Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14598]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13574]
Альтернатива [8913]
СЛЭШ и НЦ [8171]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3669]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Aquamarine_ssss
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Что снится дракону
Сны. Такие сладкие... как жаль, что приходится просыпаться.
Игра престолов, Дрого/Дейенерис.
Мини.

Редкий экземпляр
Эдвард - вор, забравшийся в дом к Белле накануне Рождества.

Мини. Завершен.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Список желаний
За четыре недели до свадьбы Белла расстроена тем, что у нее нет ни малейшего шанса заставить Эдварда отступить от правил. Но ничего не мешает ей помечтать, чем бы она хотела заняться с ним после свадьбы. Она составляет список эротических фантазий и с удивлением обнаруживает, что некоторым из них суждено исполниться раньше срока.
NC-17

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Согрей теплом своей руки
Одиночество - оглушительная тишина, даже когда вокруг тебя суетятся люди; ошеломляющая пустота в душе и сердце, все еще отбивающем положенный ритм… но для чего? Одиночество – самое разрушительное чувство, вязкое болото, из которого не выбраться самому…
Мини, завершен.

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Скрытая сила
Она в бегах. Вампиры из Румынии не перед чем не остановятся, чтобы заполучить её в свой клан. Им нужна её сила, чтобы свергнуть Вольтури раз и навсегда. Они уже убили её близких, думая, что не осталось никого, кого бы она любила.
Новая альтернатива Новолуния. Канон.



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15467
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Литературные дуэли

Массовая битва. Группа 1. Трудности перевода

2016-12-7
52
0
Название: Трудности перевода

Фандом: Собственное произведение

Заявка: Средневековье или 17 век. Один рыцарь (англичанин) попадает в рабство. У него не остаётся надежды на спасение, но в него взаимно влюбляется местная молодая девушка (не англичанка), которая тайно устраивает для рыцаря побег. Проходят годы, но любовь не забывается. И девушка решается на отчаянный шаг, чтобы вернуть возлюбленного – ей предстоит пересечь полмира по океану, зная по-английски всего два слова – «Лондон» и рыцарское имя.

Жанр: -
Пейринг: -

Саммари: Как избавиться от ненавистного жениха, если единственный, кто может помочь тебе, не понимает тебя...





Испания 1570 год
Я осторожно заглядывала в окно, ожидая свою горничную. Мои покои находились на втором этаже, поэтому разглядеть что-либо, не свесившись при этом с подоконника, не представлялось никакой возможности, а подозрительный шум во дворе не стихал. Я сгорала от любопытства уже больше получаса с тех самых пор, как в гасиенду въехала кавалькада всадников, но вынуждена была оставаться в комнате, потому что не могла выбежать на улицу в одной рубашке. Я даже праздно смотреть в окно не имела право. Недостойное доньи поведение. Я зло тряхнула волосами и громко фыркнула, демонстрируя протест против правил этикета. Портрет покойной матери, висевший на стене, воззрился на меня с укоризной и затаенной грустью.
И где ее носит? – разгневано думала я, пытаясь руками достать на спине тесемки нижнего платья, которое я кое-как одела поверх сорочки. Одна я никогда не смогу их затянуть, а о лифе я вообще молчу, для этого орудия пыток, туго набитого ватой, нужны как минимум трое. – И кто придумал эту моду, если человек не может одеться самостоятельно, равно как и наклониться? Я практически с ненавистью посмотрела на приготовленное дневное платье, жесткий воротник—стойка не позволит мне увидеть носки своих туфель, даже если я согнусь пополам.
Люси, запыхавшаяся от бега, ворвалась в комнату и в мои размышления о моде. Под моим недобрым взглядом ее красные щеки стали пунцовыми.
- Почему так долго? - напустилась я на горничную.
- Вы не поверите! – воскликнула Люси, округлив глаза. – Дон вернулся!
- Да неужели, - проворчала я. – Трубили в рог, глашатай кричал, я видела стяги, в конце концов. Я и так это знаю.
Последние слова я прорычала.
- Так пленника привез, - Люси выглядела растерянной после моей тирады, но важно продолжила. – Англичайнина.
Мои брови поползли верх. Обычно из своих многочисленных походов отец возвращался с добычей, тюками с драгоценным шелком и ароматными специями, но пленных предпочитал не брать. Тем более сам часто повторял, что связываться с Британией себе дороже. Я растерянно моргнула, сбитая с толку.
- Донья, он такой красивый, - мечтательно лопотала Люси, и я рассеянно посмотрела на нее: глаза горничной лихорадочно горели, руки сложенные в молитвенном жесте прижаты к пышной груди. - Высокий, стройный. Красивый… даже грязный и раненный все равно красивый. Я таких никогда не видела…
Я ухмыльнулась. Люси вздыхала о нашем конюхе, рыжем и лопоухом, так что на ее вкус я не полагалась, да и внешность пленника не слишком интересовала меня. Я хотела знать другое: зачем он здесь?
Выяснить это мне удалось только к вечеру, перед поздним обедом. Отец пригласил меня в кабинет для личной беседы. Так было указано в записке, которую я перечитала дважды, хмуро размышляя над тем, какой смысл он вкладывает в слово «личной», и перебирая в голове варианты тем предстоящего разговора. А предположения у меня имелись. Я знала, что отец занят подбором подходящей партии для меня, и только его привередливость в этом вопросе позволила мне оставаться незамужней до семнадцати лет. Похоже, наступил конец моей свободе.
Привычным жестом приподняв юбку, ровно на столько, чтобы не наступить на нее, но и не показать никому носки моих туфель, я медленно семенила по коридору. Монотонный стук моих шагов казался для меня набатом. Тревожное чувство не покидало меня всю дорогу и, дойдя до двери, я смятенно замерла, пытаясь успокоить дыхание и обрести хотя бы внешнее спокойствие. Потерев вспотевшие ладони о ткань, я прислушалась и поняла, что в кабинете отец не один. Мужские голоса слышались отчетливо и, оглядевшись по сторонам и не обнаружив слуг, я совершила недостойный проступок – приникла к деревянной поверхности и стала нагло подслушивать.
- За него можно получить большой выкуп! - различила я голос дона Фердинанда, одного из идальго отца.
- Это слишком опасно, если слух дойдет до гранда… мы будем гореть на пласа дэ Майор, - ответил ему Родриго Санти.
- Мы приняли бой в нейтральных водах, - тут же возразил ему незнакомый мне голос, - и он теперь наше имущество!
- Он – англичанин, оставлять его опасно! Особенно сейчас, когда мы на пороге войны.
- На его гербе роза, он приближен к королеве. Это ценный пленник!
- Будет, если выживет… - добавил кто-то со смешком.
Дальше все голоса слились в моей голове в многоголосый рев: одни настаивали на том, чтобы убить пленника, другие – предлагали продать его туркам и поделить добычу, глумливо намекая, что за него много дадут. Мои глаза расширились от ужаса. Мне стало жаль этого англичанина. Еще вчера он был самодостаточным человеком, и, если верить словам идальго, богатым человеком, теперь его жизнь зависела от решения этой шумной явно подвыпившей компании. Насмешка судьбы. Я передернула плечами от отвращения, неожиданно представив себя на его месте, даже не осознавая насколько близка к истине.
Я решительно постучала в дверь, желая прервать похабный гогот. За дверью стихли споры и, услышав разрешение отца, я вошла в пропахшую запахом табака комнату. Мужчины тут же вскочили со своих мест. Не поднимая глаз, я отправилась к отцу и, получив поцелуй в висок, приложилась губами к его плечу. Когда с церемониями было покончено, я наконец выжидательно взглянула на него. Дон Эстебан де Вега выглядел довольным, это настораживало меня.
- Елена, дочь моя, - начал он, и у меня засосало под ложечкой от страха. – Я позвал тебя, чтобы сообщить прекрасную новость.
Я молчала, с содроганием ожидая продолжения. Украдкой обвела глазами кабинет, замечая среди идальго отца посторонних мужчин.
- Я организовал твой брак с доном Гулермо Дельгадо, - торжественно закончил он, и под восторженные возгласы присутствующих я ощутила, как кровь отливает от моего лица, а глаза в ужасе распахиваются.
В голове стремительно проплывали образы, связанные с этим именем. Плешивый старик, с которым осенью на балу отец заставил меня танцевать. Это было ужасно. От него пахло старостью, гнилыми зубами и еще чем-то кислым и противным, и каждый раз, когда очередное па вынуждало нас сближаться, я боролась с приступом тошноты. И с этим чудовищем я должна буду жить, по крайней мере, всю его жизнь?! Картины моего безрадостного существования наводнили разум, и, переполнившись чувством обреченности, я и прошептала, прежде чем успела осознать, что дела:
- Нет…
В образовавшейся тишине мой голос прозвучал достаточно громко.
- Что? – рык отца был подобен грому. – Ты смеешь перечить мне?
Я зажмурилась, чтобы сдержать слезы, быстро переполнившие мои глаза, но они упрямо побежали по щекам. И побагровевшее лицо отца не хотелось видеть, и всех этих людей, глядящих на меня с укором. Я опозорила отца, подорвала его репутацию перед его людьми, показав строптивость, но, будь они все прокляты, если отдамся этому старику. Я убегу, или утоплюсь, или…
- Эстебан, остынь, - услышала я глубокий незнакомый мне голос. - Девочке нужно свыкнуться с этой мыслью.
Рядом с отцом, положив руку на его плечо, стоял щеголеватый мужчина, чей бархатный камзол был столь же черен, как и его глаза. Их взгляд я ощутила на себе отчетливо, словно он прикоснулся ко мне. Он осмотрел меня медленно, как свою собственность, плавно скользя снизу верх, - начиная с подола моего платья, задержался на талии, скрытой под лифом груди, и остановился на лице. Уголки его губ едва заметно приподнялись, словно он одобрил увиденное. Я почувствовала себя породистой лошадью и в бешенстве сцепила зубы. Гордо вскинув дрожащий подбородок, я вернула ему любезность, столь же высокомерно оценив взглядом его идеально начищенные ботфорты, безупречный костюм и сияющую шпагу. Он весь выглядел как только что отчеканенная монета, и даже волосы блестели как-то по-особенному. От этой безупречности стало кисло во рту.
- Ты слишком добр, Леандро, - отец не заметил нашей безмолвной дуэли, виновато глядя на денди, - боюсь, что частые мои отлучки и отсутствие материнского внимания пагубно отразились на Елене. Отец Мартин слишком балует ее.
- Ничего, несколько недель в монастыре Святой Марии вернут ей смирение и сделают покладистей, - зловеще проговорил Леандро и улыбнулся мне. – Я лично знаком с матерью-настоятельницей, и она проследит, чтобы за доньей Еленой присмотрели как следует.
В последнем слове сквозила неприкрытая угроза, и я поняла, что денди бросает мне вызов.
Не помню, как я покинула кабинет. Осознала, что оказалась в комнате, лишь когда за спиной раздался скрежет запираемого замка. За недостойное поведение меня посадили под домашний арест. Я со злостью пнула ногой закрытую дверь и тут же принялась мерить шагами пол, пытаясь унять сильно бьющееся сердце и разобраться с сумбурными мыслями, кружащимися в голове, подобно ярмарочной карусели. Пока я владела следующей информацией:
Свадьба должна состояться через месяц, ровно столько времени определил дон Леандро на подготовку. Как законный представитель дона Дельгадо он имел все полномочия, и фактически церемония состоится с его участием, так как сам жених по состоянию здоровья не мог присутствовать. Судя по плотоядному взгляду дона Леандро, не стоит надеяться, что мой брак будет номинальным. И тот факт, что в постель со мной ляжет не дряхлый старик, а молодой незнакомец ничуть не успокаивал. От одной мысли о доне Леандро меня передернуло от отвращения. Я быстрее заметалась по комнате, терзая в руках платочек. Безнадежность ситуации приводила в отчаяние.
Что же делать?
Мои судорожные перемещения прервала Люси с подносом в руках. От запаха еды я ощутила приступ тошноты и, судя по причитаниям моей горничной, изрядно побледнела.
- Он же старый, - Люси смотрела на меня так, что я снова начала себя жалеть.
- И ты уже знаешь… - я издала тяжкий вздох.
Горничная виновато захлопала ресницами.
- Ох, как же тяжело быть благородной доньей, - Люси решила меня поддержать в своей манере. - Ведь не сбежишь же с любимым. Отречется отец, наследства лишит. Да и нет у вас любимого. А я вот мечтаю, что на мне женится Педро, но родители хотят Матео. Он тоже хороший, знаете, какие он мне серенады поет…
Она замолчала, увидев, как мои глаза наполняются слезами. Через мгновение я заплакала в голос. Горничная прижала меня к своей груди и погладила по голове, как маленькую, хотя мы были ровесницами.
- Мы что-нибудь придумаем, - проговорила она, излишне воодушевляющим тоном.
Я разревелась сильнее. На этот раз ей хватило ума помолчать, хотя через некоторое время, девушка предприняла новую попытку.
– Может вам покататься верхом? Это всегда вас успокаивает, - растерянно предложила Люси, когда мои всхлипывания начали стихать.
Я подняла голову и с надеждой посмотрела на нее.
- А знаешь, ты права! Это то, что сейчас мне нужно, - я вскочила, вытирая влажные щеки.
Люси с сомнением посмотрела в окно, на улице уже стемнело. Но я решительно тряхнула волосами. Надоело бояться, нужно действовать, вернее разработать план действий. А ничто не даст мне такой заряд энергии, как прогулка верхом на моей Монетке. Ощущение силы, мчащейся подо мной лошади, свежий ветер, бьющий в лицо. Я все отчетливее понимала насколько давят на меня стены моей комнаты, и мне побыстрее хотелось вырваться отсюда.
Подлетев к шкафу, я распахнула дверцы, едва не сорвав их с петель. Порывшись в самом углу, я извлекла небольшой узелок. Вскоре на кровати уже лежал мой тайный запрещенный костюм, которым я пользовалась, когда хотела незаметно покинуть дом. Черная рубашка, камзол, рейтузы, плащ - все эти вещи были мужскими, потому и запрещенными, но именно они давали свободу движений и перемещений. Я принялась расстегивать крючки на горле и обернулась к Люси. Моя горничная смотрела на меня со странным выражением лица.
- Давай, помоги мне с платьем, - поторопила я Люси.
Я быстро переоделась и, водрузив на голову сомбреро и тщательно спрятав под него волосы, посмотрела на себя в зеркало. На меня глядел молодой юнец, тонкий и безусый, я добавила последний штрих, - черную тканевую маску, скрывшую верхнюю часть моего лица. Отсалютовав своему отражению, я решительным жестом отбросила тонкие шторы и скользнула на балкон.
- Удачи, дон-ья… - донеслось до меня хихиканье горничной. – Могу я рассчитывать на серенаду?
Я шикнула на нее и перелезла через решетчатые поручни. Рядом с моим балконом по стене вверх тянулась виноградная лоза, что значительно облегчало мне жизнь. Связанные вместе простыни призывно белели бы в темноте, да и просто мелодраматично как-то спускаться с балкона подобным способом. Я легко ухватилась за толстую косу лозы и осторожно поползла вниз.
Правильно сказал папа, что наш священник отец Мартин испортил меня. Он являлся весьма прогрессивным человеком и, в отличие от других известных мне представителей духовенства, считал, что здоровый дух может быть только в здоровом теле. Поэтому он запретил перевязывать мне грудь, как поступали со многими испанскими девочками, и ввел в мое обучение обязательные занятия по физкультуре. Отец, который всегда мечтал о сыне, а родилась только я, не стал пресекать его нововведения, а добавил свои. Для меня был нанят учитель стрельбы и фехтования, который заодно научил меня верховой езде. Так продолжалось до недавнего времени, пока отец не надумал, что я доросла до замужества. Занятия, больше присущие молодому сеньору были отменены, и отец выписал кучу гувернанток, которые теперь целыми днями мучили меня правилами этикета.
Когда до земли оставалось пару метров, я спрыгнула вниз, мягко спружинив в своих удобных ботфортах, и, старательно эмитируя мужскую развязную походку, прокурсировала в конюшню.
Прошмыгнув мимо сплетничавших грумов, я сняла с крючка свое седло, попону, уздечку и прочий седлательный инвентарь и прокралась в стойло к Монетке. Заметив меня, кобыла приветственно заржала. Я положила ладонь ей на морду, успокаивая животное. Угостив любимицу кусочком сахара, прошлась пальцами по ее серебристой шкуре. Она с благодарностью положила мне голову на плечо, и я потёрлась щекой о теплую шею, чувствуя, что рядом с лошадью мне намного лучше, чем в окружении людей. Стряхнув подступающую волну унынья, я принялась седлать Монетку.
- А где его держат? - услышала я голос Педро, того самого рыжего конюха, который так волнует Люси.
- Да в старом амбаре закрыли, - ответил его собеседник, и я сразу поняла, что говорят рабочие о пленнике.
- И что совсем не стерегут? – удивился Педро. – Говорили же, важный лорд…
- Та какой он теперь лорд, был лорд, стал раб.
Мужчина заржал над собственной шуткой.
Затянув подпругу, я нахмурилась, пытаясь уловить мелькнувшую в голове дерзкую мысль, которая посещала меня еще в комнате. Разозленная я мечтала насолить отцу, отомстить за вероломство, и, кажется, конюхи сейчас подсказали мне, как это сделать.
- Прости, Монетка, я вернусь чуть позже, - прошептала я кобыле и задвинула щеколду, оставив оседланную лошадь в стойле.
Старый амбар был примечателен тем, что попасть в него можно было несколькими способами, и старым он назывался потому, что имел небольшую дыру в крыше, через которую залетали не только голуби. В детстве я сама пряталась там, когда хотела побыть в одиночестве. Он находился сразу за конюшней, и спустя пару минут я была у цели. Вдалеке, там, где начиналась деревня рабочих, были слышны звуки серенад. Влюбленные мужчины наперебой распевали под окнами своих возлюбленных, и песни, накладываясь одна на другую, отсюда были похожи на кошачий квартет. К тому же не все обладали музыкальным слухом. Поморщившись от особо фальшивой ноты, я обошла здание и нашла глазами неприметное отверстие. Луна, вскарабкавшаяся на небо, щедро дарила мне свое так необходимое сейчас освещение. Амбар был одноэтажным, и, подпрыгнув, я достала до балок. Подтянулась и оказалась под крышей. Воровато оглянувшись, я быстро побежала по черепице и юркнула в дыру, сразу ослепнув в кромешной тьме. Запоздало вспомнив о том, что я не взяла с собой ни кремень, ни свечу, я уже хотела повернуть назад, когда услышала едва различимый стон. А пройдя несколько метров по чердаку, различила свет, струящийся сквозь неплотно подогнанные доски. Я опустилась на колени, пытаясь разглядеть пленника, но увидела только грязный пол. Нашарив в темноте дверцу, я дернула за кольцо, и со скрипом давно не используемых петель она поддалась, образовав щель. Но и с этого угла обзора пленника я не наблюдала. Заинтригованная и полная решимости довести дело до конца (правда я еще не разобралась в цели своего мероприятия) я на ощупь нашла веревочную лестницу, которая валялась здесь еще со времен моего детства. Скинув ее, словно змею, и подняв тучу пыли, я спустилась в само помещение, невольно чихнув.
Пленник здесь был. Он лежал на полу на жидкой подстилке из соломы, кое-где окрашенной кровью. Я осторожно приблизилась к нему, впервые подумав о том, насколько необдуманным был мой поступок. Вблизи мужчина казался огромным, и рядом с ним я ощутила себя маленькой и слабой. И еще я была одна, совершенно одна.
Но он ранен, - успокаивала я себя, не отрывая взгляда от неподвижного тела пленника, - его оставили умирать. Я должна ему помочь.
Приободренная я сделала еще пару шагов по направлению к мужчине и увидела его раны. Я едва поборола испуганный возглас: грудь и плечо англичанина пересекал глубокий порез, который необходимо срочно обработать и зашить, множество более мелких повреждений покрывало все тело. Скользя глазами по вычурному одеянию, я поймала себя на мысли, что пленник прекрасно сложен. Смущенная своей неожиданной реакцией, я перевела взгляд на его лицо. Не нужно было этого делать. Дыхание потерялось где-то в недрах горла, пока я разглядывала его четко очерченные мужественные черты. Мне совсем расхотелось смеяться над Люси. Англичанин был красив, и дело было не в том, что его внешность отличалась от внешности испанцев; он был белокож, и волосы, хоть и темные, имели скорее коричневый оттенок, а не иссини-черный, нос не такой хищно-заостренный, а аккуратный и прямой, но я готова была поклясться, что красивее мужчины я еще не видела. И воспользовавшись тем, что пленник без сознания, я откровенно залюбовалась им и… пропустила момент, когда он очнулся. Я подпрыгнула на месте, когда мое запястье резко схватила мужская ладонь, пригвоздив меня к полу, и мое лицо оказалась на одном уровне с его лицом. На меня смотрел опасный дикий зверь, глазами цвета грозового неба, напряженный и злой. Не к месту я подумала, что, вероятно, глаза его потемнели от боли, о ней говорили и вздувшиеся на шее вены, и бисеринки пота, блестевшие на висках. Но сострадание не избавляло от страха перед опасным незнакомцем, в руки которого я попала. Мне сразу вспомнились ужасы, услышанные мной о кровожадности английских рыцарей. Я дернулась, надеясь вырваться из цепкого захвата, но сила пленника была соизмерима с его ростом. Прищурившись, он изучал меня, я же шумно сглотнула, загипнотизированная собственным страхом. Его взгляд заскользил по краям моей маски и остановился на губах, выражение лица приняло задумчивое выражение. Я предприняла еще одну попытку освободиться.
- Кто ты? - проговорил он, а я растерянно заморгала, на мгновение даже перестав дергаться. Чуть хрипловатый голос это все, что я воспринимала, значение слов, которые он произносил остались для меня загадкой. Единственное, что я отметила, речь англичанина была более медлительна по сравнению с испанской.
Я замотала головой, пытаясь донести до него, что ничего не понимаю и сделала красноречивый жест свободной рукой.
- Не понимаю, - произнесла я на всякий случай. Конечно, чуда не случилось и на его лице не отразилось просветление. Серо-голубые глаза по-прежнему буравили меня настороженно. Но следом случилось невероятное. Неожиданно отпустив мою руку, мужская ладонь стремительно накрыла мою грудь и сжала ее. На доли секунды я оцепенела от неожиданности и смятения, а потом с размаху отвесила ему пощечину, больно ушибив пальцы о его твердый и колючий подбородок. Он повалился навзничь и умудрился потянуть меня за собой.
- Женщина! - восторженно воскликнул он, и его лицо выражало крайнюю степень удивления. Одним движением он сорвал с меня шляпу, и мои волосы каскадом рассыпались по нам. Я завопила от ужаса, когда пряди оказались в его руках. Мне еще никогда не было так страшно.
- Дева-Мария! Это наказание за то, что я ослушалась отца и не желала принимать его волю? Я сделаю все, что хочешь, только освободи меня! Дева-Мария, умоляю, помоги мне! - Я молилась вслух, зная, что пленник все равно ничего не поймет.
И случилось чудо! Паника отступила, я вновь обрела способность соображать и сразу почувствовала прикосновение ножен с кинжалом, спрятанных в моем сапоге, словно Дева-Мария дала мне знак. Я мысленно поблагодарила свою покровительницу, пообещав приносить дары на ее алтарь каждый день, и, слегка обмякнув в объятиях англичанина, потянулась к цели.
-Женщина. Удивительно, - прошептал пленник, опаляя мое лицо своим дыханием. - Какой прекрасный у меня бред.
Но моя ладонь замерла на полпути, потому что в следующий момент его губы прикоснулись к моим. Это было настолько неожиданно, что от растерянности я открыла рот. Зря я это сделала, потому что англичанин тут же воспользовался ситуацией, требовательно сминая мои губы и забирая последний воздух из моих легких, который и вовсе кончился, когда он резко подмял меня под себя. Сердце пропустило удар, а после бешено забарабанило о грудную клетку, но я уже не понимала, отчего оно так колотится. Мой страх невероятным образом превратился в возбуждение, и, когда он освободил мой рот, я невольно потянулась за ним. Он протянул ладонь, нежно погладил меня по щеке и произнес:
-Если ты сон, я не хочу просыпаться. А может ты темный ангел, явившийся за мной?
Меня отрезвил не его голос, а металлический звон. Как сомнамбула, я повернула голову по направлению к звукам и увидела цепь, которая тянулась по полу от его правой руки. Карамба! Как я сразу ее не заметила? Опомнившись, я рванула из ножен свой стилет и приставила к шее мужчины. Почувствовала, как нависающее надо мной тело мгновенно напряглось.
- Отпусти меня, - процедила я сквозь зубы, щеки мои пылали от стыда, а в голове крутилась одна мысль: как я могла позволить незнакомцу такие вольности.
Несмотря на вербальный барьер, англичанин меня понял сразу и освободил от тяжести, медленно приподнявшись на руках и не сводя прищуренных глаз с моего лица. С приставленным к горлу ножом понять мои намерения было несложно. Я осторожно отползла от него и сделала стремительный скачок, а после для уверенности отбежала к противоположной стене, чтобы он не мог меня достать.
Он проследил за моими перемещениями со странным выражением лица, а после спокойно уселся на солому, продолжая буравить недобрым взглядом кинжал в моей руке.
-Ведьма! - проговорил он и по интонации я поняла, что мужчина меня оскорбляет.
-Идиот! - не осталась в долгу я, и по его ответному рычанию стало очевидно, что это слово имеет в наших языках сходное произношение. Еще бы, оно же греческое. Злорадно ухмыльнувшись, я рванула к чердачному отверстию. Вслед мне неслись еще слова, но все они не вызвали у меня никаких ассоциаций.
Я выбралась из амбара, шипя сквозь зубы проклятия в адрес англичанина и ругая себя за глупость на чем свет стоит. От пережитых эмоций меня била крупная дрожь и подгибались ноги, но я упрямо понеслась в сторону дома, желая поскорее оказаться в четырех стенах, из которых всего час назад мечтала сбежать. Луна как назло спряталась за облаками, сад погрузился в кромешную тьму, и я передвигалась практически на ощупь, то и дело цепляясь одеждой за кусты и натыкаясь на клумбы. Когда впереди уже стали различимы очертания спящего замка, я с размаху налетела на высокое и темное нечто, которое сначала приняла за дерево. Но неожиданно дерево заговорило.
- Сеньор, вы задели меня! - Я едва не застонала от досады, узнав густой, словно патока, голос дона Леандро. Какого черта он бродит ночью по саду? - Извольте принести свои извинения!
Я рванулась в сторону, но он успел схватить меня за плечи и развернул к себе. Я готова была отдать свое лучшее колье, доставшееся от матери, за то, чтобы еще раз увидеть это выражение растерянности, которое быстро проступало на надменном лице денди, когда в юнце, посмевшем помять его идеальный камзол, он узнал женщину. Я вдруг запоздало вспомнила о том, что шляпа, скрывавшая мои волосы, осталась в амбаре, они тяжелыми волнами рассыпались по плечам и даже маска не спасет мое инкогнито. Словно подтвердив мои мысли, дон Леандро встряхнул меня и, наклонившись ближе, словно желая убедиться в своей догадке, недоверчиво прошипел:
-Елена?
-Донья Елена Мария де Вега, - напыщенно ответила я. - Никто не давал вам право называть меня по имени.
Дон недобро усмехнулся и потянувшись, сорвал с меня маску и бросил в траву.
-Я его купил, - процедил он сквозь зубы.
Я задохнулась от ярости, оскорбленная его словами, и дернула рукой в надежде вырвать ее и хлестнуть наглеца по физиономии, но его хватка стала жёстче.
-Дерзкая девчонка, - пропел дон, рывком швыряя меня на свою грудь. Второй раз за последний час я впала в оцепенение. - Люблю дерзких. Сопротивление добавляет пикантности.
Услышав его слова, я начала отчаянно бороться, но высокий и жилистый дон оказался на удивление сильным. Я едва не зарыдала от боли и унижения, когда он с выражением злорадства на лице, заломил мои руки за спину. Захватив одной ладонью обе мои кисти, он рванул воротник моего камзола, обнажая шею. Второй рывок закончился треском ткани, и я почувствовала прохладу ночного воздуха на своей груди.
-Ждать месяц так долго, - Дон Леандро наклонился к моему уху, и у меня зашевелись волосы на голове от его зловещего намека. - И раз условности все равно нарушены...
Он сделал паузу и провел холодными пальцами по ложбинке между грудями. Мне показалось, словно меня коснулось мерзкое насекомое и я невольно задергалась, желая сбросить с себя его руку, но мужская ладонь по-хозяйски пробралась в прореху разорванной рубашки. Все это время он настороженно следил за мной, словно испытывая. Дон Леандро, как и я, прекрасно знал, какими будут последствия, если я подниму крик. Я стиснула зубы и зажмурилась, ожидая, пока он закончит исследования, затем его рука стремительно легла на мой затылок, сближая наши лица.
- Вот видишь, ты умеешь подчиняться, - улыбнулся дон и обрушился на мои еще припухшие после предыдущих нападений губы, страстным поцелуем.
На этот раз паники не было, отвращение вытеснило все остальные чувства. Отвращение и боль в истерзанных губах. Я до хруста сцепила челюсти, не уступая ему ни сантиметра плоти, но дон схватил меня за подбородок и надавил на щеки, вынуждая раскрыться ему. Содрогаясь от присутствия во рту инородного слюнявого предмета, я резко сомкнула на нем зубы, и отпустила лишь ощутив во рту привкус крови. Леандро взвыл, и отдернул от меня голову, ослабив хватку. Воспользовавшись моментом, я наказала его с исключительно женским коварством, метко и ощутимо припечатав коленом в пах. Мужчина согнулся пополам и повалился на землю, изрыгая проклятия. А я, стянув на горле воротник разорванной рубашки и сплюнув в его сторону, припустила к дому.
- Все равно ты будешь моей! - в спину хлыстом ударил его визгливый вопль, и я быстрее побежала к маячившим перед глазами стенам.
Взлетев по виноградной лозе, словно за мной гнались гончие из ада, я трясущимися руками закрыла задвижку балконного окна, медленно сползла по нему и спрятав в ладонях пылающее лицо, наконец дала волю слезам.
Боже, за что мне все это? - мысленно вопрошала я, уставившись невидящими глазами в темноту. - У меня была хорошая жизнь, не похожая на существование других испанских наследниц. Отец часто отсутствовал и я оставалась предоставлена сама себе. Любила подолгу беседовать с отцом Мартином, или скакать на Монетке, упражняться в фехтовании с сеньором Пабло... Зачем мне эта свадьба и дон Лиандро, подозрения насчет которого оправдались с лихвой. При воспоминании о его домогательствах, я почувствовала, что вновь начинаю дрожать, а руки сами собой прикоснулись к распухшим губам. Я поморщилась от боли, поймав себя на мысли, что невольно думаю о поцелуях. Насколько они отличались друг от друга, хоть и оба были сорваны помимо моей воли, и насколько разные эмоции они вызывали во мне.
Мой привычный мир рухнул в одночасье и я не знала, что делать. Я не знала, как избежать судьбы, уготованной мне отцом, где взять силы, чтобы смиренно принять его выбор и отказаться от всех привилегий, которые давала прежняя жизнь. Как?
Я зябко обхватила плечи ладонями, преисполненная жалости к себе. Чем навязанный брак лучше рабства? Как хотелось мне, подобно Люси быть простой девушкой, иметь возможность выбирать себе избранника, слушать серенады под окном и ловить брошенные на балкон розы, смеяться и танцевать, слушать комплименты... Внезапно я устыдилась своим мыслям вспомнив о запертом в амбаре англичанине, истекающем кровью. Его участь куда хуже моей. Умереть или стать рабом. Трудно сказать, что было бы предпочтительнее для такого сильного и гордого мужчины. Мне почему-то казалось, что смерть. Я обернулась к окну и посмотрела на восточную башню, черным клыком выделяющуюся на фоне ночного неба, и шумно сглотнула. Суеверный страх не давал мне покончить с собой. Не настолько я сильная и гордая. И вдруг мне в голову пришла сумасбродная затея, реализовав которую я смогла бы решить все проблемы: отомстить отцу, расстроить свадьбу, избавиться от дона Леандро и освободить пленника. Я улыбнулась, опьяненная невероятной идеей, в голове кажущейся вполне осуществимой. Но это только в голове.
Я испытала изрядную долю сомнений, когда спустя три часа, в течение которых я металась по комнате, заламывая руки и обдумывая детали моего дерзкого плана, практически на рассвете, соорудив из своего черного чулка новую маску и вооружившись всем необходимым, я кралась обратно в амбар. Новой шляпы у меня не было, поэтому я просто собрала волосы в хвост, завернув концы несколько раз, чтобы они казались короче, имитируя прическу местных денди и надеялась в темноте и издалека сойти за мужчину. А еще я была полна решимости вернуть старую шляпу, и внутренне подбадривала себя, хотя уверенность таяла с каждый шагом, приближающим меня к одиноко стоящему строению. На плече у меня колыхалась внушительная сумка, в которой лежали лоскуты от моей нижней юбки то есть бинты, иглы и нитки, ножницы, кремний и свечи, а также целебная мазь, купленная мной у знахарки для Монетки. На дно я положила несколько ценных листов бумаги, которые подарил мне отец Мартин и огрызок грифельного карандаша. По пути я заглянула на кухню, где раздобыла несколько кусков вареного мяса и сыра, а также буханку хлеба и бурдюк с водой и орухо, припрятанный нашим поваром. Весь этот скарб ощутимо оттягивал мне плечо, но я, кряхтя, вновь преодолела тот же путь и вскоре смотрела в широкую пасть чердачного отверстия, пытаясь успокоить сбившееся от волнения дыхание.
Спустившись, я сразу ощутила его взгляд, прожигающий спину. Обернувшись, убедилась, что пленник полулежал на том же месте, но выглядел он гораздо хуже, чем в прошлый раз. Глаза лихорадочно блестели, пот заливал лицо, и я поняла, что у него начался жар. Сделав несколько шагов навстречу к англичанину и ступив в круг света, я присела на пол, скрестив ноги. Несколько минут мы молчали, наблюдая друг за другом. Затем я демонстративно выложила свой стилет и отбросила его в угол помещения, мои действия пленник сопроводил зловещей улыбкой. Затем я открыла сумку и начала медленно выкладывать ее содержимое на пол так, чтобы ему была видна каждая вещь. Когда я дошла до еды, он указал на меня, затем себе на рот. Я кивнула и бросила сверток, он поймал его на лету. Я с жалостью смотрела на то как он жадно ест, практически глотая мясо и хлеб. Через некоторое время, я указала на бурдюк и изобразила, что пью. Он перестал жевать и снова кивнул. Ободренная, я подползла к нему ближе, передавая воду из рук в руки, и тут же вернулась на место. Когда он поел, я решила, что пора знакомиться.
-Елена, - медленно проговорила я, тыча себя пальцем в грудь, а затем указывая на него. - А тебя?
Он повторил мой жест.
-Роберт.
Мы заулыбались одновременно.
-Элен, - сказал он.
-Роберто. - Повторила я.
Я хлопнула в ладоши, пытаясь избавиться от волнения.
-Ну, вот и хорошо. Пора переходить к делу, - проговорила я с воодушевлением. Англичанин приподнял одну бровь, недоуменно глядя на меня.
Я потрясла перед собой бинтами, а затем показала иглу и нитки, воспроизвела в воздухе движения швеи над своим плечом.
-Ты собираешься меня лечить? - в его голосе я расслышала недоверие и удивление.
На всякий случай кивнула. Развернула перед собой лист бумаги и взяла грифель. Почему все, что в мыслях казалось складным и легко осуществимым, на деле оборачивается полнейшей ерундой? Моя рука замерла над бумагой. Ума не приложу, как я смогу ему нарисовать то, что хочу от него. Я решила начать с главного. Схематично изобразила невесту и, подняв на него глаза, похлопала себя по груди, а затем нарисовала рядом человечка и резким жестом перечеркнула его.
-Ты вдова? - улыбнулся Роберт.
Я внимательно проследила за его реакцией и растерянно заморгала. Как я узнаю, понял ли он меня?
Я резко поднялась, отыскала в темноте стилет и несколько раз потыкала клинком в человечка, имитируя убийство.
-Его убили, - кивнул Роберт.
Я указала на англичанина и снова ткнула в изображение.
-Я убил? - переспросил мужчина. - Извини.
Я обвела пальцем невесту, а затем превратив ладонь в подобие человечка, прошагала им в сторону двери.
На лице Роберта царила растерянность. Я едва не взвыла от отчаяния, осознавая, что подобный способ общения ничего не даст. Но как-то же я должна донести до него, что помогу ему сбежать, если он убьет дона Леандро. Возможно, стоит начать объяснения, когда он выздоровеет, а пока у него жар, его лучше не трогать?
С лечением оказалось проще. И спустя минут пятнадцать мой пациент уже шипел сквозь зубы, когда промыв рану подогретым орухо, я принялась накладывать стежки. И даже смущающий момент с раздеванием прошел гладко, мне даже не пришлось показывать на себе, англичанин сам скинул и камзол, и рубашку. Прикасаясь к гладкой безволосой груди, я испытывала легкое головокружение, обнаженный мужской торс я видела и трогала впервые. Здоровой рукой, англичанин взял отставленную мной кружку, принюхался, и тут же опрокинул в себя остатки орухо. Вскоре он безвольно обмяк и почти не морщился. Когда я закончила, на его груди красовалась широкая черная повязка, а многочисленные царапины были щедро сдобрены мазью. Кое-как зашив порез на рубашке и камзоле, я растолкала осоловевшего от горячительного напитка англичанина и заставила одеться, чтобы скрыть результаты моего врачевания.
- Спасибо, - прошептал Роберт, и мне было ясно, что это слово выражает благодарность. Я улыбнулась, запоминая его. Мне нравилось, как оно звучит.
- Пожалуйста, - ответила я.
Быстро побросала вещи в сумку и, прихватив сомбреро, я покинула амбар. Как раз вовремя. На востоке небо едва заметно посерело, в деревне просыпались петухи. Вернувшись на этот раз в комнату без происшествий, я разделась и обессиленная рухнула на постель.
Но выспаться мне никто не дал, утром меня отправили в монастырь.
Две недели показались мне вечностью. Серой и унылой. Я убедилась, что быть невестой Господа ничем не лучше, чем быть просто невестой в моем случае. Закрывая за мной двери маленькой убогой кельи, мать-настоятельница злорадно ухмыльнулась и в моей голове как эхо прозвучали угрозы дона Леандро. И говорил он мне это того, как я его покусала. Я боялась предположить, что будет дальше. А дальше потянулись бесконечные дни поста, сон на полу и полное одиночество, лишь раз в день нарушаемое престарелой сестрой, которая приносила мне скромную еду и заставляла молиться, стоя на коленях. К концу недели я начала сходить с ума и беседовать сама с собой. Ни крики, ни угрозы, ни просьбы выпустить меня не действовали ни на сестру, ни на запертую дверь, но все изменилось, когда в очередной раз, в моей келье появилась новая монахиня, ставшая моей единомышленницей. Именно она возродила во мне дух бунтарства, стремительно угасающий в серых стенах обители. Она помогла мне составить послание Роберту на ломаном английском, которым отчасти владела. И когда дело было закончено, я тут же написала отцу письмо с согласием на свадьбу и просьбой вернуть меня домой. Не знаю, кто из них сжалился надо мной, отец или дон Леандро, но спустя три дня я уже катилась в карете, выглядывая из окна и пытаясь надышаться свежим воздухом.
Первой радостной новостью по приезду домой, было отсутствие дона Леандро, который покинул нашу погрязшую в приготовлениях гасиенду и уехал к дону Дельгадо. Второй, что Роберт шел на поправку, благодаря моему лечению раны не загноились, и он по-прежнему оставался в амбаре, хоть и с приставленным за дверью охранником. Я часто думала о нем, коротая долгие дни в келье, и мысли мои не всегда имели рациональный характер. То и дело перед глазами возникало видение гладкой атласной кожи с перекатывающимися под ней буграми мышц, чудилось прикосновение твердых губ и сильных рук. Я покраснела и попыталась отвлечься, прислушиваясь к болтовне Люси, которая за десять минут успела поведать мне все сплетни.
-Я слышала, что дон Леандро- внебрачный сын дона Дельгадо, - смешно выпучив глаза, выдала мне горничная.
-Ну и что? - усмехнулась я, - будь он хоть сыном самого папы Римского! Я не хочу замуж за этого урода.
Люси осенила себя крестом и неодобрительно воззрилась на меня.
-Ну, он совсем даже не урод, с тех пор как он появился здесь, вся прислуга женского полу сходит по нему с ума. Это раз. И папа Римский не может иметь сыновей. Это два. И вы кажется, согласились. Это три.
Я хмыкнула на ее отповедь и лукаво поддела горничную, желая уйти от скользкой темы номер три.
-А ты сама? Не влюбилась часом в дона Дельгадо или как его там?
-Торрес, - поправила она меня и я подумала, что у него даже фамилия пафосная. - Неа. - продолжила Люси. - Какой-то он неискренний, будто играет какую-то роль и сам от нее в восторге.
Я рассмеялась над оценкой дона Леандро. Я вспомнила насколько отличалось его поведение в кабинете, от того, как он вел себя в саду. Он и впрямь лицемер, сомневаюсь, что отец подозревает, какому чудовищу он отдает свою дочь.
-Я Педро люблю, - услышала я влюбленный вздох Люси. - А лорды вроде Торрес, или того пленного англичанина, красивые и недосягаемые, не для простых девушек, вроде меня. Они вам подходят, донья Елена. – И несмотря на мой скептический вид, она продолжила. - Думаю, что дон Дельгадо копыта отбросил, потому и дон Леандро так спешно уехал. Если он правда его незаконнорожденный сын, то старый дон, не наживший с женой законных наследников, завещает ему и титул, и поместье и невесту, - она многозначительно посмотрела на меня. - И быть вам доньей Дельгадо-Торрес через две недели. Как пить дать.
Я не стала ее переубеждать, хотя у меня имелись свои соображения на этот счет.
Поздний обед, на который меня допустили, прошел в спокойной даже непринужденной обстановке. Отсутствие дона Леандро действовало на меня расслабляющее. После нескольких вопросов относительно монастыря, отец оставил меня в покое, чему я была бесконечно рада. Дни проведенные в обители вспоминать не хотелось, да и разговоры о предстоящей свадьбе откровенно действовали на нервы. За столом велась неспешная беседа, а я, неторопливо ковыряя в тарелке, думала о своем. В лифе, согретое теплом моего тела, лежало заветное послание. Я провела достаточно много времени, разглядывая слова, написанные сестрой, чтобы выучить наизусть каждую закорючку. Я водила пальцем по салфетке, воспроизводя незнакомые мне символы и испытывая тайную радость от того, что стена непонимания между мной и англичанином скоро падет, и я избавляюсь от ненавистного дона Леандро.
Я считала, что предложение мое весьма заманчиво для раба, которому светит быть проданным. Я бы и сама попыталась покуситься на жизнь псевдожениха, но боялась двух вещей. Во-первых, убийство – это смертный грех, а про бессмертие души мне вдалбливали с малых лет, я опасалась за нее и очень не хотела гореть в аду. А во-вторых, эту самую смерть я приближу к себе многократно, если убью дона Леандро и попадусь. А для мужчин, тем более воинов, убийство чаще всего повод извинений за оскорбление. Я часто наблюдала, как мужчины дрались из-за сущей ерунды, нанося друг другу тяжелые увечья, так что за свободу англичанин согласится на крайние меры. Пусть устроят бой по чести, я не против. Оставалось только дождаться ночи, когда я проберусь в амбар.
Неожиданно радужные мечты, в которых я плыла, разорвала ужасающая мысль: я совсем ничего не знаю о дальнейшей судьбе англичанина. Может завтра его повезут на продажу, и он никак не сможет убить дона Леандро, или его решили казнить, а на подготовку побега нужно время… В голове замелькали одна за другой мысли, и каждая из них рушила мои идеальные планы. Я в отчаянии прикусила губу и обратила умоляющий взгляд через стол на то место, где неторопливо отрезая коротким кинжалом кусок мяса, восседал мой отец.
- Папа, а что с тем пленником, которого ты привез? – я, словно издалека услышала собственный напряженный голос, запоздало осознав, что перебила монолог одного из идальго отца.
Он поднял меня суровый взгляд, я невольно покраснела и опустила глаза. Мне казалось, что по ним отец без труда прочтет мои мысли и разгадает все замыслы.
Он лениво откинулся на стуле и заговорил:
- Молоденькую донью не должны волновать подобные вопросы, - в голосе отца звучал недвусмысленный намек: я вторгалась на запретную территорию, но начала настаивать.
- Зато это должно интересовать хозяйку крупной гасиенды, коей я должна скоро стать, а расходные книги ведут, как ты знаешь, именно женщины.
За столом послышались одобрительные шепотки, присутствующие оценили мою хозяйственность.
- Хорошо, - согласился отец. – Я скажу тебе, что собираюсь с ним сделать.
Я вся обратилась в слух и осторожно потерла об юбку внезапно вспотевшие ладони.
- Я подарю его вам с Леандро на свадьбу, - огорошил меня отец. - Пусть он сам занимается переговорами.
Я нахмурилась, не совсем понимая какие переговоры он имеет ввиду, но одно уловила четко: англичанин пробудет в гасиенде до моей свадьбы, а это было как раз то, что мне нужно. Я просияла, но тут же взяла себя в руки, увидев, как смотрит на меня отец, сбитый с толку моей реакцией.
- Уверена, дон Леандро найдет разумное применение твоему подарку, - чопорно проговорила я, силясь вернуть лицу невозмутимое выражение.

Я едва смогла дождаться, когда в гасиенде погаснет последнее окно. Как назло это был кабинет отца, а бывая дома, отец любил засиживаться за бокалом бренди. Моя комната располагалась в правом крыле, построенном под углом по отношению ко всему зданию, потому с балкона просматривались практически все окна. Я нетерпеливо металась под окном, то и дело выглядывая на балкон. В моей ладони лежал заветный кусочек бумаги, на полу ждала своего часа забитая припасами и медикаментами сумка. Уже облачившись в свой черный мужской костюм, я добавила плащ, сегодня ночью было достаточно прохладно. Дождавшись когда наконец погас последний огонек и потерпев для верности еще час, я отправилась к пленнику.
Охранника я услышала издалека. Он шумно храпел перед дверью, увалившись прямо на землю. Мой лаз располагался с противоположной стороны здания, поэтому сладкий сон стража я не потревожила. Спускаясь к пленнику, я сморщилась, ощутив неприятный запах. Все-таки две недели взаперти, пленнику нужно было справлять нужду, а горшок поставленный в углу выносили нечасто, судя по наполненности содержимым, а вот масленый фонарь горел даже ночью. Из нововведений я увидела также тюфяк, на котором и спал англичанин, лицо которого за это время покрылось рыжеватой бородой, а одежда превратилась в грязные лохмотья. Бесшумно приблизившись, я наклонилась и осторожно потрясла его за плечо. Он отреагировал мгновенно, больно ухватив за запястье. Я поморщилась, свободной рукой, сняла сомбреро и потрясла головой, освобождая волосы. Он меня узнал и сразу отпустил. Я приложила палец ко рту, призывая к молчанию, и он кивнул мне в ответ.
Первым делом я его покормила, справедливо полагая, что сытый мужчина станет более сговорчивым. И когда с едой было покончено, протянула записку. Несколько мгновений он, нахмурившись, смотрел на зажатый в моей дрожащей ладони кусок пергамента. Меня обуял страх от предположения, что англичанин попросту не умеет читать. Как я не предусмотрела такой вариант! Столько стараний ушло насмарку! И когда я практически отчаялась, он наконец забрал у меня записку и быстро двигая глазами туда-сюда, начал читать. Я едва ли подпрыгивала на месте от волнения, сжимая и разжимая вмиг похолодевшие пальцы. Но когда он медленно поднял на меня глаза, я шумно сглотнула и невольно отшатнулась, насколько злым было его лицо. В тексте послания мы с сестрой попытались максимально объяснить ситуацию, представив ее в выгодном свете для англичанина, и я не могла понять, откуда такие неожиданные эмоции.
- Это шутка? – прошипел Роберт. – Ты хочешь, чтобы я убил твоего жениха? Вот просто взял и убил?
Я недоуменно смотрела на него, конечно я ничего не поняла, только обратила внимание, что слово «килл» он повторяет не в первый раз. А еще я осознала, что он не сделает то, что я хочу. Англичанин тяжко вздохнул. Некоторое время мы угрюмо молчали. Он, уставившись глазами куда-то за моей спиной, я, пытаясь сдержать слезы из-за очередного провала. Мои губы опасно задрожали, предвещая подступающую истерику. Я так рассчитывала на эту записку, на его помощь, а теперь мои мечты рушились, словно стены под ударами беспощадного тарана. Слезы мгновенно набухли в глазах и потекли по щекам, я беспомощно всхлипнула и тут же зажала рот ладонью, чтобы не заплакать в голос. Англичанин встрепенулся и посмотрел на меня, в его взгляде промелькнули странные непонятные мне эмоции, а в следующий момент, я была прижата к мощной мужской груди и почувствовала на макушке заросший подбородок. От неожиданного жеста я оцепенела, но он успокаивающе погладил меня по спине, и я невольно расслабилась в его руках, уткнувшись зареванным лицом в широкое и кажущееся таким надежным плечо. Тот факт, что единственным человеком, пожалевшим меня, стал иностранец, побудил безоговорочно довериться, и я припала к нему в надежде найти утешение. Изматывающее напряжение двух недель прорвало последние бастионы самообладания и выплеснулось из меня неудержимым потоком соленой воды, щедро намочив его одежду. Англичанин стоически терпел неудобства, не прекращая своих умиротворяющих манипуляций, и вскоре я ощутила его легкие касания на волосах и щеке. Мои рыдания начали постепенно стихать, и в тишине раздался его хрипловатый голос, заставивший двое быстрее биться мое сердце.
- Бедное дитя, неужели этот человек настолько страшит тебя? А я? Меня ты совсем не боишься?
Я с надеждой подняла на него заплаканное лицо, и кивнула, безошибочно разгадав в его словах вопросительные интонации.
- Ты согласен? – мой голос почти пропал от волнения и страха.
Ему было достаточно сделать знак головой, но он не шевелился, прожигая меня внимательным взглядом, и не выпуская из пальцев мой подбородок. Неожиданно его глаза медленно потемнели.
- Ты готова довериться незнакомцу? Пленнику? А вдруг я сбегу, обманув тебя? Отставлю на растерзание этому чудовищу. Или сам воспользуюсь тобой, - тихо прорычал он мне в лицо.
Его непонятные обвиняющие вопросы сыпались на меня, как камни, и я вздрагивала после каждой фразы, пытаясь понять, чем могла его разозлить.
- Ты такая сладкая, я едва сдерживаюсь, чтобы не целовать тебя, - хрипло зашептал он, обводя пальцем мои губы, и вторая его рука сильнее сжала мою талию. Я почувствовала себя в ловушке, особенно, когда он стянул с меня маску и также уверенно вытащил из сапога стилет.
- Ты похожа на ангела. Мятежного ангела, - проговорил Роберт с восхищением в голосе, а я нахмурилась, услышав знакомой слово. Причем тут ангелы? – Мою сестру насильно выдали замуж за старика, и она покончила с собой, не смирившись со своей судьбой. Я не хочу, чтобы с тобой случилось нечто подобное. Я помогу тебе. В конце концов, я поклялся защищать невинных. Слово чести.
Я ошеломленно моргнула, и уставилась на Роберта так, словно у него неожиданно выросли крылья за спиной, а над головой загорелся нимб. Я невольно застонала, и, отшатнувшись от него, стукнула себя по лбу. Какая я дура! Все это время я выдумывала невероятные способы общения с англичанином, а разгадка была на поверхности. Я снова треснула себя, ругая за глупость. Каждый уважающий себя дворянин знал латынь в совершенстве, все научные книги в библиотеке отца Мартина были на этом языке и каждый день он заставлял меня штудировать трактаты. Мне вспомнились подслушанные мной у кабинета отца слова, что Роберт приближенный королевы, такой человек не может быть неграмотным. Ударить себя в третий раз мужчина мне не позволил, перехватив кисть.
- Что случилось? – спросил он уже понятным мне языком. Не в пример мне, он был намного сообразительней.
- Я глупая, - констатировала я и тут волна облегчения накрыла меня с головой, когда я поняла, что теперь смогу уговорить англичанина. – Ты поможешь мне?
- Помогу, - согласился он, улыбаясь.
Не помня себя от счастья, я повисла у него на шее. От шума за стеной мы оба вздрогнули и замерли, но вскоре расслабились, услышав, как охранник ворочается во сне, что-то бормоча себе под нос. Я смущенно отстранилась от моего будущего спасителя.
Спустя час, когда я возвращалась домой, мы в деталях проработали план побега. Впервые за две бесконечно долгие недели я верила - у нас все получится.

Два дня спустя вернулся блистательный дон Лиандро и я подозревала, что сиял он больше прежнего, потому что здоровье дона Дельгадо стремительно ухудшалось. И на переносе даты свадьбы на ближайшее воскресенье он настаивал по той же причине. Он настолько жаждал заполучить меня и расквитаться, что не хотел ждать еще полгода траура, на которые отсрочится церемония, если дон Гулермо отдаст Богу душу раньше срока. Отец, конечно, пошел на поводу дона Леандро и привезенные им собственные слуги с утроенной силой набросились на гасиенду, приводя все в идеальный порядок, разгружая прибывшие телеги с припасами. Свадьба похоже планировалась грандиозная. Но я, словно не замечала царящей вокруг суеты, погруженная в свои мысли, то и дело прокручивала в голове сценарий событий и проверяла, все ли я учла.
На чердаке уже лежали приготовленный мной для Роберта костюм священника, который я позаимствовала у отца Мартина, плащ, оружие. Остальное я планировала принести этой ночью, а украсть ключ от кандалов придется непосредственно перед побегом, чтобы отец ничего не заподозрил. Его местоположение я уже выяснила. А еще я постаралась сделать более комфортным временное пленение Роберта, приказав отмыть его и поменять одежду, а также прибрать в амбаре…
Монетка мотнула головой и заржала, отвлекая меня, я рассеянно похлопала кобылу по шее. Сейчас было время сиесты и, улучив момент пока все отдыхают, я отправилась покататься. Прогулки верхом помогали мне сосредоточиться, но это было не так легко в последнее время. Мои мысли помимо воли возвращались к Роберту. С тех пор, как вербальный барьер был сломлен, мы словно не могли наговориться. Максимально сблизив лица, мы наперебой шепотом рассказывали друг другу о себе. Я узнала, что Роберт – старший сын герцога, маркиз и владеет обширным поместьем в Кенте, а также имеет городской дом в Лондоне. Он поведал мне о своей сестре, а еще о том, что в этом самом Лондоне его ждет невеста. Мне стало грустно, я откровенно позавидовала этой незнакомой девушке, потому что ее жених не дряхлый старик и не его незаконный отпрыск-садист, от одного упоминания о котором меня бросает в пот, а самый благородный человек из всех, что я встречала. Роберт извинился за свое поведение при нашем знакомстве и всегда вел себя как настоящий рыцарь, коим он и являлся. А я, я мечтала, чтобы в какой-то момент, когда наши лица были так близко, чтобы он наклонился и поцеловал меня, чтобы вновь пережить то ощущение полета, что испытала тогда…
Монетка вновь заржала, я опомнилась и увидела стремительно приближающегося всадника, одетого в черное на черном скакуне. Я почувствовала, как бледнеют щеки, и дыхание замирает от страха, ко мне приближался никто иной, как дон Леандро Торрес. Поравнявшись со мной, он осадил жеребца.
- Неожиданный сюрприз, невеста, - дон Леандро насмешливо осмотрел меня, и я ощутила неловкость, осознав, что мужские брюки открывают намного больше тайн женского тела, нежели пышная юбка. Его черные глаза медленно прошлись по моей ноге от бедра и до носка, вдетого в стремя. Я сидела верхом по-мужски и поза моя с разведенными в стороны бедрами под его жадным взглядом показалась мне неприличной.
- Неприятный сюрприз, - подтвердила я, он лишь неопределенно хмыкнул в ответ.
- До меня дошли слухи, что вы отказались примерить платье, которое я привез для церемонии, - под невозмутимым тоном я различила прорывающийся гнев.
- Вы умудрились уже внедрить в ряды моих слуг своих шпионов? - поинтересовалась я, пытаясь скрыть за издевкой свой страх. Уголки его тонких губ приподнялись в зловещей ухмылке.
- У меня свои способы получения информации, - его ответ мне не понравился. Я невольно забеспокоилась за Люси, уж не угрожал ли ей этот дьявол?
- Что еще вам известно? – я вызывающе вскинула подбородок.
- Вы позволяете себе слишком много свободы. Это изменится, когда вы станете моей женой.
Я поздно осознала, насколько он приблизился ко мне. Монетка испуганно заржала, когда мужчина резко стащил меня с ее спины и усадил перед собой, прижав к твердой, как доска груди. Я с ужасом наблюдала, как моя кобыла, выпучив глаза, поскакала в сторону гасиенды, волоча по земле уздечку.
- Вы с ума сошли? – завопила я, пытаясь соскользнуть на землю, но его руки двумя клещами сдавили меня, лишая воздуха.
- Язык до сих пор болит, - прошипел Леандро у меня над ухом, усаживая к себе на колени, - маленькая дрянь. А то место, в которое угодила твоя нога, между прочим, отвечает за будущих наследников.
- Меня не интересуют ваши наследники: ни будущие, ни настоящие, - прорычала я, пытаясь уклониться от его губ, исследующих мою шею.
- Я не могу дождаться, - пробормотал он, срывая мою шляпу, и запуская руку в волосы. На моих глазах выступили слезы, когда он нетерпеливо дернул, от боли я перестала сопротивляться.
- Послушная девочка, - похвалил меня дон, и, освободив пряди, он развернул к себе мое лицо, едва не свернув шею. – Веди себя хорошо, и я потерплю до свадьбы.
Помертвев, я приняла его поцелуй, жесткий, как клеймо, стараясь равномерно дышать носом, не стискивать зубы и представлять, что все происходит не со мной. Получалось плохо, и я мысленно проговаривала: два дня, осталось всего два дня и я избавлюсь от этого человека. Испытывала ли я угрызения совести за организацию его убийства? Буду ли я сожалеть о содеянном? Нет. Только облегчение.
Когда все закончилось, я сжала пальцы в кулаки, останавливая себя, чтобы не вкинуть руку и тут же не стереть с губ следы его прикосновений. Я понимала, что не стоит его злить, сейчас он был похож на пантеру, готовую к прыжку. Я не хотела расставаться с невинностью до свадьбы и планировала остаться с ней и после церемонии. Несколько долгих секунд дон Леандро пристально рассматривал мое лицо, словно искал в нем что-то, а потом отпустил мою шею. Я медленно отстранилась. Он тронул жеребца и, прижав мою напряженную спину к своей груди, пустил его в сторону дома. Весь оставшийся путь мы проделали молча.

Воскресное утро выдалось мрачным, под стать моему настроению. Я посмотрела в окно и не увидела ничего кроме бесконечных темных туч. Потерла шею и поморщилась, черные следы неистовых поцелуев дона Леандро еще болели. День моей свадьбы. Звучит, как день моей смерти.
Его смерти, - исправила я себя и посмотрела на свадебное платье семьи Дельгадо. Расшитый жемчугом лиф слабо переливался в первых лучах солнца. Я поднялась еще раньше, просто не могла спать, не могла есть, я сходила с ума от волнения и страха, неуверенности и еще кучи всяких чувств, свившихся в клубок и завязавшихся узлом в моем животе. Неожиданно я поняла, что боюсь, но не за себя. Я боюсь за Роберта. Боюсь, что что-то пойдет не так, что он пострадает или умрет из-за моей глупой затеи. Я нахмурилась, пораженная внезапной догадкой. Он дорог мне и не потому, что избавит меня от ненавистного замужества, просто я не представляю больше жизни без его удивительных глаз, похожих на отраженное в пруду небо, без его улыбки… Мое сердце пропустило удар и вдруг загрохотало как бешеное, а я, метнув глаза к серебряному зеркалу, увидела свои потрясенные глаза. Я влюбилась. В англичанина. В рыцаря, которого на родине ждет невеста. Я спрятала лицо в ладонях и заплакала. Душа разрывалась от боли. Я должна отпустить его и принять свою судьбу, своего жениха, свою жизнь, в которой нет места врагу…


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/365-36521-1
Категория: Литературные дуэли | Добавил: Дуэлянт (25.09.2016)
Просмотров: 494 | Комментарии: 24


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 24
+1
20 leverina   (30.09.2016 22:51)
А я думаю, время истекало, а автор только расписался, только размахнулся... вот и вынужден был прерваться. Тут всё законно, я не в обиде, наоборот, с нетерпением буду ждать продолжения.

Считаю, с поводом для этой паузы выкрутился автор просто прекрасно! Очень логично получилось прерваться - как раз в самом верном месте. Я, наверное, как-то подсознательно ждала даже, когда же девушка вот так запаникует, чтобы всё бросить и отступиться (на время, конечно!). Страшно всё-таки было жить в средние века, страх мог именно так и захлестнуть - а повод (напугавшая мысль) - её мозг использовал первый попавшийся (это "логика наизнанку", логика сновидения (и творчества), там все поводы подгоняются под имеющуюся мысль\чувство, а не наоборот). Но поскольку героиня боевая - она понервничает и справится, я в этом уверена! И история продолжится (очень надеюсь!!)!

А сама мысль... Что ж, должно было до девы когда-нибудь дойти, что раз он Рыцарь - у него где-то обязательно есть Прекрасная Дама.
Правда, на эту роль рыцари обычно выбирали замужних женщин... но это мы с вами сейчас знаем, а девушке из Тогда - откуда ей знать. Но это же в любом случае - просто повод немножно выпустить пар, побояться, попереживать... а затем, конечно же, снова полный вперёд!

физкультура biggrin .

а меня умилило "мероприятие". Но в моих фантазиях, чтобы писать что-то историческое и "держать" достоверную атмосферу, соблюдать всякие там детали - нужна неспешность. А в условиях такого вот стремительного конкурса неизбежны и простительны подобные и иные-прочие ляпы. Надеюсь, автор прислушается и как-то поправит их потом.

А пока это для меня звучит мысленным экспериментом "будущее в прошедшем" - современные характеры в старинных обстоятельствах (последнее, что читала в этом "жанре" - "Медея" Кристы Вольф). И должна признаться, что люблю такие эксперименты не меньше - иногда даже больше - чем традиционную историческую прозу. А уж маленькие ляпы (я помню того садиста, что родился раньше маркиза де Сада!) - это для меня вообще драгоценности на ткани исторического повествования. Только по ним часто и помнишь, о чем шла речь.

Поэтому пока что я даже спасибо скажу автору за то, что не перепроверял все детали и они вышли современными и оттого понятными... за то, что Роберт говорит на понятном нам русском... иначе бы я точно не успела всё прочесть и проголосовать... а автор мог и не успеть всё это написать (но продолжения - буду очень-очень ждать! потому что герои понравились и заинтриговали своим поведением, оставив много загадок).

Заодно и всех остальных авторов благодарю за это же (за то, что не слишком уж "старались" - ведь и в старании бывает перебор)! Что поделать - цигель-цигель...

+2
18 Satellite_Heart   (30.09.2016 19:45)
Да, соглашусь тут со всеми, нет полноценности заявки, от этого она действительно кажется не выполненной. Но и история не далека от поставленных задач. Перед нами просто 1 глава, а вот все остальное ждет нас в будущем, ведь так? smile
Очень интересная историческая драма вышла, эмоциональная и даже трогательная. Безумно понравились все эти издержки временного отрезка, и то как мельчайшие факты передают дух, хотя и присутствовали ляпы, но без этого никак.
Отдельное восхищение за прописанных героев. Особенно за Люси, Роберто и Леандро. Девушка словно со страниц старых романов, Автору удачно удалось передать образ невинной девушки, и вложить в нее явный дух бунтарства. Леандро... более противного персонажа еще нужно было поискать... dry А Роберто - действительно рыцарь, и как жаль, что все так оборвалось, по сути, на самом интересном месте.
Надеюсь, Автор проявит благосклонность и порадует нас продолжением когда-нибудь. wink

+1
17 lyolyalya   (30.09.2016 18:26)
До меня никогда не доходил смысл исторических фиков. wacko Это ни в коем случае не проблема Автора, а моя. Ну не понимаю я их! С этим ничего не поделаешь! *развожу руками*
Повторюсь, это не проблема Автора, а сугубо моя!
Было интересно читать, интересны герои, но всю глубинность не смогли до меня донести они, потому что это я, которая не любит исторические фф и книги.
Желаю удачи в битве.

+2
16 Миравия   (30.09.2016 16:46)
Цитата Текст статьи
- Мы приняли бой в нейтральных водах, - тут же возразил ему незнакомый мне голос, - и он теперь наше имущество!

Во-первых: "нейтральных вод" в 16 веке не было. Это куда более позднее изобретение, а тогда боролись за каждую милю.
Во-вторых: испанцы очень гордая нация, пленник – да, возможно выкуп. Но унизить дворянина, воина – значит, унизить себя. Или это опять же такие герои, значит, мне не хватило пояснений ситуации. Это же не восток – Турция, Алжир – там вот точно рабом бы сделали, и то за выкуп отпускали домой. На тот момент официальных военных действий между Испанией и Англией еще не было, так что «раба» делать из дворянина – странно.

Цитата Текст статьи
Свадьба должна состояться через месяц, ровно столько времени определил дон Леандро на подготовку. Как законный представитель дона Дельгадо он имел все полномочия, и фактически церемония состоится с его участием, так как сам жених по состоянию здоровья не мог присутствовать. Судя по плотоядному взгляду дона Леандро, не стоит надеяться, что мой брак будет номинальным. И тот факт, что в постель со мной ляжет не дряхлый старик, а молодой незнакомец ничуть не успокаивал. От одной мысли о доне Леандро меня передернуло от отвращения.


Нет, нет и еще раз нет. В кучу смешалось право первой ночи, брак по доверенности, традиции и т.д. У испанцев, особенно в благородных семьях, у аристократов, было принято заключать помолвки чуть не с младенчества. За мужа (особенно если он выше будущей жены по происхождению) действительно мог приехать представитель, но уверяю, что никаких тут не могло быть поползновений в сторону невесты.
Бастардов в Испании не слишком признавали, так что вряд ли ваш дон Леандро мог стоять достаточно высоко, а уж тем более рассчитывать на наследство отца. Так что от смерти его он мало что выиграет. А уж тронуть невесту тем более не имел никакой возможности.
Вызывает вопросы осведомленность молоденькой девушки о многих вещах, о которых ей и знать не следует, но в описываемой обстановке могла и наслушаться, семейство явно нетипичное.

Цитата Текст статьи
Правильно сказал папа, что наш священник отец Мартин испортил меня. Он являлся весьма прогрессивным человеком и, в отличие от других известных мне представителей духовенства, считал, что здоровый дух может быть только в здоровом теле.

Неа. Это времена инквизиции. Отца Мартина сожгли бы как еретика за такую продвинутость… Филипп II был тем еще фанатиком, и окружение у него было под стать. Самый разгар инквизиции.

Цитата Текст статьи
У меня была хорошая жизнь, не похожая на существование других испанских наследниц.

Да-да. Только боюсь, не поняло бы общество, оно в Испании самое кастовое во всей Европе было, ай-ай да ни-ни! Я молчу про церковь – речь была выше.

Цитата Текст статьи
Новой шляпы у меня не было, поэтому я просто собрала волосы в хвост, завернув концы несколько раз, чтобы они казались короче, имитируя прическу местных денди

Денди – это из Англии, притом намного из более позднего времени. Века этак на три, если не ошибаюсь.

Цитата Текст статьи
На дно я положила несколько ценных листов бумаги, которые подарил мне отец Мартин и огрызок грифельного карандаша.

Грифельных карандашей тогда еще не было – уголь или кусочки графита. А вот с бумагой уже было вполне, так что не настолько велика была её ценность. 16 век – это не настолько тёмное средневековье. В Испании бумажные фабрики с 13 века были))))

Цитата Текст статьи
Быстро побросала вещи в сумку и, прихватив сомбреро, я покинула амбар.

Сомбреро – это из Мексики)))

Я могла бы словить еще много таких моментов, но думаю, что приведенных примеров хватит за глаза и уши. Если вдруг понадобится - маякните)

Резюмируя: отличная задумка для миди или макси, если привести характер героев, их речь, действия и окружение в соответствие со временем (или перенести действие в другое время/место). Если задумаете это сделать – зовите обязательно. Очень хочется всё-таки узнать, чем закончится история храброй Елены.

+1
21 Василина   (01.10.2016 19:19)
Вот сомберо как раз из Испании cool

+1
22 Миравия   (01.10.2016 19:56)
Слово-то, конечно, испанское. Но сомбреро - это часть именно мексиканского национального наряда. А уж в 16 веке в Испании такие шляпы не носили, тем более девушки. Это точно wink

+2
15 Миравия   (30.09.2016 16:46)
Автор, спасибо вам за историю! Я нынче слегка выпала из чтения и комментирования, но когда птичка «на хвосте» принесла весть о наличии среди дуэльных историй зарисовки на историческую тему, я побежала читать.
Обнаружив, что речь пойдёт о событиях конца 16 века, я обрадовалась вдвойне: что об Англии, что об Испании с Францией тех времен я читать люблю очень, много там происходило интересного. Одни сражения морские за владычество на море чего стоят, не говоря о жизни королевских дворов да знати. Недаром же англичане до сих пор то время золотым веком называют…
Однако с первых же строчек поняла, что, уж простите меня, дорогой Автор, погружения в давние времена не получится… Слишком много деталей и деталек принялось «выбиваться из ряда», портя впечатление, притом, что сам текст очень даже читаем и интересен. Скорее всего, не будь у меня «бзика» на истории, я бы попеняла вам лишь за отсутствие финала да за несколько опечаток, а остальные слова были бы сплошь хвалебными. Но вот ж, подстава. Не получается. Так что заранее простите, и если следующие мои речи окажутся неинтересными, махните рукой.

Скажу сразу: в такую героиню, живущую в Испании 16 века, я не верю абсолютно. Там девушек из благородных семей не просто в ежовых рукавицах, а в цепях держали. Мамки-няньки-опекающие огромной толпой, строгие правила, церковь во главе угла, почтение непререкаемое к старшим… Всё это было неотъемлемой частью существования молоденькой девушки благородного происхождения в Испании, особенно видного остальным. Конечно, характеры и тогда были разными, но... За закрытыми дверями, за высокими стенами… Только так и не иначе. Так что никаких мужских костюмов, прогулок без сопровождения верхом в мужском седле и т.д. Или же благородное происхождение выкидываем, но тогда надо много иного всего править.

Цитата Текст статьи
как в гасиенду

Нет, простите. Гасиенда (асьенда – там же) – это скорее к Латинской Америке, правда. Это там – пеоны, рабы… Да, изначально слово испанское и пошло, конечно же, из Испании, но полноценно в Европе не использовалось.

Цитата Текст статьи
Недостойное доньи поведение.

Донья – жена дона, но никак не дочь. Сеньорита скорее.

Цитата Текст статьи
Обычно из своих многочисленных походов отец возвращался с добычей, тюками с драгоценным шелком и ароматными специями, но пленных предпочитал не брать. Тем более сам часто повторял, что связываться с Британией себе дороже.

Хм. Отец у девушки был пиратом? Вот самым настоящим? На тот момент испанцы радостно «сцеплялись» на море с англичанами и с турками, и с теми и другими в итоге – крайне неудачно. Однако гордый и благородный дворянин разбоем заниматься не будет, это уж точно. Так что стоит решить – или то, или другое.

+1
19 Deruddy   (30.09.2016 21:21)
Цитата Миравия
Донья – жена дона, но никак не дочь. Сеньорита скорее.

Отчего же? Вспомни "Благочестивую Марту" – и Марту, и Лусию, и Инес называли доньями wink

+2
23 Миравия   (01.10.2016 19:58)
Помню. И удивлялась. А потом "рыла" информацию. Донья в Испании - это жена, хозяйка дома (!) изначально. Само слово об этом говорит. Но могли его и по-другому употреблять, "Марта" - тому пример яркий.

+1
24 Deruddy   (01.10.2016 20:21)
Знаешь, мне кажется, что донья это как госпожа. Для случаев, когда точно не знаешь, замужем ли дама, чтобы назвать ее сеньорой или сеньорита, то обращаешься к ней в вот такой неопределенной форме.
Или же во временем просто сменились правила обращения к женщине. Вон, в 2012, правительство Франции отказалось от использования в официальной речи слова «мадмуазель». Решение принято под влиянием феминисток, считающих, что подобное обращение является оскорбительным. К женщинам теперь обращаются исключительно «мадам».

+1
14 Noksowl   (30.09.2016 14:14)
История хороша! Получилась замечательная завязка к будущей истории (может размера миди). С удовольствие прочитала бы продолжение! happy
Заявка полностью не реализована. Присутствовал хотя бы намек на развитие событий, соответствующий ей. А так закончилось тем, что она помогает сбежать Роберту, а сама выходит замуж за Леандро. Жили долго, возможно, счастливо, но не вместе... Если Роберт вернется к своей невесте, женится на ней, а Елена выйдет замуж за Леандро, то они уже никуда не денутся от своих половинок...
Елена, когда планировала убийство Леандро, на самого Роберта планов у нее не было. Она просто хотела стать свободной от возможности такого замужества. Но влюбившись в Роберта и понимая, что они не могут быть вместе, она не захотела им рисковать, решила покориться своей участи и стать женой ненавистного ей мужчины. Но, думаю, Роберт не оставит ее в беде, может заберет ее с собой. Потому что не представляю себе, как в те время девушка без сопровождения сможет добраться из Испании в Англию (чтобы выполнить условие заявки!), преодолевая как сухопутные, так и водные пути. Любому путнику не безопасно одному пускаться в такие дальние путешествия, даже будь он мужчиной... По условиям заявки Елена поедет к Роберту в Англию спустя несколько лет... Учитывая, что в истории у него есть невеста, то идти на такой шаг с ее стороны было бы безрассудным. За это время у Роберта будет жена и дети, ее появление там определенно будет лишним... Поэтому могу сказать, что история мне нравится такая, как есть. И мне думается, что дальнейший сюжет пойдет по иному пути, чем описанный в заявке. wink
Спасибо за историю! Удачи в битве!

+1
13 Bad_Day_48   (29.09.2016 21:00)
У меня было такое ощущение что меня водят за нос. Такой финал говорит об одном - историю просто не захотели дописать. Ну ладно это ваше право закончить ее тем что героиня которая все время мечтала сбежать, резко повернулась к своим планам задом и передумала, но для такого решения нужны ведь были предпосылки, где логика, откуда такой конец вылез. Этот финал был вершиной всех тех нелогичностей, которыми полнилась сама история. Ну как по мне один такой странный момент отмечу: сначала Елена думает про пленника, что он - хоть и известно про благородное происхождение - может быть не умеет читать, спустя пару дней уже корит себя за то, что не догадалась, что он такой умный и знает латынь. Резко у нее мнение изменилось. Ну в целом история конечно приятная, читается легко, есть тут и экшен и немного конечно мыльные страсти, но вернемся к главному, ей не хватает конца. Как мы знаем, если на стене висит ружье, то оно должно выстрелить, но верно так же то, что если ружье выстрелило, то оно было в руках героя, а не возникло из воздуха, как возникло из воздуха решение героини, логичнее было бы ей сбежать и раз уж она любительница побегать в маске, ловко фехтует, в теории, и спасать пленников, быть бы ей какой-нибудь защитницей правды и героиней для обиженных. Но все равно то что есть, было вполне неплохо.

+1
12 kotЯ   (29.09.2016 18:08)
Заявка выполнена не до конца. Может потому что будет продолжение. Я бы почитала горе-приключения отправившейся на другой конец света дамочки без охраны, дуэньи и кто там ещё по этикету-то должен быть (вспомнилась Анжелика biggrin

+1
11 case   (28.09.2016 18:44)
Заявка выполнена частично, словно вторую часть и финал где-то потеряли. А так хотелось этих приключений... Все так великолепно началось и так внезапно оборвалось((( но работа качественная, Автор! Уже за это спасибо!

+1
10 Farfalina   (27.09.2016 22:14)
Блин, автор, вы че?!?!?! Где мой заслуженный финал?!?!!!! Как я теперь спать буду, не зная что там с Роберто?!?!!
Краткость, в общем, это не ваше)))) После первого тура жду вторую часть этой истории!!! Дописывсйте, пока время есть!!!

+1
9 verocks   (27.09.2016 16:08)
Ох... не знаю,что сказать - я обескуражена. Во-первых, хочу отметить интересный сюжет и качесвтенную проработку исторической темы. Я тоже подозреваю, что знаю автора. по крайней мере мне кажется, что я узнала стиль))он хорош, ничего не скажешь. Очень колоритная главная героиня, ее судьбой проникаешься и действительно ей сочувствуешь. Но заявка для меня не выполнена совершенно. Описана лишь завязка рассказа, а самая суть, которая заключается здесь:
Цитата Текст статьи
Проходят годы, но любовь не забывается. И девушка решается на отчаянный шаг, чтобы вернуть возлюбленного – ей предстоит пересечь полмира по океану, зная по-английски всего два слова – «Лондон» и рыцарское имя.
, совершенно не раскрыта. Ведь сама идея заявки не в описании того, как девушка мучилась и хотела избавиться от своего жениха при помощи пленника, а в том, что она отправилась искать свою любовь, которая не угасла, спустя много лет! И решилась (в такое-то время!) пересечь пол мира ради того,чтобы найти своего возлюбленного!
Многие моменты мне показались лишними, без них можно было бы вполне обойтись. Если кто-то скажет, мол, для такой заявки срок написания маловат, то я могу сказать, что побег можно было бы включить в качестве воспоминаний героини, отправившейся на поиски возлюбленного. В общем для меня суть заявки не выполнена.
И более того, сама идея о такой свободолюбивой и смелой героине просто исчезла под конец. Особенно после фразы:
Цитата Текст статьи
Душа разрывалась от боли. Я должна отпустить его и принять свою судьбу, своего жениха, свою жизнь, в которой нет места врагу…

Весь рассказ пропитан желанием Елены освободиться от ненавистного жениха, ради этого она готова была пойти на что угодно! Ей было даже все равно,что она заставляет убивать ради своей цели совершенно невиновного человека. Она не особо заботилась о его душе и совести. Главной ее мыслью и желанием была свобода! А в конце... да, она влюбилась и испугалась за него, но это противоречит ее характеру. Такая девушка как Елена должна была с удвоенным рвением броситься исполнять свой план, чтобы быть рядом с Робертом,но она внезапно смирилась...
Все равно спасибо за такой интересный и атмосферный рассказ и удачи вам на битве!

+1
8 Svetlana♥Z   (27.09.2016 13:02)
Очень интересная работа, захватывающий сюжет и конечно, не терпится увидеть её финал. happy Есть небольшие недочёты, но написание исторического романа невозможно вложить в короткие временные рамки. Автор не поскупился временем на творчество и история увлекает читателя с первого предложения.
Огромное спасибо и жду проды! happy wink

+1
7 Валлери   (27.09.2016 08:54)
Недра горла?)))) biggrin biggrin biggrin

Спасибо огромное за интересный, и главное исторический сюжет! Показалось мне, правда, что местами современность все таки пролезла))) например, физкультура - мне кажется это не только современное, но еще и чисто русское слово) ну и другие подобные словечки резали ухо, в том числе и слэнговые - отбросить копыта, например) Конечно как раз в то время оно и могло существовать, не спорю)))) Но ухо-то все равно режут, потому что не литературные и потому что не по этикету))

Удивило, что мужик истекающий кровью полез целоваться....это конечно романтично, но ему ж больно)) wink

В целом идея потрясающая, хороший слог - не без ошибок и опечаток, но ровный и легкий. Интрига хороша, детали прекрасно прописаны.

Жаль одного - что идея обрывается и нет законченности. Из-за этого и заявка кажется невыполненной - по крайней мере не целиком. Подозреваю, что автор не успел? Поэтому скажу спасибо, что несмотря на это, отправили. Будем ждать продолжения!

+1
6 Солнышко   (26.09.2016 22:51)
Сюжет, заданный в заявке, заинтриговал меня, и мне хотелось бы прочитать полное произведение на эту тему. Сейчас получилось захватывающее начало, завязка. Жду развитие сюжета, интригу, кульминацию и развязку. smile Надеюсь, автор позовет почитать продолжение, если напишет его после окончания конкурса. Еще любопытно, как автор выкрутится из ситуации. Все же не хотелось бы, чтобы героиня оказалась действительно такой жестокой, хладнокровно готовящей убийство другого, пусть и неприятного человека. Я понимаю, что для того времени это было нормальным. Но читаем-то мы сейчас... Спасибо за историю!

+1
5 Dunysha   (26.09.2016 21:38)
Ну не возможно пройти стороной такую замечательную историю, в которой просится продолжение. И закидайте меня ручками и карандашами если я не угадала автора с такой любовью к истории и деталям smile
Спасибо очень понравилась

+1
4 hatcherbutt   (26.09.2016 21:17)
Ох как грустно sad .Соглашусь со всеми,хочется продолжения.Спасибо большое!

+2
3 Эlиs   (26.09.2016 20:33)
Полдороги вспоминала Зорро biggrin
Добавлю к придиркам: слово "физкультура" в отношении 16 века меня смутило. Было ещё что-то, но я забыла.
По факту: начали за здравие, закончили за упокой. За что вы избавили читателей от логичного завершения? Раз не всей истории, то хотя бы отрезка до свадьбы. Осознание влюбленности стало откровением только для Елены, а не для нас - и все, плакал конец, испортив впечатление от работы. Где же сюжетный поворот, все планы к черту, все дела sad
Ну и до самой заявки как пешком до Луны, так не честно.

+2
2 terica   (26.09.2016 19:00)
Мне понравилось. Незамысловатая, но эмоциональная история...
....он мне это ДО того, как я его покусала - в тексте пропущен предлог -ДО, пусть не покусала, но за язык, точно, укусила...(он у дона Леандро до сих пор болит...)
Небольшие нестыковки есть обычно у всех и во всех текстах - думаю, это не так и важно. Главное - впечатление от прочитанного осталось вполне позитивное. Очень хочется продолжения.
Большое спасибо.

+1
1 Василина   (26.09.2016 15:45)
Ах, как же мне понравилась эта работа! happy Просто невероятное что-то! И тут вдруг...на самом интересном месте! angry Продолжение на следующем этапе планируется? Или когда-то в абстрактном отдалённом будущем? cry
А теперь о птичках biggrin мне очень хочется понять, что значит эта фраза
Цитата Текст статьи
И говорил он мне это того, как я его покусала.

biggrin biggrin biggrin Перечитывала раза три, но моё воображение не настолько развито. tongue На фоне неё померкло даже моё недовольство от выбора имён. Донья Елена ещё ничо так. а вот Люси любящая рыжего лопоухого конюха-испанца, вызывает у меня скептические подозрения. И пленника я бы скорее маврам предложила,чем туркам(чо так далеко тащиться-то? dry ) Но я не слишком хорошо знакома с Испанией того периода, так что это просто придирки wink В целом я в восторге и с удовольствием почитаю миди,макси или что там автор запланировал smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]