Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8166]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3651]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство ведения переговоров
Джим Кирк — худший в мире заложник. Перевод от Кристи♥

Надеюсь, ты танцуешь
Элис считает, что её сестре-интроверту Белле нужно выбраться в свет и наслаждаться жизнью, поэтому она записывает её на уроки танго. Благодаря сексуальному, практикующему инструктору Белла выучит не только шаги. История от Lissa Bryan!

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Личный сорт героина
Полуночное солнце светит многим, но по-разному.
С чего начинается человеческий день, включая сегодняшний, сегодняшний – особенно, потому что понедельник? Для большинства моих одноклассников – с приступа острой неприязни к собственному будильнику. Вплоть до рукоприкладства.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Матриархат
Три подруги решили противостоять правилам этикета высшего общества. Им претит потакать командам мужчин, и они берутся приручить понравившихся джентльменов, и заставить их уважать женское общество. Но как быть, если дамские угодники не хотят меняться, и им нравится проводить время за игорными столами и под юбками доступных женщин.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Через один далёкий век 2 (История только начинается...)
Жар был настолько сильным, что казалось, моя кожа просто сгорает. А боль… я просто не могла дышать. Глаза непроизвольно закрывались, окуная меня в беспросветную тьму.
- Почему я не умираю? Нормальный человек не в состоянии выдержать такое! Чёрт… как больно!
Состояние боли, которое окутывало меня на протяжении уже нескольких минут, усилилось вдвое, когда послышался звук разрывающейся ...



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9579
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Домино. Главы 13-16

2016-12-4
16
0
13


Кейт брела по больничному коридору в полуобморочном состоянии. Столкнувшись с нелицеприятными фактами, вынужденная противостоять наиболее дорогим ей людям, она изо всех сил пыталась заставить себя убрать все это в самый дальний угол сознания, чтобы забыть об этом хотя бы на короткое время, получить хотя бы краткую передышку. Но ничего не выходило. В ее голове не осталось больше места, куда она могла бы спрятаться и не думать о том, что совершила. Услышанные ею фразы продолжали упрямо всплывать в ее сознании:

«…ты сломлена, Кейт, и ты ломаешь, тех, кто тебя любит… вы никогда не любили моего папу… эгоистичная и неспособная любить кого-то, кроме себя… сделайте то, что вы делаете всегда – уйдите!».

Распахнув дверь, ведущую на парковку, и почувствовав свежий предрассветный ветер, ударивший ей в лицо, Кейт опустилась на колени, разрыдавшись в голос. В этот ранний час на стоянке никого не было: она была абсолютно одна – буквально и фигурально; в темноте. И на этот раз Кейт больше не пыталась отрицать или управлять своей болью, не пыталась избежать ее. Она позволила горю захватить себя целиком.

Через некоторое время Кейт с трудом поднялась на ноги, вдыхая воздух нового утра, странным образом благодарная ему за собственную вспышку самоочищения. Не то чтобы она любила плакать на парковке, но сейчас она чувствовала себя гораздо лучше. Теперь она четко сознавала, что ее друзья были правы – все они. Она была сломана и эгоистична, и боялась обязательств, и ее действия стоили ей тех людей, которые определили ее жизнь, и, возможно, она и правда ломала тех, кого любила. Но в одном они ошибались. В Касле. Он был совершенно прав: она любила его с момента первой встречи. Это было верно тогда, верно сейчас и будет верно, когда все вокруг потеряет всякое значение.

В кармане внезапно зазвонил телефон. Кейт с надеждой взглянула на экран, – хорошо бы это была Лэйни с известием о Касле – но это был агент Стэк. Она откашлялась, убирая из голоса следы недавних слез и ответила на звонок.

– Агент Беккет, вы нужны нам в лофте мистера Касла.

– Уже еду, – спокойно ответила Кейт.

Дорога от больницы до лофта дала ей прекрасную возможность окончательно взять себя в руки. После испытанного ею своего рода момента истины, ей было намного легче. Во всяком случае, теперь она точно знала расклад.

Полиция оцепила дом Касла, возле желтой ленты крутилось множество репортеров и просто любопытных зевак. Кейт внутренне поежилась: попасть под радар прессы было совсем некстати, но, видимо, судьба решила, что пока с нее довольно, и милостиво позволила ей проскользнуть незамеченной.

Подойдя к сорванной с петель двери, Кейт не смогла сдержать слабой улыбки – работа Эспозито была налицо. Она несколько раз глубоко вздохнула, не давая поднять голову заворочавшейся панике. Этот дом был слишком личным для нее, чтобы войти туда как на обычное место преступления.

– Агент Беккет, с вами все в порядке? – Стэк стоял посредине гостиной и, склонив голову набок, изучающе поглядывал на Кейт. – Вы уверены, что все нормально?

– Да, сэр. Я должна работать. – Сейчас Кейт была как нельзя благодарна многолетней привычке скрывать истинные чувства от окружающих. Неизвестно, как она могла отреагировать, если бы была милой открытой девочкой.

– Все произошло в кабинете, – Стэк прошел вперед, справедливо полагая, что она следует за ним. – Знаете, Кейт, – он остановился на пороге, – здесь довольно мрачная картина.

– Если это поможет поймать Тайсона, я сделаю, что от меня потребуется, – решительно ответила она.

– Ладно. – Стэк пропустил ее вперед. – Хотите, я дам вам несколько минут?

– Да, пожалуйста, – безучастно произнесла Кейт, входя в кабинет и осматриваясь по сторонам.

Первой вещью, поколебавшей ее относительную уверенность в себе, был резкий запах крови. Более резкий, чем обычно. Она повернулась к столу и, увидев размер пулевого отверстия, прерывисто вздохнула. Ее рука сама потянулась ко рту, чтобы приглушить невольный вскрик. Ее опыт детектива недвусмысленно говорил ей, что жертвы не выживали и после меньшей потери крови. А уж после ранения пулей такого калибра… шансы выжить были равны примерно нулю.

– Вот то, что нам известно… – Стэк вошел в кабинет.

– Касл заснул в кресле за столом, – произнесла Кейт, не обратив ни малейшего внимания на его слова. – Он заснул, пока писал. Проснулся около часа ночи от дурного сна и решил перейти в спальню, – Стэк внимательно слушал. Он не спрашивал, откуда она может знать такие вещи – он был знаком с их историей. – Он понял, что больше не один, – ее глаза скользнули по открытому ящику стола, – и попытался схватить свое оружие, но его там уже не было. Тайсон забрал его. Он бывал здесь прежде и все предусмотрел. – Она наклонилась к пятнам засохшей крови на полу. – Он застрелил его, когда Касл сидел в кресле. Он ничего не мог сделать, – Кейт невидящим взглядом уставилась в стену: она не просто анализировала сцену преступления, в ее мозгу проносились мучительные картины, как именно это случилось. С человеком, которого она любила.

– Тайсон позвонил в девять-один-один и оставил линию открытой, – заметил Стэк. – Он хотел, чтобы мы нашли его и нашли быстро.

– Сэр, мы абсолютно уверены в том, что это был Тайсон? – уточнила Кейт, загнав свои муки как можно глубже. В ее планы не входило позволить Стэку наблюдать за ними.

– Он оставил для вас сообщение, – Стэк небрежно кивнул на включенный ноутбук, бросив на Кейт еще более пристальный взгляд.

«Кейт, я хотел, чтобы вы знали, что последние слова, которые услышал ваш друг, прежде чем я выстрелил в него, были о вас. Мой визит к мистеру Каслу целиком и полностью был посвящен вам. Это то, что происходит, когда кто-то нарушает мои планы.
3ХК».


– Он сделал это, потому что не был уверен, что мы найдем Касла прежде, чем он истечет кровью и сможет мне что-то сказать, – она не смогла до конца сдержать страх.

– Или он полагал, что Касл не скажет вам, чтобы защитить вас от ненужного чувства вины, – возразил Стэк.

Кейт с трудом оторвала глаза от экрана, и медленно подошла к окну, стараясь скрыть свое замешательство.

– Беккет, это не ваша ошибка, – после некоторого молчания заметил Стэк.

– Как раз моя, – она резко обернулась к нему лицом.
– Кейт, 3ХК – самовлюбленный психопат, зацикленный на вас и Касле. Он убивает, потому что ему нравится это делать. Вы – только его новое оправдание.

– Я знаю это, сэр.

– И в чем же тогда ваша ошибка?

– Я не была здесь, агент Стэк. Касл был моим напарником. Он был моим… – она запнулась, не давая себе произнести следующее слово. – Меня не было здесь, чтобы прикрыть его спину, и, возможно, мое решение, убило его. Так что, да – Тайсон прав. Это моя ошибка.

Стэк внимательно изучал ее лицо, не говоря ни единого слова. Если у него и были соображения по этому поводу, то он предпочел держать их при себе.

– Мы закончили здесь? – усилием воли Кейт вытащила себя из тьмы, обступившей ее мысли.

– Да, – лениво кивнул Стэк.

Она сделала шаг к дверям, окинув напоследок кабинет долгим взглядом. С этим местом ее связывало множество счастливых воспоминаний, более счастливых, чем нынешние, и, уходя с самого личного в своей жизни места преступления, она взяла их с собой.

14


Солнце уже давно взошло, но люди, собравшиеся в комнате ожидания перед операционной, не знали этого. Никто из них, включая Викторию Гейтс, не ушел оттуда, пока не закончилась операция. Внезапное нападение 3ХК не прошло даром ни для кого из них.

Кевин, Дженни и Мак сидели на полу на том же самом месте, где ранее, привалившись к стене, сидел один Райан. Рядом с ними, плечом к плечу, стояли Лэйни и Хавьер, взявшись за руки они молча поддерживали друг друга. Алексис с Мартой неподвижно сидели на двух стульях, которые Эспозито заботливо утащил для них из соседнего кабинета. Капитан Гейтс, словно страж, защищающий своих людей, стояла у дверей комнаты ожидания, не прекращая сверлить ее строгим взглядом.

Видимо, ее взгляд действительно обладал волшебными свойствами, потому что дверь распахнулась, и оттуда вышел хирург, устало стягивая с лица маску. Все встрепенулись, окружив врача неровным полукругом. Никто из них не мог произнести ни слова, боясь услышать самое страшное.

Хирург подошел к Марте, Алексис и Алли, безошибочно выделив их среди остальных, сгрудившихся в кучку чуть сзади.

– Он перенес операцию, – все облегченно вздохнули. – Однако его состояние продолжает оставаться тяжелым. Была обширная кровопотеря из-за повреждения подключичной вены, мы были вынуждены перелить почти три литра крови. Пуля повредила его ключицу, и в результате этого осколки кости пробили легкое, вызвав гемоторакс.

– То есть, вы хотите сказать, что его легкое не могло нормально работать, потому что заполнилось кровью? – Лэйни перевела для остальных слова доктора.

– Точно, – подтвердил он. – Сейчас у него стоит несколько дренажей, чтобы вывести остатки лишней крови из легкого, и мы будем внимательно наблюдать за ним, чтобы не допустить гипоксии или инфекции. Мы дали ему большую дозу антибиотиков, чтобы попытаться отразить такую возможность.

– Инфекция вероятна? – прервала его Марта.

– Учитывая травму, – заколебался доктор, – которую получило его тело, и то, что большинство людей не моет пули, перед тем как их использовать, это не было бы удивительно. Мы собираемся сделать все, что в наших силах, чтобы не допустить такого поворота событий.

– Когда мы сможем его увидеть? – спросила Алексис на редкость твердым голосом.

– Боюсь, что это займет какое-то время, – хирург взглянул на капитана Гейтс. – Сейчас его переведут в реанимацию, и, я так понимаю, что там будут приняты необходимые меры безопасности.

– Верно, – Гейтс приняла инициативу на себя. – Мы уже выбрали палату, где он будет находиться под круглосуточной охраной, и сейчас проверяем персонал, который будет заботиться о мистере Касле, а также составим список одобренных посетителей. Скорее всего, это займет несколько часов, прежде чем мы все подготовим.

– Имейте в виду, – добавил доктор, – что сейчас он все еще под наркозом и проспит еще какое-то время. Отдых – это лучшая вещь, в которой он нуждается. Таким образом, вы тоже могли бы немного отдохнуть и поесть.

– Я никуда не уеду пока не увижу своего папу, – непреклонно отрезала Алексис.

Марта согласно кивнула.

– Думаю, что попытаться что-нибудь съесть, – все же не совсем плохая идея. – Она повернулась к Алли, не проронившей ни слова за все это время. – Аллисон, не хотела бы ты к нам присоединиться для быстрого завтрака?

– Спасибо, – благодарно улыбнулась она, – с удовольствием.

– Я собираюсь лично проконтролировать принятые меры безопасности, – объявила Гейтс, прежде чем выйти из комнаты.

– Что ты будешь делать, Кев? – Дженни робко дотронулась до плеча мужа.

– Мне жаль, Дженни, но я должен остаться здесь, – он машинально поправил кобуру на плече. – Кто-то должен быть здесь, пока в реанимации не все безопасно, – Дженни понимающе кивнула. – Но я также должен знать, что с тобой и ребенком все в порядке. Поэтому, пожалуйста, езжай домой и отдохни, хорошо? Для меня. Если я буду знать, что с тобой все хорошо, то я смогу сделать то, что должен для Касла.

– Я сделаю все что ты хочешь, – Дженни крепко обняла его за шею. – И ты это знаешь. Ты позвонишь мне, когда у тебя будут новости? – Кевин благодарно обнял ее в ответ и пообещал, что непременно позвонит.

В первый раз с того времени, когда им позвонил оператор центра девять-один-один, он смог вздохнуть с облегчением.

– Я должна найти Кейт, – Лэйни отвела Эспозито в сторону. – Сегодня она прошла через личный ад.

– Она вообще не должна была сюда приезжать, – пробормотал Хавьер.

– Хави, – с мягкой укоризной заметила Лэйни, – по крайней мере, Кейт имеет право знать, жив ли он. Мы с тобой больше не вместе, но разве ты бы не хотел знать, что со мной, если бы такое случилось?

Эспозито неопределенно пожал плечами – по его мрачному лицу не было видно, что слова Лэйни как-то изменили его отношение к Беккет.

– Я собираюсь остаться здесь и поддержать своего напарника.

У каждого из них были план или задача на первое время. Лэйни вздохнула и покинула здание больницы, чтобы выполнить свою.

~Д~о~м~и~н~о~


С тех пор как Кейт устроилась на новую работу и переехала в Вашингтон, Джим Беккет ни на минуту не прекращал за нее волноваться. Чужой город, новая работа, а самое главное – отсутствие старых надежных друзей, всегда готовых прикрыть ее спину, – все это только прибавляло ему переживаний, но, когда в новостях передали сообщение о том, что Ричард Касл был застрелен в собственной квартире и в критическом состоянии доставлен в больницу, его волнение увеличилось в сто раз. Он хорошо понимал, что сейчас творится с его дочерью.

Джим переключал каналы до тех пор, пока не нашел тот, где о нападении рассказывалось более подробно. Не отрываясь, он смотрел в экран и был настолько поглощен историей, что не услышал, как открылась входная дверь и в квартиру зашла измученная Кейт.

– Папа, пожалуйста, выключи это, – с отчаянием в голосе сказала она.

– Кейти, – Джим обернулся к ней, с тревогой отмечая, что его девочка держится на последнем дыхании. – Я видел новости. Как он?

– Не знаю, – она покачала головой. – Час назад был жив.

– И ты не была в больнице? – брови Джима сами поползли вверх.

– Была, – безучастно ответила она. – Папа, они не хотели, чтобы я была там.

– Кто не хотел?

– Все.

– Мне жаль, Кейти, – он попытался поймать ее взгляд.

– Касла застрелили из-за меня, – казалось, она была не здесь.

– Кейти, ты не несешь ответственности за действия серийного убийцы, – Джим честно старался понять ход ее мыслей.

– Несу, если это произошло из-за решений, принятых мной, – она тщетно пыталась сохранить самообладание. – Независимо от наших проблем, что бы ни происходило между нами… я и Касл всегда прикрывали друг друга. Касл пытался сказать мне, что Тайсон еще жив, что он не погиб, но я не верила ему. Я была неправа, и теперь… – она замолчала.

Джим молчал, пристально глядя на дочь и принимая какое-то решение.

– Кейти, в тот день в кафе, когда ты сказала мне, что хочешь принять предложение о новой работе и это то, чего ты хотела, я ни на минуту не переставал беспокоиться о тебе, потому что знал, что настанет день, когда ты будешь сидеть возле меня полная раскаяния и сожаления о содеянном.

– Как ты мог это знать? – Кейт была удивлена такой редкой честности его слов.

– Потому что я знаю тебя. Я знаю, что ты никогда никого не любила прежде. Не по-настоящему. Только Рика, – Джим старался говорить как можно мягче. – Даже когда ты была с Джошем, все, о чем ты могла говорить, – был Рик. Я много раз видел, насколько потерянной ты была, когда вы ссорились или расставались на долгое время. И я видел, насколько ты была счастлива, когда вы наконец-то были вместе. Со дня смерти Джоанны я никогда не видел у тебя более счастливых глаз, – он замолчал, будто вспоминая. – Ты смотрела на него точно так же, как твоя мать смотрела на меня.

– Почему ты не сказал мне этого раньше?

– Кейти, твоя мать была единственным человеком, который мог что-то сказать тебе, – горько усмехнулся он.

– Я не знаю, как мне исправить это, папа, – Кейт слабо улыбнулась.

– Кейти, – Джим тщательно и осторожно начал подбирать нужные слова, – когда твоя мать погибла, я бросил тебя, променял на алкогольное забвение. Я бросил тебя на пять долгих лет, оставив наедине с твоей утратой, твоим горем и с моими проблемами с бутылкой. Я знаю, что ты простила меня, но также я знаю, что ты никогда этого не забудешь – того, что я предпочел алкоголь своей дочери. И я знаю, что мои действия, мое поведение, изменило и тебя, породив страх серьезных отношений, страх быть брошенной, покинутой. Я был вынужден жить, наблюдая, как ты бежишь от всех важных людей в своей жизни, как ты снова и снова рушишь свои отношения. – Кейт не возражала, глядя на него огромными несчастными глазами. – Кейти, ты должна исправить то, что натворила. Это единственный способ, после которого ты сможешь жить, не думая об этом перед тем как заснуть, и не вспоминая, сразу, как проснешься, всю оставшуюся жизнь. Если ты убежишь снова, то это повиснет гирей на твоей шее и будет в дальнейшем влиять на любые твои поступки и отношения.

– А если уже слишком поздно?

– Кейти, – он взял ее руки в свои, – никогда не бывает слишком поздно исправить собственные ошибки. Милая, смысл компенсации не в поиске прощения. Смысл компенсации совершенных нами ошибок в признании их теми людьми, которым мы причинили боль, при этом ничего не ожидая от них взамен. Это не наш выбор, будет ли нам даровано прощение или нет. Это их дело. Наш выбор – это готовность взять на себя ответственность и встретиться лицом к лицу со своими поступками. – Джим мягко коснулся ее лица. – Я не могу обещать тебе, что ты вернешь все то, что потеряла, но если ты найдешь в себе силы сделать так, как я говорю, то я обещаю, что ты сможешь жить со всем произошедшим и это поможет тебе идти дальше.

Телефон Кейт зазвонил, и она встрепенулась, увидев сообщение от Лэйни.

«У меня дома; как можно скорее!»

– Папа, это Лэйни. Она хочет меня видеть и как можно скорее, – Кейт с тревогой вскочила на ноги.

– Иди, Кейт, – Джим обнял ее так крепко, как мог, – но обещай мне подумать о том, что я тебе сказал.

– Я обещаю, – она поцеловала его в щеку.

Джим Беккет наблюдал, как его маленькая девочка выходит за дверь, понимая, что сегодня вечером он хотел быть ее другом, обнять и поддержать, сказать, что происшедшее не было ее ошибкой и что все образуется само собой. Но вместо этого ему пришлось сделать жесткую вещь, и он искренне надеялся, что это было правильным – сегодня он был ее отцом.

15


Первая фраза, которую услышала Лэйни, когда открыла двери Кейт, была:

– Как он?

– Он жив, – заверила ее доктор, пропуская подругу в квартиру.

– Он пришел в сознание? – на лице Кейт была написана странная смесь надежды и неловкости одновременно.

– Кейт, сядь на одно место, и я расскажу тебе все что знаю. – Только сейчас Лэйни поняла, как безумно устала за прошлые десять часов, и вид кружащей перед носом Кейт слегка действовал ей на нервы. Беккет послушно присела на диван, не отрывая от Лэйни тревожных глаз. – Кейт, он все еще находится в критическом состоянии. Пуля нанесла большой ущерб: она повредила крупные сосуды, и он практически истек кровью. Его легкое было заполнено кровью, что еще больше усугубило состояние.

– Боже мой! – Кейт побледнела не хуже Касла перед операцией. – Он может умереть!

– Когда я уходила из больницы, он так и не пришел в сознание, но, если они предотвратят послеоперационную инфекцию, у него есть хороший шанс выжить, – взгляд Кейт по-прежнему оставался напуганным и несчастным. – Они приняли все меры безопасности, прежде чем его переведут в реанимацию.

– Кто отвечает за безопасность? – она смотрела прямо перед собой.

– Гейтс все организует, целиком и полностью – от проверки персонала до одобренного списка посетителей.

– Предполагаю, – Кейт с тоской взглянула на подругу, – меня в этом списке не будет?

– Вероятно, нет, милая, – извиняясь, Лэйни качнула головой. – Не после того, что сказала маленькая Касл.

– Я заслужила все, что она сказала, – мертвенно бледная Беккет вызывающе вскинула голову. – Каждое слово. Но она была неправа, насчет одной вещи: Лэйни, я его люблю. До прошлых сорока восьми часов я даже понятия не имела, насколько сильно. И я знаю, что эти слова делают меня полной задницей, но это – правда.

Лэйни внимательно смотрела на подругу. Она знала Кейт Беккет лучше всех остальных и чувствовала, что сейчас она говорит искренне. Но вот чего она не могла знать, так это как далеко сможет зайти ее искренность. Например, что будет в следующие сорок восемь часов? Ее поведение за прошлые месяцы было настолько беспорядочно и нелогично, что просчитать дальнейшие действия было крайне трудно.

– Лэйни, я знаю, что у меня нет никакого права просить тебя… – глубоко вздохнув, начала Кейт.

Доктор Пэрриш встала с кушетки и неторопливо отправилась на кухню, сознательно разделяя себя с подругой на большее расстояние. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы предугадать ее просьбу.

– Кейт Беккет, остановись сейчас же.

– Лэйни, пожалуйста. Ты должна помочь мне, – Кейт упрямо следовала за ней.

– Нет, не должна. Не с этим.

– Почему, нет? – умоляюще спросила она.

– Потому что я не уверена, что ты имеешь на это право. По крайней мере, не прямо сейчас, – договорив последние слова, Лэйни почувствовала себя бесчувственной сволочью, не имеющей ни грамма сострадания, но отступать она не собиралась.

Сердце Кейт провалилось куда-то в живот.

– Решать это может только Касл, и в данную минуту он не в состоянии этого сделать. Милая, мне жаль, но тебе необходимо подождать, пока он не придет в себя. – Кейт хорошо знала этот тон: таким тоном Лэйни говорила, когда решение было принято окончательно и бесповоротно и заставить ее передумать было практически невозможно. Но Кейт не собиралась сдаваться. У нее в запасе был завтрашний день.

~Д~о~м~и~н~о~


Беседа с Лэйни хотя и была честной, но не принесла ей желаемого результата. Так что, когда она предложила ей остаться в комнате для гостей и немного отдохнуть, Кейт с радостью ухватилась за эту возможность. Не то чтобы она думала, что удастся заснуть, но вполне можно попробовать придумать лучшую идею, чтобы уговорить подругу помочь ей проникнуть в отделение интенсивной терапии.

К ее удивлению и некоторой тревоге, она действительно уснула и проспала почти десять часов. Проснувшись, Кейт немедленно схватила свой телефон и набрала больничный номер. После того, как ее несколько раз перенаправили по разным номерам, она все-таки попала на нужный телефон.
– Отделение реанимации, Шарон слушает.
– Добрый день, это – агент Беккет, офис Генерального прокурора. Я звоню, чтобы получить информацию о состоянии пациента.
– Какого пациента, агент Беккет? – медсестра казалась впечатленной перечисленными регалиями.
– Ричард Касл, – Кейт откашлялась, всеми силами сохраняя официально-безразличный тон. – Он поступил этой ночью с огнестрельным ранением груди.
– К сожалению, агент Беккет, у нас есть ограничение на ту информацию, которую мы можем говорить по телефону об этом пациенте. Все, что я могу вам сказать: его состояние остается тяжелым, но стабильным.
– Он приходил в сознание? – Кейт громко выдохнула, даже не поняв, что не дышала все это время.
– К сожалению, мне это неизвестно, – мягко ответила медсестра с ощущением, что вопрос был более личным, нежели чем официальный запрос.
– Спасибо за информацию, – Кейт повесила трубку.

~Д~о~м~и~н~о~


Лэйни уже не было дома, но на кухонном столе Кейт ожидала записка с сообщением, что она была вынуждена уйти на работу, но в холодильнике есть еда, а ванной – чистые полотенца, и, если Кейт постарается, то вполне сможет воспользоваться этим самостоятельно, и, возможно, это пойдет ей на пользу.

Кейт спустилась к машине за походной сумкой, мысленно поблагодарив собственную предусмотрительность. Приняв горячий душ и переодевшись в чистую одежду, она почувствовала себя намного лучше. Встречать неожиданности нового дня было гораздо проще, когда на тебе свежий костюм. А то, что неожиданности будут, она не сомневалась. Особенно после вчерашнего.

Выйдя из ванны, Кейт знала точно, чего хочет – чашку кофе. Обшарив кухню Лэйни на предмет хотя бы чего-нибудь отдаленно напоминающего кофеин, она решила найти его в другом месте. Кофе был ее топливом, а топливо было тем, без чего она не могла двигаться дальше, поэтому, захватив ключи и телефон, она спустилась к машине и отправилась на поиски вожделенного напитка.

После недолгих поисков она неподалеку нашла кафе и, встав в очередь, просто наслаждалась запахом кофе, негромкими разговорами людей вокруг и видом нью-йоркской улицы перед глазами. Насколько это было лучше Вашингтона! Очередь двигалась быстро, и вскоре она уже заказывала парню за стойкой свой любимый латте с ванилью без сахара.

– И ваше имя, пожалуйста, – попросил ее бармен.

– Мое что? – удивилась она.

– Ваше имя, чтобы я смог пригласить вас, когда кофе будет готов, – не менее удивленно пояснил парень.

– Простите, – на секунду она почувствовала себя приезжей дурочкой, – Кейт.

– Кейт, ваш кофе будет готов через несколько минут, – вежливо улыбнулся ей бармен, и она отошла в сторону.

Кейт слонялась возле стойки, рассматривая кучу образцов самого разного кофе, выставленного на всеобщее обозрение, то и дело, прислушиваясь к своему имени – а не зовет ли ее бармен. Но время шло, люди, стоявшие в очереди за ней, уже давно наслаждались своим напитком, а ее так никто не позвал.

– Простите, уже прошло достаточно времени, а мой заказ так и не выполнен?

– Думаю, что ваш друг забрал его для вас, – услужливо объяснил парень.

– Мой друг? Вы уверены? – Кейт удивленно вскинула брови. – Я здесь одна.

– Он спросил, ваш ли это кофе, и забрал его, – на лице бармена не дрогнул ни один мускул – видимо, при его работе можно было научиться ничему не удивляться.

– Он? – вот теперь она смутилась окончательно.

– Вот в том углу, – парень прищурился и ткнул рукой в направлении столика, за которым сидел одинокий мужчина. – Он в черной кепке и темных очках.

Кейт обернулась и посмотрела на него. Бармен был абсолютно прав: на нем были темные очки, черная кепка и перед ним стояло два стаканчика с кофе, один из которых безнадежно остывал. Этого она допустить не могла.

– Присоединяйтесь ко мне, агент Беккет, – вежливо предложил он, когда Кейт поравнялась со столиком.

Она настороженно взглянула на незнакомца. Несмотря на таинственность, она не ощущала никакой угрозы с его стороны.

– Кажется, что у вас есть преимущество. У вас есть мое имя и мой кофе, – она искоса наблюдала за его бесстрастным лицом. – Мы раньше встречались?

– Вряд ли, – легко ответил он, сняв темные очки. – Пожалуйста, Кейт, присядьте со мной.

Она узнала его в ту же минуту, как только он снял очки.

– Вы – человек с заднего двора сельского дома. Вы – отец Касла.

Он кивнул, показав жестом на свободный стул.

– Ваш кофе остывает.

– Так как же мне вас называть? – она села, не отрывая от него внимательного взгляда.

– Джексон Хант, – ответил он, сделав глоток кофе.

– Звучит как псевдоним, – заметила Кейт.

– Точно так же сказал Ричард, – засмеялся Хант.

– Ну, мистер Хант, предполагаю, что у вас ко мне какое-то дело? Не зря же вы устроили кражу моего кофе, – Кейт не отводила глаз.

– Вы видели его? – Джексон наклонился на стуле совсем близко к ней.

– Нет, – покачала головой Кейт, – но я знаю, что его состояние тяжелое, но стабильное.

– Ну да, эту же чепуху получил и я, когда позвонил в больницу, – раздраженно ответил он.

– Я думала, что вы в состоянии получить любую информацию, какую только пожелаете.

– Обычно – да, – усмехнулся Хант, – но я здесь неофициально.

– Таким образом, это – личное дело? – слегка расслабилась Кейт.

– Я не знаю, Кейт, сколько Ричард рассказал вам обо мне, – мрачно ответил Джексон. – Я убежал от Марты исключительно в целях ее же безопасности. А когда вновь встретил, то уже слишком глубоко увяз в делах агентства, у меня было слишком много врагов, и могущественных врагов. Я сделал слишком много неправильных вещей, чтобы претендовать на нормальную жизнь. И я всегда избегал встреч с ней и с сыном. Я знал, что мой образ жизни подвергнет их опасности, поэтому я наблюдал со стороны, но никогда не вмешивался. Так или иначе, как вы сами знаете, моя жизнь все-таки настигла их в прошлом году в Париже.

– И вы сделали все что могли, чтобы осторожно охранять их, – заметила Кейт.

– Да, сделал, – он кинул на нее ледяной взгляд.

– Вы здесь не затем, чтобы сидеть у кровати Рика, не так ли? – Хант скромно промолчал. – Вы пришли за Тайсоном.

– Я думал, что это могло бы стать нашей общей целью, агент.

Глаза Кейт зажглись хищным огнем.

– Если я должна отдать свою жизнь, чтобы победить этого сукиного сына, то пусть так и будет.

– Давайте будем надеяться, что этого не потребуется, – во взгляде Джексона промелькнуло что-то похожее на уважение.

– Вы напоминаете мне о нем, – смягченно рассмеялась Кейт.

– И чем? – он улыбнулся в ответ.

– У вас обоих есть настоящий дар говорить правильные вещи.

– О, да, – согласился Хант, – в Париже я убедился в этом в полной мере.

– Это – Касл, – все еще смеялась Кейт.

– После Парижа я был немного занят другими делами, и вам придется просветить меня по некоторым вещам. Я понимаю, что вы переехали в Вашингтон и присоединились к целевой группе генеральной прокуратуры. Я был удивлен, что Рик не пошел с вами. Это было ваше решение или его?

Кейт немедленно перестала смеяться. Вводная часть беседы была закончена. Начиналась, чуть ли не самая неприятная.

– Касл остался здесь потому что, я сказала ему, что хочу переехать в Вашингтон без него. Это моя ошибка, после которой он вынужден прямо сейчас бороться за свою жизнь. Я не защитила его, когда Тайсон пришел забрать его жизнь.

Признаться в этом отцу Касла было для нее еще труднее, чем перед посторонними людьми. Но она все-таки смогла это сказать.

Хант помолчал, взвешивая сказанное, а, может быть, он просто давал ей время прийти в себя.

– Хорошо, предположим, что это – правда. Но поверьте мне, Кейт, за свою жизнь я видел более чем достаточно и сделал не меньше, чтобы понять, что у всего происходящего есть вторая сторона.

Странно, но слова Ханта заставили Кейт почувствовать себя немного лучше. Он не пытался снять с нее ответственность, но одним замечанием открыл ей глаза на гораздо большую картину происходящего. В этой кровавой игре она не была единственным игроком, несущим вину за случившееся.

– И что вы собираетесь делать теперь?

– Собираюсь найти подонка, стрелявшего в моего сына и поговорить с ним лично, – его глаза не выражали никаких эмоций.

– Так же лично, как вы разговаривали с Роджером Хэнсоном в загородном доме? – Кейт перешла к своему собственному способу допроса, вспомнив, что случилось с тем похитителем.

– Нисколько, – теперь в его глазах появилось странное выражение, которое она не могла определить. – Беседа с Хэнсоном была дружеской, Тайсону я не могу такого пообещать.

Услышав это, Кейт удалось сохранить безразличную маску на лице, но внутренне она содрогнулась, поняв на что был способен отец Касла.

– Но сначала я должен увидеть своего сына, Кейт, – он тепло улыбнулся ей.

– Не знаю, смогу ли я вам в этом помочь. Благодаря стараниям вашей внучки, я не нахожусь в одобренном списке посетителей.

– Блестящая штучка из генеральной прокуратуры откроет вам любую дверь в стране, – подмигнул ей Хант.

– Я знаю, но они не хотят меня там видеть, – устало возразила она.

– Ах, агент Беккет, – почти рассмеялся Хант, – если бы я все время ждал приглашения, я бы никуда не попал. Рекомендую и вам сделать тоже самое. Кейт, так как насчет нашей совместной прогулки в чрезвычайно укрепленное отделение реанимации, чтобы повидать нашего мальчика? – он широко улыбнулся ей, глядя на то, как она достает из кармана звенящий телефон.

На линии был агент Стэк.

– Вы занимаетесь чем-нибудь полезным, агент? – раздраженно поинтересовался он.

– Именно этим я и занимаюсь, – решительно прервала его Кейт и повесила трубку.

16


Координация совместного плана действий не отняла у них много времени. После того как Джексон оделся подобающе агенту целевой группы генерального прокурора, Кейт с новым союзником направились в больницу, чтобы привести в исполнение первую часть их плана – навестить Касла. Они сознательно подождали, пока не закончатся приемные часы, чтобы уменьшить вероятность встречи с бывшими друзьями и недругами – вообще всеми, кто мог бы хоть как-то помешать им.

За два года Кейт достаточно хорошо изучила капитана Гейтс, чтобы знать, как она поступит. Ночью палату Касла, скорее всего, будут охранять несколько полицейских, один из которых будет отвечать за лестницу, другой будет на главном входе в реанимацию, а третий – непосредственно возле палаты. Лэйни сама не знала, как она неосторожно облегчила Кейт задачу, сказав, что все списки персонала и посетителей будут тщательно проверяться. Теперь у Кейт был отличный повод изобразить проверяющего.

И, да, Джексон был совершенно прав, говоря о том, что ее значок целевой группы способен открыть многие двери.

– Я – агент Беккет, целевая группа офиса Генерального прокурора, – уверенно произнесла Кейт, предъявляя значок полицейскому на входе в реанимацию. – Это – агент Хант. Мы прибыли, чтобы оценить меры безопасности, предпринятые для охраны мистера Касла.

Полицейский немедленно встал, проверил ее значок и, вложив электронный ключ в датчик на дверях отделения, пропустил их внутрь.

– Агент Беккет, у двери в палату есть еще один полицейский.

– Были ли какие-нибудь инциденты сегодня вечером? – спросила она снисходительно-безразличным тоном, призывая на помощь все свои актерские данные.

– Нет, мэм, – ответил слегка оторопевший полицейский. – Все было спокойно.

– Убедитесь лично, что эта дверь не остается без присмотра даже на секунду, – Кейт пропустила Ханта вперед и неторопливо двинулась по коридору, делая вид, что маршрут им давно известен. К счастью, полицейскому на посту даже в голову не пришло проверить значок Ханта.

– Один остается, один идет внутрь, – шепнул Джексон.

~Д~о~м~и~н~о~


Несмотря на вечер, в отделении было довольно оживленно, и медицинский персонал, занятый своими делами, не сильно обращал на них внимание, что было им только на руку. Кейт была права, весьма логично предположив, что Гейтс выберет для Касла палату в юго-восточном крыле, где, кроме главного коридора, был только один выход, охранявшийся очередным полицейским.

Она не спеша подошла к двери палаты и помахала под носом тамошнего полицейского своим значком.

– Агент Беккет, офис Генерального прокурора, – надменно объявила она. – Я должна видеть списки допущенного персонала и список одобренных посетителей, и также перечень зарегистрированных сегодня посетителей из этого списка.

Полицейский у двери был молодым парнем, судя по всему, недавно надевшим униформу, и вид грозного агента из столицы, вывел его из себя на счет «раз».

– Вот пропуски с фотографиями и вот одобренный список посетителей. Никто не входит без удостоверения личности, полностью соответствующего списку. Лист с регистрацией посетителей находится на посту дежурной медсестры.

Кейт одарила его непонимающим взглядом.

– Так пойдите и заберите его от дежурной медсестры, – снисходительно велела она. – Или вы предлагаете это сделать мне?

– Я… гм… мне нельзя оставлять пост, – парень стоял перед ней в полнейшем замешательстве.

– Здесь у вас есть два федеральных агента, стоящих прямо у дверей, – вмешался Хант. – Думаю, что мы в состоянии заменить вас на пару минут, пока вы сходите и принесете нам лист с регистрации.

– Да, сэр, конечно, – нервно улыбнулся полицейский. – Я схожу и принесу его вам.

Второй полицейский, охраняющий лестницу, как раз повернулся к ним спиной, и Кейт быстро кивнула Ханту, и он бесшумно проскользнул в двери палаты.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы его глаза привыкли, и он сориентировался в тусклом освещении многочисленных аппаратов, к которым было подсоединено тело Касла. На своем веку Хант повидал много мертвых и умирающих мужчин, но сейчас он не ожидал испытать такую глубину горя и ненависти, увидев единственного сына в таком плачевном состоянии.

– Ричард– - проговорил он, пристально вглядываясь в его бледное лицо. Увы, ответа не было. – Сынок, я знаю, что где-нибудь в глубине сознания ты знаешь, что я здесь. Теперь я здесь и никуда не уйду. Я собираюсь найти его, Ричард, и я собираюсь закопать его так глубоко, что выйти оттуда он сможет лишь с помощью хорошего некроманта. На всей планете ему не найти места, куда он сможет спрятаться от меня.

Касл пошевелился и застонал.

– Ричард?

Касл слегка приоткрыл глаза.

– Ричард, ты можешь меня слышать? – Хант склонился над сыном и взял его за руку.

Тот снова застонал, но глаза по-прежнему были полуоткрыты.

– Папа?

– Да, сын, это я, – слабо улыбнулся Хант.

– Не могу поверить, что ты здесь, – еле вымолвил Касл, заплетающимся после наркоза языком.

– Конечно я здесь. Ведь ты – мой сын, – необычно мягко ответил Джексон.

– В меня стреляли, папа.

– Я знаю, Ричард, – чуть ли не в первый раз в своей жизни сердце агента ЦРУ Ханта было переполнено абсолютно новыми для себя эмоциями.

– Это ужасно, – пожаловался Рик с улыбкой, больше походившей на гримасу.

– Уверен, что это так, – да, у него был большой опыт в таких делах.

Касл закашлялся, и мониторы зашлись в тревожном писке. Хант искоса глянул в окно – Кейт все еще методично действовала на нервы молодому полицейскому, успешно делая вид, что проверяет его работу.

– Папа? – снова начал Рик.

– Отдохни, Ричард, мы поговорим с тобой позже. У нас будет на это время.

– Нет, – Касл упрямо покачал головой, – сейчас.

– Хорошо, сейчас, – Джексон видел, что он начинает нервничать, чего ни в коем случае нельзя было допускать. – О чем?

– Кейт, – болезненно выдохнул Ричард.

– Что относительно Кейт, сынок?

Глаза Касла снова закрылись, и он начал постепенно проскальзывать в тяжелый сон.

– Ричард?

– Что? – Касл вздрогнул.

– Ты начал говорить о Кейт. Что ты хотел сказать?

– Он стрелял в меня, чтобы причинить ей боль. Сказал, что это было лишь ее ошибкой, – теперь он говорил с большим трудом, испытывая боль от каждого слова.

– Ричард, сумасшедшие люди не нуждаются в причине, чтобы быть сумасшедшими. Им только нужна цель.

– Охраняй ее, – из последних сил Касл дотронулся до руки отца.

– Обязательно, сынок. Я обещаю, – Хант с тревогой вглядывался в лицо Касла, искаженное от боли.

– Охраняй ее, – он расслабился и потерял сознание.

Хант смотрел на лежащего сына и всеми силами старался не потерять самообладание, призывая на помощь весь многолетний опыт и умение держать себя в руках, все годы обучения и практики, чтобы отделить от своего разума гнев, боль и страх, поместить их в самый дальний угол сознания, а когда придет время, направить их на Джерри Тайсона.

Кейт знала, что она не сможет долго морочить голову охране без риска разоблачения, поэтому, наскоро уболтав полицейского, она быстро прошла в палату навстречу Ханту.

– Он приходил в сознание на пару минут. Это – хороший знак, – шепнул ей Джексон.

Кейт не отрывала взгляда от Касла, окутанного тысячами трубок, выходивших из его безжизненного тела.

– Он что-нибудь говорил?

Хант усмехнулся.

– Попросил, чтобы я охранял тебя, – об остальном он благоразумно умолчал.

– Дайте мне пару минут с ним наедине, – глаза Кейт наполнились слезами.

– Конечно, – он выскользнул из палаты так же бесшумно, как и вошел туда ранее.

Сердце Кейт бешено колотилось, тело била крупная дрожь, когда она подошла к кровати Рика.

– Рик, – ее голос дрогнул от боли.

Он был настолько бледен, что она невольно проверила мониторы – жив ли он вообще?

– Я знаю, что ты должен был устать от этих слов, – она ласково коснулась ладонью его щеки, – Касл, но я так сожалею, – по ее лицу потекли быстрые слезы. – Я сделала столько ошибок. Очень много ошибок, я даже не в состоянии сосчитать их, – Касл слегка вздрогнул, и она взяла его за руку. – Самая большая ошибка, начавшая эту цепочку падения домино – решение, принятое мной в тот проклятый день в парке, – она начала потирать его большой палец в круговом движении, в которым раньше они много раз пытались сообщить что-то друг другу без слов. – Касл, ты застал меня врасплох. Я была не готова к такому повороту событий. Я пыталась выяснить, кто мы друг для друга, и затем ты попросил, чтобы я вышла за тебя замуж, невзирая ни на какую работу в моей жизни. Я знаю, что мой ответ заставил тебя решить, что я не любила тебя, но, Рик, я лишь хочу, чтобы ты меня услышал… – двойной стук в окно палаты сигнализировал, что ее время истекло. Кейт склонилась над ним и прошептала в самое ухо, все еще держа его за руку, – Касл, ты был прав. Я влюбилась в тебя с первого момента нашей встречи.

Еще несколько секунд она всматривалась в его такое родное лицо, желая только одного – поцеловать его хотя бы еще один раз, но, напомнив себе, что не имеет на это никакого права, она лишь пожала его руку и ушла прочь.

~Д~о~м~и~н~о~


Когда Касл проснулся в следующий раз, то первым человеком, которого он увидел, была его дочь, Алексис. Она стояла у окна и о чем-то негромко разговаривала с Мартой. Она не заметила, что он пришел в сознание.

– Эй! Вы двое опять обсуждаете меня за моей же спиной? – он попытался слегка пошутить, для разрядки обстановки.

– Папа! – завопила немедленно подскочившая к нему Алексис. – Бабушка! Он пришел в себя!

- Ричард! Мой любимый! – Марта подошла с другой стороны кровати и взяла его руку. – Как же ты нас напугал! – она с трудом сдерживала слезы.

– Мама, – увидев Марту, Касл вспомнил свой сон, – мне снилось, что приехал мой отец.

– О чем ты говоришь, любимый? – в лице Марты промелькнул испуг пополам с жалостью: а не сошел ли с ума ее сын, после такого наркоза?

– Джексон Хант? Мой дедушка? – поразилась Алексис.

– Мне снились сны, всю ночь напролет, как всегда, когда я засыпаю в кабинете, – он замолчал, собираясь с силами.

– Папа, ты должен отдохнуть, ты можешь рассказать нам об этом позже.

– Возможно, я должна пойти и позвать доктора, – Марта тревожно посмотрела на сына.

– Нет, мама, послушай меня, – Касл сжал ее руку.

Алексис и Марта обменялись беспокойными взглядами.

Касл вздохнул как можно глубже, честно стараясь не замечать боли в груди.

– Все смешалось, перепуталось, потому что в моем сне люди менялись местами – мой отец и Беккет.

– Папа, здесь не было Беккет, – лицо дочери исказилось странной гримасой.

– Мой сон. Они были в моем сне. Отец сказал, что убьет Тайсона, – часть сна о Беккет, он благоразумно оставил для себя.

Дверь в палату открылась и туда вошла целая делегация докторов.

– Теперь, когда мистер Касл пришел себя, мы должны произвести полный осмотр. Если вы подождете нас снаружи, то через несколько минут мы дадим вам подробный отчет о его здоровье.

– Конечно, доктор, – послушно ответила Марта и, сжав руку сына еще раз, вместе с Алексис вышла в коридор.

~Д~о~м~и~н~о~


Через несколько минут, проведенных ими в ожидании, в отделение зашли Эспозито и Райан. Увидев их у окна, они заволновались и торопливо пошли к ним навстречу, подозревая, что случилось что-то неладное.

– Он пришел в себя и разговаривает! – Алексис бросилась к ним на шею. – Прямо сейчас его осматривают доктора!

– Вау! – завопил Эспозито на все отделение, не смущаясь сердитых взглядов медсестер. – Это – наш парень! – он стукнул кулаком по плечу напарника.

– Судя по тому, как вы орете, я вижу, что у нас все хорошо? – сзади подошла Лэйни. – Кстати, вы помните, что это все-таки реанимация?

– Он пришел в себя, и разговаривает, – Алексис счастливо улыбнулась.

– Слава богу! – Лэйни облегченно вздохнула. – Это лучшие новости из всех возможных.

– Он разговаривал, но смысла в его словах было немного, – почти машинально добавила Марта, все еще слегка встревоженная словами сына.

– Что это значит – не было смысла? – переспросила Лэйни.

– Он говорил, что ему снился отец и Беккет.

Алексис кинула на бабушку предупреждающий взгляд. Она не собиралась обсуждать при всех наличие невесть откуда взявшегося дедушки.

– Учитывая все наркотики, что ему вкололи, он с тем же успехом мог повстречаться и с йети, – небрежно заметила она.

Все дружно рассмеялись, но Лэйни слегка призадумалась над словами Марты. Особенно над той частью, что была про Беккет. Она знала, как сильно Кейт хотела видеть Касла, и она вполне могла свернуть горы и легко пройти мимо любой охраны, чтобы добиться желаемого. Но, с другой стороны, Касл говорил о своем отце, которого в жизни никогда не видел… так что, скорее всего, Алексис была права, и это был всего лишь бред подсознания. Может быть, в глубине души, он тоже больше всего на свете хотел видеть Кейт?

Каждый из них занял свое место у окна, где они могли наблюдать за докторами в палате и дождаться конца осмотра. И только оставшись в относительном одиночестве, Алексис позволила себе задуматься над словами отца. Был ли это только сон? Действительно ли здесь был ее дедушка? Что ж, она своими глазами видела, что он сделал с теми людьми, которые посмели ей угрожать. И если это был не сон, то по большому счету ей все равно, была ли здесь Беккет или нет. Главное, что Джерри Тайсону пора начинать оглядываться по сторонам – ее дедушка вышел на охоту.

Переводчик: Babay_Iwanowich
Бета: Shantanel

Форум
Категория: Наши переводы | Добавил: Tesoro (09.09.2015) | Автор: Переводчик: Babay_Iwanowich
Просмотров: 297 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 Winee   (06.03.2016 01:51)
Они котики <3

+1
1 Schumina   (10.09.2015 20:38)
Спасибо за главочки!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]