Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4607]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13578]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8172]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [102]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3681]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Крылья
Пробудившись после очередного ночного кошмара, Белла не помнит, кто она и как попала в это место. Стоит ли ей доверять людям, которые её окружают? Так ли они заботливы и добры, как хотят казаться? И что если в зеркале Белла увидит правду?
Мистика, мини.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Мороз узоры рисовал
Вы соскучились по зиме? Ждёте снега и праздников? В сборнике зимних историй «Мороз узоры рисовал» от Миравии отыщутся и морозы, и метель, и удивительные встречи, и знакомые герои. И, конечно, найдётся среди строк историй сказка. О любви.

Beyond Time / За гранью времен
После того, как Каллены покидают Форкс, по иронии судьбы Беллу забрасывает в Чикаго 1918 года. Она считает, что это второй шанс построить жизнь с Эдвардом, но когда находит его, то понимает, что юноша совсем не тот, кого она ожидала встретить. Сможет ли Белла создать будущее, на которое так рассчитывает?

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 395
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Мистер & Миссис Поттер. Глава 16

2016-12-10
47
0
ОН

«Твою ж мать!», — подумал я, не в силах представить даже примерные масштабы приближающейся катастрофы.

— Фестраловы яйца! — гневно выругалась в тон моим мыслям Паркинсон, вмиг спрыгнув со стола. — Ты уверена, Грейнджер?

— Нет, чёрт подери! Мне делать было нечего, и я решила пошутить над вами. — Неожиданно язвительным тоном прошипела Гермиона. Я слегка оторопел: обычно Герми всегда держала себя в руках и оставалась невозмутимой в любых ситуациях. Но, видимо, в этот раз всё было куда серьёзнее.

— Поттер, ты должен это предотвратить! — требовательно обернулась ко мне Паркинсон с весьма решительным и пугающим выражением на лице.

— Как?! Я же не Мерлин! — всплеснув руками, я краем глаза заметил, как Герми усмехнулась.

— Прошу тебя, Поттер. Избавься от них! Моя хрупкая психика не выдержит такой изощрённой пытки, — решила похныкать слизеринка, наивно полагая, что этот номер прокатит. Как бы не так!

— Глупости, Паркинсон! Да от твоей «хрупкой» психики заавадился бы даже Волдеморт, если бы вы, Мерлин упаси, пересеклись на узкой дорожке. — Я расхохотался, мысленно нарисовав эту картину, но тут же заткнулся, получив от слизеринки ощутимый удар в бок.

— Молись о пощаде, Поттер! — начала было угрожать Паркинсон, сузив глаза и нащупывая свою палочку, но тут вмешалась Гермиона.

— Эээ... Гарри, Паркинсон, я не хочу прерывать ваши милые разборки, но у нас мало времени. Они будут здесь с минуты на минуту. — Ещё раз напомнила нам моя подруга.

— Да. Ты права, Грейнджер! — нехотя согласилась Паркинсон, и тут же перевела злобный взгляд на меня. — А с тобой, Поттер, я поговорю позже!

— Жду не дождусь, дорогая, учитывая, на чём мы остановились, мне не терпится скорее продолжить. — Ухмыльнулся я слизеринке, поигрывая бровями. Гермиона, сразу понявшая, что к чему, слегка покраснела, а Паркинсон наградила меня уничтожающим взором.

— Слушай, а может нам куда-нибудь аппарировать и переждать? Тебя же может и не оказаться дома, не так ли? Ты же можешь выйти прогуляться? А, Поттер? Придумай же хоть что-нибудь, ради Мерлина! — с мольбой в глазах Паркинсон предприняла ещё одну попытку надавить на мою жалость. Я бы и сам сейчас с радостью свалил отсюда в какой-нибудь отель, чтобы неспеша закончить то, что мы начали несколько минут назад, но...

Из гостиной послышались голоса.

— Дорогая, а не поздновато ли для визита? — спросил, судя по всему, мистер Уизли у своей гиперактивной супруги. Интересно, кого из Уизли мне благодарить за эту гениальную идею — навестить бедного, одинокого Гарри?

— Брось, Артур. Что за вздор? Это же Гарри. Он всегда рад нас видеть. — Не терпящим возражений тоном ответила ему жена и тут же решила объявить о своём присутствии. — Гарри, маленький мой! Где ты?

— Маленький мой?! — шёпотом повторила Паркинсон, смотря на меня «квадратными» от приличного шока глазами.

— Поздно, Паркинсон! Я уже ничего не могу сделать. Крепись! Гермиона. — Я посмотрел на подругу, и она поняла меня без лишних слов.

— Я задержу их. — Кивнула Герми.

— Спасибо. — Я быстро сжал Паркинсон в объятиях и аппарировал на второй этаж.

— Дементор тебя поцелуй, Поттер! — возмутилась слизеринка, тут же вырвавшись из моих рук, как только мы оказались в её спальне. — Аккуратнее не мог? Я обронила туфельку на кухне.

— Проклятье! Ну, ничего страшного. Я займусь этим позже. А сейчас... — я отыскал плащ-невидимку и накинул его ей на плечи. — Ни о чём не волнуйся. Я попрошу Гермиону и Рона следить за тем, чтобы никто тебя не коснулся. Под плащом ты будешь незаметна. Завернись быстрее, и идём вниз.

Я схватил её за руку, намереваясь направиться к выходу, но она остановила меня.

— Погоди, Поттер. Дай переодеться.

— Ооо, Мерлин! — простонал я, закатывая глаза к потолку. — Зачем? Тебя же никто не увидит. Ты можешь быть хоть раздетой под плащом-невидимкой!

— А вдруг! — предъявила Паркинсон воистину женский аргумент. — Я не хочу предстать перед ними в таком виде.

— И в каком же? — я ещё раз окинул брюнетку оценивающим взглядом и понял, что возбуждение всё ещё бурлит в моей крови. — Ты чертовски сексуальна! — не удержавшись, я притянул девушку к себе и прижался губами к её нежной шее.

— Поттер, отпусти меня! Сейчас же! Ты в своём уме? Там внизу тебя ждёт целая толпа Уизли, а ты тискаешь меня тут, как озабоченный пятикурсник! — Паркинсон попыталась высвободиться, но все её усилия свелись лишь к тому, что она вновь оказалась прижата ко мне, но на этот раз спиной к моей груди. Я удобнее перехватил её руки, слегка прикусил хрупкое плечико и уже почти снял с неё маечку, когда снизу раздался чрезвычайно громкий голос Молли Уизли, который, признаться честно, почему-то стал вызывать во мне крайнее раздражение.

— Гарри!!! Ну, где же ты, мальчик мой?

— Проклятье! — выплюнул я разгневанно и заставил себя отпустить мою слизеринскую фурию.

Победно ухмыльнувшись мне, Паркинсон соблазнительно изогнула спинку и подразнила меня своей упругой попкой. Да она совсем уже охамела! Сейчас она у меня допрыгается.

— Ах ты, стервочка! — рыкнул я и, воспользовавшись секундной заминкой брюнетки, ноги которой запутались в джинсах, опрокинул её на постель. В следующий миг я уже крепко прижимал её тело к матрасу, не забывая исследовать руками некоторые особо интересные «достопримечательности».

— Если бы не Уизли, — горячо зашептал я Паркинсон, в перерывах жадно покрывая её шею поцелуями, — я бы с тобой такое сейчас вытворял, что ты умоляла бы меня не останавливаться. Ты должна благодарить их всех разом, ну или каждого по отдельности, что они появились невовремя и спасли тебя.

Паркинсон лишь усмехнулась и, рывком сбросив с себя мою тушку, тут же сама вжала меня в постель, насколько ей позволяли её физические возможности. Склонившись надо мной, словно хищник, она осмотрела меня предвкушающим взглядом.

— Когда Уизли уйдут, Поттер, у тебя появится реальный шанс доказать мне, что ты увлекаешься девочками, а не мальчиками. А то я уже начала сомневаться. — Выдала эта ведьма, самодовольно ухмыляясь.

— Вот же стерва! — воскликнул я, захлёбываясь собственным возмущением и намереваясь тут же заставить её забрать свои слова обратно, но требовательный стук в дверь спальни отрезвил меня моментально.

— Эй, вы с ума сошли? Вылезайте немедленно. — Приглушённо-раздражённый голос Гермионы вынудил нас поторопиться.

Мы с Панси вскочили с кровати так быстро, словно на нас неслось целое стадо кентавров. Она натянула джинсы и мягкие чешки буквально за пять секунд. Выйдя из спальни в коридор, мы наткнулись на весьма рассерженную Гермиону, окинувшую нас хмурым взглядом.

— Что вы там копаетесь, Мерлин вас задери? — спросила она, с трудом сжерживая свой гнев.

— Прости, Герми. — Извинился я сконфуженно.

— В тебе что-то изменилось, Гарри. — Задумчиво произнесла моя подруга, рассматривая меня на предмет произошедшей перемены. Я улыбнулся ей широкой улыбкой. Внезапно она остановилась, как вкопанная, продолжая смотреть на меня широко раскрытыми глазами:

— Гарри, ты без очков!

— Я уж думала, что ты не заметишь, Грейнджер. — Тихо рассмеялась невидимая Паркинсон.

— Так это ты постаралась? — едва слышно спросила Гермиона, обращаясь к слизеринке.

— Давай потом, Герми. — Мы уже почти спустились с лестницы. — Прикрывайте с Роном сами-знаете-что, пожалуйста. — Попросил я шёпотом. Гермиона кивнула, успокоив меня.

— Я не вещь, Поттер. — Злобно прошептала мне Паркинсон, и я был удостоин ощутимого толчка острым локотком в мой бок. Ох уж эта мстительная слизеринская бестия!

Охнув от достаточно болезненного удара, я поморщился. Но налетевшая на меня миссис Уизли, видимо, приняла мою гримасу за выражение радости. Гермиона благоразумно отошла в сторону, чтобы не попасть под раздачу, оставив меня на «растерзание» истинной главе семейства Уизли, а Паркинсон предусмотрительно затаилась у меня за спиной. Иуды!

— О, Гарри, мальчик мой! Как же я по тебе скучала! — я не успел даже глазом моргнуть, не говоря уже о какой-нибудь моральной подготовке или попытке сопротивления, как миссис Уизли сжала меня в своих объятиях. Хорошо хоть, что я достаточно подрос, чтобы больше не вжиматься лицом, как это бывало раньше, в её объемные груди, перекрывающие любой доступ к кислороду. Обхватив мою несчастную тушку со всех сторон и лишая меня любой возможности не то, что вырваться, но даже пошевелиться, Молли принялась со слезами расцеловывать меня в обе щеки.

Наконец, через несколько томительных секунд «удушения» и причитаний, миссис Уизли отпустила меня на волю и по старой привычке начала упрекать в бледности, щуплости и болезненном виде, хотя ничего подобного и в помине не было. Остальные Уизли, наблюдая очередной спектакль в активном исполнении Молли Уизли, тряслись от беззвучного смеха.

— Гарри! — громогласно начала Молли, заставив своих сыновей инстинктивно вжать голову в плечи. Не буду врать, когда миссис Уизли говорила таким тоном, страшно становилось даже мне. — Ты хоть представляешь, сколько времени прошло с тех пор, как мы видели тебя в последний раз? И, почему ты не был на Кинг-кросс вместе с Гермионой и Роном? Гермиона сказала, что у тебя были какие-то дела. Ну ладно, это неважно. — Небрежно махнула рукой Молли.

— Га-арри, бедненький мой, — продолжила рыжеволосая волшебница, сменив гнев на милость, — ты совсем исхудал. Наверняка, питаешься в этих ужасных уличных столовых, ведь я права? — сердито сдвинув брови и вновь вернувшись к тону командира, допросила меня миссис Уизли.

Я уже открыл рот, чтобы ответить, но меня спас мистер Уизли, за что я ему был чрезвычайно благодарен.

— Молли, дорогая, может ты уже оставишь беднягу в покое? — спросил Артур у супруги, участливо подмигивая мне и протягивая свою руку. — Как ты, Гарри?

— Спасибо, мистер Уизли. Как видите, у меня всё в порядке. — Улыбнулся я, пожимая руку мужчины.

— Гарри, ну сколько раз я просил тебя называть меня по имени. — Шутливо пожурил меня мистер Уизли, параллельно растрепав мою и без того вихрастую шевелюру.

— Простите, мисте... Кхм. — Я запнулся, поймав недовольный взгляд мужчины. — Простите, Артур.

— Вот так намного лучше. А ну-ка иди сюда! — так же бесцеремонно, как и его жена, Артур сгрёб меня в охапку и обнял покрепче.

Отстранившись, Артур Уизли задумчиво сощурил глаза. На его лице отразилось некое сомнение. Я оглянулся по сторонам, отметив такое же недоумение на лицах Молли, Билла, Флёр, Перси, Джорджа и Рона, стоявших ко мне ближе всех. Я мысленно усмехнулся: «Неужели они ещё не поняли?».

— В тебе что-то изменилось, Гарри. — Неуверенно проговорил мистер Уизли, нахмурив брови.

— Точно. — Согласился с отцом Билл, почесав затылок. — Что-то не так, но я никак не могу понять, что именно. Но я всё равно чертовски рад снова видеть тебя, Гарри. — Он пожал мне руку.

— А я сразу поняла, что с Гарри не так. — Улыбнулась Гермиона.

— Не подсказывай им, — подмигнул я ей.

— А по-моему, Гарри просто подрос и стал более мужественным. — Высказалась Флёр, обходя озадаченного мужа и обнимая меня по-сестрински. Я отметил для себя, что за последние годы она здорово преуспела в освоении английкого языка и сейчас говорила практически без французского акцента. — Здравствуй, Гарри.

— Привет, Флёр. — Поздоровался я с блондикой, намереваясь спросить её о самочувствии, но в нашу беседу вклинился мистер Уизли.

— О, я знаю. Знаю. — Возбуждённо сообщил он. — Ты же без очков, Гарри!

Мы с Гермионой невольно рассмеялись, глядя на вытянувшиеся от изумления лица всех Уизли.

— Ооо, а я никак не могла понять, почему Гарри стал таким привлекательным. — Произнесла Флёр.

— Но когда ты успел? И как? — нетерпеливо полюбопытствовал мистер Уизли.

— Совсем недавно, мист... То есть Артур. С помощью одного зелья.

Стараясь не акцентировать внимание Уизли на переменах в моей внешности, я с интересом посмотрел на уже заметно округлившийся животик Флёр.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался я у неё.

— О, Гарри, — с мученическим стоном произнесла девушка. — Иногда я чувствую себя ужасно, и кажусь себе такой толстой и неповоротливой.

— Какие глупости, дорогая моя. Ты так же красива, как и до беременности. — Поспешила переубедить её Молли, ласково обнимая невестку.

— Терпи, Флёр. Зато ты подаришь нам нашего первого племянника. — Вперёд выступил Перси, чтобы так же, как и все до него, обнять меня и пожать руку. — Здравствуй, Гарри. Как поживаешь в этом мрачном доме? Не скучаешь один? Если хочешь, ты всегда можешь сбежать к нам в Нору. Или погостить у меня. — Подмигнул он мне.

Я кивнул ему, немного озадаченный его новой оживлённой манерой общения, которая так не вязалась с обычным образом Перси Уизли, которого я знал раньше. А-а, кажется, теперь понимаю.

— Ну, это вряд ли. — Из-за спины Перси показалась симпатичная брюнетка с ослепительной улыбкой. — Ведь после моего переезда к тебе, медвежонок, у тебя не там много свободного места. Здравствуй, Гарри Поттер. Приятно с тобой познакомиться. Я Одри. Одри Резерфорд. Девушка Перси.

Я окинул брюнетку восторженным взглядом. А посмотреть там, уверяю вас, было на что. Высокая, стройная, с приятным бюстом размера этак третьего. Брюнетка, на первый взгляд казавшаяся ровесницей Перси, крепко пожала мою руку и даже пару раз качнула нашими сцепленными ладонями. Если они с Перси поженятся, я заранее знаю, кто в их семье будет «папочкой». Эта мысль развеселила меня. Однако подавив улыбку, я продолжил выполнять обязанности гостеприимного хозяина.

— Добро пожаловать, мисс Резерфорд. Я тоже весьма рад знакомству.

Место Одри, вернувшейся к Перси, заняли Джордж и, как ни странно, Анджелина Джонсон, которую я совершенно не ожидал увидеть здесь в этот вечер.

— Кого я вижу! — воскликнул я. — Привет, кэп!

Анджелина, услышав, как я к ней обратился, весело расхохоталась. Вслед за ней рассмеялись и остальные гости, прекрасно знавшие, что в прошлом Джонсон являлась капитаном Гриффиндорской команды по квиддичу.

— Привет, Поттер! Давно не виделись. А я, здесь... эм... — немного растерявшись, девушка обернулась к Джорджу, ища у него поддержки.

— Здравствуй, Гарри. — Не так весело, как обычно, поприветствовал меня Джордж. Я сглотнул, пытаясь избавиться от ощущения горького кома в горле, появлявшегося каждый раз при воспоминаниях о битве за Хогвартс.

Анджелина взяла его под руку и, одарив меня своей ослепительной улыбкой, продолжила нашу беседу:

— Ну, как у тебя дела, Поттер?

— Спасибо. Всё отлично. Честно говоря, не ожидал увидеть тебя у себя в гостях. Но я очень рад твоему визиту. Добро пожаловать.

— Я и сама предположить не могла, что сегодня окажусь здесь. Но миссис Уизли посетила идея навестить тебя, чтобы поднять тебе настроение. — Призналась девушка.

Я старательно улыбнулся, пытаясь скрыть свою кислую физиономию. Откуда же им было знать, что моё «настроение», которое как раз было довольно приподнятым до их визита, сейчас же опустилось ниже плинтуса.

Мысленно вздохнув, я кивал и слушал рассказ Анджелины о том, как они с Джорджем месяц назад пересеклись в Косом переулке и с тех пор периодически встречаются. Хоть она и не говорила прямо, но я чувствовал, что не всё так просто, как рассказывала Джонсон. Насколько я помню, Энджи нравилась Фреду и Джорджу ещё со времён Хогвартса.

— А у нас для тебя сюрприз, Гарри. — Радостно сообщила мне миссис Уизли, когда Анджелина закончила свой рассказ.

Я ждал чего угодно, но только не Беллатрикс Лестрейндж, приближавшуюся ко мне из глубины коридора... с мягкой улыбкой на губах и Тедди Люпином на руках. Фух! Меня чуть удар не хватил. Когда же я уже привыкну к тому, что Андромеда Тонкс похожа на свою чокнутую сестричку, как две капли воды?

— Прости, Гарри, милый. Я опять напугала тебя? — Услышал я по-ангельски заботливый голос миссис Тонкс.

— Здравствуйте, миссис Тонкс. Да ничего страшного. — Поспешил я заверить женщину, радуясь их визиту. Пожалуй, это был единственный приятный сюрприз с момента, как меня оторвали от Паркинсон. — Я очень счастлив видеть вас и Тедди у меня в гостях.

— Нам тоже приятно навестить тебя. Хочешь взять крестника на руки, Гарри? — неожиданно спросила Андромеда, посмотрев на меня. Я оторопел и не сразу нашёлся с ответом. До этого момента мне ещё не доводилось держать младенцев, поэтому я жутко боялся сделать что-то не так.

Пока я стоял столбом, не зная, что предпринять, Паркинсон, палец которой упёрся мне в спину, решила всё за меня, заставив сделать шаг по направлению к миссис Тонкс. Признаюсь, я боялся. В последний раз, когда я видел Тедди, он только родился, и сияющая от счастья Нимфадора не желала отдавать этот хрупкий, тёплый комочек в чьи-то руки. А сейчас...

Кто позаботится о нём, кроме его бабушки и меня, его крёстного соответственно? Да, конечно, у него были родственники со стороны Малфоев, да и Уизли не оставили бы его без внимания, но я всё равно чувствовал ответственность за этого малыша, родители которого, в какой то мере, умерли по моей вине.

Видмо я опять замешкался, так как, слизеринка пихнула меня уже сильнее. Не сопротивляясь, я неуклюже поднял руки, даже не зная, с чего начать.

— Не бойся, Гарри, — подбодрила меня Андромеда, — он тебя не укусит, у него даже зубок ещё нет. — Улыбнулась женщина, вызвав умильные улыбки у присутствующих. — Расслабься, — инструктировала она меня дальше, — согни левую руку, а правой придерживай. Вот так. Молодец, Гарри! Видишь, это не так уж и страшно.

Когда она отошла на шаг назад, я едва не впал в панику, осознав, что миссис Тонкс больше не придерживает Тедди, и не подстрахует меня в случае чего. Я заставил себя успокоиться и взглянуть в голубые глаза маленького метаморфомага. Он полностью помещался в моей руке и я, осмелев, позволил себе погладить его по волосам, менявшим цвет прямо на глазах. Сейчас они были такими же розовыми, как раньше у Тонкс.

— Ох, а ты подрос, малыш. — Я ещё раз осторожно провёл ладонью по маленькой пышноволосой головке младенца и поцеловал его в лобик. Ранее сосредоточенное и нахмуренное личико Тедди разгладилось, и он улыбнулся мне беззубой улыбкой. Именно мне, а не кому-то другому. Этот факт заставил меня преисполниться гордостью. Наверное, то же самое чувствовал и Сириус, впервые взяв меня на руки.

Молли с Андромедой смотрели на нас с умилением. В уголках глаз миссис Тонкс блеснули слёзы, которые она поспешно смахнула пальцами. Моё сердце сжалось от сожаления. Я скучал по Тонкс с Ремусом, по Сириусу, по родителям...

— Спасибо вам, миссис Тонкс. Мне... мне было очень приятно... Я хотел бы... Если вы не против, конечно... — да уж, прямо верх красноречия. Расчувствовался, как сопливая девчонка. Тэд угугукнул, вероятно, соглашаясь со мной.

— Я всё понимаю, Гарри. — Мягко улыбнулась Андромеда, принимая внука обратно.

— Если вам что-нибудь понадобится, прошу вас, обращайтесь ко мне, не раздумывая. — Попросил я женщину, наконец-то, возвращая себе дар речи.

— Спасибо тебе, Гарри. Ты так добр, мальчик мой. — Поблагодарила меня миссис Тонкс.

Я ещё раз взглянул на Тедди, удивляясь тому, как быстро меняется цвет его глаз, и невольно упустил момент, когда вокруг меня воцарилась тишина.

— Здравствуй, Гарри.

Твою ж мать! Я не ожидал услышать этот голос так скоро. Точнее, я вообще не ожидал услышать этот голос в обозримом будущем. А ещё точнее, я не хотел слышать этот голос вовсе. Прежде, чем обернуться, я краем глаза заметил, как напряглись Молли и Артур Уизли. Ага, а вот и виновники!

— Добрый вечер, Джинерва! — ответил я холодным тоном, способным составить конкуренцию интонациям покойного декана Слизерина.

Несколько долгих секунд мы сверлили друг друга взглядами, словно два противника, оценивающих потенциальные возможност один другого. Я смотрел на неё с безразличием и, наверное, лишь в глубине моих глаз можно было увидеть ненависть, а она — с надеждой. Рыжеволосая стерва была одета в лёгкое летнее платье кремового цвета с подолом, заканчивавшимся выше колен. Ей шло. Мило и просто. В её стиле.

В напряжённой тишине послышался отчётливый шёпот Рона:

— А я ведь говорил, что это плохая идея...

Слова друга отрезвили меня. Заставив себя улыбнуться, я, наконец, отвёл взгляд от младшей Уизли.

— И во многом был прав, дружище. — Произнёс я, впившись укоризненным взором в Молли Уизли, которая, поняв, как она накосячила, приведя с собой свою дочурку, сразу же опустила глаза в пол.

— Ну, что ж... — моё внимание вернулось к моей бывшей, стоявшей в паре-тройке шагов от меня. — Рад видеть, Джинерва. Как у тебя дела? — спросил я у неё нарочито любезным тоном.

— Всё хорошо, Гарри. А ты? Как твои дела? — ахахаха! Как же её плющило от того, что в обращении к ней я использовал её полное имя. Ну, ничего, ничего, деточка. Терпи. В конце концов, ты сама набралась наглости явиться сюда после всего, что натворила.

— Всё отлично. Планирую стать Аврором. — Хотя зря я ей это сказал. Надеюсь, она не станет преследовать меня в надежде вернуть моё расположение.

— Рада за тебя, Гарри. — Произнесла она и только сейчас я увидел в её глазах тщательно скрываемое сожаление. Но не испытал по этому поводу ровно никаких эмоций. Мерлин и Моргана, Малфой бы мной сейчас гордился.

— Так! Что же вы тут все столпились, как стадо фестралов? — наконец, опомнилась миссис Уизли, понимая, в каком дерьме она оказалась благодаря своему дурацкому сводничеству. — А ну марш в гостиную! Артур, дорогой, займись этим. А я пока поколдую над ужином. Гермиона, Анджелина, дорогие мои, вы поможете мне на кухне.

— Все за мной! — так же оживившись, позвал Артур и бодрым шагом направился в гостиную.

Ну-ну. У миссис Уизли всё-таки командовать выходит на порядок лучше, чем у вас, Артур. Не двигаясь с места, я скучающе наблюдал за тем, как мои гости меняют дислокацию, а Одри с Флёр поспешили за Молли на кухню. Впрочем, через несколько секунд после этого оттуда раздался знаменитый страшный шёпот миссис Уизли, который вполне мог бы посрамить саму Нагини, и покрасневшие, словно ошпаренные в кипятке раки, девушки тут же метнулись в гостиную.

Получая какое-то мрачное удовольствие от просмотра сего спектакля, я не сразу заметил, как возле меня возник Рон с извиняющейся полуулыбкой.

— Прости. Я говорил маме, что ты не захочешь видеть Джинни. Но ты же знаешь мою сестру. Она такая упрямая.

— Не стоит извиняться, Рон. Всё нормально. Ведь это ненадолго. — Успокоил я друга.

— А где... ну, эта?

— Рон, дружище! — я похлопал его по плечу. — «Ну, эта» прямо за твоей спиной!

Я ухмыльнулся, увидев, как Рон испуганно вздрогнул.

— Волдеморт тебя подери! — сплюнул он, видимо, обращаясь к слизеринке. — Ладно, Гарри. Я прикрою её. Но ты тоже смотри в оба.

Я поблагодарил его кивком головы, после чего он, как и все, последовал за отцом в гостиную.

— Идём. — Тихо позвал я Паркинсон, ощущая, как её пальцы прикасаются к моей спине сквозь слои ткани. Уняв лёгкую дрожь, я принудил себя сделать шаг вперёд, не думая о том, что могло бы сейчас быть, если бы Уизли не решили вдруг сделать мне «сюрприз».

Когда мы с Паркинсон шли по коридору с кухни до нас донёсся неожиданный грохот. И я не уверен, было ли это на самом деле или нет, но, кажется, стены дома дрогнули. Кто-то болезненно охнул, кажется, поднимаясь с пола.

— С вами всё в порядке, Молли? — услышал я встревоженный голос Герми.

— Обо что это я споткнулась, дорогуша? Что это? Туфля?! — изумлённо воскликнула миссис Уизли. — Чья? Гарри! Чья это туфля у тебя на кухне, отвечай немедленно!

«Проклятье!», — подумал я невольно. — «Надо же было ей непременно споткнуться об эту чёртову туфельку!».

— О, Молли! Вы нашли её! Спасибо вам. А я уж думала, куда же она исчезла. Не пикси же её унесли. — Рассмеялась Гермиона. Молодец. Как ловко она меня выручила.

— А что твоя туфля делает на кухне у Гарри? — О, теперь подозрение пало на мою бедную подругу. Да уж, миссис Уизли, вам бы только допросы в Гестапо вести. В своё время там бы были очень рады такому ценному сотруднику.

Гермиона замешкалась, не зная, как ответить на вопрос. И подозрение снова было переадресовано мне:

— Гарри! Что туфля Гермироны делает на твоей кухне?!

Паркинсон не выдержала. И, насколько я понял, зажав ладонью рот, другой рукой она оперлась о моё плечо и сейчас тряслась от беззвучного смеха. Не удержавшись, я и сам улыбнулся уголками губ. Слава Мерлину, положение спас Рон.

— Ма-ам! Это я забыл. — Крикнул он из гостиной.

— Аааа. — Протянула женщина, успокоившись.

Взяв себя в руки, я со спокойной душой вошёл в гостиную, чтобы тут же попасться под руку Артура и подвергнуться очередному допросу с пристрастием.

— Знаешь, мальчик мой, я никак не могу избавиться от ощущения, что в этом доме всё изменилось. Здесь стало как-то... слишком тихо. — Поделился своими мыслями мистер Уизли.

— Вы правы, Артур. — Подтвердил я его догадку, стараясь встать так, чтобы никто, проходя мимо, не смог бы коснуться слизеринки. Иначе нам конец. — Вы разве не заметили, что портрет Вальпурги Блэк больше не вопит? Я думал, Рон рассказал вам.

— О, Мерлин! Неужели вы нашли способ заткнуть эту противную старуху? — будто ребёнок обрадовался Артур.

— Да. Нашли одно старое заклинание. Ничего особенного. — Заверил я мистера Уизли.

Выбрав одно из самых дальних и труднодоступных кресел, я опустился в него. Паркинсон, как я думаю, бесшумно прокралась к местечку за креслом. По крайней мере, через пару секунд я ощутил прикосновение её пальчиков, слегка сжавших моё плечо, что, судя по всему, означало, что всё нормально.

«Одной проблемой меньше», — подумал я удовлетворённо, пока не прислушался к теме, которую бурно обсуждали мои нежданые гости.

— О, Мерлин! Что, ты говоришь, они сделали, Артур? Изнасиловали двенадцать девушек? — в ужасе пробормотала миссис Тонкс, прикрывая рот ладонью. — Это чудовищно.

— Да, да, Андромеда. Но теперь эти выродки, называвшие себя Слугами Асмодея, поплатяться за свои преступления. — Убеждённо произнёс мистер Уизли, а затем добавил. — Если, конечно, не заявят, что действовали под Империусом. Но им, вряд ли, поверят.

Дьявол! Как я мог забыть о приписке в письме Кингсли, что статья выйдет в сегодняшнем номере «Вечернего Пророка»?! Твою ж мать!

— А что ещё нового в Министерстве магии? — задал я вопрос Артуру, пытаясь ненавязчиво перевести разговор в другое русло.

— Да ничего нового. Сейчас все только и говорят, что об этой секте, членов которой недавно поймали авроры во главе с Кингсли. О, ты же ещё, наверное, не слышал об этом, Гарри. Давай-ка я тебе расскажу подробности. — С энтузиазмом вызвался Артур. Не на-адо!

— Не... — попробовал я возразить, но мистер Уизли не обратил ни малейшего внимания на мои потуги. Тем более что Одри поддержала его инициативу, так как сама ещё не успела прочитать статью. И тут понесло-ось...

Словно убитый, я погрузился в кресло всем весом своего тела и, уйдя в себя, думал лишь о том, что со мной сделает Паркинсон, когда мы останемся без свидетелей.

— Эта отвратительная секта просуществовала год. Авроры уже отчаились выйти на её след. Главу секты зовут Кайл Кард. Всего в состав секты входило тринадцать подонков. Все — студенты Лондонского магического университета и выходцы из знатных, чистокровных родов магической Великобритании. Жертвами этих насильников стали несколько девушек из университета, и еще несколько девушек, которых они завлекли обманом, якобы приглашая на свидание. После изнасилования они стирали им воспоминания и у потерпевших имеются серьёзные провалы в памяти. Для последнего ритуала им требовалась ещё одна, тринадцатая девушка, которую они затем хотели принести в жертву. Но какой-то герой направил в Аврорат анониманое послание, и последнюю девушку удалось спасти прошлой ночью. Интересно, кто бы это мог быть? Случайно не ты, Гарри? А?

Все рассмеялись шутке мистера Уизли, даже не подозревая, насколько он был недалёк от истины. Я лишь слегка улыбнулся им, как бы говоря: «Отличная шутка, мистер Уизли!». И тут мне в плечо впились острые коготки:

— И правда, кто же это мог быть, а, Гарри? — шёпотом переспросила меня слизеринка, давая понять, что позже у нас состоится обстоятельный разговор на эту тему.

— Ну, и над чем вы все так весело смеётесь, причём опять без меня?— недовольно пробурчали со стороны двери.

Присутствующие одновременно, словно на них наложили Империо, повернули головы в сторону, откуда донёсся голос. Чувствую, сегодня вечер нескончаемых сюрпризов. И если бы Паркинсон сейчас могла говорить свободно, то она непременно добавила бы нечто в роде: «И откуда только эти Уизли берутся? Поттер, пора бы нам Дихлофозиком обзавестись».

— Чарли! Ну, наконец-то! Где тебя драконы носят? — мистер Уизли поднялся и направился навстречу своему сыну. Чарли неловко мялся у дверей, удерживая в руках большую дощатую коробку, и меня уже начинало одолевать нехорошее предчувствие.

Вот его сегодня я точно не планировал увидеть. Чарли приезжал редко и только по «большим» праздникам, и то не всегда. Но, что могло заставить его появиться сегодня, оставалось для меня тайной. Но и это ненадолго, как подсказывала мне интуиция.

— Привёз? — послышался командный голос Молли ещё до того, как она предстала перед нами собственной персоной, сопровождаемая Гермионой и Анджелиной. — Мерлин Всемогущий, где же ты так долго бродил?

— Я приехал, как только смог, — оправдывался Чарли, сильнее прижимая к себе коробку, наверное, на случай, если придётся отбиваться от родителей. — Кстати, привет Гарри! — подмигнул он мне, и я ответил ему весёлой улыбкой.

— Мог бы и пораньше. Мы тебя уже заждались! — железным тоном отчеканила Молли Уизли, вгоняя в панику своих сыновей и даже своего мужа. Да уж, не хотел бы я сейчас оказаться на его месте.

— Ну, ма-ам! — впервые на моей памяти хныкнул Чарли Уизли. Билл ткнул Рона кулаком в бок, а тот, в свою очередь, пихнул Перси, после чего все трое сдавленно хрюкнули.

— Не мамкай! — категорично отрезала миссис Уизли, но, почуяв неладное, приподняла бровь и медленно повернула голову в сторону своих потешающихся сыновей, тем самым заставив бедняг подавиться своим смехом. Я был готов поклясться самим Мерлином, что в этот миг выражение лица Молли чертвоски смахивало на морду акулы, учуявшей кровь. — По-вашему это смешно?

Билл, Перси и Рон тут же усиленно замотали головами.

— Вот и отлично. — Подвела итог Молли, поворачиваясь ко мне.

Я сглотнул, заранее сожалея, что не успел сделать две вещи: переспать с Паркинсон и завещать всё имущество Тедди, как единственному наследнику безвременно ушедшего от нас Национального Героя.

— Гарри, мой дорогой мальчик! — фу-ух, вроде пронесло. — За эти годы ты стал для нас с Артуром настоящим сыном. — Ну, естественно! Иначе я бы не имел «удовольствия» лицезреть вас сейчас. — Теперь мы беспокоимся о тебе, как о собственном ребёнке. Очень скоро тебе исполнится восемнадцать лет, и мы не всегда сможем быть рядом, чтобы оградить тебя от опасности.

Мать моя ведьма! Я не поверил собственным ушам. Неужели?! Свобода? Наконец-то, желанная, долгожданная моя свобода! Неужто, теперь все оставят меня в покое? Перестанут душить «дынями» седьмого размера, убивать домашней стряпнёй, до смерти мучить расспросами и рассуждениями о новых изобретениях магглов столетней дряхлости, дарить по праздникам вязаные рукавицы, шарфы и эталонные шаблоны котлов для зельеварения, прекратят попытки пропихнуть мне свою ненаглядную дочуркубомбочку с часовым механизмом в недалеком будущем грозящую превратиться вточную копию миссис Уизли, и никто не будет врываться в мой дом рыжей толпой в момент, когда я хочу забраться в трусики своей законной супруги. Спасибо. Спасибо тебе Мерлин, что услышал мои мольбы и не дал умереть молодым!

— Именно по этой причине, Гарри, мы сегодня здесь. Очень скоро мы отпразднуем твоё восемнадцатилетие. Но один из подарков не мог ждать так долго, поэтому мы подарим его тебе прямо сейчас. Так уж вышло. — Улыбнулся Артур, пожимая плечами так, словно хотел извиниться: «Прости, Гарри, но я сделал всё, что мог». Да уж, Гарри! Рано радовался.

— Да, да, Гарри. Было бы жестоко держать его в этой коробке до 31 июля. — Согласился с отцом Чарли и, пройдя в центр комнаты, поставил «чёрный» ящик на журнальный столик. Все, кроме Уизли, подались вперёд, желая узнать, что же внутри. Судя по словам Молли и Артура, однозначно я мог утверждать лишь то, что подарок был живым. Надеюсь, им не пришло в голову одарить меня маленьким соплохвостиком. Мерлин упаси! Один у меня уже имеется. Кстати, что-то подозрительно она притихла.

— Ну же, Гарри, открой свой подарок! — поторопила меня Молли с пугающим радостным оскалом на лице. Мамочки, что ж за боггарт там внутри, а?

Медленно подойдя к ящику, я протянул руки, подцепил крышку пальцами и аккуратно снял, являя взору гостей... щенка. Что за? Я удивлённо посмотрел на Молли.

— Это круп, мальчик мой. — Объяснила она. Хотя эта информация ни о чём мне не говорила.

Увидев растерянность, отразившуюся на моём лице, к процессу моего просвещения присоединился Чарли:

— Крупы специально разводятся магами-собаководами. Обычно крупы бывают похожи на терьеров Рассела, но для тебя, Гарри, мы выбрали золотистого ретривера. Крупы преданные защитники. Они неуязвимы перед целым рядом проклятий и множеством заклинаний. А самое главное, Гарри, — поведал специалист по драконам, — этих собак можно кормить разнообразной пищей, даже тем, что не применимо к понятию «еда».

— Как это? — переспросил я в шоке.

— Ну, например, крупы охотятся на гномов, могут есть древесину и разные предметы. Рассказывают, что иногда они любят полакомиться старыми шинами.

С каждым словом, произнесённым Чарли, мне становилось всё хуже и хуже. Собака, пожирающая машинные шины? Это уже, ни в какие ворота не лезло. И что мне с ним делать? Где кормить? На свалке? Да Паркинсон первая поднимет меня на смех.

— Этому малышу всего лишь три недели. Через месяц тебе нужно будет получить лицензию на него в Отделе по контролю волшебных существ. Но это не сложно. Я тебе помогу. А потом тебе придется купировать ему второй хвостик. Хотя я могу помочь тебе и в этом.

— Второй хвостик? — почти безжизненным голосом повторил я, находясь на грани обморока.

— Да. — Подтвердил мои худшие опасения Чарли.

Если бы щенок, вставший на задние лапы и передними удерживающийся за край ящика, не лизнул меня в руку, точно бы грохнулся. Опомнившись, я вздрогнул и, подчиняясь рефлексу, едва не отдёрнул руку. Однако этот жест выглядел бы оскорбительно по отношени к Уизли, которые сейчас не отрывали от меня заинтересованных взглядов. Я же хороший мальчик, правда? А хорошие мальчики так не поступают. Эх, была-не была.

«Уж кому-кому, а не мне бояться всякой живности. После Василиска и Паркинсон уже ничего не страшно.... Хотя, о чём я говорю? После Паркинсон даже Василиск кажется милой домашней зверушкой», — хорошенько убедив себя в этом, я подхватил щенка на руки. Хм, что-то много кого я сегодня на руках держу. Но следующей, непременно, будет стервозная брюнеточка, в данный момент поскрёбывавшая своими коготками мою спину чуть выше лопаток. Ох, хорошо-то как! Прикрыв глаза от удовольствия, я невольно привстал на цыпочки и подался чуть левее. Да, да... Вот так... Да-а... Вот здесь вот, под правой лопаткой! А теперь под левой. О, ка-айф. Наконец, открыв глаза, я поймал на себе изумлённые взгляды. Проклятье! У Молли, как мне показалось, даже задёргалось веко, поэтому я прекратил корчиться и прочистил горло.

— Кхм, кхм! Спасибо вам. Это очень неожиданно и приятно. — Поблагодарил я всех Уизли. Услышав мои мужественные слова и, в особенности, хриплый бас, все вздохнули с заметным облегчением, а меня окружили сюсюкающие девочки.

— Ой, какой он хорошенький. Мерлин, какой лапочка! Посмотрите, какие у него глазки и носик. А ушки, Мерлин, какие ушки. — Закрыв глаза, я млел от комплиментов, окружённый стайкой нимф. Наконец-то, меня оценили по достоинству. Смотри и учись, Паркинсон, как со мной надо обращаться.

— А какой милый хвостик! — эта фраза прозвучала как гром посреди ясного неба.

Какой на хрен хвостик? Вы что, с Астрономической башни рухнули? Выпав из блаженного астрала, я открыл глаза и посмотрел на ширинку. Никакого хвостика не торчит! Мозгошмыга вам в ухо! Это же они над чёртовым щеночком умиляются, забодай меня дромарог! А я вам, значит, не хорош?

— Леди, прошу вас успокоиться. Вы пугаете бедное животное. — Строгим голосом проговорил я, попробовав спасти щенка из загребущих женских ручек. Нифига! Их будто муха цеце укусила, потому что каждая из них норовила то погладить щенка, то потрепать за ухом, то сказать «ми-ми-ми!». Так что мне пришлось в срочном порядке передать крупа Чарли и попросить его защищать того от посягательств озабоченных дамочек.

— Дай-ка его сюда, сынок, — попросила миссис Уизли. — Он, наверное, голоден. Нужно накормить беднягу.

— Что скажешь, Гарри? — посмотрел на меня Чарли. Я кивнул, давая своё согласие. Щенка, и вправду, следовало покормить.

Взяв щенка на руки, Молли отправилась на кухню, уводя за собой восхищённо щебечущую стайку девушек. Оставшиеся мужчины возобновили свои споры по поводу того, кто одержит победу на приближающемся Чемпионате мира по квиддичу.

Не знаю, верно ли я поступил, отправив животинку на кухню? Девчонки, несомненно, затискают беднягу до полусмерти. А вот Джинни. По её глазам было видно, что она страстно желает затискать до полусмерти меня. Она продолжала сидеть на своём месте, сверля меня вожделенным взглядом кошки, увидевшей мышку. Язык так и чесался сказать ей: «Фу, Джинни! Фу!».

Увлёкшись этой мыслью, я не сразу расслышал зовущую меня миссис Тонкс:

— Гарри... Гарри, ты слышишь меня?

— А? Что? — встрепенулся я. — Да, миссис Тонкс, вы что-то хотели?

— Да. Ты не мог бы присмотреть за Тедди? Мне необходимо отлучиться на несколько минут. Я очень быстро.

— Да, конечно, миссис Тонкс. Без проблем. Давайте его сюда. — Действуя намного смелее, чем в первый раз, и удерживая головку малыша так, как показывала Андромеда, я снова взял его на руки.

— Я скоро. — Ещё раз заверила меня женщина, покидая гостиную.

Проводив её взглядом, я посмотрел на Тедди.

— Хаха, смотрите на этого папашу! — рассмеялся Рон, пихая Перси локтём.

— Да иди ты! Разъярённого пикси тебе в трусы! — пожелал я подкалывающему меня другу, вызвав тем самым громкий взрыв хохота. Правда, не совсем понял, почему.

Я приподнял левую бровь, удивлённо уставившись на братьев Рона. Примерно через пять секунд, красный от смеха Билл, в уголках глаз которого показались слезинки, переглянулся с Чарли.

— Ты скажешь или мне самому? — спросил он у брата.

— Давай ты! — еле выдавил Чарли, продолжая смеяться.

— Могу и я. — Вызвался ухмылявшийся во весь рот Перси.

— Молчи! — дружно хохотнули старшие братья Уизли.

— Да я вас... — вскочил с дивана Рон, наконец, разгадавший намерения братьев, но было поздно.

— У него в трусах уже есть свой «пикси»! — ещё сильнее расхохотался Билл, даже показав рукой «размеры» этого самого пикси.

— Я тебя убью, Билл! — Рон рванулся к старшему брату с явным намерением придушить последнего, но Перси был начеку. Схватив его за шкирку, он усадил красного как помидор Рональда на место.

— Билл! Как тебе не стыдно! — укоризненно покачал головой Артур. Однако его слова не возымели должного эффекта. — Я обязательно расскажу об этом твоей матери. — Нашёлся мистер Уизли, отчего его сыновья сразу сникли.

Несмотря на шутку, мне стало неприятно за Рона. Ну, подумаешь небольшой, и что? У самих, наверное, не больше чизпурфла в штанах, а всё туда же!

— Нусь, Тедди! — обратился я к Тедди, которому тоже, судя по его словно насмехающемуся выражению лица, тоже понравился мини-спектакль, разыгранный братьями Уизли. — Что нового ты мне расскажешь?

Малыш, похоже, воспринял мои слова буквально. На секунду он принял необычайно серьёзный вид, напрягся, а затем с явно облегченным выдохом снова заулыбался. А по комнате поплыл непередаваемый аромат. Дементор меня поимей, да это же газовая атака, не иначе!

— Кхэ! Кхэ! — раздалось у меня за спиной. — Фу-уу!

Убью, Паркинсон! Она же меня сейчас с потрохами сдаст, слизеринка стервозная! Билл с Перси, прервав разговор, подозрительно уставились на меня. Ну, ничего! Главное не подавать виду. Улыбаемся и машем.

— Кхэ! Кхэ! — кашлянул я, пытаясь имитировать тонкий голосок слизеринки.

— Гарри, — озабоченно спросил меня Джордж, прикрывая нос рукой, — откуда этот тонкий аромат?

Джинни, не выдержав зловония, выбежала из комнаты. Так тебе и надо. Давай, давай. Беги, слабачка! Чарли же бросился к коробке и заглянул в неё, кажется, желая убедиться, что круп не оставил там никаких «подарков»:

— Странно! — пробормотал он, отстранившись. — Воняет так, словно круп обделался после того, как обожрался автомобильных покрышек и запил их машинным маслом!

Я едва сдержался от возгласа: «Ну, спасибо, дорогие мои! Отличную же вы зверушку мне подарили».

Принюхиваясь, Чарли начал шастать по гостиной в поисках источника зловония, с каждым шагом всё ближе подходя ко мне. Наконец, он приблизился вплотную и остановился, задрав голову. Заткнув большие пальцы за пояс, он многозначительно начал покачиваться с пятки на носок.

— Гарри! — укоризненно сказал он.

— Это не я! — предупредил я заранее. — Это... — я уже было поднял руку, чтобы указать себе за спину, заодно спихнув всё на Паркинсон, но вовремя вспомнил, что у нас конспирация.

— Гарри! — строго повторил Чарли. — Твой крестник обделался!

— Какой крестник? — играть, так играть.

— Агу! — радостно раздалось из района моего левого локтя. А-а, крестник! Обделался? Что значит обделался?! Он же только газы пустил! Я едва не подскочил на месте. Спокойно, только без паники! Я вытаращил глаза и просипел:

— И что?

— И то. — Весело улыбнулся Чарли, махнув рукой в сторону сумки, оставленной миссис Тонкс на диване. Так, сумка, ну и что? А, понял, его переодеть нужно! Я согнал братьев-акробатов с дивана и уложил туда Эда. Открыв сумку, я начал копаться в её содержимом в поисках необходимого предмета. Так, что тут у нас? Что за хрень? Бутылочка, пустышка, соска, игрушки, какие-то салфетки, какая-то баночка с белым порошком. Наркотик?

— На пелёнку положи, идиот! — прошипела Паркинсон мне на ухо. — Вот эту тряпку видишь? Это пелёнка.

Я быстро расстелил кусок мягкой ткани и уложил крестника по центру. Так, теперь-то что?

— Черепашку снизу расстегни! — я беспрекословно полез в сумку и начал искать там черепашку.

— Тупица, то, во что он одет, называется черепашка! — не выдержала слизеринка.

Стоявший слишком близко Билл, похоже, расслышал громкое шипение змеюки, но Рон, «прикрывая» меня, начал с громким треском почёсывать правую ягодицу. Должен признаться, способ конечно, как минимум, экстравагантный, но действенный.

Тем временем, я оперативно нащупал на «черепашке» три застёжки-кнопки и расстегнул их, являя миру толстенные такие трусы, надетые на малыша...

— Агу! — подтвердил правильность моих действий Тедди.

— Там с боков тоже застёжки! — прошептала Паркинсон.

— Ну ты даёшь, Гарри! — восхитился Билл, наблюдая за моим бесплатным «мастер-классом». — И где успел научиться?

Я лишь невинно пожал плечами. — Интуиция.

Добравшись до самого главного и мысленно вздрагивая от предстоящего зрелища, я осторожно отогнул переднюю часть подгузника и... Ничего! Сухо!

— Ложная тревога, господа! — прокомментировал Чарли.

— Зато запах был, будто табун ре-эмов пронёсся! — заметил Билл и застыл с миной ужаса на лице. Наверное, представил себе картины из предстоящей жизни молодого папашки.

И тут я понял, что из Тедди, действительно, получится великий маг. Большое искусство — отвлечь врага в бою на второстепенную цель, заставить его раскрыться и обрушиться всей мощью с той стороны, откуда никто не ждал подвоха.

Будь проклято чёртово геройство! Чёртов позыв защитить и заслонить всех, кого ни попадя. Вместо того чтобы спокойно шагнуть в сторону, я стойко принял на грудь... э-ээ... ну, скорее, чуть ниже пояса, весь тот фонтан, что изверг на меня мой маленький крестник из своей «волшебной палочки». Проклятье, да он ещё и хихикает, посмотрите на наглеца!

— Ме-ерлин меня заавадь! Зачем ты описал меня? — выдал я сокрушённо, укоризненно посмотрев на сияющего малыша и, параллельно, оценивая степень причинённого ущерба. На светло-синих джинсах красовалось огромное тёмное пятно. Ну, просто великолепно!

Все Уизли разом вскочили со своих мест, чтобы рассмотреть малейшие детали. Первым не выдержал Рон. За ним взорвались все остальные. Даже Артур и Джордж позволили себе лишь снисходительные улыбки.

— Называй вещи своими именами, Гарри. — Посоветовал мне Билл. — Это тянет на целое обоссал, а не описал.

— Очень смешно. — Буркнул я обиженно.

— Ты знаешь, Гарри! — по-дружески поделился Чарли, стараясь не приближаться. — Меня как-то дракон, так сказать, окропил...

— И? — спросил я злобно.

— И даже тогда я не был таким мокрым! — закончил юный драконовед, сгибаясь от хохота, подхваченного остальными. Даже Джордж заулыбался совсем как раньше.

— Агу! — хихикнул крестник-паразит.

— Что это тут происходит? — спросила, очень вовремя сбежавшая, а сейчас весьма своевременно появившаяся, Андромеда Тонкс. Надо отдать должное братьям Уизли: при появлении Андромеды они с горем пополам взяли себя в руки.

— Да ничего особенного, миссис Тонкс. — Я махнул рукой на все обиды. — Просто Их Сиятельство, Светлый Лорд, решил осчастливить меня своей Жёлтой Меткой!

Ответом мне был новый взрыв хохота. Андромеда улыбнулась уголками губ:

— Теперь ты понимаешь, Гарри, что ты — действительно Избранный? — оторвалась женщина за мой счёт.

— Да, миссис Тонкс, — я гордо выпятил грудь. — Теперь я понимаю всю важность своего предназначения.

— Ну, что ж, Избранный! Позволь мне устранить последствия. — Я даже не успел проследить за её манипуляциями, как в руке Андромеды — непонятно, откуда — возникла палочка, которую она тут же направила в сторону мокрого пятна на моих штанах.

— НЕТ! — чуть ли не взвизгнул я, памятуя о самых печальных исходах волшебства над внешним видом. — Спасибо, миссис Тонкс. Но я лучше просто сменю одежду... Эм... — вот сейчас она меня кастрирует в лучшем случае, а в худшем заставит навсегда исчезнуть моего верного друга, а потом будет сокрушаться и недоумевать, как же так, у неё же, всего лишь, палочка во время заклинания с пальца соскочила. А у меня Паркинсон за спиной ждёт... порки. Так что, лучше не рисковать лишний раз.

Поняв мои опасения за «нижний орган», Билл, Чарли, Перси и Рон, огромными усилиями сохранявшие хоть какую-то видимость контроля, опять прыснули. Вот ведь гады! Волдеморта на них нет! Ну, ничего, ничего! Я вам это ещё припомню. Вот натравлю на вас Паркинсон, тогда посмотрим, кто кого.

— Хорошо... Гарри. — Проблеяла изумлённая таким ходом событий Андромеда. — Тогда... Если позволишь, я умою Тедди и сменю ему пелёнки.

— Да, да. Конечно же. Ванная дальше по коридору. Идёмте я вас провожу. — Выбравшись из гостиной, сопровождаемый смешками Рона, я провёл миссис Тонкс к ванной комнате и остался ждать совей очереди в полутёмном коридоре.

С момента, как дверь ванной захлопнулась за спиной Андромеды, не успела пройти и секунда, а Паркинсон уже по полной программе хихикала рядом со мной, для надёжности оперевшись лбом о моё плечо.

— Да тише ты... — шикнул я на разошедшуюся слизеринку.

— Я не могу. Я умира-аю... — то ли просипела, то ли прохрипела, то ли пропищала брюнетка из-под плаща-невидимки. В любом случае мне не приходилось сомневаться, что она начнёт издеваться надо мной, как только мы останемся наедине. Стерва!

Хотя не страшно... Пусть издевается. Она ведь не знает ещё, что расплачиваться за это ей придётся в постели. Хэ-хэ. И очень скоро, между прочим. Я коварно ухмыльнулся, чуть ли не потирая ладошки. Ммм, жду не дождусь момента свершения сладкой мести.

К моему удивлению миссис Тонкс справилась с «протечкой» всего за пару минут. Когда она вышла из ванной, то Тедди был «упакован» в совершенно чистые и приятно пахнувшие пелёнки.

— Гарри, спасибо, что ты нашёл время пообщаться с ним! — кивнула она на Тедди, который начал сладко позёвывать. — Ты не очень расстроился из-за этого... инцидента?

— Нет, миссис Тонкс, не расстроился! — ответил я, с удивлением осознавая, что ответ был совершенно искренним. — Это было, конечно, слегка неожиданно, но... Одежда постирается, я приму душ, а воспоминание навсегда останется здесь!

В глазах Андромеды появились слёзы, и она порывисто обняла меня той рукой, в которой держала сумку с детскими принадлежностями.

— Ты — хороший мальчик, Гарри! — сказала она, отстранившись. — Иногда мне кажется, что ты — ангел.

Я закашлялся, заглушая подавившуюся чем-то у меня за спиной Паркинсон. Наверное, представила во всех красках, что с ней будет делать этот самый «ангел».

— Кхэ! Кхэм! Пожалуйста, миссис Тонкс, не забывайте о моей просьбе.

— И ты тоже не забывай, Гарри! Мы тебе всегда рады! — она вздохнула. — Уже поздно. Да и Тедди начинает засыпать. Мне лучше вернуться домой и уложить его баюшки.

— Вы уверены?

— Да, Гарри. Проводишь меня до двери?

Я не стал настаивать. Проводив миссис Тонкс, я пожелал ей доброго пути и хорошей ночи. Она уехала на обычном магловском такси, ссылаясь на то, что путешествовать с малышом через каминную сеть не самый лучший вариант.

Через минуту мы с Паркинсон уже возвращались назад. Дойдя до ванной комнаты, я оглянулся назад, отмечая, что коридор пуст, и, открыв дверь, одним толчком впихнул слизеринку внутрь. Ох, что я ей сейчас устрою!

ОНА

Чёртовы Уизли! Целый выводок нарлов вам в постель ночью и шпротву в печень! Чтоб вам всем жить на одну зарплату Перси! И приспичило же этой ораве именно сегодня завалиться к Поттеру в гости. Набежали, как нюхлеры на кучу золота, тараканы рыжие. Но, как говорится, гость не крильмар — за окно не выкинешь. А как по мне, так с удовольствием пустила бы этих недоумков одного за другим на корм штырехвостам. Особенно эту рыжую шимпанзе, их младшую, которая не отрывала изголодавшегося взгляда от моего свежего трофея, рогатой головой которого я надеюсь пополнить свою охотничью коллекцию.

Что ещё я могла сказать о них, кроме того, что они беспросветные придурки и что они нарушили мои грандиозные планы? Из всей семейки Уизли более остальных мне были знакомы лишь их младший сын и единственная дочь, не считая знаменитых на весь Хогвартс близнецов Уизли. Ну и, пожалуй, ещё бывший староста Хогвартса — Перси Уизли, над которым потешались не только слизеринцы и рейвенкловцы, но даже обычно безразличные хаффлпафцы и преданные гриффиндорцы. Других представителей семейства Уизлевых я изучала с энтузиазмом учёного, открывшего новую разновидность топеройки. Они были чудаковаты. Мягко говоря.

От моего пристального внимания не ускользнул и тот факт, что мамаша Уизли уже давно прибрала гриффиндорца к ручкам, окрестив того своим сыном и трясясь над Золотым мальчиком не меньше, чем над родными чадами. А Поттер, кажется, не выступал против того, чтобы эта суматошная самка орангутанга воспринимала себя его матерью, или кем-то вроде неё. Хотя, кто же сможет заменить родную мать?

На секунду я представила себе следующую ситуацию: а что, если бы я была реальной, а не фиктивной супругой Поттера? Мне пришлось бы пройти жестокое испытание — знакомство с «родителями», которых вне всяких сомнений воплощала чета Уизли. Мерлин меня упаси! Да я бы заавадила их всех на месте, а потом бы списала всё на состояние аффекта, охватившее меня после общения с этой объевшейся прыгающих поганок семейкой.

Хм, а может, поэтому Поттер немного того? Ну, как-то же должно было сказаться на нём общение с этими троллями. Впрочем, не так уж это и критично. Сейчас мне было всё равно, так как я получала немыслимое удовольствие от лицезрения картины маслом «Муки Гриффиндорца».

Уизли, выстроившись в очередь, налетали на Поттера, хватая его тушку своими граблями, которые у них были вместо рук, и трепали бедняжку до потери сознания. Особенно меня позабавила непробиваемая уверенность мамаши Уизлей в том, что гриффиндорец примет её дочурку обратно с распростёртыми объятиями и слезами на глазах.

В памяти моментально всплыли подробности их прошлогоднего скандального разрыва. Готова поспорить, что это был самый интересный год, проведенный в Хогвартсе, не считая пятого курса, когда мы пытались вычислить, где проходят тайные собрания ОД. Однако об этом помнила не только я. Все студенты и преподаватели школы были в курсе дел. Тогда всё это грозило вылиться в грандиозный скандал, но историю удалось замять и через некоторое время страсти улеглись, правда, слухи об этом разлетелись если и не по всему волшебному миру, то по всей магической Великобритании уж точно.

В официальной версии рассказывалось о том, что парочка просто не сошлась характерами. Бла-бла-бла! На самом деле между Поттером и его рыжей сучкой произошла размолвка, во время которой мелкая Уизли решила вспомнить былые времена и прогуляться налево. Не рассчитала, и пустилась во все тяжкие. Выбор пал на бывшего бойфренда — Дина Томаса, с которым впоследствии Поттер её и застукал. А потом на Симуса, а потом... ещё на кого-то. В итоге, мы сбились со счёту.

После этого наш благородный Рогоносный Национальный Герой и Спаситель всея магической Великобритании заочно простил паршивку, даже не устроив ей хорошего разноса. Единственное условие, которое он ей выдвинул, чтобы та держалась от него подальше и как можно реже попадалась на глаза. Уизли некоторое время убивалась, пыталась вернуть его, но очень скоро утешилась в объятиях очередного любовника. Правда по Хогвартсу упорно ползли слухи, что она переспала со всей рейвенкловской командой по квиддичу. Но вполне возможно, что врали... А может и нет.

Особенно приятно было смотреть на вытянувшиеся тупые морды Уизли, когда они поняли, что Поттер больше не будет ходить в очках, как занюханный ботаник. А больше всего мне понравилось откровенное желание побиться головой о стенку, проявившееся на физиономии мелкой Уизли. Готова поспорить на что угодно, что в этот момент она думала о том, какой же полной идиоткой она была, когда позволила Гриффиндорскому рогоносцу узнать о своих похождениях.

Среди прочих гостей были и знакомые лица. Грейнджер, само собой, Делакур, Джонсон. А вот эта Резерфорд вызвала у меня ощущение дежавю. Но больше всего шокировало появление Андромеды Тонкс. Она на самом деле была вылитой копией Беллы Лестрейндж. Беллу я откровенно побаивалась. Да и Драко не был в восторге от своей чокнутой тётушки. Я невольно вздрогнула, завидев эту женщину, но мозг тут же подсказал, что она не может быть Беллой, следовательно, это Андромеда.

Дальнейшие события принесли множество новых открытий. Например, я узнала, что Гарри Поттер является крёстным Эдварда Люпина, сына кузины Драко — Нимфадоры Тонкс и профессора Люпина. А ещё то, что Гарри Поттер является бесстыдным лгуном.

Как же меня бесит эта его черта — привычка принимать решение за меня, что мне следует и, чего не следует знать, словно я маленький ребёнок. Ну, поймали авроры эту шайку мерзавцев, пытавшихся использовать меня в своих грязных делишках. И что? Неужели он думал, что этот факт ранил бы мою хрупкую, по его мнению, психику? Однако моя злость на гриффиндорца не продлилась и двух секунд. Я улыбнулась, про себя благодаря Мерлину за то, что в моей жизни появился этот упрямый, благородный, растрёпанный брюнет. Пусть ненадолго, пусть всё это кончится через неделю. Зато воспоминания останутся на всю жизнь.

Но нет худа без добра. Давненько я так не ржала. Взъерошенный и обозлённый Поттер, описанный своим крестником — зрелище, достойное первой полосы «Пророка». Пришлось закрывать рот обеими руками, хотя за гоготом Уизли меня всё равно не было слышно.

Продолжая содрогаться от смеха, я вместе с Поттером проводила Андромеду Тонкс до ванной. Затем до парадной двери. Сопровождая гриффиндорца на обратном пути, я и в мыслях представить не могла, что последует дальше.

Поттер нагло посягнул на мою ничего не подозревающую тушку, толкнув меня вперёд и заодно стягивая плащ. Я едва не упала, на пути столкнувшись с корзиной для белья, но брюнет уверенно схватил меня за плечо и прижал к стене. Я не успела даже взвизгнуть, как одной рукой он поймал меня за волосы, намотав их на свой кулак, а другой, нащупал палочку, запечатывая дверь и применяя к ванной комнате звукоизоляционное заклинание одностороннего действия. Ну надо же, какой многофункциональный Цезарь мне достался!

Ещё один взмах палочкой и джинсы на нём растворились, будто бы он их и не одевал. И мне, возможно, стало бы страшно, если б не возбуждённый взгляд гриффиндорца, которым он меня пожирал.

— Значит, идиот? — переспросил он с холодной улыбкой. Я замерла, давая ему возможность выговориться и остыть. — Значит, тупица? Черепашка, да? И застёжки на ней... такие маленькие, как пуговки-кнопки.

Я не ответила, продолжая смотреть на него с любопытным ожиданием.

— Ничего не ответишь? — немного удивился он.

Я ухмыльнулась и помотала головой, насколько мне это позволяла хватка Поттера, который всё ещё удерживал меня за волосы.

— Сте-ерва... — протянул он с каким-то изощрённым наслаждением и, бросив палочку на крышку корзины для белья, прижал меня к себе, жадно целуя в губы.

Я не стала сопротивляться. Поттеру просто необходимо было выпустить пар, накопившийся в течение последнего часа. Но я ошибалась. Насытившись моим губами, он перешёл к более решительным действиям. Вот засранец!

В следующее мгновение я была перевёрнута спиной к нему, наклонена вперёд в весьма компрометирующей позе и в этой же позе прижата к поверхности всё той же многострадальной бельевой корзины. Поттер придвинулся ко мне вплотную, и я ахнула, ощутив самой чувствительной точкой моего организма степень его желания овладеть мной прямо здесь. Кричать не имело смысла, меня, при любом раскладе, никто бы не услышал, поэтому дикому ору я предпочла дипломатические переговоры с моим доморощенным извращенцем:

— М, дорогой, а ты понимаешь, что ты сейчас собираешься сделать? — поинтересовалась я у него лукавым тоном.

— Не очень, Паркинсон. — Прошептал мне на ушко гриффиндорец, так и не научившийся думать головой. — Но точно знаю, что, кажется, если не сделаю этого, то я взорвусь. — Поделился он своими опасениями, по пути сдвинув тонкую ткань маечки и поглаживая мой животик.

— Ох, Поттер, — выдохнула я, когда он нежно провёл кончиками пальцев по моим бокам, дразня и пробуждая во мне ответное желание. — Ты выбрал не самый удачный момент. Ты же знаешь Уизли. Они хватятся тебя максимум через пять минут.

— Плевать, — моё ушко обдало жаром его дыхания, и я ощутила нежный укус в мочку. — Давай сбежим. Куда хочешь. Хочешь в Нью-Йорк или Лас-Вегас? Я никогда там не был.

Ох, Мерлин! Если я сейчас же не приду в себя и не остановлю Поттера, то боюсь, что сама накинусь на него, умоляя аппарировать на всю оставшуюся неделю в другую страну. Моргана помоги же мне!

— Поттер...

— Да, милая...

— Не сейчас, Поттер...

— Сейчас. — Он мигом поднял меня, вновь прижимая к стене. — Я уже не могу остановиться сейчас. Ты мне нужна. — Он посмотрел мне в глаза.

Я вдохнула, чтобы сказать что-то, и совершила ещё одну ошибку — встретила его взгляд. Беззащитный и искренний, но в тот же момент мужественный и требовательный. Ты гад, Поттер! Я тебя ненавижу! На меня нельзя так смотреть! Я поняла, что моё сопротивление окончательно сломлено, и сейчас я позволю ему всё. То есть, совсем всё!

Впившись ему в губы, я начала лихорадочно стягивать с него рубашку. И в этот самый момент раздался энергичный стук в дверь. Да что за день сегодня такой, а? Накаркала, боггарт подери! Проклятые Уизли постепенно начинают действовать мне на нервы.

— Гарри... Гарри, мне нужно с тобой поговорить. — Да чтоб тебя стадо троллей ублажило! Какое великолепное чувство момента у этой рыжей твари. И надо же было мелкой Уизли именно сейчас, когда мы почти...

Обеими руками я повернула голову Поттера к себе и продолжила наш французский поцелуй.

— Ты слышишь меня? Гарри? — вот же приставучая сучка!

— Арргх! — с гневным рыком Поттер прервал поцелуй, посмотрел на меня с горьким сожалением и после нескольких секунд томительной нерешительности, отступил, со всей злостью пнув по корзине для белья. Затем снял заклинание тишины. Зря ты это, Поттер! — Да, Джинерва? — отозвался он тоном, полным холодной ярости.

— Ты уже закончил? Мне нужно тебе кое-что сказать, Гарри. Это важно.

Ну, да! Ну, да! Непременно нужно сказать. Сказать, что больше не будешь изменять ему с симфоническим оркестром. Я перевела взгляд на гриффиндорца, ожидая, какое решение он примет.

— Пять минут. — Коротко проинформировал Поттер и отчего-то включил воду.

Я иронично фыркнула, заранее зная, что сейчас мне скажет этот тюфяк. «Ты отличная девчонка, Паркинсон, и мне было с тобой хорошо, но, знаешь... Джинни, она... Ты не виновата, в этом стоит винить только меня! Прости». Одарив презрительным взором раздевающегося Поттера, я оправила свою одежду и подобрала с пола плащ-невидимку.

— Прости меня, Паркинсон. Я виноват. — Произнёс Поттер, глядя на меня в зеркале.

«И чего же ты так бесишься, Панси?», — думала я, задумчиво посматривая на гриффиндорца. — «Он же всего лишь очередная твоя игрушка, жертва. Ведь таков был первоначальный план. Тогда, что изменилось сейчас? Почему тебя так цепляет всё это?».

Обернувшись, брюнет подошёл ко мне в одних трусах и... кхм, в «приподнятом» настроении, но я уже не испытывала стеснения по этому поводу.

— Я обещаю тебе, я всё исправлю, как только мы останемся одни! — он потянулся губами к моей щеке, попытавшись обнять, но я отстранилась и отвернула лицо в сторону.

— Угу. — Кивнула я ему, стараясь улыбнуться как можно более приветливо. Слова утешения мне не нужны, Поттер! Катись к своей... любви всей жизни.

— Ты не обижаешься? — заглянул он мне в глаза.

— М-м, — отрицательно помотала я головой всё с той же «понимающей» улыбочкой. Нет, Поттер! Я не обижаюсь. Я просто нашлю на тебя заклятье импотенции. Тебе не повредит. Для профилактики. Кстати, о выпирающих предметах. — Ты так и будешь по дому расхаживать?

Он проследил за моим опущенным вниз взглядом. И тут же начал заливаться румянцем.

— Понятно. Я знаю, как тебе помочь. — Гриффиндорец засиял как галлеон. Мечтатель! — Да не так, Поттер. Обломись. — Улыбочка гриффиндорца мгновенно испарилась.

Обойдя его сбоку, я подошла к ванне и открыла холодную воду на полную катушку.

— Давай. Раздевайся. — Приказала я брюнету, скрестив руки на груди.

— Я не могу при тебе. — Отчего-то засмущался наш Национальный герой, заставив меня расхохотаться.

— А минуту назад ты едва ли не стриптиз передо мной танцевал. Так. Шуточки в сторону. Раздевайся живо! — закрыла я эту тему, однако, всё же отвернулась, чтобы не ставить своего муженька в неловкое положение. — Готов?

— Да.

— Тогда лезь в ванну. — Отдала я следующий приказ.

— Но вода же холодная... — промямлил несостоявшийся Казанова.

— Зато эффективная, — едко заметила я, незаметно накладывая на ванную комнату звукоизоляционку и с садистким удовольствием толкая парня под ледяной душ.

— Ааааааааа!!!! — заорал Поттер.

— Ааааааааа!!!! — завопила я в аккомпанемент Поттеру, завершая свой вопль громким дьявольским хохотом.

Через две минуты Поттер покидал ванну. Встрёпанный, мокрый и адски злой. Зато без торчка!

* * *
— О чём ты хотела поговорить, Джинерва? — резко перешёл к делу злой после очередного облома и водной экзекуции Поттер. Мы — я, гриффиндорец и рыжая сучка — стояли на улице возле крыльца дома, готовясь выслушать исповедь мелкой потаскушки.

— Гарри, ну как же так! — заламывая руки, начала причитать мелкая сучка. — Неужели ты позволишь моей минутной слабости разрушить нашу любовь, милый? Пойми, просто я — красивая и молодая женщина... — гриффиндорец закашлялся, конспирируя моё громкое хрюканье. — Красивая, молодая женщина со своими потребностями! — то бишь, бешенство матки.

— Мне просто необходимо чувствовать себя любимой и желанной! А мы тогда поссорились, и я была такая... уязвимая! — ну, твоё «слабое место», рыжая, теперь прославилось далеко за пределами школы, уж не сомневайся!

— А он... Я этого не хотела, Гарри! — ага, бедняжку изнасиловали! А за теми слабаками, что решили унести ноги от греха подальше, она бежала с воплями «Куда вы, скоты? Я с вами ещё не закончила!». — Это была просто случайность! Так сложилось! — интересно, сколько же их там «сложилось» одновременно в одном месте?

— Если бы мы не поссорились... Если бы ты на меня так громко не кричал... — голос сучки дрогнул, словно она сейчас разрыдается. Ай да, молодца-а, Уизля! Так Поттера, так! Пусть почувствует себя виноватым во всём! И в том, что ты Уизли, и в том, что ты потаскушка. В общем, во всех твоих бедах.

— Прошу тебя, прости меня, Гарри, — да, да, Гарри! Прости её. А то твои рога недостаточно ветвисты, и на них ещё не помещаются рождественские подарки для всей Англии. А когда станешь главным рогоносцем Великобритании, мы пошлём тебя на Северный полюс. Займёшь почётную должность Главного оленя Санты.

— Я не могу без тебя, — ну да, милочка, а кому сейчас легко? Денег маловато, отчий дом похож на ночлежку для бродяг, с родовитостью полный абзац, да и «миссис Поттер» звучит значительно лучше, чем «Та самая шлюшка из Дырявого котла». Ну, или «Шлюшка с дырявым котлом». Выбирайте по вкусу.

Эх, жаль, что Поттер стоит ко мне спиной, и нет никакой возможности понять, о чём он думает. Я беззувучно зевнула, грациозно поднявшись на первую ступень и прислонившись к старинной каменной кладке.

— Это всё? — со скучающим видом спросил Поттер. — Или ещё какие-нибудь фантазии остались? Давай-ка я тебе подскажу. Скажи, что всё это слухи, что тебя неоправданно оклеветали, — он загнул большой палец на правой руке, — что ты преспала только с Дином, — за большим последовал указательный палец, — что ты чиста и невинна, как Дева Мария, — средний, — что ты никогда больше не будешь мне изменять, — Поттер загнул безымянный палец.

Вау! Как же он был зол в это мгновение, какой ужас внушал. Я даже испытала нечто сродни восхищению.

— И... — брюнет сделал театральную паузу — самое главное. Попробуй соврать, что ты меня любишь! — сжал он кулак, собрав свой роял-флэш и заставив рыжую удариться в слёзы.

— О, Гарри... умоляю тебя. Я всё осознала. Я была настоящей идиоткой. Но я на самом деле переспала только с Дином. Один раз. И то лишь потому, что была пьяна в стельку. После нашего скандала. Помнишь?

— Помню. — Холодно ухмыльнулся гриффиндорец. Я невольно залюбовалась ледяным блеском в его зелёных глазах. Хвосторога меня раздери! Не всё потеряно. Я ещё могу сделать из него слизеринца... то есть, человека!

— А ещё помню, что у вас была групповушка, милая. — Язвительно заметил он. — Но ты, наверное, была так пьяна, что мелочи типа того, как Томас и Финиган обрабатывали тебя в два смычка, просто выпали из твоей памяти. — О, Поттер! Я тебя обожаю! 1:0 в пользу Рогоносца.

— Нет. Не правда. — Уже, не сдерживаясь, рыдала юная любительница покататься на карусели с несколькими лошадками сразу. А щёчки-то от воспоминаний зарделись! Ха, Поттер тоже это заметил.

— Правда, солнышко. Правда. — Безжалостно добил её гриффиндорец, взбираясь по ступенькам к парадному входу. — А теперь, если ты уже достаточно унизилась на сегодня, я хотел бы вернуться в дом. — С этими словами он открыл дверь и вошёл внутрь.

— Гарри... — бессвязно пролепетала она. — Ну, пожалуйста! Я не могу... Ты должен... — отчаявшись, она взбежала наверх, намереваясь догнать Поттера и явно припечатать его к стенке, но, не рассчитав собственных возможностей, споткнулась о порог и с грохотом повалилась на пол прихожей. Старинные стены дома дрогнули ещё раз.

Я со страхом заглянула в холл. Рыжая корчилась на полу. Надеюсь, она прилично расквасила себе нос. Поттер стоял от рыжей в десяти дюймах, будто размышляя: помочь или нет? Обойдя мелкую дрянь на цыпочках, я присоединилась к нему, стараясь понять, о чём конкретно думает мой муженёк, наблюдая за распластавшимся в центре холла телом начинающей потаскушки. Надеюсь, не о сексе... Иначе я сразу утрачу к нему всякое уважение.

— Хм. Пожалуй, ей следует немного отдохнуть. — Вполголоса заметил Поттер, очевидно, обращаясь ко мне. — Идём. Не будем мешать!

С этими словами он развернулся и, не спеша, направился в противоположную от места происшествия сторону. Я остолбенела, провожая удаляющую фигуру гриффиндорца округлившимися от шока глаза. И всё? Он вот так вот просто возьмёт и уйдёт, оставив пострадавшую рыжую идиотку и дальше валяться на полу? Как-то это не в Поттеровском стиле. Что ж, 2:0 в пользу Рогоносца.

Догнав Поттера, я пошла рядом с ним. Но пройдя ещё несколько шагов, он остановился и упёрся лбом в стену. Постояв так немного, он начал биться в стену своим тупым гриффиндорским лбом, вгоняя меня в очередной ступор.

— Тупица, тупица! Это же надо быть таким тупицей! — приговаривал он, стараясь оставить вмятину на стене.

Я осторожно тронула Поттера за плечо и погладила. Он замер, подперев стену своей головой. Постояв так ещё немного, брюнет повернулся ко мне, хватая мою руку и каким-то непостижимым образом заглядывая мне в глаза:

— Скажи мне, Паркинсон, — произнёс он как-то подавленно, — я уже окончательно съехал с катушек, или меня ещё можно спасти?

Я чуть не отшатнулась от его безумного взгляда, но он крепко меня держал. Да и куда бы я делась от связывающих нас уз?

— Почему, скажи мне. Почему, белое становится чёрным, а чёрное — белым? Почему та, которую я раньше любил, мне до того стала противна, что мне даже не хочется её ненавидеть, чтобы ненароком не замараться, а ту, что я раньше презирал и ненавидел, я безумно...

— Все к ста-а-алу-у! — словно Иерихонская труба, возвещающая о Конце Света, прогремел с кухни голос мамаши Уизли, заставив нас вздрогнуть и забив Поттеру в глотку то роковое слово, которое у него должно было вот-вот сорваться с языка! Если я, конечно, правильно угадала.

Я даже почувствовала к рыжей тролльчихе благодарность. Скажи он это слово, и я бы уже не смогла... Не знаю, что бы я сделала, но знаю точно, что впоследствии горько пожалела бы об этом. Так что... Слава Мерлину, что Поттера вовремя остановили.

Мои размышления прервала подтянувшаяся к нам, прихрамывающая мелка Уизля.

— Гарри, с кем ты разговаривал? — спросила она, протянув руку в надежде, что Поттер поможет ей.

— Тебе показалось, — бросил он холодно и направился своей дорогой, даже не взглянув на бывшую. Поттер, да ты сегодня жжёшь!

На подступах к гостиной до нас донёсся звук шагов, породивший во мне ощущение, что на нас несётся целое стадо кентавров, но разум подсказал, что этого всего лишь дружная семейка Уизли.

— Оу... Что случилось, Гарри? — встревоженно спросил папаша Уизли, увидев за спиной брюнета свою с трудом ковылявшую дочурку.

— Она случайно споткнулась о порог, Артур. — Сухо объснил Поттер.

— Со мной всё в порядке, пап. Не волнуйся. — Подала голос рыжая сучка.

— Ты уверена? Может, ты хочешь вернуться домой, дорогая? — по-отцовски заботливо поинтересовался этот рыжий пенёк. Папаша, папаша, где же ты был, когда надо было учить дочурку базовым правилам приличного поведения?

Кстати! Ну, наконец-то, хоть одна здравая мысль за весь вечер. Катитесь обратно в свою дыру, рыжие имбецилы. И ради Мерлина, сделайте одолжение — больше не вылезайте со своей помойки, а то приличных магов из-за вас удар хватит.

— Что тут происходит? — подключился к разговору один из старших оболтусов Уизли, держа на руках спящего щенка. Тот, который любитель покопаться в драконьем дерьме. Не помню его имени.

— Ничего особенного, Чарли. Я просто споткнулась и упала, — ввела в курс дела своего брата мелкая, параллельно титаническими усилиями сдерживаясь, чтобы не зашипеть от боли. Хм, видать неплохо ей досталось.

— Мне кажется, тебе лучше вернуться домой, прилечь и не вставать до завтра. — Задумчиво сдвинул брови драконий дерьмоед. Тьфу, то есть дерьмоВЕД.

— Нет! — категорично отмела это предложение будущая королева свинга. — Я не хочу возвращаться. Тем более, если мне станет хуже, я могу прилечь и здесь.

Ага, в постели Поттера, чтобы изнасиловать беззащитного парня, пока тот будет спать.

— Ну, как знаешь, сестрёнка. — Пожал плечами её брат. — Ах да... Гарри. Круп уснул. Тебе лучше отнести его куда-нибудь в укромное местечко.

— А разве его нельзя уложить в коробку? — безразлично спросил брюнет.

— Гарри! — укоризненно проворчал дерьмовед.

— Я шучу. — Усмехнулся Поттер. — Давай сюда. Отнесу его в спальню.

Увернувшись от хромающей Уизли, возжелавшей накинуться на Поттера под предлогом оказания поддержки в виде его крепкого плеча и руки, гриффиндорец принял щенка и поспешил к лестнице. Подальше от своей бывшей.

— Поттер! — завела я разговор по пути к спальне.

— Чего? — раздражённо отозвался супруг.

— Там, в коридоре, ты хотел сказать... — начала я издалека, не зная, как бы придать своему тону меньшую заинтересованность.

— Отстань, Паркинсон! Тебя только не хватало! — грубо оборвал он меня.

Я гневно дёрнула его за локоть, останавливая:

— Да что ты себе позволяешь? — прошипела я в лучших традициях Королевской кобры. — Если твоя... Уизли оказалась такой... слабой на передок, это не значит, что ты можешь...

— Прости меня, Паркинсон! — тут же раскаялся брюнет, подняв на меня свои зелёные глаза. — Я думал, что всё пережил и успокоился. Но она меня просто...

— Ты знаешь, Поттер, — усмехнулась я. — Она и меня просто... Давай, шевели задницей! — посоветовала я муженьку, наподдав ему по попе.

— Хотел бы я видеть, как ты шевелишь своей! — мечтательно улыбнулся гриффиндорский засранец, открывая дверь и проходя в спальню.

— Перебьёшься, сладенький! — пропела я ему.

— Хм... ну и куда бы его сгрузить? — брюнет вопросительно посмотрел на щенка.

— Да оставь его на кушетке, за один час с ним ничего не случится. И пойдём быстрее вниз. Иначе Уизли пошлют за тобой поисковый отряд. И ты знаешь, кто будет во главе.

— Кто бы ни был, нам это не понравится! — согласился Поттер, укладывая крупа на мягкую кушетку, после чего мы покинули комнату.

* * *
На кухне Поттера творился настоящий рыжий бедлам, Вавилонское столпотворение. Экспансия Уизли не прошла даром. Тут не то, что яблоку, иголке негде было упасть. Я стояла, вжавшись в угол между стеной и шкафом, и с огромным трудом избегала столкновений с другими. Когда все, наконец-то, уселись за стол, я позволила себе приблизиться к огромному котлу, стоявшему на огне и глянуть, что у нас сегодня в меню.

Увиденное вызвало во мне незамедлительные рвотные позывы. Поначалу мне показалось, что кто-то вывалил всевозможные помои в ночной горшок и, особо не заморачиваясь, поставил на плиту. Сдержавшись, я ещё раз внимательнее всмотрелась в кипящее содержимое котла, но так и не смогла определить, из чего оно было сделано. Это была жидкая булькующая масса цвета не самых приятных детских «неожиданностей».

«Из содержимого подгузников Тедди он сварен, что ли?», — задалась я весьма сложным вопросом.

— Сегодня на ужин у нас тыквенный суп с сельдереем, — разрешила мои сомнения мамаша Уизли.

После этого «вдохновляющего» объявления по кухне пронёсся дружный печальный вздох и я мысленно возблагодарила Мерлина за то, что мне не придётся глотать эту бурду, при этом кривя счастливую улыбку.

— А где вы нашли тыкву, миссис Уизли? — поинтересовалась та самая Одри Резерфорд.

— В нижнем отделе шкафа. Видимо Кричер убрал её туда ещё с осени. Почти свеженькая, даже плесенью не покрылась. — Сообщила она с радостной улыбкой.

По кухне пронёсся ещё один, но на этот раз смиренный вздох. Думаю, присутствующие уже смирились с мыслью скорой кончины от стряпни мамаши Уизли. Не понимаю, зачем нужно было вытаскивать эту тухлую тыкву, когда мы с Поттером недавно вернулись из гипермаркета с пакетами полными качественной еды?

Тем временем, рыжий монстр сервировал стол при помощи бедняжек Грейнджер и Джонсон. Ну, ещё бы, будущие невестки как-никак, так что приступить к приручению следует пораньше. Усмехнувшись, я огляделась вокруг, ненароком остановив свой взгляд на недавно открытом бумажном пакете соли. Хм... А что если? Ох, Панси, да ты гений!

Проверив, не смотрит ли никто в мою сторону, я убедилась, что все заняты своими делами. В следующую секунду я подцепила пакетик пальцами. Было немного трудно, — мантия мешала — но чего только не сделаешь ради великой цели.

«Мы с Поттером оргазмировали, оргазмировали, оргазмировали», — приговарила я про себя, незаметно подстаскивая пакетик к котлу, — «да не выоргазмировали. Чёрт!».

Пакетик с весёлым плюхом утонул в бурлящей жиже. А вот этого я не планирова... Честно-пречестно.

«Потому что прервали. Два раза». — Добавила я мстительно, размышляя, сможет ли кто-то понять, что ему попалась в супе бумага, а не какашки... то есть, тыква, конечно же.

Подошедшая к котлу мамаша Уизли довершила задуманное мной гадство, опустив в котёл черпак и перемешав всё содержимое. Отлично. Теперь займёмся Поттером, а то он, бедняжка, загрустил без моего внимания и ласки.

Подкравшись к гриффиндорцу сзади, я впилась пальцами в его плечи, от чего он вздрогнул.

— Всё нормально, Гарри? — поинтересовался у него сидевший рядом Уизли. Ну тот, что дерьмоед... Тьфу, Панси! Ну, сколько можно ошибаться?

— Да. Все окей. — Поспешил заверить его Поттер.

— А вот и су-уп. — Промычала самая толстозадая из всех Уизли, подходя к моей жертве. Я еле успела отскочить в сторону. — Гарри, первая миска твоя. — Сказала она, ставя перед брюнетом блюдо с усовершенствованным с моей лёгкой руки супом. — Приятного аппетита, мой дорогой.

— Спасибо, Молли. — О, Мерлин! Я сейчас расплачусь. Где-то в заднем кармане у меня всегда имелся платочек для таких случаев. Хм, нету. Ну, ничего, в переднем кармане брюк у Поттера должен был заваляться его носовой платок. Сейчас поищем.

— Ой! — подпрыгнул мой муженёк, когда я полезла к нему в карман. Соплохвост тебя раздери, Поттер! Я же тебя не за «это» схватила. Чего ты дёргаешься-то, словно благородная девица? Хорошо хоть Ведущий драконий дерьмогрёб страны не заметил моих посягательств.

Кстати! Уже осторожнее я опять залезла в карман... Муженёк побагровел и закашлялся, привлекая к себе заинтересованные взгляды. Хаха. Так и не найдя платка, — а я о-о-оччень тщательно поискала — я с досадой вынула руку из Поттеровского кармана и решила насладиться зрелищем давящихся от солёного супа гостей.

Первой жертвой, естественно, стал, пожалуй, самый большой оболтус из всех Уизли — наш милый друг «Бон-Бон». Запихав в рот первую ложку едва остывшего супа и распробовав его на вкус, он скорчил самую страшную мученическую мину из ранее мною увиденных. На секунду мне показалось, что он собирается сплюнуть обратно в тарелку, но, поймав подозрительный взгляд своей мамаши, бедняга был вынужден проглотить эту гадость.

Аналогичная картина наблюдалась повсеместно. Уизли плакали, давились, но ели... молча. Ибо тяжёлый металлический половник в руках миссис Уизли служил отличным стимулом. Некоторые, особо лояльяные по отношению к рыжему монстру, пытались даже улыбаться. Представление закончилось, когда сама старая корова решила попробовать творение рук своих. И моих отчасти. Не сдержавшись, она выплюнула суп, разбрызгав бульон на ярд вокруг. А я-то всё думала, в кого же пошёл наш Бон-Бончик?

— Мерлинова борода! Что случилось с этим супом?! Кто добавлял в него соль? Гермиона! — тут же нашла она виновницу.

— Это не я, миссис Уизли. — Пропищала бедная шатенка, уставившись на свою будущую свекровь широко раскрытыми карими глазами, в которых застыл ужас. Думаю, даже Волдеморт не смог бы вызвать такого панического ужаса, какой вызывала эта старая карга.

Хахаха! Великолепно! Потрясающе! Браво, Панси!

— Анджелина? — верховный предводитель племени Уизли резко перевела свой страшный взгляд на вторую будущую невестку.

— Я клянусь вам, миссис Уизли, я не знаю, почему суп такой солёный.

— Мерлин! Что же за напасть такая? Ну, ладно. Давайте сюда свои миски. Сделаем бутерброды. — Смилостивилась над всеми несостоявшаяся отравительница.

Готова поклясться яйцами единорога, отрезанными в полнолуние, что все гости вздохнули с невероятным облегчением.

* * *
О, Великая Моргана! Неужели мы дожили до этого светлого момента? Уизли, наконец-то, подобрав свои конопатые задницы, решили убраться ко всем чертям. Я едва удержалась от исполнения победного танца, и правильно сделала. Появись я вдруг из-под мантии, Уизли задержались бы для подробного выяснения обстоятельств на неопределённый срок.

— Гарри, не пропадай, мальчик мой. Обещай мне, что будешь гостить у нас каждые выходные. — Прослезилась рыжая тролльчиха, вновь сжимая Поттера до хруста в рёбрах.

— Да, Молли, конечно, Молли, обязательно, Молли. — Через силу прокряхтел гриффиндорец, барахтаясь изо всех сил, чтобы не сгинуть в складках мамаши Уизли. — Приходите ещё! — сдавленно хрюкнул мой бедный муженёк, видимо от радости, что остался жив после такой пытки.

Приходите ещё?! Поттер, ты совсем с катушек съехал! Да я тебя сейчас собственноручно зааважу, мазохист гриффиндорский!!!

— Всё, дети! Теперь оставим Гарри в покое. — Скомандовал папаша Уизли, хлопнув пару раз в ладоши. — Мы итак уже злоупотребили его госте... — в этот миг в гостиной раздался громкий грохот, заставивший лысеющего чурбана и подкаблучника толстозадой громамонтихи Уизли заткнуться на полуслове.

— Что это, Гарри? — спросила мамаша Уизли таким «ласковым» тоном, что всё галдящее семейство момнтально подавилось своими воплями и попятилось назад, стараться слиться со стенами. В доме воцарилась звенящая тишина, сквозь которую из гостиной доносился какой-то скулёж и сопение. Судя по тому, как рыжая тролльчиха раздула свои ноздри, она была готова сию же секунду сорваться с места и разведать обстановку.

— Эмм... — наконец промычал Поттер, лихорадочно придумывая, чем бы объяснить это явление. О, Мерлин! Как же я умиляюсь, когда наблюдаю за моим таким красноречивым благоверным. — Это, наверное, моя кошка.

— Кошка? — ошарашенно переспросил папаша Уизли. А что такого? С вашим появлением у нас в доме так вообще целый зоопарк можно открыть.

— Да. Кошка. Подобрал несколько дней тому назад на улице. Такая непослушная. Вечно лезет, куда не просят. Наверняка, опять опрокинула несколько книг с полки. — Ну, для начала неплохо, Поттер. Свалить всё на Нэф. Хорошая идея.

— Пойду, проверю, — безапелляционно заявила мамаша Уизли, и так решительно развернулась, что едва не размазала своего бедного мужа взмахом громадных дынь, по ошибке именовавшихся грудью.

— Не стоит, миссис Уизли. Позвольте мне, — вызвалась Грейнджер, выступив вперёд и перекрыв ей проход. — А вы пока попращайтесь с Гарри.

— Спасибо тебе, дорогуша. — Засияла будущая свекровь бедняжки Грейнджер, проводив её взглядом, и ещё раз напала на моего зазевавшегося муженька. — О, Гарри, как же мы можем оставить тебя здесь? Совсем одного в этом огромном пустынном доме?

Бон-Бон закашлялся, тем самым маскируя свой смех.

— Хочешь, я останусь на ночь? — на этот раз поперхнулся уже сам Поттер. — Мне совсем не сложно, Гарри. А утром я напеку тебе гору оладий с сахарным сиропом и апельсиновым соком, — многообещающе подмигнула она.

Теперь чуть не поперхнулась я, поскольку моё извращённое воображение, разбуженное её кулинарными изысками, подкидывало мне в качестве завтрака Поттеру картины, достойные пера какого-нибудь Иеронима Босха.

— Нет, что вы, Молли. Незачем себя так утруждать. — Натянуто улыбнулся мой муженёк, заронив в моей душе сомнения относительно его психического здоровья. — Кричер прекрасно справляется со своими обязанностями.

«Ага, не то, что ты, старая карга!», — я снова содрогнулась, вспомнив её ужасное варево.

— Что ж, если вы закончили, держи пять, Гарри. — Самый старший из оболтусов Уизли, лицо которого было обезображено противным, ещё только затягивающимся шрамом, подошёл к Поттеру и пожал ему руку, похлопывая того по плечу.

Один за другим, попращавшись с Поттером, Уизли переместились в гостиную, откуда по каминной сети отправились прямиком в свою конуру. Факт отсутствия Грейнджер, которая, насколько я понимала, удалилась в гостиную, почему-то никого не удивил, пока мамаша Уизли едва не подняла переполох.

— А куда испарилась Гермиона? — закудахтала она, оглядывась по сторонам.

— Эм.. э... — Поттер сегодня прямо убивал своим красноречием. Ему бы в Средние века поднимать народ в Европе на борьбу с врагом. — Она, наверное, вышла на улицу, Молли. — Наконец, нашёлся он.

— Точно, — поддержал его друг. — Герми говорила, что ей нужно что-то купить. Она скоро вернётся.

— Правда? — подозрительно прищурила глаза рыжая тролльчиха. — Ты ничего не скрываешь от меня, Гарри?

— Нет, конечно же, нет. Как вы могли такое подумать, миссис Уизли? — на грани истерики неврно захихикал брюнет. О, Мерлин! Я возвела глаза к потолку.

— Ну, хорошо, мой сладенький. — Угомонился рыжий кошмар Волдеморта, потрепав Поттика за щёку. — Если тебе что-нибудь понадобится, мальчик мой, только скажи, хорошо? — Поттер кивнул в знак согласия. — Ро-она-а-альд, ты идёшь?

— Нет, мам! — раздражённо отозвался младший Уизли. — Я подожду Гермиону.

— Ладно. Только не задерживайтесь, милый.

— Мистер Уизли. — Чинно кивнул муженёк папаше Бон-Бона, вошедшему в камин. Остальные уже успели перенестись.

— До встречи, Гарри. — Подмигнул гриффиндорцу Артур Уизли и его тут же окутало зелёное пламя. За ним последовала его жена. Ума не приложу, как она только помещается в камин?

— Ну, наконец-то! — облегчённо вдохнув, я скинула с себя плащ-невидимку.

— Гарри, а всё-таки, куда подевалась Герми? — озабоченным тоном поинтересовался у брюнета этот мурлокомль-переросток, бросив на меня враждебный взгляд искоса. Ох, не любишь ты меня, Бон-Бончик, не любишь.

— Без понятия, — озадаченно пожал плечами Поттер и неожиданно замер. — Тише. Вы это слышали?

— Что именно? — спросила я, тщётно напрягая слух.

— Шорох... там... внутри. — Поттер указал на массивный двустворчатый шкаф. И взглядом кивнул Уизли, чтобы тот обошёл махину с другой стороны.

Я замерла, словно моё тело превратилось в пружину, готовую сорваться вперёд в любую секунду. В руке на всякий случай я сжала волшебную палочку. С первых дней пребывания здесь я условила одно правило — в родовом поместье Блэков можно было ожидать чего угодно.

— На счёт три? — шёпотом сказал Поттер рыжему. Тот согласно кивнул. — Раз, два...

Не знаю, показалось мне или нет, но, кажется, из шкафа донёсся приглушённый стон. Неужели, мелкой заразе Уизли всё-таки удалось схорониться, и сейчас она мастурбировала, вспоминая Томаса и Финигана и взгляд застукавшего их Поттера?

— Три! — резко выкрикнул Поттер, хватаясь за ручку дверцы и открывая её настежь. То же самое проделал и Уизли. О, Мерлин! Мои глаза! Закройте скорее, закройте!

Внутри оказались страстно целующиеся Грейнджер с Малфоем. По крайней мере, так можно было подумать на первый взгляд. Однако я заметила, что Грейнджер пыталась сопротивляться, отталкивая Драко, а он, наоборот, прижимал её к себе, положив руку на затылок, а другой, лапая её за пятую точку.

Ма-ать моя сте-ерва, что же сейчас будет! Я посмотрела назад, раздумывая над тем, не укрыться ли мне за диваном, но любопытство подавило иснтинкт самосохранения, привинчивая меня к полу и делая невольно свидетельницей начинавшегося представления.

ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР

Я шла на звук, даже приблизительно не представляя себе, на что наткнусь. В итоге я нарвалась на пьяного в стельку Малфоя, развалившегося на полу возле дивана. Его состояние угадывалось даже невооружённым глазом. Какого чёрта он здесь потерял в столь поздний час? Дьявол! Надо быстрее убрать его отсюда, пока не появились Уизли. Особенно мать Рона!

Ещё раз выругавшись про себя, я подошла к этому наглому и засносчивому типу и попыталась поставить его на ноги, но он, подлая скотина, отбивался от моих рук с упорством кота, которого пытаются снять с кошки.

— Да провались ты, Малфой! Какого боггарта ты вообще сюда припёрся? — злобно зашептала я, прилагая титанические усилия, чтобы оттащить его от дивана. Ну и вымахал же этот змеёныш за последние месяцы. На секунду я остановилась, размышляя, куда бы его спрятать. На глаза попался высокий старинный шкаф из тёмного дуба, предназначение которого я так и не выяснила. Внутри он был совершенно пуст. В нём имелась лишь одна-единственная перекладина, вероятно, для вешалок с одеждой.

Более не раздумывая, я всё же умудрилась подтянуть Малфоя к шкафу и, открыв дверцы, с превеликим трудом впихнуть в него почти бессознательного слизеринца, прислонив его тушу к одной из деревянных стенок. Я успела закрыть двери ровно за секунду до того, как в гостиную вошли родные Рона. И тут меня посетила гениальная мысль — а почему я просто не закинула Малфоя в шкаф, заранее наложив на него Петрификус Тоталус? Почему вожусь с этим гадом? Как назло Малфой попытался громко возмутиться такому небрежному обращению с его чистокровной высокородной персоной, но я зажала его рот своей ладонью. Мерлин, только бы он всё не испортил!

Уизли прощались долго и с особым удовольствием. Я даже успела отчаяться: уйдут ли они сегодня вообще или останутся на ночёвку? Малфой — мерзкий крысёныш — время от времени икал и брыкался, порываясь выпрыгнуть из шкафа, как чёртик из табакерки. Ф-фу-у-у-у! Ну и запашок! Нет, естественно, от блондина несло не дешёвым огневиски, разливавшимся в многочисленных кабаках Англии, а дорогим, марочным нектаром. И кофе... Готова поспорить, что он пил кофе прежде, чем появиться здесь. Опять икнул, скотина!

Минут через пять я услышала, как Гарри прощается с Молли и Артуром, и ощутила небывалое облегчение. Но не тут-то было! Чуточку оклемавшийся Малфой начал трепыхаться с новыми силами.

— Чёрт, да не дёргайся ты! — шикнула я на него, одновременно прислушиваясь к происходящему в гостиной.

— Гренжерер... жер, какого хрена? Ик! — вполголоса прогнусавил слизеринец, всё-таки скинув мою руку и, кажется, потихоньку приходя в себя.

— Заткнись, Малфой! — огрызнулась я, молясь всем богам, чтобы нас не застукали. Так как миссис Уизли всё ещё находилась здесь, и я слышала, как она спрашивает о чём-то Гарри.

— Ух. Ты та-акая грубая, Гренже... джер. Ик. Мне нра-атся, когда ты злишься. Ты мну... мня... мя.. так воздуб... буждаешь. — Мурлыкающим тоном протянул Малфой. Я уставилась на него, не веря своим ушам. Правда, в кромешной тьме невозможно было разглядеть его лица. — Ик! А где мы? — спросил он немного тише.

— В шкафу. — Призналась я.

— А ты ша... шалунья, Гренж... же.. джер! Ик! Затащила мну... мня...нас сюда, чтобы из... Ик!... нася... пфык!... Насяловать, да? — с ужасом я осознала, что его руки скользнули по моей талии. Какого Мерлина вообще происходит?

— Убери лапы! — возмутилась я гневным шёпотом.

— Не пси... хуй. Тссю! Мы тих... онько. Ик! Никто не узнает! Общаю! — лукаво шепнул он, резко притянув меня к себе и дыхнув в ухо.

Прежде, чем я опомнилась и соответсвующе отреагировала, хорёк уже успел завладеть моими губами, нагло пропихнув внутрь моего рта свой язык и принялся гоняться за моим. Но на этом гадёныш не остановился. Положив правую руку мне на затылок, левой он задрал на мне юбку и ущипнул за ягодицу, позволив себе наглыми пальцами забраться под резинку трусов. Я предприняла попытку оттолкнуть его от себя, но справиться с ним было очень сложно.

И вот почему нас должны были застукать именно в это мгновение? Двери резко открылись, заполнив пространство шкафа ярким слепящим светом, заставившим меня зажмурить глаза. Я вздронула и вновь попыталась выскользнуть из цепких рук Малфоя, но это было уже неважно, так как взбешённый голос, от которого моё сердце ушло в пятки, принадлежал Рону.

— ГЕРМИОНА! — диким голосом прокричал мой парень и, гневным рывком отодрав меня от слизеринца, вытащил из шкафа. Я резко распахнула глаза, увидев пред собой искажённое злостью лицо Рона. — ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?!!!

— Рон, ты всё неправильно понял. Прошу, выслушай меня. Это не я. Я пыталась вырваться. — Я почувствовала, как из глаз брызнули слёзы. Вцепившись в руку Рона, я старалась убедить его в своей невиновности, но он словно потерял рассудок.

— Врёшь, дрянь! — он оттолкнул меня так, что я ударилась об стену и безвольно упала на пол. — Вы все сговорились. Я подозревал это, — он посмотрел на Паркинсон. — Гарри, как ты мог связаться с этой слизеринской подстилкой?

— Выбирай выражения, Уизли, иначе пожалеешь об этом, — зашипела на него слизеринка, держа свою палочку наготове.

— А теперь ещё и Гермиона, — Рон посмотрел на меня с брезгливым выражением на лице, будто я какое-то ничтожество, — лижется с этим хорьком! Уж от тебя-то я такого не ожидал!

— Рон, успокойся. Это — какая-то ошибка. Мы сейчас во всём разберёмся. Давай просто успокоимся и подумаем, а не будем рубить с плеча. — Обратился к нему Гарри, привычно, уже в который раз стараясь нас примирить.

Я наблюдала эту картину как бы со стороны, не в состоянии поверить, что это происходит со мной.

— Гарри, раскрой глаза. Неужели ты не видишь, что они все сговорились? Малфой женил тебя на Паркинсон, чтобы спокойно приходить к тебе в дом и тискаться с Гермионой. Почему? Потому что они уже давно крутят шашни у меня за спиной. Да, да. Я чувствовал, что ты охладела ко мне, но не мог предположить, что ты пала так низко.

— Рон, умоляю тебя, ты ошибаешься. Это неправда. Я ни в чём не виновата. Я по-прежнему люблю только тебя. — Я с удивлением прислушивалась к этому жалкому блеянию и рыданиям, вырывавшимся из моего горла. Неужели это мой голос? Но почему? Почему я веду себя как идиотка, позволяющая вытирать об себя ноги? Особенно учитывая, что я здесь совершенно не при чём!

— Хватит унижаться, Грейнджер. — Ох, смотрите у кого голосок прорезался! А несколько минут назад еле языком ворочил. Когда всё это кончится, Малфой, я тебя прикончу. — Встань с пола, а то на тебя противно смотреть.

— Да я убью тебя, подонок! — зарычала я, тут же подпрыгивая и пытаясь прорваться к нему, чтобы выцарапать глаза. Но Гарри поймал меня на полпути и не давал осуществить задуманное.

Малфой усмехнулся своей фирменной улыбкой и перевёл взгляд в сторону Рона.

— Кстати, поздравляю тебя с рогами, Уисел. — Весело подмигнул он ему.

— Ах, ты грёбаный хорёк! — взревел Рональд, бросаясь в его сторону.

Разрывающийся меж двух огней Гарри поспешил перехватить Рона, предварительно оттолкнув меня к Паркинсон.

— Извини, Грейнджер, но тебе лучше не лезть туда! — слизеринка крепко брокировала мои запястья, удерживая подальше от начинавшейся драки. Когда это они успели так спеться?

— Да отпусти ты его, Поттер. Дай мне развлечься немного. — Поддразнивал он озверевшего Рона, поигрывая сжатыми кулаками. Потеряв контроль, Рон вырвался из рук Гарри и, налетев на неожидавшего такой прыти Малфоя, ударил его в челюсть.

— ДА МАТЬ ВАШУ! ПРЕКРАТИТЕ СЕЙЧАС ЖЕ! — яростно проорал Гарри и в этот миг случилось невероятное — из тела Гарри словно вышла некая волная магии, разметав противников по разным углам гостиной и заставив старый дом содрогнуться.

— Поттер, что это было? — напряжённо спросила ошарашенная Паркинсон. Признаться, я пребывала не в лучшем состоянии. О стихийной управляемой магии мне приходилось читать в книгах, но в волшебном мире не существовало ни одного мага, обладавшего такими способностями.

— Всё нормально. Не волнуйся. — Всё ещё тяжело дыша от ярости, успокоил Гарри Паркинсон? Или меня?

— Охренеть, Поттер. Ты что тут вытворяешь, хвосторога тебя испепели! — выругался Малфоя, с трудом возвращаясь в вертикальное положение.

— Короче... — Рон поднялся на ноги, отряхивая свою одежду. — Теперь я вижу, с кем имел дело всё это время... Друг! — хмыкнул он, взглянув на Гарри, а затем на меня. — Что касается тебя... Не смей больше показываться мне на глаза, грязнокровная шлюха!

— Рон! — в бешенстве прокричал Гарри, глядя на своего друга совершенно непонимающим взором.

— Уизли, — позвал Малфой Рона, подойдя ближе.

— Чего тебе, ублюдок?

— Да, ничего. Вот, тебе принёс! — холодно усмехнулся слизеринец, со всего размаху врезав моему парню в нос. Рон вскрикнул, упав на пол и прижимая руки к месту удара. Очень скоро его ладони покрылись кровью.

— Не-ет! — взвизгнула я, вырываясь, но Паркинсон держала меня, словно железные тиски.

— Только я называю её грязнокровкой, понял, нищеброд? — вкрадчиво произнёс Малфой, присев на корточки рядом с Роном. — Ещё раз услышу — и даже тела твоего никто не найдёт.

Сказать, что мы были в шоке, значит, вообще ничего не сказать. Я не видела лица Гарри и Паркинсон, но о себе могу сказать, что моя челюсть уже летела к полу.

— Да пошли вы все к Волдемо’ту! — прогнусавил Рон, резко поднимаясь на ноги и запрыгивая в камин. — Но’а. — Проговорил он быстро и исчез во взвившемся пламени.

— Эээ... это ж куда он попадёт-то, родненький наш? — озвучила Паркинсон вопрос, волновавший на данный момент меня и Гарри. Затем освободила меня от своей хватки.

— Прости за ковёр, Поттер! — оторвавшийся сегодня по полной Малфой, сейчас же флегматично стоял на своём месте, сверля глазами небольшое пятно крови, оставшееся после Рона. Я ощутила, как во мне закипела каждая клеточка.

— Ненавижу тебя, Малфой! — отбросив палочку, я накинулась на блондина с кулаками. Но тот даже не пытался увернуться, принимая мои удары как нечто разумеющееся.

— Давай, Грейнджер, не останавливайся. — Он печально ухмыльнулся мне. — Вымести на мне всю свою злость.

Замерев, я посмотрела ему в глаза и отвесила звонкую пощечину. По щекам текли слёзы и, как ни странно, напротив меня возникла Паркинсон.

— Эм... Грейнджер. Я понимаю, что сейчас тебе плохо, и я вряд ли смогу тебе чем-то помочь, но... Могу я хотя бы постараться?

Неожиданно для себя, я просто обняла её и разрыдалась ещё сильнее. Оторопев, она осторожно обняла меня в ответ и начала поглаживать по спине, приговаривая, что всё будет хорошо.

— Хватит рыдать, Грейнджер. Нашла о ком истерить. — По-своему «утешил» меня слизеринец.

— Заткнись ради Мерлина, Малфой! — попросил его Гарри. А потом, помолчав немного, добавил. — Зачем ты вообще пришёл?

На что слизеринец загадочно улыбнулся.

Ладно. Порыдали и хватит. Взяв себя в руки, я проигнорировала платок, протянутый мне слизеринцем, и вытащила собственный из нагрудного кармашка кофты.

— Гарри... — обратилась я к другу, понявшему меня с полуслова.

— Да, Герми. Идём на кухню.

— Стоять! — негромко, но с металлом в голосе произнесла Паркинсон. Гарри посмотрел в её глаза и покаянно опустил взгляд в пол.

— Ну, что мне было делать? Он ведь тоже мой друг. — Расстроенно промямлил Гарри.

— Ох, Поттер, Поттер! — наигранно вздохнула слизеринка, напоминая кошку, уже наевшуюся мышек и решившую с очередной немного поиграть. — Даже не знаю, простить мне тебя или нет?

— Ну, Паркинсон! — чуть ли не захныкал мой друг.

Я взглянула на Малфоя, наблюдавшего за этим спектаклем с разинутым ртом.

— Челюсть подбери. — Посоветовала я ему, выходя из гостиной.

— Какого дементора тут происходит? — поинтересовался он у меня громким шёпотом, догнав по пути на кухню.

Слушая звуки возни, доносящиеся из гостиной, я неопределённо пожала плечами, размышляя о том, что всё-таки стоило Гарри вмазать Рону и за Паркинсон, и за меня.

* * *
Через пять минут мы сидели на кухне и пили чай. Правда, в мой чай Паркинсон подмешала нечто приятное с ванильным ароматом и я ощутила, как колотившая меня нервная дрожь постепенно отступает.

— Что это, Паркинсон? Успокоительное? — поинтересовалась я, зевнув.

— Кое-что намного лучше успокоительного. — Усмехнулась брюнетка, достав из-под стола бутылочку коньяка.

— Я всё прятал её от тебя, а ты таки откопала! — Укоризненно проворчал Гарри. Мерлин, они грызутся, как супруги с двадцатилетним стажем! Что же нас ожидает дальше?

— Ммм, ну, прости Поттер. — Промурлыкала слизеринка. — Я добавляю всего 50 грамм в утренний кофе.

— Поэтому ты такая весёлая и активная каждое утро? — Паркинсон промолчала, улыбаясь от уха до уха.

— Панси, ты гений. Плесни-ка мне чуток. — Подставил свою чашку с чаем Малфой.

— С этого на сегодня хватит! Он уже свою норму выжрал! — Раздражённо заметил Гарри. — Скажи спасибо, Малфой, что я сам тебя не прикопал где-нибудь.

— Угу. Кто ж тогда снимет с тебя и Панси Заклятье Привязки? — хитро спросил блондин, отхлебнув чаю и печальными глазами провожая янтарную жидкость, плещущуюся в бутылке, которую Паркинсон поспешила убрать с глаз долой.

— Что?! — разом встрепенулись Гарри с Паркинсон, приковав свои взгляды к усмехающемуся слизеринцу.

— У вас проблемы со слухом? — изогнув бровь блондин, взял чашку обеими руками и начал прихлёбывать из неё с ехидной улыбочкой. — Специально для наших коллег из Гриффиндора, — не вставая с места, он изобразил цеременный поклон Гарри, — я могу повторить помедленнее.

— Драко, немедленно выкладывай, что знаешь, иначе, клянусь самим Мерлином, я натравлю на тебя Дафну Гринграсс! — коварно ухмыльнувшись, припугнула Паркинсон своего друга.

— Нет! — вздрогнул Малфой, нечаянно выронив чашку из рук. Та, в свою очередь, мстительно выплеснула горячий чай ему на ноги. Он тут же заорал от боли: — Все проклятья Мерлина на твою голову, Панси! Ты — Дьявол во плоти!

— Отставить истерику! Ноешь, как девчонка! — взмахнув палочкой, слизеринка тут же устранила последствия неуклюжести Малфоя.

— Хорошо, хорошо! — сдался слизеринец. — Только убери подальше от меня свою палочку.

Ещё некоторое время он чертыхался, пытаясь высушить свои брюки, но, заметив, что Паркинсон уже в нетерпении постукивает ноготками по столу, тут же подобрался и приобрёл фирменный Малфоевский вид, надувшись, словно индюк.

— Сегодня, — медленно и торжественно начал он, как обычно наслаждаясь всеобщим вниманием, — я провёл весь вечер и ночь в библиотеке и наткнулся на одно заклинание в «Справочнике контр-заклятий для взломщиков»...

— Генриха Фицелана?! — переспросила я, не удержавшись.

— А ты знаешь ещё один «Справочник контр-заклятий», Грейнджер? — поинтересовался у меня Малфой с немалой долей сарказма в голосе.

— Нет, но... Я прочитала его пять раз и не помню, чтобы там было хоть слово о заклятье, которое наложили на Гарри и Паркинсон.

— Неважно! — нетерпеливо оборвала нас Паркинсон. — Так что именно ты узнал?

— Я пока не уверен, но думаю, что у меня может получиться снять с вас Заклятье привязки. — Довольно усмехнулся блондинистый гадёныш.

— Тогда чего ты ждёшь? Тащи эту книгу сюда немедленно! — потребовала она.

— Она со мной, — сообщил Малфой.

— Ты о той книге, что валяется под диваном? — вспомнила я.

— Так она там? А я-то всё думал, куда же она делась. Лишь под диван не догадался заглянуть. Поттер, вам нужно срочно избавиться от этого убийцы магов. Я едва не свернул себе шею, споткнувшись об него при перемещении.

— Малфой, если ты не будешь советовать мне, что делать, то я не буду говорить тебе, куда пойти. — Миролюбиво намекнул Гарри.

— Пойду, принесу! — я вскочила, чтобы быстрее принести фолиант и доказать противному хорьку, что он не прав. Ну, не могла же я ошибиться или что-то перепутать!

— Сиди, Грейнджер! — остановил меня Малфой с надменным выражением лица. Я вспыхнула, собираясь высказать ему всё, что накопилось, но он закрыл лицо ладонью, покачала головой и продолжил: — Иногда мне больно смотреть на то, как ты, одарённая таким магическим потенциалом, всё ещё продолжаешь мыслить как самка маггла. Акцио, справочник Генриха Фицелана!

Ррр, как же он был похож на своего заносчивого родителя в этот момент! Вспыхнув от злости, я открыла рот, чтобы хорошенько «обласкать» слизеринца крепкими словечками, как мимо меня, едва не столкнувшись с моим торсом, на довольно высокой скорости пролетел увесистый фолиант. Зависнув над столом в трёх дюймах, он вздрогнул и с глухим стуком упал на столешницу.

— Так, так, так... — пробормотал Малфой, ловко перелистывая странички старинной рукописи. Три тысячи Пожирателей Смерти! Будь проклят этот гадкий слизеринец! У него оригинал произведения, в то время как я читала копию. — Вот. Ознакомься, Грейнджер! А я, пожалуй, пойду, отдохну. Чертовски хочется спать! Поттер, какую именно комнату для гостей я могу занять?

— Че-его? — ошарашенно округлил глаза Гарри. — Ты, братец, совсем обнаглел, как я погляжу!А не лучше ли тебе отправиться домой?

— Смерти моей хочешь? — совершенно серьёзно спросил слизеринец. Гарри зарделся, отведя взгляд в сторону. — Даже если я перенесусь сейчас в своё поместье, то, чтобы добраться до своей спальни, мне придётся преодолеть несколько этажей. А я выжат, как корень Мандрагоры в соковыжималке профессора Спраут! Так что, если ты хочешь, чтобы я мог функционировать завтра утром, лучше мне переночевать у тебя!

На лице Гарри отобразилась вся гамма чувств, испытываемых им в эту секунду борьбы с самим собой. И как бы не было сильно желание избавиться от Малфоя, логика всё же взяла верх.

— Хорошо, Малфой! — сдался мой друг. — Всё равно дело идёт к тому, что я скоро соберу в себя весь Слизерин, — скрипнул зубами Гарри, но вмиг успокоился, стоило лишь Паркинсон коснуться его ладони. — Но спать ты будешь в гостиной! На «убийце магов»! — иезуитски добавил Гарри, наслаждаясь видом мученического выражения на лице Малфоя.

— А ещё говорят, что слизеринцы — зло! — пробурчал аристократ и двинулся в сторону гостиной, чтобы оккупировать диван. — Это они ещё с гриффиндорцами не связывались! — донеслось недовольное бурчание уже из коридора.

— Наверное, нам тоже стоит лечь спать, — зевнула Паркинсон, вставая из-за стола.

— Гарри, — замялась я. — Я не хочу навязываться... — я хотела объяснить другу, что мне некуда идти. А показываться на глаза родителям в таком состоянии... Но Гарри, как всегда, понял всё с полуслова.

— Гермиона! О чём речь! — он подошёл ко мне и, обняв меня за плечи, повёл к лестнице. — Я и не собирался тебя никуда отпускать! Сейчас я устрою тебя в спальне напротив нашей.

— Нашей? — невольно улыбнулась я, обернувшись и посмотрев на невозмутимую Паркинсон. Гарри, в отличие от неё, не смог стойко перенести такой намёк, и сейчас я наблюдала, за моментально покрывшимся румянцем лицом друга. Хотя, о каких намёках уже может идти речь, учитывая, в каких обстоятельствах я их застала сегодня на кухне!

— Вот мы и пришли! — Гарри открыл дверь спальни, что находилась с правой стороны, и подпрыгнул от неожиданности, когда под его ногами промелькнула чёрная кошка, с громким мявом выбежавшая из комнаты и начавшая тереться об ноги своей хозяйки, пока та не взяла её на руки.

— Что случилось, Нэф? — спросила Паркинсон у кошки, мягко поглаживая ту за ухом.

Удивлённый Гарри вошёл в комнату и заорал благим матом. Мы поспешили войти за ним, чтобы понять, что так разозлило моего друга.

— Проклятье! Он сожрал мою кушетку! — зарычал Гарри, указывая на пушистого щенка, сидевшего на небольшой горке опилок и догрызавшего ножку упомянутого предмета интерьера.

Паркинсон захихикала, но, поймав злобный взгляда Гарри, тут же угомонилась и приняла чинный вид.

— Поттер, с ним нужно что-то сделать. Если пустить всё на самотёк, он вскоре сожрёт весь дом, и нам будет негде провести вторую неделю добровольного затворничества. — Еле как закончила она предложение. Смех то и дело прорывался наружу, принуждая девушку приглушённо хрюкать, ухать и выдыхать, чтобы не засмеяться вновь.

И в этот миг, словно в ответ на утверждение Паркинсон, щенок, беззаботно сидевший на заду, растопырив пухлые задние лапы в стороны и внимательно изучавший эту странную парочку перед ним, издал сытую и довольную отрыжку. На этом выдержка Паркинсон разошлась по швам и она, содрогнувшись, согнулась пополам от дикого хохота.

— Не волнуйся! — сказал Гарри, не давая охватившей его ярости вырваться наружу. — Тебе, Паркинсон, беспокоиться не о чем. Завтра Малфой прочитает своё дурацкое заклинание, и — адью!

Я не поняла почему, но Паркинсон тут же прекратила смеяться, уставившись на Гарри. Как я ни старалась, я не могла понять, что же было в её взгляде в этот момент. Гарри же, открыто глядя ей в глаза, постепенно остыл и взял себя в руки. Подняв щенка на руки, он уставился на него строгим взглядом:

— Ну и что нам с тобой делать?

— На мыло его. — Предложила слизеринка, по прежнему не отрывая взгляда от Гарри.

— Фу, Паркинсон! Как грубо! Как можно причинить вред такому милому созданию? — иронично спросил Гарри, с улыбкой смотря на щенка.

— Да, Поттер, ты прав! — наконец, она сдвинулась с места и, пройдя мимо моего друга. Открыла платяной шкаф. — Он, возможно, и милый, но только в те редкие моменты, когда спит зубами к стенке. Я посмотрю, что ты скажешь завтра, когда он сожрёт ещё что-нибудь из мебели, — фыркнула Паркинсон и, откопав что-то в шкафу, бросила мне. — Вот. Держи, Грейнджер.

Я недоумённо уставилась на шёлковую на ощупь чёрную вещицу в моих руках. Гарри так же любопытно вытяну шею, желая рассмотреть всё в деталях.

— Что это? — спросила я у девушки, разворачивая тряпицу и по мере понимания заливаясь румянцем. В моих руках оказалось ни что иное, как полупрозрачная и очень коротенькая сорочка на бретельках. Хотя надеяться на наличие чего-нибудь менее кричащего в арсенале Паркинсон было бы, по крайней мере, глупо.

Увидев, какой эффект произвела на меня эта деталь женского гардероба, Паркинсон хихикнула.

— Что? Слишком скромно? — спросила она у меня. — У меня есть более просвечивающие варианты, если пожелаешь.

Гарри укоризненно покачал головой. Подняв глаза к потолку и прошептав нечто типа: «Мамма мия!».

— Хорошо, Поттер. — С особым недовольством кивнула слизеринка. — Намёк ясен, — порывшись ещё немного, она извлекла из недр шкафа более приемлемый вариант. — Думаю, этот тебе точно подойдёт. Но если и это не подойдёт, то можешь надевать водолазный костюм!

И откуда она только набралась маггловских словечек? Говорить, что и это слишком вызывающе и что я вполне в состоянии трансфигурировать фланелевую ночнушку и из своей одежды, было стыдно. Паркинсон казалась довольно доброй и адекватной девушкой, несмотря на всё, что было раньше. Поэтому мне не хотелось её обижать.

— Спасибо, Паркинсон! — благодарно приняв её помощь и пожелав этой странной парочке спокойной ночи, я отправилась в спальню напротив. По пути я раздумывала над тем, как же изменчив этот мир и как мы порой сильно ошибаемся в людях. И краснея при мысли, как я ЭТО буду сейчас надевать.

ОНА

Задумавшись о своём, я не сразу заметила, что Поттер наглейшим образом пристроился сзади. Мерлин, как же это банально! И почему всем парням нравится атаковать девушек именно с этой позиции? Особые хищные инстинкты? Или именно при виде аппетитных ягодиц у них быстрее сносит крышу?

Знали бы они, как нас бесят и пугают их «наскоки». А в некоторых ситуациях такие вот «сюрпризы» приводят к весьма плачевному концу. Например, если девушка, ну, очень пуглива, то с дуру она может так засветить по котелку незадачливого парня, что у того перед глазами карликовые пушистики запрыгают. Но вернёмся к неугомонному Поттеру, решившему преподнести мне такой же «сюрприз».

— Так на чём нас прервали в прошлый раз? — промурлыкал гриффиндорец прямо возле моего уха, при этом игриво потеревшись носом о мочку, и весьма неожиданно сжав свои ладони на моей груди.

И так, как в этот самый момент я чистила зубы, то от неожиданности мне едва не посчастливилось подавиться зубной щёткой. Резко развернувшись и не выпуская щётку из правой руки, левой заехала Поттеру по ближайшему уху. Бац! Ха-ха! Получи, гадёныш!

— Ауч! — вскрикнул он, отскочив от меня на максимально допустимое расстояние и тут же прижав ладонь к стремительно краснеющему слуховому аппарату. — За что?! Больно ведь!

— А нечего лапы распускать! — зашипела я, разгневанно сверкнув глазами и направив щётку в его сторону, словно это была волшебная палочка или шпага.

Поттер вконец охамел! Да кем он себя возомнил, крысёныш потёртый! То он бросает меня... на полпути, чтобы выяснить отношения со своей бывшей страшилой. То липнет, как банный лист! Правда, я и сама в этом виновата, но всё же... Мало ли что там было сегодня между нами во время чувственного порыва и потери контроля! Ключевое слово здесь «было» — было и прошло. И даже это не даёт ему права лапать меня без моего на то разрешения и желания. И помимо этого... Я не особо верю в знаки судьбы, но игнорировать факт, что нас прервали в самый решающий момент аж ДВА раза, было бы настоящим безумием. Ладно, первый раз мог быть простой случайностью. Но второй случай выглядел уже как послание свыше.

— Помню ещё пару часов назад ты была совсем не против. Даже очень «за», если память мне не изменяет. И ты уж точно не возражала, когда я начал стягивать с тебя одежду, — немного сумбурно привёл свои аргументы Поттер, попытавшись применить ко мне обвиняющий тон. Ха! Не на ту нарвался!

— Ох, Поттер, это была маленькая слабость! — улыбнулась я ему, как маленькому ещё ничего непонимающему ребёнку. — Да и было то это, как ты правильно заметил, пару часов назад. И вообще, я что ли этой Уизли дверь открывала? Так что... Нет, Поттер! И даже не надейся! — добавила я, увидев, как он возмущённо открывает рот, чтобы возразить мне, и тут же закрывает понимая, что переубедить меня вряд ли удастся.

— Обломщица! — насмешливо фыркнул он, пытаясь состряпать выражение вселенской обиды на лице.

Мне захотелось рассмеяться, наблюдая за тем, как губы Поттера. Вопреки его «обиженному» виду, складываются в улыбку. Со стороны он выглядел как маленький мальчик, которому не дали кусочек любимого шоколадного торта, но он по-прежнему надеялся слопать клубничку сверху, пока никто не будет смотреть на него.

— Извращенец! — сказала я ему в тон, задорно ухмыляясь.

— Гадю-ю-ючка! — пропел гриффиндорец с наслаждением, глазами сверля во мне дырку.

— Озабоченный хам! — не осталась я в долгу.

Неожиданно он приблизился ко мне вплотную, но при этом мы никак не соприкасались. Его тело находилось всего лишь в двух дюймах от моего, и я начинала ощущать жар, исходящий от его кожи. Где-то внутри меня зарождалась уже знакомая дрожь. Глубоко вдохнув, я отмела все посторонние мысли в сторону и запрокинула голову, чтобы смотреть прямо в его глаза. Пусть он не думает, что может смутить меня или зацепить своей близостью.

— Сколько ещё ты сможешь сопротивляться мне? Ты уже сдалась два раза! — вкрадчиво прошептал он мне на ушко, немного склонившись вперёд.

Мне не нравился его тон и то, как он это говорил. Медленно, тягуче, искушающе-лениво. Его завораживающий голос окутывал мой разум целым роем мозгошмыгов. Теперь я понимаю, о чём вечно болтала Лавгуд.

— Я же знаю, что ты хочешь этого, Паркинсон, и не меньше меня. Сколько уже месяцев прошло, а? Ты уже на стенку должна лезнь от ... хм... одиночества. Расслабься... Позволь мне дать тебе то, чего ты хочешь.

В ответ на его слова я, молча, улыбнулась. Как же это похвально! Поттер, наконец-то, научился давить на правильные точки. Умница! Но он забыл кое о чём. Я слизеринка, а это значит, что искусство манипулирования людьми у меня в крови. Я встала на носочки, чтобы быть на одном с ним уровне, и чарующе прошептала гриффиндорцу, почти касаясь его губ своими:

— Милый, я не отказывала тебе. Ты и сам это почувствовал сегодня, — я легонько, едва касаясь, пробежалась пальцами по его оголённому торсу, вызывая армию мурашек и утробный стон. — Ты сам отказал мне! — о, да, Поттер! Я ещё долго буду припоминать тебе это! — Но дело даже не в этом. Ты не мог не заметить, что сегодня нас прервали целых два раз. Это, наверное, что-то да значит!

— И что же это значит? — рыкнул мой нетерпеливый муженёк, сжимая мою руку до того, как она успела добраться до линии ремня, и, прижав к своим тёплым губам, покрыл её жадными поцелуями.

— Это значит, как минимум, две вещи, мой дорогой. Первое — если мы попробуем в третий раз, то по Закону подлости нас опять прервут.

— Этот закон называется Законом Мёрфи, Паркинсон! — вспомнил Поттер, прервавшись на секунду.

— Ага. Если есть вероятность, что какая-нибудь неприятность может случиться, то она обязательно произойдёт!

— Но ведь мы почти одни в доме. Кто же сможет нам помешать на сей раз? — непонимающе воззрился на меня гриффиндорец.

— Как ты правильно заметил, Поттер, мы — ПОЧТИ одни. Это является второй причиной, чтобы не рисковать.

— Но заглушающее заклятие?... — спросил он с надеждой.

— Поттер! — шикнула я на него раздражённо.

— Ну, хорошо! — Печально согласился брюнет. Не верю! Что-то слишком быстро он согласился. — Тогда хотя бы дай мне утешиться в твоих объятиях.

О, Мерлин! Сколько пафоса. Я даже рассмеялась, посмотрев в его лукавые и просящие глазки. Дементор, ну как такому отказать?

— Хорошо, — согласилась я. — Только не переусердствуй!

Вот именно о таких моментах говорят — пусти гнома в огород! Поттер, естественно, не пожелал останавливаться на обнимашках и через пять минут мы уже страстно целовались, а он, подхватив меня под бёдра, усадил на эту чёртову корзину для белья. Назавтра я её выкину, иначе у Поттера появится ещё одна плохая привычка. Или не выкину. Зависит от Поттера.

Гриффиндорец уже давно покусывал моё ушко, рукой скользя по внутренней стороне бедра и беспощадно подбираясь к самому главному, однако Закон Мёрфи сработал безотказно, ударив по нам всей вселенской мощью.

— Ррр! Рррр! Тяф! — притормозив, мы опустили взгляд и увидели, как круп, забавно рыча, прицепился к ноге Поттера с вполне недвусмысленными намерениями. Закон Джунглей — съешь ты, иначе съедят тебя. Я не могла не расхохотаться. И плевать на Поттера, пусть хоть заавадит!

— Арргх! — зарычал муженёк не хуже разъярённой хвостороги. — Ну, за что?! За что мне это наказание? Ну, как он сюда пробрался?

— А ты закрыл дверь спальни? — сквозь смех спросила я его.

— Проклятье! — простонал он, хлопнул себя ладонью по лбу. — Идиот! Я такой идиот!

— Ну, наконец-то, ты это признал, дорогой мой. — Не упустила я возможности подколоть гриффиндорца.

— Так. Погоди-ка, сейчас я его вышвырну отсюда, и мы продолжим. Секунду!

— Не трогай щенка! Он — живое доказательство Закона подлости и Закона закономерности, Поттер.

— Что ещё за чушь? — нахмурился мой благоверный.

— Закон закономерности гласит: первый раз — случайность, второй — совпадение, но третий, милый, уже закономерность! — просветила несостоявшегося любовника, спрыгнув с корзины для белья.

— И что ты хочешь этим сказать?

— То, что нам не суждено заняться ЭТИМ сегодня, — улыбнулась я, проходя мимо Поттера.

— А завтра? — с надеждой спросил он.

— Возможно, Поттер. Всё возможно. А теперь подбери свои слюни, хватай щенка и идём спать!

— Хватит мне указывать, что делать, женщина! — обиженно буркнул муж, щенка всё же подхватывая, и добавил едва слышно: — И чего не делать!

— И даже не думала, сладенький! — откровенно потешалась я над гриффиндорцем.

— Завтра ты уже не сможешь отвертеться от меня! Иначе я с тобой разведусь! — пригрозил Поттер, вновь заставив меня затрястись от смеха. — И ничего смешного в этом нет.

Переругиваясь, мы дошли до спальни и улеглись спать, предусмотрительно уложив крупа в его коробку. Хотя, как подсказывала мне моя интуиция, она его недолго удержит и, проснувшись утром, мы обнаружим себя спящими на полу в совершенно пустой комнате. Ну и хохмачи же, эти рыжие мурлокомли!

* * *
Всю ночь я провела в тревоге за свой гардероб, то и дело прислушиваясь ко всем шорохам. Но Поттер спал без задних ног, временами похрапывая. Да и круп, кажется, не пытался совершить побег. Нэф как обычно устроилась под кроватью и тихо урчала во сне. Мерлин, настоящий зверинец! Уснуть я смогла лишь под утро и то тревожным сном.

Мне опять снился тот странный будуар. Я вновь лежала на кровати с кроваво-красным постельным бельем и балдахином. Пространство над кроватью освещалось неведомым мне мягким сиянием.

Я снова ощутила прикосновение к своей руке. И через несколько мгновений из тьмы выступила Чанг. Фу-у! Не сон, а какая-то мечта лесбиянки, чёрт возьми! Только в этот раз наряд на ней был другой и состоял он из веревок, открывавших грудь и совсем не скрывавших местечко внизу. Ласковая ладонь нежно водила своими тонкими наманикюренными пальчиками по моей коже, внезапно переместившись на мою грудь. О, Мерлин! Я что, голая?! Я попыталась встать и отскочить подальше от этой дементоровой извращенки, но другая рука схватила меня за плечо, возвращая на место.

Я посмотрела налево и чуть не шарахнулась в сторону Чанг. На меня с ехидной улыбкой на губах смотрела сама мелкая потаскушка. Она была затянута в обтягивающий костюм с прорезями в самых интересных местах. В её руках обнаружилась кожаная плётка. Я ощутила порыв закричать и проснуться, но в моё сознание ворвался совершенно чужой крик.

Ошалело открыв глаза и сев в постели, я огляделась по сторонам, но источника шума так и не обнаружила. Зато рядом с собой я увидела столь же ошарашенного Поттера.

— Это ты кричала? — спросил он. Я отрицательно покачала головой. — Кажется, крик раздался из соседней спальни.

Мы, не сговариваясь, рванули из постели, в чём спали — не обувшись и даже не накинув халатов поверх. Крик явно исходил из комнаты, в которой прошлой ночью осталась ночевать Грейнджер. Я судорожно схватилась за ручку. Оказалось не заперто. В следующий миг мы уже ввалились внутрь, выставив перед собой палочки... но услышали весьма странную фразу.

— Круто, Грейнджер! — удивлённо произнес Драко. — У тебя, оказывается, тоже есть грудь!

Мда... Это он зря. Я кинула быстрый взгляд на Грейнджер. Так и есть. Её лицо тут же перекосилось от ярости. Ох, что сейчас бу-удет!

Разъярённая гриффиндрка, злобно сжав губки, размахнулась и отвесила знатную пощечину моему бедному другу, который с утра не очень-то задумывался над произнесёнными словами. Не ожидавший ответа в подобной форме, Драко кубарем скатился с кровати на пол. Да уж, не слабо она его!

— ГАРРИ! — завопила Грейнджер, подобно взбешённой фурии, повернувшись к нам. — Выкинь этого хорька из моей спальни, пока я его не заавадила на месте!

Не сдержавшись, мы с Поттером дружно расхохотались, чуть ли не падая на пол от утреннего представления, которое нам устроили Драко и Грейнджер.

— И чего тут смешного? Гарри! — разозлилась гриффиндорка, ещё больше кутаясь в покрывало, так как Драко, пользуясь моментом, нагло рассматривал её.

— Прости, Гермиона. Я просто не смог. Честно! — прохрюкал Поттер, не в силах остановиться. — Знаешь, Малфой, если не перестанешь квасить, то в очередной раз проснёшься окольцованным! — и он многозначительно глянул на меня.

— Гарри! — возмущённо разразилась его подруга.

— Грейнджер, хватит орать, ради Мерлина! У меня сейчас голова треснет! — взмолился Драко, пытаясь уползти под кровать. — Ну, подумаешь пощупал я твою грудь и что? А что мне оставалось делать? Она, практически, сама прыгнула мне в руку!

— Заткнись, Малфой! — зашипела шатенка, гневно кинув в него подушкой.

Мы с Поттером простояли ещё пару минут, с умиленными улыбками наблюдая за перепалкой его подруги и моего друга. Хм. А может, свести их? Надо подумать над этим за завтраком.

Хочу поблагодарить моего ярого поклонника Петра Сковороду, известного вам по «Альтернативной концовке ММП», опубликованной на Самиздате. Петя, спасибо тебе за то, что в решающий момент схватил меня за шкирку и дал волшебного пинка, а затем с энтузиазмом и лексиконом профессора Снейпа проверял, как я выполняю свою работу. Спасибо тебе огромное за это. Отдельное спасибо за работу над оформлением моей странички на Самиздате.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-15875-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Pest (28.09.2015) | Автор: Elona Gan
Просмотров: 262


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]