Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4605]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14595]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13556]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8164]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3632]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Браки заключаются на небесах
Судьба или провидение столкнуло четыре одиноких сердца в одном кафе посреди серого туманного Лондона?
Элис/Джаспер, Белла/Эдвард
Романтика

Легенда об Эльдаре, победившем зверя
Сердце Эльдара бьется жарче, едва он видит красавицу Ильветту, в окружении преданных слуг. Но кто она, и кто он? Простой сын столяра, почти никто в маленьком королевстве Искельвинд. Как доказать, что он достоин дочери короля? Как не выдать при этом тайну своего рождения?
Сказка о любви и борьбе.

The Fallout
16 марта 2006 года мир изменился, Каллены потеряли все, что было дорого. Им пришлось найти свой путь в Новом мире. До них дошли слухи, что на Юге питаются живыми и крадут людей из постелей. И теперь они должны защитить тех, кого возможно, от монстров ночи. Вера, надежда и любовь – могущественные силы, и Эдвард узнает насколько.
Апокалипсис от переводчика ButterCup, новая история.

В твоем окне
Что раньше использовалось для разглядывание звезд, превратилось в основной инструмент для наблюдения за наваждением. Расстояние сближает... ну или так говорят.

Акция для ПРОМОУТЕРОВ - Зимний водопад фанфиков
Поучаствовать в акции, соединяющей в себе фест и выкладку фанфикшна, может любой пользователь сайта! Акция рассчитана именно на промоутеров, не на авторов.
Начался ВТОРОЙ этап:
Выбирайте любую приглянувшуюся вам заявку, ищите соответствующий условиям фанфик и выкладывайте согласно правилам Акции.
II этап продлится до 28 февраля.

По велению короля
Небольшое затерянное в лесах графство лишь однажды привлекло к себе высочайшее внимание – когда Чарлз Свон, будущий граф Дуаер, неожиданно женился на племяннице короля...
Мини, завершен.



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15466
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » СЛЭШ и НЦ

Согласно Договору. Глава 28. Добыча

2016-12-2
18
0
Глава 28. Добыча




Так непросто хорошо развлекаться.
Так стараться, лезть из кожи,
Думать, будто не поможет.
Сразу же с двумя целоваться.
Пахнет как-то так забыто,
Умерло, сгнило, зарыто.


– Пожалуйста, помогите Кейт и Ирине, если они вас о чем-то попросят, – я смотрю на шестнадцать сотрудников, собравшихся за столом; все они выглядят в разной степени раздраженными и заскучавшими, согласно мыча в ответ.

Не думаю, что виню их. Эта дополнительная работа в виде помощи координаторам сегодняшнего мероприятия, посвященного выпуску книги, добавляется к нашей основной – чертовски некруто. Но это наши обязанности и мы должны их выполнять. Пока Аро платит нам деньги, мы с ним не спорим.

Я перехватываю теплый взгляд Эдварда и подавляю желание подмигнуть ему.

Отделять работу от личной жизни на этой неделе было особенно трудно: после моего позднего вопроса в то воскресенье нужда постоянно касаться его стала просто невыносимой. И конечно же, от этого страдала работа.

Я могла бы сказать, что моя концентрация исчезала в тот момент, как только я видела Эдварда, но это было ложью: проблем в сосредоточении на его мускулах, покрытых рубашками, у меня не было. Или на том, как его волосы торчали во все стороны – причиной тому были мои руки, лохматящие их во время кратких моментов за закрытыми дверьми. Или на том, как изгибались уголки его рта, напоминая мне обо всех грязных словечках, которые слетали с этих губ в моменты физического наслаждения. Нет, моя концентрация была в порядке. Почти.

– Вам надо быть на месте в шесть, – продолжаю я, разрывая зрительный контакт.

Даже не глядя, я могу сказать, что он ухмыляется над моими попытками остаться собранной. Будь мы наедине, я бы сцеловала эту ухмылку и превратила самодовольство в стоны желания.

– Вечер начинается в семь, и вы обязаны вести себя как профессионалы, – я делаю упор на последнем слове, смотря на Джеймса, отчего он сжимается в кресле.

Мы все знаем, что он начинает вытворять, выпив бокал или два. На последней рождественской вечеринке он устроил нам бродвейское шоу: пел и танцевал, как ненормальный, под песни, которые не играли из колонок.

Я перевожу взгляд на Эдварда, когда слышу, как он, фыркая, смеется с остальными коллегами, и не могу подавить маленькую улыбку, растягивающуюся на губах при виде этого прекрасного парня-мужчины, молчаливо насмехающимся над оробевшим Джеймсом. Эдвард наклоняется и ударяет кулаком Джеймса, который начинает улыбаться и принимать подшучивания.

Движение справа от меня вынуждает меня повернуться, и я натыкаюсь на любопытство в глазах Джессики. Она смотрит на меня, затем на Эдварда, а потом снова в мою сторону. Я могу только представлять, о чем она думает. Такое поведение было бы абсолютно не позволительно для меня в прошлом. Я терпеть не могла такие шуточки и приколы, когда это касалось работы, а уж особенно – если я вела собрание. То, что я не говорю Эдварду и его дружкам замолчать, должно выглядеть подозрительно, и этот факт бьет по мне.

Я отвожу взгляд от надменно улыбающейся Джессики и прочищаю горло, надеясь успокоить этим группу мужчин, все еще смеющихся и веселящихся, но понимаю, что даже для моих ушей это звучит нервно, а не уверенно.

– Джентльмены, – грубо и громко говорю я, когда они продолжают игнорировать меня. Мой голос эхом отражается от стен, и тут же наступает молчание. Эдвард в удивлении смотрит в мою сторону, но я опускаю глаза на папку в руках, не обращая внимания на то, как сжимается все в груди.

– Мистер Уизердейл, – начинаю я, сохраняя прежний тон и не отрывая взгляда от папки, – раз вы с мистером Калленом настолько полны энтузиазма, то почему бы вам двоим не помочь Кейт и Ирине, узнав, вдруг им что-нибудь нужно? – я не осмеливаюсь посмотреть на Эдварда, пока слепо переворачиваю листы бумаги. Я ненавижу так поступать с ним, зная, как усердно он работал последнюю пару недель, но мне надо избавить Джессику от подозрений.

– Да, мисс Свон, – хмуро отвечает Джеймс.

– Увидимся в шесть, – я заканчиваю собрание и набираюсь смелости поднять взгляд.

Эдвард расстроен – это видно. Он весь напряжен, когда встает с кресла и идет в мою сторону. Я паникую – не из-за того, что боюсь его злости. Знаю, что он поймет, когда я все объясню. Проблема в том, что Джессика все еще сидит за столом, сложив на груди руки, а эта знающая улыбка не желает покидать ее губ.

Прежде чем Эдвард успевает подойти еще ближе, я поворачиваюсь к Стэнли.

– Джессика, мы можем поговорить? – спрашиваю я с натянутой улыбкой, краем глаза видя, как Эдвард замирает на месте. Я быстро кидаю взгляд в его сторону и замечаю, что злость превращается в непонимание. – В моем кабинете.

– Конечно, Белла, – слащаво улыбается она и встает с кресла. – С радостью перекинусь с тобой парой слов.

Я не обращаю внимания на Эдварда, все еще стоящего позади меня, и следую за Джессикой в сторону своего офиса.

Как только мы заходим внутрь, я закрываю за нами дверь и подхожу к столу, махнув рукой на одно из кресел, чтобы она села. Сама же занимаю свое рабочее место и смотрю, как она опускается на место напротив меня. Самодовольная улыбка все еще не покидает ее лица.

– Говори, – нарушаю я тишину, ловя ее врасплох. В этот раз я не собираюсь ходить вокруг да около. Мне надо понять, о чем, как ей кажется, она знает, а затем решить, что с этим делать.

– Ты была той, кто захотела поговорить, – косит она под дурочку.

Я изгибаю губы и приподнимаю бровь. Я уже играла в эту игру. Ну не совсем в эту – я никогда так не общалась с кем-либо из коллег, это немного не мой формат, но я достаточно знаю о манипулировании. В конце концов, я мастер в этом и знаю, что нельзя показывать слабость перед врагом.

– Прекращай, Джессика, – вздыхаю я.

Она приподнимает бровь в ответ и холодно смеется.

– Ты трахаешь его.

– Да? – она застигает меня врасплох этим заявлением, и я тут же пытаюсь подавить удивление, которое слышится в моем голосе. – У тебя есть доказательства?

– Брось, Белла, – качает Джессика головой, сверкая глазами. – Ты знаешь, как рождаются офисные сплетни. Для этого не нужны доказательства.

Я хмурюсь и опускаю взгляд. Ненавижу то, что она права. Но еще больше я ненавижу то, что ей по силам пустить слух, который испортит мою репутацию в «Рассвете» и, вероятно, никогда не позволит Эдварду стать уважаемым автором среди коллег. Секс с боссом автоматически приравнивается к успеху, добытому через постель. Любая похвала, которую он может получить о книге, будет основана лишь на этом факте.

– Вот что ты планируешь сделать? – осторожно спрашиваю я, отказываясь ломаться у нее на глазах и умолять о молчании. У меня все еще есть гордость. – Соврать всем?

– Мы обе знаем, что это правда. И я же должна вернуть свое, да? – хладнокровно спрашивает она.

– Что ты имеешь в виду? – не понимаю я.

– Ты украла у меня эту книгу, Белла, – фыркает она. – И я забираю ее обратно.

Ее слова бьют по мне.

– Послушай, Джессика, – начинаю я, чувствуя в ушах шумящую кровь, – я сожалею о том, что случилось, но ты должна понять…

– Слишком поздно для извинений, Белла, – прерывает она и быстро встает с кресла, отчего мой живот сжимается в узел. – Кроме того, ты извиняешься лишь потому, что тебя поймали с поличным. – Она неодобрительно качает головой и поворачивается ко мне спиной.

– Что ты хочешь? – с отчаянием говорю я ей вслед, поднимаясь из-за стола и хватаясь за него, чтобы удержать себя на ногах. – Забирай книгу, но, прошу, не пускай этот слух. Эдвард не заслуживает этого. – Ладно, полагаю, сейчас я молю. Мне плевать на гордость, я не могу позволить ей разрушить его будущее.

Джессика замирает и оборачивается, на ее лице – настоящий шок. Мы молчим несколько мгновений, пока я молчаливо умоляю ее, а она смотрит на меня с удивлением.

– Дерьмо, – выдыхает она, поворачиваясь ко мне всем телом. Шагая вновь к моему столу, она делает это медленно и останавливается, лишь достигая стула, на котором сидела ранее. – Ты же влюблена в него?

Я с трудом сглатываю и чувствую, как пальцы разжимают поверхность стола. Я пожимаю плечами: если кто-то и услышит от меня эти слова, то Эдвард будет первым.

– Он знает? – на ее лице появляется любопытство.

Я снова пожимаю плечами. Он должны быть слепым, глухим и тупым, чтобы не знать этого.

– Он заботится о тебе? – протягивает она, изучая мое лицо.

Я опять-таки пожимаю плечами. Я должна быть слепой, глухой и тупой, чтобы не знать этого.

– Черт побери… – тяжело вздыхает она, склоняя голову к груди, после чего тихо смеется. – Это все меняет.

Я, ошарашенная, смотрю на нее. Что?

– Что это значит? – в моем голосе слышится неуверенность и уязвимость. Боже, этот глупенький мальчишка уничтожил меня.

– Белла, ты стерва, – говорит она фыркая. Моя мгновенная реакция – ответить ей тем же.

– Кто бы говорил, – скалюсь я. Да, от старых привычек трудно избавиться.

– Туше, – кивает она. – А вот Эдвард, напротив, нет.

– Разве «стерва» не относится только к женскому полу?

Она закатывает глаза.

– Что я имею в виду: Эдвард хороший парень.

Я вновь хмурюсь, но согласно киваю. Пытаясь понять, к чему она ведет, я вместе с этим чувствую благодарность: она осталась, чтобы поговорить, а не просто вышла из кабинета.

– Я знаю, что кажусь шлюховатой отчаявшейся девчонкой с огромными фальшивыми сиськами, Белла, – прямота Джессики удивляет меня, но я не разуверяю ее. В конце концов, это правда.

– Вообще-то, не девочкой, – поправляю я, и она громко смеется. Мое удивление возрастает до небес. Кто эта женщина?

– Справедливо, – улыбается она и вздыхает. Ее лицо становится серьезным. – Суть в том, что Эдвард – единственный мужчина… нет, забудь про это… – она презрительно взмахивает рукой, – …вообще единственный в «Рассвете», – она делает акцент на слове «единственный», – кто обращается со мной по-человечески.

Я снова киваю. Во мне все еще живо воспоминание, как он отчитал меня за мое отношение к Джессике пару недель назад. Тогда это охренительно взбесило меня.

– Я не против причинить боль тебе, Белла, – искренне продолжает она, – ты заслуживаешь этого. Но я не хочу сделать больно ему.

Мне кажется, я попадаю в другую вселенную. В каком еще мире Джессика Стэнли – это заботливая и рассудительная женщина? Была ли она всегда такой, а я, из-за своей ограниченности и субъективности, не замечала этого?

Я прочищаю горло, пытаясь прочистить и мысли.

– То есть, – мягко спрашиваю я, – ты будешь молчать?

– Да, – уверенно качает она головой. – Я бы пустила этот слух, будь я уверена, что ты используешь этого парня и злоупотребляешь своим положением. Но у тебя есть чувства к нему, у него же, по твоим словам, к тебе, и я не хочу испортить это. Если хочешь, можешь назвать меня безнадежным романтиком.

Мы молчим, и звук работников за дверьми моего кабинета – единственное, что слышно в нашем маленьком пузыре.

– Прости, Джессика, – в конце концов, шепчу я. Ее глаза расширяются, когда она слышит это, и мои губы чуть дергаются. – Мне жаль насчет книги Эдварда и моей роли в этой ситуации.

Она моргает несколько раз, а затем пожимает плечами.

– Я делаю это не для тебя, Белла.

– Я знаю, – киваю я, когда она разворачивается, чтобы уйти. – Я была неправа, думая о тебе, как о шлюховатой отчаявшейся женщине с огромными фальшивыми сиськами, – говорю я ей в спину.

Джессика откидывает голову назад и громко смеется, вынуждая меня подпрыгнуть на месте.

– Нет, ты была права, – обхватывая дверную ручку, с застенчивой улыбкой признает она. – А вот Эдвард ошибся, – усмехается она, и я открываю рот. – Я именно такая. – Она подмигивает, а затем исчезает.

Силы покидают тело, и ноги больше не в состоянии держать меня. Я вновь опускаюсь в кресло, пытаясь восстановить дыхание, закрываю открывшийся рот и пытаюсь понять, что сейчас произошло.

– Что, черт побери, происходит? – у меня даже нет сил дернуться от удивления, когда Эдвард влетает в мой офис. Его дыхание прерывистое, а глаза широко распахнуты.

Губы расплываются в широкой улыбке, и это застает его врасплох, когда он подходит к столу. Я вижу, как его убивает необходимость в дистанции.

– Джессика – отчаявшаяся шлюха с огромными фальшивыми сиськами, – я говорю это с улыбкой до ушей.

Эдвард замирает и смотрит на меня, положив руки на бедра.

– Малышка, это грубо.

Я закидываю голову назад и смеюсь. Когда все на этаже с любопытством смотрят со своих рабочих мест в мою сторону, я прикрываю рот рукой.

– Грубо, – чуть погодя отвечаю я, когда успокаиваюсь, – но честно.

***

Могу столкнуть тебя за борт,
Подсунуть ядовитый торт,
Не скрою, буду по тебе потом скучать.
Могу зарыть тебя живьём,
Но ты же вылезешь с ножом,
Убьёшь меня в постели,
Так что...


Мы с Беном приезжаем ровно в семь вечера. Пунктуальность – мое второе имя.

Я осматриваюсь в конференц-зале, который стильно украшен согласно требованиям Аро: постеры с обложкой книги стоят по всему периметру, свечи и приглушенная музыка делают атмосферу приятной и располагающей. Уверена, автор будет доволен.

После я тут же начинаю изучать лица людей. Все значимые шишки издательского мира уже здесь, но они – не те, кто мне нужен. Бен ведет меня сквозь толпу, пока я ищу единственного, кто сможет сделать вечер приятным.

Я хотела приехать сюда вместе со всеми к шести, но Бен предложил подвезти меня, и я не решилась притащить его сюда на час раньше – он, в конце концов, гость. Эдвард сказал, что я хотела здесь быть, так как я – контрол-фрик. Мне пришлось согласиться – он был прав. Как всегда. И я ненавижу… ненавижу-но-вроде-как-люблю-эту-его-черту. Еще я ненавидела то, что из моей квартиры меня забирал не тот мужчина. Приехать на эту дурацкую вечеринку с Беном вместо Эдварда казалось худшей пыткой, и это было весьма нечестно, так как Бен действительно милый и безобидный парень.

Я киваю и улыбаюсь знакомым. Когда требуется – спрашиваю о детях и семьях, если нельзя отказаться – пожимаю им руки, но вместе с этим все еще ищу одного-единственного человека.

И потом я вижу его. Он опирается о барный стул, потягивая «Хайнекен» – а как без него – и на нем надет смокинг. Я перестаю дышать, когда обвожу взглядом его тело, покрытое идеально скроенным черным костюмом, который делает его еще выше и сексуальнее, чем он уже есть. Грешно быть столь красивым, как Эдвард, и поверьте мне, он вызывает во мне желание сойти с праведного пути. А затем снова. И снова. И снова.

Кажется, Эдвард все-таки был неправ. Я хотела прийти сюда не из-за того, что я контрол-фрик. Я просто могла побыть с ним, пусть даже всего пару секунд.

Он медленно поворачивается от Эрика, который, кажется, рассказывает о чем-то, что требует эмоциональности жестов, в мою сторону. Наши взгляды встречаются, и я чувствую, как сбивается сердце.

Его губы растягиваются в секретной улыбке, когда он обводит взглядом мое тело. Он тяжело сглатывает – и я понимаю, что ему нравится мое платье.

Я чувствую несильное давление на локте – Бен пытается увести меня еще дальше, и это движение приковывает к себе взгляд Эдварда. Когда он снова смотрит на меня, уголки его губ чуть опускаются. Я ободряюще улыбаюсь, но улыбка тут же превращается в гримасу, когда какая-то очень высокая и безумно красивая блондинка касается его руки и наклоняется, чтобы прошептать ему что-то на ухо. Его глаза ни на секунду не покидают моих, когда он кивает Кейт, этой потрясающей шлюхе-организатору-вечера. Я хочу надрать себе зад за то, что заставила его проводить с ней времени больше, чем это необходимо. Это только моя вина… и Джессики. Мне хочется злиться на нее, но я не могу: она вроде как реально крута и я должна ей, что хреново.

С этого момента все словно превращается в теннисный матч. Каждый раз, когда Бен делает что-то, что вынуждает Эдварда недовольно посмотреть на меня, Кейт делает почти то же самое, и тогда презрительно смотрю уже я. Бен касается моей спины – Кейт скользит своей рукой по руке Эдварда. Бен наклоняется прошептать что-то мне на ухо – Кейт еще ближе прижимается к Эдварду. Не расстраивай меня чертовски вся эта ситуация, я бы вдоволь насладилась быстрой сменой наших эмоций: за пять секунд взгляд мог стать из виноватого полным ярости.

Когда я оборачиваюсь и нахожу Эдварда, стоящего в одиночку около бара, Бен говорит с каким-то автором, чью книгу напечатал «Рассвет». Я вежливо прошу извинить меня и спешу в ту сторону.

Я останавливаюсь около него, смотря вперед, едва касаясь плечом его руки. Он тоже решает не поворачивать голову в мою сторону, но я знаю, что он знает – это я.

– Весело? – любезно интересуюсь я, не отрывая глаз от передвижений бармена.

– Весьма, а тебе? – безэмоционально спрашивает он, и мой желудок делает кульбит.

– Безумно, – сухо отвечаю я.

– Бен кажется замечательным парнем, – я слышу сарказм в его голосе.

– Вы с Кейт тоже неплохо проводите время, – говорю я, рукой приманивая бармена.

– «Космополитен» для леди, – заказывает Эдвард, как только тот оказывается рядом с нами.

– Ты помнишь, – удивляюсь я, думая о нашем первом ужине с родителями тогда, в Парагоне.

– Ты важна для меня, поэтому да, помню, – тихо отвечает он, и мои щеки тут же начинают гореть, а я перестаю дышать. Меня поражает его умение говорить столь значимые вещи так, будто он читает меню в ресторане, где можно заказать еду на дом.

– Извини из-за Бена, – почти шепчу я, признавая свое самое большое сожаление на данный момент. – Ты должен знать, что я не поощряю его.

Эдвард наконец-то поворачивается ко мне лицом, когда бармен приносит мой коктейль. Я остаюсь на месте, думая о том, что о нас могут подумать люди вокруг, но все-таки смотрю в его сторону, извиняюще улыбаясь.

– Я знаю, сахарок, – его голос такой нежный и низкий, что я чувствую его в самых потаенных уголках своего тела. – Мне просто трудно на это смотреть.

Я киваю, делая маленький глоток, и наслаждаюсь приятным вкусом жидкости, когда она стекает по горлу.

– Так Кейт… – я позволяю предложению повиснуть в воздухе.

– Заинтересована, – подтверждает Эдвард. От этих слов все леденеет, и, несмотря на игривый тон, я ощущаю растущую ревность.

– Нахальство так и хлещет? – кисло бурчу я, наклоняя бокал из стороны в сторону и впиваясь в него так крепко, будто от этого зависит моя жизнь. Так крепко, как сомкнула бы руки на длинной и элегантной шее Кейт.

– А как без этого, – ухмыляется он и делает глоток пива, внимательно изучая меня поверх горла бутылки. В его глазах царит веселье, и я хочу либо зацеловать его до смерти, либо ударить по голове.

Эдвард, должно быть, замечает, как меняется мое настроение, потому что тут же опускает пиво и наклоняется ко мне. Я смотрю вокруг, убеждаясь, что рядом нет никого, кого бы мы знали.

– Эй, – нежно приказывает он, заставляя меня посмотреть на него. В его глазах написано сожаление. – Я сказал, что она заинтересована. Не я.

Он что-то ищет на моем лице, и я медленно киваю, нервно закусывая нижнюю губу.

– Можешь, пожалуйста, сделать одолжение и донести это и до нее? – тихо спрашиваю я, ненавидя то, насколько неуверенным кажется мой голос.

Эдвард хмурится, и я уверена: он безумно хочет коснуться меня.

– Можешь сделать то же самое для меня? – его вопрос – вызов, хотя я не уверена, должен ли он им быть.

– Да, – шепчу я, опуская взгляд на его рот.

– Не делай этого, – мрачно предупреждает он. Я тут же смотрю вверх и вижу его глаза, темные и полные страсти. Мое сердцебиение тут же ускоряется. В ушах начинает звенеть. Дыхание учащается. Я знаю этот взгляд.

– Не делать чего? – невинно переспрашиваю я, облизывая губы.

– Не смотри на меня так, когда знаешь, что я ничего не могу сделать, – рычит он, и я вдруг понимаю, насколько наши тела склонились друг к другу: между нами нет никакого пространства.

– Если вы хотите сохранить в секрете то, что между вами происходит, то вам лучше разойтись, – немного пьяный голос Джессики вторгается в наш пузырь, и мы оба испуганно делаем по шагу назад. – Боже, – раздраженно пыхтит она.

Я не могу сдержать смех, когда вижу, как она опирается о барную стойку рядом со мной. Ее грудь почти вываливается из слишком обтягивающего платья.

– Вы элегантны как всегда, мисс Стэнли, – я поднимаю бокал, приветствуя ее.

– Ты же знаешь меня, – отмахивается она и пытается поднять бокал в ответ, но большая часть жидкости заливает ее руку. Да, она явно завершила набег на «выпей-сколько-захочешь-бар».

– Дерьмо, – шипит она, пытаясь слизать все языком.

– Держи, Джессика, – Эдвард перегибается через меня и предлагает ей плотную салфетку.

– Спасибо, Эдди, – она слабо улыбается, прежде чем начинает тереть идеально белой тканью красные следы от вина.

– Твой спутник уже на пути сюда, – шепчет Эдвард в мое ухо.

Действительно, Бен продвигается в нашу сторону сквозь толпу.

– Позволь мне представить вас, – быстро предлагаю я, желая унять страхи Эдварда, касающиеся каких-либо намерений Бена, и надеюсь, что он сделает то же самое, чтобы успокоить меня.

– Да ладно, я познакомлюсь с ним позже, – отказывается он, но делает шаг вперед – не назад. Я смотрю, как он склоняется ко мне и приближает рот к моему уху, вызывая у меня мурашки. – Говорил ли он уже, что ты безоговорочно и охренительно сексуально красива?

– Не в стольких словах, – удается пробормотать мне. Я подавляю желание потереться об него.

– Ах, – я чувствую, как он качает головой и его волосы щекочут щеку. – Надо будет исправить это чуть позже. – Я едва не падаю, ощущая его язык около уха. Через мгновение по мне бьет ледяной воздух, когда он исчезает.

– Вот ты где, Белла, – улыбается Бен, останавливаясь передо мной. Пытаясь улыбнуться в ответ, я тут же подношу бокал к губам, стремясь избавиться от сухости во рту. – Вижу, ты уже нашла бар, – шутит он.

– И не только его, – фыркает позади Джессика.

Бен неуверенно улыбается, вместе с тем хмурясь.

Я закатываю глаза и поднимаю руку, указывая на то, что она слишком много выпила. Его улыбка становится шире, когда он понимает меня.

Облегченно выдыхая, я позволяю себе найти причину своего дискомфорта. Он стоит почти в другом конце комнаты, бессовестно ухмыляясь, и поднимает свой бокал, подмигивая мне.

Я ненавижу его... ненавижу-но-вроде-как-люблю.

***

Согласен, что ты круче.
Держался тех же правил.
Меня ты одурачил,
Разгневаться заставил.


Вечер проходит спокойно. Мы то и дело слышим длинные речи, произносимые эгоцентричными людьми.

Я держусь от Бена на почтительном расстоянии – ранее я дала ему понять, что у меня есть мужчина, будучи при этом не слишком очевидной и жестокой по отношению к нему. Он принял это стойко и сказал, что тот парень счастливчик. Я поблагодарила его и улыбнулась, и с того момента все ненавязчивые касания тут же прекратились.

Кейт же, напротив, продолжает ходить следом за Эдвардом, и неважно, говорит ли он с Эриком и Джеймсом или берет напиток в баре. Тем не менее он, когда бы она ни касалась его, вежливо отводит ее руку в сторону или же отходит сам. Я не знаю, сказал ли он ей, что несвободен, или нет, но, так или иначе, она не отступает.

Я пытаюсь оставаться спокойной: в глубине души знаю, что Эдвард не сделает ничего, чтобы унизить наши отношения, если их таковыми можно было назвать. Вообще-то, да, можно. Все, что мы делали, именно так и называется – отношениями. Мне не надо, чтобы он произносил это вслух.

Но с каждым прикосновением, наигранным смехом или улыбкой, брошенной в ее сторону, я чувствую, как во мне зарождаются сомнения. Страх, что он может понять, как легко можно найти кого-то лучше меня.

Поэтому я стараюсь сконцентрироваться на многочисленных беседах, в которых я участвую, или на хвастливом авторе. Я киваю и заставляю себя смотреть в одну точку – не искать его.

Однако у меня не получается сдержать себя в руках, когда место на сцене занимает автор, который начинает рассказывать, как профессор в колледже всегда звал его следующим Эдисоном (Прим. переводчика: Эдисон Маршалл – достаточно известный писатель).

Мы с Эдвардом считаем, что эта книга – полный провал, а не талантливая работа. Я спрашивала Аро бесчисленное количество раз, почему он решил дать шанс этой истории, и в ответ получала лишь безразличное пожатие плечами и бормотание о «дружбе семей в течение многих лет».

Когда автор продолжает рассказывать о книге, которая, по его нескромному мнению, станет следующим прорывом в американской литературе, я тут же смотрю на Эдварда. Он на меня. В его взгляде читается смех. Я пытаюсь подавить растущую усмешку, но безрезультатно – так же, как и у него. Он закатывает глаза и подмигивает. От этого интимного жеста у меня сжимается сердце, и я тут же вспоминаю, как сильно скучаю по его близости, теплу и комфорту. Мне хочется поехать домой, ощутить вокруг себя его руки и почувствовать то, что он остался не только из-за моей просьбы, но и по своему желанию.

В данный момент я стою в кругу коллег: Аро, Бена, Маркуса и очень пьяной Джессики. С момента нашего разговора мне действительно трудно чувствовать раздражение из-за ее непрофессионализма, поэтому каждый раз, когда она делает нетвердый шаг в сторону, я понимаю, что тянусь, чтобы подстраховать ее. Аро не скрывает своего удивления, прекрасно зная о наших отношениях в прошлом.

– Ты выглядишь восхитительно, Белла, – говорит он, поднимая взгляд от моей руки, которая крепко сжимает локоть Джессики.

– Спасибо, Аро, – благодарю я, усиливая захват на конечности этой клуши.

– Сегодня в тебе есть что-то особенное, – задумчиво продолжает он.

– Белла встречается кое с кем, – спешит поделиться Бен. Ох, блядь.

– Правда? – с любопытством спрашивает Аро. – И где же проводит вечер этот счастливый мужчина?

– Ох, м-м-м… – запинаюсь я. – Он работает.

– И правда, – фыркает Джессика.

– Ты встречала его? – спрашивает Аро ее. Его удивление отражает мое. Я впиваюсь большим пальцам в ее плоть в знак предупреждения.

– Я хорошо его знаю, – отвечает она.

– Следовательно, мы тоже? – он приподнимает бровь, смотря на меня. К счастью, моя не столь трезвая коллега начинает падать в правую сторону, почти врезаясь в Маркуса. Если, конечно, это не является моим тайным ходом.

– Простите, джентльмены, – извиняюще улыбаюсь я, начиная тянуть Джессику подальше от этих людей. – Думаю, мне стоит вызвать такси.

Они все сочувствующе кивают, когда я поворачиваюсь и утягиваю ее за собой.

– Ты явно не умеешь держать язык за зубами, Джессика, – ворчу я, пока мы идем сквозь толпу.

– Прости, – тихо стонет она, пытаясь поспеть за мной.

Когда мы выходим в коридор, я начинаю озираться по сторонам, пытаясь найти место, куда ее можно усадить, чтобы позвонить в службу такси.

– Мне надо в ванную, – едва выговаривает она, путаясь в собственных ногах, отчего я чуть ли не падаю вместе с ней.

– Ладно, – бормочу я, ведя ее в нужном направлении.

Открыть дверь и удержать Джессику на ногах – задача не из простых. Она протискивается мимо меня в кабинку и громко закрывает за собой дверь. Вскоре в помещении раздаются ужасные громкие звуки.

– Я подожду снаружи, – кривлюсь я и выхожу в коридор, где опираюсь спиной о стену.

Что-то слева привлекает мое внимание, и, прежде чем я осознаю это, я смотрю в ту сторону.

Я замираю на месте, видя Эдварда рядом с Кейт. Ее руки обнимают его за талию. Он качает головой, говоря что-то, и тянется за спину, чтобы разорвать захват. А потом происходит это: она встает на цыпочки и целует его.

Весь мир замирает, пока я смотрю на то, что разворачивается передо мной. Все действия – словно в замедленной съемке. В ушах шумит так, будто я нахожусь под водой, кровь приливает к лицу. Прежде чем я успеваю подумать, я ахаю и тут же поднимаю руку ко рту, когда и Эдвард, и Кейт поворачивают головы в сторону этого звука.

Последнее, что я вижу, прежде чем разворачиваюсь и убегаю, это шокированные глаза Эдварда, которые в тот момент напоминают мне глаза Джейкоба.

***

Сердце зло и холодно.
Как будто умерло оно.
Дверь закрой, зашторь окно,
Проедемся с тобой.


Руки дрожат, когда я захлопываю за собой дверь своего кабинета и бреду к столу, не включая света. Я хочу сесть на стул, но тут же передумываю и становлюсь лицом к окну, смотря теперь на весь Сиэтл.

Разумом я понимаю, что видела, как женщина полезла к мужчине. Разумом я понимаю, что Эдвард не был инициатором поцелуя. Разумом я понимаю, что ни будь наши отношения тайной, я бы подошла, ударила Кейт по ее симпатичному личику и потребовала объяснений от Эдварда. Разум – это очень хорошо в такие моменты. Но когда вы видите что-то столь болезненное, напоминающее вам о чем-то, от чего вы пытались себя защитить, разум отходит на второй план.

Ничто не ранит так, как осознание того, что вас предали. Не сомневайтесь, я знаю.

Когда позади меня открывается и закрывается с тихим щелчком дверь, я замираю. Затем раздается звук закрываемого замка и опускаемых жалюзи.

Даже не глядя, я знаю, что это Эдвард. Я знала, что он последует за мной. Я хотела этого. Мне это было необходимо.

– Белла, – мое имя эхом звучит в окружающей нас тишине.

В его голосе я ожидала услышать тихое раскаяние. Вину. Но ничего этого нет. Лишь уверенность. Мое имя – приказ из его уст.

Я поворачиваюсь к нему, удивленная его уверенностью и желающая увидеть выражение лица. Он выглядит спокойным, собранным и куда менее задетым, чем я. Я почти открываю рот, но не даю ему насладиться этим.

– Сядь, пожалуйста, – указывает он на стул.

– Нет, – качаю я головой, вызывающе распрямляя плечи.

– Белла, – предупреждающе тянет он, и моя кожа покрывается мурашками. – Сядь. Сейчас.

В этот раз я все-таки открываю рот и по какой-то причине подчиняюсь ему. Ноги несут мое онемевшее тело в сторону стола, и я опускаюсь в кресло, не отрывая от Эдварда безэмоционального взгляда.

От этой маленькой победы он немного расслабляется. Мне хочется презрительно усмехнуться, но нет сил. Я чувствую, как из головы улетают все мысли. Как стены выстраиваются сами собой. Я уже была в такой ситуации, тело узнает ее.

– Ты знаешь, что ты видела, – медленно начинает он, делая осторожный шаг. Глядя на него, я отрицаю эти слова.

– Ты знаешь, что видела, как Кейт набросилась на меня, – продолжает он, совершенно не задетый моим безразличием. Я утомленно наблюдаю за ним, пока он подходит, словно хищник, приближающийся к добыче.

– Ты знаешь, что это была она, – еще один шаг.

– Ты знаешь, что я этого не хотел.

Разум медленно запирает каждую дверь, которую Эдвард открывает с таким трудом. Я моргаю, пораженная тем, как легко вновь ничего не чувствовать. Это просто и успокаивающе, а еще напоминает старое одеяло.

– Что же ты делал с ней около лифта? – в моем голосе нет эмоций, он пуст и безжизнен в окружающей нас тишине.

– Она попросила меня проводить ее до машины, – спокойно объясняет он. – Вместо этого я предложил проводить до лифта. – Еще один шаг в мою сторону. Еще четыре – и я окажусь в опасности.

– Почему? – вопрос – шепот, срывающийся с губ.

– Потому что мама учила меня быть джентльменом, – не мешкая, говорит он.

Я качаю головой и чувствую, как напрягаюсь, когда он подходит еще ближе.

– Нет, я имею в виду, почему бы не проводить до машины? Там было бы больше уединения.

Он смеется, и мое сердце пропускает удар.

– Именно по этой самой причине я выбрал лифт.

– Она лезла к тебе весь вечер, – обвиняю я, не желая принять искренность в его голосе. – Ты должен был знать, что она предпримет что-то.

– Да, – его согласие шокирует меня, вновь закрывая двери моей слегка упавшей защиты. – Но не знал.

– Не знал, что она сделает это, или не знал, что тебя поймают? – сухо бросаю я, хватаясь за ручки стула, когда он подходит еще ближе.

– Все вместе, – его ответ бьет по мне. Во рту пересыхает, и сердце ускоряет свой ритм. Ненавидеть его было бы проще, не будь он столь красив.

Он делает последний шаг, и его колени почти касаются моих. Я чувствую, как напрягаются мышцы от желания сбежать, но его взгляд приковывает меня к креслу, и я не могу двигаться.

– Мне жаль, что ты это увидела, – шепчет Эдвард. Я почти рассыпаюсь на кусочки, слыша в его голосе уязвимость.

Я наблюдаю за ним, когда он опускается на колени, не отрывая от меня глаз.

Долгое время мы молча смотрим друг на друга, потерянные в боли и непонимании.

– Я не Джейкоб, Белла, – его слова настолько нежны и полны честности, что я чувствую, как стены покрываются трещинами. Мне так сильно хочется верить ему.

Когда его руки касаются голых ног, я немного подпрыгиваю. Он разводит колени в стороны и встает между ними. Тепло, идущее от его кожи, передается от него ко мне. Слова, сказанные им, оставляют меня беззащитной и сломленной.

– Я бы никогда не предал тебя таким образом.

Он подчеркивает это, медленно ведя руками по ногам, поднимая все выше белую ткань моего коктейльного платья.

Я ахаю, когда он достигает коленей и обхватывает меня под ними. Он тянет меня, пока я не оказываюсь на самом краешке кресла. Он продолжает ласки и поднимает платье до тех пор, пока оно не собирается вокруг моих бедер. Теперь я обнажена для него.

Его большие пальцы вырисовывают уверенные круги на тазовой кости – как раз над краем моих трусиков.

– Я хочу только тебя, – страстно шепчет он, глазами умоляя меня поверить ему.

Его пальцы подцепляют ткань трусиков, стягивая их с моей попки вниз по ногам. Холодный воздух касается разгоряченной кожи, и я сжимаюсь, понимая, что уже влажная для него.

Я с восхищением наблюдаю за тем, как его руки скользят по моим икрам к коленям, а потом широко разводят их в стороны.

– Держись, детка, – негромко говорит он, накрывая мои руки своими и нежно пожимая их. – Нас ждет безумная скачка.

Сама того не осознавая, я облизываю губы, когда он садится на корточки и гладит руками внутреннюю часть моих бедер. Пальцы его левой руки, достигнув моей киски, разводят половые губы. У меня захватывает дух от неожиданного вторжения, но, не успев сомкнуть ноги, я чувствую, как указательный палец его правой руки проделывает дорожку от лобка к ноющему клитору и останавливается у моего входа. Мой взгляд прикован к его пальцу, который медленно входит в меня. Я прикусываю изнутри щеку, изнывая от растущего в груди желания.

– Тебе нравится? – соблазнительным голосом спрашивает он, пока его палец массирует мои стеночки.

– Да-а-а, – шиплю я, запрокидывая голову.

– Тогда это понравится тебе еще больше, – шепчет он, и я вздрагиваю, когда его язык дотрагивается до моей самой чувствительной точки.

– Блядь, Эдвард, – потрясенно вздыхаю я, тут же поднимая голову, чтобы посмотреть на его голову между моих бедер.

В ответ он медленно обводит языком мой клитор, пока его палец входит и выходит из меня. Мои бедра двигаются, а тело дрожит от ощущений, которые вызывает его язык.

Его губы обволакивают меня, посасывая, пока язык колдует над клитором. Мое дыхание учащается, пальцы впиваются в кожаные подлокотники кресла, а ноги напрягаются в попытке раздвинуться сильнее, чем позволяют мышцы. Я никогда еще не хотела быть более обнаженной и открытой.

Он добавляет еще один палец, пошатнув мою способность держать лицо, когда его зубы задевают мою плоть.

– Черт! Черт! Черт! – выкрикиваю я, когда живот напрягается, жадно ища освобождения, к которому меня ведут язык и пальцы Эдварда.
Все мое тело покрывается испариной. Дыхание затрудняется, и в горле появляется комок. Сердце неистово бьется в груди. Бедра отчаянно поднимаются навстречу его лицу.

Я, как Ева, а Эдвард… у него язык змея.

Будто он еще не обладает мной… Будто ему нужно еще больше оружия в арсенале… Эдвард накрывает языком клитор, водя по нему вверх и вниз, пока я не превращаюсь в комок нервов, сфокусированный только на его прикосновениях.

Я направляю его голову, потеряв всякий стыд под давлением желания моего тела. Я близка и, сдавленно восклицая, говорю ему это.

Он усиливает натиск, выводя круги поменьше и понастойчивее, пока я не сжимаюсь, а потом всё взрывается.

– А-а-ах… я… ах… – бедра отрываются от кресла и зависают в воздухе, когда я достигаю состояния эйфории, а мои губы раскрываются в беззвучном крике. Перед закрытыми глазами стоят яркие пятна. Пальцы немеют, когда я вдавливаю их в кресло.

Оргазм достигает вершины, и грудь разрывает от нехватки кислорода. Не в силах удержаться на трясущихся ногах, я падаю обратно в кресло, оторвав бедра ото рта Эдварда. Я делаю глоток воздуха, грудь вздымается в такт моему учащенному сердцебиению.

Пальцы Эдварда медленно и нежно двигаются во мне, возвращая с небес на землю, а затем аккуратно выходят.

Я открываю глаза и безмолвно смотрю, как он наклоняет голову, чтобы оставить на моей киске последний поцелуй. Он поднимает на меня взгляд, пока его руки скользят по моим ноющим бедрам, успокаивая напряженные мышцы.

Эмоции, отражающиеся на его лице, очень сильны, и я чувствую, как мою кожу начинает покалывать от осознания того, что он весь мой. Я ощущаю, как под его взглядом остатки годами копившихся страхов и переживаний медленно исчезают.

Слезинка, выскользнувшая из уголка глаза, медленно стекает по моей щеке. Он безмолвно наблюдает за ней, а потом протягивает руку к моему лицу и нежно стирает капельку влаги.

– Больше никаких слез, малышка, – шепчет он, прижимаясь ко мне в поцелуе. – Эти губы созданы для улыбки, – говорит он мне в рот, скользя в него языком.

Я ощущаю свой вкус, и, хотя это должно казаться чем-то отвратительным, это дает мне понять, что теперь я всецело его.

Я позволяю себе почувствовать его, приоткрывая рот под его нежными ласками.

Я позволяю себе коснуться его, поднимая руку и скользя ею по его волосам.

И я позволяю себе поверить ему, отчего все преграды рушатся, падают, словно бойцы на поле боя.

Эдвард – не Джейкоб. Эдвард лучше. Эдвард мой, и я – его.

Я чувствую себя свободной. Освобожденной от Джейкоба и всех слез, что я из-за него пролила. Наконец-то.

Эдвард медленно отстраняется и поднимается, протягивая мне руку.

Я беру ее и встаю на дрожащих ногах, подол тут же спадает к коленям. Я не боюсь упасть: Эдвард прямо здесь, всегда готовый мне помочь обрести равновесие более чем в одном смысле.

Он тянет мою руку, обернутую в его, к своему телу, пока она не касается выпуклости между ног. Я чувствую, как она становится еще тверже, пока он намеренно ласкает себя с моей помощью.

– Поехали домой, – сипло шепчет он, касаясь губами уголка моего рта. – Ты нужна мне. – Он подчеркивает это, еще крепче прижимая ладонь к своему члену.

– Ты нужен мне, – шепчу я в ответ.

– Я рядом.

До конца осталось совсем чуть-чуть (3 главы и эпилог) happy
Как думаете, когда герои признаются друг другу в любви? Кто будет первым? Сразу ли ответит второй?
С радостью выслушаю все ваши предположения, а так же комментарии по этой главе на форуме.

За перевод НЦ-сцены благодарим Машу, а за проверку - Таню!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-14035-40
Категория: СЛЭШ и НЦ | Добавил: Winee (11.10.2015) | Автор: Перевод: Winee
Просмотров: 3863 | Комментарии: 47


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 471 2 »
0
47 Mari:)   (14.12.2015 02:21)
Хорошо, когда всё так хорошо))

0
46 ZaID   (14.11.2015 21:09)
Эх Белла вынужденно с Б ну, а с ним эта противная и развязная К..............................
Он словно, обязательно касается ее да, К же, прямо вызывающее ведет себя........................................
Они уговорились, вроде бы но, Кейт никак не угомонится ну, Джесс поддерживает их.................................................
Как замечательно, Эдвард серьезно, обстоятельно и проникновенно
показал, ей настолько
любит ее.............................................

0
45 LOst   (18.10.2015 22:05)
Спасибо! Ситуация с Кейт, конечно, ужасная... Да и к тому же, что Белла их увидела, и тут хочешь-не хочешь, но вспомнишь Джейка... angry Но, как правильно Белла заметила - они разные! Да и Эдвард доказал ей всеми возможными и невозможными способами, что ОНА ему нужна, именно ОНА!

0
44 Nasteoncka   (17.10.2015 05:57)
Спасибо за главу! Эдвард хорошо улаживает конфликты biggrin

0
43 Elena18   (16.10.2015 23:07)
Спасибо за главу!!)))

0
42 Dunysha   (16.10.2015 21:21)
спасибо за главу. у Беллы постепенно все страхи пропадают Эдвард умело с ними справляется. мне кажется самое испытание впереди на свадьбе и не исключаю что именно там и прозвучат заветные слова happy

0
41 Коломийка   (14.10.2015 10:29)
Спасибо за перевод новой главы!

0
40 Котенок1313   (14.10.2015 01:04)
Спасибо за главу)

0
39 Alin@   (13.10.2015 22:13)
Джессика теперь тоже в курсе их отношений. Но инцидент который произошел показал что Белла и Эдвард должны доверять друг другу

0
38 Леди   (13.10.2015 20:14)
Спасибо за главу)))

-1
37 Chekhova_Anna   (13.10.2015 19:03)
я просто знаю, что будет дальше... Так что я молчу happy happy happy happy
спасибо за работу!!)

0
36 Неважно   (13.10.2015 18:40)
спасибо за главу!

0
35 Ololo27   (13.10.2015 15:34)
Эдвард знает как разрулить конфликт ^^
Спасибо за главу!)

0
34 agat   (13.10.2015 07:54)
Ну это, практически, признание в любви!

0
33 Edera   (12.10.2015 23:45)
Спасибо за главу!

0
32 natik359   (12.10.2015 23:21)
Хорошо, что это недоразумение так быстро закончилось! Эдвард тут просто молодец! happy

0
31 galina_rouz   (12.10.2015 16:15)
спасибо за продолжение!

0
30 lenuciya   (12.10.2015 15:56)
судя по джентельменским замашкам Эдварда именно он бутет первым, кто признается в любви

0
29 эшлиники   (12.10.2015 15:17)
Очень рада новой главе! спасибо переводчику!

0
28 таshа   (12.10.2015 13:39)
Спасибо!

0
27 shweds   (12.10.2015 13:06)
Спасибо за главу!

0
26 Helen77   (12.10.2015 10:53)
Спасибо большое.

0
25 Lepis   (12.10.2015 10:46)
Спасибо

0
24 evgen4410   (12.10.2015 10:36)
а мне кажется первый признается Эдвард happy

0
23 ЕвинаЕ   (12.10.2015 10:20)
Спасибо за новую главу!

0
22 tasya-stasya   (12.10.2015 05:33)
Спасибо за продолжение!

Цитата Текст статьи
Я чувствую себя свободной.
В этих строчках чувствуется столько реального освобождения...

0
21 Robssten   (12.10.2015 02:06)
Спасибо большое за главу!!!

0
20 riddle   (12.10.2015 01:33)
Спасибо за главу

0
19 siana13   (12.10.2015 01:29)
Спасибо большое за перевод!

0
18 yulichka2069   (12.10.2015 01:06)
Большое спасибо за продолжение!!!

1-30 31-47
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]