Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1695]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2627]
Кроссовер [691]
Конкурсные работы [29]
Конкурсные работы (НЦ) [3]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15179]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14481]
Альтернатива [9045]
СЛЭШ и НЦ [9083]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4392]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за май

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Моя стихия
Сборник стихотворений, о любви, дружбе и всему меня окружающему

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Прям как доктор прописал
Медсестра Свон клянется никогда не встречаться с врачами, полагая, что они эгоистичные наглецы. Но изменит ли она свое мнение, когда придет на новую работу и встретит привлекательного доктора Каллена, или его заигрывания только укрепят ее решение?

Конкурс мини-фиков "Круто ты попал!"
Приветствуем вас на очередном конкурсе фанфикшена! Его темой становятся Попаданцы - мистика или все люди! Это могут быть путешественники в параллельные или сказочные миры, в будущее или прошлое, в сюжеты фильмов или книг, в неожиданные места, в чужие тела или страны, а также кроссоверы фандомов или любые другие идеи, которые придут в ваши вдохновленные головы.
Прием работ: 1.05 - 20.07

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Проклятый навечно
Эдвард - родоначальник расы вампиров. Столь могущественный, что его существование внушает страх даже клану Вольтури, беспрекословно исполняющему любые его желания. Навеянное озабоченностью трех братьев, чем обернется решение Эдварда нанести визит тихому клану Калленов? Увидит ли он в них угрозу тому миру, на создание которого потратил тысячелетия, или позволит им мирно существовать и дальше?

Одиночка
Эдвард Каллен – одиночка, изгой. Он ненавидит всех, включая самого себя. Он не является хорошим человеком. Так почему же меня так тянет к нему? И откуда это сумасшедшее чувство, что он чувствует то же самое?



А вы знаете?

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
На каком дизайне вы сидите?
1. Gotic Style
2. Breaking Dawn-2 Style
3. Summer Style
4. Breaking Dawn Style
5. Twilight Style
6. New Moon Style
7. Eclipse Style
8. Winter Style
Всего ответов: 1917
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Конкурсные работы

Всё и немного больше

2020-7-15
23
0
Название: Всё и немного больше

Категория: Авторские истории. Собственное
Бета: +
Жанр: sci-fi, космоопера, романтика
Рейтинг: R
Саммари: За свое счастье можно отдать все и немного больше. Но иногда этим «немного» оказывается собственная жизнь…




Писатель Игорь Емельяненко существует только в моем воображении. В конце приведен краткий словарик терминов, встречающихся в тексте.

«… - Кэп, держи курс три-пять-семь!
- Кэп, дальности гравилуча не хватает, нужно подлететь еще ближе!
- А мне не хватает мощности! Лас, добавь еще!
- Не могу! Мы исчерпали все резервы!
- Тогда сними с защитного поля! И с обогрева, мы сейчас и так не замерзнем!
- Эйнар, ты с ума сошел? – зашипела Лас-шкаа, встопорщив усы.
- Делай, что я сказал!
Освещение в рубке мигнуло и загорелось снова, правда, более тускло. Из вентиляционных щелей потянуло холодом. Зато маленький катер, получив дополнительное ускорение, понесся вперед.
- Отлично, кэп, еще немного! – радостно осклабился Крис, нацеливая гравилуч на корму удирающего от нас корабля контрабандистов. Казалось, еще секунда-две, и все будет кончено – мы захватим их катер, сдадим властям и получим заслуженную награду. Я уже начал было предвкушать вечер в баре, приятную атмосферу, запах дыма и экзотических духов, гладкую кожу процерионской красотки…
Оглушительный удар сотряс корпус нашего катера. Сразу наступила полная тьма, остались мигать только лампочки аварийного освещения, и подсвечивался пульт. Но что хуже всего – замолчал двигатель. Катер продолжал лететь вперед по инерции, но ни о каком захвате контрабандистов уже не шло и речи – самим бы выжить.
- Кэп? – растерянно произнес Крис. Лас-шкаа рассерженно и нецензурно фырчала себе под нос.
Резко загудел зуммер. Одного взгляда хватило, чтобы понять: положение не то что плохое – оно практически безвыходное. Отключились все системы жизнеобеспечения. Нам грозит смерть либо от холода, либо от недостатка кислорода, который больше не вырабатывался в баках. Весь запас – тот, что еще остался в катере и в запасных баллонах.
- Всем надеть скафандры! Немедленно! – скомандовал я, стукнув по клавише аварийного вызова. В космос понеслись сигналы на всех возможных частотах. Если кто-то найдется в этом уголке Галактики, то нас спасут. Если же нет… То об этом лучше не думать.
Я отстегнул ремни пилотского кресла и плавно поднялся вверх: искусственная гравитация тоже отключилась.
– Крис, ты понял, что это было?
- Понял, кэп, - необычно мрачно ответил всегда хладнокровный клон. – У них были плазматы.
Теперь выругался я. Если бы не мой приказ убрать защиту, то катер, может быть, и выстоял бы против мощного удара плазменного оружия. А может быть, и нет. Но сейчас мы имеем то, что имеем – лишенный управления катер, затерянный в глубоком космосе вдали от оживленных трасс.
Лас-шкаа, плавным движением скользнувшая в коридор, принесла нам скафандры и грациозно влезла в свой. Крис не торопился.
- Эйнар… я не буду его надевать. Кислород нужен вам больше, чем мне.
- Даже не думай! – рявкнул я и вынужден был схватиться за спинку кресла, чтобы не удариться головой о потолок рубки. – Ты такой же член экипажа, как и мы!
- Эйнар, ты не хуже меня знаешь, что я – клон, и меня можно повторить, в отличие от вас.
- Стрелок Крис! – повысил голос я. – Отставить разговоры и влезть в скафандр! Это приказ капитана.
- Эйнар, ты бы и сам поторопился, - заметила свернувшаяся клубком, чтобы не терять тепло, Лас-шкаа. – Иначе замерзнешь до того, как задохнешься.
Температура в рубке уже заметно понизилась, и при выдохе изо рта вылетали клубы белого пара. Но я стал влезать в скафандр только после того, как в свой облачился Крис.
- Закрываем шлемы только тогда, когда уровень СО2 достигнет критической отметки, - отдал я последний приказ и по примеру Лас-шкаа сжался в кресле.
Катер, теряя скорость, дрейфовал в открытом космосе. Только боги, если они вообще существуют, могли знать, придет к нам помощь или нет…»

Я разочарованно закрыла книжку и убрала ее в сумку, посылая одновременно лучи благодарности и негодования неведомому мне Игорю Емельяненко, автору уже третьего по счету произведения про команду космических охотников за головами: выходца с Земли Эйнара Торвальдссена, фелину Лас-шкаа и Клонированного Разумного Измененного Существа, сокращенно – Криса. Ну как можно писать так интересно, что книги глотаются на одном дыхании, и заканчивать на таком тревожном моменте? Теперь придется ждать появления продолжения – не оставит же автор своих героев в безвыходной ситуации?
«Станция Петроградская. Осторожно, двери открываются. Следующая станция – Черная речка», - проговорил бездушный женский голос. Я встала – пора выходить.
Резкий позднеоктябрьский ветер дул, кажется, со всех сторон сразу, забираясь под куртку и джинсы. Сверху сыпался то ли дождь, то ли мокрый снег. Леденели руки, волосы лезли в глаза и рот, капюшон не желал удерживаться на голове, кроссовки скользили по первому ледку на асфальте и промокали в глубоких питерских лужах. Торопясь домой, я невольно думала: Эйнару и его команде сейчас так же тяжело? Ветра и гололеда под ногами у них нет, но зато у меня сколько угодно свежего холодного воздуха.
Даже слишком много. На мосту через Карповку я вынуждена была схватиться за перила, чтобы внезапный порыв ветра не сбил меня с ног. А вокруг – никого, кто мог бы поддержать меня. Поздний час и промозглая погода разогнали всех по домам, обычно оживленный проспект сейчас удивлял прямо-таки космической пустотой, и только огни в окнах говорили о том, что город еще не вымер.
А когда я повернула за угол, стало как-то еще темнее и страшнее. Я почти бежала, слыша, как эхом отдаются мои шаги от стен домов, которые, казалось, двигались друг к другу, сужая и без того неширокое пространство. Мне оставалось совсем немного: три дома, подворотня и родной двор-колодец. Но тут нога поехала куда-то вбок, все перед глазами качнулось, и голову пронзила резкая боль. Темнота навалилась на меня и властно накрыла не пропускающим ни свет, ни звуки покрывалом.

Мое тело подрагивало. Не само по себе, а по той простой причине, что я лежала на чем-то вибрирующем и жестком. Через сомкнутые веки пробивался тусклый свет. Затылок тупо болел. Руки и ноги двигались. Грудь поднималась и опускалась, вдыхая отдающий чем-то странным воздух.
Я осторожно открыла сначала один глаз, потом второй и, испугавшись, снова закрыла их. Но то, что они увидели, отпечаталось в памяти. Серые стены из потертого пластика. Решетка, перегораживающая выход. Невысокий потолок с вделанными в него лампами. Металлическое покрытие на полу. Полное отсутствие мебели. Чистота – ни пылинки, ни надписей на стенах, ни мусора вокруг. Тепло – мне хотелось снять или по крайней мере расстегнуть куртку.
Куда это я попала? И почему пол так дрожит?
Никто не мог ответить мне на эти вопросы, поскольку в прямой видимости не нашлось ни единой живой души. Я напрягла память, вспоминая, что со мной произошло. Падение? Тогда я должна или лежать на холодном асфальте, или, если меня все-таки нашли добрые самаритяне, ехать в ближайший приемный покой. Ну или лежать на больничной койке, если врачи успели госпитализировать мое не подающее признаков сознания тело.
Но интерьер не походил ни на что, виденное мною в жизни. Я могла представить себе подобную обстановку разве что в подводной лодке, но не находила причины, по которой очутилась бы в ней. И почему решетка?
Я еще раз открыла глаза. Обстановка вокруг не изменилась.
- Эй! – крикнула я. – Есть кто-нибудь? Помогите!
Никакого ответа. Только вот вибрация, кажется, усиливалась. Мне оставалось сделать единственное возможное в моем положении – идти искать людей. Сам по себе пол вибрировать не может, кто-то должен для этого что-нибудь включить. А если найти это что-нибудь, то есть надежда, что я тоже кого-нибудь встречу. Только бы решетка была незапертой…
Решетка послушно открылась, выпуская меня… куда-то. В такой же серый узкий коридор с поручнями вдоль стен. За ним – невысокая металлическая лестница, при виде которой у меня в памяти всплыло слово «трап». Еще один такой же узкий серый коридор. Четыре двери по бокам, одна – в дальнем конце, и вот из-за нее доносились чьи-то реплики, причем я хорошо понимала их.
- Кэп, держи курс три-пять-семь! – женский голос, с легким пришепетыванием.
- Кэп, дальности гравилуча не хватает, нужно подлететь еще ближе! – мужской, безликий и бесстрастный.
- А мне не хватает мощности! Лас, добавь еще! – еще один мужской, низкий и властный.
Не веря своим ушам, я добралась до дверного проема в конце коридора и ошеломленно замерла на пороге.
Небольшое помещение, в котором едва умещаются четыре полулежачих кресла, одно из которых пустует, экраны, пульты, на которых что-то мигает, рисует инфограммы и светится, и трое… скажем так, людей. Крупный широкоплечий мужчина, абсолютно лысый, с высоким лбом и длинными пальцами. Женщина… не совсем человек. Кошачьи ушки на макушке, светло-рыжая шерстка, видная в тех местах, где тело не прикрыто темно-синим комбинезоном, длинный хвост, пропущенный через отверстие в кресле. И еще один мужчина, светловолосый, с короткой стрижкой. Больше я ничего не разглядела, потому что все трое сидели спинами ко мне.
- Не могу! Мы ис-шчерпали все резервы! – прошипела женщина.
- Тогда сними с защитного поля! И с обогрева, мы сейчас и так не замерзнем!
- Нет! – не успев сообразить, что делаю, крикнула я.
Все трое резко обернулись ко мне. В руках женщины мгновенно появился… появилось что-то, сильно напоминающее пистолет с расширенным дулом, направленным в мою сторону. Я быстро подняла руки, показывая, что безоружна.
- У них плазматы! Они сейчас выстрелят!
- Крис? – полуобернулся к крупному мужчине капитан.
- Это возможно, кэп. Но…
- Лас, маневр уклонения! Отстреливай обманку!
Пол ушел из-под моих ног. Я упала там, где стояла, и крепко уцепилась за поручень в стене, пытаясь не удариться головой второй раз за день. Туман в сознании не то что не рассеивался, но и стал еще сильнее. Бред? Галлюцинации? Я же не могу попасть в книгу, которую только что читала?
Но тело упорно доказывало обратное. Руки крепко сжимали металлический поручень, глаза видели серый пластик стены, уши слышали короткие переговоры в рубке. Рубке?! Катер! Тот самый катер «Искатель» дергался из стороны в сторону, видимо при выполнении того самого «маневра уклонения», а меня мотало вместе с ним. Я изо всех сил держалась за поручень, пытаясь осознать все то, что происходило вокруг.
Еще один резкий толчок, я почти впечаталась носом в стену – и катер остановился. Можно было временно выдохнуть, для порядка ущипнуть себя за руку и надавить на глазные яблоки, проверяя, не галлюцинация ли все это.
Нет. Или настолько реальная галлюцинация, что я не могу ее распознать. Оставалось принять как должное то, что меня каким-то чудом занесло в любимую книгу, и возрадоваться тому, что это не вселенная «Чужих», к примеру.
- Все, кэп, - донесся до меня голос Криса. – Крепко сидят, не вывернутся.
- Тогда я швартуюсь к ним.
Послышался скрежет, шум, странные чмокающие звуки – и все стихло.
- Идем, Крис, - позвал капитан, щелчком расстегнув ремни пилотского кресла. – Лас, присмотри пока за нашей гостьей.
- Не с-шомневайся, - прошипела фелина. – Глаз с-ш нее не с-шпущу.
- Я помогу вам встать, - безлично обратился капитан уже ко мне, протягивая руку. – И попросил бы подождать здесь. – Меня препроводили за одну из дверей, за которой оказался корабельный пищеблок: привинченная к полу обшарпанная мебель и нечто странное и явно техническое. Я растерянно села на один из стульев. Второй заняла Лас-шкаа, любовно оглаживающая рукоять оружия.
- Только ш-шевельнись – и я с-штреляю, – с угрожающим рыком сообщила она мне. Я и не собиралась дергаться. Куда мне, собственно, идти? Я понятия не имею, как сюда попала, и еще меньше – как мне вернуться назад. И возможно ли это вообще? Может быть, там, на Земле, я умерла, а моя душа угодила в своего рода рай – если книжную вселенную можно считать раем.
Время тянулось долго. Я искоса и с большим интересом рассмотрела морду? лицо? морду лица? фелины: зеленые глаза с вертикальными зрачками, длинные тонкие усы и вибриссы, изящный розовый носик и треугольный рот. Оценила покрытые шерстью лапы? руки? и выдвигающиеся острые когти, которые Лас-шкаа как бы невзначай продемонстрировала мне. Успела внимательно изучить все кнопки на устрашающем кухонном агрегате и даже приблизительно понять, как им пользоваться – моих технических знаний хватило, чтобы разобраться с этим, а кнопки «вкл/выкл» и «пуск» мог найти даже ребенок. Меня немного смущало, что язык, на котором говорят Эйнар, Крис и Лас-шкаа, знаком мне с раннего детства. Но, в конце концов, они пользуются тем, что вложил в них автор, а если Игорь Емельяненко пишет на русском, то ничего удивительного в этом нет.
Но вот, наконец, послышался шум, грязная ругань, шаги, грохот и лязг металла. Судя по всему, контрабандистов, за которыми гонялась команда, поймали и посадили в тот самый трюм с решеткой. Я вздохнула. Начиналось самое интересное. Капитан, несомненно, хочет узнать, откуда я взялась на его катере, равно как и откуда знаю про наличие плазматов у контрабандистов. Книжку ему показать, что ли?
Я полезла в сумку, так и висевшую у меня на плече. Лас-шкаа дернулась, выставляя ствол бласта вперед, но, к счастью, не выстрелила. Я виновато выложила руки на стол, показывая, что в них ничего нет. Совсем ничего. Книжка исчезла, и я не могла сказать, в какой момент она пропала: выпала в метро, на улице, во время падения или аннигилировалась в процессе перехода в этот мир. И как, интересно, мне теперь доказывать свою правоту?
Капитан Эйнар взял фелину за плечо.
- Убери бласт, Лас. Девушка ничего не сделает нам. И даже наоборот – она спасла наши жизни. На твоем месте я бы выразил ей свою благодарность хотя бы тем, что убрал оружие и когти.
- А на твоем мес-ште я бы с-шунула ее в трюм вмес-ште с-ш парнями Кархера, - фыркнула Лас-шкаа, но оружие убрала. – Неизвес-штно, кто она и чего от нее можно ожидать.
- Вот это мы сейчас и выясним, - спокойно проговорил капитан. – Лас, держи курс на Процерион-5. Я скоро подойду. Это приказ, Лас, - более жестко добавил он, видя, что его напарница не пошевелилась. Фелина с недовольной миной на… все-таки лице встала, резко махнув хвостом, кончик которого чуть не хлестнул меня по щеке. Я вовремя успела уклониться. Разъяренная – это чувствовалось по каждому движения Лас-шкаа – кошка вышла. Крис встал в дверном проеме, перегораживая выход и, судя по всему, охраняя капитана. Эйнар занял место фелины.
Я впервые получила возможность рассмотреть его внешность: продолговатое лицо, узкие губы, четко очерченные скулы, небольшой шрам на подбородке, серые глаза, светлые волосы. Кого-то он мне смутно напоминал, но память отказывалась сообщать, кого именно. Точно не из числа моих близких знакомых. Может быть, я когда-то видела кого-то похожего на него в метро? Или в супермаркете?
- Не стоит обижаться на Лас, - почти мягко посоветовал Эйнар. – У нее есть свои причины не любить посторонних.
- Которые к тому же появились на катере неизвестно откуда, - пробормотала я себе под нос, раздумывая, стоит ли сообщать капитану о том, что история жизни Лас-шкаа известна мне не хуже, чем ему.
- И это в особенности, - согласился Эйнар и поставил передо мной баночку, внутри которой что-то плескалось. Пить хотелось. Очень хотелось. Но я понятия не имела, как открывается чертова банка – обычного, привычного нам ключа сверху не оказалось.
- Помогите мне открыть, пожалуйста. – Я пододвинула капитану банку. Тот ничем не выказал удивления, взял ее и повернул верхнюю часть, открыв тем самым отверстие. Я с благодарностью приняла банку обратно и жадно глотнула.
Эйнар не торопился начинать разговор, в свою очередь, рассматривая меня. Можно было поклясться чем угодно, что кроме вполне ожидаемого любопытства к неведомой зверушке, невесть как занесенной на его катер и представляющей неизвестно какую угрозу, в его глазах светился откровенный мужской интерес. Я смутилась, представив, как сейчас выгляжу: в мокрой и грязной одежде, с багровыми от неловкости положения пятнами на щеках, слипшимися и не высохшими окончательно волосами, вполне возможно, что и потекшей тушью, и внезапно задрожавшей рукой поставила банку на стол.
- Предлагаю сначала познакомиться, - доброжелательно предложил капитан. – Меня зовут Эйнар, я капитан этой посудины. В дверях стоит мой напарник Крис, и катер сейчас ведет Лас-шкаа. Имен контрабандистов в трюме я не знаю, да и вам, наверное, они малоинтересны.
- Виктория, - в ответ пробормотала я.
- Тори? – расслышал меня по-своему Эйнар. – Очень приятно. А теперь нам хотелось бы узнать, как вы, Тори, очутились на моем катере.
- Не знаю, - искренне ответила я.
- Тори, так не пойдет. Это очень важный вопрос, и от ответа на него зависит многое.
- Но я действительно не знаю, - тяжело вздохнула я. – Не представляю, как вообще можно это объяснить.
- А вы попробуйте, Тори. – В голосе Эйнара появились жесткие нотки.
- Я шла домой. Было холодно, шел дождь, асфальт обледенел, - начала я. Вот интересно, а они вообще знают, что такое асфальт? Не помню, чтобы в книгах упоминалось покрытие дорог на Процерионе-5. - Я поскользнулась, ударилась головой и очнулась уже здесь.
- Она не лжет, кэп, - раздался безликий голос Криса. Я запоздало вспомнила, что помимо улучшенных человеческих способностей – убыстренная реакция, слух, зрение – он обладает еще и псионическими. Проще говоря, может считывать эмоции человека. – И она действительно не знала, как открывается банка.
- Допустим, - медленно проговорил Эйнар. – А где находится ваш дом, Тори?
Я опять задумалась. Земля-то в этой вселенной существует, вот только Санкт-Петербурга там нет, как и Москвы, Нью-Йорка и прочих городов. Все они слились в одну огромную агломерацию, и как в ней ориентируются жители – известно одному автору. А он с нами своими мыслями на этот счет не поделился.
- Я только предполагаю, что далеко отсюда, - наконец, сформулировала я. – Точных координат ни в пространстве, ни во времени у меня нет.
- Опять правда, кэп.
Эйнар потер шрам на подбородке.
- И откуда вам известно про плазматы у контрабандистов, тоже не знаете?
Как раз это я знала. Но, боюсь, честный ответ запутает все еще больше.
- Знаю. Но вы мне все равно не поверите. Давайте считать это внезапным всплеском интуиции.
Клон никак не прокомментировал мои слова.
- Крис? – обернулся к нему капитан.
- Я бы принял этот ответ, кэп, - после недолгого молчания ответил он.
Эйнар прикрыл глаза, растирая пальцами виски.
- И что мне с вами делать, Тори? Встаньте на мое место: на нашем катере посреди глубокого космоса внезапно появляется девушка, которой известно то, чего не знают сотрудники космической полиции, отправившие нас на это задание. Она не говорит ни откуда взялась, ни почему не знает простых вещей, ни почему одета в странную одежду. Что я должен думать по этому поводу?
- Не знаю, - в очередной раз за вечер должна была ответить я. Меня перебил Крис.
- Хочешь совет, кэп?
- Давай, - пожал плечами Эйнар.
- Первое. Поскольку потусторонних сил не существует, то следует признать, что в результате неизвестных нам процессов на «Искатель» произошел перенос физического объекта массой примерно пятьдесят семь килограммов. Второе: акцент, одежда и бытовые навыки объекта свидетельствуют о том, что Тори выросла вне системы Процерион 57А. Третье: за время нахождения объекта на «Искателе» не было замечено ни намека на недружелюбие, даже в ответ на явную агрессию фелины.
Крис замолчал и, похоже, больше ничего не собирался добавлять. Мне не очень понравилось, что меня обозвали словом «объект», но возражать я не решилась.
- И какой из всего этого следует вывод? – поинтересовался у клона Эйнар.
- Принять во внимание бедственное положение объекта, зачислить его в штат «Искателя» на должность… ну, сам придумай, с обеспечением спецодеждой за счет команды. А дальше… будет видно. – Крис почти усмехнулся. Никак иначе я не могла объяснить гримасу на его бесстрастном лице.
- Хороший совет, Крис, - с явным воодушевлением согласился Эйнар. – Пожалуй, я воспользуюсь им.
- Но хочу предупредить тебя, Тори, - обратился Крис напрямую ко мне. – Одно твое действие против команды, один намек на враждебность – и разговаривать будут уже другие люди и в другом тоне. Надеюсь, это понятно?
- Да, - таким же серьезным тоном ответила я.
- Прекрасно, Тори. – Из голоса капитана исчезла жесткость. Наоборот, он приобрел мягкость и притягательность. – Можешь побродить по катеру, только не заходи в машинное отделение, тебе нечего там делать.
- В трюме тоже, - резко добавил Крис.
- И в трюм не заходи, - кивнул Эйнар. - Или подожди меня, я проведу экскурсию. Мне еще нужно кое-что обсудить с Крисом.
Я осталась, во-первых, уже и так неплохо представляя, что и где находится на катере, включая тот самый трюм, куда, видимо, и посадили контрабандистов. Во-вторых, значительно интереснее было узнать, о чем Эйнар будет говорить с Крисом. А в-третьих… ну да, я совсем не возражала против компании капитана. Он нравился мне еще в образе литературного персонажа, теперь же, в своем, так сказать, вещественном облике привлекал намного больше. Не скажу, что я могла бы «растаять под взглядом серых глаз», как пишут восторженные девочки, но Эйнар интересовал меня сильнее, чем мог бы в подобной ситуации, и не только как овеществленная реальность, но и как мужчина. Причем второе, кажется, превышало первое.
- Крис, смотри. – Эйнар открыл герметичный металлический контейнер. Внутри него на мягкой подложке лежало несколько кристаллов. – Это груз контрабандистов. Не наркотики, не оружие, не продовольствие – только это. Ты когда-нибудь видел такое?
Клон склонился над столом. Я тоже, поскольку происходящее внезапно стало затрагивать мои профессиональные интересы.
- Не помню, надо посмотреть в справочниках… - наморщил высокий лоб клон.
- Можно? – Я протянула руку и осторожно, за грани, взяла один из кристаллов, бормоча себе под нос привычную скороговорку: - Цвет – черный, блеск – стеклянный, полупрозрачный, вкус… - я коснулась кончиком языка грани кристалла - …безвкусный, сингония гексагональная, спайность – несовершенная.
- Тори, прости, - прервал меня озадаченный Эйнар. – Я правильно понимаю: ты разбираешься в том, что говоришь?
- Ну да, - рассеянно бросила я, продолжая изучать кристалл. – Так… прочность… - Я огляделась в поисках того, чем можно было бы поцарапать камень. – Эйнар, нож есть? И что-нибудь стеклянное?
Крис молча протянул мне требуемое.
- Так… ножом поцарапать невозможно. На стекле остаются отметины. Примерно семерка по шкале Мооса. Очень похоже на морион, если бы не странные голубые вкрапления и не гексагональность кристалла. Морион был бы с тригональной сингонией.
Я положила камень на стол и посмотрела на Эйнара.
- Не могу сказать ничего определенного. Такие кристаллы мне не попадались в справочниках. С помощью РФА можно было бы узнать его состав, но его же у вас все равно нет?
- Есть портативный спектрометр, - невозмутимо произнес Крис. – Сейчас принесу.
- Да, подойдет. Процентный состав он покажет.
Клон ненадолго убыл, оставляя меня наедине с Эйнаром. Капитан молча и пристально смотрел на меня. Я почувствовала необходимость объясниться.
- Это моя специальность. На Земле я работаю… работала в Горном университете минералогом.
- Так ты с Земли?
- Да, но не с той, которую ты знаешь. Все так сложно…
Я замялась, низко опустив голову. Рука Эйнара легла на мою ладонь и легко сжала ее.
- Все хорошо, Тори. Я не буду спрашивать, если это настолько тяжело.
- Не столько тяжело, - пробормотала я, - сколько невероятно. Ты мне все равно не поверишь, а специально лгать я не хочу.
- Я не буду спрашивать, - повторил Эйнар. – Только скажи мне вот что – у тебя там кто-то остался?
- Нет, - не задумываясь, ответила я и только потом поняла, что это правда. Дальние родственники, коллеги, немногочисленные друзья – никто не будет плакать по мне. Может быть, для приличия изобразят неглубокую скорбь, но и только. Отец давно ушел из дома, мама умерла, а котом я так и не обзавелась. Дома меня ждут лишь книги, коллекция камней из командировок и вышивка на кресле.
- Хорошо, - едва заметно улыбнулся Эйнар и сильнее сжал мою руку. Я не убрала ее и, подняв голову, неуверенно улыбнулась.
- Да. Наверное.
Что ответил мне капитан, и ответил бы он что-нибудь, осталось неизвестным. Пришел Крис с прибором, и я – мы с ним – занялись делом.
- Ну да, все правильно: кремний, кислород, незначительные примеси железа, марганца и титана. Но вот эти голубые вкрапления… они ни на что не похожи, и спектрометр не может определить вещество. Эйнар, это что-то неизвестное. И не только мне, но и вообще.
- Оно может быть опасным? Обладать наркотическим воздействием?
- Не знаю. Все возможно.
- Тогда я запираю это в сейф, и пусть разбираются ребята Джека, - решительно заявил Эйнар и отобрал у нас кристалл. Я пожала плечами. Джек, которого упомянул капитан, служил в полиции на Процерионе-5 и время от времени подкидывал Эйнару работу. Пусть разбираются, должна же у них быть какая-то криминалистическая служба. Но все же мне самой хотелось еще поизучать странный минерал – профессиональное любопытство никуда не денешь.
- Эйнар, - проговорил Крис. – Оставь нам один кристалл. Если возникнет угроза жизни и/или здоровью, мы немедленно прекратим исследования. А ребятам Джека будет меньше работы.
Капитан явно колебался, молча глядя на россыпь камешков в контейнере.
- Мы подстрахуем друг друга, - пообещал Крис.
- Договорились, - наконец, неохотно согласился Эйнар. – Вся ответственность на тебе.
Крис, не скрываясь, подмигнул мне.

Из-за корабля контрабандистов, который «Искатель» тянул за собой на буксире, возвращение к Процериону-5 затянулось чуть ли не втрое, но скучать мне не пришлось. Крис приволок все портативное оборудование, которое нашлось на катере. Мы смогли выяснить коэффициент преломления кристалла, его свето- и теплопроницаемость (ни свет, ни тепло он не проводил), проверили на излучение радиации и ЭМВ (не излучал) и определили прочие физические и химические свойства, которые только могли установить в полевых условиях. Но самым интересным оказалось то, что голубые вкрапления светились в темноте. Достаточно ярко, так что, положив камень на книгу, можно было четко различить буквы.
И эти вкрапления начали расти. Медленно, но определенно расти, за сутки увеличившись чуть ли не вдвое. Узнав об этом, Эйнар немедленно прекратил все эксперименты, убрал кристалл в отдельный контейнер и спрятал его в сейф, не став слушать наши возражения.
Возможно, он просто воспользовался подходящим случаем, потому что с этого момента мог все свободное время уделять мне. Точнее, я могла быть с ним все его свободное время.
Эйнар помогал мне адаптироваться к жизни в новом для меня мире (а я старательно скрывала то, что многое о нем мне уже известно). Он совершил подлог и вписал меня в какие-то базы данных, выдав мне идентификационный индекс гражданина Процериона-5. Включил в штатное расписание катера на вакантное место штурмана, закрыв глаза на то, что я понятия не имею, как ориентироваться в пустом космическом пространстве. Осторожно, стараясь не задеть острых углов, расспрашивал меня о прежней жизни, в основном о профессиональной деятельности. Под недовольное фырчание Лас-шкаа, которая так и не прониклась ко мне доверием, подозрительно прищуриваясь и чуть ли не начиная шипеть при моем появлении. Учил управлять катером и разбираться в многочисленных пиктограммах панели управления.
И время от времени я ловила на себе его пристальный мужской взгляд, от которого у меня вдруг начинали подкашиваться колени, а тело обдавало жаром. Я хорошо понимала, что происходит: за плечами имелось неудачное замужество. Вернее, не такое и неудачное. С бывшим мужем я осталась в неплохих отношениях, детей у нас не появилось, имущество делить не пришлось. Просто через три года совместной жизни, когда пыл бурной страсти угас, мы внезапно осознали, что чужие друг другу, и разошлись. Он, кажется, завел себе другую, меня вполне устраивала скучная одинокая жизнь научного сотрудника, пресноту которой я разбавляла книгами.
А сейчас… мое тело определенно реагировало на присутствие мужчины. Мужчины, который так же определенно интересовался мной. Голова кружилась, сердце начинало колотиться сильнее, и если бы не крохотное пространство катера, не предоставляющего возможности для уединения – не сомневаюсь, наши отношения вскоре перешли бы на другой уровень.
Пока оставалось довольствоваться легкими, словно бы случайными прикосновениями, невзначай положенной рукой на плечо при объяснении принципа работы системы охлаждения двигателя и взглядами серых глаз, недвусмысленно обещавших все то, что может обещать мужчина женщине, и даже немного больше.

На Процерионе-5 нас ждали. Эйнар заранее связался со своим приятелем и предупредил, что миссия выполнена. На припланетной орбите к нам подошел полицейский катер, мы с облегчением отстыковали от себя корабль контрабандистов и передали его в руки силовиков. Место посадки «Искателя» выбрали заранее, на максимальном отдалении от дорогих яхт и комфортабельных туристических лайнеров. Четверо крупных мужчин (кожа одного из них светилась жемчужным сиянием, а другого с ног до головы покрывали мелкие чешуйки) в синей форменной одежде вывели контрабандистов из катера, приветливо поздоровавшись с нами, и, кажется, совсем не удивились наличию четвертого члена экипажа на борту.
- Эйнар, Джек просил тебя сразу же приехать к нему. Можем подвезти, место для двоих у нас найдется. И даже для троих, если потесниться.
- Отлично, парни. Пару минут, я только заберу кое-что из сейфа.
- Не торопись, - хохотнул один из полицейских, тот самый, с чешуей. – Не думаю, что мальчики Кархера так уж жаждут за решетку.
- Тори, Крис, вы идете со мной, - отрывисто скомандовал Эйнар, забирая контейнеры из сейфа.
- Эйнар!
- Лас! – резко обернулся к фелине капитан. – Тори идет со мной. Это не обсуждается. Ты закончи с бюрократией и подходи в наш бар. Не думаю, что Джек надолго задержит нас.
- Ес-шли он узнает, что Тори не из этого мира, то может и вообще не отпус-штить вас.
- А откуда ему станет об этом известно? – нехорошо прищурился Эйнар. – О появлении Тори знаем только мы четверо. Я не собираюсь рассказывать детали Джеку, Крис тоже. Остаешься только ты, Лас-шкаа.
- Никогда не была донос-шчиком и не с-шобираюсь им с-штановиться, - низко прорычала фелина.
- Таким образом, мы просто отдадим Джеку кристаллы и уйдем. Жди нас в баре, Лас. Хотя нет… Ты помнишь, о чем я тебя просил?
- Да, - резко фыркнула Лас-шкаа.
- Тогда заказ делает тот, кто доберется первый. До встречи.
Мне не дали посмотреть ни на катер снаружи, ни на Дарцию – один из крупнейших городов Процериона-5. Я успела понять только, что уже почти ночь, и в небо поднимаются две луны, одна побольше, одна поменьше. Капитан быстро провел меня по твердым плитам космодрома и подсадил в билль – местный аналог наших автомашин, только более приглаженной формы и на гравиприводе. Я очутилась сидящей на заднем сиденье, зажатой между Крисом и Эйнаром. Обзор справа и слева закрывали металлические шторки, впереди – могучие плечи полицейских.
- Не расстраивайся, - шепнул мне Эйнар, и без подсказки Криса догадавшийся о моих чувствах. – Потом ты еще успеешь все посмотреть. А сейчас нам лучше отделаться от этого, - и он похлопал себя по карману с контейнерами. – Пусть о них болит голова Джека. Парни, - обратился он к впереди сидящим, - включите-ка сирену. При нас очень неприятная штука, и в ваших же интересах как можно быстрее избавиться от нее.
- Сделаем, Эйнар, - отозвался кто-то из полицейских.
Не знаю, насколько шумным был гравипривод. Включенная сирена забивала все звуки, и только по тому, что меня вжало в спинку сиденья, я осознала, что мы куда-то уже едем. Или летим, но очень невысоко над землей.
Поездка заняла как раз столько времени, чтобы я возненавидела воющее над головой устройство и уже размышляла, как бы сказать Эйнару, что можно прилететь/приехать немножечко позже, но при этом не мучиться от боли в ушах. Проблема состояла в том, что он не услышал бы меня, даже если кричать во все горло. Но, когда звук сирены стал буквально невыносим, она выключилась, билль остановился, Эйнар открыл дверь и помог мне выйти.
Так же быстро меня провели в ничем не примечательное серое здание, с ярко освещенными окнами и прозрачной дверью. Что-то подсказывало мне, что сделана она из пуленепробиваемого полимера. А вот интерьер внутри разочаровал: совершенно безликие коридоры и двери, потертый пластик на полу и полузавядшее растение с крупными листьями в холле. Только грохот шагов полицейских впереди нас как-то развеивал застоявшуюся душную атмосферу.
- Эйнар! – Немолодой уже полицейский с округлившимся брюшком улыбнулся и встал нам навстречу. – Крис! Рад вас видеть! А это кто? Эйнар, ты сменил свою злобную кошку на это хрупкое создание?
- Привет, Джек! – Капитан похлопал полицейского по плечу. – Нет, Лас осталась на катере утрясать дела. А это Тори. Считай ее кем-то вроде научного консультанта.
- Это касается того, о чем ты говорил? – понизил голос Джек.
- Да. Вот они. – Эйнар выложил на стол два контейнера. Полицейский потянулся к ним. – Лучше не открывай. Тори и Крис выяснили, что кристаллы изменяются, и никто не может сказать, к чему это приведет. Все данные я тебе переслал. Пусть парни из лаборатории будут осторожны.
- До утра дело терпит? - Джек с таким ужасом смотрел на контейнеры, словно считал, что они сейчас начнут распадаться у него на глазах.
- Да, - твердо пообещала я.
Джек с облегчением бережно взял контейнеры через бумажный платок и аккуратно убрал их в сейф. В комнату заглянул чешуйчатый полицейский.
- Шеф, я перекинул все на ваш комм. Мальчики Кархера за решеткой, и капитан Рейнарс обещает, что утром они запоют как канарейки.
- Отлично, Дейв. Так, Эйнар, твоя оплата тоже переведена. Приятно было поработать, капитан.
- Взаимно, майор Батчерс, - отозвался Эйнар.
- Хорошего вам вечера, Эйнар, Крис. Рад был знакомству… - Джек замолчал, выжидательно глядя на меня.
- Тори, - подсказала я. – Просто Тори.
- Отлично. Надеюсь, это не последняя наша встреча.
- Можешь быть в этом уверен, - рассмеялся Эйнар. Мужчины, как водится, на прощание пожали друг другу руки, и на этом общение с местными силами правопорядка закончилось. Эйнар, обняв меня за плечи – что меня вполне устраивало – вышел на улицу.
- А вот теперь смотри, Тори.
Ночь окончательно спустилась на Дарцию. Обе луны уже довольно высоко поднялись над горизонтом, и город заливало волшебное, чарующее сияние. Но не только лунным – светился каждый дом на улице, своим, присущим лишь ему светом. Полицейское управление, у которого мы стояли, сияло темно-синим, соседний дом – лимонно-желтым, следующий – изумрудно-зеленым, и все эти облака света сливались, переплетались и закручивались, создавая неповторимую гамму оттенков.
Я с силой втянула воздух, понимая, что выгляжу безнадежной провинциалкой в столице, но не в силах ничего с собой поделать. Эйнар засмеялся.
- Я тоже, когда в первый раз увидел все это, стоял как вкопанный не меньше получаса.
- Эйнар, вас подвезти? – крикнул один из полицейских, вышедших к биллю.
- Нет, нам недалеко! Или ты хочешь доехать до бара? – уточнил он у меня. Я только покачала головой, все еще не в силах оторваться от световой феерии. – Мы так дойдем!
Полицейский кивнул, и билль унесся вдаль, оставляя за собой совершенно невообразимого цвета облако.
- Идем, - усмехнулся Эйнар, легко притягивая меня к себе. – По дороге насмотришься.
- Стены окрашены специальной краской с люминофорами, - приступил к объяснению Крис, которому приходилось сдерживать свои широкие шаги, чтобы не опережать нас. – Лучи Дексимы, меньшей из лун, содержат в себе волны определенной длины, активирующие пигмент, и стены светятся. Тебе повезло. Когда всходит одна Проксима, загораются простые светильники, и город принимает самый обычный вид. Наверное, такой же, как и твой родной город.
Я представила себе Дарцию без этого волшебного сияния, потом вспомнила Питер, с его величественными зданиями в исторической части города и панельками на окраинах – и кивнула. Просто так, чтобы не углубляться и не думать о том, что, возможно, я больше никогда не услышу «Осторожно, двери открываются» и не побегу по Каменноостровскому проспекту, стуча каблучками по асфальту. Крис принял этот ответ и начал рассказывать историю Дарции. Я практически не слушала его, потерявшись в воспоминаниях и гипнотизирующем сиянии.
- Тори, нам сюда, – вырвал меня из размышлений Эйнар.
А вот бар ничем не отличался от сотен миллионов аналогичных злачных заведений, разбросанных по мирам и галактикам. Не сомневаюсь, что такой же можно найти и в Санкт-Петербурге, и Нью-Йорке, и в каком-нибудь Кса-Глен-Ритее в системе Альдебарана. Полуподвальное помещение, мутные немытые или специально сделанные темными маленькие окна, грубая надежная мебель, которая не разлетится в щепки, если вдруг на нее нечаянно уронят подвыпившего клиента, затягивающая помещение дымка и негромкая музыка. Кстати, приятная, не вызывающая желания поскорее заткнуть уши и не заставляющая перекрикивать себя. Бармен за стойкой, на которую водружено несколько бочонков, и неважно, что у него четыре руки, чтобы удобнее было обслуживать желающих выпить. Стеллаж с бутылками позади, не оставляющими никакого сомнения в их содержимом – алкоголь он и есть алкоголь, какой мир не возьми.
Только посетители, среди которых можно было найти и чешуйчатых, и меняющих цвет кожи в зависимости от настроения, и даже с фасетчатыми глазами и хоботком вместо рта, напоминали, что я не в Москве и не в Берлине.
- Лас уже здесь, - произнес за нашими спинами Крис, обладающий более острым зрением, чем у нас, и направился в угол зала. Фелина заняла угловой стол и точила когти пилочкой, нервно помахивая хвостом. Мне она явно не обрадовалась и, судя по трем заказанным стаканам, в двух из которых была флуоресцентная жидкость, а в оставшемся – прозрачная, надеялась, что я не приду.
- Лас? – удивленно поднял бровь Эйнар.
- Что? – фыркнула кошка. – Ваши вкусы я знаю, а ее, - и она презрительно махнула хвостом в мою сторону, - нет. Вдруг она любит «Слезы дьявола»?
- Тори, садись, я сейчас приду. Крис, присмотри за ней, - попросил Эйнар и ушел, не уточнив, за кем из нас, собственно, нужно присмотреть и по какой причине. Клон, впрочем, понял его однозначно и сел между мной и Лас-шкаа, чтобы в случае возможных инцидентов предотвратить их.
- Крис, что такое «Слезы дьявола»? – негромко поинтересовалась я, зная, что он все равно услышит меня.
- Очень крепкое, очень горькое и очень острое, - вполголоса ответил он. – Лас просто пошутила. Такое могут пить только люди, которым уже все равно, что употреблять внутрь, лишь бы с градусами.
Я задумчиво кивнула и показала на прозрачный напиток у него в стакане.
- Это он?
- Нет, - попытался изобразить ухмылку клон. – Это вода. Не удивляйся. Мой организм мгновенно перерабатывает этанол, так что он не произведет на меня никакого воздействия. А зачем тогда тратить лишние деньги?
- Логично, - признала я, с уважением бросив взгляд на клона. Правда, может, в нем присутствовало еще немного сочувствия.
Вернувшийся Эйнар поставил передо мной стакан с такой же светящейся жидкостью.
- Ну что, за удачное завершение операции?
Я вместе со всеми отсалютовала стаканом и с опаской пригубила коктейль. Вкусно. Чуть сладко, чуть терпко, чуть отдает мятой, но вкусно.
- Лас, Джек уже перевел деньги на наш счет. Четвертую часть я перебросил тебе.
- Ч-шетвертую? – широко округлила глаза фелина, и вибриссы над ее глазами затрепетали. – Поч-шему ч-шетвертую?
В ее речи стал отчетливо проясняться чужой акцент. Эйнар досадливо повел плечами и заговорил с ней, видимо, на родном языке Лас-шкаа, состоящем, кажется, только из фырканья и шипения.
- О чем они? – тихо поинтересовалась я у Криса. Тот, прислушавшись, честно ответил:
- Тебе не стоит этого знать.
В общем-то, я могла и не спрашивать. По яростным взглядам кошки в мою сторону и так было понятно, что ничего хорошего она обо мне не думает, и лишение части заработка ее совершенно не обрадовало.
- Крис… Эйнар не должен был так поступать. Я отдам вам все, как только узнаю, как это сделать.
- Даже не думай, - оборвал меня клон. – Эйнар – капитан. Право распоряжаться нашими деньгами принадлежит лишь ему. Они спорят не об этом. Точнее, не только об этом.
- А о чем тогда? – искренне удивилась я. Вот сейчас Крис явно смутился и отвел взгляд.
- Лас… В общем, она недовольна тем, что на «Искателе» появилась еще одна женщина, и еще больше недовольна отношением капитана к ней.
Стакан, поспешно поднесенный к губам, оказался пустым. Интересно, а когда это я успела все выпить, даже не заметив этого?
- Крис, ты можешь принести мне еще?
- Да, конечно, - явно обрадовался клон и быстро удалился в глубь зала. Я осталась на месте собирать разбежавшиеся мысли, искоса поглядывая на невозмутимого снаружи капитана и разъяренную кошку, яростно шипевшую на него. Лас… ревнует? Эйнара ко мне? А это вообще возможно? То есть возможен ли межвидовой… черт знает, как это назвать… межвидовая любовь? И не помню я, чтобы в книгах хоть полусловом упоминалось о нежных чувствах второго пилота к первому, равно как и наоборот! Исключительно деловые и дружеские отношения! Мне и в голову не приходило, что я разрушаю уже сложившиеся романтические связи!
Крис принес не только коктейль, но и тарелочку с солеными орешками и мелким печеньем.
- Попробуй. Тебе стоит закусить. «Лунная ночь» только кажется безобидной смесью, а на самом деле может свалить с ног не привыкшего к алкоголю человека.
Я бросила в рот несколько орешков и, почти залпом выпив второй стакан, набралась храбрости достаточно, чтобы тихо задать Крису очередной вопрос.
- А у Лас и Эйнара… мое появление испортило их отношения, да? Понимаешь, я же могу исчезнуть так же неожиданно, как и появилась, и мне совершенно не хочется…
- Прекрас-шно! - рявкнула Лас-шкаа и резко встала, роняя тяжелый стул. – Я тебя предупредила! Пос-штупай как знаешь!
Фелина грациозным движением подхватила свой стакан и, плавно выскользнув из-за стола, пересела почти в центр зала, где усердно кутила группа мужчин в одинаковых комбинезонах с эмблемой в виде восьмиконечной звезды на рукаве.
- Крис, присмотри за этими пилотами, - кивнул в их сторону Эйнар. – Лас и сама, конечно, может с ними справиться, но…
- Хорошо, кэп.
Эйнар еще некоторое время смотрел, как заливисто смеется чьей-то шутке Лас-шкаа, как призывно колышется кончик ее хвоста, как игриво обнимает ее за тонкую талию мужская рука, и решительно повернулся ко мне.
- Тори, прости, я не думал, что так получится. Не хотелось портить тебе первый вечер в Дарции.
- Нет, все нормально, - запротестовала я, надеясь, что он не различит фальши в моих словах. – Но я уже допила и хочу еще.
Взгляд Эйнара упал на пустой стакан у меня в руках.
- Хорошо, - облегченно выдохнул он. – Я принесу еще. Только никуда не уходи, пожалуйста.
«А куда, интересно, я вообще могу пойти? - мелькнула трезвая мысль в моей голове. – Если единственное здание, которое мне тут известно, – это полицейское управление?»
- Не уйду, - улыбнулась я и, как только Эйнар ушел, обернулась к Крису.
- И?
- Тори, - вздохнул он. – У Лас и Эйнара не было отношений в том смысле, который ты подразумеваешь. – Я выдохнула, внезапно обнаружив, что ответ на этот вопрос тревожит меня сильнее, чем должен бы. – Лас просто переживает за кэпа. Честно говоря, мы оба в первый раз за много лет видим его в таком состоянии. И Лас…
- Считает, что я по многим причинам не подхожу Эйнару, - закончила его мысль я.
- Не совсем так, но близко к этому.
- Крис… Если возникнет подходящий случай, передай, пожалуйста, Лас-шкаа… а впрочем, ничего не передавай. Эйнар – взрослый мужчина. Он сам разберется со своей жизнью.
- Именно это он ей и сказал, - хмыкнул Крис.
Вернувшийся Эйнар коротко переглянулся с клоном, после чего последний оставил нас одних за столом, пересев поближе к Лас, чтобы незамеченным приглядывать за ней. Капитан обнял меня за плечи и свободной рукой поднял свой стакан:
- За твой первый вечер на Дарции, Тори.
Я отсалютовала ему в ответ и пригубила свой третий, но не последний коктейль за этот вечер. Эйнар, казалось, выбросил из головы ссору со своим вторым пилотом и сосредоточился только на мне. Он рассказывал мне, из каких звездных систем прибыл тот или иной клиент бара, куда летал сам, чем мы займемся завтра, пока на нас не навалилось новое дело. Предлагал мне выбрать самой, увидеть ли белые пляжи Карейского океана или же огромные цветочные поля за городом. Удивился, узнав, что я никогда в жизни не видела океана, и твердо пообещал завтра же днем отвезти меня к нему.
Его рука не покидала своего места. Пальцы ласково поглаживали то мое плечо, то щеку, намекая, но не настаивая. Голова кружилась от непривычного запаха в баре, выпитых коктейлей и мягкого, притягательного голоса над ухом. Последние трезвые мысли: мы едва знаем друг друга, я могу исчезнуть в любой момент, Лас в какой-то мере права – растекались и рассыпались под мощным напором растущего во мне желания быть с мужчиной, который сейчас обнимает меня. Быть с мужчиной, к которому меня невыносимо тянет. Быть с Эйнаром.
В какой-то момент посетители в зале оживились, кое-кто даже зааплодировал. На небольшое возвышение рядом с барной стойкой вышла неправдоподобно тонкая девушка с голубой кожей, состоящая, казалось, из одних палочек, и запела немыслимо красивым грудным голосом.
- Тори, в вашем мире умеют танцевать?
- Да.
- Тогда идем.
Эйнар вытащил меня в середину зала, прижал к себе, и мы начали медленно покачиваться под музыку. Я не понимала ни слова, но мелодия окутывала и проникала глубоко в душу, вызывая дрожь во всем теле.
- Тори?
Я подняла голову, теряясь в серых глазах, искрящихся серебром в тусклом освещении. Голова кружилась уже невыносимо. Передо мной замелькали черные пятна, расширяющиеся с каждой секундой, ноги подкосились, и я упала в теплую бархатную темноту.

- Тори? Тори, вставай. Просыпайся, нам нужно идти.
Я неуверенно открыла глаза, опять обнаруживая себя в незнакомом месте. Но тут, по крайней мере, было тепло, светло и мягко: потолок с неярким освещением, бежевого цвета стены, под пальцами явно приятная на ощупь ткань, голова лежит на чем-то удобном…
Я приподняла ее и тут же уронила назад, тихо простонав – виски пронзила острая боль. Но, видимо, стон был не таким и тихим, поскольку послышались шаги, и возле меня на корточки опустился Эйнар.
- Тори, выпей это.
При слове «выпей» меня замутило, но Эйнар вставил мне в руку стакан, помог приподняться и почти насильно влил его содержимое в меня.
- Что это? – поинтересовалась я, обретя свободу.
- Анальгетик и витамины. Сейчас тебе станет лучше. Прости, я должен был предвидеть, что ты непривычна к нашим напиткам.
Мне действительно стало настолько лучше, что я смогла сесть и оценить, где именно сижу. На кровати. Широкой. На которой явно спали двое – подушка рядом с моей была примята.
Ой-ёёёёй… Попытка вспомнить прошлую ночь привела лишь к новой вспышке головной боли, к счастью, кратковременной. Все, что всплыло в памяти – бар, Эйнар, обнимающий меня, девушка-певица и… и все. Дальше полная темнота. Судя по всему, Эйнар все-таки привез меня домой – к себе домой, раз он свободно передвигается по квартире, раздел – быстрый взгляд помог установить, что я одета не в джинсы и свитер, а чужую футболку, и…
- Эйнар? – подняла я голову, отчаявшись вспомнить. То, что мы спали в одной постели – очевидно, но вот мы только спали в ней или же занимались чем-то еще?
- За дверью, - неправильно понял он меня. – Тори, прости, но все наши планы изменились.
- Дай мне пять минут, - попросила я. Может быть, умывшись, мне будет легче понять его. А ему – меня.
Умывание заняло не пять минут, а все пятнадцать, зато за это время я полностью пришла в себя, навела порядок у себя на голове и внутри нее и вышла все в той же футболке Эйнара, готовая к разговору.
Капитан с кем-то говорил по комму.
- Да. Да, я понял. Мы скоро будем. Минут пятнадцать-двадцать, я еще дома. Да, хорошо, я сразу отправлю Лас на катер. Боб приедет? Договорились. Да, до встречи.
- Что-то случилось?
- Тори? – Он обернулся ко мне. – Да. В углу пакеты, я попросил вчера Лас подобрать тебе одежду. К сожалению, пляж пока придется отменить. Нас вызвал к себе Джек.
- Эйнар… - Я подошла к нему очень близко, почти касаясь грудью его тела. – Я сейчас оденусь. Только ответь мне на один вопрос. Потом у нас, кажется, не будет на это времени, а мне важно знать ответ.
- Какой?
В серых глазах на мгновение вспыхнула тревога.
- У нас вчера…
- Тори, - облегченно выдохнул он, обнял и притянул к себе. – Тори, послушай меня. Да, я очень хочу тебя. Хочу лечь с тобой в эту постель и любить до тех пор, пока у тебя не закончатся силы, а потом еще немного больше. И ты знаешь про это. И я знаю, что ты знаешь, и так далее… Но для меня важно, чтобы ты сама согласилась на это, а не пребывала в бессознательном состоянии. Поэтому ответ на твой вопрос – нет. Хотя не скажу, что мне легко это далось.
Руки Эйнара скользнули выше, забираясь в чуть влажные после душа волосы, и прижали мою голову к его плечу. Я чуть отстранилась и посмотрела в серые глаза.
- Тогда, кажется, для начала я должна тебе хотя бы это.
Наши губы встретились. Легко и невесомо. Поцелуй-обещание. Поцелуй-задаток того, что обязательно случится в будущем. Поцелуй-обязательство. Но мое тело хотело другого – того, о чем говорил капитан: всего и еще немного больше. С тихим стоном я поддалась ему, а не голосу разума, обхватила руками шею Эйнара и прижалась к нему всем телом.
- Тори, что ты делаешь? – простонал он в ответ и впился в мои губы – жадно, нервно, подчиняя своей воле, своим желаниям. Я не протестовала, отдавая ему все то, что Эйнар так хотел получить – свои губы, свое тело, свою душу. Одна рука капитана ласкала мои волосы, вторая пробралась под его же футболку, задирая ее, властно накрывая нежные округлости. Я цеплялась за его плечи, чтобы не упасть – колени подкашивались от избытка эмоций. Воздух в легких неумолимо заканчивался, и в ушах уже слышалось биение крови.
- Тори, - выдохнул Эйнар и с огромной неохотной отстранился от меня. Биение крови оказалось сигналом зуммера. Кто-то вызывал капитана.
- Да? Понял. Мы выходим через несколько минут.
В глазах Эйнара все еще пылало пламя, но оно постепенно стихало.
- Тори, за нами приехали. Одевайся и выходим. И… - он обеими руками обхватил мое лицо, - мы еще доведем до конца то, что начали. Обещаю.
- Да.
Я опасалась, что Лас, выполняя просьбу капитана, подберет мне что-нибудь жуткое или по расцветке, или по крою. Но фелина, при всей своей нелюбви ко мне, все же ответственно отнеслась к поручению. Купленная ею одежда была комфортной и хорошего качества – то, что и требуется одному из охотников за головами. Я быстро натянула на себя плотные брюки, рубашку и накинула сверху легкую куртку – климат на Процерионе-5 позволял не обзаводиться теплыми вещами.
- Я готова.

Вчера унылое и безликое здание полицейского управления сегодня бурлило и кипело. Проход в него был затянут красно-белой лентой, прямо как у нас на Земле, вокруг клубились зеваки и люди с камерами и микрофонами. Боб – тот самый чешуйчатый полицейский, - многозначительно расстегнув куртку и демонстрируя рукоять тяжелого штатного бласта, уверенно провел нас мимо толпы и кивком приказал стоявшему у двери сержанту пропустить нас.
В холле царила та же суматоха и нервозность. Дежурный полицейский, который должен был стоять у двери, отсутствовал. Зато стену возле входа покрывали багровые пятна, а на полу виднелась меловая линия – видимо, так во всех мирах отмечают положение трупа.
- Эйнар? – позвала я, прижимаясь к нему не только из-за испуга, но и чтобы меня не сбили с ног хмурые и насупленные полицейские, в изобилии встречающиеся нам на пути.
- Джек ничего не сказал мне. Я сам пока ничего не знаю.
Боб почти бегом проводил нас до кабинета Джека.
- Майор Батчерс, они тут. Я могу быть свободен?
Донесшееся из-за двери ругательство послужило ответом на заданный вопрос. Следующие слова уже можно было цитировать в обществе благородных девиц.
- Эйнар, заходите.
Облик приятеля капитана сильно отличался от вчерашнего: короткие седые волосы встопорщены, щеки горят малиновым оттенком, черты лица заострились от боли и ярости.
- Джек, что происходит? Когда ты попросил срочно приехать, я не ожидал, что тут у вас…
- П*** у нас тут! - гневно рявкнул Джек. – Прости, Тори, я постараюсь сдерживаться. Но ты сама видишь, что творится!
- Кого-то убили? – осторожно предположила я. Майор Батчерс с интересом посмотрел на меня, на короткое время даже придя в относительную норму.
- Эйнар, ты сказал, она научный консультант? Умная девочка. Даже интересно, где ты ее нашел, обычно у тебя плохой вкус на женщин.
- Джек, давай оставим Тори в покое и вернемся к твоим проблемам. У вас действительно кого-то убили?
- Убили! Убили, мать их… - Джек внезапно замолчал, виновато посмотрел на меня и начал заново, словно бы зачитывая строки рапорта: - Сегодня ночью, в промежутке от двух до трех часов, неизвестные лица отключили внешнюю сигнализацию и ворвались на территорию полицейского управления. Сержант Майерс, заступивший на смену в двадцать-ноль-ноль, был убит из плазменного оружия, предположительно используемого исключительно силовыми структурами. Далее преступники разделились. Часть из них направилась в изолятор временного содержания, где они застрелили капитана Рейнарса, ведущего допрос, офицеров службы охраны, а также членов банды Кархера, помещенных под арест вчера в двадцать один сорок семь.
- Что? – потрясенно проговорили мы с Эйнаром. Джек продолжал, словно не слыша нас:
- Вторая же часть преступников направилась в рабочее помещение №253, где они вскрыли сейф и унесли из него вещественные доказательства по делу банды Кархера.
Я невольно посмотрела в угол, где стоял сейф. Вчера на наших глазах Джек убрал туда кристаллы и тщательно запер дверцу. Сейчас он стоял распахнутый, дверца покачивалась на петле, а вместо замка зияла солидных размеров дыра.
- Вот так, Эйнар. – Джек тяжело сел и попытался пригладить волосы. – Кто-то очень не хотел, чтобы мы что-то узнали об этих… кристаллах. Вся информация, которая у нас есть – это ваша.
- Я перебросил тебе все, что мы узнали.
- Да, и я отдал все научникам. Но этого мало. Эйнар, я вынужден обратиться к тебе с официальным предложением, хотя мне до зубовного скрежета не хочется этого делать. Чует мое сердце, что это дело не просто воняет – оно смердит на сотню миль вокруг, а я заставляю тебя прыгать в него обеими ногами.
- Мы сделаем все, что в наших силах, Джек. За соответствующую оплату, разумеется.
- Еще бы, - усмехнулся майор. – Да ты садись, Эйнар. И ты тоже, Тори. Разговор будет не столько длинный, сколько тяжелый.
- Одну минуту, Джек, - поднял руку Эйнар, выбивая быструю дробь на комме. – Мне надо связаться… Лас? Что?
Некоторое время он внимательно слушал то, что ему говорила фелина.
- Понял. Да, ты молодец. Сбрось мне место стоянки. И вызывай Криса, у нас новое дело. Мы с Тори скоро будем, тогда и расскажу. Готовь «Искателя» к взлету. Нет, место назначения пока неизвестно. Как только узнаю, скину координаты, начнешь рассчитывать маршрут.
Он отключился и повернулся к внимательно слушающему Джеку.
- Ночью некто совершил проникновение на территорию космопорта. Точно так, как и у вас – отключили внешнее силовое поле, и убивать никого не пришлось. Они просто прошли на космодром как к себе домой.
- В сводке за ночь ничего не было, - насторожился Джек.
- Потому что служба безопасности космопорта постаралась быстро замять дело и свести все к нештатному отключению защиты. Никто и ничто не пострадало, кроме настроения безопасников.
- А зачем тогда кому-то потребовалось проникать на территорию? – изумился майор. – Не детишки же баловались?
- Вот безопасники тоже теряются в догадках, но у меня есть свои соображения на этот счет. Чужие следы обнаружились в секторе Н.
Мне это ни о чем не говорило, но Джек резко помрачнел.
- Что с «Искателем»?
- Ничего. Лас вчера не захотела, чтобы он торчал в пустом поле былинкой на ветру, и отвела его в другой сектор, где подобных катеров как песчинок на пляже.
- Умная девочка, - прищелкнул пальцами Джек.
- И я так думаю. Так что с «Искателем» ничего не случилось, он в полной исправности и готов к взлету. А что с кораблем Кархера?
- С ним тоже все в порядке. Он на спецстоянке на Дексиме, куда не так легко добраться, и парни облазили его сверху донизу в поисках чего угодно, что может помочь найти убийц.
- Я правильно понимаю, что они что-то обнаружили, и именно поэтому ты нас вызвал?
- Правильно. – Джек вздохнул и задумчиво побарабанил пальцами по столу. – Рейнарс не успел ничего добиться от подследственного, кроме того, что их должен был кто-то встретить на Дарции и забрать груз. Обычно так и происходит – приходит посредник, которому просто заплатили за то, что он в нужное время в нужном месте что-то заберет и отнесет еще куда-то. Бывает, что таких посредников целая цепочка. Рейнарс пытался выбить, кто давал заказ на доставку, где забирали груз и так далее.
- И?
- И ничего. Его и подследственного расстреляли из бластов, а записи уничтожены. Осталось только то, что он успел сбросить в архив, и о чем я вам рассказал. Но парни на Дексиме восстановили последний рейс катера контрабандистов и выяснили, откуда они летели. С РХ35-Z. Ни о чем не говорит?
Эйнар отрицательно покачал головой. Я тоже не помнила, чтобы встречала это название.
- Небольшой планетоид между Процерионом-5 и Колхидой. Рано или поздно, конечно, или станет нашим новым спутником, или, что вероятнее, упадет на Колхиду. Но пока просто летает в космосе.
- И что парни Кархера на нем делали?
- Раньше, лет тридцать-сорок назад, на РХ35-Z добывали руду редкоземельных металлов. Поставили базу рудокопов, обустроили какую-никакую, а посадочную площадку для приема грузовиков, а потом месторождения истощились, и все бросили. Но вот что интересно – не так давно пошли слухи, что добыча возобновилась. Базу реанимировали, в купола запустили воздух, площадка тоже ожила, регулярно принимая и отправляя как грузовые, так и пассажирские суда.
- Что там добывали?
- Кто владелец? – одновременно со мной спросил Эйнар.
- Что добывали – коммерческая тайна. Владельца устанавливаем, скоро должен быть ответ. Но что странно – мы попытались связаться с базой. Полное молчание во всех диапазонах.
- Патруль отправляли?
- Частная территория. Пока мы получим ордер на обыск, пока начальство, и так взбудораженное, сообразит, что делать… в общем, сам понимаешь.
- И ты хочешь, чтобы мы слетали и посмотрели на эту базу?
- Эйнар, я не могу вам приказывать. Но у сержанта Майерса осталась невеста, а у Рейнарса – трое детей, младший из которых еще не ходит в школу.
- Джек, я все понимаю. Тариф стандартный, плюс тридцать процентов за срочность и секретность. Мы вылетаем немедленно.
- Договорились.
- Сбрось мне данные по планетоиду. Пока мы добираемся до «Искателя», Лас успеет рассчитать маршрут.

- Это вот он и есть? – не ожидая, впрочем, ответа, поинтересовалась я, изучая на экране внешнего обзора огромный камень, висящий в пространстве. Профессионально тренированное сознание машинально начало прикидывать оси симметрии. Выходило – с большим допущением, конечно, - что планетоид представлял из себя пентагонтриоктаэдр, изъеденный червоточинами тоннелей и штреков. С одного бока торчала выпуклость жилого купола, а рядом виднелась ровная площадка, на которую вполне мог сесть корабль побольше нашего катера.
- Он самый, - тем не менее бросил Эйнар. – База! База, ответьте! Вы слышите меня! Я «Искатель», бортовой номер 247781-альфа зеро. На борту аварийная ситуация, необходима посадка! База, ответьте!
Аварийную ситуацию выбрали в качестве оправдания посадки – длительных разбирательств, обвинений в нарушении границ частной собственности, шпионаже и всем том, что могут придумать адвокаты владельца, никому не хотелось. Владельца, кстати, до сих пор установить не удалось. Джек прислал сообщение, что сотрудники отдела налоговых преступлений раскопали уже длинную цепочку оффшоров и фирм-однодневок, но до подлинного покупателя РХ35-Z еще не добрались. Предполагать можно было все, что угодно, в том числе и могущественную корпорацию, и религиозную секту, и экстремистскую организацию – в общем, тех, от кого следовало бы держаться подальше. Эйнар хотел подстраховаться по максимуму.
- База, я «Искатель»! Запрашиваю посадку! Мы садимся, у нас нет другого выбора! Пристегнуть ремни экипажу!
Катер мягко сел на грубо выровненную поверхность.
- Не отстегиваемся. Ждем, может, кто-то у них там среагирует.
Время шло. Ничего не менялось. Безжизненная поверхность оставалась таковой, никто не выбегал из купола с бластами наперевес, никаким способом не интересовался, какого черта мы здесь делаем, и вообще складывалось впечатление, что планетоид необитаем. Хотя этого не могло быть: на той же площадке стояло три катера класса «Искателя». Вряд ли кто-то покинет планетку, оставив тут свое средство передвижения.
- Идем, - наконец, решился Эйнар. – Лас, ты остаешься здесь. Не отключайся, мы все время будем с тобой на связи.
- Ты береш-шь ее с-ш с-шобой? – холодно прошипела фелина.
- Да, - коротко и ясно ответил капитан. – Тори, я помогу тебе влезть в скафандр. Крис научил тебя им пользоваться? Хорошо. Крис, мы берем с собой бласты, но я больше надеюсь на твои способности.
- Принято, капитан.
Меня удивило, что «Искатель» стоит не на обычных опорах, а еще и с дополнительными, ввинченными в грунт. Причина стала ясна, как только я сделала шаг от катера. Необычно легкое тело не опустилось на поверхность планеты, а оттолкнулось от нее и попыталось улететь в космос. Эйнар поймал меня за ногу и опустил.
- Тори, осторожнее. Здесь очень низкая гравитация, примерно сотая от земной. Иди плавно и стараясь не отрывать ноги от грунта. Но я тебя придержу, на всякий случай.
- А я могла бы совсем улететь? – запоздало испугалась я, выругав себя за то, что не подумала об этом раньше.
- Ну… нет, все-таки притяжение тут есть. Но опустилась бы далеко не сразу. Может быть, - не очень уверенно закончил Эйнар.
- А как же тогда тут живут? С железными полами и магнитными ботинками?
- Не исключено. Но, скорее, в куполе включена искусственная гравитация. На весь планетоид ее нет смысла распространять, слишком большие потери будут.
Это меня утешило. Ни таскать тяжелые ботинки, отдирая их от пола при каждом шаге, ни все время бояться, что врежешься головой в потолок, а он и так низкий – не хотелось. Но, пока мы шли до шлюза жилого купола, я старалась держаться как можно ближе к Эйнару.
За нами негромко чмокнула герметичная дверца.
- Освещения нет, - сообщил Крис, щелкнув чем-то на стене. – Только аварийное. Воздух… есть. Пригоден для дыхания. Шлемы можно снять, кэп.
- Поднимаем щитки, - решил Эйнар. – Чтобы в любой момент можно было надеть обратно. Лас, как слышишь нас?
- Хорошо, - отозвался в динамиках голос фелины. – Включи инфракрас-шную камеру, чтобы запис-шь ш-шла и в этом диапазоне.
- Сделано, Лас.
- Да, вижу. Удачи вам.
Выйдя из шлюза, Эйнар повернул направо, коротко пояснив мне, что все жилые купола строятся по одной планировке: снаружи технические отсеки, во втором круге – жилые, в центре – большой зал, он же столовая, он же конференц-зал, он же зал собраний, он же комната отдыха, в общем, помещение, где могли собраться все жители купола. Сам капитан для начала хотел наведаться в отсек связи.
- Вот он, – остановился Эйнар перед одной сдвижной переборкой. – Лас, запись идет?
- Да, - донеслось с «Искателя».
За переборкой не нашлось ничего, что внушало бы хоть какие-то подозрения, кроме полного отсутствия людей. Внешние экраны показывали наш «Искатель», входы в шахты и шлюз. Внутренние – видимо, то, что и должны были: пустые коридоры, какие-то двери, помещение с гидропонической установкой и пышными зелеными растениями.
- Крис, проверь серверы.
- Одну минуту, кэп.
Пока клон преодолевал системы защиты и подключался к хранилищам данных, мы с Эйнаром подошли к пульту.
- Странно. На первый взгляд все работает. Почему же никто не отвечал на вызовы? Один из связистов всегда должен находиться здесь, мало ли какое сообщение придет.
- Даже если общее собрание?
- Даже в этом случае. Экстренный вызов нельзя пропускать.
- Кэп, у меня тоже странности. Доступа к серверу нет, - позвал Крис.
- Ты не можешь преодолеть стандартную защиту? – изумился Эйнар.
- Не в этом дело. Такое ощущение, что сервера вообще не существует. Работает только компьютер, отвечающий за жизнеобеспечение.
- Ты помнишь, в каком он помещении?
- Отсек 12Д.
- Идем туда. Тори, пожалуйста, не отставай и держись за нашими спинами.
Я и так не собиралась беспечно прогуливаться по куполу. Мне было очень неуютно здесь. Что-то давило на психику, вызывало нервную дрожь и желание побыстрее уйти отсюда. Но и на катер я бы ни за что не вернулась одна. Во-первых, из-за Эйнара. А во-вторых… впрочем, первой причины вполне достаточно.
Все технические отсеки, попадавшиеся нам, находились в превосходном состоянии. Прекрасно справлялась система жизнеобеспечения – хотя она обязана безукоризненно работать и при семибалльном планетотрясении. Работал генератор, и, когда Крис что-то повернул, загорелось привычное освещение. В санблоке текла вода, полки склада не ломились от запасов, но и не пугали своей пустотой, в теплице на гидропонике зрели помидоры. Казалось, все идет своим чередом, как и положено. Только нигде, ни в одном отсеке или коридоре мы не встретили ни одного живого существа.
- Сюда. – Эйнар сдвинул переборку с номером «12Д» и удивленно присвистнул, остановившись на пороге. Крис не ошибся. Сервера больше не существовало.
Стойки, искореженные и погнутые, лежали на полу. Их содержимое – жесткие диски, кулеры, процессоры и прочую электронику – кто-то жестоко вырвал из креплений и разбил. По некоторым, кажется, прошлись или кувалдой, или тяжелыми магнитными ботинками.
- Лас, ты видишь?
- Дай мне полный обзор. – Эйнар вошел внутрь и медленно повернулся вокруг своей оси. – Теперь вижу. Кто это так постарался?
- Хотелось бы и мне знать, - буркнул капитан. – Крис, что-нибудь можно восстановить?
Клон поднял с пола жесткий диск, который единственный сохранял первоначальную форму, хотя и имел посередине внушительную вмятину.
- Сомневаюсь. Вот этот можно попробовать отдать в лабораторию. Вдруг они смогут считать хоть что-нибудь.
- И то это окажется отчет из теплицы, - хмуро пробурчал Эйнар. – Здесь нам больше делать нечего. Идем в жилые отсеки.
В отсеках рядовых жителей царила или та же безупречная чистота, или легкий беспорядок, словно бы его обитатель только что вышел на минутку и сейчас вернется. Где-то была разворошена постель, где-то на столе стояла кружка с давно остывшим кофе, где-то лежал забытый комм.
- Оставлен не меньше трех дней назад. – сообщил Крис, подняв его и покрутив в руках. – Полностью разряжен.
Мы шли дальше, все больше и больше теряясь в догадках. Если все собрались в большом зале – что вполне могло быть – то почему задержались там на три дня? Без комма его владелец обычно чувствует, что словно бы потерял частичку себя. Комм – это все: связь, информация, новости, медицинские датчики, книги, игры, фильмы и все то, без чего не представляет себе жизни человек. Можно забыть его на пару минут, но не на три дня.
- Эйнар, а если всех закрыли в зале?
- Это невозможно, - хмуро отозвался он. – Двери не запираются, чтобы их не заклинило в случае аварии. Все ценные вещи люди держат в сейфах. Но мы сейчас зайдем и туда. Только проверим отсеки бригадиров и директората, если таковой тут был.
Вот в жилых помещениях начальства порядок и чистота отсутствовали. Наоборот, казалось, что по ним пронесся тайфун: постельное белье где-то валялось на полу, где-то было скомканным на кроватях, мебель перевернута, шкафы распахнуты настежь. Складывалось ощущение, что люди покидали в сумки все, что подвернулось им под руку, и удрали, опасаясь чего-то. Но чего?
- Кстати, катера у шлюза явно не дорогие модели. Один совсем старенький, два других – сильно подержанные. Директорат на таких летать не будет, - задумчиво кивнул Эйнар, которому я изложила результаты своих размышлений. Лас, слышишь меня?
- Да.
- Нам осталось проверить только большой зал, и мы возвращаемся.
- Жду не дождусь, кэп, - фыркнула фелина, и неясно, чего больше было в ее словах – издевки или тревоги.
Потом мы узнали, что на планетоиде оставалось сто пятьдесят три человека. И все они нашлись в большом – действительно большом по размеру - зале. Люди, рептилоиды, инсектоиды и представители прочих рас сидели на полу спиной к нам, среди перевернутых и валяющихся на боку столов и стульев. Никто из них не повернулся к нам и вообще не шевельнулся. Все они смотрели в одну сторону: на выложенную голубым камнем руну на дальней стене.
Эйнар предупреждающе поднял руку.
– Стоп, - негромко сказал он. – Мне кажется, они в каком-то трансе. Крис, как можно вывести из него максимально безболезненным способом?
- Боюсь, что никак, - мрачно сообщил клон. – Даже в трансе люди что-то чувствуют, а от них я ничего не могу уловить. Они все мертвы, кэп.
В качестве доказательства он подошел к ближайшему к нам мужчине в майке и длинных свободных штанах и потряс его за плечо. С сухим треском рука отвалилась. Крис с хладнокровным любопытством оглядел ее и аккуратно положил на пол рядом с бывшим владельцем.
- Видишь? Они высохли. Из них словно вытянули все жизненные соки.
- Опускаем щитки, немедленно!
- Эйнар, это бессмысленно. Люди мертвы уже несколько дней. Воздух за это время уже много раз очистился и обновился.
- И тем не менее не стоит рисковать больше необходимого. – Эйнар опустил щиток себе и проверил, что я сделала то же самое. - Я быстро сделаю запись, и мы уходим. Это уже не наше дело. Тори, не заходи туда!
Но я уже пробиралась вдоль стены, не решившись идти через зал – слишком велика была вероятность сбить кого-то из сидевших на полу. Меня тянул к себе знак, выложенный на стене. Точнее, минерал, из которого его выложили, вплавив в пластик – шестигранные кристаллы голубого цвета. Я готова была поклясться, что узнаю их. Так выглядели бы камни, перевозимые контрабандистами, если бы голубые вкрапления в них разрослись и заменили собой первоначальный цвет.
Я приложила руку в перчатке к кристаллам. Странно, но мне показалось, что они теплые. Этого не могло быть – законы физики еще никто не отменял, а специально нагревать руну вроде бы было незачем и некому.
- Тори, мы уходим.
- Эйнар, мне нужна запись этого знака в инфракрасном диапазоне.
- Я и так записываю все.
- Хорошо. Потом посмотрим, права ли я… Эйнар, ты видишь? Мне кажется, или он начинает светиться?
Уши внезапно резанул страшный крик. Жуткий. Истошный. Так можно кричать только от нестерпимой боли. Быстро переглянувшись, мы с Эйнаром бросились к Крису. Клон катался по полу, сжимая руками голову и закрыв глаза, и непрерывно кричал на одной ноте.
Я сделала то, что первое пришло мне в голову – захлопнула его щиток. Крики прекратились, но жуткое выражение боли с лица клона никуда не делось.
- Эйнар, выводи его наружу. Быстрее!
- Тори?
- Я за вами. Мне нужно еще кое-что сделать.
Эйнар, да благословят его небо и звезды, не стал спорить и самоутверждаться. Он приподнял стонущего клона и поволок его к выходу. Я быстро выхватила из походного снаряжения нож, вытащила аптечку и вытряхнула все из жесткого ящичка. В руках я кристаллы нести не собиралась. И в карманах тоже.
Знак на стене светился уже совершенно отчетливо. Нож не подвел. Я сумела сковырнуть несколько камней с края руны, убрала их в аптечку, еще раз внимательно посмотрела на знак, запоминая его, и заторопилась к выходу.
Самым сложным оказалось найти кнопку, открывающую шлюз. А потом я возблагодарила предусмотрительность Эйнара, успевшего привязать веревку от купола до катера, и, придерживаясь за нее, в кратчайшие сроки добралась до «Искателя». Капитан ждал меня у входа и, буквально забросив внутрь, ножом резанул «нить Ариадны».
- Тори, - он помог мне сдернуть скафандр, - мы полетим с максимально возможным ускорением. Придется потерпеть.
- Как Крис?
Поскольку в этом момент мы уже вбегали в рубку, клон сам ответил на мой вопрос слабым безжизненным голосом:
- Как в камере депривации. Я оглох, ослеп и потерял чувствительность ко всему.
- Он потерял с-швои пс-шионичес-шкие с-шпос-шобности, - напряженно пояснила Лас-шкаа.
- Их можно восстановить?
- Никто не знает, - мрачно пробурчал Эйнар. – Тори, пристегивайся. Мы взлетаем.
Меня вжало в спинку кресла перегрузкой. На грудь словно бы уронили тяжелый груз, руки и ноги налились свинцом, голову невозможно было повернуть, а глаза – держать открытыми. Как через плотную завесу я услышала встревоженный голос Лас:
- Эйнар, детектор показывает, что рядом еще один корабль.
- К дьяволу его. У властей наконец дошли руки выяснить, почему база не отвечает на запросы. Вот пусть и выясняют. Тори, ты как?
- Нормально, - удалось выдохнуть мне.
- Тогда я прибавлю еще немного. Лучше всего спи.
Сознание уже и так затягивала в себя милосердная темнота. Мне оставалось только позволить ей окутать меня полностью.
В себя я пришла уже на Процерионе-5. Как и в прошлый раз, Эйнар успел связаться с Джеком, и нас ждали два билля – один для Криса и Лас-шкаа, второй - для Эйнара и меня. Клона быстро увезли в больницу, которая специализировалась на повреждениях психики, а нас под вой сирены доставили в полицейское управление.
- Эйнар, мне очень жаль, - встретил нас Джек.
- Мы были предупреждены и знали, что такое возможно. Давай перейдем к делу.
- Только приветствую, - вмешался второй полицейский, находившийся в комнате – молодой, темноволосый, с ястребиным носом и острым взглядом. – Доктор Хаггинс, сотрудник научно-криминалистической лаборатории, имею степень по геологии. Тори, как я понимаю, все наши сведения о загадочном минерале исходят от вас. Не могли бы вы пояснить, где и как вы их получили?
Я вздохнула.
- Я в каком-то смысле ваша коллега, доктор. У меня степень по минералогии. Но предлагаю не углубляться в мою биографию и экзаменовать меня по вопросу методов классификации минералов. У нас есть кое-что интереснее.
Я выложила на стол коробочку аптечки.
- Это то, что я думаю? – заинтересовался Хаггинс.
- Если вы думаете о том же, о чем и я – то да. Вы не псионик?
- Нет, насколько мне известно, - растерянно произнес он.
- Тогда открыть будет вполне безопасно.
Джек на всякий случай отступил на пару шагов назад. Мой коллега по профессии заинтересованно воззрился на мои руки, открывающие коробочку. Внутри оказалось то, что я и предполагала: черные кристаллы с крупными голубыми вкраплениями. Хаггинс впился в них взглядом.
- Когда мы увидели их в первый раз, вкрапления не превышали миллиметра в диаметре. Вчера они заполняли собой весь кристалл и ярко светились. Предполагаю – но почти уверена в этом – что под воздействием инфракрасного излучения вкрапления начинают расти, пока не заполняют собой весь объем. При этом они начинают излучать… что-то, послужившее причиной заболевания Криса.
- Ты уверена? – схватил меня за плечо Эйнар.
- Почти стопроцентно. Еще на «Искателе», когда мы изучали их, клон жаловался на легкую головную боль. Вчера кристаллы находились в, так скажем, сверхактивном состоянии, и после того, как ты навел на них инфракрасную камеру, Крису стало плохо.
- Но почему именно ему? – задал вопрос Хаггинс, не сводя хищного взгляда с кристаллов.
- Он псионик с генетически улучшенными способностями и более чувствителен, чем обычные люди. Кроме того, мы с Эйнаром были в скафандрах с закрытыми щитками. Они наверняка ослабили воздействие излучения. Кстати… Мне показалось очень странным состояние трупов. До такого состояния за три дня не дойти. Из них словно бы вытянули всю воду.
Хаггинс отстраненно кивнул.
- Джек, отряд на базу уже отправлен?
- Надо узнать. Я подавал запрос, но дошло ли дело до конкретных действий…
- Я займусь этим немедленно. Благодарю, доктор Тори, вы нам очень помогли. Или у вас есть еще что-нибудь?
- Нет… Разве что знак… руна.
- Что за руна?
- Кристаллы на стене были выложены в форме руны. На записях она должна быть, но я могу ее нарисовать.
- Будьте так добры, - попросил меня становящийся все более вежливым Хаггинс. Джек без слов протянул мне листок и ручку. Я старательно изобразила врезавшийся мне в память знак.
- Спасибо, доктор Тори. Где сейчас записи с камер? – уточнил Хаггинс.
- Отправлены Джеку, - сообщил Эйнар.
- Майор Батчерс, позаботьтесь, чтобы они немедленно были переданы в лабораторию. И снимите копию. Впрочем, об этом я позабочусь сам.
Хаггинс, схватив коробочку аптечки, умчался из помещения так, словно бы за ним гнались дьяволы.
- Надеюсь, ты потом расскажешь нам, в какую клоаку мы влезли? – негромко поинтересовался капитан.
- Если смогу, - вздохнул майор. – Боюсь, они засекретят все дело. Идите, Эйнар, пока Хаггинс не захотел и вас подшить в дело в качестве вещдоков.
Эйнар молча кивнул, обнял меня за плечи и вывел на улицу.
- Хочешь прогуляться?
- Нет, - поежилась я. – Хочу домой. И узнать, что с Крисом.
Капитан коротко переговорил с Бобом – по крайней мере, издалека мне показалось, что это был именно Боб, - и нас отвезли домой. Домой к Эйнару, но почему-то мне казалось, что он стал домом и для меня.
- Я свяжусь с больницей, - проговорил капитан, пропустив меня вперед. – Если хочешь поесть, то на кухне что-то было.
- Сначала в душ.
Эйнар не слушал меня, набирая номер на комме. Я встала под горячие струи, смывая с себя усталость, туман в голове после перегрузок и мрачные предчувствия. С Крисом все будет хорошо. Должно быть хорошо. Его гены изменяли специально и вполне могли вставить туда способность к регенерации. А если так, то и нейронные связи в мозгу тоже должны восстановиться.
Эйнар стоял, отвернувшись к окну, и по его позе невозможно было определить, хорошие он получил новости или плохие.
- Что? – немеющий язык с трудом повернулся у меня во рту.
- Прогноз благоприятный. Восстановление идет успешно. Недели через две он полностью поправится.
От избытка эмоций я кинулась к Эйнару. Он, повернувшись, едва успел поймать меня на руки. Полотенце в процессе куда-то слетело, и я прижималась к капитану совершенно обнаженная, не заботясь о том, что непросохшие волосы намочат футболку Эйнара, а его руки крепко сжимают нежные округлости пониже спины.
- Тори, - хрипло прошептал он. Я подняла голову, подпадая под гипнотическое влияние серых глаз. Сознание заволокло туманом. Мое тело зажило своей жизнью, перестав обращать внимание на разум, и первыми оказались губы. Мы целовали друг друга, жадно, страстно, теряя себя и заталкивая в глубины сознания страх, боль и приличия. Эйнар хотел меня, я знала это, он знал, что я знаю, и ничто больше не стояло между нами.
Мы отдавали себя друг другу, забирая взамен без остатка. Одежда Эйнара исчезла – она мешала нам обоим. Упругая кровать приняла целующуюся пару. Тела прижимались так, словно отстраниться друг от друга станет смертью для нас обоих.
Эйнар ласкал меня именно там и именно так, как хотелось мне. Я не отдавала себе отчет в своих действиях, инстинктивно отвечая ему, и, когда волна наслаждения полностью накрыла меня, запрокинула голову и протяжно закричала.
- Тише, солнце мое, - усмехнулся Эйнар, нежно целуя мои губы. – Это только начало.
Он любил меня, как и обещал, до тех пор, пока у меня не кончились силы, а потом еще немного больше. Дексима и Проксима успели подняться из-за горизонта, с положенной скоростью пропутешествовать по небу и спуститься в Карейский океан, и только тогда мы, обессиленные, уснули, сжимая друг друга в объятиях. Последним, что услышали этой ночью стены спальни Эйнара, был призрачный шепот, то ли произнесенный вслух, то ли оставшийся в наших мыслях:
- Я отдам тебе все и немного больше.
- Я тоже.
Неделя пролетела словно в тумане. Эйнар отвез меня на белые пляжи океана, и мы купались в темной воде под звездами. Бродили по улицам Дарции, любуясь невероятными сочетаниями оттенков. Восхищались бесконечными полями неизвестных мне цветов, ровными рядами уходившими за горизонт. И просто лежали у него в спальне, обнявшись, и самозабвенно любили друг друга. Все реже всплывали у меня в памяти родной город, Горный Университет, коллеги и работа. Я была согласна заплатить всем этим за свое счастье – лежать рядом с Эйнаром и лениво рассуждать, куда мы полетим, когда окончательно придет в себя Крис.

- Тори! Тори, просыпайся. Вставай, нам нужно идти.
- Куда? – сонно подняла я голову с подушки. – Еще рано. Мы же договорились, что выходим в полдень.
- Джек звонил. За нами выслали билль.
Простыня мгновенно полетела в сторону.
- Дай мне пять минут.
Через семь с половиной минут я уже натягивала на себя брюки и рубашку.
- Что он сказал?
- Ничего особенного. Что нас с тобой ждут в управлении. Как можно быстрее.
Во мне вдруг зародилась нехорошая мысль.
- Эйнар? Ты не думаешь, что это касается моего… происхождения?
- Нет, - уверенно ответил он. – Тогда бы под нашей дверью уже стоял полицейский наряд с наручниками. Думаю, это касается того минерала.
Эйнар оказался прав. В кабинете Джека нас ждал не только майор Батчерс, но и капитан Хаггинс, взъерошенный, с заострившимся носом и кругами под пылающими жадным огнем глазами.
- Доктор Тори! – встретил он нас, не обратив внимания на Эйнара. – Перейдем сразу к делу. У вас остались еще кристаллы?
- Нет, - растерянно ответила я, ошеломленная таким напором.
- Подумайте хорошенько, Тори.
- Нет. Зачем я буду хранить у себя потенциально опасные кристаллы?
- В том-то и дело, что уже совершенно точно известно, что они опасны для жизни. Доктор Тори, вы были совершенно правы, предположив, что кристаллы активируются волной инфракрасного спектра. Если быть точным, 721 нм. Но мало того, дойдя до определенного состояния, они сами начинают излучать волну неизученного пока спектра и одновременно аккумулировать в себе… не знаю, как это назвать, мы еще не пришли к определенному мнению. Условно назовем это био-энергией. Кристаллы в буквальном смысле высасывают ее из живых существ, находящихся поблизости, оставляя трупы именно такого типа, как видно на вашей записи. Мышь высыхает до состояния мумии за считанные минуты. На животное массой в семьдесят килограмм ушло чуть меньше часа.
Меня передернуло.
- И как они только не взрываются при этом.
- Взрываются, - мрачно сообщил Хаггинс. – При достаточно продолжительном воздействии инфракрасного излучения кристалл доходит до некоего порогового значения и распадается, высвобождая большое количество энергии. Мы выяснили это, к сожалению, на практике. Погиб один сотрудник, уничтожена половина лабораторного корпуса и все оборудование.
- И поэтому у вас больше нет загадочных кристаллов, - хмыкнул Эйнар.
- Осталось три из тех пяти, которые привезла доктор Тори. Но этого мало для исследования.
- А разве тех камней на базе вам не хватит?
- А вам никто не сказал? – Увидев недоумение на наших лицах, Хаггинс сжал губы. – В общем-то, это сведения под грифом «секретно», но вы и так замешаны в деле по самую шею. Когда наши люди прилетели на базу, то ничего там не нашли. Ни трупов, ни камней, ни разгромленной серверной. База была законсервирована, все данные стерты, и, если бы не ваши записи, никто никогда ничего бы не узнал.
- Эйнар… помнишь, Лас говорила про корабль, обнаруженный детектором?
- Когда это было? – подобрался Джек.
- Сразу после нашего отлета. Я не обратил внимания, потому что торопился вернуться.
- Попроси Лас-шкаа снять данные с детектора и прислать нам.
- Хорошо. – Эйнар вышел из комнаты, набирая на комме номер фелины.
- Значит, нам доступно всего три кристалла митралита, - тяжело вздохнул Хаггинс.
- Митралит? Это так называется этот кристалл? – Я лихорадочно перебирала в памяти содержимое местных справочников по минералам, которые успела пролистать. Митралита в них не было.
- Да. Минерал назван по фамилии владельца планетоида РХ35-Z, Уильяма Митрала. Вы не слышали об этом?
Я отрицательно покачала головой.
- Хм… Тогда начнем с начала. Тори, тот знак, что вы нарисовали в прошлый раз – логотип одной горнодобывающей компании, принадлежащей Уильяму Митралу. Мы назвали его имя нашим коллегам из отдела налоговых преступлений, и они довольно быстро раскопали, что он и есть тот самый искомый владелец РХ35-Z. Несколько месяцев назад, почти сразу после того, как на планетоиде возобновились раскопки, он запатентовал название нового минерала – митралит, не приведя о нем никаких данных. Мы обшарили все, что только смогли, но о митралите ничего не известно. Сами понимаете, доктор Тори, одновременное появление неизвестного науке кристалла и патента на неизвестный минерал сложно считать совпадением.
- Ну да, и вы решили, что это и есть митралит. Логично. А кто такой этот Уильям Митрал?
- Вы о нем тоже ничего не знаете? Митрал – эксцентричный миллиардер восьмидесяти трех лет, две степени по геологии, степень по химии, степень по биологии, сколотил состояние на камнях, и не только драгоценных, обладает исключительной коллекцией минералов, которой невероятно гордится, и в довершение всего через три дня устраивает прием, на котором обещает сенсацию века.
Вернувшийся Эйнар положил мне руки на плечи.
- Я правильно вас понял, доктор Хаггинс? Вы предлагаете Тори пойти туда?
- Да, - удовлетворенно кивнул эксперт-криминалист. – У нас, конечно, есть и свои специалисты, но кроме доктора Тори, никто не видел кристалла в его первоначальной фазе. Мы раздобыли приглашение на два лица и отправим с ней одного из наших агентов.
- Нет, - резко проговорила я.
- Вы отказываетесь? – расстроился Хаггинс.
- Нет, я иду. Но иду вместе с Эйнаром.
Руки капитана нежно сжали мои плечи в знак одобрения и поддержки.
- Эйнаром? – непонимающе переспросил Хаггинс.
- Капитаном Торвальдссеном. Он стоит за моей спиной.
Эксперт-криминалист, кажется, только сейчас заметил, что в кабинете есть кто-то еще, и с подозрением воззрился на Эйнара. Я не видела выражения лица капитана, но могла хорошо его представить.
- Ну, если вы так настаиваете… Подумайте, Тори, наши агенты обучены работать в любой критической ситуации.
- Настаиваю, - твердо заявила я. Еще неизвестно, кто сможет среагировать быстрее: неизвестный мне агент или охотник за головами, про которого я столько читала.
- Нам нужна легенда, - вмешался Эйнар. – Мы с Тори не можем просто так прийти на прием к миллиардеру, не имея ничего за плечами.
- Да, вы правы, капитан, - с уважением посмотрел на него Хаггинс. – У нас есть три дня на подготовку. Я свяжусь с нужными людьми.

Роскошный билль бесшумно остановился у высокой кованой ограды, за которой просматривался красивый, ярко освещенный особняк в центре озера. С тихим щелчком открылась дверца. Эйнар вышел сам и подал мне руку, помогая выбраться – узкое платье не способствовало свободным движениям. Охранник у ворот, напомнивших мне решетку Михайловского сада, быстро просканировал пропуск-приглашение, закрепленный у Эйнара на лацкане, и приоткрыл створку.
- Все в порядке, мистер Ламонт. Приятного вечера вам и вашей спутнице.
Озеро начиналось сразу за воротами. Эйнар взял меня под локоть и уверенно повел вперед. К моему удивлению, туфельки на высокой шпильке шагнули не в холодную воду, а остались над ее поверхностью. Мы в буквальном смысле шли по воде.
- Гравиполе?
- Видимо, да, - повел плечами Эйнар. – Узконаправленное. Но подробностей не проси, я в этом не силен. Крис потом расскажет, если захочешь. И будь осторожнее, не ступай за огоньки.
Под водой виднелись две линии крохотных ярких лампочек, очерчивающих границы проложенной над поверхностью воды дорожки.
- И Митрал постоянно поддерживает это поле?
- Он миллиардер, может себе это позволить. Но полагаю, его часто отключают. Еще одна система защиты в добавление к привычным камерам и охране.
Мы поднялись по мраморной лестнице и влились в толпу приглашенных на прием: мужчин в серых аналогах смокингов в этом мире (черный – только для службы охраны) и женщин в длинных вечерних платьях всех цветов радуги. Шорох длинных юбок, постукивание каблуков по мозаичному полу, запах экзотических духов, безукоризненно вежливые и грациозные официанты, предлагающие бокалы с нежно-голубым напитком и миниатюрные закуски – все это или примерно такое же я много раз видела дома в фильмах про высшее общество.
Эйнар, крепко держа меня за локоть, вел в глубь здания, улыбаясь попадающимся у нас на пути женщинам и сухо кивая мужчинам.
- Тори, все хорошо. Расслабься. Помни, что от нас требуется только узнать, что за сенсацию приготовил Митрал, и мы можем уходить.
Майор Крюгенс, который провел с нами последние три дня, несколько раз сурово повторил, что самодеятельности от нас не только не ждут, но и настоятельно требуют не допускать ее. От нас хотели одного – чтобы мы присутствовали на вечере и определили, имеет ли отношение митралит к сенсации Митрала или нет. Если нет – то мы просто проводим прекрасный вечер в компании высокопоставленных гостей и удаляемся, сообщив лично майору Крюгенсу об отрицательном результате. Если да – то ничего не меняется, кроме того, что результат будет положительный. Больше от нас ничего не зависит. Думать и строить дальнейшие планы будут совсем другие люди, а мы можем отдыхать, отправляться по своим делам и вообще возвращаться к нормальной жизни.
- Да, - отстраненно пробормотала я, стараясь расслабиться, и тут заметила кое-что, весьма знакомое мне. – Эйнар, пойдем в тот зал.
Я не ошиблась. Мы попали в зал, где была представлена знаменитая коллекция минералов Митрала. Мы медленно пошли мимо прозрачных витрин с искусно подсвеченными камнями.
- Шпинель. Гематит. Полевой шпат, - негромко называла я Эйнару хорошо знакомые мне минералы. – А вот здесь разновидности кварца: цитрин, аметист, раухтопаз, тот самый морион, о котором я говорила.
- Черный?
- Да, рядом с авантюрином, желтым камнем с мерцающим золотистым отливом.
- Юная леди хорошо разбирается в камнях?
Увлеченная рассматриванием кристаллов, я не заметила, как от группы стоявших неподалеку гостей отделился и подошел к нам молодой мужчина, по виду ненамного старше меня. Казалось немного странным, что он обращается ко мне как к «юной леди».
- Немного, - смущенно потупилась я. Эйнар ободряюще сжал мой локоть.
- А что вы скажете по поводу вот этого кристалла? – Мужчина настойчиво повлек меня к одной из следующих витрин. На бархатной подушечке лежал красивый камень пурпурного цвета.
- А если мы немного изменим параметры освещения, - пробормотал мужчина, щелкая чем-то за витриной. Камень изменил свой цвет на ярко-голубой, местами переходящий в зеленый.
- Голубой гранат, - безошибочно узнала я.
- Превосходно! - зааплодировал мужчина. - Я был уверен, что вы назовете александрит!
- Мне сказать, чем они отличаются? – улыбнулась я.
- Не стоит, я верю! - Мужчина театрально поднял руки. – Я сдаюсь! Вы покорили меня! Но красавица, как же ваше имя?
- Тори.
- Ваше имя прелестно так же, как и вы сами! – он церемонно поцеловал мне руку, слегка задержав ее в своих пальцах. – У вас хороший вкус на украшения, Тори. Прекрасные сапфиры.
- Вы ошиблись дважды… - я сделала паузу, ожидая, что мужчина представится мне сам. Но он не пожелал сделать этого.
- И в чем же, Тори?
- Это вкус моего мужа, а не мой. И это не сапфиры, а бенитоиты.
- В таком случае приношу вам свои искренние поздравления, мистер Ламонт, - сверкнул белозубой улыбкой мужчина. При этом взгляд его остался холодным и пронизывающим. Я внезапно осознала, что не нравилось мне в нем с самого начала – его глаза. Без живого блеска, свойственного молодым, усталые, поблекшие. Такие глаза могли бы принадлежать старику, но никак не мужчине в самом расцвете сил и молодости. – Такие камни нелегко достать.
- Моя жена достойна самого лучшего, - сухо ответил Эйнар. – Но, может быть, вы представитесь, мистер… Неловко разговаривать о прекрасном с человеком, которого не знаешь, как назвать по имени.
- Пусть это временно останется тайной, - вновь улыбнулся незнакомец. – А теперь я вынужден временно оставить вас, Тори. Мы еще встретимся вечером, обещаю вам.
Он еще раз прикоснулся холодными губами к моей руке и быстро ушел. Гости начали постепенно перемещаться в большой зал, где Митрал обещал представить «сенсацию века».
- Эйнар, он мне не понравился.
- Мне тоже. Но я не могу понять, что в нем внушает определенные опасения.
- Глаза.
- Может быть. Тори, мы уйдем, как только станет возможно. Не стоит рисковать больше необходимого.
Мы последовали за остальными гостями в соседний зал и скромно встали у стены.
В середину вышел разговаривавший с нами мужчина.
- Минуточку внимания, - попросил он. Я не увидела у него микрофона, но тем не менее его голос был отчетливо слышен везде. – Дамы и господа! Прежде чем перейти к тому, для чего мы все здесь собрались, я хочу попросить одну из вас выйти ко мне. Катарина! Катарина, пожалуйста, подойди ко мне.
Гости расступились, и к мужчине вышла хрупкая седая старушка, тяжело опирающаяся на трость, отделанную перламутром.
- Катарина, мы ненадолго простимся с тобой. Ничего не бойся и иди с этими молодыми людьми.
Двое широкоплечих охранников в черном взяли старушку под руки и практически вынесли ее куда-то в дальние комнаты особняка.
- Отлично! – хлопнул в ладони мужчина. – А теперь перейдем к главному. Я попросил бы вас как следует запомнить эту минуту. Оглядитесь по сторонам, посмотрите на соседей, глубоко вдохните. Потому что с этого мгновения вы будете дышать уже запахом новой эры! Мы переходим на новую ступень развития!
Мужчина остановился и внимательно оглядел присутствующих. Насколько я видела, на лицах большинства из них читалось вежливое недоумение.
- Вы не понимаете, - кивнул оратор. – Хорошо, тогда начнем по-другому. Вероятно, я должен был сначала представиться. Многие из вас не узнали меня, а те, кто узнал – не поверили своим глазам. Меня зовут Уильям Митрал.
Вот теперь присутствующих проняло. Толпа зашевелилась и зашепталась. Проскальзывали отдельные громко высказанные замечания: «Невозможно», «Это, должно быть, внук Уильяма», «Но у него не было детей», «Этого не может быть».
Насладившись всеобщим ошеломлением, Митрал продолжил:
- Это именно я, можете мне поверить. В этом и состоит сенсация не только века, но и всей эры человечества! Я научился возвращать людям молодость!
Шум в зале усилился.
- Вы не верите мне, - рассмеялся Митрал. – Конечно, у меня есть все доказательства, и интересующимся они будут впоследствии предоставлены. Но мало того! Вы помните Катарину, которая только что присутствовала среди нас? Катарина, выйди к нам!
Зал взорвался шумом, недоуменными восклицаниями и вопросительными междометиями. Вышедшая к нам женщина определенно походила внешностью на седую сгорбленную старушку. Вот только теперь она гордо выпрямилась, волосы приобрели каштановый оттенок, а морщин на лице поубавилось.
- Уильям, это чудо! – роскошным грудным голосом пропела она. – Я могу ходить без трости! Такого не было уже больше двадцати лет!
- Вот видите?! – выкрикнул Митрал, стараясь перебить гомон возбужденных людей. – Еще девять сеансов по пять минут – и Катарина вновь станет молодой и красивой!
- Но как? – выкрикнул кто-то из ошарашенной толпы.
- Надеюсь, вы не ждете, что я выложу вам всю технологию, - саркастически хмыкнул Митрал. – Но главного, так сказать, виновника, торжественно представлю. Знакомьтесь! Эликсир бессмертия, который на протяжении тысячелетий искали алхимики и ученые, предстанет перед нами в виде открытого мною минерала. Я дал ему название «митралит», чтобы все во вселенной знали и помнили спасителя человечества!
Один из охранников Митрала вынес бархатную подушечку, на которой сиял и переливался голубым светом шестигранный кристалл. Я крепко сжала руку Эйнара.
- Это он.
- Ты уверена?
- Несомненно.
Люди окружили Митрала, хлопали его по плечу, поздравляли, задавали вопросы, недоверчиво щупали и громко восклицали, что это розыгрыш и дурная шутка.
- Тори, мы можем уходить.
- Вам придется еще немного задержаться, капитан Торвальдссен, - раздался низкий голос сзади, и в мою спину уперлось нечто холодное и твердое. – Советую не делать ничего, что могло бы вам повредить.
Нас крепко и уверенно взяли за локти и вывели в зал с минералами. За спиной послышался голос Митрала:
- Началась новая эра, друзья мои! Эра, когда старость будет забыта, и все останутся молодыми навсегда! А теперь я вынужден на время покинуть вас. Простите, у меня срочные дела.
Путаницей коридоров нас вывели в другую часть особняка, явно перестроенную под лабораторию. Вместо картин, позолоты и дорогостоящей мебели – серый цвет, голые стены и безликие двери, обитые шумопоглощающим материалом. Итогом короткой экскурсии по дому стало большое помещение, набитое аппаратурой. Половину комнаты занимала камера из непрозрачного материала. Я похолодела.
В распахнутых настежь створках на дальней стенке камеры виднелся хорошо знакомый мне знак - логотип горнорудной компании, выложенный голубыми светящимися камнями.
- Тори, я же обещал, что мы еще встретимся! – Чрезвычайно довольный Митрал захлопнул за собой дверь лаборатории. – Мальчики, опустите оружие. Капитан и его спутница – умные люди и не станут делать то, чего делать не следует.
Дуло бласта, упирающееся мне в спину, исчезло.
- Капитан Торвальдссен, честно говоря, был чрезвычайно удивлен, увидев вас на приеме. И еще больше – узнав, что вы женаты. Люди вашей профессии обычно не связывают себя долгосрочными обязательствами. Но потом все стало кристально ясно. – Он хохотнул своей шутке. – Тори, вы красивая и умная женщина, которая совершенно не подходит охотнику за головами. И вы оба забыли про обручальные кольца.
Я закусила губу, машинально потерев безымянный палец. Эйнар тихо выругался себе под нос.
- И я спросил себя – а что делает тут известный в определенных узких кругах человек, взявший с собой специалиста-минералога? Учитывая, какую сенсацию я собираюсь открыть миру, и то, с чем она связана? – упивался собой и своей догадливостью Митрал. – Ответ лежал, можно сказать, на поверхности. Он хочет украсть мою тайну! Похитить главный секрет всей моей жизни!
- Вы ошибаетесь, Уильям, - ровно проговорил Эйнар. – Я не ворую чужие секреты. У меня, как вы справедливо заметили, другая специализация. К вам на прием мы пришли по очень простой причине: моя жена – будущая жена, если вам так больше нравится – профессионально интересуется камнями и очень хотела посмотреть на вашу знаменитую коллекцию. Я не мог отказать ей в этой просьбе и воспользовался первым же удобным случаем.
- Прекрасная легенда, - одобрительно кивнул Митрал. – Я бы даже поверил ей, если бы не одно обстоятельство.
Он выжидательно посмотрел на нас. Эйнар не обманул его ожиданий.
- Какое?
- Я внимательно следил за вами в тот момент, когда выносили митралит. Вы оба не удивились. Мало того, вы ждали, что мой секрет будет связан именно с ним.
- Какой секрет? – не выдержала я. – То, что митралит способен вытягивать био-энергию из живых существ?
- Вы знаете даже это? – удивился Митрал. – Правда, я называю ее древним санскритским термином «прана». Но это только вопрос терминологии. Да, это я считаю открытием всей своей жизни. Митралит способен аккумулировать прану одних живых существ и отдавать ее другим, возвращая им молодость.
- И вас не смущает то, что вы живете фактически за счет других?
- А почему это должно меня смущать? – еще сильнее удивился он. – Тори, дорогая, вы еще так молоды, что не задумываетесь о приближающейся с каждым днем старости. Вас не тревожит, что когда-нибудь ваши глаза станут видеть намного хуже, пальцы скрючатся, спина не сможет разогнуться, а колени – наоборот, согнуться. Вот тогда вы отдадите все и еще немного больше за то, чтобы вернуть себе прежнее тело.
- Но при этом лишится жизни кто-то другой!
- И что? Вас это будет волновать в последнюю очередь, поверьте. Кроме того, я не собираюсь отбирать чужие жизни насильно. В Дарции в год совершается семнадцать тысяч самоубийств. Все эти бесцельно отданные жизни могли бы спасти полторы тысячи пожилых людей, которые еще послужили бы миру. Есть еще и безнадежно больные, и преступники, и брошенные умирать новорожденные… в общем, совершенно нет необходимости кого-то принуждать к смерти. Люди сами охотно пойдут на это, особенно если будут уверенными, что за их прану родственники получат неплохие деньги.
Уголком глаза я поймала яркий проблеск. Митралит в камере не просто ярко светился. Из него начали выскакивать серебристые искры. Я с ужасом вспомнила то, что рассказывал нам Хаггинс: «При достижении порогового значения митралит взрывается. Определить пограничное состояние можно по яркому свечению и серебристым искрам».
- Давно митралит под нагрузкой?
- А почему вас это интересует, Тори? Я могу ответить, потому что все узнанные вами тайны умрут вместе с вами буквально через несколько минут, в этой камере. Как бы мне ни было жаль, но я не могу выпустить вас отсюда живыми.
- Вы не понимаете меня, Митрал. Сколько кристаллы находятся под нагрузкой?
- Не помню, - равнодушно пожал он плечами. – Дня три, может, больше.
- Вы идиот! – яростно зашипела я на него. – Он сейчас взорвется!
Митрал недоуменно повернул голову к кристаллам на стене.
- Тори! - резко скомандовал Эйнар. Я резко стукнула острым каблуком по стопе Митрала, следующим движением добавила удар в пах и метнулась к двери, сбрасывая туфли. Эйнар в то же время ударил в солнечное сплетение одного охранника, вырывая у него бласт из руки, выстрелил во второго и, не проверяя результата, бросился за мной.
- Сюда!
Мы не успевали добежать до большого зала – митралит должен был взорваться с секунды на секунду. Но могли успеть выпрыгнуть с одного из балконов в озеро. Оставалось совсем немного… совсем чуть-чуть… буквально два шага…
Яркая вспышка ослепила меня. Последнее, что запечатлелось в памяти – это Эйнар, прижимающий мою голову к своей груди, словно пытаясь закрыть собой от обжигающего пламени.
Темнота.

- Очнись! Очнись, пожалуйста!
Темнота. Холод. Ледяной пронизывающий ветер. Шершавая поверхность под пальцами. Ноющая боль в затылке. Запах воды и ветра. Типичный питерский запах.
Сердце болезненно сжалось. Все, что было со мной – «Искатель», псионик Крис, недовольная фелина, суровый и ласковый Эйнар – всего этого не было? Это всего лишь сон? Бред ударившейся головой одинокой женщины, неторопливо приближающейся к среднему возрасту? Галлюцинации от потери сознания?
Мне стало невыносимо горько и обидно. Из глаз потекли слезы, и я не хотела их останавливать.
- Вам плохо? Девушка, вам вызвать скорую?
Я наконец-то осознала, что рядом со мной кто-то есть. Кто-то, осторожно трогающий меня за плечо. Мужчина, судя по голосу. По невероятно знакомому голосу. Опять галлюцинации?
- Не… надо скорую, - пробормотала я с трудом двигающимися губами и разлепила глаза. – Эйнар?!
В тусклом свете луны, показавшейся из-за облаков, на меня смотрел светловолосый, с короткой стрижкой мужчина, со шрамом на подбородке и, могу поклясться, серыми глазами.
- Нет, я не Эйнар, - с удивлением сказал он. – Меня зовут Игорь.
Сердце резануло еще раз. Конечно, Эйнара не существует в реальности. Это вымысел, но уже не только Игоря Емельяненко, а и мой собственный. Хоть фанфик пиши.
Я нервно засмеялась, чем еще больше испугала моего спасителя.
- Но вы почти угадали. Эйнар – мой персонаж, и я списывал его с себя.
Я зашевелилась, пытаясь подняться.
- Вам точно можно вставать?
- Да, - неуверенно ответила я. – Только дай… дайте мне руку, пожалуйста.
Не могу сказать, насколько сильно мне требовалась помощь. Вполне возможно, я просто хотела еще раз подержать за руку Эйнара… не самого Эйнара, а его прототипа. Теперь стало понятно, почему внешность капитана показалась мне знакомой при первой встрече – на обложке книги обычно печатают фотографию автора.
Игорь помог мне подняться, но не отпускал, продолжая прижимать к себе. Возможно, намного ближе, чем это допускается правилами приличия.
- Если я правильно понял, то ты читала мои книги? – Он легким поворотом головы показал на торчавшую из раскрывшейся сумки книгу. – А могу я узнать твое имя, раз уж представился сам?
- Виктория.
- Тори? – переспросил он. – Мне кажется, это имя подходит тебе больше.
Я не сдержалась и позорно разревелась, уткнувшись в плечо спасителя. Голос Игоря был невероятно похож на голос Эйнара, и в памяти все еще не стерлось, как он, чуть хрипло от страсти, произносил мое имя.
- Тори? – встревожился Игорь, обнимая меня крепче. – Что случилось? Тебе плохо?
Да, мне было плохо, но я не могла объяснить ему причину, потому что первое, что после этого следует сделать – это отвезти меня к психиатру.
- Нет. – Собрав все силы, я вытерла слезы и подняла голову. – Да. Не знаю.
Серые глаза смотрели на меня с добротой и участливостью. И еще с тем, что скрывалось в их глубине, и что, возможно, не осознавал и сам их владелец.
- Тори, - прошептал он, осторожно, легким касанием целуя меня в лоб. – Все будет хорошо. Обещаю.
Он снова поцеловал меня, на этот раз в губы – нежно, ласково, но в то же время обещая все то, что мужчина может обещать женщине.
- Прости, - извинился Игорь, когда нам вынужденно пришлось отстраниться. – Я не могу понять, что со мной творится. Мне почему-то кажется, что мы знакомы уже много времени, и не просто знакомы…
- Я знаю, - прошептала я. – И могу объяснить, если ты хочешь.
- Хочу, - слишком быстро для просто вежливого ответа согласился он.
- Тогда давай сначала уйдем в более уютное место. Ко мне домой, например, тут недалеко. Я сварю кофе и расскажу тебе все.
- Все и немного больше? – усмехнулся Игорь, обнимая меня за плечи. Мы вошли в желтое пятно фонарного света, напомнившее мне улицы Дарции.
- Именно так. Все и немного больше.

************************************************************************
Краткий словарик некоторых терминов, встречающихся в тексте. Отсортирован по алфавиту.

Авантюрин – разновидность кварца, непрозрачные кристаллы бурого или желтого цвета с золотистым отливом.
Александрит – драгоценный камень, разновидность хризоберилла, обладает свойством менять окраску при разном освещении.
Альдебаран – самая яркая звезда созвездия Тельца.
Аметист – разновидность кварца, прозрачные кристаллы фиолетового, лилового, сиреневого цвета.
Бенитоит – редкий дорогой камень ярко-синего цвета, легко спутать с сапфиром. Отличается в первую очередь химическим составом, но есть и другие отличия.
Бласт – стандартное наименование ручного плазменного оружия в научной и околонаучной фантастике.
Гексагональность – одна из семи сингоний.
Гематит – другими словами, железная руда. Состоит из оксида железа. Цвет от черного до вишнево-красного.
Гидропоническая установка – способ выращивать растения без почвы. Все нужные вещества они получают из воды.
Голубой гранат – редкая разновидность граната. При дневном свете самоцвет синий, с оттенками зеленого, при искусственном освещении – пурпурный, иногда насыщенно-красный. От александрита отличается в первую очередь химическим составом, но есть и другие отличия.
Гравилуч, гравипривод, гравиполе – некие технические устройства, связанные с управлением гравитацией. Вымышленные. В природе не существуют. Пока.
Дексима – меньший спутник планеты Процерион-5, приблизительно 0.7 массы Луны.
Инсектоид – стандартное для фантастики наименование расы, произошедшей от насекомых.
Камера депривации – большой закрытый бак с налитой в него соленой водой температуры человеческого тела. Существует в реальности и применяется в медицине. Помещенный в камеру депривации человек испытывает состояние невесомости и изолируется от любых ощущений. Можно было видеть, например, в 1 сезоне сериала «Очень странные дела».
Колхида – вымышленная планета системы Процерион 57А, четвертая по счету.
Комм – вымышленное название коммуникатора, нечто похожее на современные смартфоны, только носятся на руке как браслеты.
Люминофор – вещество, преобразующее поглощаемую им энергию в свет.
Митралит – вымышленный минерал с плохо изученными свойствами.
Морион – разновидность кварца, непрозрачные черные кристаллы.
Пентагонтриоктаэдр – нормальными словами объяснить нельзя. Поверьте на слово, что такая форма существует, или посмотрите картинку в гугле.
Плазмат – вымышленное оружие, стреляющее раскаленной плазмой.
Планетоид – небольшое космическое тело.
Полевой шпат – в общем, обычный камень на дороге. Составляет примерно 50% массы земной коры.
Прана – в традиционной индийской медицине и эзотерике – жизненная энергия.
Проксима – больший спутник планеты Процерион-5, приблизительно 1.1 массы Луны.
Процерион-5 – вымышленная планета системы Процерион 57А. Пятая по счету. 0.9 массы Земли, ровный климат, обладает двумя спутниками – Дексимой и Проксимой.
Процерион 57А – вымышленная планетная система, обращающаяся вокруг вымышленной звезды Процерион.
Псионик – человек с ярко выраженными псионическими способностями (телепатия, телекинез и прочее).
Раухтопаз – разновидность кварца, дымчатые прозрачные кристаллы.
Рептилоид – стандартное для фантастики и эзотерики наименование расы, произошедшей от рептилий.
РФА – рентгенофлуоресцентный анализ, один из основных методов исследования состава вещества.
Сингония – если вы не кристаллограф, не забивайте голову. Классификация кристаллических групп симметрии в зависимости от системы координат.
Спайность – способность кристаллов расщепляться по направлениям. Границы от «весьма совершенной» - кристалл с легкостью разделяется на пластинки (слюда) до «весьма несовершенной» - вообще никак не разделяется (золото, корунд).
Спектрометр – если коротко, то прибор для исследования вещества, в данном случае – определения элементного состава.
Тригональность – одна из семи сингоний.
Фасеточные глаза – глаза у насекомых, ракообразных и некоторых других существ. Состоят из узких длинных конусов, соединяющихся в глубине глаза.
Фелин(а) – вымышленная разумная раса людей-кошек. Рост 150-170 см, в зависимости от пола, тело полностью покрыто мехом, пальцы по сравнению с обычными кошачьими удлинены, но когти из них по-прежнему выдвигаются.
Цитрин – разновидность кварца, желтые прозрачные кристаллы.
Шкала Мооса – десятибалльная шкала, созданная для определения твердости кристалла методом царапания.
Шпинель – кристаллы характерной остроконечной формы, многообразной окраски, от бесцветной до красной, голубой и зеленой, прозрачные до просвечивания.
ЭМВ – электромагнитные волны.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-38461-1
Категория: Конкурсные работы | Добавил: fanfictionkonkurs (01.06.2020)
Просмотров: 1970 | Комментарии: 21


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 21
1
21 sova-1010   (27.06.2020 21:12) [Материал]
Очень качественная, добротная фантастика! Поскольку я, в свое время, перечитала совершенно неприличное количество книг в этом жанре, то могу с уверенностью сказать: этот рассказ достоин быть опубликованным. Уважаемый автор, на таком малом пространстве Вы не только смогли создать полноценный законченный сюжет, но и вписать любовную линию. Причем очень правдоподобную и со счастливым финалом. Снимаю шляпу!
Желаю Вам удачи на конкурсе!

1
14 робокашка   (19.06.2020 09:03) [Материал]
Поглотив первую двадцатку абзацев, подумалось, что напало дежа вю, что уже читала эту историю surprised Потом сюжет расширился и все сомнения переродились в новый интерес tongue
Каким бы осовремененным не было будущее, оно не совершенно и жажды бессмертия и вселенской власти никто не отменял, сплочённые положительные герои борются с организованной преступностью. Красочное воображение Виктории оживило персонажей и внедрило её саму в сюжет космооперы. Вот так бывает, когда женщинам не достаёт романтики и любви Ироническое провидение послало в нужное время и место на помощь девушке и мужчину, такого знакомого и неведомого одновременно, дав шанс на продолжение романа в обычной реальности, ведь у Виктории и Игоря найдётся немало общих интересов
Познавательно и увлекательно! Спасибо!

1
8 Galactica   (14.06.2020 14:24) [Материал]
Крутое попадание. Удачное. Ведь специальность Тори оказалась весьма кстати.
Все эти кристаллы. минералы, гексагональные сингонии... впечатляют biggrin Вдвойне удачное...любовь и все такое)
Интересная история. Автору спасибо и удачи!

1
7 Gracie_Lou   (12.06.2020 23:36) [Материал]
Так, я подумала. biggrin
Очень понравилось как продуман мир в книге, профессия героини и все, связанные с ней моменты. Даже второстепенные персонажи хороши. А вот интимная сцена скомканная и какая-то заштампованная. Я бы не придиралась, если бы остальной текст был таким же, но она уж очень выделяется. Положа руку на сердце - не хочется, не лезет она, может ну её? Задёрнуть за ними шторку и хватит, так понятно.
Финал немного скоропалительный, но, в принципе, для девушки, которая только что долбанулась башкой до глюков, и писателя-фантаста вроде и норм. biggrin

1
9 Nikarischka   (15.06.2020 14:40) [Материал]
Вот и мне любовная линия глаза мазолила)
Даже немного радостно, что не мне одной. Начала уж было думать, что ст мной что-то не так.
А вообще, может, автору не хватило на это объема. Судя по отсутствию пробелов между абзацами, там прям весь максимум использован.

1
10 Gracie_Lou   (16.06.2020 09:53) [Материал]
Нда, есть такое дело. Любовная линия выглядит так, словно двухметровому негру руку белой женщины пришили. И секс этот странный, будто другим человеком написанный на отвали, и непонятные ревнульки кошки. Она вроде как ревнует, но вроде как это не "та" ревность. И сцену в баре устроила "в никуда". Я думала кошкины ревновашки выльются хоть во что-то в сюжете, ан нет. Даже непонятно, что они значили для автора.

1
11 Nikarischka   (17.06.2020 21:39) [Материал]
Кстати да, ревность эта даже в памяти особо неотложилась, как будто и не было ее. Просто может автор хотела показать так характер кошки? Даже не знаю...

1
12 Gracie_Lou   (18.06.2020 10:33) [Материал]
Возможно. Или малой кровью оживить любовную линию. Или показать, что у персонажей книги есть индивидуальность и личная жизнь сверх рамок, прописанных писателем. Помните, героиня упоминает, что читая книги, не замечала чувства кошки к Эйнару? Такое тоже возможно, но в этом случае может нужно было парой слов как-то более чётко это обозначить? ХЗ кароч. biggrin

1
13 leverina   (19.06.2020 00:47) [Материал]
Мне показалось, героиня по темпераменту не очень "любовь-ориентированная".
У неё почти всё в науку сублимировалось.
У писателя - в творчество. У пилота - в его работу, примерно как у Алекса из "Генома" и "Калек".

Там, в этих сферах, у них все сложности и 50 оттенков тетраэдра. А в любви у них всё просто. Есть партнер, к которому влечёт - и хорошо, и слава яйцам.

Э-э-э... Похоже, я и в этом рассказе всю "любовь" пролистнула, не очень вникая...
Запомнилось только одно часто используемое героиней слово - "мужской" - интерес, взгляд, голос, рука....
А вот "женское" ей малоинтересно.
Так что хоть что-то о сексуальности героини я могу предположить - она, вероятно, натуралка. Как минимум. Учитывая разнообразие в меню космических рас.

1
15 Gracie_Lou   (19.06.2020 14:52) [Материал]
Ахахах! Ну, если сравнивать слова "мужской" и "депревация", то моя сексуальная ориентация тоже была бы под большим вопросом. biggrin biggrin biggrin Депревация же куда интереснее. happy happy happy

0
16 leverina   (19.06.2020 17:48) [Материал]
Тебе депревация, а этой девушке - кристаллы.

1
6 Gracie_Lou   (12.06.2020 23:06) [Материал]
Мдааа... Первая мысль была -"Вот это, я понимаю, эротический сон!" Вторая - "Ой, не, эротический глюк!" Третья... Проще её показать, но коды не вставляются. cry cry cry cry
А потом я так прикинула, есть ли у меня любимая книга, в которую я хотела бы попасть и пожить там собой... И чой-то нет ничо. biggrin Короче, девушка реально попала. biggrin
Я ещё подумаю и может ещё чо напишу.

1
5 leverina   (12.06.2020 22:43) [Материал]
Тори - симпатичная и доброжелательная дама средних лет - не стала терять время с мужчиной ни в видениях, ни наяву. Не форсируя, но быстро; и по-доброму, и по-деловому. Это мне в ней понравилось - тут, как мне показалось, соблюден какой-то тонкий баланс.

Не менее приятно было узнать, что Тори хорошо разбирается в шкале Мооса, над которой я и сама немного покорпела лет пять назад ради какого-то переводного фанфика.



А уж "Осторожно, двери открываются!.." - это вообще фраза моего детства. Тогда я искренне верила, что её действительно произносят в питерском метро - и даже родителей своих в этом почти убедила. (спойлер: нет, этого в метро не произносят, там предупреждают только о закрытии дверей).

Ну, и МЧ, в кои-то веки, не фирмач. Тоже приятно.

P.S. Раз уж всё так аутентично - откуда это, скажите, героиня ехала в метро тем ненастным вечером? Ведь явно не прямиком с работы.
P.P.S. Любопытство сгубило кошку, сказала я сама себе на это... и тут же вспомнила бедную, но благородную неудачницу Лас-шкаа...

1
17 Nikarischka   (20.06.2020 03:43) [Материал]
Кстати, минеральные термины, с профессиональной точки зрения героини меня ничуть не беспокоили. Мне больше мешали всякого рода объяснения именно космических припонов - почему здания светятся или нет, почему можно ходить по воде, какие-то трубки, провода, волокна и т.п. Такое в гугле не нагуглишь, да и не люблю я бегать туда-сюда biggrin

1
18 leverina   (20.06.2020 06:19) [Материал]
Обалдеть, я этого даже не заметила, от слова "вообще" - у меня привычка пропускать мимо внимания всё, что не по сути происходящего.

1
19 Nikarischka   (21.06.2020 21:12) [Материал]
Просто космос - не моя тема. Поэтому я замечаю. Разум пытается вникнуть в атмосферу и глотает все, что дают, да только давится немного.

1
20 leverina   (23.06.2020 10:49) [Материал]
Тю, да тут не больше космоса, чем в "Жизни замечательных блонди", например..

0
4 Танюш8883   (04.06.2020 19:34) [Материал]
Очень талантливая история попаданства со счастливым концом. Пережить захватывающие приключения в любимой книге, влюбиться и вернувшись встретиться с прототипом своего мужчины. Идеально. Большое спасибо)

1
3 Nikarischka   (02.06.2020 21:05) [Материал]
Хочу сразу предупредить, что отзыв мой будет слегка предвзятым, так как это совершенно не мой жанр, но раз это конкурс, то я решила дать истории шанс. Иногда так случается, что мне заходят подобные вещи.
Первое, что бросилось в глаза, это, конечно, Питерская локация. Вероятно автор там живет сама, очень нежное и любовное описание города. Я и сама живу в городе на Неве, хоть и не родом из этих мест, и моя жизнь очень тесно связана с этим городом. Так что было приятно оказаться на знакомых улицах, в метро. И к истории это помогло мне немного оттаять. Я бы приступила к прочтению охотнее, если бы знала изначально, откуда главная героиня.
Еще хотелось отметить, что автор, кажется, писал с себя образ Тори, особенно ту часть, что касается ее докторской степени по минералогии. Либо же пришлось хорошо вникнуть в эту тему. В любом случае, героине веришь, она становится более реальной.
Образ космического мира тоже получился ярким, что тоже без любви к таким вещам не сделаешь. Представлялось все очень красиво, но мне было безумно трудно читать. Это не мой мир, совершенно не лежит к нему душа у меня, и мне бы там самой оказаться не хотелось. Мешало и обилие новых слов, терминов, которые порой вываливались просто кучей на меня. Понимаю, от этого всего создается ощущение, что герои реально живут вэтом мире, а не приписаны к нему просто как дополнение, создается связь персонажа и вселенной истории, но мне было тяжело это воспринимать и многи объяснения персонажей по поводу каких-то технологий просто хотелось выкинуть. И разве героиня не должна была и так все это знать, если была фанаткой книг Игоря?
Цитата Текст статьи ()
Лас-шкаа

Этот персонаж очень яркий и эмоциональный. Прям перчинка истории, так сказать.
Но вот для меня все эти люди-животные скорее выходцы из какой-нибудь сказки или египетской мифологии, но никак не из космоса. Всякие там рептилоидные создания, зеленые человечки, супер необычные существа - да, космос. Пушистики - нет. Для меня создают они диссоннс. Определенно, милые внешне создания, особенно в фильмах, и запоминаются лучше, чем люди, но вот откуда они такие беруться? Генномодифицированная расса, типа клона КРИСА? Возможно, не знаю.
Кстати, хотела спросить имя Лас-шкаа образовано от слова ЛАСКА, которое написано с акцентом этого персонажа? Или это просто я уже начинаю строить слишком много теорий? biggrin
Цитата Текст статьи ()
Это вымысел, но уже не только Игоря Емельяненко, а и мой собственный. Хоть фанфик пиши

Фраза, которая еще немного приближает читателя к главной героине) я на ней посмеялась. Думаю, что примерно так и рождаются фикрайтеры - ударяются головой wink ну, может, не буквально и не об асфальт. Но ударяются в собственные фантазии - точно)
Цитата Текст статьи ()
Эйнар

Вот этот персонаж и отношения с ним меня заинтеросавали больше всего.
Хотелось бы спросить, не с реального ли случаем человека писался образ? Я вот просто думаю, какова может быть вероятность того, что мы знаем одного и того же человека в реальном мире? И еще сколько Эйнаров может жить в одном Пиере?
Ну так вот, даже если этот Эйнар полностью выдуман, то я представляла себе реального человека. Это сделало его образ в моем восприятии самым ярким, ярче, наверное, только Лас-шкаа - она же кошка.
Понятно, что в формате миника не распишешься особо, я так понимаю, что тут и так было взято по максимуму, но быстрое развитие отношений Тори с Эйнаром меня смутило. Некоторые моменты, мягко скажем, заставляли недоумевать и задаваться вопросом: "С чего это она?".
Ну ладно, спишу это на влюбленность в главного персонажа еще до попадения в мир-иллюзию. А если это вообще был сон, то тагда вообще не надо ничего объяснять. Кто бы меня когда спросил почему я так или иначе поступаю в своих снах wacko
Концовка мне понравилась, Игорь воплотил свой образ в Эйнаре, Тори влюбилась в Эйнара, а затем и в прототипа. Красивый кольцевой сюжет с именем.
Только, опять же, для меня слишком неожиданным был их поцелуй. Я прям опешила слегка. Вроде же героиня не такая уж и взбалмошная во всем остальном, а вот в чувствах - раз, и все.
Хорошо построена история в целом, интересное получилось детективное расследование. Злодея было мало, но это ничего, переживу. Люблю просто ярких злодеев.
Не хватило плавности в любовной линии, все как-то обрывками и основная романтика как будто осталась за кодром. Но весь остольной сюжет хорош, если бы еще не было так тяжело мне вникнуть в этот космический мир.
Было и много забавных моментов и местами я прям смеялась от души - это я к тому, что юмор был и хороший biggrin
И тема попаданства раскрыта очень удачно и прям по классике)
В общем, уверена, что найдутся любители космоса, которые примут этот миник с большим энтузиазмом, чем я)
Надеюсь, что никого не обидела)
Удачи на конкурсе и успехов в творчестве!

1
2 Olga_Malina   (02.06.2020 21:04) [Материал]
очень классная история вышла. С удовольствием прочла. Интересно героиня оказалась сначала в книге а потом встретила автора этой книги)) Удачи на конкурсе happy

2
1 MissElen   (02.06.2020 11:31) [Материал]
Эта история просто мечта фанатки - попасть в любимую историю, стать героиней волнующих событий, обязательно стать любимой капитана, потом вернуться домой и встретить писателя, который этого капитана придумал, вернее, списал с себя. И конечно же он сразу её полюбит... Ох, мечты...

Спасибо! Удачи в конкурсе.