Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2312]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1219]
Стихи [2314]
Все люди [14596]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13559]
Альтернатива [8911]
СЛЭШ и НЦ [8163]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3644]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Irida
Nikki6392
Валлери
АкваМарина
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Все что угодно, ради семьи
С момента "Рассвета" прошло 7 лет. Каллены живут в Форксе, но избегают контактов с людьми. Ренесми учится в выпускном классе и встречается в Джейкобом. Все наслаждаются жизнью. Но внезапно появляются Вольтури. Некоторые члены семьи должны покинуть Калленов на большой срок, ради сохранения жизней родных. Но кто это будет? Кого позовут Вольтури и на каких условиях?
Как остальные переживут раз...

Игры с судьбой
Ренесми повзрослела 10 лет назад и теперь выглядит на 17. Столько же она и прожила. Вместе со своей семьёй Несси пойдёт в школу, но есть люди, которые играют с её судьбой. Ведь её судьба быть с Джейкобом. Ради неё он готов на всё. Главное для Джейка – это Счастье Несси.

Мимоходом
В революционной Франции существовал закон: «Если мужчина осужден за совершение преступления и приговорен к повешению, его может спасти целомудренная девица, согласная выйти за него замуж».
Перевод закончен.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Завтрак в постель и гоголь-моголь
У нее есть все, чего очень хотела, и не думала, что мир может стать счастливее. Но, так или иначе, это произошло. Она позволяет своему замечательному мужу узнать об этом собственным особенным способом.
Перевод мини-истории об Эсме и Карлайле.

DOZOR
Ночь, машины, дороги, километры… Скорость, заборы, подвалы, крыши, лестницы, стены, деревья… Свет, тьма, эмоции, чувства, драйв, экстрим, адреналин...
Это нужно чувствовать... Это нужно пережить... Через это нужно пройти... Белле Свон… и NE_людI... Добавлена 50 глава!

В твоем окне
Что раньше использовалось для разглядывание звезд, превратилось в основной инструмент для наблюдения за наваждением. Расстояние сближает... ну или так говорят.

Звездно-полосатый уикенд
Эдвард Каллен и его друзья регулярно отдыхают на пляжах США, чтобы вдоволь поиграть в свою любимую игру – волейбол. В этот раз шумная компания выбрала Гавайи. Эдварду предстоит сыграть с новым, совершенно неожиданным для себя партнером – девушкой. С каким счетом закончится партия… и даже не одна, вы узнаете, прочитав эту захватывающую историю!



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 231
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Условие выхода. Глава 12. Тишина

2016-12-3
47
0
"Знающий не говорит; говорящий — не знает. Интуитивное понимание". Карта Тишина, колода Симболон.

Всю жизнь, вплоть до настоящего момента, Гермиона считала, что есть на свете вещи и пострашнее табачного дыма. Но когда человек-улыбка невесомо притронулся к портсигару и издал восторженный гортанный вопль при виде "бади" — трубочки, скрученной из буро-зелёных сухих листьев — ею овладели нехорошие предчувствия.

Строго говоря, курения, как такового, не получилось. Будучи тенью, человек-улыбка не мог даже зажать сигарету в пальцах, не то, что затянуться. Пришлось Малфою поджечь сигарету, раскурить (причём так, чтобы, упаси Мерлин, не затянуться) и нести её, исходящую сизым, густым дымом, в опасной близости от улыбки. Шершавое непрозрачное облако окружило всех троих, разъедая глаза и носоглотки. Гермиона и Малфой кашляли до рвотного рефлекса, человек-улыбка многословно извинялся и благодарил, пытался то разогнать облако тенями маленьких ладоней, то втянуть его в себя целиком — то и другое безуспешно. Наконец Гермиона додумалась окружить себя слабыми отталкивающими чарами и через несколько мгновений оказалась в пузыре относительно чистого воздуха.

— А меня? — обиженно спросил Малфой.
— А сам?

Малфой, нехорошо бормоча, присмотрелся к воздушному пузырю, взмахнул палочкой и обиделся ещё больше, потому что радиус действия его чар оказался раза в два меньше, чем чар Гермионы.

— Я отказываюсь это понимать, — заявил он.
— Ну, разумеется, — согласилась Гермиона. — На случай, если тебе надоест стоять в отказе, даю подсказку — чистокровность тут абсолютно ни при чём.

Малфой кусал губу. Человек-улыбка светился счастьем сквозь дым.

— Ты что-то такое говорила о приливе сил после этих ваших свиданий?
— Вот, видишь, как просто. А ты сразу обиделся. Или позавидовал? Малфой! Ну, признайся, признайся, тебе завидно? Давай пожалуемся ему. Он, в сущности, добрый человек, может, он и тебя, так сказать, зарядит?
— Кончай, Грейнджер.
— Что, прямо сейчас кончать? Мы вообще-то не одни.
— Грейнджер!
— Мог бы и раньше задуматься — когда я перенесла нас через Ахерон. Предубеждения, Малфой, тормозят мыслительный процесс.
— Это называется "перенесла"? Мы чуть не утонули!
— Ну, знаешь! В анимагической форме ты весишь, наверное, полтонны. Тяжеловато, даже для удвоенной магической мощи. Так что...
— Что?
— Лопай меньше. Ай!

Малфой поучающе поднял палочку.

— Это, Грейнджер, был бесконтактный невербальный шлепок. Если ещё будешь меня задирать, забуду о своём шовинизме и надаю по шее, в лучших традициях равенства полов...

Обнаружив у себя в пальцах сигарету и позабыв в пылу полемики о добровольно принятых обязанностях воскурителя, Малфой машинально затянулся и чуть не умер.

Его надрывным кашлем человека-улыбку унесло далеко вперёд. Гермиона, давясь не от дыма, но от хохота, затоптала злополучную сигарету и стала ждать, пока Малфой прокашляется.

Человек-улыбка вернулся к ним и тоже стал ждать, глядя на Малфоя не с сочувствием, а, скорее, с пониманием. Когда Малфою удалось выпрямиться, человек-улыбка сказал, явно гордясь отечественным производителем:

— Хороший табак, я прав?

Малфой чуть не умер вторично, человек-улыбка, опасаясь, что его опять сдует, спрятался за Гермиону. Гермиона устала смеяться и уселась на землю, попутно отметив, что почва покрыта уже не щебнем, а низкой мягкой травой.

Малфой посмотрел на неё слезящимися глазами и прохрипел:

— Смешно?
— Будешь знать, как шлёпать чужих девушек. Забыл, где мы находимся? Тут возмездие наступает без проволочек.
— Грейнджер, не разводи мистики! Её здесь и так хватает, — сказал Малфой и не без опаски огляделся.

Мистики вокруг не наблюдалось. Приятная, поросшая травой сумеречная долина между холмами, ручейки, оливковые рощицы. Вдалеке высился то ли замок, то ли город.

— "... семь раз обвитый стройными стенами", — провозгласил Малфой, заглянув в книгу, потом ещё раз оглядел всю эту буколику и подытожил — овечек не хватает, козочек всяких...
— Твоя анимагическая форма требует любви? — осведомилась Гермиона.
— Скорее, моё эстетическое чувство требует гармонии. Согласись, что без живности пейзаж не завершён.
— Пожалуй, — Гермиона потянула воздух носом, — и запахов никаких нет, кроме этой ужасной самокрутки, ничто ничем не пахнет.
— Не пахнет, и слава Мерлину. Мы с тобой уже нанюхались, чуть не задохнулись.
— И всё бесцветное, даже трава, посмотри!
— А зачем мёртвым цвета? — рассеянно возразил Малфой, листая книгу, — да и запахи, если уж на то пошло...
— Не нужно! — вскричал позабытый было человек-улыбка, размахивая руками, — нам не нужно запахи-цвета! Вам не нужно идти в замок. Я пойду, узнаю и расскажу, я прав?
— Нет, — сказала Гермиона так резко, что человек-улыбка отлетел ярда на три. Малфой удивлённо взглянул на неё.
— Я должна сама увидеть, что его там нет, — пояснила Гермиона и добавила, обращаясь к человеку-улыбке, — не обижайтесь, но...
— Нет обид! — закричал он, — нет но! Это любовь, я понимаю! Идём! — и он, приглашающе махнув рукой, понёсся к семистенному замку. Нёсся он огромными скачками, лишь иногда касаясь земли — явно не столько по необходимости, сколько по привычке.
— Любовь, — ядовито сказал Малфой, — видел бы он эту любовь, он бы тебя, Грейнджер, ко Граду Праведников близко бы не подпустил.
— Это было votum separatum Драко Малфоя, — огрызнулась Гермиона, вставая и отряхиваясь, — прошу учесть, что данным мнением никто не интересуется.

Человек-улыбка уже почти исчез из виду, и они поспешили за ним к городу. Или всё-таки к замку?

Малфой принялся ворчать.

— Не понимаю, с чего ты взяла, что он может быть там. Чего ему там делать? Там же тоска.
— Почему же тоска? Место тихое, приятное. Там ведь должны быть некрещёные дети — вдруг там действительно есть школа?
— Да, — сказал Малфой, — я и позабыл было, что мы в Аду. Спасибо, что напомнила.
— Хочешь сказать, что для него где школа, там и Ад? — спросила рассеянно Гермиона, вглядываясь в даль. — Напрасно ты так думаешь. Он любил свою работу.
— Он любил все свои работы! — торжественно провозгласил Малфой. Гермиона невольно прыснула, тут же сделала серьёзное лицо и с упрёком посмотрела на Малфоя. Не смутившись, Малфой продолжил столь же торжественно — и умер на посту!.. Перестань сверкать глазищами. Я нервный, чёрт возьми, я могу заикаться начать от испуга!
— Он не умер, — процедила Гермиона севшим от ярости голосом.
— Одержимая, — вздохнул Малфой, — с тобой невозможно разговаривать.
— Вот и помолчи. Тем более, что наш курильщик кого-то сюда ведёт.

Навстречу им двигался старик — высокий, сутулый, бородатый. В руках у него был посох, на который он не столько опирался, сколько отталкивался им от почвы и пролетал враз несколько ярдов. Старик был закутан в нечто белое — хламиду? Хитон? Вокруг старика вился человек-улыбка.

Малфой полез в книгу.

— Это Гомер, — раздражённо сказала Гермиона.
— Грек? — уточнил Малфой.
— Древний, — уточнила Гермиона в свою очередь.
— Латынь я знаю, — пояснил Малфой, — а греческий — нет. И как мы с ним будем объясняться?
— Гарри мне говорил, что ты хороший легилимент.
— Откуда ему это известно? Хотя это сейчас неважно, а важно то, что подвергаться легилименции очень неприятно.
— Старик же всё равно мертвый...
— Ты, Грейнджер, не перестаёшь меня удивлять. Кажется, наше местопребывание дурно на тебя влияет.
— А твои претензии быть моралистом невыносимы! — огрызнулась Гермиона, сильно, впрочем, покраснев.

Старик допрыгал до них и остановился напротив. Глаза у него были вполне зрячие, живые, острые, хотя и старчески выцветшие, и эти глаза он устремил на Малфоя.

— Salve! — зачем-то сказал Малфой. Гермиона хихикнула. Старик тотчас перевёл взгляд на неё.
— Мы не говорим по-гречески, — объяснила ему Гермиона.
— Оное место свободно от смеси язЫков, — ответствовал старик, — ибо мужи, как и жёны, что здесь обитают, мудростью ясной вполне постигают разум чужой.
— Гекзаметром мы тоже не изъясняемся! — испуганно возразила Гермиона, — мне очень жаль!
— Сим стихотворным размером из сонма поэтов только один овладел — тот, кого лицезрите. Не сокрушайся своим неразумьем, юница, лучше поведай, кого разыскать ты решила в сумрачном этом краю?
— За юницу, конечно, спасибо, — ответила Гермиона и замолчала.

Она поняла вдруг, что ещё ни разу не произнесла его имени. И застарелое чувство вины, и то странное и постыдное, что связывало теперь Гермиону с давно умершим человеком, просто-таки налагали на её уста печать безмолвия.

Старик, человек-улыбка и Малфой молча смотрели на неё. У Малфоя первого кончилось терпение.

— Так кого ты ищешь, Грейнджер? — спросил он.

Она почувствовала, как стало жарко щекам, и машинально прижала к ним холодные ладони. И снова не смогла ответить.

— Льзя ли стыдиться сердечных порывов? Льзя ли того не любить, кто, перейдя Ахерон, злобу возжёг и тоску в теле живом? Ради кого ты, жено, живою спустилась в Аид? — тихо спросил старый поэт.
— Действительно, — поддержал Малфой, — имя, Грейнджер, имя.

Раздражение на Малфоя, лезущего, куда не просят, помогло сорвать печать.

— Северус Снейп!
— Ну вот, — произнёс Малфой среди звенящей тишины, — а ты боялась.
— Я хочу войти в Град Праведников, — сказала Гермиона, обращаясь только к старику, — и искать его там.
— Нет там того, чьё прозванье сурово и хмуро, клятву свою принести в том я готов. Коли доселе владеет тобой недоверье, в Город войди — и познай меру правдивости праведных, в Лимбе покой приобретших от тягот земных. Знай же, коль скоро вошёл бы сюда тот, кого ищешь, то, сердцем смирившись, не тосковал бы о Солнце, тебя бы не звал...

Гермиона посмотрела на Город. Малфой заглянул в книгу, очевидно, чтобы просмотреть список обитателей Лимба.

— Знаешь, Грейнджер, — серьёзно сказал он, — я могу только повторить то, что говорил раньше — там нет наших знакомых. И мне достаточно слова нашего великого собеседника, — и он почтительно склонился перед стариком.

Вот паршивец, восхитилась Гермиона, ведь он впервые услышал о великом греке четверть часа назад!

Гомер посмотрел на Гермиону, потом на склонившегося Малфоя, и неожиданно треснул его посохом по шее. Посох, натурально, не весил ничего, но какое-то прикосновение Малфой, видимо, ощутил, резко выпрямился и изумлённо уставился на старика.

— Впредь, не имея резона, не льсти никому, вьюнош прехитрый!
— Какой я вам вьюнош! — возмутился Малфой, — мне двадцать семь лет! А если вы принимаете за лесть обыкновенную вежливость, то это ваши проблемы! — он подумал и добавил, — сэр.
— Спутник твой разумом хитр, к тому ж малодушен и дерзок, — наябедничал Гомер Гермионе, — ты же душою пряма, сердцем смела, разумом светлым подобна дочери Зевса любимой, Афине...
— Другими словами, на фиг он мне сдался? — перебила Гермиона. У неё тоже не достало терпения на велеречивого старого хулигана. — Вот вы со мной пойдёте?
— Тени прикованы к Кругу навечно, разве тебе не известно?
— А если бы могли, пошли бы?
— Стар я, юница...
— Ясно, ясно. А вот он пошёл. И пока ещё не дал мне повода пожалеть об этом. Да и не вам, певцу Одиссея и Троянского коня обвинять кого-либо в хитрости, уж простите, сэр.
— В оное время, в кипучем и яром мире подлунном, герой хитроумный всё одолел, — пропел старик звучным баритоном, — вы же спустились в бессветный Аид, обделённый надеждой!
— Боюсь, что не понимаю вас, сэр, — сказала Гермиона, — чего вы добиваетесь?

Гомер вдруг уставился на Малфоя, и целую долгую минуту сверлил его взором. Малфой, не моргнув белобрысым глазом, сохранял на физиономии выражение весёлого недоумения.

Старик тяжело вздохнул, ещё больше ссутулился и посмотрел на Гермиону.

— Верь лишь себе, — сказал он, — и не следом змеиным да будет твой путь, но прямым, как стрела Артемиды — вплоть до конца!

Он развернулся и запрыгал к Городу. Человек-улыбка растерянно посмотрел ему вслед, потом взглянул на своих недавних спутников, сделал намасте и пустился догонять старика.

— Считается, что мы должны быть благодарны за подобные напутствия? — осведомился Малфой, — или это пророчество?
— Малфой, — сказала Гермиона, не отрывая глаз от удаляющихся теней, — ты что-то от меня скрываешь?
— Множество вещей, — с готовностью ответил он, — например, я до сих пор держу конфеты под подушкой. В детстве у меня их таскали Винс с Грегом. Куда я только эти конфеты не прятал, чего только с этими объедалами не делал, один раз даже в жаб превратил на целый день — ничего не помогало. Пришлось заклясть подушку, и вообрази, сработало. В ту же ночь...
— Ладно, не хочешь — не говори, — перебила она, — рано или поздно, я думаю, всё выяснится. Только, ради твоей же пользы, никогда не заговаривай мне зубы!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/200-16552-1#3210017
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Eliris (31.10.2015) | Автор: Afi
Просмотров: 313 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 orchids_soul   (30.11.2015 16:27)
Неужели Малфой скрывает что-то... душевное? Спасибо!

0
1 Свиря   (03.11.2015 16:27)
Спасибо! Интересно, что скрывает Малфой?

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]