Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1220]
Стихи [2314]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13567]
Альтернатива [8912]
СЛЭШ и НЦ [8169]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3662]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Чудо должно произойти
Сегодня сочельник. В воздухе витает ощущение чуда. Я настолько физически осязаю его, что невольно останавливаюсь, пытаясь понять, что может измениться. У меня есть заветная мечта, почти несбыточная. Я лелею ее, каждый раз боясь окончательно признать, что ей не суждено осуществиться.

I scream/Ice cream
Беременность Беллы протекала настолько плохо, что Карлайл и Эдвард все же смогли уговорить ее на "преждевременные роды", уверяя, что спасут ребенка в любом случае. Однако, кроме Ренесми, на свет должен был появится еще и Эджей, развившейся в утробе не так как его сестра.
Новая альтернатива на сайте.

Чтение "Сумерки" в школе Форкса
Стефани Майер договорилась о встрече в школе Форкса, чтобы прочитать историю Эдварда и Беллы. Чем это все закончится? Будут ли герои вместе?

Согрей теплом своей руки
Одиночество - оглушительная тишина, даже когда вокруг тебя суетятся люди; ошеломляющая пустота в душе и сердце, все еще отбивающем положенный ритм… но для чего? Одиночество – самое разрушительное чувство, вязкое болото, из которого не выбраться самому…
Мини, завершен.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 395
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Вкус искушения. Глава 55. Нет ничего дороже семьи

2016-12-6
14
0
Белла POV

На кончиках травы поблескивала роса, и я чувствовала влажность на своих ногах, утопающих в зелени, разросшейся на заднем дворе дома. Воздух наполнился ночной свежестью, в нем ощущались изменения, привычные для времени, когда красное солнце поравнялось с линией горизонта и вот-вот скроется за ним, и поэтому дышалось намного легче, чем днем. И Мелани, и Мэтью уже спали, что давало мне возможность не спешить возвращаться домой. Я собиралась воспользоваться ею и еще какое-то время провести здесь, в окружении тишины и чистого воздуха, и... Эдварда. Я почувствовала его присутствие еще тогда, когда он, видимо, только вышел из дома, поскольку определенно прошло больше минуты прежде, чем Эдвард остановился рядом со мной, сбоку от меня. Я повернула голову, чтобы посмотреть на него, и увидела, что его взгляд уже направлен на меня.

- Тебе не холодно... так?

В стремительно сгущающейся темноте было точно не разобрать выражения его лица, но я могла поклясться, что Эдвард переживает совсем не из-за того, что я могу замерзнуть.

- Как так? О чем ты думаешь?

- Ты знаешь. Ты почти… не одета.

Конечно, я знала это. Знала, что у Эдварда было полно времени рассмотреть меня, ночную сорочку с кружевами вверху, надевая которую, я надеялась на то, что он заметит, что я выгляжу как-то иначе, не так, как обычно... И он определенно заметил.

- И... тебе не нравится?

- Что ты делаешь со мной? И что сделаешь, если я позволю? - вымолвил Эдвард, внезапно схватив меня за запястье, когда я потянулась к его руке, желая, чтобы он прикоснулся ко мне где угодно, лишь бы прикоснулся. Я жаждала его любви...

Эдвард долго смотрел на меня, будучи при этом невероятно близко, так, что я могла разглядеть, насколько отчетливо стали видны вены, и как сильно напряглись мышцы на его руках, теперь сжимающих ткань моей сорочки по бокам. Я испугалась, что он порвет ее, и в то же время ужаснулась от мысли, как хочу, чтобы это произошло... как хочу, чтобы Эдвард, неизменно нежный и держащий себя в руках, потерял контроль... Я знала, что это совсем не хорошо... желать, чтобы Эдвард переступил через себя, через невидимые глазу границы, которые прочертил в отношении меня в своем сознании. Но мною овладело непреодолимое желание ощутить его поцелуи, глубокие и страстные, и я была уверена, что, если Эдвард не чувствует этого или чувствует, но не откликнется, я все сделаю сама. Поцелую его первой... Но тут Эдвард оттеснил меня к стволу дерева, росшего здесь, я даже не заметила, как это произошло, просто за спиной внезапно возникло препятствие, и я почувствовала, как чаще, чем необходимо, колотится сердце в груди, не давая спокойно вздохнуть. Я почти перестала дышать в ожидании того, что Эдвард будет делать дальше. Меня немного пугало то, что по его лицу я не могла даже примерно понять, о чем он думает сейчас... Я привыкла, что в его глазах отражены все его чувства, но сейчас Эдвард будто стал для меня закрытой книгой. Хотелось спросить, а что он сделает со мной, если я не остановлю его, но я не успела и слова сказать…

Эдвард поцеловал меня именно так, как мне и было необходимо, и, пока прижимал меня к дереву, без слов ответил на мой вопрос. Любимому определенно нравилось то, что я почти не одета... Я чувствовала животом знакомое давление, означающее, что Эдвард хочет обладать мною снова, и моя решимость зайти дальше, намного дальше обычного поцелуя, которого мне уже было мало, неизмеримо возросла. Я была готова отдаться любимому мужчине, позволить ему вновь сделать меня своей прямо здесь, у дерева или у его корней, только бы не отходить далеко от того места, где мы с Эдвардом находились сейчас. В нем, очевидно, шла борьба с самим собой, и я довела его до такого состояния, когда ему, с одной стороны, должно быть, хотелось сдержать слово, данное мне, а с другой – не останавливаться, к счастью для нас обоих. Возникшее предчувствие относительно того, как все повернется, не обмануло меня. Эдвард перестал целовать меня и отодвинул свое лицо от моего, но не убрал руки, касающиеся дерева по обеим сторонам от моей головы, и я с надеждой отнеслась к этому, как к проявлению того, что еще не все потеряно. Что то, чего мы с Эдвардом одинаково сильно хотим, еще может сбыться… Но сложнее всего всегда сделать последний шаг. И лишь что-то необыкновенное может подтолкнуть к нему, но я не знаю, что способно подтолкнуть Эдварда.

- Мы не должны…

Немного успокоившись и поверив, что мой голос не дрогнет, я спросила:

- Почему ты поступаешь так? – мне хотелось знать, неужели ему важнее выполнить обещание, которое я с него не брала, чем сделать меня счастливой прямо сейчас, а не тогда, когда, по его мнению, наступит для этого правильное время? Оно уже настало… для меня, по крайней мере. Нет необходимости привязывать события в жизни друг к другу и к дням, мы ведь помним не дни, мы запоминаем, что чувствовали, как ощущали себя, и я не напугана, не больна, и я доверяю Эдварду и знаю, он не причинит мне боли, и потому я не хочу ждать больше ни дня. Ожидание и так слишком затянулось... Но, возможно, мне следует проявить понимание и не давить на Эдварда, и дать ему столько времени, сколько ему нужно, и отступиться от своих желаний... ради него.

- Я обидел тебя?

- Ты отталкиваешь меня... Вот ты сам как думаешь? Больно это или нет? Тебе бы на моем месте было больно?

- Да, - последовал почти неслышный ответ, будто Эдвард не хотел признаваться в этом ни самому себе, ни мне. - Но нам лучше подождать. Ты, возможно, еще не готова, просто не осознаешь этого, и я... если я причиню тебе боль...

- Ты не можешь причинить мне боль, Эдвард, - я обхватила лицо любимого ладонями, он опустил взгляд вниз, с моих глаз на мои губы, и я поняла, он хочет, очень хочет поцеловать меня и не только. Я раздумывала, что могу предпринять или сказать, чтобы все ушло на задний план, чтобы Эдвард перестал бояться навредить мне и забыл, о чем говорил. Чтобы остались только мы с ним... - Эдвард, я доверяю тебе, и я с тобой.

- Нет. Не говори этого.

- Почему? Это правда. Будь со мной, Эдвард.

Эдвард вздохнул несколько раз, а потом... будто ожил. Все последнее время он стоял, замерев, напоминая статую, и потому так приятно было, наконец, почувствовать то, как его руки необыкновенно чувственно коснулись моего тела и прислонили меня к дереву. Эдвард склонился ко мне и нежно поцеловал в губы, но почти сразу же переместился с поцелуями, ставшими более неистовыми, ниже, на мою шею, и я откинула голову назад, чтобы открыться Эдварду.

- Ты в порядке? - спросил он, я, услышав его вопрос, вернула голову в прежнее положение и увидела, что любимый пристально, очень пристально смотрит на меня, будто оценивая, как я выгляжу, чтобы, если я солгу, заметить это.

- Да, все хорошо, - ответила я и почувствовала, как происходит что-то неожиданное. Как Эдвард, убрав руки с моего тела, ускользает от меня.

- Вернемся в дом, - для меня, непонимающей, что изменилось, эти слова прозвучали довольно резко.

- Ты передумал?

- Я очень хочу тебя, но… Мы просто не можем остаться здесь. Место неправильное, - Эдвард взял меня за руку и потянул за собой в сторону дома, - возвращаемся.

Я последовала за любимым, как и всегда, когда он звал меня, и мы, заперев входную дверь, тихо прошли в свою комнату, чтобы не потревожить родных, но, судя по отсутствию каких-либо громких звуков в доме, они все крепко спали. Мэтью находился в том же положении, в котором я укладывала его спать. Я, убедившись, что он в порядке, повернулась к Эдварду, вместе со мной подошедшему к сыну.

- Ты должна остановить меня, если почувствуешь боль, или если я сделаю что-то не так, что-то недопустимое. Обязательно должна.

Я была уверена, что ничего из этого не произойдет, и потому сказала:

- Тебе не о чем беспокоиться.

- Но если...

- Я скажу.

Я задрожала от предвкушения, когда увидела, что Эдвард стал развязывать ленты на моей сорочке и расстегивать пуговицы. По сравнению со мной на нем было намного больше одежды, я прежде, чем выйти на улицу, приготовилась ко сну, Эдвард же не сделал этого. Эта разница между нами усиливала мое нетерпение, мое желание, особенно теперь, когда он почти открыл своему взгляду мое тело, и я просунула руки между нашими телами и взялась за пряжку ремня на штанах Эдварда, чтобы расстегнуть ее и освободить его от них. Едва я справилась с ремнем, ощутила кожей, что обнажена выше талии, и инстинктивно закрылась руками, задаваясь вопросом, а что Эдвард думает о моей увеличившейся груди, о растяжках, появившихся на животе? Я все еще не убирала скрещенных рук, не находя в себе смелости показать Эдварду больше, чем он успел заметить, и это заставило его перевести свой взгляд от моего обнаженного тела к моим глазам.

- Если ты не уверена, мы можем... еще можем остановиться. Я остановлюсь. Ты только скажи. Не бойся отказать мне.

Я покачала головой, и руки Эдварда быстрым и резким движением сомкнулись на моей талии, выдавая его страсть, которую ему, очевидно, удалось побороть в себе на короткое мгновение, когда он медленно опустил меня на кровать, подтолкнув вверх, к подушкам. Я всем телом прижалась к Эдварду, когда в поцелуй он вложил всю любовь, что горела в нас огнем.

- Ты так красива, - прошептал он, его жаждущие руки оказались на моих бедрах, поглаживая их нежно, но смело. - Ты моя.

- Я твоя, только твоя.

Наши губы снова соединились в поцелуе, находящемся на тонкой грани между нежным и страстным. Эдвард прислонил свой лоб к моему, я ощутила, что и его кожа покрыта бисеринками пота, как и моя. Мы оба больше не могли оттягивать момент физического воссоединения, поэтому наши с Эдвардом руки столкнулись у пояса его штанов.

- Не снимай их совсем, - я не могла ждать так долго. - Просто... опусти ниже.

Тревога и даже какая-то паника неожиданно охватили меня, когда я подумала о том, что мы с Эдвардом давно не были вместе, и вот сейчас, поддавшись эмоциям, собираемся заняться любовью. Но я напомнила себе, что это Эдвард, и все будет хорошо. Рядом со мной человек, который любит меня, и мне нечего бояться. Эдвард придвинулся ближе ко мне, и я дрожащей рукой, не услышав возражений и не встретив сопротивления, расстегнула пуговицы на его рубашке.

- Все хорошо?

Эдвард, немного погодя, кивнул, вздохнув, а я обвила руками его шею, а ногами - его тело. Мы соприкоснулись кожа к коже. Эдвард не торопился, будто читая мои мысли и потому зная, насколько я напряжена из-за того, что все происходит… все произойдет впервые за долгое время. Может, он и сам был несколько взволнован от этого и потому медлил?

- Я люблю тебя, и я хочу почувствовать тебя снова. Пожалуйста, Эдвард.

Я почувствовала любовь, которая бывает лишь раз в жизни, которую любой ценой важно сохранить, когда Эдвард, являющийся всем для меня, вернул мне себя. Действовал он осторожно и нежно и внимательно следил за выражением моего лица, не больно ли мне. Но неприятных ощущений не было, потому как Эдвард, едва проникнув в меня, замер, давая мне возможность разобраться в том, что я чувствую, и привыкнуть к нему. Я знала, что не двигаться ему очень тяжело, и потому, сжав кончики волос Эдварда пальцами левой руки, прошептала ему на ухо:

- Мне не больно. Можешь... можешь двигаться.

Я услышала собственный счастливый вздох, когда Эдвард плавно скользнул глубже в меня и толкнулся вперед, а потом еще и еще, и еще. Лицо его исказилось от удовольствия, он полностью оказался во мне, окружающая действительность потеряла свои четкие очертания и стала расплывчатой. Все, что я видела по-прежнему ясно, это лицо Эдварда. Его движения были очень быстрыми, и я почти перестала осознавать, кто я, как меня зовут, и где я нахожусь. Я чувствовала себя необыкновенно. Будь я птицей, я бы давно взмахнула крыльями и поднялась в воздух.

Наши с Эдвардом тела были невероятно близки между собой, и мой прекрасный жених, упершийся лбом мне в плечо, тяжело дышал, почти достигнув наслаждения, к которому мы оба стремились, и теперь подталкивая к нему меня. Из моего горла вырвался сдавленный возглас, весь мир будто разлетелся на мельчайшие кусочки, я и сама словно распалась на части, одновременно с Эдвардом познав истинное наслаждение и теснее соединившись с ним в обоюдном удовольствии.

Наши с любимым тела все еще немного подрагивали, и дыхание оставалось частым, когда Эдвард нежно и медленно выскользнул из меня. Я все еще оставалась в его объятиях и нисколько не возражала против этого.

- Ты так необходима мне... Необходима больше всего остального. Дело не только в твоем прекрасном лице или теле, или же в твоем красивом голосе, который заставляет меня любить тебя еще больше. Это то, что скрыто глубоко внутри тебя и невидимо взгляду. Ты успокаиваешь меня и делаешь счастливым. Я люблю тебя.

- Я тоже тебя люблю.

***

Приподняв немного голову, я взглянула в сторону окна. Над лугами вдалеке висел туман, но мрачность, свойственная ночи, медленно отступала, и я предположила, что сейчас нет еще и семи утра, но поняла, что уснуть больше не смогу, несмотря на имеющуюся возможность. Хватило лишь одного взгляда на Эдварда, спящего на животе и укрытого одеялом только до пояса, и его обнаженную спину, чтобы во мне пробудились воспоминания о том, что происходило между нами на этой кровати несколько часов назад, такие яркие, что, казалось, от них можно и ослепнуть. Мое тело все еще чувствовало смелые и необузданные прикосновения Эдварда, губы хранили вкус его требовательных поцелуев, которым, кажется, не было конца, и я помнила блаженство, поглотившее меня, покой и легкость, ощущение, что все происходит в нужное время. И сейчас не без потрясения и замешательства осознала, что хочу… еще, еще Эдварда, еще и еще. Неожиданное желание оказалось очень мучительным. Я знала, оно никуда не денется, если продолжать видеть только любимого человека, но, даже повернувшись на другой бок, я не почувствовала, как потребность в Эдварде ослабевает, и поняла, что только он может мне помочь. Хотя бы временно. Потому как не сомневалась, что всю жизнь, все годы, что мне отведены, буду желать его. Но сомневалась, что сейчас или в ближайшее время мы можем вернуться к тому, на чем остановились, и все повторить. Ко мне стал возвращаться здравый рассудок, прогоняя желание, но совсем оно пропало, когда Мэтью заплакал в кроватке. Я поспешила встать и забрать его к себе в надежде, что рядом со мной сынок еще немного поспит, хотя бы час, но Мэтью неожиданно быстро окончательно проснулся и стал активно двигаться под одеялом. Хотя я и старалась следить, чтобы мой мальчик не задевал своего папу, Мэтью ударял Эдварда ножками снова и снова.

- Хочешь папочку разбудить, да?

Мой кроха повернул голову на мой голос и обворожительно мне улыбнулся, его улыбка через два месяца после рождения стала по-настоящему завораживающей и притягивающей. Мэтью издал несколько звуков, которыми, скорее всего, отвечал на мой вопрос согласием. Я протянула руки к сыну и переложила его справа от себя, одновременно повернувшись к Эдварду спиной, чтобы Мэтью не видел, что за мной вообще кто-то есть.

- Давай вместе полежим, а папа пусть поспит. Может, и ты поспишь? И я бы поспала.

Мэтью захныкал, и его плач, который звучит не всегда одинаково, сейчас, насколько я научилась разбираться в нем, обозначал просьбу моего мальчика, чтобы я просто побыла с ним. Он еще совсем маленький, но уже начинает понимать некоторые вещи и, поняв, что я его услышала, сразу успокоился.

- Не будем спать. Не будем.

За моей спиной зашевелилось одеяло, и почти сразу заспанный голос Эдварда возвестил о том, что мы с Мэтью так или иначе, наверное, разбудили его. Я перевернулась на другой бок, и сынок очень обрадовался тому, что оказался там, где уже лежал, его целенаправленный взгляд остановился на Эдварде.

- Доброе утро, - тепло сказала я.

- Доброе утро, - откликнулся любимый. – Давно не спишь, ведь так? – выражение его лица стало нахмуренным, и Эдвард осмотрел меня, избегая прикосновений при этом, так, будто… подозревал, что мое раннее пробуждение объясняется не естественными причинами, а какими-то скрытыми от него одеялом повреждениями, увечьями, что нанес мне он… Нанес ночью, о которой я не могу вспоминать без улыбки.

- Давно не сплю, но это не потому, что ты навредил мне.

- Тебе не плохо?

- Нет.

- И не больно?

- Совершенно нет… Мне было хорошо с тобой. Не знаю, что чувствуешь ты, но я…

- Мне всегда хорошо с тобой. И потому страшно…

- Страшно?

- Страшно лишиться тебя. Больше никогда не встретиться. Ты так много значишь для меня… Хочется оставаться с тобой каждый день.

Наши с Эдвардом взгляды встретились в первых золотых лучах солнца, и я понимающе улыбнулась ему.

- Ты не представляешь, как мне хочется того же.

- Тебе не хватает меня?

- Нам всем не хватает тебя. Но сейчас ты здесь, и это тоже очень важно. Мэтью видит тебя каждое утро, просыпаясь, и каждый вечер, засыпая, и благодаря этому понимает, что не только я с ним буду всегда, но и ты. Ты ведь не уйдешь? Не бросишь нас?

- Я лучше умру.

Умрешь ты, умру и я, подумала я, но не стала произносить эти слова вслух, зная, что есть мысли, о которых лучше забыть и больше никогда не возвращаться к ним. Стало труднее дышать, в горле возник ком, мешающий говорить, я почувствовала горечь во рту, но все же смогла сказать то, что хотела, поборов желание ударить Эдварда за его слова:

- Не говори так. Не смей больше так говорить.

- Не переживай обо мне.

- Ты просишь меня о невозможном. Как же мне не переживать? Я ведь люблю тебя.

- Со мной все будет хорошо, Белла. Тебе нечего бояться.

- Есть чего.

- Чего же ты боишься?

- Что однажды ты выйдешь за дверь, и мы больше никогда не увидим друг друга. Так случилось у моих родителей, а я не хочу, чтобы мы повторили их судьбу.

- Просто не думай об этом.

- Это совсем не просто, - в отрицании покачала головой я.

- Знаю. Но мы – не твои родители. Мы – это мы. У нас уже все иначе.

- Лучше?

- Не могу сказать, лучше или хуже, просто… все совсем по-другому.

Мэтью, пока мы с Эдвардом разговаривали, не лежал спокойно и сейчас заплакал, требуя к себе внимания. Я не успела даже дотронуться до сына, как любимый уже положил нашего мальчика на свой живот, Мэтью с папочкой смотрели друг на друга, а я не моргала, боясь, что все это нереально, и что это счастье окажется не моим, а чьим-то чужим, если хоть на секунду закрыть глаза. От напряжения, но, возможно, и от любви, которая переполняла меня, они начали слезиться, я не выдержала и моргнула, но Эдвард и Мэтью никуда не пропали, они так и остались перед моими глазами, и я задышала свободнее без упавших оков необоснованного страха и забрала Мэтью к себе, чтобы покормить.

- Ты не опоздаешь? – спросила у Эдварда через какое-то время. – Наверное, пора вставать. Я займусь завтраком. Чего бы ты хотел?

- Что ты приготовишь, вполне подойдет.

Я надела на себя халат, но увидела запутавшийся, наверное, стараниями Мелани пояс, и, занявшись развязыванием узла, не заметила, как ко мне подошел Эдвард. Его руки оказались перед моими глазами, и только тогда я подняла на него свой взгляд.

- Мэтью в кроватке. Я помогу.

- Нужно запретить Мелани брать пояс.

- Мы оба знаем, ты этого не сделаешь.

- Оставь все это. Я надену другой халат.

- Дай мне еще минуту.

- Тебе лучше начать собираться и не тратить время на меня. Ты можешь опоздать.

Эдвард выпустил пояс из своих рук, но не для того, чтобы показать мне, что я умею убеждать, а для того, чтобы ими, подчинившись порыву, который не обошел стороной и меня, прижать мое тело к своему. Последовавший поцелуй совсем не был нежным, но я полюбила его, полюбила то, как сталкивались наши с Эдвардом губы снова и снова, пока нам обоим не потребовалось сделать вдох. И тогда я услышала жесткий голос, который ранее мне не доводилось слышать:

- Никогда больше не говори о себе так. Так, будто ты не стоишь того, чтобы о тебе заботились и уделяли время, - Эдвард наклонился за поясом и, обернув его вокруг моей талии, завязал. – Ты стоишь всего моего времени.

- Я пойду, приготовлю что-нибудь.

- Спасибо.

Чуть позже, раскладывая сваренную кашу по тарелкам, я посмотрела на всех тех, кто меня окружает. На Карлайла, по традиции сидящего во главе стола, на Эсми, держащую Мэтью на руках и не замечающую ничего вокруг, кроме внука, на Мелани, которую мы с Эдвардом еле уговорили встать, потому еще сонную и в пижаме, и, наконец, на него самого. Посмотрела на каждого из них и почувствовала себя счастливой. Счастливой от того, что имею семью, людей, для которых могу сделать что-то приятное и хорошее, и они всегда поблагодарят, даже зная, что мне не особо нужна их признательность, и что я делаю для них все, что могу, не ради нее и не потому, что должна. С Джейком все было иначе. Я считала себя обязанной заботиться о нем. С Эдвардом же… Я люблю готовить для него и его семьи, ставшей нашей, это доставляет мне большую радость.

- Ты придешь на обед, или тебе дать поесть с собой?

Эдвард не отвечал мне до тех пор, пока не надел ботинки и не выпрямился. Я заметила, что, говоря со мной, ему важно смотреть в мои глаза.

- Постараюсь прийти.

- Может, все же возьмешь что-то?

- Нет. Я приду, - Эдвард коснулся дверной ручки, но, будто вспомнив про какие-то незавершенные дела, остающиеся у него здесь и нуждающиеся в том, чтобы он закончил их до ухода на работу, убрал руку от нее и повернулся обратно ко мне. – Я хочу сказать...

- Скажешь, когда совсем придешь, вечером. Я буду ждать. Иди, не хочу, чтобы ты опоздал.

Я ожидала, что Эдвард за целый день забудет про то, о чем мы с ним говорили, но, когда поздно вечером мы все вчетвером ложились спать, он нежно-нежно обнял нас троих и, глядя, как наша дочка прижимает к себе своего маленького брата, прошептал:

- Я хотел сказать, что люблю тебя, и говорю это сейчас. За этот год мне открылось многое, чего я раньше не понимал. Теперь же я все понял. Понял, что… Настоящее счастье у меня перед глазами. Нет ничего дороже семьи… нашей с тобой семьи. Пообещай, что всегда будешь моей семьей.

- Конечно, буду, Эдвард. Мы все уже давно одна семья, и это не изменится.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-14513-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (22.10.2015) | Автор: Ksushenka
Просмотров: 841 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
0
5 ЕЛЕНА123   (26.10.2015 23:28)
Приятно было читать эту главу! Настоящая, крепкая, любящая СЕМЬЯ! Спасибо!!!

0
4 Alin@   (25.10.2015 11:56)
Очень хорошо что они настолько доверяют. Настоящая семья. И без упреков все понятно с первого раза. smile

0
3 tanyapfu   (24.10.2015 10:34)
спасибо огромное за замечательную главу

0
2 Evgeniya1111   (24.10.2015 08:32)
Классная глава))))))

0
1 ДушевнаяКсю   (23.10.2015 15:36)
спасибо за прекрасную и такую приятную главу... конечно семья.. настоящая, любящая, крепкая, неприкосновенная)))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]