Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4608]
Продолжение по Сумеречной саге [1222]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13581]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8175]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3699]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Покаяние
На его жизненном пути всегда были преграды, которые он смог преодолеть. Но получится ли герою пройти новые трудности, когда у него отняли все, кроме веры?
Мистика, детектив, экшн. Мини.

Как покорить самку
Жизнь в небольшом, но очень гордом и никогда не сдающемся племени текла спокойно и размерено, пока однажды в душу Великого охотника Эмэ не закралась грусть-печаль. И решил он свою проблему весьма оригинальным способом. Отныне не видать ему покоя ни днем, ни ночью.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...

Лунный свет
Один человек может изменить всю твою жизнь. Поэтому очень важно сделать правильный выбор.

Заблудшие души
Озлобленность против счастья. Новая соседка. Несчастный мужчина. Протяни руку и поверь.
Новый перевод/все люди, переводчик Sensuous.



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. Жизнь
2. The Rover
3. Миссия: Черный список
4. Звездная карта
5. Королева пустыни
Всего ответов: 215
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Желание на Рождество. Глава девятая

2016-12-11
14
0
Белла смотрела на дочь.
Бронзового цвета волосы, как и у отца, с трудом поддающиеся расчёске. Она помнит, сколько лет мечтала запустить в них пальцы, желая ощутить густую шелковистость и выпрямить непослушные прядки. Она сделала это… той ночью…
Зелёные папины глаза, изучающий взгляд которых в первый же день появления в школе Форкса привёл её в полное замешательство. А после поддержки рухнувшей в руки их хозяину неуклюжей девочки, споткнувшейся на ровном месте, эти глаза одарили таким теплом и обещанием, что любовь не просто пришла, а ворвалась в её сердце.
Это позже Свон поймёт, что взгляд Эдварду достался от отца. Но в отличие от Карлайла он не лечил, а губил женщин.
Даже если бы она захотела забыть и навсегда выкинуть воспоминания о той ночи и единственной любви, напоминание, живущее рядом, никогда не позволило бы сделать этого.
Милая добрая девочка, так похожая на папу, который ни разу не взял её на руки…
– Почему сказала, что отец погиб? – Белла видела вопрос не только во взоре дочери, но и Каллена.
Две пары зелёных глаз смотрели на неё в желании узнать правду о самой большой лжи в жизни Изабеллы Свон.
– Всё до банального просто. Хотела оградить тебя от боли.
Ренесми пристально глядела на мать, левая бровь девочки в недоумении поползла вверх. Белла перевела взгляд на Эдварда и улыбнулась помимо воли: точно так же поднятая в немом вопросе дуга. «Господи, до чего же они похожи…»
Улыбка сошла с лица, потому что в груди что-то тревожно сжалось.
Множество раз она представляла, как сидит вот так за семейным столом с двумя любимыми рыжиками. Сколько раз обливалась слезами, вспоминая о дне, когда поняла, чем была та ночь для Каллена. Узнала от той, которая не сказала бы никогда, знай правду: кто на самом деле был с Эдвардом ночью в постели и чья девственная кровь вымазала простыню.
Он сделал её наказанием для Тани, взял то, что собиралась подарить будущая невеста. Просто так, мимоходом… Мимо спальни, жизни, дочери…
– А что я должна была сказать? Правду? – Брюнетка на мгновение замолчала, решая: сделать девочке больно или пожалеть? – Отец должен был быть женат и растить по крайней мере одного ребёнка к тому времени, когда тебя начал мучить этот вопрос.
Вторая бровь поднялась на уровень первой, причём одновременно у обоих.
– Я же сказал, что никогда не был женат, и у нас с Таней нет и не было детей!
Белла взглянула в его глаза, в которых читалось искреннее недоумение.
– Сказал когда? Сегодня? – Она усмехнулась. – Ты не помнишь, что говорил в супермаркете при нашей случайной встрече в то далёкое Рождество? – «Как удобно свалить всё на отсутствие памяти», – вслух этого Белла не произнесла.
Каллен сморщил и потёр лоб.
– Прости, да… – Он посмотрел на дочь: – Видишь ли, мы с мамой встретились десять лет назад и…
Эдвард пытался подобрать нужные слова.
В который раз за день агенту, проведшему сотни переговоров с преступниками и всегда умевшему найти аргументы, чтобы убедить их сдаться властям, сейчас не хватало словарного запаса; фраз для того, чтобы объяснить взрослому ребёнку, почему папочка оказался вруном. Если бы он мог высказать крутившиеся в голове мысли: «Прости, девочка, но твой папа – мудак и подлец», – но этого говорить не стоило…
– Я тогда солгал маме, а она – мне, и мы оба решили, что каждый из нас женат и счастлив в браке. – Он видел недоумение, по-прежнему остававшееся в глазах дочери, и уже сам вынужден был отвечать на вопрос, заданный Свон: – Понимаешь, всё было слишком сложно и запутано у нас в прошлом. Наверное, тебе ещё рано рассказывать то, что произошло когда-то, в подробностях. – Недоумение не исчезало, а только росло. – В двух словах: Белла решила тогда, что не будет мне нужна, а раз не нужна она, то и тебе не должно быть места в моей жизни. – Эдвард перевёл взгляд на брюнетку: – Я прав?
– Отчасти. Мы ведём сейчас себя как дети, обвиняя и оправдывая друг друга одновременно. – Свон тяжело вздохнула и попыталась доходчивее объяснить, что толкнуло её тогда на ложь: – Помнишь, насколько сильно ты в детстве завидовала подругам, живущим в полных семьях? Как просила меня завести папу? – (Ренесми кивнула.) – Ты готова была узнать тогда, что отец живёт в другой семье и любит других детей, и будет с ними, а не с тобой, всегда?
– Я полюбила бы любого отца, – не раздумывая ответила дочь.
Белла вскинула голову.
– «Любого»? Это ты сейчас говоришь, в пятнадцать лет. Как я могла объяснить пятилетней девочке, что папа никогда не любил маму, послужившую одноразовой игрушкой, а её рождение – случайность? Что совсем другая женщина, любимая, в отличие от матери, живёт сейчас с ним, и именно от неё он хотел иметь детей? – Она обернулась к Каллену: – Скажи, что предприняла бы Таня, узнав, что у меня растёт твоя дочь?
– А что она могла сделать? – говоря это, он пожал плечами, не понимая серьёзность вопроса.
– Подожди, не так. – Брюнетка глубоко вздохнула. – Что сделала бы Денали, если бы у вас с ней был ребёнок, узнай она, что у меня растёт твоя дочь?
Эдвард не стал отвечать сразу. Он представил, какой была его невеста в то время: нервная, готовая в любую минуту сорваться в истерику, подозрительно ревнивая, видевшая в каждой женщине соперницу.
– Молчишь? – Свон не хотела ждать ответа, прекрасно зная, каким он будет. – Да она бы ни перед чем не остановилась, пока не втоптала бы в грязь меня и моего ребёнка!
Ренесми перебила мать:
– Кто-нибудь скажет мне, в конце концов, кем была или есть эта Таня? – Девочка перевела взгляд на отца, понимая, что лишь он сможет дать адекватный ответ на этот вопрос.
– Моя бывшая невеста.
– Ты должен был на ней жениться?
– Да, много лет назад. Я знал её с раннего детства, почти двадцать восемь лет.
– Я спрашиваю: как долго она была твоей невестой?
– Шестнадцать. С перерывами шестнадцать лет – она дважды выходила замуж.
Ренесми покачала головой и встала.
– Ну, с вами не соскучишься. – Девушка отошла от стола, взяла стул, повернула его спинкой и оседлала, поправив пышное платье. Теперь родители сидели напротив с видом провинившихся школьников на приёме у директора.
– Вот скажите, как мне остаться в своём уме с вами? – Она посмотрела на отца. – Я знаю тебя несколько часов и, поверь, ужасно рада, что ты жив. Но как мне относиться к тебе, когда я слышу подобные истории прошлого? – Девочка убрала за ухо непокорную прядку, падавшую на глаза. – Невеста, которая дважды выходила замуж и всё равно оставалась рядом, и мы с мамой – любящие, но совершенно не нужные... – Она ненадолго замолчала.
Эдвард заметил, как намокли зелёные глаза. Сердце сжалось; он не знал, как вынести слёзы взрослого ребёнка.
– Вот только не надо одаривать меня такими взглядами. – Ренесми злилась на родителей, на ту ситуацию, которой они позволили случиться. Столько лет мечтать о полноценной семье и узнать, что всё было возможно, если бы ни чья-то молчаливая глупость и взыгравшая не в то время гордость. Она увидела сочувствие в глазах отца, но меньше всего ей сейчас нужна была его жалость. – Я не заплачу, не дождёшься!
Девушка перевела взгляд.
– Мама, как ты могла допустить такое? Где была твоя гордость тогда, в шестнадцать лет?
Белла отозвалась сразу и резко:
– А вот это не твоё дело! – но тут же смягчила тон и уже более спокойно добавила: – Вырасти для начала и наберись мудрости, чтобы судить и миловать. Ты хотела знать, почему соврала? Я ответила. Хочешь подробное? Сейчас расскажу, но обвинять себя больше ни в чём не позволю, – она посмотрела в сторону Каллена, – никогда и никому!
Он хотел ответить, что не понял, почему последние слова адресованы ему, и открыл было рот, но решил промолчать, давая Свон возможность выговориться.
– У меня была твоя фотография, даже не одна. – Она усмехнулась удивлению Эдварда. – Я любила просматривать ваши семейные альбомы. Помнишь, на Хэллоуин в тот год вы с Джаспером вырядились лётчиками, жертвами Бермудского треугольника?
Каллен улыбнулся, вспомнив, сколько гуаши ушло на раскрашивание бинтов, изображающих обмотанные вокруг пояса кишки. Они с другом сами делали костюмы, перепачкав всех и вся, находившихся рядом, забрызгав сестру «кровью».
– Помню.
– Так вот, я выкрала у Элис один из снимком с того вечера. – Белла ухмыльнулась: – Тебе очень шла форма лётчика, – и перевела взгляд на дочь. – Ты нашла коробку с фотографиями, которую я прятала в шкафу, и почему-то сразу же решила, что Эдвард – твой отец. – Она замолчала, заново переживая ситуацию из прошлого. В комнате повисла тишина.
Свон оторвала взор от пола и, вскинув голову, по очереди посмотрела на отца с дочерью.
– Что я должна была ответить девочке, с любовью целующей портрет незнакомого мужчины, каким-то шестым чувством совершенно точно определившей, кем он приходится ей, и называющей его «папа»? – В её глазах застыла боль. – Мне оставалось придумать красивую историю про неземную любовь и родителей, невзлюбивших несовершеннолетнюю девушку сына. Определить воинскую часть, где мог погибнуть лётчик, было несложно. – Брюнетка снова усмехнулась и покачала головой. – Вопрос с «не появляющимся» отцом был закрыт, а фотография заняла место на прикроватной тумбочке скучающего по папе ребёнка.
Некоторое время молчали все.
Затянувшуюся паузу разорвала Ренесми: она встала, подошла к столу и обняла мать за плечи.
– Прости, мамочка! – Девушка поцеловала готовую разрыдаться Свон в висок. – Ты права: что бы ни произошло тогда – это не моё дело. Спасибо за всё, что ты вынесла ради меня. Я люблю тебя!
Белла похлопала дочь по руке и ласково улыбнулась мокрыми глазами.
– Я тоже тебя люблю! И… ты прости меня за ложь. Если бы можно было всё прокрутить назад, поверь, я поступила бы по-другому. Но, увы, вернуть ничего нельзя. Нужно жить настоящим, отпустив прошлое.
Ренесми крепко прижалась к спине матери.
– Я пойду спать, а вы разберитесь с прошлым и давайте думать о будущем. – Она с надеждой посмотрела на Эдварда: – Я хотела бы и следующее Рождество встретить в кругу семьи, но не так, как сейчас, а вместе с бабушками и дедушками. – Девочка улыбнулась. – И я не против твоей неугомонной сестры – моей тётушки. Не могу дождаться завтрашнего дня, чтоб со всеми познакомиться.
Она отправилась к дверям кухни, но обернулась на пороге и, попеременно поглядев на отца с матерью, проговорила с надеждой:
– Спокойной ночи.
– Спокойной ночи! – дружно ответили родители, понимая, что вряд ли для них она таковой станет.

Они долго молчали – каждый прокручивал в голове прожитое. Время пришло. Время для исповеди и покаяния перед собой, друг перед другом, прошлым.
Первым заговорил Каллен:
– Я не знаю, как объяснить то, что произошло тем вечером в твоей спальне. Расскажи мне кто тогда – я бы не поверил и, наверное, нашёл не те причины случившегося, которые знаю сейчас.
– Знаешь или придумал? – прервала агента Белла, то ли не желая, то ли боясь узнать настоящую правду о происшедшем. Она давно надумала себе её, сложив вместе свои ощущения, его последние слова и рассказ Элис. Было бы слишком больно услышать, что ошибалась, сломав неправильными выводами жизни нескольким людям, в том числе себе и дочери.
Эдвард разглядывал пытающуюся казаться гордой и независимой брюнетку, в огромных глазах которой застыла боль.
– Ты на самом деле очень изменилась, но за всей внешней бравадой я вижу девочку, страшащуюся узнать истину, а не взрослую женщину. – Он смотрел на растерявшуюся от его слов Свон. – Позволь мне хоть раз договорить или расскажи сама, что произошло тогда. По твоему мнению. Давай начнём говорить друг другу правду. – Агент кивнул на дверь. – У нас взрослая дочь. И для её рождения, как и для зачатия, были причины. Я готов выслушать твои аргументы, раз так боишься узнать о моих.
Белла нервно рассмеялась.
– Моя причина тебе давно известна – любовь! Беззаветно влюблённая девочка провела ночь с тем, о ком грезила не один год.
Каллен взял кисти её рук и, прижав к губам, попеременно поцеловал тыльную сторону каждой.
– Успокойся. Я готов выслушать всё, что ты себе надумала. Хочу узнать причины, по которым ты лишила меня дочери. – Он удержал ладони Свон; брюнетка попыталась высвободиться. – Я никогда и ни в чём тебя не обвиню – ты знаешь это. Расскажи всю правду, какой бы горькой она ни была. Хочу знать, через что пришлось пройти матери моего ребёнка. – Эдвард догадывался, что услышит после следующих слов: – Можешь не верить, но ты все годы была рядом и давно из влюблённой девочки переросла для меня в любимую женщину.
Белла выдернула руки из его ладоней, вскочила со стула и сделала несколько шагов в сторону окна, затем вернулась и, опершись о стол, заговорила, пристально глядя в его глаза:
– Хочешь знать, что было самым обидным?
Каллен молча кивнул.
– Не слова благодарности Тане, сказанные после того, как лишил меня девственности. Не боль от того, что не погнался за мной, когда я выскочила из комнаты. И даже не то, что не подошёл ни на другой день, ни через, сделав вид, будто ничего не произошло между нами. Больнее всего оказалась правда!
– Какая?
– О том, почему ты это сделал!
– И зачем, по-твоему?
– Я поняла всё через три дня, после рассказа Элис о вечере Всех влюблённых. О том, чем для вас с Таней он должен был стать… и стал.
Агент оторопел. Он не верил своим ушам. Сестра была в курсе и промолчала? Одного её слова хватило бы тогда, чтобы всё изменить. Это слишком не похоже на сующую всюду свой нос девушку. Почему же тогда она не кинулась искать Беллу после исчезновения?
– Элис знала правду?
– Она видела свечи, расставленные на полу в форме сердечка, и лепестки роз на постели в твоей спальне.
Эдвард попытался уточнить:
– Ты не ответила. Моя сестра знала правду о той ночи?
– Нет, ей было известно, что вы планировали заняться с Таней сексом. Это должна была быть ваша первая ночь, почти брачная, после которой ты назвал Денали невестой.
Каллен кивнул, вздохнув с облегчением. Нелегко считать сестру лицемеркой, хватит на их семью и одного обманутого обманщика.
– Всё так, не отрицаю.
– Знаешь, что я почувствовала, услышав это? – Глаза брюнетки горели гневом. – Ты воспользовался мной, чтобы отомстить своей подруге за опоздание, за то, что ушла от тебя в тот вечер! – Она усмехнулась. – Раз кто-то должен был подарить тебе невинность, но отказал в этом, ты взял её в другом месте! Не Таня, так Белла! Ты же знал о моей влюблённости?
Свон с таким презрением смотрела на агента, что он не стал оправдываться. Не сейчас, когда ярость застилала её разум. Нужно время. Сработала привычка переговорщика.
– Знал!
– И воспользовался этим. – Голос брюнетки стих: на место гневу пришла безмерная усталость и разочарование, очень хотелось плакать. – А потом вернулась Денали – и ты занялся сексом с ней. – Она снова ухмыльнулась: – Надеюсь, её ты не называл Беллой?
Эдвард не стал ничего отвечать. Он выжидал.
– Если бы ты знал, насколько больно было слушать гневную речь Элис, которой вы не дали выспаться. Она проснулась от страстных стонов, доносившихся из гостевой комнаты. Ты даже не ушёл в свою спальню…
Каллен следил за эмоциями говорившей с ним женщины. Уголки губ приподняты – она усмехалась, но наполненные болью и презрением глаза плакали. Сердце агента стонало. Он хотел прижать к себе брюнетку и успокоить, рассказать, как было всё на самом деле, но ещё не время; необходимо дать выход сжигающему её душу гневу.
– Не посчитал нужным? Действительно, зачем марать несколько простыней? Достаточно и одной, вымазанной кровью двух девственниц. Судьба поделила всё поровну, только части оказались неравными. Так я думала через месяц, когда купила тест на беременность, чтоб узнать причину задержки месячных. – Свон понизила голос и почти прошептала последние слова: – Любовь досталась Тане, а ребёнок – мне…
Белла смотрела в зелёные глаза, пытаясь определить, что думает и чувствует мужчина, о котором она сейчас говорит, но то, что увидела, ещё сильнее взбесило и наполнило гневом. Сочувствие? Он ей сочувствовал!
А ещё в них читалась боль и – что раздражало брюнетку больше всего, – любовь! Да как он смел, как умело врал… Или не врал? Но от этого сомнения становились ещё горше.
– Знаешь, что ощущает девушка шестнадцати лет, обнаружив, что беременна от лицемера, назначившего день свадьбы с другой?
Эдвард по-прежнему хранил молчание.
– Растерянность, невыносимую боль и гнев от того, что не может обвинить и заставить платить его за обман. – Свон всхлипнула. – Я настолько любила тебя, что не могла никому ничего рассказать. Понимала, что тогда тебе придётся отвечать перед сестрой, родителями, законом… Я любила тебя настолько, что твоё счастье ставила превыше всего. Так любила, что не захотела обременять собой и своей беременностью.
– Ты должна была мне всё рассказать!
– Думаешь, я не пыталась этого сделать, решив, что ты должен узнать? Не для того чтоб женить на себе, нет! Маленький человечек, растущий во мне, не был ни в чём виноват. Это его глупая мама что-то навыдумывала и приняла желаемое за действительное. Мысль об аборте ни разу не пришли мне в голову. Только не от тебя… Твоего ребёнка я не могла уничтожить. – Белла снова всхлипнула. – Судьба решила не давать мне Эдварда, но одарила его частичкой. Я полюбила малыша сразу же, как только узнала, что он есть.
Каллен ждал, что она расскажет дальше. Он знал версию Тани, но хотелось услышать всё из уст Свон.
– Я долго не решалась прийти и поговорить с тобой, почти перестав бывать в вашем доме. Слишком больно было от того, что ты ведёшь себя так, словно ничего не произошло – приветливо улыбаешься, задаёшь вопросы: как дела, как чувствую себя? Кем могла ощущать себя девушка, ставшая разовым удовольствием? – Брюнетка поднялась из-за стола, не желая, чтобы Эдвард видел её слёзы. – Подруга младшей сестры, готовая по первому твоему желанию раздвинуть ноги… Грязное, мерзкое чувство брезгливости…
Она подошла к окну, стараясь взять себя в руки. Меньше всего ей хотелось, чтобы Каллен посчитал её неспособной контролировать эмоции истеричкой.
– Я зашла в твою комнату, надеясь, что ты там один. Элис рассказывала, что с того дня Таня стала частенько оставаться на ночь. Вы считали, что никто не замечает этого, но разве можно что-то скрыть от проныры Элис? – Свон тарабанила ногтями по стеклу. – Оказалось, что можно… Подруга не знала, что Денали находится в доме. Или это я была ходячим несчастьем: мне редко везло или, вернее, никогда не везло…
Она обернулась к Эдварду, непроизвольно обхватив живот руками, как в тот раз, словно защищая ребёнка.
– В спальне находилась твоя невеста, – усмехнулась уголками губ Белла, – и очень доходчиво объяснила, где моё место и чем для тебя в ту ночь я была.
– И чем же?
– Не перебивай, давай каждый по очереди всё расскажет. Ты ведь этого желал?
– Да! Извини. – Меньше всего на свете агент хотел сейчас приступа гнева этой женщины.
Брюнетка глубоко вздохнула, прежде чем произнести до сих пор рвущие душу на части слова:
– Денали заявила, что ты любишь её, а я – маленькая шлюшка, обманом затащившая чужого жениха в постель, должна избавиться от ребёнка. Так как она, обожаемая невеста Эдварда Каллена, тоже беременна! Счастливый отец ждёт не дождётся первенца, который родится вскоре после венчания. А свадьба состоится через месяц: день уже назначен.
– И это всё?
– Ты снова перебиваешь! Нет, не всё! – Белла почти прокричала последнюю фразу: – Она предложила дождаться тебя внизу в гостиной, чтобы ты смог выписать мне чек на аборт!
После этих слов Эдварду стало дурно. Неужели Таня и в самом деле считала, что он так поступит? Он представил, что чувствовала в тот момент Свон, раз даже у него эти слова вызвали подобную реакцию.
– Ты хочешь узнать, как было всё на самом деле, или выговоришься до конца?
– А было всё совсем не так? – Брюнетка рассмеялась. – Только не нужно врать. Я понимаю, что сейчас ты весь в благородном порыве. Спас внезапно обретённую дочь и решил на радостях облагодетельствовать её мать. – Белла взглянула в зелёные глаза и с вызовом проговорила: – Не нужно делать счастливым того, кто и так счастлив! У меня есть дочь, любимая работа, уютная квартира, друзья и… тот, кто… впрочем, это не твоё дело. Я состоялась! Благодаря или вопреки тебе! Мне не нужно ничего менять. Я здесь только ради Ренесми. Иначе ни за что не переступила бы порог квартиры, где ты столько лет прожил в любви и согласии с Денали.
– Ну, не так уж и безоблачно мы жили. – Агенту не понравился полунамёк на то, что у Свон есть мужчина, но не стал заострять на этом внимание. Всему своё время: он найдёт способ избавиться от соперника.
– А вот это меня совершенно не интересует! Ты хотел рассказать, как было на самом деле? Ну что же, я готова тебя выслушать. Только… – Помолчав несколько секунд, она добавила: – Эдвард, мне уже не шестнадцать, и я сумею отличить правду от лжи.
– Очень на это надеюсь, потому что сильно тебя удивлю.
– Меня невозможно поразить, – горько усмехнулась Белла. – Я перестала удивляться в шестнадцать лет, два месяца и три дня. В день, когда узнала, что воспользовавшийся наивностью юной дурочки мужчина скоро женится, и начала новую жизнь – без иллюзий и ложных надежд.
– И всё-таки я думаю, что способен сделать это, – попытался улыбнуться Каллен.
– Ну что же, изумляй. Я вся «внимание»! – Брюнетка, опершись спиной о стену, скрестила длинные ноги и сложила руки на груди. Поза заранее отвергающего чужое мнение человека...
– Не знаю, с чего начать… – Эдвард помассировал виски кончиками пальцев и провёл ладонью по лицу.
Белла по-своему истолковала эти жесты: человеку, знающему, что ответить, не нужно снимать с лица невидимую паутину. Она вошла в раж – молчаливость Каллена и отсутствие Ренесми вводили в некое заблуждение, уверяя в безоговорочности собственной правоты. Из обвиняемой мисс Свон решила перейти в ранг обвинителя.
– Да уж с чего-нибудь начни, – обворожительно улыбнулась она, пытаясь сохранить вид независимой, довольной жизнью женщины. Но агент уже сделал выводы и знал, что сказать в своё оправдание.
– Давай договоримся, что и меня ты не станешь перебивать? Хотя бы пять минут, ладно? – послал он в ответ полную не просто любви, а обожания улыбку.
Белла, передёрнув плечами, нервно фыркнула, а Каллен продолжил:
– Я любил Таню так, как любят в первый раз. Не замечая в ней абсолютно никаких недостатков, вернее, даже каждый из них превращая в её достоинство. – Эдвард смотрел не отрываясь в карие омуты, подмечая малейшую реакцию на свои слова, но пока взгляд брюнетки не выражал ничего.
– Сказать, будто не видел тогда, что ты – симпатичная девочка, не могу. – (В глазах Свон появилась заинтересованность.) – Мои друзья часто подшучивали, говоря, что я выбрал не тот предмет страсти; холодная красота Тани не способна дать тепла, что исходит от хорошенькой подруги младшей сестры. – Он хмыкнул, заметив изумление во взгляде Беллы. – Майк прав: один я не замечал, насколько ты красива… До поры до времени не замечал. Ты привлекала меня совершенно другими качествами: открытостью души и светлостью какой-то. Милый добрый ребёнок, которого нельзя обидеть. Ничем. Даже скрытым интересом. – (Удивление в глазах брюнетки росло.) – Наверное, я бессознательно отгонял любые нечистые мысли о девочке-подростке, часто ночевавшей в нашем доме. – Каллен надолго замолчал, пытаясь собраться с мыслями.
Белла хотела что-то сказать, но передумала, решив, что и в самом деле не нужно мешать друг другу, иначе разговор затянется слишком надолго.
Агент провёл взглядом по её стройной фигуре.
– Знаешь, Элис ведь не зря сегодня купила тебе это платье.
После этих слов Свон хмыкнула и ответила:
– Догадываюсь. Именно поэтому и надела, хотя сначала не собиралась выряжаться ради ужина с тобой, даже если это рождественский вечер. – Она попыталась вновь натянуть маску безразличия, но слишком поздно. Всё, что было нужно, Эдвард увидел.
– Сестрёнка всегда отличалась проницательностью, разве что с оценкой Денали была неправа. Возможно, вы трое стали бы хорошими подругами, если бы она не приняла её в штыки. – Он помолчал, ожидая возражений, и не ошибся.
– Зря ты так думаешь. Причина не в Элис, а в надменности Тани. Влюблённые слепы. Ты слишком многого не замечал в ослепительно красивой блондинке.
– Даже после стольких лет разлуки вы всё равно готовы встать на защиту друг друга, – улыбнулся агент. – Сегодня этот чертёнок пообещал с меня шкуру спустить, если я попробую снова обидеть тебя.
Слова Каллена чем-то насторожили брюнетку, чему он очень удивился, хоть и не подал вида.
– А ты обижал? Я не про ночь, а до или после неё? – Белла хотела понять, что толкнуло его в её постель. Любая мелочь могла бы дать подсказку.
– Элис считала, что да. Своим невниманием, тем, что не хочу замечать твою влюблённость, не желаю ответить на неё. – Эдвард увидел мелькнувшую в глазах Свон боль. – Она не могла понять, что меня удерживало возле Тани.
– И что же? Её красота?
Агент хотел отмолчаться, но не смог. Денали вовсе не была тем монстром, каким пыталась её выставить его сестра.
– Она не была холодной, да и надменной – тоже, и очень меня любила, – он произнёс это слишком жёстко, глядя на брюнетку. – Напускная стервозность – маска, за которой удобно прятаться. Первая красавица школы не подпустила к себе никого до восемнадцати лет.
Белла вздрогнула и отвела взгляд. Каллен понял, что сделал своими словами ей больно, и попытался исправить допущенную ошибку:
– Это вовсе не касается тебя! – Но Свон больше не смотрела в его глаза. – Я лишь потом понял, что в этом был какой-то расчёт. Раз любила, то должна была дарить себя всю без остатка, а тут имел место торг… Допущу к телу только взамен на обручение. – Он пожал плечами. – Может быть, так и нужно, но сейчас другие времена, никто не проверяет простыню после свадьбы. Тогда я об этом не думал, меня тешила мысль, что Таня хочет и станет только моей. Да я и сам готов был жениться – столько лет вместе, привычка имеет большое значение.
Эдвард выдержал паузу, разглядывая фигурку брюнетки в платье, ярким пламенем горевшем на фоне бежевых стен.
– В тот вечер ты затмила всех девушек, и Денали не зря убежала переодеваться. Она прочла восхищение в первом взгляде, брошенном мной на тебя. – Он улыбнулся и, заметив удивление Беллы, пояснил: – Я только сейчас понял, почему в гардеробе Тани было столько красных вещей, хотя в голубом ей намного лучше. – Каллен прекратил улыбаться и продолжил, с содроганием предвидя, что последует в конце его объяснений: – Может быть, именно поэтому я и напился в стельку. Неприятно осознавать, что тебя волнует подруга младшей сестры, почти член семьи, любимица Эсми и Карлайла. – Он смотрел не мигая в глаза брюнетки, объясняя не только ей, но и себе причину желания залить алкоголем совесть. – Это же почти как совершить инцест, да ещё и с девочкой столь юного возраста.
– Ты старше меня всего на три года.
– Тогда мне это казалось огромной разницей. – Эдвард вздохнул, заполняя ароматом вина, пищи и тонких духов лёгкие, прежде чем высказал исковеркавшую жизнь Свон причину, лишившую его и дочь права жить вместе: – Я не побежал за тобой и не подошёл на другой день не потому, что использовал в качестве мести Тане. Я не помнил того, что между нами произошло! – Он ожидал неверия или вспышки ярости Беллы после этих слов, но то, что увидел в её глазах – ошеломило.
Она находилась в полной растерянности. Узкий подбородок дрожал, как и голос с запинанием проговорившей брюнетки:
– Как «не помнил»? – Свон всхлипнула, пытаясь справиться с раздирающей душу обидой. – Господи! Всё ещё унизительнее, чем я думала. – Слёзы ручьём хлынули из глаз молодой женщины.
Эдвард растерялся. Он не знал, какие из его слов так её оскорбили. Надеялся объяснить, а сделал только хуже.
– Белла, хочешь – верь, хочешь – не верь, но это был лучший секс в моей жизни!
– «Лучший»? Тот, который ты даже не помнил? – Брюнетка отвернулась к окну. Худенькая спина вздрагивала: она попыталась сдержать рыдания, но не смогла.
Каллен встал из-за стола, подошёл к ней и обнял за плечи. К его удивлению, Белла не сопротивлялась.
– Я был настолько пьян, что не запомнил ничего, кроме твоего запаха. Но примерно через год ты начала мне сниться. Мы занимались сексом, который каждый раз заканчивался тем, что я называл тебя Таней и ты включала свет. Я видел дрожащие губы и боль, наполнившую карие глаза, перед тем как проснуться. – Свон повела плечами, пытаясь скинуть его руки, но он лишь сильнее сжал её. – Но прежде, занимаясь любовью с тобой эфемерной я испытывал такой силы оргазм, которого не получал в реальности ни с кем и никогда после той ночи. Ты на протяжении пятнадцати лет всегда была со мной, вернее, в моих снах.
Белла развернулась к нему лицом, оставаясь в кольце плотно сжимающих рук. Она хотела видеть его глаза, желала понять, говорит ли Эдвард правду. Но что бы он ни говорил, брюнетка по-прежнему не верила в высокие чувства, проснувшиеся, как Каллен утверждал, ещё шестнадцать лет назад. Если это так, то почему они до сих пор не вместе?.. Нет, это не могло быть правдой, хотя очень хотелось верить, и от желания было до горечи больно…
Почему нельзя всё повернуть вспять? Никогда…
– Если был настолько сильно пьян, то как смог заниматься сексом? Ведь ты был очень внимательным и ласковым и почти не сделал мне больно.
Эдвард ожидал подобного вопроса и ответил сразу же:
– Я размышлял сегодня над этим. Может быть, провал в памяти – это защита моей совести? Или, наоборот, то, что я смог заняться с тобой сексом в подобном состоянии – заслуга не потаённых желаний, а подсказка интуиции – или что там сидит внутри нас, – что именно ты необходима мне в этой жизни?
– Настолько нужна, что ты в ту же ночь лишил девственности Таню?
Свон упёрлась ему в грудь, пытаясь высвободиться из плена сильных рук. Шок от его слов проходил, самообладание постепенно возвращалось.
– Я не был первым мужчиной Денали. – Эдвард видел, как брюнетка снова пытается натянуть маску безразличия, но с трудом справляется с этим; даже голос дрожит, не подчиняясь её воле.
– Ты говорил, что она была девственна до той ночи.
– Да, но первым стал Тайлер.
Белла жалела, что не может зажать уши, и закрыла глаза, не желая выслушивать нелепые оправдания. Меньше всего ей хотелось сейчас говорить о проблемах отношений Каллена с Таней.
– Меня не интересует ваша очерёдность. Я хочу прекратить этот разговор. – Она повторила попытку высвободиться.
– А я – нет! И ты выслушаешь до конца всё, что я хочу сказать. – Эдвард не разжимал объятий.
– Может, наручниками меня прикуёшь? – усмехнулась сквозь слёзы брюнетка.
– Если надо будет – прикую!
Она ни на минуту не сомневалась, что он сделает это. Твёрдость в голосе подтверждала решение агента довести разговор до логического конца. Он прижал Свон к груди и надавил подбородком на лоб, вынуждая поднять голову.
– Не веди себя как обиженный ребёнок. Смотри на меня. Попытайся поверить в то, что я говорю.
Она сдула тонкую прядку, упавшую на глаза, и встретилась взглядом с Калленом.
– Мне так же, как и тебе, не доставляет удовольствия ворошить прошлое. Я узнал обо всём только сегодня. Таня хорошо обыграла произошедшее не с ней, рассеяв возникшие во мне сомнения. Пятна крови на простыне, обнажённая девушка в моих объятиях и дикая, стучащая боль в голове – вот с чем я проснулся утром следующего дня. А потом её уверения, что я помню не запах чужих волос, а клубнику и яблоки – закуску к шампанскому. – Он прикоснулся лицом к локонам пытающейся вырваться брюнетки и потянул носом. – Ты и сейчас так же пахнешь.
Белла почувствовала, как в живот, прижатый к паху агента, упёрлась твердеющая плоть. По её напряжённому телу пробежала дрожь, что не осталось им незамеченным. В прищуренных глазах появился хищный блеск котяры, желающего стащить со стола кусок мяса, что представлялось Свон оскорбительным верхом наглости.
– Отпусти меня немедленно, – предприняла она ещё одну попытку освободиться, ненавидя собственный организм, так реагирующий на зеленоглазого вруна. Что ещё он должен сделать, чтобы вместо чувственного волнения его прикосновения внушали отвращение? Ну почему её мозг сейчас проигрывает желанию тела? «Только с ним как свеча…»
– Не раньше, чем сделаю это. – Эдвард освободил одну руку и положил на затылок брюнетки, другой продолжал удерживать за талию. Он наклонился вперёд, вынуждая её откинуть голову, и прижался губами к пухлому рту, так часто снившемуся во снах.
Белла двумя руками упёрлась в плечи агента, пытаясь отпихнуть, но с таким же успехом она могла толкать каменную глыбу.
Каллен обвёл языком контуры её рта, слегка пососал пухлую нижнюю губу и попытался раздвинуть плотно сжатые зубы.
– Не сопротивляйся, мы оба хотим этого. Я чувствую, как ты дрожишь. Прошу тебя… – хриплым голосом прошептал он.
Свон испытывала невероятное желание поддаться искушению. Хоть ненадолго опустить «меч войны», вытащенный ею сегодня из «ножен» прошлого. Она позволила разомкнуть свои губы и разжала зубы под мягким напором языка Эдварда…
Вихрь эмоций накрыл её с головой. Воспоминания ночи вернулись во всех красках. Жгучие и мягкие губы, любимый запах, вкус… невероятно приятные ощущения… Ноги стали ватными. Теперь уже она чувствовала бьющую Каллена дрожь.
Они ласкали друг друга: сначала яростно, потом нежно.
Он, посасывая, втянул её язык в рот.
– Какая ты сладкая… Всё как во сне… как тогда… – и ещё плотнее прижал брюнетку к себе, ощущая каждый мягкий изгиб, каждую её выпуклость собственным телом.
Она почувствовала теперь уже полностью восставший член Эдварда, требовательно упирающийся ей в живот; ноги подкосились, но агент не дал ей упасть. Он положил руки на круглые ягодицы и поднял Беллу вверх. Их лица оказались на одном уровне. Она открыла застланные поволокой страсти глаза и встретилась с полыхающим зеленью взглядом.
Каллен довольно улыбнулся:
– Вот так-то лучше. Зачем спорить о прошлом? Давай жить настоящим. – Он опустил дрожащее тело брюнетки и, зарывшись лицом в шелковистые волосы, накрыл ладонью полную грудь и хрипло прошептал: – Я хочу тебя, очень хочу… Столько лет мечтал сделать это…
Лучше бы он этого не говорил.
Перед глазами Свон промелькнули несколько моментов из того времени, в которое Эдвард, по его словам, мечтал о её теле: маленькая Ренесми с разбитой в кровь коленкой – соседский мальчик столкнул её с качелей, не поверив, что папа рыжей девочки – герой; Ренесми-школьница вместе с ней на приёме у директора: девочка разбила нос однокласснику, высказавшемуся о полётах пьяных летчиков; анкеты дочери, лежащие на столе, в которых на месте сведений об отце зажатой в дрожащих пальцах авторучкой ребёнок ставит прочерк…
Гнев, обида и боль стиснули грудь, мгновенно подавив все желания плоти.
Белла, твёрдо встав на ноги, оттолкнула агента, не готового к подобной реакции, и с размаху ударила по лицу. Голова Каллена дёрнулась. И уже вторая рука разъярённой женщины влепила пощёчину в другую щёку, оставив бороздки от ногтей.
Эдвард схватил брюнетку за предплечья и встряхнул, не понимая, что изменилось за несколько секунд.
– Что с тобой? Какая муха укусила?
Кривая усмешка перекосила припухшие от поцелуев губы.
– Ты о теле моём мечтал? А я о том, чтобы Ренесми не узнала раньше времени, при каких обстоятельствах мама зачала её. Что погибший папа на самом деле жив, здоров и растит детей в счастливой полной семье.
Свон тяжело дышала; тот самый приступ гнева, которого опасался агент, всё же настиг её. Она выдохнула, согнулась пополам и затем, глубоко втягивая воздух, выпрямилась.
– Разные были у нас с тобой мечты. Ты знаешь, что значит быть матерью-одиночкой в семнадцать лет? – задала она вопрос, не ожидая на него ответа.
Каллен в недоумении потирал расцарапанную щёку.
– Похоже, мы не договорили.
– Думаю, нам вообще говорить не о чем.
Белла повернулась и направилась в сторону выхода. Эдвард опередил её, перегородив дверь рукой.
– Ты не выйдешь отсюда, пока не расскажешь всё. Я хочу разобраться до конца: в чём ты меня обвиняешь? Узнать, кто помогал растить нашу дочь, чтобы сказать им «спасибо». Где и с кем вы живёте в Фениксе? Привычки и увлечения Ренесми, про любимые ею зелёный цвет и автомобильные гонки – знаю.
Он замолчал, понимая, что перечислять вопросы можно до бесконечности – на это не хватит одной ночи.
В глазах агента читалась мольба:
– Мне о многом нужно тебя расспросить. – Увидев на губах брюнетки усмешку, он добавил не терпящим возражения тоном: – Ждать разговора ещё десять лет я не намерен!
– Ты хочешь знать о дочери? Очень удобно появиться через столько лет и погладить почти взрослую девочку по голове. Купить бриллианты и посчитать, что расплатился за пятнадцатилетнее отсутствие!
– Я отсутствовал не по своей вине! – Каллен упёрся взглядом в лицо разгневанной фурии и по слогам проговорил: – Ты должна мне эти пятнадцать лет!
– Я ничего не должна ни тебе, ни Тане, ни Ренесми и никому другому! Никому! – теперь уже рычала Свон, возмутившись до глубины души претензиями Эдварда. А ещё она ревновала дочь, хотя даже себе не хотела признаться в этом. – Я сполна заплатила свои долги осуждающими малолетнюю мать-одиночку взглядами медсестёр на приёмах у гинеколога. Болью тяжёлых родов; оказывается, в шестнадцать лет организм женщины не совсем готов стать матерью. Бессонными ночами у кроватки ребёнка. Горечью от вопросов дочери, пытающейся понять, почему у неё нет папы. Работой в ночные смены в попытке заработать достаточно денег, чтобы самой прокормить и одеть малышку, а не быть обузой на шее родителей! – выплёвывала слова в лицо Каллену Белла. – Боль, осуждение, стыд! Нервотрёпки, усталость, бессилие и снова боль! Вот чем я заплатила за счастье иметь ребёнка! А теперь ты пытаешься отобрать её у меня.
– Никто не забирает Ренесми! Я и моя семья всего лишь хотим принимать участие в её воспитании, желаем быть рядом. Она такая же моя дочь, как и твоя! Достаточно было поговорить со мной – и я разделил бы с тобой все проблемы и бессонные ночи.
– Связаться с тобой? Каким образом? Денали – вечный цербер, охраняющий твой покой!
– Это я уже слышал. Поговорила бы с отцом. Уж он нашёл бы способ избавиться от Тани на время встречи. Неужели никто не мог тебе этого посоветовать? Хотя ты всегда была слишком самостоятельной, чтобы слушать чужие советы. Не зря тебя полюбила Элис. – Он промолчал несколько секунд и добавил: – И я!
Белла буквально вскинулась от этих слов:
– Ты полюбил?! Да способен ты вообще на это?! Любить – не значит соблазнять молоденьких девочек! Бездушный человек, ещё прошлым днём собирающийся жениться на одной, сейчас привёл в дом другую и пытается внушить ей, что любит... – В карих глазах вспыхнула ярость. – Да я уверена, что войди завтра в этот дом другая женщина – и ей ты будешь говорить то же самое! Самовлюблённый до невозможности, напыщенный, самонадеянный индюк!
Она попыталась пнуть Эдварда по лодыжке, надеясь освободить выход. Он с трудом увернулся от удара, но от двери не отошёл; реакция у агента была отменная.
Каллен лишь усмехнулся после гневной тирады брюнетки, пропустив мимо ушей высказывание о другой женщине, подыскивая слова, способные погасить скандал.
– Да, индюком меня ещё никто не называл…
Искреннее недоумение в глазах и почёсывание рыжеволосой головы человеком, как две капли воды похожим на дочь, обезоруживали. Свон по инерции прошипела:
– Привыкай! – но злость уже отпускала.
– С удовольствием, если вы с Ренесми будете рядом. Не нужно принижать свои достоинства! Кроме тебя и дочери мне никто не нужен.
Белла усмехнулась: он каждый раз умудрялся нарушить высокопарными словами возникающую в её душе оттепель.
– Вот не надо сейчас притворяться белым и пушистым. Весь такой добрый и правильный! Ты не на работе, а я – не преступник. Нечего мне лапшу на уши вешать! Я знаю, что скрывается под маской красивого, умного, своего в доску парня!
– «Знаешь»? Да что ты знаешь обо мне?! – Эдвард рванул её за руку, заставив смотреть в глаза. – Что ты можешь знать? Упиваешься сейчас рассказами о страданиях несчастной девочки, матери-одиночки! Не хотела встречаться с Таней – могла позвонить! Чарли нашёл мой телефон без проблем. Почему этого не сделала ты? – Он хотел услышать ответ, но тщетно. – Говоришь, соблазнитель молоденьких девочек? Я насиловал тебя, принудил заняться со мной сексом?
Ноздри тонкого носа раздувались, глаза метали молнии. Теперь пришла очередь Свон бояться гнева агента.
– Да ты всю жизнь мне сломала той ночью. Заставила считать себя извращенцем. Я каждый раз, засыпая, боялся и желал одновременно увидеть сон, после которого чувствовал себя получившим огромное удовольствие педофилом! Видишь ли, милая моя, с каждым годом я взрослел, а ты в моих грёзах по-прежнему оставалась девочкой! – Он пытался поймать взгляд брюнетки и снова дёрнул её за руку, принуждая смотреть себе в лицо. – Заниматься сексом с шестнадцатилетней в тридцать пять – это, знаешь ли, слишком!
Каллен говорил вещи, которые намного проще обсуждать с мужчинами, но не высказать этого не мог. Пусть его проблемы на фоне тех, что приходилось решать Белле, выглядели смешными, но они очень долго и методично отравляли ему жизнь. И у него не было дочери, ради которой можно было всё терпеть. Он проживал, а не жил свою жизнь.
– А каково ублажать по утрам рассерженную, недовольную твоими снами женщину, с которой делишь постель? Сравнивать тебя постоянно с другими. Пытаться найти такую же и понимать, что это невозможно! Жить с одной, а желать другую – счастливую в замужестве, воспитывающую детей, и осознавать, что никогда не сможешь сделать её своей, потому что не позволит совесть! – отвечал он на претензии Свон, обвиняя в ответ. – Утром собирался жениться? Да! Но я не сделал этого в течение пятнадцати лет! Где ты была всё это время? Почему позволила Ренесми любить и оплакивать мёртвого отца, зная, что он жив! – Эдвард больно сжал запястье тонкой руки. – Да, ты страдала, но купалась в любви дочери, а я был лишён этого! Так что прекрати строить из себя невинную жертву!
Белла вырвалась и вновь попыталась замахнуться, но Каллен перехватил занесённую для удара ладонь и, резко развернув драчунью, прижал спиной к своей груди.
– Вот такой ты мне нравишься больше. – Он сцепил её кисти в замок своих пальцев. – Стой спокойно, не нужно махать руками, страстная моя. Как я завтра всем объясню: откуда за ночь взялись царапины на лице? Ты можешь оставить их, если тебе так хочется, но в другом месте.
– Не дождёшься!
– А вот это мы ещё посмотрим. – Эдвард зажал мочку маленького ушка Свон зубами и почувствовал дрожь, пробежавшую по её телу. – Не настолько ты меня ненавидишь, как пытаешься показать.
Он скрестил руки Беллы вокруг её талии, заведя ладонями за спину. Желание вновь пробуждалось в нём. Потребовалось немалое усилие, чтобы его подавить.
– Видит Бог, как я тебя хочу, – произнёс Каллен охрипшим голосом и добавил, ощутив напряжение в спине пленницы: – Не бойся, я не возьму силой. Подожду, пока ты сама об этом попросишь, а ты попросишь. – Он не расслышал, что она пробормотала в ответ. – Не хочу к твоей ненависти добавлять ещё один повод. Я сделаю всё, чтоб ты вспомнила свои чувства ко мне. Мы будем вместе, что бы ты сейчас ни говорила и ни думала. Я это понял, осталось осознать и тебе.
Агент развернул Свон к себе лицом.
– А сейчас ты прекратишь драться, а я – приставать к тебе. – (Она согласно кивнула.) – Мы спокойно вернёмся за стол, и ты всё-таки объяснишь, почему молчала пятнадцать, вернее, шестнадцать лет. – Он потянул вяло сопротивлявшуюся брюнетку за руку к столу и, усадив на стул, устроился напротив. – Мы не враги, у нас есть дочь – давай помнить об этом.
– Об этом невозможно забыть, – усмехнулась Белла, но уже без злости; ей было немного стыдно. – Даже если бы очень захотела, достаточно лишь взглянуть на неё.
Эдвард вынул бутылку шампанского из ведёрка с успевшим подтаять льдом, обтер дно и разлил игристый напиток по фужерам.
– Давай выпьем за нашу дочь и за праздник. Рождество всё-таки, время загадывать желания. – На душе агента стало немного легче. Он улыбался, впервые высказав то, что мучило долгие годы.
– Хорошо, только не проси сделать это на брудершафт.
– Как ты догадалась? Неужели я так очевиден?
– Я бы сказала: ощутим, – не зло проворчала Свон, вспомнив ощущение от прижатой к животу плоти, и пригубила шампанское. – Я не могла рассказать отцу-шерифу, что беременна от тебя. Ни тогда, ни после. Ты же понимаешь, чем могло это закончиться? Он потребовал бы от тебя жениться на мне, а я не хотела навязывать ни себя, ни ребёнка.
– Я был бы рад такому навязыванию. Даже сидя за решёткой был бы счастлив знать, что у меня растёт дочь.
– Это ты сейчас говоришь. Признанием я могла испортить тебе жизнь.
– А в итоге сломала свою. – В его голосе звучало сожаление. – Что ты ответила Чарли на вопрос об отце ребёнка?
– Что никогда никому не скажу этого. Он не знал о моей беременности до последнего. Лишь находясь в родильном отделении, я разрешила Рене позвонить отцу. – Она долго смотрела на Эдварда, прежде чем сказать следующее: – Ты прости мне истерику. Что бы я ни говорила, Ренесми – огромное счастье, она – то, от чего я никогда бы не отказалась, то, ради чего стоило и стоит жить.
– Я знаю.
Белла зевнула, прикрыв рот ладошкой. Напряжение дня давало о себе знать. Разговор со скандалом тоже внёс свою лепту, отобрав последние силы. Усталость накатывала мягкой волной, делая ноги и руки ватными.
Каллен заметил, как слипаются глаза предмета его страсти. Разговор мог подождать и до завтра. Им некуда торопиться, рождественские праздники только начинаются.
– Вижу, тебе не до расспросов. Завтра нагрянет Элис. Советую хорошенько выспаться перед этим событием. – Он усмехнулся: – Хотя я знаю стопроцентный способ снять напряжение.
– Прибереги его для других. Надеюсь, мне не нужно на ночь класть нож под подушку?
– Не бойся, я не трону твою добродетель. – Агент рассмеялся, увидев, как Свон подняла глаза к потолку, но всё же добавил: – Пока не трону.
Она с тоской глянула на заставленный грязной посудой стол. На уборку просто не было сил. Эдвард заметил этот взгляд.
– Ты в гостях, иди спать. Я сам всё приберу и вымою. Постельное бельё в шкафу.

Белла прошла в отведённую ей комнату, застелила кровать и, немного подумав, на всякий случай подперла ручку двери ванной комнаты стулом.
Один из самых трудных за последние десять лет день подошёл к концу. Свон устало вытянулась на постели и улыбнулась, перед тем как загадать желание.
Через минуту она спала, свернувшись, как в детстве, клубочком и положив ладошки под щёку.
Брюнетка вновь увидит сон, преследовавший её уже много лет. Но впервые не проснётся в ужасе, с ощущением страха и боли.
Два желания, загаданные этой ночью в квартире Каллена, полностью совпадали…




Извините за длительную задержку главы. Не пинайте сильно и не бейте тапками. Не кидайте метко помидорами!) Дико волнуюсь, как всегда. Получилось, что получилось. Волнительно это - писать разговоры с разборками!) Знаю по личному опыту, что любую ссору между мужчиной и женщиной можно повернуть в благоприятную сторону, если, конечно же, между ними есть страсть!




Спасибо огромное за помощь и редакцию Свете-ССღ

Спасибо за новое редактирование Маришке-АкваМарина


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-10341-47#1912149
Категория: Все люди | Добавил: Galina (10.06.2012) | Автор: Galina
Просмотров: 5603 | Комментарии: 85


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 851 2 3 »
0
85 natik359   (13.08.2015 22:35)
Какой страстный получился у них разговор! biggrin Эдвард молодец, упертый!

0
84 SvetlanaSRK   (13.07.2015 01:31)
Сколько же всего пережила бедная девочка, ставшая мамой!!! Очень трудный разговор, а ещё не всё сказано. Спасибо за главу!

0
83 mashenka1985   (19.05.2015 11:39)
Ух... взрыв эмоций!

0
82 Aleksa8476   (26.01.2015 21:01)
Интересненький вырисовывается образ главного героя:суперагент,мачо и...мазохист(иначе чем объяснить эту достоевщину идиотского всепрощения измен,подлостей,расторгнутых помолвок,браков в течение 16 лет,а на другой чаше-15лет грез о любви к другой)в одном стакане?-этакий коктейль-скоч,чили и...кисель!Образ-гротеск,кураж автора.Браво!

0
81 Kosy@   (17.11.2013 18:23)
Напряженный разговор. Но как хорошо, что они поговорили. Спасибо за главу.

0
80 Fleur_De_Lys   (29.09.2013 19:51)
Разговор у них вышел не из легких. Эмоции при чтении иногда просто зашкаливали. Понтно, что жизнь Беллы с маленьким ребенком на руках не была легкой, но ведь и вины Эдварда в том, что он не знал о ребенке, тоже нет. Как он сказал, это "стечение обстоятельств". Правда тут в роли этого решающего обстоятельства выступила Таня.

+2
79 чиж7764   (09.09.2013 10:28)
Второй раз читаю их разговор и второй раз шмыгаю носом. Очень хорошо написано. Браво.
Они разговаривают как два подростка, а не как взрослые люди. Попеременно. Обьяснения у них подростковые. Эдвард мне здесь опять видится плейбоем-завоевателем. Он излишне торопится. Повторяет ошибку 16-летней давности.

+1
78 Tanya21   (30.08.2013 12:19)
Спасибо за главу.

+1
77 Blar   (25.02.2013 21:33)
Спасибо за главу!Просто в восторге от их объяснения.Так страстно как я себе и представляла.Столько не растраченной любви у обоих.Надеюсь их желания сбудутся .Эду прийдётся сильно потрудится, чтобы иметь ту семью о которой он теперь мечтает. smile

+1
76 Meda5540   (16.02.2013 11:02)
спасибо

+1
75 Solt   (09.01.2013 08:42)
Напряженненько получилось...разговор не из приятных. Но Беллу мне понять проще чем Эда. Единственно, мне нравится его запал - мужчины обычно трусы, а Эд молодца прет как танк к своей цели.

+1
74 GASA   (06.10.2012 12:30)
У вас здорово получилось написать объяснения этих двух, мне тоже хочется отлупить Эдварда, нет ему прощения за содеянное.Осталось только заслужить ее любовь сейчас cry cry

+1
73 НастяП   (16.09.2012 22:19)
Глава замечательная!

+1
72 polka2006   (23.08.2012 19:39)
Спасибо!!!

+1
71 Проня   (28.07.2012 01:21)
Слава богу, они почти обо всём поговорили..) Во всяком случае, наверное, самую сложную часть они уже обсудили, а это уже весомо..)

+2
70 olichkaolunya   (04.07.2012 02:42)
Глава просто блеск, как всегда biggrin

+1
69 Коломийка   (30.06.2012 10:34)
Не легкий вышел разговор)

+2
68 TashaD   (24.06.2012 02:06)
Сложный получился разговор... Оба открыли для себя много нового... Вот только Эдвард, подозреваю, ожидал от него другого результата. Но пусть радуется и этому! wink
Спасибо большое за продолжение! smile

+2
67 HELEN21   (19.06.2012 02:01)
Ухтышь, как захватывающе!
Все правильно и правильно все))))
Спасибо за главу!

+2
66 Gretchen_Ross   (15.06.2012 19:09)
С надеждой на хорошее))
Спасибо за эту непростую главу!

+1
65 ღPixieღ   (14.06.2012 13:55)
Спасибо за главу!!! wink

+1
64 K@tena   (13.06.2012 09:21)
Спасибо за главу!

+1
63 Rosalie007   (12.06.2012 22:50)
Супер!!!!

+1
62 Caramella   (12.06.2012 19:52)
Ух разговор был очень эмоционален,каждый высказал,что накипело за все эти года в дали друг от друга.

+1
61 zloiangel91   (12.06.2012 18:01)
какая напряженная глава surprised surprised surprised я рада что она наконец-то появилась smile smile smile

+1
60 Faith_Vera   (12.06.2012 17:33)
Отличная глава!!!Спасибо огромное.... Тяжелая ситуация-трудно сказать кто тут виноват. Такое стечение обстоятельств в результате чего девочка росла без отца,женщина без любимого а мужчина без них обеих(((((

+1
59 little-bee   (12.06.2012 17:15)
Спасибо!

+1
58 Lucinda   (12.06.2012 15:32)
суперская глава! Спасибо!

+1
57 Sunny   (12.06.2012 02:18)
великолепная глава!жаль,что не воспользовались способом для снятия напряжения! biggrin спасибо за эмоций,Галя! smile

+1
56 ksena   (12.06.2012 01:45)
спасибо большое за главу!!
бурный разговор у них был... надеюсь все наладиться теперь!!! smile wink

1-30 31-60 61-79
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]