Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1218]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13556]
Альтернатива [8910]
СЛЭШ и НЦ [8159]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3635]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

В твоем окне
Что раньше использовалось для разглядывание звезд, превратилось в основной инструмент для наблюдения за наваждением. Расстояние сближает... ну или так говорят.

Клятва на крови, или Моя счастливая комбинация
Любовь в проклятом мире. Это глупость, безумие... или отчаянное желание избавиться от одиночества, найти смысл жизни? Особенно если больше никого и ничего не осталось, кроме смертного приговора, что висит над твоей головой, как гильотина. А попытка стать любимой, открыть свое сердце для Него, может стать единственным шансом на спасение. Или все только усугубить.

Body canvas
Он – сосед. Точнее владелец роскошного винного бара по соседству с собственным тату-салоном Беллы. Он – элегантность, она – разрозненность. Нет ни единого шанса, что они будут парочкой, не так ли?

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Источник бодрости
Сильно нуждаясь в передышке после заключительного года в медицинской школе, Эдвард соглашается сопровождать Карлайла в походе через Национальный Олимпийский парк, но и подумать не мог, что на него так повлияет случайная встреча с жертвой несчастного случая.
Перевод закончен.

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Обещание
Каллены оставили Форкс. Белла хорошо помнила, почему это произошло. Они с Эдвардом были на поляне, той самой, куда вампир приводил её, чтобы побыть только вдвоём. Но на этот раз их уединение было прервано появлением чёрных плащей.
Мини, завершен.



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 231
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Литературные дуэли

Массовая битва. Группа 6. Нарисованное счастье

2016-12-3
52
0
Название: Нарисованное счастье

Фандом: Сумеречная Сага

Заявка: Сумеречный фанфик
Эдвард счастливо женат и растит сына. Белла давно замужем и воспитывает дочь. Что случится, если однажды ночью они встретятся в одном очень неожиданном месте и мгновенно почувствуют притяжение, над которым не властны? Сможет ли взаимная страсть разрушить крепкие и верные браки обоих? Жанр: ангст, драма, романтика.

Жанр: -
Пейринг: -

Саммари: Жизнь Беллы почти идеальна: добрый муж, красивая дочь и любимое занятие. Лишь одно мешает Белле почувствовать себя полностью счастливой – привлекательный незнакомец, бегающий в парке по вечерам. Сможет ли Белла бороться с искушением и сохранить семью или, может, ей стоит поддаться чувствам?




- Что такое, Несси, ты разве не знаешь, насколько это опасно? – возмущенно тыкала я пальцем в окно, где все еще наблюдала высоченного парня в кожаной куртке с заклепками – типичного образчика «плохой компании». – Кто это?! Как ты посмела сесть на мотоцикл?!
- Мама, не волнуйся. Это Джейкоб, и он очень хороший.

Дочь у меня, конечно, росла красавицей – яркие голубые глаза и волнистые светлые кудри, вся в отца. Но ума ей это, по всей видимости, не прибавило.

- Тебе пятнадцать! – напомнила я. – А ему... сколько, двадцать пять?!
- Джейкобу еще нет восемнадцати, - нелепо оправдывалась дочь, совершенно не отдавая себе отчет в последствиях.
- Какая разница? Он скоро станет совершеннолетним, а ты нет!
- Мы ничем таким не занимаемся, - залилась Несси краской смущения, и я поняла, что они уже как минимум целовались.
- Сомневаюсь, что он собирается ждать три года, пока ты подрастешь! – злилась я.
- Ой, все! - картинно закатила дочь глаза и, игнорируя мой тяжелый взгляд, мило помахала этому Джейкобу из окна, после чего быстро ушла в свою комнату, оставив меня сердитую и растерянную.

Вот и все, кончилась безоблачное семейное счастье, - думала я, сурово наблюдая, как высокий парень, ростом не меньше двух метров, садится на байк и отъезжает как ни в чем не бывало, как будто встречаться с девочкой пятнадцати лет – нормально. Что он о себе думает? Может, он педофил?! От последней мысли мне так поплохело, что я отправилась за успокоительным. Если даже случится чудо и он не «испортит» мою дочь, все равно следовало навести справки о том, кто это такой, и, может, поговорить с его родителями.

Я очень трепетно относилась к покою в нашей дружной семье. Мы жили неплохо: у мужа была сеть спортивных магазинов в Сан-Франциско, что позволяло нам иметь большую квартиру в центре города. Был у нас также дом возле моря, но Майкл устроил из него базу для серфинга, и мы бывали там лишь на выходные и по праздникам. О доме в Форксе, оставленным мне отцом, никто никогда не заговаривал: городок был слишком дождливым и холодным, чтобы захотеть туда перебраться.

Мы с Майком были вместе уже шестнадцать лет, с самой школы, и он до сих пор делал меня счастливейшей женщиной на земле. Лучшего супруга нельзя было пожелать: я могла заниматься любимым делом в свободное от семейных обязанностей время, и Майк всегда с восхищением любовался моими новыми произведениями.

Несси отлично училась, с ней не было никаких проблем. До сегодняшнего дня. И я поспешила сообщить неприятные новости пришедшему с работы мужу, как только он появился в дверях. Я всегда считала, что наша идеальная семья такой и должна оставаться.

Сколько совместных лет, а я все еще с восторгом смотрела в его голубые глаза и откликалась на лучезарную улыбку. Майку перевалило за тридцать, но он был чертовски обаятелен и неизменно привлекал внимание представительниц противоположного пола, особенно когда вставал на доску для серфинга в облегающем костюме. Я была счастлива, что он когда-то выбрал меня.

- Несси? С байкером? – удивленно переспросил муж, скидывая лакированные ботинки у входа и быстренько целуя меня в висок, пока я не убежала по своим делам.
- Ты не понял! Не просто с байкером! С огромным и очень взрослым байкером! – я надеялась, что Майк серьезно поговорит с дочерью, но он лишь чуть нахмурился, улыбаясь уголками рта.
- Думаю, ты преувеличиваешь, Белла, - заметив мой грозный взгляд, он сдался. – Беги, родная, я улажу эту проблему. Что сегодня: пейзажи, фонари, улицы?
- Пейзажи, - я подхватила мольберт и краски, кратко целуя мужа в красиво изогнутые губы. Улыбнулась: – Пытаюсь поймать лунный свет.
- Уверен, у тебя все получится, - махнул он мне рукой, поторапливая на выход. – Допоздна не задерживайся.
- Конечно.

Я выпорхнула в дверь и направилась к лифту, с теплом думая о муже – он всегда поддерживал мой интерес к рисованию, оплатил школу искусств, а теперь выставлял мои полотна на продажу в своих магазинах. Не то чтобы они пользовались спросом, и совсем не приносили дохода, но мне было приятно делать что-то полезное, не став обыкновенной скучной домохозяйкой.

Сейчас я осваивала ночные виды. Лунный свет завораживал меня, и я хотела научиться передавать его мистическую красоту. Но было сложно найти баланс черного и белого так, чтобы картина «задышала», едва видимые на фоне неба деревья «ожили», а лунная дорожка – забликовала на воде, а не осталась просто белыми мазками на черном фоне.

Я старалась выходить не очень поздно, но и полный народа парк ранним вечером мне бы не подошел, для концентрации нужно уединение. Так что я выбирала местечко у дальнего пруда, куда не добирались гуляющие парочки, а лишь изредка пробегали запоздалые спортсмены или проезжал спешащий домой велосипедист. Здесь, установив мольберт прямо на пушистой зеленой траве, возле удобной раскрашенной скамейки, я отдавала свое сердце искусству.

Если быть честной, то я не только ради пейзажей выбрала этот парк. Но признаваться себе в истинной причине было слишком болезненно и стыдно. Вот уже второй месяц я выбирала для рисования такое время и место, чтобы застать одного мужчину, бегающего в парке по вечерам. Он, как и я, любил уединение, выбирая для своих занятий поздний вечер и самые дальние аллеи. Высокий и атлетичный, со спутанными темными волосами, в облегающей толстовке, он ничем не выделялся среди других, однако по какой-то необъяснимой причине мое сердце сжалось в маленький комочек, когда я впервые увидела его движущуюся фигуру издалека, даже не разглядев еще лица. И с того мгновения я с волнением ждала каждого нового вечера, чтобы полюбоваться бегуном снова. Так что, если все же быть честной, мой брак не был таким уж безоблачным и счастливым, как я себя убеждала. Иначе разве смогла бы я, искренне любя Майка, одержимо преследовать совершенно другого мужчину, которого даже не знала? Я любила Майка и не собиралась рушить наш брак. Мое увлечение было неправильным! Только я не знала, как бороться с ним. Убеждала себя, что, подглядывая, я не делаю ничего дурного, и наблюдение – не измена.

Вздохнув, я смешала краски, стараясь быть правильной девочкой и заниматься тем, за чем сюда явилась, вместо того чтобы всматриваться до черных точек в глазах в темный конец аллеи в ожидании появления незнакомца. Но краски не ложились на холст, мысли хаотично и бестолково блуждали по контуру деревьев в вечернем небе и медленно поднимающейся луне.

Вот и шорох шагов. Я замерла, повернув лицо к холсту с сосредоточенным выражением, в то время как глаза мои были обращены на аллею. С трепетом и невыносимо щемящей болью в груди я выхватила из темноты знакомую фигуру, впитывая каждое движение мужчины. Что может быть особенного в обычном бегуне? Почему у меня так горько, будто плачет, сжимается сердце?

Спортсмен поравнялся со мной, и я отвела взгляд, боясь, что он заметит. Лицо запылало краской стыда, но я не могла перестать слушать звук ровного ритмичного дыхания. Во время следующих кругов оно будет учащаться, скорость падать, но мужчина все равно упорно сделает десять кругов по парку. И каждый раз я буду тайком смотреть на него!

Я поняла, что не дышала все время, пока незнакомец пробегал мимо. Как только он скрылся за изгибом пруда, я схватилась за грудь, пытаясь восстановить дыхание. Такая сильная реакция… на кого? Я даже не знала его. Почему я вела себя так, словно вернулась в школьные годы и стала влюбленным подростком? Сердце колотилось как ненормальное, и я, забавляясь, несколькими штрихами набила на картине силуэт. Собиралась закрасить его, но он так хорошо вписался в композицию, придав ей живости, что я решила его оставить. Размытый набросок моего греха…

С каждым новым кругом я мысленно считала, сколько осталось наслаждаться. Каждый раз мое сердце пускалось вскачь. Иногда мне казалось, что бегун тоже смотрит на меня, и тогда волоски на затылке поднимались дыбом, хотя я и понимала, что он смотрит одинаково на все попавшиеся по пути предметы – не мог же он бегать с закрытыми глазами.

Когда спортсмен пробежал мимо меня в десятый раз, я собрала мольберт – стемнело, аллеи окончательно опустели, звуки в парке почти стихли, и мне нужно было бежать домой. На выходе у резных ворот продавали хот-доги и напитки, я решила взять себе минеральной воды, чтобы промочить горло.

- Бон-акву, Тэд, - одновременно со мной прозвучал чуть запыхавшийся хрипловатый голос, а рука в знакомой толстовке кинула на прилавок деньги.

Продавец завис, колеблясь, кому отдать бутылку воды, по стечению обстоятельств оказавшуюся последней, в то время как я безуспешно пыталась справиться с лихорадочно забившимся сердцем. Меня окутало ароматом мужского разгоряченного тела, - удивительно приятного, мускатно-древесного, совершенно не отталкивающего. И жаром тела.

Я не должна была смотреть ему в лицо, нет. Уж лучше бы он навсегда остался для меня безликим бегуном, путающим мою счастливую и безоблачную жизнь, но не разрушающим. И все же я повернула голову – удержаться было совершенно невозможно.

Он мог оказаться уродливым, старым или чересчур молодым, или даже просто обычным, ничем не примечательным мужчиной, - и это позволило бы мне наконец вздохнуть свободно, посмеяться над собой и забыть этот странный эпизод моей жизни, наполненный непонятным предвкушением любовного томления. Но, словно судьба издевалась надо мной, я обнаружила благородной формы лицо с мужественными скулами и прямым носом, четко очерченные привлекательные губы и волнистую шевелюру, влажную и сексуально налипшую на высокий лоб. И со всего этого великолепия на меня смотрели ясные, необычайно зеленые, точно драгоценные изумруды, потрясающие глаза.

- Берите вы, - уступил незнакомец, наверное, решив по моему лицу, что если я не выпью воды, то грохнусь в обморок.
- Нет, что вы, вам нужнее, - отступила я, радуясь, что от страха выдать себя не покраснела, как школьница, а наоборот - побледнела.
- Я настаиваю, - улыбнулось совершенство, заставив меня с досадой прикусить губу из-за того, что я никак не могла найти в нем хоть что-то отталкивающее, способное прекратить неправильное взволнованное биение сердца. Я люблю Майка, я люблю мужа, мы вместе уже шестнадцать лет!
- Я…
- Бросьте, вы дама, вода ваша, - бегун кинул на прилавок еще купюру и забрал у улыбающегося Тэда бутылку «швепса», таким образом заплатив сразу за две.

Я похолодела от мысли, что он меня «клеит», страх тут же клубком свернулся в груди. Насколько далеко я готова зайти? Подглядывать – это одно, познакомиться – уже совершенно другое.

Судорожно открутив крышку, я залпом влила в себя сразу половину бутылки. И только тогда осмелилась снова посмотреть на незнакомца – избегая лицо, проследила линию плеча, длинные пыльцы обхватывали опорожненный «швепс». На безымянном пальце блестело кольцо…

Бегун тоже буравил взглядом мою руку. Он что-то хотел сказать, даже набрал в грудь воздуха, колеблясь при взгляде на меня. Но затем передумал. Облегчив мои муки и сомнения, он просто кивнул:
- Доброго вечера, - и изящным неспешным бегом отправился по оживленной и ярко освещенной улице, вскоре затерявшись среди других прохожих. Я вздохнула.
- Рисуете? – не преминул воспользоваться ситуацией Тэд, глядя на меня с обворожительной – так он думал – улыбкой.
- Да. Доброго вечера, - поспешила ретироваться я.

Майк уже спал, когда я вернулась – он много работал и порой очень уставал. Обычно мы ужинали вместе, и я была благодарна, что муж такой терпеливый – он отпускал меня рисовать и ни разу не жаловался, что приходится есть одному. Впрочем, Ренесми охотно составляла ему компанию.

Я заглянула в комнату дочери, отметившись о приходе – она лежала в постели, улыбаясь ноутбуку и быстро стуча пальчиками по клавиатуре. Я сузила глаза, не сомневаясь, что на том конце ей отвечает этот сомнительный Джейкоб. И мысленно дала себе слово узнать, кто он такой.

Забравшись под теплый бок мужа, я испытала облегчение от того, что он спит – мне хотелось немного побыть в одиночестве и подумать. Масштабы моей внутренней катастрофы потрясли меня: я чуть было не познакомилась с другим мужчиной сегодня! Куда бы это меня завело? Смогла бы я ограничиться флиртом, когда б меня соблазняли эти обворожительные изумрудные глаза? Я выключила лампу и, чувствуя ужасный стыд, свернулась в комочек. Я даже не пыталась выбросить из головы лицо с налипшими на лоб мокрыми от бега волосами – я попросту не могла избавиться от него.

***

За несколько недель я нарисовала пять полотен с видом луны, отраженной в черной воде пруда. Правду говорят, что художнику необходимо вдохновение – и оно у меня было! Бегун исправно появлялся в парке, с десяти до одиннадцати вечера я все с тем же упоением наблюдала за его изящно и ровно движущейся фигурой. Только теперь мое увлечение усугублялось тем, что я помнила его лицо, и оно было прекрасным.

На следующий же вечер после приключения с бутылкой минеральной воды мужчина замедлил бег и даже неуверенно поднял руку, собираясь поприветствовать меня, но я сделала вид, что ничего не заметила. Больше он попыток сблизиться не делал. И я была рада, даже горда собой за то, что останусь преданной женой. Не напрасно мы даем клятвы верности перед алтарем, симпатичный незнакомец не сможет разрушить мою крепкую и любящую семью! Я чувствовала себя победительницей в борьбе со своей темной стороной.

Возвращаясь из супермаркета, который посещала с удовольствием – любила готовить, - я вырулила на нашу парковку и искала место, когда вновь заметила злополучный мотоцикл. Что-то толкнуло меня остановиться и понаблюдать издалека. Я видела, как Несси выскочила из дверей, вся раскрасневшаяся от бега по лестнице, в коротком платье и на небольших каблучках – маленькая, но уже привлекательная для противоположного пола девушка с соблазнительной юной фигурой.

Меня разобрала злость, когда этот здоровый слон Джейкоб сделал ни что иное, как поцеловал мою девочку в губы! Он совершенно не отдавал себе отчет! Мне хотелось вколотить ему силой, что Несси – ребенок, чтобы он забыл дорогу в наш дом!

И когда Ренесми взобралась за спину байкера – без шлема и куртки! в вечер отправляясь с ним неизвестно куда, не предупредив меня! – и они покатили прочь, у меня закончилось терпение. Я рванула вперед, намереваясь разобраться с ними обоими раз и навсегда.

Когда торопишься, судьба всегда вставляет палки в колеса. Конечно, легковушке невозможно тягаться с маневренным байком на забитых улицах Сан-Франциско. Сколько ни пыталась, ни сигналила и ни умоляла, я отстала. Примерно я видела, куда они свернули, но могла блуждать по городу многие часы и не найти их теперь.

Медленно двигаясь вперед по улочке, куда предположительно увезли мою дочь, я всматривалась в каждый припаркованный мотоцикл и молила бога, чтобы не найти этих двоих в каком-нибудь мотеле, которых в этом районе было предостаточно. Мысленно я уже рисовала себе сцену убийства своими руками или, на худой конец, лишения мужских признаков.

Мой хаотично блуждающий взгляд зацепился за знакомый автомобиль: красная «ауди» с откидным верхом, нечасто встречающаяся модель даже в Сан-Франциско, и потому заметная. Я удивилась, узнав и номер, и оглянулась вокруг, озадаченная, что Майк мог делать в этом месте. Наших магазинов поблизости не было, друзей тоже. Странное чувство охватило меня, когда выбежавший в зеленой ливрее портье сел за руль. Внезапно я забыла о Ренесми, а горло будто охватил удушающий жгут. Отель «Гранд Каньон» был известным местом для встреч влюбленных парочек…

Спокойно, Белла, спокойно, - вцепилась я в руль, чувствуя, что у меня сейчас лопнет голова и слезы брызнут ручьем. Может Майк дал машину другу, или у него важная встреча с приехавшим из другого города клиентом. Не может быть, чтобы он мне изменял! Майк был идеальным мужем. Не мог он поступить со мной так… банально.

Вытащив дрожащей рукой телефон, я набрала номер, ожидая ответа. Постаралась придать голосу твердости, чтобы он не дрожал, но чувство предательства ядом разливалось по сердцу.

- Привет, Майк. Ты скоро домой?
- А ты разве не пойдешь рисовать сегодня?
Я сглотнула.
- Сегодня я хотела побыть с тобой.
- Не знаю, Белла, я пока очень занят.
- Чем? – не удержалась я, и голос ослаб. Но если уж начала, нужно идти до конца. – Где ты?
- У нас конференция. Давай, я тебе позже перезвоню? Люблю, детка.

Он повесил трубку, и я стала задыхаться от боли. Разум сопротивлялся горькой правде: выдумывал оправдания и разные причины, по которым конференция в самом деле могла состояться в отеле. Но сердце… сердце обливалось кровью и не хотело верить теперь.

Позади меня засигналила машина, и я вынуждена была нажать на педаль газа. Перед глазами расплывался туман, я с трудом соображала, что лучше сделать. Найти парковочное место и посмотреть, с кем Майк выйдет из отеля? Или поверить ему и оставить все как есть?

Все решила судьба: я увидела впереди яркую вывеску клуба и узнаваемый припаркованный байк, и мои мысли вновь вернулись к защите дочери. Теперь я набрала ее номер.

- Я знаю, где ты, Несси, немедленно выходи оттуда! – зарычала я, слыша оглушительную музыку в телефоне.
- Ну ма-ам, - пробубнила дочь, но я была не в настроении уступать сегодня. – С Джейком тут безопасно, половина нашей школы тоже здесь. Пожалуйста-пожалуйста… обещаю вернуться не поздно.
- Я жду тебя в машине, немедленно, - процедила я, буравя глазами дверь танцевального заведения, в которую заходили подростки в ярких нарядах, некоторые – в вызывающих.

У меня заскрипели зубы, когда Несси выскочила, ища меня глазами и держа за руку Джейкоба. Очень хотелось вломить ему прямо сейчас, но я решила, что на сегодня с меня потрясений достаточно.

- Мам, - начала дочь, но, увидев мое лицо, осеклась. У нее хватило наглости попрощаться с этим амбалом! – Ладно, Джейк, встретимся завтра.
- Никакого «завтра» не будет! – рыкнула я, нагибаясь, чтобы дотянуться до дочери и рывком втащить ее в машину. В ярости я окинула парня тяжелым взглядом.
- Здравствуйте, миссис Ньютон, - смущенно поздоровался он, лицо его было испуганным и совершенно не озабоченным, не опасным – словом, не таким, каким я его себе рисовала. Но это ничего не значило, ведь Ренесми было всего пятнадцать лет.
- Забудь дорогу в наш дом, - предупредила я. – Забудь, а не то будешь иметь дело с полицией!

- Что случилось? – спросила притихшая Несси, хотя я ожидала между нами скандала. – Ты ведь не из-за меня так разволновалась?
- Побег из дома на ночь глядя в клуб – по-твоему, недостаточная причина для волнения?! – накричала я на нее.

У меня все валилось из рук: пакеты с продуктами не желали вытаскиваться из машины, дверца закрылась только после третьего толчка, ключ не вставлялся в замочную скважину. Ренесми ничего больше не говорила, но поглядывала с явным удивлением – не привыкла видеть мать такой нервно возбужденной. Она даже сказала, что сама приготовит ужин.

Но и сидеть без дела я не могла – места себе не находила. Майк вернулся, когда я в четвертый или пятый раз брала в руки мольберт и ставила его обратно. Мне хотелось уйти из дома и забыть свои подозрения как страшный сон. И в то же время – потребовать у мужа прямого ответа.

- Здравствуй, родная, - я ждала какого-то отличия в его приветствии – не мог же человек два часа назад изменить мне и вести себя при этом как обычно? Но Майк был точно таким же как и всегда – милым, заботливым и улыбчивым. – Все-таки решила порисовать?
- Да, наверное, - внезапно растеряв смелость, прошептала я, принимая поцелуй в висок и в уголок губ со странным измененным чувством – подозрения отравили мое безоблачное счастье, словно мазки черной краски легли на яркий летний натюрморт. – Ты же не стал бы обманывать меня, Майк?
- Что? О чем ты? – с искренним непониманием поднял брови он, убирая прядку моих волос с лица и ослабляя галстук.
- Где была конференция, Майк?

Он нахмурился, но не выглядел испуганным или виноватым, как было бы, если бы он лгал мне. Все так же прямо смотрел в глаза – ничто, казалось, не было нарушено в нашей семейной идиллии, а я просто надумала себе несуществующую проблему.

- Что такое, Белла? – улыбнулся он, в его ясных голубых глазах появились лучики смеха, словно я вела себя как ребенок. – Встречались на нейтральной территории. Ты что, искала меня в офисе? Глупенькая, - успокаивающе чмокнул он меня в лоб, скидывая ботинки и подавая мне в руки мольберт. – Не о чем было волноваться.

Растерянно моргая, я не знала, что думать, делать и как вести себя. Может, я действительно ошиблась?

Мой потрясенный разум отказывался сомневаться дальше, цепляясь за возможность вернуть мир в семью. Язык не поворачивался задавать еще вопросы – я не хотела устраивать ссору, и чтобы Майк думал, что я истеричная ревнивая жена. Мы всегда доверяли друг другу.

- Ладно, пойду в парк, - согласилась я, растерянно улыбнувшись в ответ.
- Не задерживайся, - кивнул муж, улыбаясь широко.
Было трудно подумать, что он способен обманывать меня столь цинично, - глядя на его открытое лицо, мне хотелось поверить ему.

Запала хватило ненадолго. Стоило явиться в парк, и сомнения вновь обрушились на мой несчастный разум. Лихорадочно вспоминая сегодняшний день, я приходила попеременно то к одному решению, то к другому. Вот же Майк, с яркими, такими живыми и искренними глазами, смотрит на меня влюбленно, почти как в день нашей свадьбы – идеальный муж, о котором можно только мечтать! Но стоило припомнить красную «ауди» возле отеля, и черными волнами депрессия накатывала на меня.

В конце концов я сдалась – села на скамейку, опустила лицо в ладони и расплакалась. Руки дрожали, а душа отчаянно болела: я с горечью поняла, что моя жизнь теперь не будет прежней – даже если я поверю Майку, сердце будет точить вечный червь сомнения, пока не разрушит меня. Мой идеальный брак уже не будет идеальным…

Я слышала равномерный скрип гравия и знала, что это мой бегун привычно появился в парке, но сейчас я его не воспринимала. Меня тошнило от неизвестности и боли.

Шаги неуверенно замедлились и вовсе прекратились. Я зарыдала сильнее, поняв, что он идет сюда. Хотела остановиться, но не могла. И даже когда горячая ладонь осторожно легла мне на спину, не подняла голову.

Он молчал, давая мне выплакаться. И никуда не уходил. Я не знала его имени, не знала, что он за человек, но была благодарна за поддержку, чем бы она ни была продиктована.

Когда слезы выдохлись, я вытерла лицо. И только тогда он спросил:
- Что случилось?
Голос был тихим, полным сочувствия и какой-то необъяснимой уверенности – так разговаривает с пациентом врач, точно зная, что сможет помочь.
- Не думаю, что вам это интересно, - возразила я, не желая обременять незнакомого человека своими проблемами.
- Я все еще здесь, - настаивал он, заставив меня вздохнуть.
Я закусила губу, колеблясь. Но теплая рука, погладившая мою спину и чуть было не заставившая вновь расплакаться, оказалась убедительной.
- Я думаю, что муж мне изменяет, - прошептала я, все еще не глядя на мужчину – боялась растерять присутствие духа и не хотела, чтобы он видел меня такой жалкой и беспомощной. Голос снова задрожал от слез: - Сегодня увидела его машину возле отеля. Но он уверяет, что у него была конференция. Это возможно? Деловые встречи бывают в отелях?
- Может быть, - тихо ответил бегун. – Это можно точно проверить.
- Проверить? Как? – всплеснула я рукой, не представляя, чтобы я смогла прийти на ресепшен и потребовать записи обо всех посещениях. - Разве это не закрытая информация?
- Для вас – да, но для меня – нет.
- И кто вы? – почти успокоившись, но чувствуя сильное опустошение, пробормотала я.
- Я частный детектив.

Это заставило меня повернуть, наконец, голову. Зеленые глаза смотрели на меня серьезно и сосредоточено, ладонь все еще лежала на моей сгорбленной спине.

- Мой папа был полицейским, - некстати вспомнила я, шмыгнув носом.
Бегун приподнял уголки четко очерченных губ.
- Тогда вы знаете, что мне можно довериться, - резюмировал он. Его толстовка еще не успела намокнуть от пота, и я могла ощутить, как божественно пахнет его чистая кожа.

- Смотрите, что можно сделать, - по-деловому сдвинул брови он, сложив ладони перед собой. – Если с отелем не получится, я могу установить за ним слежку. Если он изменяет вам, рано или поздно я это обнаружу.
- Мне нужно будет вам заплатить? – растерянно пролепетала я.
Он немного смутился.
- Это проблема?
- Нет-нет, у меня есть деньги, - поспешила я кивнуть, - просто не уверена, что хотела бы знать…
Мужчина приподнял бровь.
- Предпочитаете плакать ночами, терзаясь сомнениями всю оставшуюся жизнь? Не доверять мужу, беспокоиться, когда он задерживается на работе? С моей помощью можете все узнать точно. Если он действительно вам изменяет, тогда и подумаете, что делать с этим. А если это не подтвердится, спокойно будете спать. Решение, конечно, за вами.

Я вздохнула, закрыв глаза и представляя, как вернусь сегодня домой, лягу в постель и буду гадать, не обнимал ли Майк другую. Буду принюхиваться, когда он приходит с работы, боясь уловить чужой запах духов. Присматриваться к следам губной помады на белой рубашке. Подозревать каждый день и каждый час, работает Майк или занят какой-нибудь женщиной. Нет, такая жизнь не для меня. Детектив прав – я должна узнать любую правду. Если я надумала себе, посмеюсь и забуду этот нелепый случай, и все снова будет хорошо.

- Я согласна, - взглянула я в выжидающие зеленые глаза, отметив не без досады, что теперь, когда я узнала профессию бегуна, он стал еще сильнее привлекать меня. Но прямо сейчас даже думать о флирте было тошно.
- Эдвард Каллен, - протянул он мне для рукопожатия руку.
- Белла Ньютон, приятно познакомиться, - улыбнулась я.
- Мне тоже очень… приятно, - задержал на мне взгляд детектив, заставив смутиться собственных мыслей – теперь мне казалось, что он видит меня насквозь.
- Что ж, Белла, мне нужен ваш телефон и максимальная информация о муже – кем работает, где бывает, - поднялся Эдвард, потянув меня за руку со скамейки. – Предлагаю пойти в какое-нибудь ближайшее уютное кафе, где я угощу вас горячим чаем – он позволит вам успокоиться и рассказать мне все.

***

Дни потянулись своим чередом. Успокоенная обещанием Эдварда, я смогла вернуться в привычную колею: рисовать по вечерам, следить за учебой дочери и ее опасным «романом», провожать и встречать мужа с работы и даже улыбаться.

Раз в несколько дней Эдвард присылал мне смс о том, что новостей пока нет. И чем дольше измена не подтверждалась, тем сильнее была вероятность того, что Майка верен мне.

Аллея парка вечерами теперь пустовала: детектив занимался слежкой и на бег не осталось времени. Пару раз я, не сдержавшись, звонила ему, чтобы услышать его хрипловатый голос, напоминающий мне о юности и о том, как я жила с полицейским-отцом. В такие моменты он всегда говорил:
- Хотите продолжать слежку?
- А что вы посоветуете? – интересовалась я, чувствуя вину перед Майком за то, что делаю за его спиной, но в то же время не желая обрывать связь с Эдвардом. Знала, что это неправильно и я поступаю ничуть не лучше мужа, но я не собиралась ему изменять! Просто общение с зеленоглазым мужчиной, даже через короткие разговоры и смс, приносило настоящее наслаждение и было невозможно от него отказаться.
- Не все мужчины ищут секса на стороне каждый день, многие из них довольствуются короткими интрижками. Чтобы поймать такого, необходимо время.
- Тогда продолжайте, - соглашалась я, не желая жить в неведении. Что Майк делал в отеле «Гранд Каньон», выяснить так и не удалось – номер был забронирован не на него, он мог кого-то навещать или же в самом деле прийти на небольшую неофициальную конференцию.

Пару раз Эдвард приходил в парк, где я рисовала – тогда я собирала мольберт и мы шли в кафе «Сумерки», где подавали восхитительный имбирный чай и булочки с кремом. Мужчина вел себя безупречно, не флиртовал и не позволял себе никаких вольностей, но иногда мне казалось, что он слишком пристально и долго смотрит на меня. Пару раз его рука оказывалась слишком близко от моей, и в этом жесте мне мерещилось не только утешение. Но Эдвард ни разу так и не взял меня за руку, лишь смотрел и внимательно слушал истории из моей жизни, казавшиеся мне самой банальными и неинтересными. Ну что любопытного может рассказать обыкновенная жена?

Впрочем, это могли быть издержки его профессии – он привык изучать и оценивать людей. Я страшно боялась, что он заметит мой тщательно скрываемый интерес, поэтому старалась вести себя осторожно и сдержанно, и всегда соблюдала дистанцию. Хотя порой было невыносимо трудно прятать чувства, которые его присутствие во мне вызывало – всегда волнение, возбуждение и страх.

Чуть менее чем через месяц я вновь столкнулась с машиной мужа в непривычном месте. И снова меня привел туда Джейкоб. Проявляя строгость, я забирала теперь из школы Ренесми сама, но несколько раз дочери удавалось улизнуть, ослушавшись меня. Вот и на этот раз, добравшись до школы, я успела увидеть, как Ренесми вновь садится на байк.

Я ехала за ними до самого дома: это оказалось четырехэтажное здание с маленьким палисадником и калиткой, возле которой Джейкоб остановил байк и убежал внутрь, оставив Ренесми ждать. Я собиралась выйти из машины и пойти прямо к его родителям, когда вдруг заметила немного впереди припаркованную красную «ауди».

Мое сердце на этот раз уже не застучало так сильно, лишь тревожно сжалось в предчувствии беды, в ожидании которой я прожила последние три с половиной недели.

Лицо запылало огнем, и я сделала несколько глубоких вздохов, пытаясь расслабиться. Здесь также не было наших магазинов или друзей, но, может, Майк опередил меня и сам решил наконец-то объяснить этому мерзавцу Джейкобу, что наша дочь ему не пара?

Парень, однако, выбежал как ни в чем не бывало, завел байк и увез мою дочь. Пришлось выбирать, ждать появления мужа или спасать девочку? Конечно же, в приоритете было второе. А муж мог быть как в этом доме, так и в любом другом на этой улице – непонятным оставалось лишь то, что он там делал.

- Милый, ты сейчас в городе? – позвонила я ему, следуя за мотоциклом на расстоянии. Голос прозвучал необычайно холодно даже для меня самой.
- Я занят с клиентом и я не в городе, - кратко ответил он. – Что-то срочное?
- Нет, сама разберусь, - процедила я и бросила трубку, прибавляя газу. В голове не укладывалось, что он мне солгал. Это была мелочь, но из мелочей состоит наша жизнь, и обман – точно не то, чего я ждала от счастливого брака.

Мой телефон зазвонил – это была Ренесми, въехавшая на парковку нашего дома чуть раньше меня.
- Мам, я дома, можешь меня не встречать, - отчиталась она, я видела байк издалека, но ребята меня не замечали – на стоянке всегда было полно машин.
- О чем мы с тобой говорили, Несси? – устало прикрикнула на дочь я. – Разве я не просила по-хорошему держаться от парня подальше?
- Мам, он просто довез меня из школы, честное слово! Я и так тебе во всем уступила! Что, ему и повезти меня теперь нельзя? – обиженно закричала Ренесми на меня в ответ, и я зажмурила глаза, понимая, что слишком, возможно, давлю на дочь. Теперь я знала, где Джейкоб живет, так что в скором времени обязательно поговорю с его родителями, тогда все и закончится.

Не успела я прийти в себя от одного потрясения, как пришло новое. На телефоне пиликнуло смс. Оно было от Эдварда: «Есть новости. Можешь приехать прямо сейчас в наше кафе?».

Вот теперь мое сердце окончательно дало сбой: боль сжала грудную клетку и дыхание сперло. Это не могло быть совпадением – то, что сегодня я увидела «ауди» мужа в центре города, и сообщение Эдварда. Час правды настал. И я оказалась к ней абсолютно не готова: меня заколотило как в лихорадке от одной только мысли, что сегодня мой крепкий брак разрушится раз и навсегда. Пожалуйста, пожалуйста, - умоляла я Господа, - пусть это будет клиентка, которая просто любит вести дела в отелях и на дому, и Эдвард докажет мне, как сильно я заблуждалась насчет честности и верности супруга.

Но разум не верил в эти жалкие оправдания.

«Уже еду», - набрала я дрожащими пальцами и обреченно сдала назад, убедившись, что Несси отправилась домой, а Джейкоб укатил прочь.

***

Официантка в кафе проводила меня в уединенную кабинку – нашу с Эдвардом любимую, так как там мы были скрыты от посторонних глаз.

Детектив сидел, опустив глаза в стол – перед ним стояла ополовиненная бутылка виски и стакан со льдом, сжатый побелевшими пальцами. Рядом – открытый ноутбук с крутящейся заставкой.

Он не поднял головы, когда я села рядом и подождала, пока уйдет официантка - я заказала только чай.

- Что случилось? – прошептала я, полностью утратив голос от волнения.

Эдвард поднял на меня лихорадочно блестевшие глаза, и я поразилась пылающему в них гневу, словно была в чем-то виновата и он меня ненавидел сейчас. Лицо его было бледнее обычного, а губы напряженно сжаты. На скулах заходили желваки.

- Ты пугаешь меня, - опешила я, сердце будто остановилось от страха, что же Эдвард такого узнал, что стал бледен как снег.
- Прости, - прикрыл он глаза на секунду, а затем залпом допил разбавленный льдом виски и налил себе новую порцию. – Я немного не в себе. Ты поймешь, когда все узнаешь.
- Говори же! – взмолилась я, желая поскорее покончить с этим, не затягивать агонию.
- Ну, хорошо, - согласился он, развернув ко мне монитор и тронув «тачпад».

Я знала, что не готова морально увидеть доказательства измены, но все же не ожидала, что кровь так сильно бросится в лицо – она зашумела в ушах, ноги стали ватными, а кожа по всему телу онемела. Этот снимок был сделан через окно и, вероятно, сквозь жалюзи, так как мешали мутные горизонтальные полосочки. Однако это не помешало мне узнать Майка в объятиях возбужденно откинувшей голову брюнетки.

Я отвернулась – не могла смотреть. Парочка лежала в постели – все очевидно, это не спишешь на случайный какой-нибудь поцелуй или неудачный кадр. Слабость разлилась по моим венам, холодя кровь, кончики пальцев потеряли чувствительность. Напряжение было так огромно, что я очнулась только когда поняла, что ногтями больно впилась в собственные ладони, и когда вспомнила, что должна еще и дышать. Меня снова трясло, зубы клацали друг об друга и прерывалось дыхание.

- Мне надо выпить, - прохрипела я, протягивая руку к виски, и Эдвард тут же отдал мне свой стакан. Но я не могла ждать – опрокинув бутылку, глотнула прямо из горлышка, зашипев от жесткого жжения по всему пищеводу. Вот так, Белла, теперь ты можешь засунуть слезы в задницу и мыслить разумно. – Ты узнал, кто она?
- Да, - мрачно ответил детектив, буравя меня зелеными глазами, в которых читалась невыносимая боль. И ярость. Он прорычал грубо, будто весь мир обвинял в своей беде: – Это моя жена!
- Что?..
Растерянность первых секунд, в течение которых я отрицательно мотала головой, сменилась приступом дикой злости.
- Твоя жена?! – вскочила я, метая молнии и хватая ртом воздух – мне хотелось кого-нибудь изо всех сил ударить, разбить или сломать что-нибудь, разорвать на кусочки, оцарапать лицо. – Так это твоя жена соблазнила моего мужа?!
- Не смей говорить так о моей жене! – ударив кулаком по столу так сильно, что стакан и бутылка подпрыгнули, Эдвард тоже вскочил, испепеляя меня полным ярости взглядом. – С чего ты взяла, что все было не наоборот?
- Майк?.. – пискнула я, сознание отчаянно сопротивлялось этому верить и слезы влажной пеленой подступили к глазам. – Он не такой…
- Мы были верны друг другу почти двадцать лет! – парировал Эдвард с беспрекословной уверенностью. - Твой муж виновник!

Тактичная официантка аккуратно поставила на столик мой чай и ушла, сделав вид, что не заметила нашей ссоры. Ее появление словно пробило дыру в окружающем наше уединенное местечко коконе ненависти, и она улетучилась словно дым, не оставив следа. Я дрожала, ноги едва держали меня, а слезы неудержимо катились по щекам. Эдвард зажмурился, с трудом делая вдохи и выдохи, потом поднял руки и твердо сжал мои плечи, заглядывая в глаза.

- Прости, - сдержанно извинился он, его лицо выражало осознанное сожаление. – Я не хотел обвинять тебя. Мы оба – жертвы в этой ситуации. Давай успокоимся и мирно обсудим, что нам теперь с этим делать. Хорошо?
- Да, да, - согласилась я, нервно вытирая лицо и усаживаясь на свое место.
Переведя дух, решительно подтянула к себе бутылку, а внимательная официантка, появившись из ниоткуда, поставила передо мной чистый стакан со льдом.
- Спасибо, - поблагодарила я добрую девушку и налила себе и Эдварду виски.
- Итак, у меня здесь около десяти фотографий. Обычно я делаю больше, но в этот раз я… не смог больше там находиться, - сцепив пальцы на столе, Эдвард закрыл глаза, пытаясь держать голос ровным, но его выдавало дрожание. Я поняла, что мои пальцы тоже соединены и трясутся. – Я распечатаю их завтра и передам тебе в любое время – можешь делать с ними, что захочешь. Если примешь решение о разводе, эти доказательства помогут получить хорошую компенсацию – не пренебрегай этим.

При слове «развод» кровь резко схлынула с моего лица, - никогда еще я не думала о такой вероятности, представлять, что мой замечательный брак с этого момента фактически не существует, оказалось невозможно больно. Как я собираюсь говорить с Майком об этом? Как мне вообще дальше жить? В голове был туман, будущее окрасилось в черный цвет, и меня поглотила депрессия.

Я решительно налила себе еще виски, чувствуя, что уже неслабо кружится голова. Однако напряжение немного отпустило, и я собралась пить до тех пор, пока не пройдет боль.

- Копии останутся у меня, если потеряешь свои, всегда сможешь запросить у меня новые. Если же, - помедлил он, - решишь простить мужа, то ты должна знать, – он открыл глаза, прямо и сурово глядя на меня, - это не первая его интрижка, и наверняка не последняя.
- Что? – бессилие накатило на меня тяжелой волной. Как же я была так слепа? Ничего не замечала. Думала, у нас идеальная семья. - Майк все эти годы меня обманывал?
Эдвард кивнул.
- Не так уж много удалось узнать, я же не полицейский. Но доступ к некоторой закрытой информации у меня есть. Счета за оплаченные номера в отелях, конечно, не доказывают, что Майк всегда был там с женщинами, но что еще он мог делать там днем, приходя на час или два?
- Как часто? – накрытая опустошением, я даже не имела сил злиться или рыдать.
- Несколько раз в год – этого уже достаточно.
Я кивнула, решительно выпивая еще виски. Алкоголь подействовал - я ощущала слабость и безразличие ко всему. Только вот слезы снова бежали по щекам.
- Мне очень жаль, - хрипло прошептал Эдвард, и я снова кивнула.

Закончились слова. Эдвард захлопнул ноутбук и отодвинул от себя с брезгливостью, а затем и вовсе убрал с глаз долой, положив на край диванчика. Его плечи опустились, а с лица спала решительность, обнажив боль. Он выглядел растерянным и несчастным.

- И мне жаль, - осознала я, робко протянув руку через стол, но не решившись коснуться.
Эдвард долго смотрел на нее, а потом поднял на меня блестящие глаза.
- Или сюда, - позвал он шепотом, в котором было столько боли, что, даже если этот мужчина был бы мне неприятен, я не смогла б отказать ему.

Я тут же пересела, и Эдвард обнял меня одной рукой, прижимая к себе. Держалась я всего три секунды, а затем, разрыдавшись, уткнулась лицом в плечо, чувствуя, как Эдвард притягивает меня еще крепче, водя большим пальцем по коже туда-сюда. Сочувствуя, я обняла его за талию обеими руками.

- Я не понимаю, почему она так со мной поступила, - услышала я вибрацию баритона в груди. – И собираюсь сегодня напиться.
- Я составлю тебе компанию, - шмыгая носом, кивнула я.

***

- Мне нужен номер попроще, - упрямо возражал Эдвард, облокачиваясь на меня. Едва держался на ногах, но хватило трезвости, чтобы выбирать номер?
- Расплатишься деньгами, которые я заплатила за твои услуги, - ответила я детективу и кивнула портье, оформляющему заселение, подтверждая бронь.
- Ты хочешь сказать – деньгами твоего мужа? – зашипел Эдвард с ненавистью. – То есть, говнюк, который трахал мою жену, заплатит за меня? Ну уж нет! – детектив покачнулся, а портье взглянул на меня с сомнением, и я снова кивнула, игнорируя возражения.
- Это мои деньги, я продаю картины, - напомнила я. Эдварду необязательно было знать, что они не приносят дохода.
- Тем более, - я получила ключ и повела покачивающегося детектива к лифту. Сама не очень твердо держалась на ногах, но выпила меньше мужчины. – Я не собирался брать с тебя деньги, ты что, не знала?
- Давай, давай, - затолкала я Эдварда в лифт и прислонила к стене, нажав кнопку пятого этажа. У детектива был безумный и растрепанный вид – волосы в беспорядке, глаза лихорадочно горят, но взгляд оставался чересчур осмысленным и внимательным, несмотря на сильное алкогольное опьянение.
- А ты куда пойдешь? – спросил Эдвард, запуская пятерню в спутанную шевелюру и взлохмачивая ее еще сильнее, выдавая волнение.
- Не знаю, - растерялась я – мне некогда было задумываться над этим. Сначала было много свободного времени, и мы просто пили виски, жалуясь друг другу на судьбу. А потом оказалось, что уже наступил вечер, и нужно возвращаться к нашим семьям. Эдвард заявил, что ноги его дома не будет и он поедет в гостиницу. Я вызвалась отвезти его, потому что он не держался на ногах, и я боялась, что он упадет на улице, не добравшись до такси.

К тому моменту все сроки уже вышли, Майк звонил мне несколько раз, но я не хотела брать трубку. И что делать дальше, совершено не представляла. Но знала, что мне больше некуда идти, кроме как домой.

- Ты бросишь меня в гостинице и вернешься к изменщику-мужу? – с неожиданным ядом в голосе пробормотал Эдвард, пытаясь дотянуться до меня рукой, но его подвела координация.

В этот момент створки лифта открылись, и я вновь подставила детективу плечо, ведя его в номер.

- Останься со мной, - бормотал он, обнимая меня рукой как возлюбленную, и чем ближе был номер, тем сильнее меня волновали его слова и его рука. Алкоголь гулял и в моей крови, делая меня немного неадекватной. А близость привлекательного мужчины, его потрясающий запах и безумный взгляд изумрудных глаз избавляли от разумных мыслей.

Я вставила карточку и втолкнула Эдварда в открывшуюся дверь. Было бы вернее сразу захлопнуть ее и уйти, но я зачем-то вошла внутрь, движимая сиюминутным порывом. Особенно я и не думала, но плыла по течению, не зная, куда оно меня принесет. С неприязнью откладывала неизбежный момент возвращения домой и горького выяснения отношений.

- Завтра, - отрезал Эдвард, когда я захлопнула дверь и обернулась к нему, оказавшись в ловушке: поставив руки по обе стороны от меня, детектив наклонился к моему лицу. Зеленые глаза лишали воли, и, вопреки всем внутренним убеждениям, мне никуда не хотелось убегать. Дыхание Эдварда проникло в мой рот, и взгляд невольно опустился на приоткрытые губы, чувственные и манящие.

Я тяжело вздохнула, пытаясь сопротивляться возбуждению – это было неправильно, не здесь, не сейчас, не когда мы оба выпили слишком много. Но именно виски высвободил настоящие желания, которые я так долго скрывала. Я была бессильна перед чувствами, подавленными искусственно и одной только волей.

- Завтра вернешься домой, - повторял он, уже лаская горячими пальцами мое лицо, прижав меня к двери и обездвижив. – С готовыми фотографиями. Предъявишь. А сегодня останься со мной.

Бессвязное бормотание околдовывало меня, руки сами по себе поднялись и легли поверх мужских ладоней. Я тонула в зеленой бездне.

Искала в себе силы сказать «нет», но не успела: горячий рот прижался к моим губам, создав огонь во всем теле. Я задохнулась, но рот прижался еще и еще, подавляя сопротивление. Голова пошла кругом, и в этом виновен был не только один алкоголь. Я наслаждалась каждым мгновением.

Губы мужчины оставили мой рот, переместившись на шею, и я обреченно расслабилась в нежных руках, понимая, что никуда не уйду. Знала, что поступаю плохо, просто ужасно. Но не могла решиться оставить Эдварда прямо сейчас, сменить приятную ночь на неизбежный скандал. Я была не готова смотреть Майку в глаза.

- Мне нужно ответить что-то, если я собираюсь остаться, - пробормотала я со слезами на глазах – мобильник разрывался в заднем кармане джинсов.
Эдвард остановился, просто держа меня в крепких объятиях и тяжело дыша в мою шею.
- Что ты ему скажешь? – поднял он на меня еще более безумный взгляд, чем прежде. Растрепанный и возбужденный, он стал красивее, чем всегда.
- Я не знаю! – воскликнула я, моля придумать мне ответ. Звонок прекратился, но в течение пяти минут повторится снова. – Если не отвечу, он будет меня искать, обратится в полицию.
- Там только через сутки примут заявление, - покачал головой Эдвард, отталкиваясь от двери. Я думала, он пойдет и свалится на кровать, но он потянул меня за собой, взяв за руку и не собираясь позволить мне уйти. Как будто я хотела!
- Я не хочу, чтобы моя дочь тоже волновалась, - возразила я, всхлипывая от истерики – мое сознание не выдерживало стрессов, полученных в течение дня, и находило способ избавиться от них через слезы. Никогда еще я не плакала так часто и так горько, как сегодня.

Телефон снова зазвонил, и на этот раз высветилась Ренесми. Я благодарно приложила трубку к уху, садясь на кровать – а Эдвард тактично ушел в ванную комнату и включил воду.

- Мама, мама, где ты? Что произошло? – сразу закричала дочка в ухо.
- Со мной все в порядке, Несси…
- Я передам трубку папе…
- НЕТ! – рявкнула я, к горлу подкатила сумасшедшая злость.
Ренесми притихла.
- Послушай меня, - твердо начала я, переводя дыхание. – Произошли некоторые события… папа очень обидел меня, и я вернусь домой только завтра.
- Он что, ударил тебя? – зашептала в ужасе дочь. – Давай, я приеду? Где ты?
- Ничего не нужно делать, - устало закрыла я глаза, желая только одного – хотя бы ненадолго отсрочить боль, которую вновь придется испытывать завтра и которая едва-едва утихла под воздействием алкоголя. Я была малодушна, да. Но кто, скажите, способен быстро принять такой удар судьбы? Мне нужна была маленькая передышка в несколько часов, чтобы морально подготовиться к семейной разборке. – Пожалуйста, не беспокойся за меня и передай папе, что я объясню все завтра. Он знает свою вину. Он не станет меня искать.
- Ты меня пугаешь, мам, - я услышала всхлип.
- Все будет хорошо, Несси, я обещаю, - сквозь слезы улыбнулась я и отключила сначала разговор, а затем и телефон.

Эдвард вышел, когда я вытирала зареванные глаза – в который раз за день. Я чувствовала себя смущенно под его внимательным взглядом. Все было так странно: моя жизнь перевернулась с ног на голову, а я собираюсь спать с мужчиной, за которым подглядывала несколько месяцев, оставив мужа и дочь дома одних. Моя идеальная семья раскололась как стеклянный шарик, и острые кусочки ранили меня, заставляя сердце истекать кровью.

Оторвавшись от косяка, Эдвард нетвердо дошел до меня и тяжело присел рядом. Вместо того чтобы вновь обнять, он уронил голову на руки и сжал в пальцах растрепанные кудри. Он выглядел сломленным и несчастным. Но едва я поднялась, как сильные пальцы сомкнулись вокруг моего запястья.
- Ты остаешься? – болезненно умолял он.
- Да, - обещала я, и пальцы разжались.

Душ освежил меня и прояснил мысли. Быть здесь было правильно и неправильно одновременно. Как оскорбленная жена, я должна была вернуться домой и встретиться с Майком лицом к лицу, не бояться накричать на него и потребовать ответа. Но как обиженная женщина, я хотела остаться здесь, в одном номере с Эдвардом, к чему бы не привела эта авантюра. Я нуждалась в его утешающих прикосновениях, он, как никто другой, мог сейчас понять меня. Невольно он стал на этот момент моим единственным другом! И я останусь, даже если для этого придется сделать его еще и любовником, - он тоже сейчас нуждался во мне.

Свет был погашен, когда я вышла, обернутая полотенцем. Подсушенные феном волосы наверняка утром будут напоминать воронье гнездо, но я не могла задумываться о подобной ерунде, когда мне предстояло лечь в постель с другим мужчиной. Каким бы желанным он ни был, и как бы ни поступил Майк, оставаясь замужем за ним, я совершала измену.

Робко подняв одеяло, я легла на подушку, придерживая рукой полотенце. Надеялась, что может Эдвард уснул, но ошиблась - его рука за талию подтянула меня поближе. Было трудно долго сохранять благоразумие, когда губы так мягко и сладко касались моего рта. Зеленоглазый мужчина оказался невероятно талантливым, созданным будто специально для меня. Все в нем было потрясающим: его запах, стройное тело, прижимающееся к моему, ласкающие руки и целующие до головокружения губы. И неправильное быстро становилось правильным, неуверенность замещалась желанием. Даже в юные времена, будучи влюбленной в Майка или думая, что влюблена в него, я не испытывала ничего подобного. Не то чтобы наш секс был плохим – нет. Просто близость с Эдвардом оказалась острее, сильнее, лучше.

Я вплела пальцы в запутанные кудри, отвечая на поцелуй и чувствуя, как растет в теле потребность, ощущая ответную реакцию мужчины. Увы, полностью отключиться не удавалось: в мыслях то и дело всплывало лицо мужа, омраченное изображением на той фотографии, где он был с другой. И желание отравлялось подступающими слезами. Я совершала адюльтер не только потому, что хотела Эдварда – а я его действительно хотела. Отчаяние играло огромную роль.

И вдруг Эдвард остановился. Тяжело дыша, приложил свой лоб к моему, удерживая мое лицо теплыми руками.
- Прости, я не могу, - прошептал он с невыносимой печалью. – Не сегодня, не после того как узнал…
Я чувствовала потребность его тела сквозь тонкое полотенце, и у меня самой тоже кружилась возбужденно голова, но в тот момент я чуть не расплакалась от счастья, что между нами ничего не будет. Он был прав: мы не могли и не должны были делать этого прямо сейчас, когда оба еще даже не выяснили отношений со своими половинками.

- Я тоже не могу, - пробормотала я, благодарно кивая и оставляя на мягких приоткрытых губах нежный поцелуй. – Я не хочу становиться такой, как они.
- Да, да, - согласился Эдвард, глядя на меня внезапно заблестевшими глазами. Прижал мою голову к плечу и обнял руками и ногами, я оказалась в теплом и уютном коконе. – Но ты все равно останься. Прошу тебя…
- Я никуда не уйду, - поклялась я, обнимая подтянутую талию и вдыхая потрясающий запах тела мужчины. Чувствуя себя невероятно спокойно и правильно в этот момент.

***

Утром я проснулась от громко хлопнувшей двери и тихого ругательства.
- Извини, - пробормотал мужчина – я с трудом вспоминала, где нахожусь и с кем. Всплывали отдельные картинки сумбурного и безумного дня, но меня от него отделяла словно тысяча лет – так сильно все изменилось.

Шорох одежды, бряцанье пряжки ремня, а затем кровать прогнулась под весом, и меня обняли прохладные руки, притягивая спиной, а губы коснулись волос. Я знала, что ничего между нами не было, и все же не покидало чувство, что мужу я изменила, просто находясь здесь. Я не должна была поступать так, но как же сложно оказалось избежать искушения.

Мои ладони легли на предплечья Эдварда. Поглаживая холодную кожу, я нежилась в его объятиях, и было приятно осознавать, что с утра между нами не изменилось ничего: не возникло неловкости, никто не бросился извиняться за то, что спали вместе – все казалось естественным, каждое действие.

- Куда ты ходил?
- Сделал фотографии, пока ты спала.
Это мгновенно испортило настроение, напомнив о предстоящем тяжелом разговоре с мужем. Эдвард словно прочел мысли: крепче прижал мое застывшее от напряжения тело.
- Ты можешь вернуться сюда в любой момент, - настойчиво предложил он.
- Ты разве не собираешься домой? – удивилась я.
- Я должен тебе кое в чем признаться, - неожиданно хрипло произнес он, и я ощутила, как его тело рядом с моим тоже окаменело.

От избытка потрясений мое бедное сердце забилось натужно, с чувством усталости. Я уже не воспринимала стрессовые ситуации как нужно, а лишь обреченно вздохнула, готовая к какому угодно повороту – даже если Майк имеет на стороне детей, его бабушка – психически ненормальна, а Эдвард внезапно окажется убийцей.

- Я знаю, что это не вовремя, - начал он, - но если не скажу, буду жалеть.

Заинтригованная, я развернулась к нему лицом. Зеленые глаза были спокойнее, чем накануне, но все равно горели, и это тихое пламя, признаться, согревало меня изнутри, давая сил на грядущее испытание мужества.

Эдвард не упустил случая воспользоваться моментом и сразу же прижался к моим губам, застав меня врасплох. Некоторое время мы упоительно целовались, прижимаясь друг к другу, и больше всего на свете я сейчас хотела быть незамужней и остаться в этом номере навсегда. Прикосновение этих губ, этих ласковых рук было лучшим за все мое существование. Хотя, у меня ведь не было другого опыта, кроме мужа…

Эдвард учащенно дышал, когда оторвался от меня, но его взгляд был серьезным и напряженным.
- Я люблю тебя, - прошептал он, держа ладонями мое лицо и рисуя линии большими пальцами на щеках, от чего я обмирала и буквально таяла.
- Что ты несешь? – улыбнулась я обескуражено, ища в выражении лица доказательство, что Эдвард шутит, но он оставался серьезным.
Закрыл глаза.
- Ты должна это знать, - твердо продолжил он, настаивая, чтобы я дослушала. – Я не собирался тебе говорить, и никогда бы не сказал, если бы не то, что мы узнали вчера. Я решил… почему, ты думаешь, я бегал в парке по вечерам именно по этой аллее?
Я озадаченно смотрела в зеленые глаза.
- Впервые я тебя заметил много месяцев назад – знаешь, у детективов есть такая черта, видеть то, что выбивается из стандартного. Это необходимо в нашей профессии, чтобы отличить преступника в толпе. Так что художница, в два часа ночи рисующая фонарь, освещающий фонтан с золочеными дельфинами, не могла не привлечь моего внимания. В парке тогда никого, кроме бомжей, не оставалось, и я искренне заволновался за девушку, потерявшую счет времени и в одиночестве спешащую домой с мольбертом подмышкой. Я осторожно проследил за тобой до выхода из парка, боясь, как бы чего ни случилось.
Я покраснела, осознав, в чем он мне признается. Скулы Эдварда тоже стали яркими.
- Ты не заметила меня тогда, а потом пропала. Не то чтобы я искал… просто у меня появилась привычка возвращаться домой через этот парк, особенно если бывал там поздними вечерами. Терпение было вознаграждено: однажды я увидел мольберт возле самого дальнего пруда. Я снова заволновался: вдруг ты опять задержишься после полуночи? Переодевшись на пробежку, чтобы иметь причину проверить, ты ли это, я отправился туда. Это было впервые, когда ты посмотрела на меня. Еще бы – я был единственным пешеходом на этой старой аллее, ты так далеко забралась.
- Да, я помню, - опустила я взгляд, смущенная воспоминанием, как сердце мое внезапно и необъяснимо сжалось при взгляде на запоздалого бегуна. И сжималось всякий раз, когда он появлялся.
- Я почти решил тогда заговорить, но больше ты на меня ни разу не взглянула.
Если бы он знал настоящую причину моего игнорирования, то не переживал бы сейчас, признаваясь в сокровенном.
- Потом я понял, что ты права, особенно после столкновения возле прилавка с хот-догами и напитками. Ты оказалась замужем, а я женат, ни к чему было заводить знакомство. Все равно мы не смогли бы поддаться чувствам, а если бы сделали это, то корили бы себя всю оставшуюся жизнь.
- Да, - согласилась я, ведь думала тогда точно так же.
- Так что я оставил все как есть, но бегал, чтобы издалека на тебя полюбоваться… и уберечь от беды в случае чего. Пока не увидел, как ты рыдаешь… Можешь считать меня психом, но я давно уже заметил тебя. Ни за что не стал бы докучать и не пытался бы увести от мужа, не стал бы предавать и свою жену, но теперь, в свете новых… событий, - нахмурился он от неприятных воспоминаний, - не вижу смысла держаться от тебя на расстоянии и хочу, чтобы ты знала о моих чувствах. Этого месяца, когда мы общались иногда через смс и при редких встречах в кафе, хватило, чтобы я окончательно влюбился. Так что, если ты решишь не прощать мужа, то должна знать, что за любой помощью можешь обратиться ко мне. Я не собираюсь обременять тебя, ты ничего такого не подумай, - оправдывался он, испугавшись, что я его посчитаю навязчивым. – Я понимаю, что сейчас не время для таких признаний! Но также уверен, что лучшего момента не будет – ты должна знать, что в этом мире есть тот, кто любит тебя…

Он потянулся и снял губами слезы с моих щек, и я снова, как весь вчерашний день, зашмыгала носом, поглубже устраиваясь в объятиях и прижимаясь всем телом.

- Ты тоже можешь считать меня сумасшедшей, - пробормотала я, пропуская сквозь пальцы мягкие темные кудри, - но и я ведь ходила в парк ради тебя. Я никогда не посмела бы показать это, но каждый вечер ждала твоего появления на аллее…
Эдвард сильнее прижал меня, втягивая носом запах моей шеи, от чего по всему моему телу побежали мурашки удовольствия.
- Я не стану просить тебя ни о чем, - шепнул детектив, - но я буду ждать твоего решения. И если ты бросишь мужа, надеюсь, что дашь шанс мне.
- Ты собираешься оставить свою семью? – поразилась я его уверенности, заглядывая в глаза.
- Я не смогу простить жену, никогда, - его лицо стало суровым и раздраженным. – Моему сыну уже семнадцать, а у жены собственный бизнес – она не очень-то во мне и нуждается. Так что для меня все решено. Если Джейкоб захочет, он может остаться с матерью или жить со мной, но я туда не вернусь.
- Джейкоб? – нахмурилась я, пойманная неприятной ассоциацией.
- Тебя удивляет, что у меня есть сын?
- Нет, но, - я села на постели, внезапно вспомнив, что привело меня в тот самый дом – Джейкоб, подвозя Ренесми, забежал в двухэтажное здание за оградой. – Черт подери, этого не может быть!
- Что такое, Белла? – недоумевал Эдвард, а меня стремительно охватывала неудержимая злость, стерев все умиротворение.
- Твоего сына зовут Джейкоб, ему семнадцать и он водит огромный опасный байк?! – вскричала я, теперь до меня дошло некоторое сходство во внешности этих двоих – похожие волосы и фигура, только Джейкоб был выше, и одинаковые выражения лица.
- Тебя волнует, что мой сын ездит на мотоцикле? – обескураженный детектив поднялся с подушки, пытаясь понять, с чего я подняла такой крик.
- Нет, меня волнует моя дочь! Ты в курсе, что Джейкоб встречается с моей Ренесми?!
Его глаза чуть-чуть округлились, а потом наполнились пониманием.
- Я знал, что у него появилась девушка, но в чем проблема, Белла? Подростки в школе, особенно в последних классах, часто влюбляются. Вспомни себя.
Похоже, детектив не знал причины моего гнева.
- Но Эдвард, Несси всего пятнадцать! – объяснила я, отчасти радуясь, что наконец могу решить еще и эту проблему – Джейкоб был моей головной болью последние несколько недель. Измученная ситуацией с мужем, я так и не нашла способа найти родителей байкера, чтобы поговорить, а оказалось, что с самого начала я была знакома с отцом мальчика!
- Ах вот оно что! – осознал Эдвард, на его лбу пролегла напряженная складка раздумья. – Успокойся, - протянул он руку и сжал мое плечо, заглядывая в глаза. – Я поговорю с ним, обещаю.
- О, замечательно, - ощутила я необычайное облегчение, что Эдвард не стал отпираться, а сразу пошел на уступку. Он был, наверняка, отличным отцом.
- Но, уверяю тебя, что волноваться не о чем, - улыбнулся он краешками губ, поглаживая мои плечи и помогая быстрее расслабиться. – Если он хоть немного похож на меня – а я уверен, что это так, - то между ними ничего такого не будет.

Я скосила глаза на кровать, понимая, что он имеет в виду. Выдержка у Эдварда была потрясающая – мало найдется мужчин, способных противостоять похоти, особенно находясь с женщиной в одной постели. Эдвард наглядно продемонстрировал, что не у всех мужчин в голове только секс – есть более важные вещи. И я надеялась, что он не ошибается, и Джейкоб не обидит мою девочку.

- Если правда то, что я от него слышал, то он очень оберегает Ренесми и исключительно заботится о ней, - заверил Эдвард, настойчиво укладывая меня обратно на подушку. – Он правильно воспитан и сможет подождать. Но я обязательно поговорю с ним, клянусь тебе. Хочешь еще понежиться в постели, позавтракать или пойдешь домой? – перевел он тему, считая вопрос закрытым.
- Первое и второе, - улыбнулась я, расслабленно откидываясь на подушки и наслаждаясь последними минутами покоя перед приближающейся бурей. – Домой пока не хочу.
- Ты можешь остаться здесь на столько, на сколько пожелаешь, - напомнил Эдвард, целуя меня в висок и поднимаясь с постели, чтобы заказать нам завтрак. С теплым чувством в груди я смотрела на него, лаская взглядом каждую частичку тела, и улыбалась всякий раз, когда он смотрел на меня в ответ. Его глаза сияли, как два чистейших изумруда в обрамлении темных взъерошенных кудрей.

***

- Как ты мог?! – рыдала я навзрыд, согнувшись на стуле и закрыв лицо ладонями. – Как же наши клятвы у алтаря, они ничего не значат для тебя?!

Я высказала все, как только вернулась домой и Майк с порога обвинил меня в том, что я отсутствовала ночью. Мы так кричали друг на друга! Я знала, что ссора наверняка будет ужасной, но не представляла, насколько больно будет переживать ее на самом деле.

- Ты где была всю ночь?! – орал он на меня в ответ, даже не потрудившись дослушать, словно мои обвинения не доходили до него, отскакивая как горох от стенки. – Какого черта ты болтаешь, что ты себе напридумывала?!

Я бросила желтый конверт на стол, и из него выскользнули фотографии с доказательством измены. А сама упала на стул и стала безутешно рыдать.

- Ты что?.. – в голосе мужа не было и капли раскаяния либо страха, только гнев – вибрирующий, нарастающий словно цунами, пугающий. – Ты следила за мной?!
- Почему ты это сделал? Ты больше не любишь меня? Тогда для чего нужно было изображать счастливую семью?
- Ты совсем охренела? – ярость мужа заставила меня поднять на него зареванные глаза – в его лице не было сожалений, которые я ожидала там увидеть. Только злоба. – Ты наняла какого-то ищейку, чтобы он шпионил за мной! Ты понимаешь, что ты наделала, дура? Ты все испортила! Ты разрушила нашу семью! Ты!
- Я? Ты не ошибся? – он шока у меня перехватило дыхание, и новые слезы брызнули из глаз. – Разве не ты нашел женщину на стороне? Я была верна тебе все эти годы!
- Ты полная дура, - закричал он в ответ, кидая в мое лицо фотографии, от которых мне пришлось испуганно отмахнуться. Теперь я боялась, что Майк ударит меня – он выглядел разъяренным львом. – Зачем тебе понадобилось это вынюхивать?! Ты разве не была счастлива со мной? Я был плохим мужем?!
- Ты забываешь, что это ты совершил адюльтер. Причем не в первый раз, как я понимаю. Как ты можешь обвинять меня?!
Майк зарычал в голос, хватаясь за волосы и яростно вышагивая по кухне. С досадой всплеснул руками и стукнул себя по лбу.
- Мы были счастливы! – потыкал он пальцем в желтый конверт с такой силой, что получился режущий уши звук. – Ты могла просто жить своей обычной жизнью счастливой жены. И что теперь, Белла?! Ты все испортила! Что теперь, что дальше?

Мой ужас рос пропорционально нашей ссоре. Я не могла поверить, что Майк обвиняет меня. Что в нем не проснулось даже капельки совести, что он не пытается умолять простить его, не говорит, что все произошло случайно. Он не сожалел, и это было больнее всего. Он рассердился за то, что я испортила удобную ему жизнь и прибавила проблем.

И я поняла, что даже если бы простила мужа по какой-либо причине, он бы продолжил мне изменять… Это был конец. Принять эту мысль оказалось особенно тяжело.

- Ты совсем не чувствуешь своей вины, да? – опустошенно промолвила я, стирая с лица слезы.
- Я?! Не-ет! – раздраженно вскричал он, тыча в меня пальцем. – Если бы занималась своими делами, а не лезла в чужие, у нас и сейчас все было бы хорошо!

Хлопнула входная дверь – Ренесми вернулась из школы, - и Майк замолчал. Прошипев ругательство, он бросился собирать фотографии, которые тут же рвал и бросал в мусорное ведро. Я в прострации наблюдала за его действиями, испытывая бессилие и боль – уже тупую боль, словно потеряла способность чувствовать и мое сердце окаменело.

- Мам? – заглянув в кухню, Несси растерянно уставилась на меня, затем посмотрела на отца.
- Все нормально, - ответил он. – Это просто недоразумение. Все будет в порядке. Мама уже успокаивается. Иди в свою комнату.

Он думал, что все наладится? Он действительно считал, что я смогу проглотить унижение и остаться его женой?

- Мам? – не поверив отцу, Несси взглянула на меня, ища подтверждение словам, но я не могла его дать.

Поднявшись точно зомби, я медленно направилась мимо дочери, по пути поцеловав ее в красивый высокий лоб, желая все объяснить и успокоить страх в ее широко распахнутых глазах, но не имея возможности сейчас сделать это.

- Куда это ты собралась?! – зарычал Майк со сдержанной яростью, которую не хотел показать при дочери. Он появился в дверях прихожей, наблюдая за тем, как я вешаю сумочку на плечо. Я устало и бесчувственно взглянула на него.
- Мне нужно побыть одной, - тихо сказала я, надеясь, что у Майка хватит ума не останавливать меня прямо сейчас, тем более силой – при дочери. – Я переночую в гостинице. Завтра решу, что делать.
- Белла! – громко рявкнул он мне вслед, когда я вышла за дверь.

Правильно ли я поступила? Знала ли, что буду дальше делать? Нет. Конечно, нет.

Но я отправилась в единственное место, в котором меня ждали. Мне просто некуда больше было пойти. Разумеется, я могла снять отдельный номер – у меня были средства. Но я не хотела оставаться одна. Эдвард был тем, кто точно мог залечить мою рану.

Открыв дверь на мой стук, он не удивился, но его лицо стало взволнованным, будто он искал на мне следы драки.

- Он сказал, что это нормально – все мужчины изменяют, - всхлипнула я, стараясь не заплакать – сил уже не осталось. – Он даже не чувствует вины. Он думает, все останется как прежде…
- Заходи, я как раз заказал ужин, - втянул меня Эдвард внутрь и помог избавиться от сумочки, после чего провел на балкон, где на свежем воздухе можно было посидеть за маленьким столиком. Я обратила внимание, что накрыто на две персоны, и Эдвард заметил мой смущенный взгляд, когда усаживал в плетеное кресло.
- Нет, я никого не ждал и не знал, что ты придешь, - пояснил он, с улыбкой разливая вино по бокалам и заставляя меня тут же почувствовать себя расслабленно и спокойно – это было именно то, что я хотела найти, придя сюда. – Просто метрдотель запомнил, что нас двое, а я не стал его разубеждать.

Глядя на садящееся за горизонт красное солнце, на зажигающиеся огни большого города, я наслаждалась тишиной, теплом, разливающимся в груди от вина, и странным умиротворением, которое не смогла бы почувствовать, оставшись дома.

Еда была вкусной, а вино успокаивающим. Эдвард ничего не говорил, тактично давая мне побыть в приятной тишине, но смотрел всякий раз, когда я к нему поворачивалась. Его присутствие действовало на меня странным образом – даже не находясь в его объятиях, я ощущала его крепкое плечо.

Душ мы приняли вдвоем. Эдвард просто открыл кабинку и зашел внутрь, а я ничего ему не сказала, не пыталась остановить и даже почти не смущалась – после всего произошедшего все казалось естественным, будто мы давным-давно вместе. Только между нами был по-прежнему скреплен договор о запрете секса.

Это не помешало нам целоваться до умопомрачения. Сначала под струей горячей воды, прижавшись друг к другу возле стенки кабинки. Потом и в постели, перед тем как лечь спать. Эдвард выдал мне свою рубашку, и я поняла, что он побывал дома и забрал кое-какие вещи. Мне было любопытно, поговорил ли он с женой, но я боялась спросить. Он начал первым, когда мы, тяжело дыша, нашли силы оторваться друг от друга и улечься на разные подушки, чтобы создать хоть какое-то расстояние. Это было мучительно, но ни я, ни он не хотели доводить ситуацию до предела. Если у нас и будет возможность когда-нибудь построить отношения, то только после того как мы решим, что делать с семьями и детьми.

- Знаешь, о чем я думаю? О том, что нас неспроста потянуло друг к другу, - философски заметил Эдвард, найдя мою руку под одеялом и переплетя наши пальцы. – Мы словно чувствовали, подсознательно, что дома что-то не так, и наши сердца хотели открыться чему-то новому.
Мне было горько, но я ничего подобного не ощущала до того момента, как нашла «ауди» Майка возле гостиницы. Положа руку на сердце, я и позже ничего не могла заподозрить по его поведению – он вел себя безупречно, как всегда. Теперь-то я понимала, что это было потому, что он не чувствовал себя виноватым. Только вина могла выдать его, но он не испытывал ее.
- Как прошло с твоей женой? – сжала я пальцы мужчины, разглядывая точеный профиль в темноте.
Он скривил губы.
- Я не встречался с ней, не о чем нам говорить. Я глубоко оскорблен ее отношением – впрочем, у нас и помимо измены были сложности. Точнее, это она считала, что у нас есть сложности – меня-то все устраивало. Видимо, она нашла решение на стороне…
- У вас были проблемы в постели? – я настолько была потрясена, что не удержалась от бестактного вопроса. Все мое тело горело, возбужденное недавними прикосновениями Эдварда, разве могли существовать для него трудности в сексе?
Он с улыбкой скосил на меня глаза, и я пробормотала «прости», а он сжал мою руку.
- Деньги, - ответил он хмуро. – Ей не нравилось, что я занимаюсь своим делом – считала, что это опасно, и я не могу нормально обеспечить семью. У нее всегда была бизнес жилка, так что уже много лет она содержит автосалон. Думаю, там они и познакомились с твоим мужем… когда-то. Его работа ей понравилась больше, чем моя.
- Значит, для него она интересней меня, - грустно признала я, представляя уверенную в себе, сильную и независимую жену Эдварда. – Он со мной заскучал.
- Не нужно брать вину на себя, Белла, - проворчал Эдвард, сразу притягивая меня и обнимая нежно-нежно. – Это такой тип мужчин – не знаю, куда ты глядела, когда выходила замуж. Я следил за ним, он постоянно флиртует с разными женщинами.
- Я думала, он несерьезно, - тихо сказала я, чувствуя, как неубедительно звучат мои слова теперь.
- Он просто дурак, - прошептал Эдвард, приподнимая мою голову и вновь целуя.

***

Утром я долго смотрела в потолок, не в силах прийти ни к одному решению. Мысли о Майке отравляли меня, но я знала, что не смогу долго от него бегать. Нужно было понять, что делать, как поступить разумнее. Но, конечно, и речи не было о том, чтобы продолжать отношения и позволять Майку и дальше унижать меня.

Была и другая проблема – я не могла вечно жить в гостинице. Откровенно говоря, я боялась, что Майк со злости заблокирует мои счета, и я останусь без цента. Теоретически он мог это сделать – я полностью зависела от него.

Конечно, я могла остаться с Эдвардом, но это осложнит мою и без того разрушившуюся жизнь. К тому же, я потеряю возможность воспитывать Ренесми.

Эдвард проснулся, когда я уже стояла одетая возле дверей. Он поднял голову, а я повесила сумочку на плечо и, извиняясь, на него взглянула.

- Уходишь? – со сдержанным сожалением спросил он, подымаясь с постели и спеша попрощаться. Мне нравилось, что он так тянется ко мне – меня точно так же сильно к нему тянуло.
- Ты знаешь, я не могу остаться, - пробормотала я, глядя снизу вверх в зеленые глаза и наслаждаясь прикосновением рук, тем как Эдвард взял меня за плечи, а затем переместил ладони мне на шею. Он был так хорош. Но было бы неправильно продолжать делать то, что мы делаем, зная, к чему в конце концов все приведет. – Если я останусь, мы не удержимся и совершим то, о чем впоследствии пожалеем. Вряд ли я переживу еще одну такую жаркую ночь.
Эдвард кивнул.

Он знал, о чем я говорила: мы почти не спали. Руки сами искали возможность исследовать, губы невольно соединялись в поцелуе, а тела льнули друг к другу. Едва успокоившись, мы вновь забывались, пока не начинали оба дрожать. Мое тело горело до сих пор. И чтобы избежать искушения, нам обоим нужно было проложить расстояние.

- Возьми визитку адвоката, это мой друг. Скажешь мое имя, и он сделает все самым лучшим образом, - порывшись в кармане толстовки, мужчина протянул мне серебристую карточку.
- Спасибо, - поблагодарила я.
- Еще одно, - улыбнулся Эдвард, приподняв мое лицо за подбородок и требовательно прижавшись к губам. Это было обещание-ожидание. Без слов я поняла это по горящему взгляду. Должна была уйти, чтобы столкнуться лицом к лицу с болью, потерей и страданиями. Но знала, что я в грядущих испытаниях воспоминание об этом горячем взгляде будет поддерживать меня…

***

Полгода спустя

Вот я и разведена. Держа в руках документы, подтверждающие мою свободу, я растерянно вышла из зала суда и остановилась возле окна, слушая гомон людей за спиной, занимающих места в зале для нового процесса, и думая о своем прошлом и будущем.

Я вернулась домой, но, вопреки ожиданиям мужа, не смирилась с положением рогатой жены. Я не ругалась и не спорила, а Майк повел себя так, будто ничего не произошло. До тех пор, пока не получил документы на развод. Тогда он кричал. Обещал, что никогда меня не отпустит, что я должна прекратить выделываться и жить с ним дальше.

- Что ты хочешь?! – скандалы стали случаться каждый день, Майк добивался, чтобы я отозвала бракоразводный процесс и оставила все как есть, угрожал лишить меня денег. – Ну хорошо, я виноват, да – это ты хотела услышать? Теперь ты успокоишься?!

Его циничное отношение к собственной измене опустошало меня – я не могла поверить, что столько лет прожила во лжи, не замечая очевидных вещей и считая мужа образчиком идеальности!

Поняв, что я не отступлюсь, Майк стал пропадать из дома – наверное, ночевал у своих многочисленных любовниц, рассказывая, как сильно ненавидит меня.

С Эдвардом мы больше не виделись. Несколько раз кратко переписывались путем смс, но, как и обещал, Эдвард не лез в мою жизнь, позволяя самой разрешить все мои проблемы и не создавая новые.
«У тебя все в порядке?» - обычно его смс звучало так.
«Все нормально. Спасибо, что интересуешься. Как ты сам?»
«Переехал».

Я знала, что его бракоразводный процесс не затянулся, как у меня, на полгода. Жена тотчас отпустила его, и уже через пару месяцев он стал свободным человеком, снял квартиру где-то на побережье, а его сын остался с матерью. Отчего же Майк продолжал мучить и изводить меня в течение стольких месяцев? Чем я заслужила его ненависть после шестнадцати лет безупречного брака?

Я ничего не просила, отказалась от претензий на имущество и банковского счета за право полного и единоличного опекунства над дочерью. Я не желала оставлять Ренесми на попечении отца, не способного нормально о ней позаботиться, занятого только своими романами и работой. Всегда забота о дочери висела на мне, и я не хотела это менять.

- Ты что же, лишишь меня права общения с дочерью?! – рычал Майк на предварительном обсуждении раздела имущества.
- Ты можешь общаться с ней так часто, как пожелаешь, - уверяла я. – Я лишь хочу, чтобы она жила только со мной.

В конце концов Майк уступил моим более чем скромным требованиям: я получила свободу, Ренесми и счет в банке на обеспечение дочери. Все имущество осталось за Майком.

Он вышел из зала суда широкими свирепыми шагами, не взглянув в мою сторону, словно меня отныне больше не существовало. И это меня более чем устраивало. Оставалось поехать домой – который не был уже с сегодняшнего дня моим домом, - сесть в набитую вещами машину и уехать из города подальше.

Ренесми, разумеется, возражала против отъезда из Сан-Франциско, не хотела оставлять Джейкоба. Но в ситуации с отцом дочь была полностью на моей стороне, да и разлука с совершеннолетним парнем пойдет ей на пользу. Если он действительно умеет ждать, они смогут начать все сначала, когда Несси закончит школу и вернется к отцу, поступив в университет Сан-Франциско.

Я вышла на улицу, вдыхая свежий воздух свободы: весеннее солнце ярко светило, обжигая кожу, легкий ветерок трепал волосы и щекотал затылок.

- Привет, Белла, - знакомый баритон заставил меня повернуть голову. Улыбающийся Эдвард стоял на ступеньках суда, солнечные зайчики играли в его растрепанных каштановых волосах, изумрудные глаза светились затаенным ожиданием.
- Ох, привет! – обрадовалась я, сделав шаг навстречу и вкладывая руку в протянутую ладонь Эдварда. Его пальцы сжались, не собираясь отпускать, и к моим щекам подступила краска смущения, когда я вспомнила наши горячие ночи, от продолжения которых мы сознательно отказались. За полгода эти воспоминания потускнели, стертые скандалами и напряженными отношениями в семье, но теперь чувства всколыхнулись снова – я была удивлена и рада видеть Эдварда здесь.
- Готова отпраздновать? – наклонившись вперед, Эдвард оставил короткий, но отнюдь не дружеский поцелуй на уголке моих губ, вновь застав покраснеть от смущения.
Я ошеломленно смотрела на него. Растерянно оглянулась на зал суда.
- Как ты узнал?.. – поразилась я, но еще до того, как он ответил, стала догадываться.
- Я детектив, забыла? – потянул он меня за собой по ступенькам к дороге.

Я смутилась еще сильнее, вдруг осознав и представив, как он следит за мной издалека – все эти шесть долгих и мрачных месяцев. Неужто и в парке я пропускала его появление? Теперь я была уверена: он не совсем исчез из моей жизни, просто оставался невидимым, не желая докучать мне. И от этом мысли вдруг стало тепло-тепло, нежность и благодарность разлились по затрепетавшему сердцу.

- Лимузин, - улыбнулась я восхищенно, когда Эдвард открыл передо мной черную дверцу.
- Если ты не готова – можешь отказаться, - серьезно, но с искрой в глазах заметил мужчина, не желая быть навязчивым даже теперь, когда я официально разведена. – Я понимаю, программа тяжелая: обед в ресторане, прогулка по пляжу, номер в отеле…
Он отвел глаза, изображая сомнение, но было заметно, что он ни капельки не верит в мой отказ. Лукавое выражение его лица вызвало мой смешок.
- Номер в отеле? – сделала я шаг вплотную к мужчине, нас разделяла лишь дверца машины. И положила ладонь поверх его руки.
- Я подумал, вдруг ты захочешь закончить то, что мы когда-то начали?.. – пожал он плечами, со слишком широкой улыбкой глядя на меня, выдающей уверенность в положительном ответе.
По всему моему телу прокатился возбуждающий жар. Чувства, в течение шести месяцев подавленные тяжестью проблем, высвободились из оков и вырвались на волю. Теперь ничто не стояло между нами, и осознание этого придало мне сил.
- Я должна уехать из дома Майка до полуночи, - прошептала я, глядя то в глаза, то на губы Эдварда.
- Мы можем сократить прогулку по пляжу, - тут же ответил он, слишком быстро, что выдавало его желания.
- Ты чертовски привлекателен и пользуешься этим, - засмеялась я над энтузиазмом, захватившем нас обоих до дрожи в коленях.
- Это только тебе я таким кажусь, - усмехнулся смутившийся Эдвард, подталкивая меня быстрее сесть на сидение лимузина и захлопывая дверцу, при этом рука его не выпустила меня ни на секунду, а сразу притянула к нему на колени.

Я снова почувствовала себя влюбленной школьницей, глядя в зеленые глаза и наслаждаясь сильными объятиями. Быть прижатой к горячему телу нравилось мне не меньше, чем быть атакованной голодными губами. И сегодня у меня не было причин сопротивляться страсти, поднявшейся изнутри и захватившей тело целиком.

- А может, ну его, этот обед в ресторане? – хныкнула я, расслабляя шею и откидываясь немного назад, чтобы позволить Эдварду целовать меня куда вздумается. Голова шумела, словно в крови уже гулял алкоголь. Номер в отеле – все, что требовалось мне в этот момент, полной усталости после суда и получившей свободу.
- Все по плану, - возразил Эдвард, застегивая вытащенную было из петельки пуговицу на моей блузке. С усилием выдохнув, он отсадил меня с колен, но глаза его горели безумной потребностью.
- Мы с Ренесми переезжаем в Форкс, там наш дом – единственное место для жизни, оставшееся мне после развода, - должна была я признаться, чтобы Эдвард понимал, что сегодняшняя ночь может оказаться единственной в нашем коротком романе. И это был грустный момент, способный немного испортить радость встречи.
- Я знаю, - сообщил он, открывая бутылку шампанского, вытащенную из ведерка со льдом. Лимузин плавно двигался вперед, увозя нас в неизвестном направлении, даря уединение и успокаивая тихой качкой.
- А ты не хочешь поехать с нами? – выпалила я, уверенная, что найдется тысяча причин для отказа – это меня ничто больше не держало в Сан-Франциско, а у Эдварда здесь была работа, сын. Зачем я вообще это сказала? Он будет чувствовать себя неловко, я такая глупая.
Но Эдвард лукаво улыбнулся мне, протягивая бокал.
- Не думай, что я откажусь, - заявил он без капли сомнения.
- Что, правда? – удивленно воскликнула я, сделав глоток холодного шипящего напитка – ммм, вкусного!
- Не только тебе хочется сменить обстановку, - пожал он слегка плечами, и я поняла, что недооценивала этого мужчину – возможно, у него тоже уже собран чемодан, и если бы я не предложила поехать, он сделал бы это сам или появился на пороге моего форкского дома через день или два…
- Моему дому пригодятся умелые мужские руки, - разыграла я раздумье, но попытка изобразить неуверенность провалилась, и Эдвард рассмеялся.
- А еще у них нехватка следователей в полицейском управлении, - добавил он многозначительно, и я почувствовала себя счастливейшей женщиной на земле.

Возможно, эта новая любовь, забрезжившая на моем горизонте почти год назад, стоила всех проявленных усилий и пережитых испытаний.
Возможно, все разрешилось наилучшим образом, - ведь, будь наши жены и мужья верными, мы с Эдвардом не получили бы этот шанс на счастье.
Возможно, мы оба в новых отношениях обретем куда больше, чем потеряли.
По крайней мере, стоило попытаться…

- Иди сюда, - промолвил Эдвард, забирая из моих рук пустой бокал и притягивая меня в объятия. Его изумруды мерцали в полумраке салона ярким огнем. Горячие губы со вкусом шампанского мягко накрыли мой рот, а умелые пальцы воспламенили кожу, вновь расстегнув блузку.

Удивительно, как быстро этот невероятный мужчина сумел заставить меня забыть об аде последних шести месяцев, о растерянности, которую я испытывала после зала суда, о причиненной бывшим мужем огромной боли. Он собирался устроить романтический ужин в ресторане, прогулку по пляжу, чтобы завоевать меня – как и обещал когда-то, - но ему хватило пятнадцати секунд, чтобы вновь, как тогда ночью в парке, поразить мое сердце и заставить его биться в два раза быстрее. Нарисованный на картине мутный силуэт моего греха «задышал», превратившись в четкий портрет ожившего счастья, наполняя рисунок яркими, безупречными красками и штрихами. Еще несколько минут, и пляж с рестораном окажутся в конце запланированного списка…

Эдвард прочитал мои мысли.
- В отель, - попросил он, на мгновение оторвавшись от губ и глубоко заглядывая в глаза.
- Да, да! - полностью согласилась я, решительно ступая по дороге в новую счастливую жизнь.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/365-36748
Категория: Литературные дуэли | Добавил: Валлери (08.10.2016)
Просмотров: 1300 | Комментарии: 34


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 341 2 »
0
34 робокашка   (23.11.2016 11:13)
Это никто иной, как судьба нарисовала такие выверты smile

+1
33 Noksowl   (14.10.2016 00:51)
Заявка была выполнена! Но уж очень много в истории случилось совпадений, что уменьшает ее реалистичность. Много ниточек их связало. И дети их встречаются. Половинки их друг с другом вместе. Эдвард оказался детективом и они любят друг друга... Но, чтобы выполнить заявку и привести историю к хэпи энду именно такой ход и подходит. Хотя, можно было не сводить их детей. Белла могла по другому случайно натолкнуться на машину мужа, не прибегая к слежке за дочерью.

Не понятен момент, когда преследуя Джейкоба и Несси, Белла приезжает к дому и видит машину мужа. Джейкоб в этот момент забегает и выбегает из дома. Он получается не заметил, что в доме посторонний мужчина? Или он в курсе похождений матери?

Опасения Беллы относительно Джейкоба понятны. Байкеры не внушают доверия. И даже ассоциируются с бандитами. Может будь бы парень с другими увлечениями, а не мотоциклами, то реакция Беллы была бы другой.

Держала пальцы крестиком, чтобы Эдвард с Беллой не уподобились своим половинкам. И пока не развелись, не начинали строить новые отношения. Но, если первая ночь еще простительна. Они напились и заснули в одной постели. То последующие ночи с ласками, поцелуями, обнимашками, ничем не лучше, чем если бы они довели все до логического конца...
В целом история понравилась! Удачи в битве!

0
32 Oxima   (13.10.2016 21:10)
Наверное, я ожидала в завязке конфликта увидеть что-то вроде современной «Анны Карениной»… Но Автор проявил к своим персонажам чудеса гуманизма, подтасовав карты самым благоприятным для героев образом… В жизни бы так smile
Мне показалось, заявка предполагала, что герои будут стоять перед несколько другим выбором – принимать собственные решения, резать по живому, жертвовать (или не жертвовать) личным счастьем ради детей… Но они просто вынужденно реагируют на жестокие обстоятельства, которые заранее оправдывают любой их выбор. Персонажи истории очень четко делятся на плохих и хороших – без полутонов. Образ Беллы в борьбе за «облико морале» показался немного гротескным… И вообще с морализаторством, на мой взгляд, получился перебор – главные герои настолько правильные, что не оставляют читателю никакого пространства для духовной работы.
Однако, сюжет оригинальный, картинка яркая, слог приятный. И название очень подходящее – действительно, получилась лубочная картинка.
Спасибо, Автор, удачи в Битве.

+1
31 Satellite_Heart   (13.10.2016 20:49)
При всем моем уважение к персонажу Майку, читать что он с Беллой шестнадцать лет живут душа в душу, и каждый день еще более счастливый - мозг категорически не хочет воспринимать. dry И не зря! Такого придурка еще надо было сыскать... Изменить такой потрясающей женщине, не понимаю чем он думал? С другой стороны, и слава богу! На одно ничтожество меньше, благодаря чему Белла обрела свое настоящее счастье. happy
Второе совершенно невосприятие, это то, что Джейк - сын Эдварда. Что-что, а это реально забавно. smile
Да и не лишена позитива строгость мамаши за сладкой подростковой парочкой. То как Белла контролировала свою дочь и забавляло, и в то же самое время восхищало, сразу видно Белла - Мать с большой буквы.
Отдельное восхищение за настоящие причины этой измены, что Белла и Эдвард не просто поддавшиеся страсти незнакомцы. Причины, как и сложившиеся ситуации - живые, и им хочется верить, а не притянуты за уши, лишь бы связать части текста.
Вообще, шикарная история, трогательная, драматическая, с романтическими замашками, легким юмором. Отличные персонажи, прекрасный антураж, шикарный финал! В этой истории есть какой-то обаятельный шарм, заставляющий с трепетом читать каждую строчку, внимательно, не пропуская ни единой буковки, ни единой запятой.
Эта история стала для меня финальной в Массовой битве, и скажу, что это лучшая точка, которой можно было завершить чтение конкурсных работ. Отличное воплощение заявки, в точности отвечающее поставленным целям.
Спасибо за эту прелесть! И удачи! happy

+1
30 Миравия   (13.10.2016 17:34)
Автор, спасибо за историю. За вкусный, "чистый" текст, за интересный язык. Пусть абсолютно не моя тема, но затянуло же! Прочитала с интересом от начала до конца. Но только очередной раз убедилась, что не моё. Измены, супружеские разборки, частные детективы и тайные романы - не по мне компот, мне сказок подавай... А тут сказочность разве что в череде совпадений проявилась. Всё случалось вовремя: подумала о другом мужике - муж оказался гадом; доказательства нужны? - мужик детектив; мужик женат? устраним, жена тоже редиска редкостная)))) Хотя как по мне, тут та же беда, что и в других историях: время. Чуть более расписаны моменты, чуть глубже - и вопросов бы не осталось.

0
29 kotЯ   (13.10.2016 17:26)
Это ж какой вынос мозга, когда Белла и Эдвард сойдутся и Джейкоб с Несси. А куда девать в таком случае вторую мама и другого папу? На свадьбе- встречаться, семейные праздники...О, не в их случае.

+1
28 verocks   (13.10.2016 09:19)
спасибо за историю!
Честно говоря, после прочтения заявки ожидала большего. Я была в предвкушении переживаний, внутренних терзаний героини, которая балансирует на грани пропасти, хочет и в то же время боится оступиться. Но этого здесь не увидела. Автор решил упростить историю, сделав неверными половинок главных героев, дав тем самым Эдварду и Белле зеленый свет.
Текст хороший, качественный, но чем ближе к концу, тем яснее я понимала, чем все закончится, интриги для меня не было, и я без интереса просто дочитывала рассказ до конца. Последние абзацы просто читала по диагонали - не покидало чувство разжеванности - пережеванности.
Не понравилось, как Белла вела себя с дочерью - слежка, запреты, угрозы - это неправильно. Во-первых, если подросток захочет заняться "этим" и еще много чем другим, родители все равно не уследят, разве что посадить под замок и заколотить окна. Во-вторых, если ребенок воспитан правильно и всегда перед глазами имел хороший пример, он не пустится во все тяжкие, у него в любом случае будет голова на плечах.
В общем и целом - разочарована. Ожидала терзаний и сложности внутреннего мира героини. А получила банальную измену, гада-мужа и стерву-жену(жена Эдварда).
Ну и , конечно, сказочно прекрасное завершение рассказа.

0
27 hatcherbutt   (12.10.2016 19:17)
Очень красивая история!Спасибо wink

+1
26 Farfalina   (12.10.2016 15:44)
У меня два больших спасибо:
1) Автор, спасибо, что не сделал Эдварда с Беллой банальными изменниками, а придумал им причину
2) Спасибо что не секс))))

Но пара Джейкоб/Ренесми будет уж очень странно выглядеть, живя под одной крышей)))

0
25 Galactica   (12.10.2016 11:56)
Интересный сюжет, хороший язык, история достаточно правдоподобная, поступки героев вполне логичны, хоть и не идеальны. Спасибо Автору, прочитала с большим интересом.

+1
24 ♥ღАврораღ♥   (12.10.2016 10:37)
И еще одна вкуснота, оставленная напоследок! Мне как раз не хватило работ по Саге на битве, а здесь такой сюжет, наполненный переживаниями и эмоции. И честно, когда я поняла, что Белла вышла за Майка, а Эдвард женат на какой-то брюнетки (я подумала сразу про Джессику) и у него сын Джейк - вот тут не было пределу удивления biggrin Честно, мне сложно представить Джейкоба сыном Эдварда, но это стало интересный экспериментов. И я надеюсь, Несси и Джейк смогут пронести свои отношения через расстояние, да и потом - теперь у Беллы новая глава в жизни началась, а если Эдвард поручится за своего ребенка, то глядишь Белла переменит свою мнение относительно молодого байкера.
Майк полнейшая скотина. Изменил - так сделай хотя бы вид, что тебе стыдно, иначе зачем эта игра? Я понимаю, что это удобно: и там, и там успевает мужчина поиграть, но блин, надо же как-то уважать мать своего ребенка, женщину, с которой прожил 16 лет!!! Не чужой человек, и да, она узнала. Но винить в этом Беллу - низко и грязно, и не достойно мужчины dry Ньютон полный неудачник и кретин! Но, если бы не это кретин, то Белла бы не познакомилась с Эдвардом, а он такой милый, очаровательный, воспитанный и чертовски красивый и притягательный, а еще он разделяет взгляды Беллы в отношении верности и семьи, чтет клятвы, и уж точно не станет валить все на Беллу, в случае своих ошибок!
Я рада, что они смогли найти дорожку друг к другу! Они нужны были другу другу, они смогут заставить забыть о первом браке, о предательстве и подарить друг другу счастье и любовь happy И Эдвард будет служить в полиции, Белла будет рисовать. И я уверена Несси поладить с Эдвардом, а там и Джейк приедет к ним. И заживут!
Спасибо большое за замечательную, очаровательную историю Удачи на битве wink

0
23 lyolyalya   (11.10.2016 14:16)
Спасибо за историю. Она потрясающая. Я прочитала ее самую первую и мне радостно на душе от Х/Э. Изначально я думала как же выкрутится автор в данной заявке! Скажу честно, она меня вообще не впечатлила. Не представляю чтобы я делала с ней. wacko
Мне кажется, история выполнена полностью по заявке. Белла, любящая мать и отличная жена которая целиком и полностью отдала себя семье. Мне очень понравилось как Белла защищала своего ребенка от грозного и страшного, по ее мнению, парня. И педофила biggrin (Белла умеет оперировать терминами)
Выбор автором истории, увлечения Беллы, порадовал. Я очень редко вижу/читаю где Белла художник. В основном ее профессии это литературная деятельность wink Отдельное спасибо за это!
Майк, ну Майк везде такой. Не удивлена.
Выбор образа Эдварда мне тоже понравился.
Спасибо Автору и творческих успехов. Удачи в битве.

+2
22 Merith   (11.10.2016 14:07)
Это вторая история в этом туре, которая обладает гипнотическим эффектом, сначала читаешь, все нравится, а потом задумываешься и анализируешь и красочки блекнут.
Особенно, когда понимаешь, что прочитал сказку о жизни. Я даже коммент приступила писать не сразу, хотелось разобраться в себе, понять, что меня напрягает в этой приторной истории. И возможно оставь я отзыв сразу после прочтения, я бы тоже восторженно вздыхала над ХЭ, желая героине счастья в новой жизни.
Не буду заострять внимание на том, что пленэры в любой технике, а уж тем более монохромной невозможно реализовать при тусклом свете фонарей. Пусть Белла не удивляется, что ее картины не пользуются спросом.
Самая большая несуразность истории на мой взгляд, в идиллических совпадениях. Большой город, большой парк, слишком много совпадений. Я не поверила в роман между их супругами, а уж роман между их детьми вовсе добил. Наигранно все как-то... недостоверно.
Что до нравственного аспекта истории, в ней нет четких границ между виновными и жертвами. Ведь для каждого поступка есть причина и следствие. Хотя автор упорно выгораживает свою героиню, но она определенно пусть и неосознанно внесла лепту в развал семьи. Стала бы Белла засматриваться на спортивного детектива, если бы к примеру в ее жизни до Майкла был другой опыт? Стал ли изменять Белле Майкл, если бы она например не сидела дома и рисовала, а стала бы более самодостаточной женщиной? Тоже можно сказать и о поведении Эдварда и его жены. Перекос в отношениях этих пар остался за кадром, за границей этой истории, поэтому она похожа на переписанную наспех картину, когда поверх акварели размашисто кладут масло, а ведь покроется трещинами обязательно)))) И кто сказал, что эти трещины не пойдут по новой жизни Беллы и Эдварда, которые к середине истории уподобляются своим "вероломным" супругам. И когда Майкл кричит и не признает своей вины, Белла даже не думает о том, что поступает также... А признание Эдварда? Лицемерие, как и его всеми превозносимая выдержка. Молодец какой, сдержал похоть в узде...
История изначально предполагает больше трагизма, и то, что ее излишне романтизировали, похоже на укол анестезии для читателей. Ненужный укол, как по мне.
Спасибо за историю, Автор. Она одна из жемчужин этого тура по стилю точно. Удачи в битве!

0
21 leverina   (11.10.2016 13:12)
Да это же просто развод мечты! Финдесьекль, дебюсси, грёза домохозяйки:
– Пытаюсь поймать лунный свет.
- Уверен, у тебя все получится!

Последние островки стабильности перед первой мировой, фарфоровые куколки, блаженное детство канонического Эдварда Каллена...

Перед нами милейший - не просто приятный, а приятный во всех отношениях - классический, ни шага в сторону, роман (мини-роман), которым я искренне наслаждалась от начала до конца и который ни разу не погрешил ни против психологической достоверности, ни против правил приличия. На заднем плане с первых минут неспешно и утешительно звучало нежно мною любимое "Избирательное сродство" с его таким устойчивым любовным четырёхугольником... И мой внутренний симфонический оркестр с хором грянул "Алли***луйя!", когда автор ожидаемо вплёл в веночек-клубочек Джейка с Несси, а уж особенно - когда герои не консумировали-таки свой "грех" до развода. Правда, тут же не к месту вспомнились Билл и Моника с их "неподобающим поведением", но ведь наши-то герои себе даже минета не позволили! Если уж с президента снято обвинение в лжесвидетельстве: глубокий (в глотку) петтинг с юридической точки зрения можно и не называть изменой - негоже с моей стороны от Беллы и Эдварда требовать большего и попрекать меньшим.

В общем, не знаю, что ещё и сказать, чтобы не обидеть - впрочем, куда мне до иронии, вложенной автором в название! - но высший балл поставлю однозначно.

+1
20 Валлери   (10.10.2016 19:13)
В этом туре даже сильнее заметно, что авторы писали в спешке - если в первом туре некоторые истории казались идеально вычитанными и выверенными, то во втором туре такой я не встретила еще ни одной - спешка заметна в каждой, попадаются опечатки. Здесь мне не хватило эмоций героев, события происходят торопливо, словно идею макси попытались впихнуть в мини. Думала тут будет краткая часть жизни героев, посвященная искушению, страсти, а вы вместили в миник аж полгода. Из за этого сложилось впечатление перескоков, торопливости сюжета.

Однако с заявкой справились. Отдельное спасибо за то, что не написали о банальной измене - вот этого больше всего не люблю. Хотя по заявке вроде и положено, я рада, что этого не случилось.
И слог приятный, спасибо.

+1
19 Солнышко   (10.10.2016 11:52)
Цитата Текст статьи
Сейчас я осваивала ночные виды. Лунный свет завораживал меня, и я хотела научиться передавать его мистическую красоту. Но было сложно найти баланс черного и белого так, чтобы картина «задышала», едва видимые на фоне неба деревья «ожили», а лунная дорожка – забликовала на воде, а не осталась просто белыми мазками на черном фоне.

Белла гризайлью увлекалась? biggrin

Спасибо автору за то, что не дал героям сразу переспать, и они передумали. biggrin Честно, это было приятно, а то не хотелось бы, чтобы все было так банально. Автор очень удобно свел мужа Беллы с женой Эдварда, а их детей - друг с другом. Для развития сюжета это было самое то, но все же процент "совпадений" на квадратный метр был зашкаливающим. Почему-то и Майк изменял Белле именно в тех местах, куда ездил Джейкоб. biggrin
А сейчас хочу порассуждать о героях. До чего же Белла с Эдвардом лицемерные! biggrin Лично для меня влюбленность в чужого мужчину (или женщину) и регулярные действия в направлении объекта восхищения при живом муже (жене) кажутся точно такой же изменой, как и секс на стороне. Они (Эдвард с Беллой) видите ли, не могли противиться своей тяге! Ну так и Майк с женой Эдварда тоже не могли противиться своей тяге - в чем проблема? Они зато не влюблены были друг в друга, просто желание получить сексуальную разрядку - имхо, это менее оскорбительно для супруга (ги), чем искреннее увлечение другим человеком. Причем Белла ведь также обманывала мужа - говоря, что хочет порисовать, хотя шла в парк она совсем по иной причине.
Между прочим ничего не имею против "тяги" - да, бывает такое, что не можешь противиться. Но меня удивляют Белла с Эдвардом: значит, они удивляются, что их супруги не чувствуют своей вины? А сами они - чувствуют? Свое предательство по отношению к супругам - это нормально, ничего же не случилось! Мы же просто целовались голые, проникновения же не произошло! А вот они, супруги - какие гады, однако! Они-то с проникновением изменяют! biggrin
Спасибо за историю!

0
18 case   (10.10.2016 11:50)
Ну не знаю.... сначала я верила. Да все мы существа слабые и соблазнам поддаемся. Верила в тайные мечты Беллы, поверила бы даже в их секс после того, как правлу раскрыли. Но то, что Эдвард признался в любви... Тут для меня все стала слишком сладко и притянуто. Я бы согласиоась на их полные отношения с признаниями после развода, но не так быстро. В общем, для меня перебор получился.
Но хорошо, что все хорошо закончилось. Удачи! Спасибо!

0
17 Василина   (10.10.2016 11:22)
Санта-Барбара конечно,но весьма правдоподобная:Школьная влюблённость,ранний брак,неброская жена-домоседка,муж-павлин,достигший успеха в жизни,выросшие дети,отдаляющиеся от родителей,15 лет-"критический возраст"для "вечной любви"-классика жанра!Может для кого-то и банальщина,а для меня очень тонкая,психологически достоверная история.

+1
16 Эlиs   (10.10.2016 00:30)
Ой, все, я честно старалась, но на моменте "Не смей говорить так о моей жене!" у меня все терпение закончилось, и кактус встал поперек горла.

0
15 MiMa   (09.10.2016 20:18)
Замечательная история, до конца не была уверена что они будут вместе. Удачи на конкурсе.

0
14 Stasya765   (09.10.2016 15:10)
Ну, ничего себе, какая замечательная история! Прочитав заявку, долго думала, как же автор сделает так, чтобы герои встретились, но при этом не выглядели мерзкими врунами, предающими свои семьи и детей... вы меня удивили, приятно удивили, хотя, может подобный расклад покажется слишком банальным, но зато какое исполнение!
Мало того, что история достаточно легко и приятно читается, все слова на своем месте, будто бы ювелирно подбирали, так еще и сюжет довольно интересный, думаешь так, а потом бац, и совсем другой исход. А так же радует, что история полностью закончена, никаких вопросов после прочтения не остается. Спасибо за историю, живую, наполненную настоящими эмоциями историю. happy

0
13 ДушевнаяКсю   (09.10.2016 09:12)
потрясающая история... доказывающая нам, что все, что происходит с нами, имеет причину и смысл... что нужно принимать перемены и знать, что все в конечном итоге будет еще лучше чем было... ведь если бы обман в обоих браках не раскрылся и им не пришлось бы пройти через все эти внутренние терзания и боль, Эдвард и Белла не обрели бы своего настоящего и заслуженного счастья. Описано очень эмоционально, ярко, чувственно, детально так, что все переживалось на равне с героями wink Браво!!!! читала и наслаждалась!

0
12 Kittiy   (09.10.2016 09:06)
Очень жизненная история!
Такое ощущение, что посмотрел фильм по ТВ smile
Очень красиво автор справился с заданием!
Эдвард в этой истории просто душка biggrin
Рада, что как бы ни было героям трудно со всем этим справится, но в итоге все закончилось ХЭ biggrin

0
11 marykmv   (09.10.2016 02:08)
История полностью соответствует заявке.
В этой истории если кто и хорошо выглядел так это Эдвард. Если честно образ Беллы вызвал только омерзение. До жути расчетливая и черствая. Надо было обязательно получить по голове, чтобы открыть глаза.
Спасибо. Удачи!

0
10 Fmoon   (09.10.2016 00:34)
Спасибо автору за изумительную историю))

0
9 Alice_Ad   (08.10.2016 23:50)
Спасибо автору! !!

0
8 Svetlana♥Z   (08.10.2016 23:10)
Спасибо Автору. Сюжет полностью соответствует заявке, выбранному жанру и получился очень правдоподобный, реалистичный. Возможно не все женщины повели бы себя так, как Белла. Неизвестно, как Ренесми отнесётся к новому мужчине, тем более у девочки-подростка совершенно нет времени на осознание произошедшего. По сути от семьи с папой и мамой она сразу попадёт в семью с мамой и чужим мужчиной, о котором никогда не слышала. И вместе с тем, я благодарна Автору за позитивное окончание истории.
Спасибо! happy wink

0
7 Nedji   (08.10.2016 21:56)
Потрясающая история) это точно мой фаворит) Очень легко читалось. Все описано так эмоционально и достоверно, что читаешь и веришь написанному. Большое спасибо автору, приятно читать такое произведение. Надеюсь у фика будет продолжение biggrin очень хочется прочесть как будет развиваться жизнь Беллы и Эдварда в Форксе.

0
6 Nady   (08.10.2016 21:10)
Спасибо за историю! Очень понравился сюжет. Вроде достаточно простой, но в то же время, читая, понимаешь, что подобное могло и в реальной жизни случиться. Сложно, конечно, представить, что чувствовала Белла, когда поняла, что Майк не хранит ей верность. Но то, что он совершенно не чувствовал себя виноватым, не видел проблем в своих изменах, это уже перебор. Их брак разрушили не его женщины, и не то, что Белла наняла детектива, а чувство правоты Майка в своих действиях.
Желаю удачи на конкурсе!

+1
5 Sensuous   (08.10.2016 20:44)
Ох, судя по заявке, я думала, это будет полуфилософская история с кучей терзаний, самобичеванием и запретной страстью, а в итоге автор решил пойти легким путем и сделал благоверных Эдварда и Беллы изменниками. Не могу даже назвать такой ход хитрым, скорее банальной уловкой sad

1-30 31-34
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]