат яблока с клубникой наполнил ноздри, вызвав совершенно неуместные сейчас воспоминания. Он с трудом заставил себя отстраниться.
Белла невольно вздохнула и, недовольная собственной податливостью, раздражённо пробормотала:
– Чёрт…
– Только не начинай ворчать. Я всё равно сделал бы это в аэропорту.
Она ошарашено смотрела в его глаза, едва удерживаясь на ставших ватными ногах, но, с трудом восстановив дыхание, тут же ринулась в словесный бой:
– Скажешь, что я сама была не против или что мне это понравилось, – и я залеплю тебе пощёчину.
– Зачем мне что-либо говорить, ты и сама всё знаешь. – Каллен усмехнулся, заметив, как её щеки заливает краска. – Давай оставим игры в разборки на потом. Сейчас не время. – И громко позвал: – Ренесми, доча!
Девушка тут же появилась в коридоре, как будто дожидалась приглашения за дверью; за её спиной стоял Джейк.
Эдвард достал из кармана пальто ключи, переданные через консьержа Денали, и вложил дочери в руку.
– Если я не успею в аэропорт, жди меня дома. – Он чмокнул девочку в лоб и, заметив тревогу в зелёных глазах, поспешил успокоить: – Ситуация штатная, всё под контролем. Не переживай за меня. – Эти слова он адресовал не только дочери, но и дышавшей в спину Белле. – Сейчас подъедут члены нашей команды – и мы быстро во всём разберёмся.
Блэк шагнул вперёд:
– Моя помощь потребуется?
Эдвард улыбнулся, кивнув.
– Не хотел портить тебе праздник, но если ты сам желаешь помочь, буду благодарен. Я немного выпил, подвезёшь до места? Не хочу ждать Майка, дорога каждая минута.
– Конечно, не вопрос. Если я нужен, то позвоню Гарри. – Джейкоб протянул руку к вешалке и, только сняв пальто, обернулся к Ренесми: – Я присмотрю за твоим отцом, не волнуйся!
Агент покачал головой: вот так и он когда-то рвался в бой, не думая об опасности и последствиях. Эх, молодость, молодость…
– Ренесми, дочка, не переживай. Я присмотрю за ним. – Он широко улыбнулся, пытаясь успокоить своих женщин. – Вот такой двойной присмотр получается.
Стажёр чмокнул насупившуюся девушку в щёчку и первым шагнул за дверь. Каллен чуть задержался. Он одарил любимых женщин уверенной улыбкой и пообещал Белле:
– Я постараюсь успеть в аэропорт до посадки. Если не получится – позвоню. Но в любом случае в субботу жди меня в Фениксе. – Агент снова улыбнулся и, не услышав возражений, добавил: – Надеюсь, на улицу ночью не прогонишь?
– Не прогоню… – Голос брюнетки, боровшейся с желанием разреветься, дрожал.
Но ответом Эдвард остался доволен. Он крикнул:
– Мам, я позвоню! – и, не дожидаясь появления родителей, вышел из квартиры, по привычке захлопнув дверь кончиком ботинка.

***


Белла торопливо шагала в направлении стойки регистрации, решив больше не оглядываться назад. Прощание с дочерью, Элис и Эсми было нелёгким; она промокнула глаза бумажной салфеткой, убирая остатки слёз.
Свон до последней минуты ждала Эдварда, но ни он, ни Джейкоб даже не позвонили. Ренесми старалась не выказывать волнения, но тревожные взгляды, бесконечно бросаемые ею то вглубь зала аэропорта, то на дисплей телефона, говорили сами за себя. Нелегко ожидать любимых, мучаясь неизвестностью…
Белла усмехнулась, поймав себя на мыслях о множественном числе этого слова.
Через полчаса она сидела, уткнувшись в иллюминатор, с надеждой вперив взгляд в очертания залитого светом здания аэропорта «Даллес», гипнотизируя стеклянные стены, пытаясь высмотреть сквозь прозрачную преграду близких сердцу людей.
Каллен так и не появился…
Непонятная тоска и волнение заполнили душу, отдаваясь тревогой в сердце. Свон впервые надолго расставалась с дочерью. Прилетели вместе на три дня, а улетает одна, оставляя в Вашингтоне не только ребёнка, но и что-то ещё, огромным куском вырванное из кровоточащей души. То, что столько лет не давало стать по-настоящему счастливой. Жить полной жизнью, без оглядок на прошлое, строить планы на будущее. Надежда? Любовь? Она оставляла любимых, увозя надежду с собой. Надежду на что? Да на ту же любовь! И одна часть её сердца едет сейчас в дом своего отца, а другая…
Мрачные мысли лезли в голову, в животе образовывалась неприятная пустота. Она выпила предложенной стюардессой воды, пристегнулась ремнём безопасности и через некоторое время после взлёта забылась тяжёлым сном.

Спустя три с половиной часа самолёт пошёл на снижение.
Феникс встречал Беллу ночной иллюминацией, а аэропорт «Скай-Харбор» – прохладой.
Ещё находясь в аэропорту Вашингтона, она сделала пару звонков. Фил с Рене приземлились раньше на шесть часов и ожидали дочь дома.
Она едва сошла с движущейся дорожки траволатора, как раздался звонок сотового.
Свон достала плоский, издающий мелодичные звуки прямоугольник из сумочки и, приложив к уху, непроизвольно улыбнулась, услышав в трубке мягкий приятный баритон:
– Привет, малыш. Я жду у выдачи багажа. – И через секунду: – Я очень скучал без тебя...
Она, чуть помедлив, ответила:
– Я тоже, Лоран, я тоже, – и, нажав на красную кнопку сброса, тяжело вздохнула...




Как обычно, спасибо моей верной помощнице Свете -ССღ
И Женечке-little_eeyore за её , как всегда оперативное бетирование.
Девочки, не забывайте их благодарить, пожалуйста!

Спасибо за новое редактирование Маришке-АкваМарина

Глава переломная. Я вывела героев из квартиры Эдварда. Дальше начнутся активные действия.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-10341-66#2017993
Категория: Все люди | Добавил: Galina (03.08.2012) | Автор: Galina
Просмотров: 5131 | Комментарии: 93


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 931 2 3 »
0
93 natik359   (14.08.2015 12:43)
Ну что же, подумать конечно надо, но вот как она это будет делать? в объятьях другого? Да и Эдвард собирается приехать в Финкс, думаю будет интересно! wacko smile

0
92 SvetlanaSRK   (13.07.2015 11:49)
Столько радости. волнения, переживания, обиды в этой главе, а главное, надежды! Спасибо за главу!

0
91 mashenka1985   (19.05.2015 20:05)
Спасибо!

+1
89 Swan-Gall   (23.09.2014 20:45)
Во, как сюжет закручивается... Да, если бы Белла была одинока, было бы совсем просто...
Спасибо за главу!

0
90 ССღ   (24.09.2014 20:04)
Вот именно, просто тут не будет! cool

+1
88 Kosy@   (17.11.2013 19:50)
Мда, поворот... Спасибо за главу

+1
87 Fleur_De_Lys   (29.09.2013 22:11)
Вот это номер, оказывается Белла не одна. Хотя странно было бы предположить, что такая красивая женщина будет одинока. В одном она права, Эдвард действительно не сделал ничего для того, чтобы они были вместе. Но то, что она не сказала "нет" и дала только надежду, тоже неплохо. Вот только теперь Эдварду будет сложней ее вернуть, он уже почти понял, что в ее жизни есть еще кто-то...

+1
86 Tanya21   (30.08.2013 20:08)
Спасибо за главу.

+1
85 Blar   (25.02.2013 23:37)
Белла просто обожает страдать.Ну и ,что теперь ?Любит одного,а жить будет с другим?Интересно скажет она этому Лорану про Эда?Слишком запутанная женщина.16 лет живет своими обидами,просто жаль её.Эд,конечно, не ангел,но можно было ткрыто ему всё объяснить.Все её проблемы в жизни в недосказанности.А с Эдом что-то случилось ,не зря он не появился. cry

+1
84 Meda5540   (16.02.2013 15:27)
мда... спасбо

+1
83 Solt   (09.01.2013 10:13)
Лоран !!!! Валяюсь в обмороке...не тут все верно, Белла красивая женщина и она же постриг не принимала. Черт, Эду придется сильно постараться!

+1
82 Marishelь   (15.10.2012 19:53)
Я ужасно отстала! Даже забыла, чем закончилась эта глава sad Ах, да! Лоран! Посмотрим, что за красавчик wink

+1
81 GASA   (06.10.2012 15:15)
мне все нравиться,простых решений не должно быть,автор- диалоги у вас удачные cry

+2
80 Ольсер   (17.09.2012 21:11)
Молодая,красивая,понятно в монашках не жила,Лоран..этого стоило ожидать.
Спасибо за главу,очень эмоционально!!

+2
79 НастяП   (17.09.2012 00:25)
Вот такой поворот! Спасибо за главу!

+2
78 Проня   (13.09.2012 14:47)
Теперь ясно, почему она так поспешно ретировалась с застолья, пообещав на последок только подумать о возможном счастье. Наверное, она хочет всё взвесить и решить с кем ей будет лучше и комфортнее)) Да и, честно говоря, я рассчитывала на нечто подобное)) smile
P.S. Извиняюсь за долгую задержку, я лежала в больнице))

+2
77 Caramella   (09.09.2012 02:01)
Ох и не нравится мне её это скучаю в адрес Лоран dry но столько лет прошло логично,что она не одна.

+4
76 tess79   (08.09.2012 19:52)
Все повторяется, меняются лишь лица,
С препятствиями бег по кругу...
Задерживаешь слезы на ресницах,
И боль в груди - извечная подруга.

Чужое счастье растоптав, свое не сложить,
15 лет одним мгновеньем не сотрешь.
По телу посылая волны дрожи,
Запуталась...не веришь, только ждешь...

Начать сначала что не начиналось?
Нет, нужно все чтоб с "чистого листа"
Чтоб горечи и боли не осталось,
А лишь любовь - тут формула проста.

Есть компромисс: дать шанс в обмен на время,
Чтобы чувства все в порядок привести.
Сомнений и упреков сбросить бремя,
Себя, Его, и жизнь саму простить...
Галечка, спасибо за главу!

+2
75 з@йчонок   (01.09.2012 14:48)
Оооо, вот и мужчинка у Беллы объявился! Что ж, это даже хорошо, послужит Эду пинком под заднее место. Да и в конце концов, что, она должна что ли была все эти годы монашкой жить?!

+2
74 Dina22Rika   (27.08.2012 14:48)
Спасибо за главу.Эдька как всегда облажался.Ни Джейк ни Эдвард не позвонили,что-то видимо там серьёзное произошло.Ещё и Лоран,кто это?

+1
73 natalj   (21.08.2012 21:29)
Большое спасибо за продолжение.

+2
72 Gretchen_Ross   (15.08.2012 02:03)
Ну и поворотики!
У меня одной было желание хорошо стукнуть не только Эдварда, но и немного Элис?
А Лоран...ну чтож, не бывает просто.

Спасибо за главу!

+2
71 TashaD   (11.08.2012 17:48)
Очень напряженная глава... непростой разговор... Тяжелое, но, наверное, верное решение...
Тревожит задание Эда... А Лоран... Что ж, Белла взрослая девочка, и имеет право на личную жизнь... Но, думаю, это будет Бооольшим шоком для Эда, и надеюсь, еще большим стимулом добиться ее руки!
Спасибо огромное за продолжение! smile

+1
70 Rino4ka07   (10.08.2012 01:42)
спасибо за главу)

+1
69 Lucinda   (08.08.2012 02:06)
вау! А Лоран-это так сказать кандидат на руку Беллы?

+1
68 Faith_Vera   (07.08.2012 22:23)
Наконец то я добралась сюда))))))))))
Прочитала на одном дыхании главку....
Автору спасибо огромнейшее за продолжение!!!
ЭЭЭХ что то мне подсказывает. что какая то неприятность случится с Эдвардом wacko
И второй вопрос-ХТО ТАКОЙ Лоран????????????? surprised

+1
67 lillipop   (06.08.2012 22:07)
Надеюсь Лоран не муж Беллы. dry

+1
66 Vitalana   (06.08.2012 21:14)
Спасибо за главу! Как-то меня больше встревожило не появление таинственного Лорана о котором знает только Ренесми, а очередное задание Эдварда. Он не только не приехал в аэропорт проводить, но даже не позвонил. Не хочется думать о плохом, да не получается. cry

+1
65 Rosalie007   (06.08.2012 20:09)
Спасибо за главу**

+1
64 Summer_17   (05.08.2012 23:20)
спасибо

+2
63 CORRA   (05.08.2012 18:26)
Ну не всё так плохо. Я думала реакция будет похуже! Думала, соберет вещи, всех пошлет и уедет с Ренесми к чертовой бабушке! Но видимо жизненный опыт подсказал ей другое решение. Вот я тоже что-то беспокоюсь за Эдварда :-(

1-30 31-60 61-81
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]