Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14597]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13564]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8167]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3655]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

В твоем окне
Что раньше использовалось для разглядывание звезд, превратилось в основной инструмент для наблюдения за наваждением. Расстояние сближает... ну или так говорят.

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Калейдоскоп
Армия Виктории разгромлена, Белла спасена. Но что если Каллены сумеют спасти жизнь Бри и спрятать ее от Вольтури? По какому пути тогда будет развиваться дальнейший сюжет?
Завершен.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Тормоза
Рождество – семейный праздник. Родные собираются возле камина, раскрывая по очереди подарки и выкрикивая тосты. Изабелла после долгой рабочей недели как раз спешила к своим родителям в загородный дом, однако у судьбы были свои планы.
Мини, завершен.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Женюсь на первой встречной
Драко сидит с Блейзом в маггловском кафе и обсуждает решение отца женить его на Астории Гринграсс. Младшему Малфою не слишком нравится, что отец решает все за него, и теплых чувств к Астории Драко не испытывает. В запале он обещает жениться на первой, кто войдет в кафе.

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13437
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Одинокая душа. Глава 20

2016-12-5
16
0
Глава 20. Еще раз с чувством

Плач
Там, где никто не найдет никогда,
Твои чувства запрятаны там на века.
Я ведь только тогда поняла,
Что в глазах твоих это было всегда,
Лишь когда твои слезы увидела.
Я хотела тебя удержать
Я хотела то чувство прогнать,
И тебя захотела узнать,
Что все будет прекрасно, сказать.


Он смотрел на меня, его глаза по размеру напоминали блюдце. Меня охватила неимоверная паника, практически лишив возможности двигаться: какой ущерб я, возможно, нанесла ему эмоционально. Заговорив вслух, проявила небрежность, даже если мои слова и были произнесены только шепотом. Я не принимала во внимание, что он слышал меня, просто-напросто предположила, что спал. В глубине души часть меня хотела, чтобы он услышал, и думать об этом было эгоистично, ведь я и понятия не имела, как он отреагирует. Мне лишь хотелось, чтобы он понял: все сказанное Аро о любви – ложь.

Мне следовало знать: предположения не всегда точны, а то, как он на меня смотрел – подтверждало сей факт. Я понятия не имела, о чем он думал, и совершенно не могла спросить. Я попыталась шевельнуть губами, что-то сказать, взять слова обратно, чтобы с ним снова было все в порядке, но не могла двинуть ни мускулом. Казалось, меня удерживали невидимые стальные канаты, полностью парализуя, позволяя только смотреть на него.

Слишком поздно. Он слышал. Слова, сорвавшиеся с моих губ, разнеслись по воздуху и достигли прямо его ушей. У действий всегда существовали последствия вне зависимости от того, хорошие они или плохие: каждое принятое решение создавало эффект. Проблема в том, что по выражению его лица я понятия не имела, какой эффект вызвали мои слова. Но если было бы возможно, я забрала бы их, означай это любое необходимое ему улучшение, даже если пришлось прожевать их и проглотить. Потому что, надо признаться, я почувствовала себя хорошо, сказав это вслух. С каждым днем скрывать влюбленность в него становилось сложнее.

Он медленно сел с тем же потрясенным выражением, которое, казалось, навсегда застыло в чертах его лица. Я умоляла бога даровать мне возможность на одну секундочку попасть в его мысли, чтобы иметь представление о том, что он думает. Сев, он прижал свою ладонь к моей, и я почувствовала, как дрожит его тело. Меня затошнило от осознания, что именно я была причиной такой реакции. Неужели он стал меня бояться? Неужели думал, что я ожидала от него что-то взамен?

Я собралась с духом, хоть и не понимала для чего. Может, он отдалится от меня или, вероятно, сделает что-то совершенно иное. Господь знает, что у него всегда всё забирали, но никогда и ничего не давали взамен. Я же только хотела сказать, что желала отдать ему свое сердце и ничего не ждала в ответ. Он не должен любить меня, просто знать, что, несмотря на его представление о себе, может быть любимым. Боже мой, его так легко любить.

– Б-Белла, – прошептал он.

Мне хотелось заплакать, потому что, сказав мое имя, он казался таким сломленным. Я клялась, что никогда не причиню ему боль, но, казалось, именно это и сделала, и все ради очистки совести.

– Прости! – воскликнула я, теперь слезы и в самом деле застилали взор. – Мне очень... очень жаль. Я не должна... я не думала о…

– Ты... – он помолчал, сглотнул, – любишь меня?

В том, как он задал этот вопрос, слышалась мольба, но также очевидно и то, что он пытался понять: было ли реальным услышанное. Я сморгнула слезы, чувствуя их тепло и влагу, когда они скользили по моим щекам. Его взгляд по-прежнему не отрывался от меня, потрясение не проходило, но в зеленых глубинах скрывалось и очень много чувств, меня полностью снедала интенсивность всех этих эмоций.

Перед ответом я зажмурилась, погружаясь в чувства к нему и в то, как его глаза умоляли дать желанное:
– Да.

– Скажи это снова, – с трудом произнес он, настолько ошеломленный, словно хотел услышать еще раз, позволить себе поверить в то, что я действительно это сказала.

– Да, – повторила я.

– Нет, – сипло прошептал он. – Это не то, что я... Белла, мне нужно... я не понимаю, реально ли это…

Эдвард остановился на полуслове, но ему можно было и не продолжать: я и так знала, чего он хотел. Он хотел, чтобы я сказала эти все изменившие три слова. Три слова, которые сделают для него реальным то, что, по его представлениям, с ним никогда не могло произойти... что кто-то полюбил его.

Я, открыв глаза, встретилась с его умоляющим взглядом. Слезы, так и не прекращавшиеся, теперь свободно катились, не сдерживаемые опущенными веками. Несколько долгий мгновений я смотрела на него, позволяя взгляду путешествовать по лицу. Он был таким великолепным, внутренняя красота просачивалась наружу, практически вызывая свечение.

Я всегда прощупывала почву, никогда не зная, как подстроиться, но, глядя на него сейчас, наконец-то осознала свое предназначение. Если я ни для чего в этом мире не годна, то мое призвание: любить его, и мне требовалось, чтобы он это знал.

– Я люблю тебя.

Он застонал. Этот болезненный звук оттенял его сбивчивые слова:
– Как ты можешь... любить меня?

– Тебя очень легко любить, – выдохнула я.

Он покачал головой, по его щеке сползла одинокая слезинка.

– Это не так, – он опустил взгляд. – Посмотри на меня. Как ты можешь любить... это? – Он, подняв руки, указал на себя.

Эдвард кинул на меня взгляд, потом снова перевел его на колени и покачал головой. Именно так, по словам Аро, считал себя оскверненным. Действительно верил, что недостоин ничего хорошего.

Я потянулась за его правой рукой и приложила дрожащие пальцы к своей щеке. Возникающее между нами знакомое успокаивающее, но острое ощущение электричества заскользило по коже, охватывая все тело. Никто никогда и близко не вызовет у меня таких чувств, как он.

Я впервые испытывала к кому-либо подобное. И, честно говоря, интенсивность этого приводила в ужас, но, независимо от того, что я чувствовала, не зная, к чему это изменение нас приведет, понимала: любовь к нему была правильной. Так что я собиралась сделать то, что требовалось, посему, чтобы помочь Эдварду справиться с этим, отодвинула в сторону страх. Я, по крайней мере, испытывала любовь... он же – нет.

Я приподняла его подбородок, поначалу чувствуя сопротивление. Наконец его глаза встретились с моими, но в них стояли слезы.

– Как я могу не любить тебя?

– Я не... я не могу дать тебе того, что должен.

Я обхватила ладонями его лицо, не разрывая зрительного контакта, пытаясь выразить, сколько он значит для меня, и его внутреннего мира всегда будет достаточно.

– Ты даешь мне больше.

– Белла, я… – он замолчал, закрыл глаза и почти болезненно застонал. – Я не должен хотеть... – его слова ушли в небытие.

– Эдвард, пожалуйста, посмотри на меня, – я успокаивающе провела подушечками пальцев по его скулам, надеясь уменьшить испытываемую им тревожность. Не ожидала, что он легко осознает мою любовь к нему, потому что даже сам факт, что для него это возможно, казалось, вызывал потрясение.

Мне требовалось внушить: то, что я его любила, не значило, что ожидала ответных действий. Прошла, как показалось, вечность, прежде чем он, наконец, открыл глаза.

– Выслушай меня, ладно? Я сказала, что люблю тебя, но это не значит, что я ожидаю твоей любви ко мне. Не хочу, чтобы ты чувствовал какие-либо обязательства по отношению ко мне. Хорошо? Меня беспокоит, что, по твоему предположению, именно этого я жду от тебя. Клянусь: это не так. Твое дыхание, улыбка на твоем лице, возможность проводить с тобой время, просто знать тебя – этого для меня достаточно. В моем чувстве к тебе нет никаких условий, я просто…

Рука, которую Эдвард прижимал к моей щеке, передвинулась ко рту, и его до сих пор дрожащие пальцы остановили мои слова. Он снова закрыл глаза, наклонился вперед так, что его лоб прижался к моему.

– Белла, – тихо произнес он, его теплое дыхание скользнуло по моему лицу. – Я никогда не любил. Я не знаю, что я... не знаю, как выразить словами то, что внутри меня. Вот здесь. – Он взял мою руку и прижал к своей груди, прямо над сердцем, накрыл ладонью. – Но я что-то чувствую здесь из-за тебя. Мне больно, когда ты уходишь. Я чувствую... пустоту, словно ты идешь и забираешь с собой частицу меня. Я скучаю по тебе, и единственное, что помогает: думать о тебе и знать, что вернешься. Я... я боюсь, что говорю об этом неправильно.

– Ты не должны ничего говорить, если не хочешь.

– Я хочу, – сказал он. – Мне никогда раньше не приходилось объяснять чувства. Никто не желал знать, так что это не... вряд ли я в этом хорош, но хочу сказать тебе, если не могу дать что-то еще.

– Эдвард, ты не…

– Você faz meu coração doer de uma maneira boa1.

– Я не знаю, что это…

– Мое сердце, – прервал он, – болит, но это хорошая боль, не то ощущение, которое я испытываю, когда мы не вместе, – он помолчал, словно пытаясь найти слова. – Трудно подобрать слова, чтобы... Это всеобъемлющее и подавляющее чувство, потому что мне оно неизвестно. Ты заставляешь меня хотеть выйти на свет божий, Белла. Ты заставляешь поверить, что для меня это возможно. Я не знал никого, похожего на тебя. Понятия не имел, что мог существовать кто-то подобный тебе. Но ты есть, и ты здесь, со мной, и я боюсь, что это ненадолго. Боюсь, из-за того, какой я есть, ты меня покинешь.

Я покачала головой:
– Оставить тебя невозможно.

– Откуда ты это знаешь?

– Знаю, потому что в момент, когда каждый день выхожу за эту дверь, оставляю часть себя здесь, с тобой, и забираю кусочек тебя с собой. Знаю, потому что ничто в моем мире не ощущается так хорошо, если я не с тобой. Ты заклеймил меня, Эдвард, и это навсегда.

– Не хочу надеяться, что на самом деле могу получить это и потерять, – прошептал он, посмотрел на наши теперь переплетенные пальцы, покоившиеся на его сердце.

Я воспользовалась свободной рукой, взяла и прижала к губам его ладонь, оставляя на ней нежный поцелуй:
– Тебе никогда не придется узнать, каково потерять это.

– Я не знаю, что делать, Белла, – он умоляюще смотрел на меня. – Покажешь ли... как правильно вести себя с тобой?

– Ты уже ведешь себя правильно со мной, – заверила я. – А все остальное мы выясним вместе. Никакого давления, никакой надежды на что-либо, мы просто существуем, – сказала я. – Я больше испытывала любви, чем ты, но не такой, какую чувствую к тебе. Это внове и для меня, и я тоже понятия не имею, что делать, но единственное, что знаю: когда я с тобой, это правильно. Никогда я не ощущала ничего более правильного. Знаю, ты думаешь, что не заслуживаешь этого, или единственное, что кто-то может чувствовать по отношение к тебе: жалость или отвращение. Я же говорю, что это не так. Уверяю тебя, что кто-то может чувствовать к тебе нечто невероятно прекрасное. Именно это испытываю я. Страшно, да, потому что это новое, но это все равно красивое. И есть Маркус, который тоже любит тебя.

Его глаза распахнулись, и он уставился на меня:
– Но как он может любить…

– Я же тебе говорила, – улыбнулась я. – Тебя легко любить.

Он изумленно смотрел на меня несколько долгих секунд, а затем слегка ссутулился:
– Не знаю, как он может чувствовать что-нибудь ко мне, если я даже не видел его.

Я приблизилась к нему, делая нас практически одним существом. Кожу закололо, по всему телу побежали мурашки. Это происходило всегда, когда я находилась рядом с ним:
– Мы поработаем над возможностью увидеть его, но он на самом деле любит тебя и понимает.

Наши лица разделяло только дыхание.

– Белла, – выдохнул Эдвард. Его глаза пытливо смотрели в мои. – Останешься сегодня вечером со мной?

Я должна была отправиться к Элис и знала, что в противном случае она расстроится, но также понимала, что не могла просто встать и уйти от него. Оставалось только надеяться, что подруга меня простит.

– Останусь.

Он застенчиво улыбнулся:
– Спасибо.

Я ответила тем же:
– Пожалуйста.

– Все ли... будет в порядке, если я обниму тебя?

Мое сердце неистово забилось в груди от предвкушения пребывания рядом с ним всю ночь.

– Да, – прошептала я. – Просто... э-э... просто позволь мне позвонить Элис и дать знать, что я снова не приду.

Он виновато нахмурился:
– Ты... Я мешаю вашим встречам?

Я покачала головой:
– Ты не мешаешь нашим встречам. – Нашим встречам мешаю я, потому что не могу оставить тебя.

– Я не хочу быть причиной…

– Вовсе нет, – улыбаясь, перебила я. – Я хочу быть здесь, с тобой.

Он медленно протянул руку, а затем осторожно провел пальцами по скуле.

– Хорошо, – прошептал он.

Я неохотно оставила его и направилась к грузовику, чтобы захватить сумку и позвонить Элис, которая ответила на втором звонке:
– Ты где?

Радостной она не казалась.

– До сих пор в больнице, – сказала я.

– Что ж, я тебя жду. Поторопись, – я слышала ее шарканье, на заднем плане раздавался какой-то шум, очень похожий на микроволновую печь. – Я приготовила попкорн и слезливый вечер рыданий в качестве достойного развлечения. Ты же понимаешь, что это значит, да? У нас вечернее свидание с Джоном Хьюзом2. О, и дополнительно Сандра Буллок в «Пока ты спал» – великолепная концовка.

– Кстати об этом, – начала я. – Я... э-э... не смогу прийти.

Я пыталась прошептать последнюю часть, даже не знаю, почему: может, чтобы смягчить удар, но понимала, что она расслышала каждое слово так же ясно, как если бы я говорила нормальным голосом, потому что раздавшийся вздох был столь громким, что динамик моего сотового издал свистящий звук. За ним последовало рычание.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что не сможешь прийти? – ее голос был низким, тон – безошибочно резким. – У нас были планы. Ты не можешь просто так не появиться, когда у нас уже есть планы, Белла.

– Ну, я просто…

Она не позволила мне закончить, ее голос взлетел на октаву:
– Белла, ты обещала. Ты обещала сегодня вечером быть здесь. Я должна была знать, что ты снова нарушишь обещание. Знаешь, я поддерживала тебя, хранила между нами то, что ты рассказывала об Эдварде, а все, что просила: немного времени со своей подругой, но ты не можешь дать мне даже этого. Это больно.

– Мне очень жаль, Эл, – сказала я. – Но это не так. Я не собиралась оставаться. Я только хотела проверить его, но…

– Всегда есть причина, Белла. – От ее тона вина за причиненную подруге боль только усилилась. – Понимаю, что он нуждается в тебе, но он не может быть единственным, кто занимает все твое время. У тебя есть семья и друзья, которые о нем не знают, а ты отстранилась от них. Как думаешь, что произойдет, когда они действительно заинтересуются причиной этого? Не хочу выглядеть эгоистичной, Белла, потому что знаю: ты любишь его, но тебе следует подумать и о других людях в своей жизни, которые заботятся о тебе. Они тоже в тебе нуждаются.

– А тебе не кажется, что я это знаю, Элис? – я крепко сжала мобильный телефон. – Думаешь, я не скучаю по всем? Скучаю, но мое сердце всегда остается с ним, когда мы не вместе. Знаю, что есть обязательства и ответственность, которые не включают его, что нужно посвящать больше времени семье и друзьям, но ни один из них, включая тебя, не прожил жизнь Эдварда. Всех нас кто-то ждет дома, заботится, есть друзья, на которых можно опереться, когда наша жизнь идет в нежелательном направлении. У него же имеемся только мы с Маркусом, а Эдвард еще не может находиться в его присутствии. Для того чтобы стало лучше, ему нужна стабильность, и именно ее даю я. И не стану еще одним человеком, который что-то у него заберет. Он достаточно терял.

– Белла, я просто... я понимаю это, ладно? Не знаю его лично, как ты, но хочу для него всего того же. А также желаю, чтобы и у тебя было то, чего заслуживаешь ты. Не говорила тебе этого в должной мере, но я горжусь тем, как ты ему помогаешь, но ты не можешь взять все это на себя. Этого слишком много, и очень боюсь, что ты себя изведешь. Я беспокоюсь о тебе, ясно? Ты – моя лучшая подруга, я скучаю по тебе и просто хочу…

– Он знает, Элис, – выпалила я.

Она на мгновение замолчала, словно обдумывая мои слова, после чего снова заговорила: – Ммм... он знает что?

– Что я влюблена в него.

– Что?! – взвизгнула она. – Ты... ты сказала ему?

– Типа того, – ответила я.

– Что значит «типа того»? – спросила она. – Выкладывай, Белла.

– Я не знала. Думала, он спит, а он не спал.

Я практически ощущала любопытство, пронизывающее ее тельце.

– Как он отреагировал? Неужели он тоже любит тебя? Я в этом уверена.

– Пойми, для него это оказалось некоторым потрясением. Он вырос, полагая, что никогда не сможет быть любимым, а теперь узнал, что все, во что верил всю жизнь, – ложь. Что ж, это не очень легко принять.

– Ясно. Но что он сказал?

– Он сказал, что не понимает, что чувствует, потому что это внове, или даже, как это объяснить, но из-за меня у него болит сердце, но это хорошая боль. – Мурашки покрыли меня, когда я вспомнила и озвучила эти слова Элис. – Заявил, что это всеобъемлющее и подавляющее чувство. Что ощущает пустоту, когда я не с ним, и попросил меня показать, как правильно вести себя со мной.

– Да, – вздохнула она. – Мальчик, безусловно, тоже влюблен в тебя. Он просто не знает, как в этом признаться, потому что ему не с чем сравнивать.

– Он попросил меня остаться, а поскольку все это слишком подавляюще для него, я просто не смогла отказать. Прости, Элис. В последнее время я не была хорошей подругой, но постараюсь исправиться, даже если это последнее, что сделаю, – пообещала я, полная решимости никогда больше не испытывать внутренней пустоты.

– Ловлю на слове, – усмехнулась она. – Просто... знаю, иногда кажусь избалованным ребенком, но только потому, что скучаю по тебе. Понимаю: ты должна быть с ним, но и я хочу немного твоего времени. И чтобы у тебя оно нашлось и для Эммета с папой. Они скучают, даже если и нечасто об этом говорят. Это прозвучит эгоистично, а я очень не хочу такой быть, но иногда ты нужна мне так же сильно, как и я тебе, и существует то, что не доверю никому, кроме тебя. И мне действительно некомфортно говорить о личной жизни с родителями. Это вроде как гадко.

Я засмеялась:
– Хорошо, завтра я вся твоя, и мы обсудим твою личную жизнь.

– Поклянись сдержать это обещание?

– Клянусь. Вот тебе крест, – я сделала движение у груди указательным пальцем, хотя знала, что она не могла увидеть.

– Я люблю тебя, Белла. И надеюсь, что ты это знаешь.

– Знаю. И я люблю тебя, Элис.

– А теперь возвращайся к своему мужчине.

Я засмеялась и повесила трубку.

Когда я вернулась в комнату, Эдвард сидел на краю матраса, выпрямив ноги и устроив на коленях Ланселота, водил пальцами по поврежденному медвежьему уху, сосредоточившись на какой-то точке на полу.

Я остановилась в дверях и улыбнулась:
– Неужели вы оба устроили вечеринку, пока я отсутствовала?

Эдвард посмотрел на меня, один уголок губ приподнялся в улыбке, и парень покачал головой:
– Нет, никаких вечеринок. Я просто... думал и говорил вслух.

– Вот как? И что же я пропустила? – поддразнила я. – Могла бы вызнать кое-какие ценные секреты.

Улыбка увеличилась:
– Я ничего не буду от тебя скрывать. Если хочешь выяснить, просто дай знать. Я... не всегда могу правильно подобрать слова, иногда это бывает трудно, но расскажу обо всем, что пожелаешь.

Я пересекла комнату и, не отводя взгляда, села рядом.

– Буду откровенна: мне любопытно, о чем ты думаешь, но не хочу, чтобы ты чувствовал, словно должен говорить только потому, что я желаю знать. Лучше бы ты делал это по собственному желанию.

– Я хочу, Белла. Хочу многое для тебя сделать, – он облизнул губы, а потом снова заговорил: – Тебе, вероятно, следует знать, что я думаю... о многом, но большинство моих мыслей о тебе. Непривычно действовать подобным образом, порой мысли не самые замечательные, но ночью, когда пытаюсь уснуть, и снятся кошмары, я представляю твое лицо или вспоминаю голос.

Я сглотнула, чувствуя, как щеки обдало жаром:
– Предполагаю, мысли обо мне отгоняют дурные сны.

– Более того. – Он убрал ладонь, сжимавшую ухо Ланселота, поднял к моему лицу и прижал к щеке. – Иногда, когда был моложе, я думал цветами, например красный – злость, синий – грусть, черный – пустота. Это действительно единственный известный мне способ выразить себя, и это можно было делать в уме. Я знал желтый, но никогда не ощущал его, потому что для меня он означал повод для улыбки. Мне незнаком цвет надежды, а хотелось узнать так сильно, но я никогда не думал, что это произойдет. Так и было, пока не встретил тебя, и я понял, что это не обязательно должны быть цвета, это может быть и человек. Ты моя надежда, Белла.

Каждая моя частичка пела из-за него и до боли жаждала находиться ближе. Желание прекратить двигаться вперед перестало существовать, даже если бы я и захотела, чего, признаться, и в помине не было. Так что я медленно приблизилась и нежно прижалась к нему губами.

Спустя секунду, может, две, он простонал, вызывая и у меня такую же реакцию. Поцелуй не был настойчивым, едва приоткрытыми губами, но другого и не требовалось. Он и без того был всепоглощающим. Мы просто наслаждались ощущением губ, и, хотя напористым он не был, в нем чувствовалась необходимость.

Когда мы наконец оторвались друг от друга и пытались отдышаться, Эдвард прижался лбом к моему и сказал: – Meu calor, meu anjo.

– Что это значит?

Он улыбнулся:
– Мое тепло, мой ангел.

Мое сердце колотилось в груди, переполненной силой любви, которую я к нему испытывала.

– Так вот что это значит, – выдохнула я.

Он нежно обнял меня, двигаясь так, словно боялся ошибиться, и опустил нас на матрас: моя голова покоилась на его груди. На самом деле это был первый раз, когда мы легли именно так, и я чувствовала легкую дрожь его рук. Я потянулась за его свободной рукой и переплела наши пальцы, опустила на живот, а сама уютно устроилась еще ближе, надеясь успокоить и дать понять, что ему совершенно не о чем волноваться.

Он крепче стиснул меня, прижался лицом к макушке и вздохнул. Мы не переодевались в пижамы, а по-прежнему носили обычную одежду, но нам совершенно не хотелось шевелиться. Я слышала ритмичный стук его сердца, сообщавший, что Эдвард был жив и здоров. Тепло его тела, ощущаемая в его объятиях безопасность убаюкивали меня.

Наконец, когда его дыхание выровнялось до такой степени, что я решила, что он заснул, Эдвард очень тихо прошептал: – Я сказал тебе, что узнал: ты – цвет надежды.

***


Я проснулась в его объятиях, не имея представления о времени и ничуть об этом не переживая, его ровное дыхание приподнимало и опускало мою голову. Он все еще спал, поэтому я как можно осторожнее передвинулась, и, когда наши лица оказались в нескольких сантиметрах друг от друга, просто лежала и смотрела на него, наблюдая за трепетавшими веками, когда снился сон, за губами, и чувствовала его теплое дыхание. Время от времени он хмурился, но несколькими секундами спустя лоб разглаживался.

Я задавалась вопросом: о чем он думал, и надеялась, что в любом случае это приносило ему покой. Конечно, столь близкое расположение только усиливало потребность прикасаться к нему. Его тело прижималось к моему, мы лежали очень близко друг к другу, но этого недостаточно.

Кончиками пальцев я скользила по его лицу, желая запомнить каждую черточку, даже до сих пор незамеченный маленький шрамик в уголке правого глаза.

Пальцы устремились вверх, к волосам, глаза следили за их нежным движением через мягкие пряди. Они весьма отросли, и подумалось: а позволит ли мне Эдвард подстричь их?

Я так погрузилась в занятие, что пропустила момент, когда он проснулся и посмотрел на меня.

– Белла, – прошептал он.

Мой взгляд сразу же опустился, и я увидела его нежно улыбающиеся губы. Я улыбнулась в ответ, но продолжала гладить волосы.

– О чем ты думаешь? – спросил он.

– О том, что мне хотелось бы укоротить волосы, если ты не возражаешь.

– Ты хочешь обрезать мне волосы? – недоверчиво спросил он. Ему казалась невозможной идея, что мне бы этого захотелось.

Мой взгляд снова сместился к его прядям, и я кивнула:
– Странно, не так ли?

Он уставился мне в глаза, словно искал ответ на вопрос.

– Я никогда не думал об этом. Аро упомянул однажды, что Виктория подстригала их, когда я был маленьким, но это случалось редко... Ему было легче хватать за длинные пряди. Он только иногда обстригал их, намеренно раня в процессе кожу. А здесь я делал это только один раз.

До своего вопроса я не задумывалась о том, что Аро, возможно, делал с ним.

– Никогда больше Аро не причинит тебе боль, но мне следовало лучше думать, прежде чем что-то говорить. Я спросила, потому что хочу что-нибудь для тебя сделать, как и ты упоминал, что хотел что-либо для меня сделать, но я не собираюсь тебя расстраивать.

– Ты не причинишь мне боль. – В его словах отсутствовал вопрос.

– Я никогда не причиню тебе боль, – подтвердила я.

– Я верю тебе. Я позволю... подстричь волосы, но, пожалуйста, не сегодня. Сегодня я просто хочу обнимать тебя. Можно?

Я прижалась к нему, чувствуя, как его руки надежно обхватывали меня.

– Ты можешь обнимать меня сколько угодно долго.

***


С момента признания Эдвару в любви прошло три дня. Эти три дня, казалось, изменили для нас все: атмосфера между нами стала более наполненной и живой. Я так и не подстригла парня, но обвиняла его в использовании своего дара убеждения для отвлечения. Хотя мы и не целовались много, эти губы по-прежнему оставались смертоносным оружием.

Волосы не были вызывающе длинными, вероятно, на пару сантиметров длиннее, чем я привыкла, но искренне верила, что ему это нравилось только потому, что я часто проводила по ним пальцами, и мне казалось, что он, возможно, думал, что обрезав их, перестала бы так делать. Конечно же, это было не так. Я твердо решила, что на выходных подстригу его, и пусть прокляты будут его губы.

Эдвард чаще улыбался и держал меня за руку. Я поймала, что он более открыто наблюдал за мной, и обожание, испытываемое им ко мне, было видно в глазах и том, как он на меня реагировал. Он давал это понять, оставляя между нами как можно меньшее расстояние, нуждался в физической связи между нашими телами: простого пребывания в одной комнате становилось недостаточно. Я слишком хорошо это понимала и сама жаждала физической близости с ним, даже если это простые прикосновения рук, когда мы лежали на матрасе, разговаривали или смотрели фильмы.

С течением времени он, казалось, все больше привыкал к тому факту, что я его люблю, но все еще случались вспышки беспокойства из-за того, что мог лишиться всего того, что у нас сейчас было. Я пыталась как можно чаще показывать, что мои чувства настоящие и ничто их не изменит. Мы знали друг о друге хорошее и плохое, и чувства, которые разделяли, только росли из-за этого. Он старался быть более открытым, выражаясь словами так, чтобы я понимала, хотя по-прежнему достаточно часто говорил по-португальски. Однако я не жаловалась: язык был красивым.

Он поступал так инстинктивно, когда нервничал из-за того, что должен был сказать, но, взглянув на меня после и видя замешательство и благоговение от его беглой речи, повторял на английском языке. Я же наполнилась решимостью выучить португальский.

Эти же три дня дома я искала в Гугле варианты для колледжа и готовилась к разговору с Чарли, который, без сомнения, будет трудным. Отец любой ценой желал отправить меня в колледж в начале сентября. Как-то мы обсуждали финансовую возможность обучения там, но он быстро отмел эту отговорку, потому что решил: наша с Элис мечта будет реализована. Несомненно, отсрочка ее исполнения расстроит его, но мне требовалось дать понять, что я не возражала. Это не просто решение из-за детской прихоти, за ним стояла цель. Я подразумевала, что все еще собиралась учиться в колледже, но только не так, как первоначально планировал Чарли... по крайней мере, какое-то время.

Я надеялась, что теперь, когда между нами с Эдвардом многое изменилось, и он знал, что любим, будет готов и раздвинуть некоторые границы. На самом деле мы с Элис сели и составили план, понимая, что мне на самом деле требовалось другое мнение обо всем этом, и подруга была единственной, кроме Маркуса, кто знал об Эдварде. Кроме того, это значило провести с ней больше времени, и мне хотелось, чтобы она чувствовала, что ее не игнорируют, а безоговорочно доверяют. Я знала, что это нужно было обсудить и с Эдвардом, но мне хотелось подготовиться.

Первым шагом станет его привыкание к другим людям. В дальнейшем же мне хотелось, чтобы он выбрался из этой больницы и жил с Маркусом, а затем в перспективе, надеюсь, и со мной. Пока же главную роль играл разговор с Карлайлом, потому что я понимала: Эдварду следовало профессионально с кем-то поговорить, но мне требовалось объяснить это так, чтобы он не пришел к выводу, что я считала его умственно отсталым или чокнутым.

Я давала ему безоговорочную любовь и терпение, бесконечную поддержку, но не являлась врачом, и в глубине души знала, что раньше частично позволяла ему отказываться от разговоров. Мне просто хотелось, чтобы он пребывал в лучшем настроении, чтобы подготовился эмоционально и умственно к тому, что должно произойти, потому что это будет долгий трудный путь, прежде чем я позволю кому-нибудь проникнуть в пределы своего внутреннего круга. Ни в коем случае я не собиралась позволять ему скрываться. Об этом просто не могло идти речи.

У меня возникли вопросы по поводу типа ухода, в котором Эдвард нуждался, какая помощь ожидалась от меня, и слышал ли Карлайл о каких-либо известных похожих случаях, но боялась спросить. Элис предложила прийти на ужин и поговорить с ним, просто подбросить тему за столом под предлогом, что я смотрела программу на канале «Здоровье», которая вызвала у меня интерес. Безусловно, это было заманчиво, но мне требовалось немного времени, чтобы все обдумать. Я не очень хорошо лгала, все это знали, так что перед разговором с Карлайлом мне пришлось бы освоить беспристрастное выражение лица.

Элис пообещала помочь, но если собиралась идти до конца со своими планами, получение информации от ее папы – мудрёная часть этого. Вот так в пятницу вечером я и очутилась у нее дома, сидя за кухонным столом напротив подруги, Карлайл по правую, а Эсме по левую руку от меня.

Я ковырялась в вегетарианской лазанье, нервничая из-за предстоящего вскоре разговора. Элис ястребом поглядывала на меня, пытаясь отвлечь, чтобы все это не казалось таким подозрительным. Я совершенно игнорировала это до тех пор, пока она не пнула меня под столом.

Опустив вилку, я вслух ойкнула, не успев сдержать возгласа.

Теперь все уставились на меня: Эсме с Карлайлом обеспокоенно, а Элис – предупреждающе.

– Ты в порядке, Белла? – спросила Эсме.

Я откашлялась, переводя взгляд с Элис на нее:
– Ммм... да, просто прикусила язык.

Она понимающе кивнула:
– Я и сама так делала, это довольно болезненно. Уверена, что все в порядке, дорогая?

– Все прекрасно, – ответила я.

– Так, – начала Элис, выпрямляясь и перенося внимание на отца. – Как работа, пап? Какой-нибудь громаднейший кризис, о котором завтра мы прочитаем в газетах?

Она пошевелила бровями, и он расхохотался:
– Нет, не сегодня, дорогая, но ты же знаешь: даже если что-то и было бы, мне нельзя обсуждать это с тобой.

Элис рассмеялась:
– Должна же я попробовать.

Карлайл, качая головой, улыбнулся:
– Как всегда.

– Ну, мы с Беллой... сегодня смотрели кое-что захватывающее.

«Началось», – подумала я.

Он вскинул брови, переводя взгляд с меня на нее:
– В самом деле?

Подруга кивнула:
– Мы смотрели канал «Здоровье», не спрашивай, почему, но они показывали медицинское шоу. Я же не знаю всяких терминов и прочего, но речь шла о людях, которые стали жертвами насилия и других травматических событий, и изолировались от других людей, некоторые – на много лет.

Она бегло глянула на меня, а затем продолжила:
– К одному парню большую часть жизни относились очень плохо, и он прожил на заброшенном складе семь лет, когда его нашли. Это очень печально, но мы не смогли досмотреть, потому что пришел Джаспер. Интересно, что с ним случилось.

– Это душераздирающе, – высказалась Эсме. – Одни издевательства уже страшно, но вдобавок еще и изоляция? Могу только представить нанесенный ущерб.

– А что за программа была? – полюбопытствовал Карлайл, не отрывая от меня взгляда.

Я нервно сглотнула, но Элис ответила, переключая внимание на себя. Она убедительно закатила глаза и ответила:
– Пап, серьезно, как часто я смотрю подобное? Меня не волнует название шоу. Меня просто заинтересовала странная тема, так что несколько минут смотрела его.

– И правда. Реалити-шоу – это не твое.

– Если это не «Топ-модель по-американски», – добавила она.

Он смеялся.

– И это тоже правда, – он отпил сладкого чая, в потом снова по очереди посмотрел на нас. – Так и что с этой темой?

– Ты же знаешь, как я люблю сочные сплетни, папа. И всегда расспрашиваю тебя о делах в больнице, так что мне интересно: а ты когда-либо сталкивался с кем-то подобным?

Он покачал головой:
– Тебе же известно, что я не раскрываю информацию о пациентах, но не говорю, что не сталкивался. Да, я слышал о случаях, но лично никогда не занимался.

– Но что случилось с кем-то вроде него? – спросила я. Необходимость знать заставила меня без лишних размышлений заговорить.

Он нахмурился:
– Что ж, трудно сказать, если лично не наблюдаешь за человеком. Психология – не моя специальность, хотя представление имею. Ты должна понимать: ни один случай не походит на другой, и я предполагаю, что это зависит от его психического состояния в момент обнаружения. У людей, отрезанных от мира после перенесения подобной травмы, останутся ментальные шрамы, и уверен – физические тоже, но это не значит, что они не смогут достаточно нормально функционировать под надлежащим руководством. В зависимости от степени травмы подобный процесс может занять годы.
Они не получали никакой медицинской помощи, в которой нуждались, а их психическое состояние исследовалось бы, если бы возникли сомнения при обнаружении. Если их признают опасными для себя или других, шансы на госпитализацию довольно велики. В противном случае с ними будут обсуждаться и рекомендоваться иные способы помощи. Есть способы предоставить пациенту наилучший возможный уход в больнице или вне ее. И жизнь отшельника не означает обязательную госпитализацию.

– На телевидении говорили, что этот парень боялся находиться вне дома и опасался мужчин, потому что именно мужчина издевался над ним. Значит, его должны положить в больницу? – спросила Элис.

– Этот парень на телевидении, – начал ее отец, – похоже, страдает от сочетания фобий. Вероятно, это могут быть агорафобия и андрофобия, если говорить конкретно. Но, опять же, я не могу сказать наверняка, если не наблюдал за ним.

– Что это такое? – спросила я.

– Агорафобия – это, когда человек имеет распространенный страх перед выходом из дома или небольшого знакомого «безопасного» района с возможностью наступления панических атак. Андрофобия – страх мужчин. Доступны различные методы для лечения фобий, и для каждого человека варьируются свои преимущества, – пояснил он.

Элис сморщила нос:
– Означает ли это, что человек с аг... ммм... с этими фобиями, про которые ты сказал, должен быть помещен в психиатрическую больницу?

Карлайл покачал головой:
– Нет, это не так, но поиск помощи у психолога – наилучший для него путь.

– Но что, если им становится лучше самим по себе?

– Не вижу возможности, чтобы улучшения происходили полностью самостоятельно, но если подобное и случается без медицинской помощи, то я бы сказал, что это состояние могло оказаться какой-то более мягкой степенью. Я бы, без сомнения, очень рекомендовал профессиональное вмешательство, потому что подобного рода психические травмы не то, с чем человек может запросто справиться. Но фобия все еще возможна. Наличие фобии не означает, что ты безумен или неуправляем. Это не делает тебя худшим человеком, но, в зависимости от тяжести, может ограничивать, – мужчина взял салфетку и вытер губы. Мы с Элис переглянулись, полагая, что он закончил речь, но, положив салфетку на стол рядом с тарелкой, продолжил: – Фобии в более общем смысле вызваны каким-то случаем, который ментально записался в мозжечок и гиппокамп, а затем пометился как смертельный или опасный. Лечение замещает память и реакцию на событие чем-то более реалистичным и рациональным. Честно говоря, большинство фобий являются иррациональными, в том смысле, что люди воспринимают их опасными, но на самом деле они никоим образом не угрожают жизни.
Если бы я знал кого-то подобного, то сделал бы все возможное, чтобы он получил необходимый уход. Фобии могут быть изнурительными, если с ними не справляться. Это не та жизнь, которую я пожелал бы кому-либо, когда существуют лекарства для предотвращения подобного истощения.

Эсме встала из-за стола и начала собирать тарелки:
– Что ж, я, конечно, надеюсь, что если кто-то и знал подобного человека, то сразу же отправил к врачу.

Карлайл сделал последний глоток чая, а затем встал и, склонившись, поцеловал в Элис в макушку:
– Мне пора, нужно заняться кое-какими делами, связанными с работой, но я весьма насладился нашей беседой, девочки. Не часто мне выпадает возможность вести медицинские разговоры с дочерью, не говоря уже о дочери и ее подруге.

Я взглянула на теперь уже пустую скатерть перед собой, вспоминая все то, что только что рассказал нам Карлайл. Как только мы остались в столовой одни, Элис вполголоса спросила: – Ты в порядке?
– Понятия не имею, – прошептала я.

– Что собираешься делать?

Я потеребила скатерть, пытаясь все переварить.

– Мне нужно поговорить с Маркусом о том, что нам рассказал Карлайл. Но прежде чем побеседую с твоим отцом об Эдварде, мне нужно поговорить с ним самим. Он должен знать, что если у него есть эти фобии, то лечение может помочь. Он должен знать, что имеет такую возможность, и то, что с ним происходит, не имеет отношения к тому, что с ним что-то не так.

– Ты никогда не верила, что с ним что-то не так, Белла.

– Дело не в том, во что верю я, потому что я знаю, а в том, во что верит он.

– Когда ты собираешься поговорить с ним?

Я покорно вздохнула:
– Как можно скорее.



1 Você faz meu coração doer de uma maneira boa – (португ.) Мое сердце болит, но это хорошая боль.
2 Джон Хьюз – американский режиссёр, продюсер и сценарист. Среди его работ такие фильмы как: «Клуб Завтрак», «16 свечей», «Бетховен», «Один дома», «101 далматинец», «Кудряшка Сью» и многие другие.




Огромное спасибо за проверку и редактирование главы amberit.

Поделиться своими впечатлениями вы можете на ФОРУМЕ.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-13132-1
Категория: Наши переводы | Добавил: Lelishna (20.09.2015) | Автор: Перевела Lelishna
Просмотров: 2393 | Комментарии: 45


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 45
0
45 pola_gre   (19.06.2016 18:27)
Спасибо за перевод!

+1
42 Adel_Shirman   (28.01.2016 03:39)
Белла и Эдвард с каждым днем,все больше сближаются,они такие милые и я очень рада,что Эд нормально воспринял чувства Беллы к нему. smile Интересно,как Карлайл отреагирует на разговор с Беллой,об Эдварде? Согласится ли сам Эд говорить с Карлайлом? Спасибо за перевод главы.)

0
44 Lelishna   (28.01.2016 08:20)
На здоровье. smile Все ответы мы узнаем постепенно, ну почти на все. wink

+1
41 arinagonchar2013   (21.10.2015 01:41)
Глава очень захватывающая,спасибо огромное, мне очень нравится Маркус, но почему-то какое-то странно чувство.... Мне кажется Карлайл и есть Аро((((

0
43 Lelishna   (28.01.2016 08:19)
Ого какие предположения! surprised Но посмотрим, так ли это. wink

+2
38 prokofieva   (30.09.2015 08:34)
Спасибо , огромное за главу .Ваша история ,никого не оставит равнодушным . Говорят , что любовь , делает чудеса . Буду верить в это . Перевод-чудо . Спасибо Вам и всех Благ .

0
39 Lelishna   (30.09.2015 08:35)
Огромное пожалуйста. Очень рада, что вам так нравится этот перевод. smile

+1
35 rar   (24.09.2015 01:13)
Спасибо! Замечательная глава!

0
37 Lelishna   (24.09.2015 07:35)
На здоровье. smile

+1
34 Нася38   (22.09.2015 14:52)
Большое спасибо.

0
36 Lelishna   (24.09.2015 07:35)
Большое пожалуйста. smile

+1
33 Мила_я   (21.09.2015 21:49)
Спасибо!
Как замечательно, что Эдвард тоже не скрывает своих чувств по отношению к Белле. И пусть он пока еще не понял того, что это означает, но главное, что они есть.

И похоже на то, что Белла начала путь к вызволению Эдварда их его вынужденного заточения. С одной стороны это настораживает и беспокоит, но с другой, хочется верить, что когда-нибудь Эдварду удастся стать полноценным членом общества без всяких фобий и страхов.

0
40 Lelishna   (30.09.2015 08:37)
На здоровье. smile
Белла действует очень продуманно и осторожно, поэтому пока у нее все с Эдвардом получается. Будем надеяться, что и дальше все пойдет если не гладко, то без особых препятствий.

+1
31 Helen77   (21.09.2015 13:47)
Спасибо большое. Чувствую , что разговор с Беллой будет трудным, но он необходим.

+1
32 Lelishna   (21.09.2015 14:02)
Большое пожалуйста. smile

+1
29 ★Texas_City★   (21.09.2015 10:20)
Огромное тебе спасибо за продолжение smile
Элис просто умница и к тому-же замечательная подруга, сама бы не решилась завести с Карлайлом подобный разговор и попытаться узнать как можно больше о том что так волнует её. Надеюсь это поможет ей принять определенное решение и попробовать Эдварду больше чем она делает сейчас, хотя это не просто. Как-бы то ни было, но Эду необходима помощь профессионала, психолога, самое трудное объяснить ему, дать понять что он не сумасшедшей и всё делается для того чтобы улучшить его состояние.

+1
30 Lelishna   (21.09.2015 10:23)
Огромное пожалуйста. smile
Ты совершенно права. Белле нужно будет хорошо подумать, как провести разговор с Эдвардом. Ведь первой реакцией явно будет отрицание.

+1
27 kotЯ   (21.09.2015 09:43)
Не вариант всю жизнь жить и встречаться в затворничестве. Но то, что Белла смогла донести до Эдварда, что Маркус его любит , несомненно сделает ее задачу к адаптированию в мир, намного проще. Мне понятны последующие этапы их действий, как и то, что это будет стоить не только многих усилий, времени, но и эмоциональной истощенности.

+1
28 Lelishna   (21.09.2015 09:46)
Конечно, не вариант. И Белла это прекрасно понимает, но она понимает и ограничения Эдварда, поэтому очень правильно просчитывает свои последующие действия. wink

+1
23 na2sik80   (21.09.2015 00:36)
Спасибо за главу.А Белла смелая...Эдварду повезло

+1
26 Lelishna   (21.09.2015 08:50)
На здоровье. smile

+1
22 natik359   (20.09.2015 22:18)
Для Эдварда слова были шоком, но хорошим, но что случится когда она с ним поговорит даже предположить трудно!

+1
25 Lelishna   (21.09.2015 08:50)
Чтобы иметь возможность нормально функционировать в обществе, Эдварду придется пройти через эти трудности. Иначе никак.

+1
21 marykmv   (20.09.2015 22:04)
Спасибо.

+1
24 Lelishna   (21.09.2015 08:49)
На здоровье. smile

+1
19 Elena18   (20.09.2015 17:58)
Ах Любовь, только она может излечить покалеченные души) Такие милые Белла и Эдвард)) Спасибо за продолжение!

+1
20 Lelishna   (20.09.2015 17:59)
На здоровье. smile

+1
17 terica   (20.09.2015 17:46)
Цитата Текст статьи
Он не должен любить меня, просто знать, что, несмотря на его представление о себе, может быть любимым. Боже мой, его так легко любить.
Ее самоотречение и жертвенность просто поразили... Бедный, запуганный мальчик..., не знает и не умеет правильно проявить свои чувства, да и боится это сделать, боится быть непонятым...Сейчас подумала - как же много принесла Бэлла в жизнь Эдварда.... книги, музыку. фильмы, общение. любовь. Она целиком и полностью изменила эту жизнь..., и что было бы с ним дальше - не появись она... Их нежность и взаимное доверие просто завораживают. Да, пора раздвинуть "границы действительности", и план составлен- постепенного и ненавязчивого вовлечения Эдварда в новую жизнь... Произошел очень нужный разговор с Карлайлом... Интересно, как же теперь все эти теории будут внедряться на практике... Большое спасибо за замечательный перевод новой главы.

+1
18 Lelishna   (20.09.2015 17:50)
На это это замечательнейшая же цитата из главы:
Цитата Текст статьи
Я всегда прощупывала почву, никогда не зная, как подстроиться, но, глядя на него сейчас, наконец-то осознала свое предназначение. Если я ни для чего в этом мире не годна, то мое призвание: любить его, и мне требовалось, чтобы он это знал.

Именно это и происходило и происходит. Ей предназначено любить его. И это все исправит.
Большое пожалуйста. Я рада, что вам понравилась наша с Ниной работа над главой. happy

+1
15 galina_rouz   (20.09.2015 13:27)
Большое спасибо за новую главу!

+1
16 Lelishna   (20.09.2015 13:28)
Большое пожалуйста. smile

+1
10 Черный_кот   (20.09.2015 12:15)
Хорошо бы Эдвард ее правильно понял насчет профессиональной помощи. Вообще Эдвард, несмотря на жизнь истязаемого затворника, не производит впечатления безнадежного человека. Он говорит много и правильно, знает в совершенстве португальский. Мне кажется он может быстро адаптироваться и получить образование. И Хорошо, если Белла будет с ним на протяжении, хотя бы, большего времени лечения.
Спасибо за перевод. Жду маячок о следующей главе.

+2
12 Lelishna   (20.09.2015 12:21)
Первый шаг всегда самый трудные. Но для начала Эдварду нужно будет привыкнуть к Маркусу, подпустить к себе его, и только потом может пойти речь о профессиональной помощи. И хорошо, что Белла это понимает.
На здоровье. smile

+1
13 Черный_кот   (20.09.2015 13:08)
Ну, с помощью Беллы привыкнет.)) Маркус ему ничего плохого не сделал.

+2
14 Lelishna   (20.09.2015 13:10)
Не сделал, но пострадавшей психике это объяснить довольно сложно.

+1
9 Amnesia)))   (20.09.2015 11:52)
Большое спасибо за новую главу!

+1
11 Lelishna   (20.09.2015 12:20)
Большое пожалуйста. smile

+1
7 gadalka80   (20.09.2015 11:32)
Спасибо за главу.Надеюсь у Беллы получится то,что она задумала.

+1
8 Lelishna   (20.09.2015 11:34)
На здоровье. smile

+1
5 JaneRunaway   (20.09.2015 11:20)
Спасибо большое за перевод wink

+1
6 Lelishna   (20.09.2015 11:20)
Большое пожалуйста. smile

+1
3 LoveVolturi   (20.09.2015 10:48)
Спасибо за перевод, наконецто дождалась.
Презнание Эдварда такое трогательное и милое smile Как хорошо что в жизнь Эда вошла Белла, она как светлый лучик smile в кромешной тьме, страшно подумать как бы он жил без нее.
Убить Аро мала, за то что он сделал с Эдом!!! Бедный Эдвард, так жаль его, печально sad что он не верит что его можно любить, а все из-за Аро. Хорошо что Белла может его убедить. Интересно, что будет дальше? Элис такая врунишка biggrin
Спасибо огромное за продку, все просто класс.

+1
4 Lelishna   (20.09.2015 10:50)
Белла действительно стала спасительницей для Эдварда, но путь им точно предстоит длинный. И сама она не справится, нужна помощь специалиста.
Огромное пожалуйста. smile

+1
1 робокашка   (20.09.2015 10:17)
отличный вариант

+1
2 Lelishna   (20.09.2015 10:24)
Рада, что он понравился. smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]