Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2734]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4826]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15365]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Chances/Шансы
Вернувшись домой, Белла вступает в борьбу с последствиями прошлых ошибок и пытается реализовать свой последний шанс на счастье. История грубая и реалистичная. События разворачиваются через восемь лет после свадьбы в «Рассвете».

Секс-машина
В 2029 году Белла Свон, инженер био-механик, создала идеальную машину для «Уитлок Робототехникс». Мейсен может быть кем или чем угодно… но кем его хочет видеть Белла?

Хижина в лесу
Вот уже двадцать лет полиция не может поймать опасного преступника. В рождественскую неделю Чарли, как всегда, предостерегает Беллу не ходить в одиночку, но она все равно идет в лес за ёлкой. Кого она найдет в заснеженной хижине в самой глубине леса?

Равноденствие
Мир перевернула не война, хотя она идет. Жестокая, бессмысленная и беспощадная. Земля содрогнулась не от горестных стенаний и предсмертных криков, хотя их в избытке. Всю выстроенную долгими веками жизнь извратили предательство, лицемерие, равнодушие, ненависть. Что или кто сможет противостоять натиску убийства и изощренности коварства? Любовь? Доброта? Сплоченность?
Но есть люди… просто, лю...

Если ты этого хочешь...
А что если Белла не осталась в Форксе после ухода Эдварда, а решила бороться за свою любовь? Сможет ли она вернуть упрямого вампира? Какими средствами она располагает для этого? Знаниями о существовании вампиров? Решимостью? Силой духа? Мы знаем одно: если Белла чего-то хочет, она становится ужасно изобретательной!
Альтернативное Новолуние.

Прогуляемся?
Белла принимает самое верное, на ее взгляд, решение. Вот только Вселенная, похоже, с ней не согласна.

Обещание
Каллены оставили Форкс. Белла хорошо помнила, почему это произошло. Они с Эдвардом были на поляне, той самой, куда вампир приводил её, чтобы побыть только вдвоём. Но на этот раз их уединение было прервано появлением чёрных плащей.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 272
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 98
Гостей: 88
Пользователей: 10
Hello8806, Катерина15, Ch, eclipse1886, sashaloskutova89, inleyn, hel_heller, irina_sey, In3s, datashasmart
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Волшебство на троих. Глава 48

2024-4-23
47
0
0
Глава 48

Слепящее солнце, повисшее в белесом небе. Горячий, обжигающий легкие при вдохе воздух, неподвижно висящий над растрескавшейся от зноя землей. Колючая соломенно-желтая трава, тихо похрустывающая под копытами к’ярдов и лошадей. Нехорошая жуткая тишина – нет ни шороха ветра, ни цвирканья кузнечиков, ни писка мыши. За последние дни мне остогхырело это пустое пространство, где не за что уцепиться взглядом, разве что за бегущую впереди Гренну.
Мантикора отправилась с нами, невзирая на все попытки удержать ее на месте. Она просто влетела в раскрытый телепорт, вырвавшись из рук Ремара. Хотя, возможно, он и не слишком стремился ее удержать, полагая, что крылатая кошка со скорпионьим хвостом станет нам дополнительной защитой. Гренна могла если не сражаться, то как минимум следить за окружающей обстановкой и предупредить в случае неприятностей.
Мы ушли из Асгора, как только восстановили силы после битвы, хотя и Аленар, и Ремар очень настойчиво предлагали задержаться до утра. Несмотря на усталость, на то, что наша помощь не помешала бы – хотя бы заговорить раны пострадавшим гвардейцам князя, которые не обладали регенерирующей способностью вампиров, - меня и Алена гнала в путь неослабевающая тревога. Остальные, может быть, кроме Мораввена, не чувствовали такой необходимости торопиться, но братья не стали спорить, а Гард все равно считал своим долгом не отходить от меня и на несколько шагов.
Помимо ощущения, что отведенное нам время истекает, и уже совсем скоро из верхней колбы закончится Песок Времени, меня - да и Алена тоже – мучило одно обстоятельство. Мы стали притягивать опасность, не только к себе, но и ко всем, кто находится рядом с нами. Наши спутники – братья, Мораввен, Гард шли с нами по собственной воле и по своим причинам. Но мирные жители Вийска, сгоревшие в погребальном пламени на лесной поляне у границы Асгора, не заслужили такой участи. Может быть, кроме Тимахи – вот он давно напрашивался на кару стихий.
Нет, мы не винили себя в их смерти. Мрак, и только он замутил головы простых горожан и погнал их, вооруженных чем придется, на верную смерть. Невозможно и предположить, что они смогли бы одержать верх над вампирами, даже кратно превосходя их в численности. Десятая часть Вийска погибла по прихоти чудовища из другого мира. Бесславно и бесцельно погибла, потому что Мрак не смог бы использовать их тела для пополнения собственной армии – Аленар прекрасно знал, что трупы необходимо сжигать.
Мы не хотели повторения нападения и гибели невинных людей. Их и так умирало слишком много в нашем окружении. Да, Мрак опять не достиг своей цели – мы все еще не попались к нему в щупальца. Но смерть стояла за нашими спинами, и Алену она уже положила на плечо костлявую руку.
Использование магии не прошло бесследно. Пелена теперь доходила до локтя, и нередко – даже слишком часто! – я замечала, как муж сжимает губы и встряхивает рукой, чтобы снять онемение. Ремар перед тем, как попрощаться, сунул антарные наручники мне в сумку, и они жгли мне пальцы каждый раз, как требовалось что-то достать из нее. При этом я отлично знала, что Ален никогда не согласится надеть их.
Но пока он вел себя безупречно, не используя магию даже рефлекторно. Пришлось взять на себя все мелочи, которые так облегчают жизнь – к примеру, избавить себя, его и Гарда от оглушающей жары. Терен активно помогал мне, как, впрочем, и Лежек с Веном. Но, правда, мы пользовались магическим веером только в самые жаркие послеполуденные часы, в остальное время предпочитая экономить силы.
Никто не знал, что ждет нас впереди. Ни один из нас не обладал хоть мало-мальски приличными пророческими способностями, и приходилось полагаться на судьбу и осторожность. Гард и Ален в сопровождении Гренны по очереди выезжали вперед, осматривая окрестности в поисках возможных неприятностей, и пытались сориентироваться на местности, соотнося немногие имеющиеся ориентиры с картой.
Да, у нас была карта. Пока мы добирались до Эглии – а на это ушло больше двух дней из-за усталости и наличия с нами лошадей, к’ярдов и Гренны – Делвер добыл схему торговых путей караванщиков Этелии с указанными на ней оазисами и с помощью Ивэна переслал нам. Конечно, на ней не был выделен тот конкретный, который нужен нам, но мы предполагали, что островок зеленой природы, захваченный Мраком, должен находиться где-то поодаль от наиболее оживленных трактов, иначе о нем знали бы все. Или же Мрак своей властью изменил караванные дороги так, чтобы они обходили его убежище стороной.
В любом случае мы найдем его, методично передвигаясь от оазиса к оазису и попутно разыскивая клан Темной Луны в надежде на их помощь. Ничего другого на ум все равно не приходило. Разве что еще расспрашивать всех, кто попадется у нас на пути, будь он живой или мертвый, лишь бы не слишком разложившийся. Хотя на этой жаре трупы скорее высохнут и мумифицируются, чем начнут разлагаться.
Вот только за все время нашего рейда по степи нам не встретился никто, умеющий говорить. И неудивительно. Мрак соблюдал соглашение с Этелией о сохранности источников воды и караванов не больше, чем договор о ненападении с Картхейном, то есть никак. Все оазисы, через которые мы проезжали, представляли собой жалкое душераздирающее зрелище: высохшие и/или сожженные деревья, превратившаяся в колкую солому трава, загаженные водоемы. Пить из них не то что не рекомендовалось – категорически запрещалось. На берегах мы то и дело встречали трупы животных, пришедших на водопой, и остатки караванов, рискнувших отправиться в тяжелый путь по степи. Найти подходящее для поднятия тело, у которого можно было бы выудить хоть какую-нибудь информацию, не удалось. Низшие формы нежити, которые притягивала темная магия Мрака и большое количество падали, обгладывали все до голого скелета, не способного на произнесение звуков.
Все мы, за исключением Гарда, владели стихийной магией и даже без помощи Алена могли (особенно если учесть наличие в нашей компании мага Воды) либо очистить источник, либо добыть живительной влаги в необходимом количестве. Караванщики же, как правило, нанимали (если нанимали вообще, а не шли проторенной за сотни лет дорогой без магической подпорки) колдуна не самой высокой квалификации. От него требовалось не так много: зашептать рану или укус, наложить противоворовское заклятие, сварить зелье от головной боли, обычной после злоупотребления скисшим кобыльим молоком – в общем, то, что умели делать адепты седьмого-восьмого курсов. Среднестатистический караванный маг не смог бы справиться с последствиями магии Мрака и исцелить источники, что, собственно, подтверждалось их плачевным состоянием. А это, в свою очередь, привело к смерти караванной торговли. Дневные переходы караванов рассчитывались так, чтобы не возить с собой больших запасов воды. И когда длинные ряды повозок достигали первого убитого оазиса, потом второго… им приходилось поворачивать назад, чтобы не умереть тут, под палящим степным солнцем. Никто уже не рисковал пересекать бесконечные безлюдные и безводные пространства.
Оставалось только гадать, на кой гхыр Мрак уничтожил источники. Просто ради самого процесса уничтожения или же на самом деле хотел обезопасить свой дворец и исключил саму возможность появления возле него случайного каравана? Или же он таким нехитрым образом увеличивал хаос и агрессию в мире? Мы только надеялись, что оставшиеся не у дел караванщики не пополнят собой армию Мрака – как в живом, так и в мертвом виде.
Мраку нужны были рядовые бойцы. Доходившие до нас сведения из всех близлежащих стран, где жили наши родственники и друзья, не оставляли ни малейших сомнений – экспансия темных сил продолжается. Мрак не намерен останавливаться на достигнутом.
Зона агрессивности в Аррении возрастала с каждым днем. Маги бежали из городов, сел и других поселений, охваченных пламенной ненавистью ко всем, кто носил значок травников или практиков на воротнике или на кармане рубашки. Кто-то укрывался в Аррендаре, считая, что Ковен сможет их защитить. Кто-то удирал на запад и север, надеясь, что настолько далеко эта беспричинная агрессия не сможет распространиться. Все больше населенных пунктов Аррении оставалось без магов вообще и травников в частности.
Лишившись явного врага, арренцы, как и говорил Ален, начали искать неявных. Начались бесконечные драки: один на один, улица на улицу, квартал на квартал. Кровь лилась мощным потоком, проламывались головы, трещали ребра и кости в конечностях. Убитые… да, конечно же, не умирали. Они переходили в описанное Дэмиусом состояние «не-жизни».
Ковен не мог, как в Полдании, отправить на усмирение отряд паладинов, придав им колдуна для магической поддержки. Их немедленно разорвали бы на куски, а скелеты впоследствии перешли бы в армию Мрака.
Но в Аррендаре не сидели сложа руки. В зараженные города отправляли только паладинов Арвида Седьмого, снабдив четкими инструкциями: объявлять чрезвычайное положение, никого не выпускать из домов, насильно поить успокоительными средствами и - самое главное – сжигать не-мертвых. Маги Ковена работали над способами защиты людей от влияния Мрака и возвращения уже зараженных к нормальной жизни. Задача усложнялась тем, что практические эксперименты следовало проводить на местах, среди агрессивно настроенных к колдунам жителей, что, естественно, было весьма небезопасно.
Пока все попытки противостоять Мраку заканчивались не то что полной неудачей… Введение чрезвычайного положения смогло притормозить увеличение количества не-мертвых. Но агрессия продолжала распространяться по стране.
Краст свалил все дела на Ковен в целом и Терстана в частности, самоустранился в свой кабинет и не выходил из него без личной охраны даже в сортир. Престарелый архимаг осознал свои ошибки и очень жалел, что в его гвардию не входит хотя бы младший Альвитский. Терен, прочитав наскоро набросанное сообщение от отца, только хмыкнул.
В Вийске лозунги времен войны с вампирами стали звучать гораздо реже, и местные жители переключились на тех, кто досаждал всей стране – на магов. Через три дня после бойни на лесной поляне Рейф вместе с Магистром Ларнисом телепортировался в Белогорье. Даже при предпринятых мерах предосторожности оставаться в Школе стало опасно. Здание, которое выдержало много сотен, если не тысяч магических экспериментов юных дарований, грозило развалиться под воздействием агрессивно настроенных горожан.
Ремар, разумеется, облегченно выдохнул, увидев старого приятеля отца живым и невредимым, и немедленно предложил ему убежище. Он преследовал и свои цели. В данный момент князю совсем не помешала бы помощь двух Магистров.
Нет, в Белогорье магов не проклинали и не стремились убить. Жители долины настойчиво требовали от князя перекрыть все дороги, ведущие в долину. Они справедливо полагали, что сюда могут нагрянуть беженцы из Аррении или Полдании, а эти страны только что злонамеренно напали на вампирскую долину. Белогорцы же гордились родственными и дружескими связями с Асгором и всеми силами желали отомстить. Некоторые горячие головы уже говорили о народном ополчении и объявлении войны одновременно и Аррении, и Полдании. Князю приходилось прилагать большие усилия, чтобы угомонить белогорцев и не допустить стычек с жителями Вийска или Каменска. Последствия были непредсказуемыми, но одно Ремар знал точно – ничего хорошего ждать не следует.
Аленар занимался примерно тем же. Вампиры, обозленные беспричинной атакой, требовали отправить призывы в другие долины и выступать против людей единым фронтом. На первое Повелитель согласился, но к краткому – излишне краткому – сообщению о вторжении жителей Вийска и мертвецов Каменска добавил свои пояснения – кто такой Мрак, почему он позволил себе напасть на вампирскую долину и чего от него можно ожидать. Ожидать следовало чего угодно, в том числе аналогичного вторжения в любую другую долину в любое, самое неподходящее время. На второе Аленар категорически не соглашался, жестко подавляя все зачатки бунта. В том числе тем, что напоминал, с кем необходимо расквитаться в первую очередь – с похитителем Итена. Стражи ждали только нашего сигнала, а мы пока не имели представления, когда его дадим и куда их призвать. Обстановка в Асгоре оставалась напряженной.
В Полдании творилось что-то непонятное. Ремар бомбардировал вестниками и Ксану, и Сапека. Аленар направил ноту протеста Великому Герцогу. Ответа ни один из них не получил. Лично ехать в Полданию они не хотели, справедливо опасаясь за свою безопасность. Вампиры, патрулирующие границу, заметили, что у ворот больше нет наряда стражников, и на свой страх и риск перелезли через них, намереваясь дойти до Каменска, осмотреться и немедленно вернуться. Осмотр занял немного больше времени, чем планировали Стражи, но зато они вернулись к Повелителю с важными новостями. Каменск опустел. Куда делись жители, вампиры не поняли, но в городке не нашлось ни единой живой и неживой души. Исчезли даже собаки. Аленар принял все к сведению и увеличил число патрулей вдоль границы с Полданией, которая, похоже, становилась страной зомби.
Картхейн, хвала стихиям, пока жил и процветал. Делверу удавалось имитировать поведение пьянчуги и ловеласа, Иллана вместе с дочерью практически не выходила из своего крыла дворца и обзавелась лично отобранной ею свитой служанок.
Но влияние Мрака ощущалось и здесь. Магистра Ярлиса сместили с поста Главы Ковена под предлогом сильной нагрузки из-за выполнения обязанностей королевского мага. Ярлис не возражал, да и не мог этого сделать по причине расщепленного сознания, и чуть ли не с восторгом передал дела присланному Мраком Магистру Орберту. Новый Глава Ковена начал свою деятельность с того, что потребовал найти и обезвредить прячущегося в Сумеречных горах командора Таллиса вместе с небольшим отрядом верных ему паладинов. Аналогичное требование выдвинул Магистр Доран в Ласинии по отношению к командору Маску.
В общем, мне все больше казалось, что к тому моменту, когда мы отыщем гхырово убежище Мрака, та армия, про которую говорил мне Ремар, не сможет встать под наши знамена. Она будет или уничтожена, или по горло увязнет в проблемах своих стран.

- Гхыр!
Порыв горячего ветра бросил в лицо горсть пыли и взъерошил волосы. Отросшие пряди немедленно залезли в заслезившиеся глаза и защекотали шею. Янт, которому тоже не понравилось пылевое облако, недовольно фыркнул и мотнул головой.
- Давай помогу.
Ален перехватил у меня поводья, давая возможность спокойно протереть глаза и хоть как-то пригладить растрепанные волосы. Завязыванию в хвост и тем более заплетанию они еще не поддавались, а мешать уже начали.
- Постричь бы их, - проворчала я себе под нос, осознав тщетность попыток справиться с непослушными прядями. Терен меня расслышал и хохотнул.
- В степи ты вряд ли найдешь цирюльника, а использовать в этом качестве боевого мага… ну, не знаю.
- Тебя точно не попрошу, - мрачно буркнула я, хорошо помня, как на третьем курсе он постриг Лиса, то ли на спор, то ли скрывая последствия неудачно выполненного заклинания. Илейна, увидев результат, вынуждена была затащить пострадавшего в свой кабинет и постричь его почти налысо, после чего напоить зельем для быстрого отрастания волос. Терен, явно тоже вспомнив этот случай, засмеялся уже громче. Улыбнулся и постоянно мрачный Лежек. Со вздохом я забрала у Алена поводья, примиряясь с мыслью, что мучиться с лезущими в глаза прядями придется еще долго. Как минимум до тех пор, пока мы не встретим кого-нибудь, кто сможет продать ленту или хотя бы кусок тряпки, от которой ее можно оторвать. В нашем багаже такого не водилось – мы собирались наспех и брали только самое нужное – оружие и еду.
Ален быстрым движением вытащил рубашку из-за пояса и оторвал от низа длинную полосу.
- Держи.
Я уже собралась поворчать на тему безнадежно испорченной одежды, но внезапно ошеломленно посмотрела на мужа, пораженная горьким осознанием. Ален думает, что проживет недолго, и поэтому нет необходимости беречь свои вещи.
«Элька, прекрати. Я просто хотел помочь, а твои рубашки ты рвать не разрешаешь».
«Как будто тебя это когда-то останавливало», - горько вздохнула я.
«Прекрати, я тебя очень прошу. Не забивай себе голову всякой гхырней и не ищи в самых простых поступках второго дна. Рвать твою рубашку, когда ты на Янте, а я - на Кулоне, очень неудобно. Как ты вообще себе это представляешь?»
«Никак, - невольно фыркнула я, нарисовав в голове образ двух к’ярдов, едущих рысью бок о бок, и наклонившегося ко мне Алена, пытающегося оторвать полосу от моей рубашки».
«Вот именно», - веско заключил муж. Все еще продолжая улыбаться, я повязала полоску ткани на лоб, прижав ею волосы. Ехать стало значительно удобнее.
«А ты еще споришь. И, Элька, пожалуйста, прекращай эти вдохновенные страдания о своей печальной участи. Я с тобой и намереваюсь не отходить от тебя ближайшие три-четыре сотни лет».
Я до боли прикусила губу и взметнула стену в сознании, но скрыть накатившую тоску все равно не смогла – гхыров полувампир уловил ее и поморщился.
- Убери блок. Я все равно знаю, о чем ты думаешь, - негромко попросил Ален, подводя Кулона ближе, и легко сжал мою руку. Искристая щекотка заполнила мое тело, только усиливая печаль, но стену я сняла, не в силах спорить с мужем.
«Хорошо. Alliarr, послушай внимательно и постарайся поверить в мои слова. Не спеши меня хоронить. Во-первых, у тебя есть опыт создания личей…»
Я передернулась и поспешно попыталась изгнать из сознания образ Алена с увеличенными клыками, багровыми глазами и вертикальными зрачками.
«А во-вторых, - спокойно продолжал муж, словно бы не замечая моей реакции, - я уверен, что до этого не дойдет. Или если и дойдет, то весьма нескоро».
«Почему?»
«Я говорил тебе в Асгоре – верь пророчествам и судьбе. Если сказано, что мы вдвоем остановим Мрака – значит, так оно и будет».
«Несмотря на твою немеющую руку?»
Ален крепче сжал мне ладонь.
«Верь судьбе, Элька. Она мудрая дама. Может быть, к моменту нашей встречи с Мраком заклятие распадется само собой. В конце концов, оно проходило через довольно мощный щит. А может, Ивэн или кто-нибудь из Магистров Терстана найдет обратное заклинание. Гхыров «Замкнутый круг» придумали несколько сотен, если не тысячу лет назад. Обычно, создав яд, к нему тут же готовят противоядие, чтобы не попасть в свою же ловушку».
Уверенный голос мужа и его близость почти убедили меня. Почти. Где-то внутри все равно сидела ледяная игла, не дающая окончательно успокоиться.
«Alliarr, - вздохнул Ален. – Выполни мою просьбу. Пожалуйста».
«Какую?»
«Не усложняй нам всем задачу. Парни видят твою тоску и тоже переживают, Вен падает в собственную пропасть, и неизвестно, кто его вытащит оттуда. Гард поглощен твоей безопасностью, а не настроениями в отряде. Разброд и шатания – совсем не то, что требуется для удачного завершения нашей миссии. Не хотелось бы прекращать ее до того, как она, собственно, начнется».
Я опустила голову, скрывая румянец. Примерно то же самое в примерно такой же ситуации говорил мне Аленар. Но тогда у меня еще была надежда, подпитываемая снами.
«Сейчас она тоже есть и подпитывается тем, что Валлиасдар Кменофийский никогда не ошибался. Элька, действительно, прекращай. Мне и так приходится постоянно бороться с самим собой, чтобы не применять магию по пустякам. А когда ты рядом тоскуешь… мне немедленно хочется тебя утешить. Я теряю концентрацию и внимательность. А это, в свою очередь, может привести…»
«К неприятным последствиям, - закончила я. – Я очень постараюсь, Ален. Но…»
«Никаких «но». Переключи свои мысли. Думай о том, что хочешь сделать с Мраком. И том, что я хочу сделать с Теем».
Я неосознанно стиснула кулаки и прикрыла глаза, обуздывая волну ненависти.
«Вот так гораздо лучше, alliarr, - подбодрил меня Ален. – Все будет хорошо, любовь моя».
Я разрешила себе поверить уверенному голосу мужа, загнав нехорошие мысли подальше в сознание, и позволила расцвести внутри твердой убежденности, что судьба, пророки и Отец Всего Сущего, который говорил через дайна Рейвена, не ошибаются. Мы справимся со всем, что упадет на наши плечи, и Ален всегда будет рядом со мной. Мы вернем своих детей, убьем Тея и остановим Мрака – что бы это ни означало.
Моей щеки коснулись теплые губы Алена.
- Гард, замени меня! Я посмотрю, что впереди. Гренна, kerr hastain!
Оживившаяся мантикора расправила крылья и улетела вперед, описывая круги вокруг ускорившего бег Кулона. Гард занял место рядом со мной.
- Что бы господин Ариэн ни сказал вам, он прав.
Я удивленно посмотрела на вампира. Гард очень редко позволял себе высказывать собственное мнение, тем более касающееся Алена.
- Почему ты так думаешь?
- Потому что вы обрели себя, госпожа. Вы стали прежней.
Я осторожно обернулась. С лица Лежека сошла мировая скорбь, и братья оживленно обсуждали школьные проделки. Даже Вен смог выбраться из глубины своих безотрадных размышлений и с толикой интереса прислушивался к парням.
Дальше мы ехали значительно бодрее.

Гренна забеспокоилась, когда солнце уже спустилось к горизонту, и наши тени длинными полосами ложились на высохшую траву. Следующий оазис уже маячил в поле зрения, и мы планировали заночевать там. Или немного поодаль, если состояние источника не позволит находиться рядом с ним. Вот только поведение мантикоры начисто уничтожало все мысли о спокойном отдыхе.
Гренна прижимала уши, скалилась и вздыбливала шерсть, шипела и прижималась к земле. Вокруг нас простиралась все та же безлюдная и безнежитьная степь, но злобное рычание нашей кошки говорило о близкой опасности.
- Я посмотрю, - предложил Гард. Ален остановил его.
- Нет. Лучше держаться вместе. На одну особь Гренна так не реагировала бы.
Мужчины быстро перестроились, заключая меня в своеобразную коробочку. Вен, Ален и Гард ехали впереди, Терен и Лежек – по бокам.
«Ален, мне так будет очень неудобно сражаться. Я могу задеть кого-то из вас».
«Значит, побережешь силы. Они могут еще пригодиться».
«Когда? И для чего?»
«Потом».
Тон Алена означал, что расспросы лучше прекратить и не отвлекать его в небезопасной ситуации, а возмущение тем, что меня оставляют в стороне от возможной драки – убрать подальше. Мое время еще придет, а пока стоит дать мужчинам отвлечься.
Но пока поисковый импульс ничего не показывал. Сумерки все больше сгущались. Кто-то из братьев подвесил пару пульсаров для освещения – Алену даже с его вампирским зрением нелегко что-то рассмотреть в становящейся все более плотной темноте. Луна выйдет еще не скоро, да и новолуние близилось, и света месяц давал мало.
Гренна не успокаивалась. Она продолжала рычать и жалась к Янту, который не радовался такому соседству, нехорошо косился и предупреждающе фыркал на перевозбужденную испуганную кошку. Кулон тоже явно что-то учуял и всем своим видом выказывал недовольство. Алену приходилось одной рукой крепко сжимать поводья, а второй – держать готовый к бою меч. Вскоре это что-то почувствовали все – смрадный запах от источника, в котором смешивались душок гниющего мяса, вонь мокрой шерсти и экскрементов, тяжелый дух разлагающейся мертвечины.
- Ален, может, просто объехать источник? – предложил Лежек, с отвращением морщась.
- Лучше бы…
- Поздно, - резко перебил его Гард. – Они здесь. Терен!
Из темноты справа на нас бросились две серых тени. Заклинание Терена и меч Гарда испепелило одну и располосовало на две половинки другую. Секундой позже лязгнул меч Алена, и с коротким визгом на землю рухнуло еще одно тело. Я торопливо засветила несколько дополнительных пульсаров, отгоняя их подальше, чтобы видеть не только то, что происходит в двух шагах вокруг.
- Гхыр епп курат, - со злостью и удивлением прокомментировал Терен. Лежеку было не до того – он разбирался с тремя кинувшимися на него гравейрами. А следом за ними спешили их собратья.
Не один, не два и не десяток. Большая стая – я и не представляла, что низшие виды нежити могут собираться в таком количестве и не перебить друг друга. Не меньше полусотни особей, а то и больше – заниматься подсчетами было некогда. Невысокие человекообразные фигуры, покрытые серым мехом, распределились полукругом и нападали сразу с нескольких сторон, словно охотники, окружающие добычу. Странно, мне казалось, что гравейры не обладают и зачатками интеллекта, чтобы быть способными на совместные действия. Они должны были нападать общей кучей, мешая друг другу, а не выискивать отдельные уязвимые точки для атаки. Мутировали они до такой степени, что ли?
Об этом можно подумать позже, а для начала желательно перебить всю нежить. Отстреливать по одной особи - глупо и нецелесообразно, Ален внушил мне это еще на кладбище Вийска, где мы с Брендтом мужественно уничтожали куда меньшую по размерам стаю. Если протиснуться между Кулоном и Аккой, то можно запустить огненную стену, которая сожжет если не всю нежить, то большую ее часть…
«Элька, забудь про Огонь!»
«Почему?» - не выдержала я.
Вопрос остался без ответа. На Алена кинулся серый рычащий клубок, норовя вцепиться кривыми острыми когтями ему в горло, а следом за ним – еще несколько. Я не могла ни кинуть заклинание, боясь попасть в мужа, ни помочь ему холодным оружием – по той же причине. Ален справился и сам, а чуть позже раздался четкий голос Мораввена, и по степи медленно поползла черная, с багровыми проблесками внутри стена – какой-то аналог «Утреннего ветра». Гравейры, наталкивающиеся на нее, мгновенно превращались в лужицу кровавой грязи. Немногих уцелевших падальщиков, оказавшихся за ее пределами, добивали точечными заклинаниями братья.
Наконец рычание и визги прекратились. Стена с тихим шорохом опала. Вен встряхнул рукой.
- Давно мне не приходилось его использовать. Удобная вещь, только сил много вытягивает.
- Покажешь потом формулу? – с жадным интересом попросил Терен.
- Без проблем, только восстановлюсь. Я почти на нуле.
Может, силы у Мораввена и иссякли, но настроение явно улучшилось. В глазах появился блеск, а на губах – хищная усмешка.
Лежек примерно с таким же мстительным удовлетворением занимался тем, что уничтожал тела убитых мечом гравейров, по привычке зачищая место сражения. Гренна перестала шипеть и прятаться под брюхом Янта, расправила крылья и взмыла в черное небо со светлыми точками звезд. Янт и Кулон успокоились. Гард тряпицей стирал кровь с лезвия меча. Ален повернулся ко мне, окидывая быстрым взглядом.
- Ты не пострадала?
- Глупый вопрос. Я вообще не принимала участия. Теперь моя очередь – тебя не задели?
- Нет, - резко ответил Ален. – Парни, заканчивайте здесь и догоняйте нас. Мы едем к источнику.
- Только не позволяйте к’ярдам пить, пока я не проверю, - бросил через плечо Лежек, превращая в пыль очередное тело. Терена интересовало другое:
- Ален, ты думаешь, мы перебили не всю стаю и там остался еще кто-то? Тогда я с вами, Лежек справится и один.
- Дай мне сделать хоть что-нибудь! – возмутилась я. – Меня тоже учили на боевого мага!
«Alliarr, я очень надеюсь, что как раз сейчас пригодятся твои знания, только не боевой, а ментальной магии».
- Терен, не думал, что ты так невысоко оцениваешь меня и Эльку, раз считаешь, что без тебя мы не сможем справиться с несколькими отставшими от стаи гравейрами, - с нарочитой обидой произнес Ален вслух. – А Гарда и Вена ты вообще не берешь в расчет.
Терен ничуть не смутился и начал весело объяснять, что гвозди астролябией не забивают, и ради двух-трех, да даже десятка особей совершенно не стоит привлекать к делу высококвалифицированных Магистров и бойцов, тем более что Вен и так уже на нуле, а Гард и Ален наверняка устали махать мечами… Я не слушала его, осмысливая слова мужа. Ментальная магия – значит, от меня потребуется залезть кому-нибудь в голову. Не гравейра же, пусть и мутированного? Не думаю, что у него в голове найдется что-нибудь, кроме стремления удовлетворить голод, жажду и прочие базовые желания.
«Не понимаешь? Гравейры – это падальщики. А пока ты думаешь, мы можем ехать».
Ален послал Кулона вперед. Я безотчетно толкнула пятками Янта, пытаясь понять, про что говорит муж. Осознание пришло мгновенно, молнией вспыхнув в голове. Я даже зажмурилась и прикусила губу, борясь с багровым румянцем стыда на щеках. Конечно же! Я должна была догадаться сама. Если у этого источника кормилась большая стая падальщиков, то может быть, они еще не успели сожрать абсолютно все? И тогда у нас есть шанс, маленький, но есть – узнать хоть что-нибудь.
- Янт, вперед! – Прижавшись к шее к’ярда, я понеслась к источнику, подгоняемая сжигающим меня нетерпением. Мгновением спустя рядом выросла черная тень Кулона, а еще чуть позже слева появилась Акка Гарда.
«Не торопись так, любовь моя. Как правильно заметил Терен, мы могли уничтожить не всех». – укоряюще заметил муж, но осаживать ни Кулона, ни Янта не стал.

Оазис выглядел лучше, чем все предыдущие. По крайней мере, деревья вокруг небольшого озерца радовали зеленой листвой, правда, слегка свернувшейся, трава не пожухла, а невысокий кустарник с длинными гибкими ветками шелестел под легким ветерком. От воды не исходил запах гниения, и вообще на первый взгляд она казалась неиспорченной – прозрачная, чистая, отражающая в себе черное небо с крупинками звезд. А второй мы на нее кидать уже не стали, потому что Терен оказался прав – мы добили не всех.
Точнее, твари, бродящие возле озерца, в уничтоженную нами стаю входить не могли, поскольку принадлежали к другому виду и, кроме того, с удовольствием жрали как добычу гравейров, так и их самих. Цеметавры – массивные существа, выше Алена раза в полтора, обо мне и говорить не стоит, с прочной кожей, острыми когтями и зубами и невероятной силищей. Одно из этих милых созданий сейчас разламывало на дощечки крытый возок, а два других, учуяв нас, быстрым шагом направились в нашу сторону.
- Элька, Огнем бить нельзя! – быстро напомнил Ален. Теперь я понимала, почему – можно случайно сжечь ценный источник информации, неважно, живой или мертвый. А он должен тут быть – рядом с озерцом стояло полтора десятка разбитых возков караванщиков, тлели угли костерка, и везде валялись предметы обихода – котелок, чьи-то сапоги, груда темной ткани… Тел, правда, не видно, как и упряжных лошадей, но хотя бы одно должно было остаться?
Потом найдем. Для начала разобраться с тварями, и если огнем нельзя, тогда чем можно?
Первым делом спрыгнуть с Янта – он может шевельнуться в самый неподходящий момент. Рефлекторная ледяная звезда в ближайшую ко мне тварь. Удачно, но не до конца – цеметавр взревел, потеряв верхнюю левую конечность и с удвоенной силой рванулся ко мне. Второй не стал отставать от собрата и попытался подобраться к нам справа, но его встретил удар копытом Кулона, что само по себе могло оглушить взрослого мощного мужчину и подействовало даже на тварь – она зашаталась и притормозила. Дальше вступил в дело меч Гарда. Вампиру пришлось потрудиться больше, чем с гравейрами, но против оружия, сделанного из сплава железа и серебра, не устояла и толстая кожа цеметавра.
Ален с обнаженным мечом стоял рядом, готовясь прикрыть меня в случае необходимости. Но дополнительная парочка ледяных звезд разметала тварь в кровавую пыль. К счастью, регенерировать цеметавров еще никто не научил, и более сильные заклинания не потребовались.
Правда, оставалась еще третья особь. Услышав рев и хрипы, она отвлеклась от своего занятия, сжала отломанную доску в лапе и, грозно потрясая «оружием», двинулась к нам. Я не собиралась допускать ее приближения на длину меча. «Рука Таноса» сработала, как и полагалось, правда, для страховки пришлось вложить в нее больше энергии, чем требовалось бы, и добавить светлых потоков – уж очень крупным был цеметавр. Моя макушка доходила ему в лучшем случае до того места, где у людей бывает талия.
- Все. – Я встряхнула рукой, сбрасывая остатки энергии, и ехидно усмехнулась. – С этими тоже покончено. Зря Терен считал, что без него мы не справимся.
Меня захлестывала радость победы и неудовлетворенная жажда убийства. Я очень жалела, что мужчины не дали мне принять участие в бойне с гравейрами, но в то же время понимала, что они чувствуют то же самое. Поэтому и появилась хищная улыбка на лице Мораввена, поэтому мстительно усмехался Лежек, поэтому Терен так рвался поехать с нами вместо того, чтобы заниматься нудной уборкой за собой. Очень знакомое чувство, кстати говоря. Чересчур знакомое.
«Ален, я же правильно думаю, что?..»
«Да. Это темная энергия, alliarr. Проверь потоки».
Я сосредоточилась и ахнула – все пространство оазиса захлестывали клубящиеся черные потоки, пронизывая тело и выжигая в нем все светлое. Ален с лязгом загнал меч в ножны.
- Ты можешь с ними справиться, любовь моя. Просто соберись и контролируй себя. Хотя ты и без моих советов прекрасно это знаешь.
- Ален… - напряглась я. – Ты не думаешь, что где-то здесь скрывается кто-то из приспешников Кардара?
- Если и был, то давно ушел, иначе цеметавры нашли бы его до нас. Но мне кажется, что тут дело в другом. Эти потоки показывают, что мы на верном пути. Влияние Мрака добралось уже и до этого оазиса.
- Он стал настолько силен, или мы подобрались достаточно близко к его убежищу?
- Не знаю. Вен, ты как думаешь?
Подъехавший вместе с братьями Великий Магистр спешился и глубоко задумался.
- Сложно сказать. Концентрация сильная, поэтому я склонен думать, что это все же результат воздействия кого-нибудь из окружения Мрака. Меня смущает продуманная атака гравейров. Эти твари просто не могут действовать заранее спланированным образом, у них не хватит на это мозгов. И стая уж слишком большая, нежить перегрызла бы друг друга до того, как начала атаку.
- Мне тоже показалось это странным, - кивнула я, - но мы уже встречались с мутированными гравейрами в Вийске. Может быть, в результате мутаций нежить начала эволюционировать?
- Тогда помоги нам все стихии, - пробурчал Вен. – Только этого не хватало. Лучше уж я буду думать, что в стаю вложили заранее проработанную программу действий, которая сработала при нашем появлении.
- Тогда это должен быть очень сильный маг, способный удержать под контролем одновременно полсотни гравейров и трех цеметавров, - покачал головой Ален. – Я тоже склоняюсь к мутациям под воздействием темной магии. Хотя цеметаврам тут вообще неоткуда взяться, они предпочитают прохладные кладбища и склепы.
Вен скептически обозрел останки убитой Гардом твари и движением руки превратил их в лужицу грязи.
- Может, он на крови колдовал? – задумчиво предположил он. – Ее тут должно быть предостаточно, для любого заклинания с избытком хватит. Кстати говоря, вы не видели места жертвоприношения?
- Нет. Мы просто не успели, сразу нарвавшись на цеметавров, - хмыкнул Ален. – Хотя кострище я тут где-то видел…
- Пойдем посмотрим, - хмуро предложил Мораввен.
Великий Магистр оказался прав. От кострища прямо-таки воняло темной магией, и не оставалось сомнений, что у озера проводили жертвоприношение. Вопрос присутствия в этих местах приспешника Мрака закрылся сам собой. Правда, появились другие, и самый главный – почему ловушку готовили именно в этом месте, а не любом другом в бескрайней степи?
- Подозреваю, что Мрак расставил у оазисов сигнальные маячки, - буркнул Вен. – Лично я бы сделал именно так.
- А мы, по очереди активируя их, рисовали Мраку собственный маршрут, по которому он и вычислил следующую точку, - добавил Ален.
- То есть вы хотите сказать, - подошел к нам Терен, - что у следующего оазиса нас вновь будет ждать стая нежити, а то и две?
Вен и Ален переглянулись. Великий Магистр пожал плечами.
- С очень большой вероятностью.
- Отлично! – потер руки младший Альвитский, явно все еще находящийся под влиянием темной энергии.
«Ален, Терена нужно привести в норму, пока ничего не случилось. Тебя он послушает, в отличие от меня и Лежека».
«Поговорю чуть позже. Сейчас у нас еще есть дела».
- Терен, ты огхырел, что ли? – вмешался, услышав брата, Лежек. – Тебе одной стаи мало было, еще хочется на нежить поохотиться?
- Да хоть так количество зла в мире уменьшить! – задиристо ответил Терен. – И не говори, что тебе самому не понравилось! К этому нас готовили все девять лет в Школе!
- Стоп! – прервал начинающийся спор Мораввен. – Лежек, твой брат в чем-то прав. Я бы тоже не возражал, чтобы нас ждали у следующего оазиса, и не только для того, чтобы выплеснуть накопившийся гнев на опасных тварей. Их кто-то должен контролировать, и мне очень хочется встретиться с этим кем-то. И не сомневаюсь, вам тоже.
- Это кто-то уйдет еще до того, как мы приблизимся к оазису, - скептически заявил Лежек. – Как здесь.
- Тогда мы выследим его. Или опередим. Или вообще не придется никуда ехать, потому что найдем следы гхырова жбыхыгрыза здесь. Парни, вы еще помните, как искать место и вектор телепорта?
- Помним, - отозвался Лежек. Терен только фыркнул, всем своим видом показывая, что такие мелочи знают и адепты восьмого курса.
- Тогда вы идете направо, я – налево, а Элька… вместе с Аленом, конечно, прочесывают центральную часть. И помните, что шеттов кардразг с целью заметания следов мог уйти подальше в степь.
Но ничего обнаружить не удалось. Или гхыров маг ушел очень далеко от оазиса – мы не стали отходить больше чем на два десятка шагов, иначе прочесывание могло затянуться до утра, и все с тем же отрицательным результатом. Или же нам мешали потоки черной магии, мешающие сосредоточиться на поисках слабых следов телепорта. Или же приспешник Мрака просто уехал верхом. И что хуже всего – мы не нашли не только его следов, но и тел караванщиков.
На упряжных лошадей, точнее, то, что от них осталось после голодных гравейров, натолкнулись братья, обойдя озерцо. Повсюду под ногами валялись личные и не очень вещи. Но ни намека не то что на тело – даже на небольшую человеческую кость.
- Не принес же гхыров имздрюк их всех в жертву, - пробормотал Мораввен, когда мы вновь собрались возле кострища. – Нет, не может быть. Полтора десятка возков, минимум по два человека на каждом… Сюда подойти нельзя было бы еще лет двести-триста, а земля возродилась бы еще лет через сотню. Он воспользовался кровью одного, ну двоих… А остальные тогда где?
- Здесь, - сообщил Лежек, присевший на корточки на берегу и опустивший руку в воду. – Этот… вагурц загнал всех в озеро и утопил. Я не знаю, сможете вы почувствовать или нет, но они все там. Мне сказала Вода.
Гард с Аленом отпали по понятным причинам. Фобия Мораввена распространялась не только на море, но и на более мелкие водоемы. А вот Терен и я присели рядом с Лежеком.
- Где они?
- Лежек, что она сказала тебе?
Старший брат Альвитский сначала ответил мне.
- Элька, попробуй, спроси ее сама. Я не уверен, что правильно понял. Мне кажется, Вода ответит тебе, и тогда мы придумаем, что делать.
- Хорошо.
Я опустила руку в ледяную – несмотря на дневную жару и вполне теплую ночь – воду и тихо позвала:
- Сестра?! Сестра, что с тобой? Кто тебя обидел?
- Лежек, да где они? – нетерпеливо повторил свой вопрос младший Альвитский.
- По центру озера.
- Так давай достанем их оттуда, и будут Эльке кандидаты на поднятие, - немедленно предложил Терен.
- Я уже пробовал. Их держит магия, и я не знаю, сможем мы с ней совладать или нет. Элька, ты что?!
Ален, метнувшись к берегу, успел подхватить меня и не дать упасть навзничь на траву.
- Элька?!
С трудом осознавая, что происходит, я вцепилась ледяными руками в рукав старшего брата.
- Лежек, ей плохо! Она плачет! Ей тяжело… не знаю, стихии же не дышат, тем более Вода, но ее давит то, что запихнул в нее тот маг! Ее словно бы пытали!
- Вот, - мрачно кивнул Лежек. – Именно это я и ощутил, только в обморок не упал.
- Я тоже не падала, - буркнула я. – Но она так рыдала… меня просто накрыло волной боли и отчаяния. Я даже не думала, что стихиям может быть так плохо и что они будут просить о помощи.
- И то, что маг может услышать просьбы чужой для себя стихии, - пробормотал позади Мораввен. – Хотя тебя это давно не касается…
Наконец я сообразила, что цепляюсь за Лежека, а меня, в свою очередь, держит муж, и села на траву, прижав пальцы к вискам. Рыдания Воды все еще стояли в памяти, и честно говоря, второй раз такое пережить не хотелось бы.
«Ален, отпусти меня, я больше не упаду».
Не сразу, но муж перестал меня поддерживать. Правда, далеко не ушел, и вообще вставать не стал, а сел на берегу рядом со мной.
- А я ничего не чувствую, - как-то обиженно сообщил Терен, вставая и отходя к Вену. Я еще раз отметила для себя, что с ним необходимо поговорить, и как можно быстрее, пока не начались проблемы. Но не прямо сейчас. Нужно что-то делать, чтобы убрать чужую магию хотя бы из озерца, если уж не из всего оазиса.
- Лежек, что там держит эти трупы? Ты не понял?
- Я подобраться не смог, - вздохнул он. – Там что-то непонятное, не подпускающее близко к себе. Может, вместе с тобой расплести получится, тогда яснее станет.
- Нет! – почти взвизгнула я, пугаясь сама себя. – Даже не прикасайся к этой гадости, хватит нам одного Алена с убивающей его черной дымкой. Вен, помнишь, ты снимал заклятие с подарка Делверу, не притрагиваясь к нему? Покажешь, как?
- Могу, только зачем? – хмыкнул Мораввен. – У вас есть более лучший способ – ваши стихии. Ты прекрасно убирала ими воздействие Мрака в сознаниях, не повредив их. Думаю, с озером все пройдет еще проще.
- Лежек? – посмотрела я на друга.
- Я готов.
- Стоп, - вмешался Ален. – Элька, кто из вас будет основным?
Мы вновь переглянулись с Лежеком.
- Наверное, я. Огонь выжжет чужую магию, Вода покажет, где именно.
- Тогда тяни из меня энергию. Мне она сейчас ни к чему, а ты поистратилась и с цеметаврами, и во время прочесывания территории.
- А тебе не повредит? – испугалась я.
- Не должно. Это же не моя магия и не направленная на снятие заклинания. А на чужие заклятия дымка не реагирует.
Но я все равно подозвала Терена и попросила его следить за размером пелены на руке Алена. Если она вдруг начнет увеличиваться, то немедленно рвать связь. После чего прочитала нужное заклинание, ощутила знакомый приток тепла и, встав на колени за спиной Лежека, взяла его за запястья.
- Начали?
Он уже вызвал свою стихию, и я вновь содрогнулась, услышав душераздирающий плач и стоны. Так могла бы страдать изнасилованная и жестоко избитая женщина. Злость, гнев и желание убивать, загнанные подальше в сознание, вышли на первый план. Я воззвала к своему Огню.
Он не приветствовал меня, как обычно, а сразу ринулся в бой. Лежек вел меня – нас – Огонь – туда, где сидело нечто бесформенное и черное, распространяющее вокруг себя ядовитые миазмы, отравляющие все вокруг. Я еле успела вспомнить, что там будут тела, которые желательно бы оставить в нетронутом состоянии, они нам еще пригодятся. В ответ раздалось лишь шипение и треск, и из середины озера к черному небу взметнулся огненный фонтан. Листва на прибрежном кустарнике мгновенно пожухла и сгорела. Нас прикрыл Терен, заблаговременно выставивший воздушную стену. Вода в озерце колыхнулась, отхлынула от берега не меньше чем на десяток шагов, а потом так же быстро вернулась к прежним границам и успокоилась. Стоны и рыдания стихли, и я различила тихий грудной женский голос, напевающий протяжную песню, в которой различались слова облегчения и благодарности.
- Спасибо, - прошептала я Огню.
- Ты же знаешь, что я всегда рад помочь тебе.
- Знаю.
- Мы скоро встретимся... – пообещал Огонь и стих. Фонтан в середине озера исчез, и на поверхность начали выплывать тела несчастных караванщиков. Я отпустила Лежека и разорвала связь с Аленом – от меня пока ничего не требовалось. Парни сами справятся с тем, чтобы поближе подогнать тела и вытащить их на берег, и вот потом вновь начнется моя работа. Может быть, Вен к этому времени тоже подпитается, или, как я, возьмет энергию у Алена. А пока можно немного отдохнуть…
Я повернулась, уткнулась лбом в плечо мужа и удовлетворенно вздохнула, чувствуя, как он обнимает меня. Минут десять-пятнадцать можно ни о чем не думать, а просто сидеть в обнимку с Аленом. Или поесть, потому что обед был давным-давно и, кажется, я голодная. И Гренну надо бы покормить, потому что гравейров она, во-первых, есть не будет, а во-вторых, мы их всех уничтожили. А кстати, где Гренна?
Как раз в этот момент раздался вопль. Оглушительный, истерический, истошный и не принадлежащий никому из моих спутников – они все находились на расстоянии не больше пяти шагов, а вопили гораздо дальше, у разбитых возков. Кто там может так орать? Не нежить же?
«Нет», - быстро ответил Ален, мгновенно вскакивая на ноги. Гард уже прикрывал меня, обнажив меч. Парни бросили свое занятие и встали в боевую стойку, вглядываясь в темноту. Я прочитала заклинание ночного видения – и понеслась к возку, крича на ходу:
- Grenna, tarrenn!
Мантикора, о которой мы, честно говоря, позабыли, припала к земле и негромко порыкивала, задрав вверх хвост, на кончике которого поблескивала капелька яда. Причем она явно не собиралась нападать – просто ей не нравился упоенно орущий мужчина в широких штанах и разодранном на боку окровавленном шелковом халате, прижавшийся к бортику возка. Услышав мой приказ, она неохотно отползла к соседнему возку и принялась вылизывать заднюю лапу – дескать, не очень-то и хотелось знакомиться.
Орать этелиец перестал, но от возка не отступил, с опаской поглядывая то на меня, то на Гренну. Я остановилась в нескольких шагах и для облегчения взаимопонимания подвесила над собой пульсар, протягивая вперед пустые руки без оружия. Однако слова приветствия застряли у меня в горле при виде величайшего недоумения, проявившегося на усатом лице молодого мужчины, и его приоткрытого рта. Чему он так удивился? Тому, что я женщина? Но это и по голосу можно было определить…
Ален, конечно же, прибежавший вместе со мной, обнял меня за плечи.
«Ты его не узнала?»
«Первый раз вижу».
«Ошибаешься, - усмехнулся муж, только не помнишь. А вот ты запала ему в память».
Этелиец, быстро отойдя от шока, плотоядно ухмыльнулся, пробормотал что-то на непонятном мне языке и уверенно шагнул ко мне. Ален быстро выступил вперед и проговорил что-то явно предупреждающее на том же языке. Этелийском, что ли?
Караванщик остановился, продолжая все так же жадно посматривать на меня, задал, судя по интонации, вопрос и напряженно замер в ожидании ответа. Ален ответил все тем же предупреждающим тоном. Этелиец произнес новую фразу, в которой я различила свое имя. Мой муж коротко ответил ему.
С лица караванщика слетела хищная улыбка. Он отступил к возку, но обо что-то запнулся, его лицо посерело, и парень неловко повалился на землю, зажимая свободной рукой бок.
- Терен! В моей сумке бальзам! Тот, которым мы залечивали ожог Вена! – заорала я, кидаясь к уже или потерявшему сознание этелийцу, или находящемуся на грани этого. Ален помог мне, разодрав и так порванный халат, а потом мы быстро осмотрели беднягу. Кроме ясно видимой раны на боку, нанесенной не иначе как когтями цеметавра, нашлась еще шишка на затылке. Она опасения не внушала, в отличие от раны.
- Держи, - рядом присел Терен. – Так, сам вижу. Рана. Довольно глубокая. Тройная. Внутренние органы, кажется, не пострадали.
- Только мне не нравится, что он такой бледный. Внутреннее кровотечение? Или все же печень задета?
- Дай посмотрю, – отодвинул меня друг и сам приступил к осмотру. – Да, точно. Вот тут сосуд задет. Но мы должны справиться, опасности для жизни нет.
Совместными действиями мы зарастили поврежденный сосуд, стянули края ран и смазали их моим любимым регенерирующим бальзамом Ремара. Парализатор не потребовался – этелиец потерял сознание еще до того, как мы начали работать. Закончив и с удовлетворением посмотрев на дело рук своих, мы прикрыли раненого найденным в возке цветным покрывалом и отправились отмываться от брызнувшей в процессе лечения крови.
Вода за время лечения успела слегка прогреться и теперь приятно холодила и освежала кожу. Едва различимая песня дарила спокойствие и умиротворение, что не мешало мне интенсивно размышлять. Откуда, гхыр его побери, взялся этелиец, если мы прочесали весь оазис и не нашли ни живых, ни мертвых? И к возку мы подходили, правда, не стали тщательно обыскивать. Оттуда так воняло духами и притираниями, что я не полезла внутрь, и мы только проверили отсутствие канала телепорта.
Лежека интересовал тот же вопрос, только он задал его вслух.
- Из возка, - исчерпывающе объяснил Ален. – Из того, возле которого он стоял, не доломанного цеметавром. Похоже, парень лежал без сознания, поэтому я не услышал его мысли. А волна жара от вашего огненного фонтана привела этелийца в чувство, он вылез и тут же наткнулся на Гренну.
Кошка, услышав свое имя, ткнулась мордой в руку Алена, требуя ласки, и призывно заурчала. Мне очень захотелось занять ее место, но эти мысли пришлось отогнать и насильно переключиться на другие.
«Ты еще не сказал, откуда я должна его знать».
«Я думал, ты спросишь, о чем мы говорили».
«Это и так понятно, - хмыкнула я. – Твоя горячность известна далеко за пределами Белогорья, как сказал архимаг Краст».
Ален заметно усмехнулся.
«Знаешь ли, любой муж будет сильно возражать, если его жену посчитают даром Духа Степи для услаждения плоти страждущего».
«Что?» - изумилась я.
«Начну с твоего первого вопроса. Мы встречались с этим парнем в Эглии в цветне, на той самой церемонии вручения жезла власти Азимату. Помнишь, там была делегация караванщиков?»
Делегацию я помнила, но смутно – они все показались мне на одно лицо, усатые и с оценивающими мужскими взглядами. Так этот этелиец тоже был там? Ни гхыра себе, как тесен мир…
«И не говори, - согласился Ален. – Как я и сказал, ты запала ему в память, и видимо, с той поры твой образ приходил ему в самых горячих мужских фантазиях».
«Ален, ты уверен, что я хочу это знать?»
«Я просто объясняю, что имел полное право превратить его в мышку и скормить Гренне. Особенно когда он, разглядев тебя, внезапно решил, что Дух Степи ответил на его пламенные просьбы. Но ответил так, как смог - послал не тебя лично, а одного из своих мелких помощников, придав ему твой слегка измененный образ, с короткой стрижкой и в брюках. Мне пришлось объяснить, что женщины имеют привычки менять свои прически и стиль одежды, но мужья у них при этом остаются прежними».
Мне не понравился его тон.
«Ален, держи себя в руках. Тебе еще его переводить, между прочим. У нас наконец-то появился человек, которого можно расспросить!»
«Обойдемся без перевода, он знает Всеобщий».
«А почему тогда говорил на этелийском? Видно же, что мы не его земляки».
«А потому что ты приказывала Гренне отойти на элеандаре, а он имеет общие корни с этелийским».
«Кстати говоря, давно хотела узнать – когда ты выучил этелийский? Да и парстанский. В цветне ты их не знал».
Ален пожал плечами.
«В цветне и выучил, после гхыровой церемонии. Ясно же было, что нам еще придется иметь дело с парстанцами, а мне хотелось иметь все козыри на руках».
«И мне ничего не сказал, как обычно…» - вздохнула я.
«Ты училась у Ивэна, я тоже нашел себе занятие, - невозмутимо отозвался муж. – Кроме того, это оказалось не так сложно. Оба языка имеют нечто общее с элеандаром, я понял это еще на церемонии. А вот ты не хочешь рассказать мне, когда выучила мой родной язык?»
Я с укором посмотрела на Алена.
«Я почти два года ежедневно общаюсь с его носителями, нередко употребляющими элеандар в обычной жизни. А команды Гренне… Ремар как-то раз объяснил, что ваша…»
«Наша, если уж на то пошло».
«Хорошо, наша мантикора лучше всего слушается команд на элеандаре, поскольку он вложил в нее это условие. Пришлось их выучить, чтобы облегчить себе жизнь».
Ален привлек меня к себе и провел пальцами по моим щекам, стирая невысохшие капельки воды.
«Я тоже люблю тебя. Больше жизни».

Весело пылал небольшой костерок, предусмотрительно разложенный подальше от места жертвоприношения и в дополнение накрытый контуром, закрывающим нас от все еще бурлящих потоков темной магии. Бродили по оазису лошади, пощипывая зеленую травку. Недовольно фыркал и бил копытом Кулон, который получил от меня по наглой черной морде – к’ярд вознамерился стащить мой хлеб с сыром, когда я отвлеклась буквально на секунду. Мирно спала поужинавшая вяленым мясом Гренна, закрыв морду крыльями.
Преисполненный благодарности за спасение собственной жизни к Духу Степи, стихиям и нашей компании– именно в такой последовательности – караванщик, надев новый расшитый халат, сидел, скрестив ноги, пил целебный настой из чашки и живописал свои приключения, то и дело сбиваясь на цветистый южный слог. Перевода не требовалось – парень сам перешел на Всеобщий, как только пришел в себя. Причем вместе с ясным мышлением к нему вернулось и качество, очевидно, присущее всем этелийцам – интерес к женщинам. К счастью, романсов собственного сочинения, как Магистр Кайзек, караванщик не исполнял, считая, что это обязанность женщин – услаждать слух, зрение, обоняние и осязание мужчин, полностью совпадая в этом со взглядами ныне покойного Заргана. Но хватало и его горячих оценивающих, если не сказать, раздевающих взглядов, периодически кидаемых в мою сторону. Памятуя, что моему мужу нельзя применять магию, а выведенный из равновесия Ален может не совладать с собой, я спряталась за широкой спиной Гарда, когда мы рассаживались вокруг костра. Ален демонстративно обнял меня за плечи и притянул к себе. Только тогда этелиец собрался с мыслями и начал свой рассказ.
Наш новый/старый знакомец носил имя Заир иль Шахрир и происходил из древнего рода потомственных караванщиков. Этелийцы, много веков переправлявшие самые разнообразные товары из одной части материка в другую, одномоментно лишились и заработка, и любимого дела. Конечно, они тяжело переживали это. То в одном, то в другом роду находились горячие головы, утверждающие, что нашли новые пути через степь. Это их останки мы встречали возле убитых источников. Но и после того, как караваны не возвращались и не доходили до пункта назначения, находились новые желающие вернуть себе прежнюю жизнь.
Только род иль Шахриров не рвался в горячую степь. Им жестко правил прадед Заира, имевший небольшие пророческие способности. Почтенный патриарх утверждал – и не позволял никому усомниться в его словах – что к осенним дождям караванная торговля возобновится. Нужно просто сидеть и ждать.
Однако Заир не мог торчать на одном месте, как плотно забитый гвоздь. Его гнали в дорогу природная неугомонность и жажда приключений.
От своего приятеля из конкурирующего рода он узнал, что завтра отправляется в путь хорошо подготовленный караван. Хорошо подготовленный означало, что караванщики берут с собой солидный запас воды и двух магов третьей ступени, гарантирующих, что смогут напоить и людей, и лошадей даже у испорченного источника. Бедному Заиру настолько опротивели одни и те же стены тесной комнатушки, городская пыль и бесконечные свары двух незамужних тетушек, давно вошедших в свою осень и сильно напоминавших злых ведьм не только по характеру, но и по виду, что парень не вынес искушения и напросился в сопровождение, сказав, что обойдется без платы, только за еду.
Маги исправно выполняли свои обязательства. Караван мерно покрывал версты одну за другой, и чем дальше заходил в степь, тем больше радовались представители рода иль Бехмат.
- А потом, - Заир допил целебный напиток, отставил кружку и сплел пальцы, - я не знаю, какую из стихий мы прогневали и кто из них нанес сокрушающий удар. Я не могу многое рассказать. Точнее, я почти не знаю, что произошло тут и почему все погибли.
Он с тоской посмотрел на невысокий холмик, под которым уместилось все, что осталось от рода иль Бехмат. Заир хотел похоронить их тела, как положено по их обрядам, но мы не позволили. Каждое несожженное тело – это боец в армии Мрака. Объяснение этого могло продлиться до утра. Поэтому мы просто сказали скорбящему парню, что на его земляков воздействовали страшной черной магией, и они к утру превратятся примерно в таких же монстров, какой чуть не убил его самого – и почти не солгали при этом. Скрепя сердце он дал разрешение на сожжение, лично собрал пепел в кувшин и захоронил его, насыпав сверху курганчик.
- Говори, Заир, мы слушаем тебя, - подтолкнул его Мораввен, и кажется, не только словами. Этелиец тяжело вздохнул и продолжил.
- Когда полуденное солнце повернуло к вечеру, мне внезапно стало плохо. Тошнило, кружилась голова, словно там поселилась сотня пьяных мракобесов, перед глазами потемнело так, будто бы я волшебным образом перенесся в нарту жбыхыдрыза. Колен, один из магов, посмотрел меня, дал что-то выпить и посоветовал выспаться. Я забрался в возок, накрылся первой попавшейся тряпкой и мгновенно покинул этот мир.
Заир вновь вздохнул и замолчал.
«Ален, может быть, мне тоже подтолкнуть его? Или он просто собирается с мыслями?»
«Не лезь к нему, alliarr. Хватит одного Вена. Пусть выговорится, тогда на него не будет давить весь этот ужас».
- Проснулся я уже в сумерках. Возок стоял. Я подумал, что караван остановился на ночлег. Голова уже не кружилась, желудок требовал еды, но что-то мешало мне вылезти наружу. Не в прямом смысле. Я вполне мог двигаться. Выход ничто не перекрывало. Но почему-то я боялся показывать нос за пределы возка. Сидел, сжавшись как цыпленок в скорлупе, зажал голову между коленями и прислушивался. И ничего не слышал! Ничего! – надрывно воскликнул Заир.
Терен плеснул в его кружку еще настоя. Этелиец и не посмотрел на нее.
- Глава рода иль Бехмет должен был отдавать команды. Весело переругиваться Тахмир и Тазин, два его внука-близнеца, мои приятели. Нас всегда ставили на готовку вечерней каши. Должны были фыркать лошади, звенеть упряжь, бормотать заклинания маги. Ничего!
Кажется, Вен все же воздействовал на парня, потому что тот выпил настой одним залпом и слегка успокоился.
- Потом я услышал негромкий хлопок, который показался мне громом среди ясного неба, и снаружи заговорил странный голос. Любопытство оказалось сильнее страха. Я подполз к краю возка и осторожно выглянул. Первое, что попалось мне на глаза – сапоги Колена, медленно сгорающего в костре. Поверх него лежало тело второго мага – Аспера. У огня стоял незнакомый мне человек.
- Ты видел его лицо? Можешь описать его? – перебил этелийца Вен.
Я уже знала ответ, услышав досадливый выдох Алена.
- Нет, он стоял ко мне спиной. Среднего роста, стройный, во всем черном. Волосы… темные, я не различил их цвета в темноте. Мне показалось, что он молод – осанка, голос…
«Тей?»
«Кто угодно. Мы же не знаем всех, кто примкнул к Мраку. Но Тей вполне мог взять на себя такую миссию».
«Что добавляет еще один пункт в список его прегрешений».
- Хорошо, Заир, я все понял, - мягко проговорил Вен. – Продолжай, пожалуйста.
- Он говорил непонятные слова, что-то делал руками, и из темноты выходили все новые и новые чудовища – серые, мохнатые, с багровыми глазами.
«То есть стаю собрали и запрограммировали на определенное поведение где-то в другом месте, а сюда переправили уже готовыми. Практично», - прокомментировал Ален.
- Я метнулся к задней стенке возка, собрал в кучу все тряпки, которые только смог найти, вылил на них весь запас духов и спрятался, надеясь, что в таком плотном облаке запахов мой будет неразличим.
- И ты был совершенно прав, - одобрительно проговорил Вен. – Очень умный поступок.
«Который прекрасно сработал для гравейров. Но цеметавры обладают более чутким обонянием и зачатками разума», - заметил Ален.
- Не знаю, сколько прошло времени. Мне казалось, что целая вечность, но вылезать из-под тряпок я не решался. Но вдруг над головой раздался треск. Крышу возка разламывало чудовище, совсем не похожее на тех, что выходили из темноты. Оно… - Заир вздрогнул.
- Описания не нужно. Мы знаем, кто это был, - быстро проговорил Мораввен. – Они все убиты, в том числе и то, что напало на тебя.
- Да. – Заир еще раз втянул в себя воздух. – Оно учуяло меня и пыталось достать. Вернее, достало. – Он с осторожностью коснулся своего бока. – У меня второй раз за день потемнело в глазах, в теле вспыхнула невыносимая боль, накатила темнота, и я провалился в нее с головой. Мне казалось, что меня сожрало то чудовище, и теперь моя душа будет вечно гореть в адском пламени. В какой-то момент стало настолько жарко, что уже невозможно было лежать под кучей тряпок. Я вылез наружу. Какая разница, что там происходит, если я все равно уже мертв? – нервно рассмеялся он.
Никто из нас не улыбнулся.
- Правда, смущала дикая боль в боку, но вдруг так и должно быть? Кто знает, как чувствуют себя мертвецы?
Мы знали, но делиться ни своим знанием, ни способом его получения не собирались.
- К тому же меня сразу атаковал крылатый демон, а где еще, как не в аду, могут жить такие страшилища?
Заир с опаской бросил взгляд на крепко спящую мантикору.
- Где угодно, лишь бы там магия была, - усмехнулся Терен.
- Да, теперь я это знаю. А кроме того, в аду не может быть таких прелестных созданий.
Теперь пылающий восхищением и откровенным желанием взгляд устремился на меня. Вернее, в мою сторону, и угодил в Гарда, который скорее походил на «демонское отродье», чем на «прелестное создание». Впрочем, и про это Заир никогда не узнает.
- Я подумал, что это Дух Степи прислал мне одного из своих помощников для утешения и услаждения моих желаний...
Я сжала ладонь Алена, лежавшую на моем плече, успокаивая и предупреждая мужа.
- Но все оказалось проще. Я не умер, меня спасла благосклонность стихий и магические умения, и теперь моя жизнь, вся, без остатка, до последней капли крови принадлежит вас! – пафосно провозгласил Заир, падая на колени и преданно глядя на Мораввена.
Вся сцена походила на плохую пародию героической пьесы госпожи Арвис. Со своего места я видела, как морщится Великий Магистр, веселится Терен и саркастично усмехается Лежек.
- Парень, мы обойдемся и без твоей жизни, и без крови, - серьезно проговорил Мораввен. – Мы вообще расстанемся завтра и вряд ли когда-нибудь увидимся.
- Но как же… - опешил Заир. – Вы оставите меня посреди степи без еды, воды и лошади? Зачем тогда было лечить меня? Лучше бы я быстро умер от раны.
- И питья, и еды у тебя полно, - заметил Великий Магистр. – Целое озеро чистейшей воды и запасы всего рода иль Бехмета. Но в степи ты не останешься. Утром мы откроем тебе телепорт… в Эглию? Или Картхейн? Откуда тебе проще будет добираться домой? В твой родной город, прости, не сможем, не зная его координат.
- Картхейн, - не задумавшись, ответил воодушевившийся Заир. – Где-нибудь на юге, если можно.
Лежек с Тереном синхронно кивнули. Южную часть Картхейна они знали лучше всех из нас.
- Но как я смогу отблагодарить вас за оказанные мне милости и благоволения? – Этелиец горячо прижал к груди молитвенно сложенные руки.
- Мы будем вполне удовлетворены, если найдем ответы на парочку вопросов, - пожал плечами Мораввен.
- На какие? Я готов помочь вам, если только знаю нужные ответы, - выпрямился Заир, всем своим видом показывая готовность слушать.
- Мы ищем один оазис, - ровно начал Вен. – Достаточно большой, чтобы выстроить там большой дом. Много зелени. Большое озеро. Возможно, там недавно сменился владелец.
- Он не сменился, а умер, - поправил его Заир. – Я понял, о чем вы говорите.
Я напряглась. Рука Алена крепче сжала мне плечо. С Вена слетела маска невозмутимости.
- Где он? Можешь показать на карте?
Заир замялся.
- Сам я там никогда не был, только слышал. Мой род водит караваны севернее. Но приблизительно показать могу.
Ален поспешно извлек из кармана карту и передал ее Терену, сидевшему рядом с этелийцем. Караванщик некоторое время внимательно всматривался в карту, разбираясь в путанице значков и линий, и, наконец, ткнул пальцем в точку юго-западнее места, где мы сейчас находились.
- На этой карте тот оазис не указан, но он приблизительно здесь.
- Сколько туда добираться по времени?
Заир задумался.
- Отсюда? Караван шел бы дня три-четыре. Всадники без обоза доедут быстрее. – Он вернул Терену карту. – Но если высокоуважаемые господа послушают меня, то я бы не советовал туда ехать.
- Почему? – резко наклонился вперед Мораввен.
- Я много слышал о «Кейралле», - так называется тот оазис. И никто из тех, кто рассказывал мне, не говорили о нем ничего хорошего. Это плохое место.
«Действительно, - хмыкнул Ален. – «Кейралль» в переводе с этелийского – «мирный приют». А еще это слово переводится как «кладбище». Хорошим такое место вряд ли может быть».
- Почему? – повторил Мораввен.
- Это долгая история, а время уже позднее… - Заир попытался перегнуться через Гарда и посмотреть на меня. – Ночь – время не страшных историй, а страстной любви.
- Здесь не место для страстной любви, - резко оборвал его Ален. – И мы хотим знать все о «Кейралле».
- Для любви, ниспосланной стихиями, подходит любое место и время, - наставительно заметил Заир. – Но я обещал дать ответы на все вопросы и выполню свое обещание, иначе на меня падет гнев Духа Степи. Слушайте же. Семь или около того лет назад один караванщик из богатого рода иль Иссаинов…
Я вздрогнула и теснее прижалась к мужу. Ален сжал свободной рукой мою ладонь. Из рода иль Иссаинов происходил Кардар, который сам представился мне во дворце сегана Азимата. Кажется, мы действительно напали на нужный след.
«Ален, только следи за ним, чтобы крылья фантазии не уносили рассказчика в ненужную нам сторону».
«Обязательно».
-…решил построить на берегу красивого озера большой дом, который мог бы без труда вместить в себя с полсотни человек и их лошадей. Старейшины родов отговаривали его. Они напоминали, что нельзя нарушать заповеди Духа Степи. Оазисы должны оставаться неприкосновенными и чистыми, чтобы любой человек и зверь могли найти там приют под раскидистыми деревьями. Но Сархан иль Иссаин…
«Не Кардар?» - вскинулась я.
«Может быть, Кардар появится позднее, - успокоил меня Ален. – Вряд ли это совпадение».
-…только смеялся и продолжал строить свой «Кейралль». Стройка затягивалась. Вначале ее планировали завершить за год, потом за два, в итоге она закончилась только прошлой весной. Сархану то привозили не те стройматериалы, то вообще отказывались их поставлять, то внезапно оказывалось, что камень для стен превращается в песок, если слегка надавить на него.
«Мне все интереснее узнать, кто такой этот Дух Степи. Помнишь, Азимат тоже говорил про него? Ты что-нибудь слышал о нем?»
«Нет. Хочешь, спроси потом о нем Заира. Правда, от тебя он может потребовать плату за свой рассказ».
«Ален!»
«Я же еще не превратил его в мышь».
«Вот если он потребует плату, то я лично превращу его в ужа и скормлю Кулону».
- На стройке начали умирать люди. Кто-то утопился. На кого-то упала хорошо закрепленная балка, которую проверяли несколько раз. Кого-то укусила змея, и бедняга раздулся как пивной бочонок. Когда дом был уже почти закончен, один из строителей сошел с ума и убил своих приятелей, перерезав им горло во сне своим мастерком.
- Но «Кейралль-то» построили? – уточнил внимательно слушающий Терен.
- Да. Но среди караванщиков он начал пользоваться дурной славой. Тех, кто рискнул остановиться в нем на ночевку, стали преследовать неудачи. Люди или теряли прибыль, или ломали возки в дороге, или в лучшем случае ссорились между собой, доходя до кровавых драк.
«А вот это, похоже, уже влияние Мрака», - предположила я.
«Возможно. По датам совпадает».
- Мало того, к моменту окончания стройки ремонт можно было начинать заново. По стенам поползла черная плесень, краска облупилась, двери и окна закрывались с большим трудом.
Вот тут меня передернуло. Я в красках представила себе своих детей в развалюхе с плесенью на стенах, со сквозняками и дырами в полу. Огонь в костерке вспыхнул с новой силой, выбросив сноп искр в темное небо. Я не заметила этого, поспешно доставая изумрудный амулет. Мотыльки мерно и спокойно махали крылышками.
«Alliarr, успокойся. С детьми Нааль, которая не позволит, чтобы они жили в антисанитарных условиях и выжжет всю плесень. И Мраку наши дети нужны живыми и здоровыми, ты сама слышала его».
Я силой приказала себе успокоиться, но в сердце плотно угнездился еще один повод для тревоги.
- Потом все стало еще хуже, - продолжал Заир. – Люди, проезжающие даже в десяти верстах от «Кейралля», начинали плохо себя чувствовать. У них портилось настроение, вплоть до желания покончить с собой. Или наоборот, они хотели перебить всех окружающих. У кого-то раскалывалась голова, кто-то страдал животом, кто-то не мог ходить, настолько болели колени, и все это длилось, пока караван не отъезжал подальше от оазиса. Люди стали объезжать «Кейралль» стороной. Сархан страшно обижался, что построенный им приют пустует, и поселился в нем сам.
- Ты сказал, что он умер, - напомнил Вен.
- Сархан прожил в «Кейралле» не больше трех месяцев и умер в день Солнцеворота.
- Ты знаешь, как именно?
- Считается, что он покончил с собой, - мрачно проговорил Заир. – Так говорят власти. Но в Этелии никто не верит этому. Ни один человек не может взрезать себе живот, вытащить оттуда собственные кишки, разложить их кругом на полу и лечь прямо в его центр и там умереть.
- А известно, кто мог убить Сархана? – нахмурился Вен.
- После его смерти никто в Этелии не видел старшего брата иль Иссаина, - уклончиво проговорил этелиец.
- Кардара? – не выдержала я.
- Откуда вам известно, госпожа? – с явным удивлением вопросил Заир, чуть перемещаясь вбок. Мне не было дела до его страстных взглядов.
- Ты знаешь, как он выглядел?
- Высокий, худой, с темными волосами длиной до плеч, узкими усами под крупным ястребиным носом…
- Это он, - выдохнула я, и те же самые слова, произнесенные Аленом, прозвучали у меня в сознании. Мораввен понимающе посмотрел на нас и вновь взял управление беседой на себя.
- Пожалуй, мы послушаемся тебя и не приблизимся к «Кейраллю» и на расстояние десяти полетов стрелы. Мне не хочется убивать ни себя, ни окружающих.
- Вы сделали правильный выбор! – возрадовался Заир.
- Но видишь ли, нам нужен один из кланов гиасков. Клан Темной Луны. Нам говорили, что их можно найти неподалеку от этого оазиса.
- Тот, кто сказал вам это, солгал, - с неподражаемым презрением заявил этелиец. – Кланы гиасков кочуют вдали от караванных путей и никогда в жизни не приблизятся к прОклятым местам.
- Но нам нужно их найти, - настойчиво повторил Мораввен.
- Если Духу Степи будет угодно, они сами вас найдут. Если же нет… вам придется смириться с этим. Он спрячет от вас своих любимых детей.
- Заир, а кто или что он – Дух Степи? – заинтересовался и Лежек. Я выдохнула, посылая благодарный взгляд другу – теперь мне не придется слушать неприличные предложения и превращать ни в чем, по сути, не повинного караванщика в ужа. Он же не виноват, что в Этелии такие моральные устои?
На некоторое время Заир задумался и наконец заговорил, тщательно подбирая слова.
- Дух Степи в родстве со всеми стихиями, но не является ни одной из них. Он везде и нигде. Он знает все, что происходит в степи, и в ней ничего не происходит без его соизволения. Гиаски и их лошади – его любимые дети. Он ограждает их от всех бед, но и они сами не стремятся к общению с миром. Гиаски предпочитают жить на вольном ветре под жарким солнцем, пить холодную воду источников, топтать копытами травяные ковры и дышать горячим степным воздухом.
«И тем не менее Дух Степи проиграл Мраку, раз гиаски начали поставлять лошадей в его армию».
«Никто не всемогущ, alliarr».
Некоторое время все осмысливали ответ Заира. Этелиец, выждав положенную паузу, осведомился:
- Я ответил на все ваши вопросы?
- Да, Заир, спасибо. Ты нам очень помог, - рассеянно отозвался Вен. – Утром мы отправим тебя в Картхейн. А теперь, думаю, пора отдохнуть. Время действительно позднее.
Заир, похоже, под воздействием магии Великого Магистра немедленно рухнул на землю и захрапел. Дальнейшее обсуждение ему слышать не полагалось.
- Кажется, нам повезло. – Вен обвел нас всех взглядом. – Ален, ты же следил за ним? Много он присочинил?
- То, что интересует нас – чистая правда. Разве что ему вложили в голову эти знания, пока он валялся без сознания в возке.
- Возможно. Элька, ты не проверяла сознание Заира?
- Нет.
- Тогда я сам. Как раз подпитался, пока этот парень чесал языком.
Мораввен сосредоточился и через несколько минут выдохнул.
- Чисто. По крайней мере, я не вижу следов воздействия.
- Тогда принимаем за факт: мы знаем, где сейчас Мрак, и можем добраться до него за пару дней, - подытожил Ален.
- Это если не отвлекаться на поиски гиасков, - напомнила я. Мужчины переглянулись.
- Я не знаю, чем они могут нам еще помочь. Оазис, как его там… «Кейралль» мы найдем и без них. Направление указано, а дальше, думаю, мы не пропустим такое облако темной магии, - произнес Вен.
- Да оно само нас притянет, - засмеялся Терен.
- Вполне вероятно, - серьезно отозвался Ален. – Терен, я очень надеюсь, что тебе не нужно напоминать об опасности, связанной с темными потоками. Тей, к примеру, с ними не совладал, и что из этого вышло, известно всем тут присутствующим.
- Некоторым даже слишком хорошо, - буркнул Лежек, бросая на меня мрачный взгляд .
- Не поспоришь, - согласился Ален. – Очень не хотелось бы такой же судьбы и для тебя, Терен. Вопросы есть?
Младший Альвитский открыл рот, закрыл его и отрицательно покачал головой. Я бросила взгляд на Алена. Тот еле заметно кивнул, показывая, что парень понял, о чем шла речь. Будет время, сама еще с ним поговорю, для полной уверенности.
- Тогда следующий вопрос: что делать, когда мы доберемся туда?
Я вызвала в памяти образ дома посреди деревьев.
- Гхыр его знает, - повторил мои мысли Ален вслух. – Пока мы не увидим саму местность, планы строить бесполезно. Но вот собирать армию в помощь, думаю, уже можно.
- Что за армия? – заинтересовался Терен.
- Все те силы, которые готовы помочь нам справиться с Мраком – вампиры Асгора, маги Ордена и Аррении, паладины Таллиса и Маска. Все они сейчас в разных странах, и на телепорты уйдет как раз пара дней.
- Тогда где их собрать?
- В «Гнезде Беркута», - предложила я. – Это, по крайней мере, ближе к нам, чем Асгор и Аррендар. Делвер возражать не будет, я уверена. А слуг можно опять зачаровать.
- Хорошо, - задумчиво кивнул Мораввен. – Тогда утром отправим вестники. Не будем пугать Ремара и Терстана поздними срочными сообщениями. О чем мы еще забыли?
- Если что-то и забыли, то у нас есть еще пара дней, чтобы вспомнить и принять решение, - хмыкнул Ален. Спорить с ним никто не стал.
Мужчины быстро договорились, кто будет дежурить ночью. Моя кандидатура не рассматривалась с самого начала рейда – Гард и Ален в один голос безапелляционно заявили, что оставить меня одну они не могут. А раз все равно кто-то из них не спит, то зачем бодрствовать мне? Поддержки от остальных мужчин ждать было бесполезно, и ввязываться в спор, который мне никогда не выиграть, я не стала. Мне же лучше – смогу выспаться.
Правда, я все равно каждую ночь просыпалась от кошмаров и лежала, утихомиривая бьющееся сердце, уткнувшись в плечо мужа. Ален, который мучился от невозможности утешить меня как физически, так и магически, только крепче обнимал, прижимая к себе, и ласково перебирал отросшие, но все еще короткие пряди. Или же мы оба молча сидели у горящего костра, отчаянно стараясь ни о чем не думать, просто глядя на сгорающие в пламени ветки.
Но сегодня я надеялась, что обойдусь без жутких снов. Они просто не успеют прийти - ночь перевалила за середину. Первым вызвался дежурить Вен, сказав, что ему нужно обдумать услышанное от Заира. Его должен был сменить Гард – и, собственно, все. Дальше уже наступил бы рассвет.
Мы с Аленом привычно устроились на ночь подальше от остальных – чтобы не разбудить их, если мне опять приснится кошмар. Я накрыла нас непроницаемым для магии контуром и улеглась на плечо мужа. Пели свою монотонную песню цикады. Тихо плескалась вода в озерце. Убаюкивающе шелестела листва. Висел в небе потощавший месяц. Сон никак не шел.
Я всеми силами пыталась призвать к себе сон, закрыв сознание щитом, чтобы не тревожить спящего мужа. Вспоминала, как войти в транс, вслушивалась в мерное дыхание Алена, шелест листьев и плеск воды, считала в уме. Но не успевала дойти до десяти, как цифры в сознании превращались в моих детей и мужа, вспыхивали ярким пламенем и сгорали. Или же расплывались прозрачной, быстро высыхающей лужицей. Или же становились все более прозрачными, до полного исчезновения…
- Элька, давай я позову Вена, и он поможет тебе уснуть, - предложил Ален, не открывая глаз.
- Стоит позвать, наверное, - вздохнула я.
- Сейчас. Только блок сними, чтобы ему не пришлось еще сквозь него продираться. Зачем ты его вообще ставила? Знаешь же, что бесполезно, я все равно чувствую твое беспокойство.
– К нему ты давно должен был привыкнуть. – Я сняла щит и вытащила на первый план тему, за которой спрятались бы терзающие меня образы. - Ален, меня смущает, что первый же встреченный в степи человек на блюдечке выложил все, что так хотелось нам узнать.
- Ты не веришь Мораввену и хочешь проверить сознание Заира сама? Тебе не понравится то, что ты там найдешь.
- Нет, не хочу, - быстро отказалась я. - Вен не меньше нас стремится найти Мрака и не стал бы нам лгать. Но слишком уж все легко сложилось…
- Элька, тебе стоит завтра поговорить не только с Тереном, но и с его братом. Лежек подробно расскажет тебе про фамильную паранойю одд Шаэннаров и то, насколько она заразительна. – Я услышала улыбку в голосе мужа и успокоилась сама – мне удалось спрятать от него то, что ему не стоит видеть. – Но я тоже не верю, что мы так просто придем и заберем своих детей.
- Просто в любом случае не получится, Мрак будет защищаться.
- Вот именно. А что касается твоих сомнений – я не вижу ничего странного в том, что первый попавшийся караванщик слышал про гнев Духа Степи и прОклятый оазис. Такие байки всегда быстро распространяются. Сама же рассказывала, как вы нашли Теодгарда, руководствуясь болтовней матросов в таверне.
- Ну да… Правда, точного местонахождения мы все равно не узнали, только общее направление поисков.
- Точно так же, как и сейчас. Где-то на юго-западе – весьма расплывчатое указание. А теперь я зову Вена. Скоро рассветет, впереди у нас новый день, и никто не знает, что он принесет с собой.
Мораввен, проворчав для порядка, что стоило бы позвать его раньше, быстро погрузил меня в глубокий, без сновидений сон – как раз то, что требовалось. Убаюкивающе шелестела, стрекотала и плескалась природа. Ален обнимал меня, даря защиту, надежду и любовь. Равномерно махали крылышками мотыльки в амулете.
А потом я проснулась, внезапно ощутив пустоту рядом и услышав негромкий разговор у костра.
- Ален?
- Тихо, я здесь. – Муж вновь лег рядом и привлек меня к себе. – Спи, alliarr, еще рано.
- Что случилось?
- Ничего особенного.
- Ален, Гард что-то говорил тебе, но я не разобрала его слов.
Муж тяжело вздохнул.
- Он увидел всадника неподалеку от оазиса. Но тот ускакал прежде, чем Гард успел что-то предпринять.
- Гард его рассмотрел? Всадник не может быть приспешником Мрака?
- Нет. Гриву гиаска ни с чем не спутаешь, а они к магии имеют очень слабое отношение. А теперь спи.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/201-7366-201#1114751
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: amberit (10.12.2021) | Автор: amberit
Просмотров: 542 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 2
0
2 o3eruli4ka   (12.12.2021 22:02) [Материал]
Настраивать жителей против магии и магов... Это при том, что нормальных лекарств нету, а лечить больше и некому... И Ален должен без магии обходиться, чтоб не умереть от собственной силы - безвыходное получается положение... и снова Элиаре помогает огонь, и опять мотыльки равномерно машут крылышками - жуть все набирает обороты, а им ведь идти в самое ее сердце! Автор, благодарю за труд, за вдохновение и фантазию! пиши, не останавливайся!

0
1 o3eruli4ka   (12.12.2021 20:02) [Материал]
Магия 12.12.21 - в действии! Бегу читать!