Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1618]
Мини-фанфики [2313]
Кроссовер [678]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1221]
Стихи [2315]
Все люди [14603]
Отдельные персонажи [1474]
Наши переводы [13576]
Альтернатива [8914]
СЛЭШ и НЦ [8173]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [150]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [3678]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

A Pound of flesh | Фунт плоти
Привязываться к нему в её планы не входило. Влюбляться тоже. Однажды ночью Гермиона сталкивается лицом к лицу с Драко Малфоем, который ничего не помнит и живёт как обычный магл. С её стороны было бы глупо упускать такую возможность.
Гермиона Грейнджер/Драко Малфой

Межсайтовский командный перевод Fanfics.me и Twilightrussia.ru

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Харам
Приглашаю вас в путешествие по Марокко. Может ли настоящая любовь считаться грехом? Наверное, да, если влюбленных разделяют не только моря и океаны, но вера и традиции. Победитель TRA 2016.

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?
История Ренесми Карли Каллен.

Almost Perfect, Almost Yours
Семья чистокровных волшебников похитила Гермиону, когда она только родилась. В мире красоты и богатства она - девушка мечты Драко Малфоя. Что произойдет, если он узнает, что ее кровь не так чиста, как он думал?..
История "Почти идеальна, почти твоя..." от команды переводчиков TwilightRussia
Работа над переводом ЗАВЕРШЕНА!

Хаос
И ударит громом расплата за грехи твои. Пронесется страх по венам и нервным окончаниям, захватывая самые глубокие миллиметры черной души. Аккуратно, словно лаская, сигаретный дым будет пробираться в легкие, обжигая и отравляя изнутри ограненное природой, созданное ею же идеальное творение. Примеси ментола будут раздражать сознание...



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые преданные друзья
5. Тут самые адекватные новости
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 464
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Мисс Винчестер. Глава 29

2016-12-9
47
0
Гранитные плиты


Прошло два дня со времени моего незапланированного побега из дома. Решив тем злополучным утром, что Кастиэль заслуживает большего, чем глупый ребенок с похмельем и бунтарством в первой чакре, я направилась в квартирку Лиз, которую она снимала. Стоило всего лишь заглянуть под массивный цветочный горшок в холле многоквартирного дома на Стоун-Каттерс-уэй, и сразу же нашелся запасной ключик. Ну что ж, на этот раз такая беспечность подруги была мне на руку, поэтому, вернувшись в полдень, она застала меня отсыпающейся на ее раскладном диванчике. Либо девушка была слишком пьяна, либо достаточно хорошо меня знала, чтобы не удивиться такому повороту событий, но она всего лишь накрыла меня валяющейся на полу кофтой и улеглась спать в своей комнате, а позже днем выдала оставшиеся от старшей сестры вещи и сказала, что я буду жить у нее, но только если возьму на себя мытье посуды. Такой расклад меня вполне устроил, поскольку кроме грязных чашек из-под кофе и коробок от пиццы и заказной китайской еды в доме не оказалось ни одного предмета, из которого можно есть или пить хотя бы теоретически.

К концу второго дня моего пребывания у подруги мы отправились поужинать в местный фаст-фуд «Сабвэй», где и обсуждали планы на вечер, заказав по сэндвичу с курицей:
– И что сегодня? – спросила я, пытаясь не уронить опасно свисающий лист салата, грозящий заляпать мои черные джинсы майонезом, – Снова в бар? Потанцуем, выкурим пару «сэндвичей» и устроим битву на бильярде?
– Сэндвичей? – вопросительно приподняв брови, протянула Лиз. – Тебе нужно перестать пересматривать «Как я встретил вашу маму», и так мне весь плед своими соплями залила. Над чем там можно так рыдать, это же комедия!
– Просто Барни сделал такое предложение Квин, что я не удержалась, – всхлипнув, закатила глаза я, вспоминая тот потрясающий фрагмент, – Это ведь безумно мило, она была так счастлива…
– С каких это пор тебя колышут истории любви? Ты же даже во время «Титаника» орала, чтобы Джек «столкнул эту корову в воду, она и так бесполезна для социума, и у нее нет обалденной задницы Ди Каприо». Хотя подожди, – задумчиво сказала подруга, внимательно вглядываясь в мои глаза, – ты жалеешь о том, что сбежала от своего суженого, да?
– Ничего я не жалею, он заслуживает большего, а я не готова полностью меняться ради человека, – потупив глаза, ответила я, стараясь сделать свой тон как можно более твердым и убедительным.
– Жалеешь, дуреха, еще как жалеешь. Я бы на твоем месте как взяла бы его за яйца, чтобы и отойти не мог, не то что о каких-то других бабах думать, и устроила бы «долго и счастливо» с нередкими более взрослыми вставками в сюжет, – стукнув кулаком о стол, заявила девушка. – Ты же и сама этого хочешь, Джен, а нос воротишь, будто тебя на венчание отправляют.
– Ему нужна взрослая и ответственная девушка, а не…
– Да насрать мне, кто ему там нужен! – вспылила она, перебивая мою заранее подготовленную речь об отношениях, доверии и обязательствах. – Ты его любишь и хочешь вернуться, запомнила? Повезло ему, конечно, с такой идиотиной, но тут уже дело вкуса.
– Спасибо большое, – немного обиженно сказала я, вставая из-за столика. – Я не буду возвращаться, Лиз. Не сегодня.
– Тогда завтра я лично тебя отправлю на Либерти-стрит. Перевязанную ленточкой, с поздравительной открыткой и с кляпом во рту, чтобы чепуху не молола, – вскочив следом, уверила меня брюнетка, крепко схватив за запястье. Ее взгляд излучал такую уверенность, что я невольно передернулась, явственно представив, как ее тонкие наманикюренные пальчики с хрустом ломают мои кости. – Ну а сегодня я щедро позволяю тебе побыть свободной.
– Как благосклонно с твоей стороны, – улыбнувшись, сказала я, пытаясь невзначай освободить свою руку из железной хватки подруги.

В клубе так ничего и не менялось: все та же пестрая толпа парней, пришедших склеить себе девочку на ночь, и вырядившихся девиц, готовых отдаться первому встречному за дорогой коктейль. Ритмичная музыка все так же оглушала и подчиняла себе, вводя безвольных подростков в транс, а в дыме сигарет отчетливо слышался удушающий запах марихуаны и пота. Все это безумие – это то, за чем я так скучала, и то, что мне уже успело надоесть всего за двое суток. Хотелось выйти на улицу, где воздух наполнен кислородом, а не отчетливым ароматом чьей-то рвоты, взять первую попавшуюся тачку и вдавить педаль газа в пол до упора, снова сбегая от проблем и самой себя. Вот только теперь Кастиэль не сможет отыскать меня и в который раз вернуть домой.

– Танцуй, звезда моя, танцуй! – хохотала Лиз, кружась вокруг меня в такт мелодии, заполнившей собой все свободное пространство. Подруга словно оживала с закатом солнца, становилась самой собой. Так естественно видеть ее здесь, в пляшущем свете неоновых ламп, веселящейся и пьющей без остановки, что представить ее в другом окружении казалось просто невозможным. Улыбнувшись, я начала танцевать вместе с ней, просто радуясь тому, что есть в Вермонте такой человек, к которому я могу обратиться с любой проблемой и услышать порой такое нужное «Забей».

Несколько часов пролетело незаметно, как и стопки текилы, но вскоре Лиз показалось, что для этого вечера алкоголя недостаточно и нужно прибегнуть к более действенным средствам. Отведя меня в сторонку от грохочущей толпы танцующих, она, загадочно улыбаясь, достала из куртки два шприца.
– Что ты творишь? – спросила я, обескуражено глядя на подругу.
– Давно хотела попробовать, но не было подходящего случая, – проговорила она, закатывая левый рукав рубашки. Скользнув по мне взглядом, Лиз ввела иглу в вену и вдавила поршень шприца до отказа. – Первый готов.
– Что значит «первый»? – немного заторможено протянула я, внимательно наблюдая за тем, как девушка достала второй шприц и ввела его содержимое в вену на другой руке. – Ты пробуешь «качели»? Совсем с ума сошла, это же опасно!
– Спокойно, Винчестер, ширяться вообще опасно, но почему-то раньше тебя это не смущало.

А вот теперь начало смущать. Лиз вколола себе растворы героина и кокаина, что называют «качелями» или «Антверпенским коктейлем». Это один из самых опасных способов принятия наркотиков, ведь вещества только усиливают действие друг друга и очень велик риск откинуться.

– Танцуй, мать, раз уж отказываешься пировать со мной. Сучки, ловите меня! – завизжала брюнетка, подпрыгивая на руки каким-то парням, которые были необычайно рады такому повороту событий.

Зажигая под действием «качелей», Лиз быстро оказалась в центре веселящейся толпы, а я почти успокоилась на ее счет, поскольку никаких особо опасных симптомов не проявлялось, а может, дзен был достигнут благодаря бесплатному коктейлю от улыбчивого бармена. Я мило беседовала с ним на самые разнообразные темы, уложив подбородок на скрещенные руки, как ко мне подбежала испуганная подруга.
– Джен, сними их с меня! – выкрикнула она, поднося к моему лицу свои ладони. Непонимающе глядя на нее, я заплетающимся языком ответила:
– Кого снять? У тебя на руках ничего нет.
– Что значит «ничего нет! Вот они, ползут вверх, разве ты не видишь?!
– Лиз, тебе просто мерещиться…
– Нет, сними, сними! – кричала девушка, тряся меня за плечи. – Джен, они вползают под мою кожу. Черви, огромные слизкие черви ползают под моей кожей!

В момент протрезвев, я начала пытаться успокоить подругу, твердо держа ее за плечо. Вырываясь и крича, Лиз продолжала бредить под действием наркотиков, но вскоре ее галлюцинации только усилились: девушке начали мерещиться призраки умерших людей, волны звука, а окружающая реальность исказилась, меняя цвет и форму окружающих людей и предметов. Больше всего пугало равнодушие толпы – пока я пыталась помочь девушке, остальные просто продолжали танцевать, игнорируя все мои просьбы о помощи.

– Идем, Лиз, тебе нужен свежий воздух, – ласково проговорила я, пытаясь вывести ее из душного и темного помещения на парковку, чтобы там вызвать скорую помощь и дождаться врачей снаружи.

– Они повсюду, Дженни, их слишком много, чтобы сдерживать, – срывалась на крик девушка, отбиваясь от одной ей видимых существ. Поглаживая по плечу, я вела ее сквозь толпу равнодушных обдолбанных подростков и шепотом молилась Богу, лишь бы с моей единственной подругой все было хорошо.

Не дойдя до выхода буквально пару шагов, Лиз вцепилась в мою руку и, закатив глаза, свалилась на пол, жадно глотая ртом воздух. Свободной рукой держась за сердце, она пыталась что-то мне сказать, но я не слышала из-за раскатов музыки, заглушающих мои собственные мысли. Совершенно отчаявшись, я пыталась поднять ее, поставить на ноги, чтобы довести до спасительного выхода, но у меня совершенно ничего не получалось, поэтому я упала на колени рядом с ней и сквозь обжигающе горячие слезы кричала о помощи до срыва голоса, но никто не слышал. Никто не хотел слышать.

То и дело одергивая неудобное платье, я медленно шла по вытоптанной дорожке, оставляя за собой следы от каблуков. В голове беспорядочно роилось столько мыслей, смешивающихся в одну кучу, что я и сама не могла понять, о чем именно думаю. Острые шипы покалывали подушечки пальцев, заставляя меня хоть что-то чувствовать, и я изо всех сил цеплялась за это ощущение, чтобы не забыть о том, что я все еще жива, несмотря на все последние события. Багрово-красные капельки крови, выступившие на израненной коже, приковали к себе мой взгляд, вытесняя собой клубок моих странных мыслей, за что я была даже благодарна, продолжая рассматривать блестящие алые бусинки.

Отыскав глазами нужное имя, я подошла ближе. Элизабет Картрайт. Было странно видеть полное имя моей Лиз, да еще и высеченным на надгробной плите. Элизабет. Словно другой человек, копия, будущая версия, тень – что угодно, но не настоящая Лиз, которую я знала и которую любила.

Тяжело опустившись на колени перед камнем, я слабо улыбнулась и прошептала, ласково проведя ладонью по надгробию:
– Мы шлем к черту все, помнишь? Ты всегда так делала – бежала от проблем, родителей, которые устали догонять, друзей, которые догонять не хотели. И казалось, что это будет длиться вечно. Но как бы мы не старались, сколько бы ни заставляли себя, мы не можем бежать вечно, Лиз. И я обещаю тебе: я остановлюсь. Не буду бежать от трудностей, а остановлюсь. Ради тебя.

Солоноватые разводы от слез на моих щеках застыли и теперь щипали кожу, а я замолчала, закрыв глаза. Казалось, что стоит мне обернуться, как я увижу свою подругу, такую же радостную и безбашенную, не заботящуюся ни о чем на свете, улыбающуюся мне и шепчущей «Забей, Винчестер». Но где-то глубоко внутри тихий и слабый голос шептал, что ее больше нет, а позади меня лишь пустота и череда других темно-серых надгробий. И именно этот голос я слышала, грустный и с усилием пробивающийся сквозь истеричные мысли, хором твердящие «она рядом». Я слышала его слова, хоть и боялась поверить.

– Жаль, что ты остановиться не успела, – тихо добавила я, открыв глаза.

Глубоко вздохнув, я положила две белые розы на недавно перекопанную землю, под толщей которой обрела покой моя единственная подруга. Странно, церемония похорон была только вчера, а кажется, будто прошел целый год без нее. Все прошло не так, как нам рисуют в фильмах: не было толпы рыдающей родни и друзей, священник не читал молитву за упокой, даже вместо холодного ливня дружелюбно светило солнце. Двое рабочих быстро заколотили недорогой гроб из светлого дерева и опустили его в свежую яму, а затем принялись закапывать, даже не позволив мне бросить первый комок земли, нарушив традицию. За этим процессом следило всего два человека – я и мой отец, которому я была безумно благодарна за то, что он пригрозил своей Береттой могильщикам, когда те начали травить байки во время закапывания могилы. Было непривычным видеть старшего Винчестера в строгом черном костюме, молчаливым и со странной тревогой в потускневших глазах. Когда я спросила, почему он так нервничает, хоть и абсолютно не знал Лиз, ответом послужила короткая, но бросающая в дрожь фраза:

– Я представил на ее месте тебя.

Вспомнив эти слова сегодня, я нервно сглотнула и встала с колен, взглянув на небо, на котором медленно умирал красно-желтый рассвет. Я должна была приехать на кладбище и попрощаться с подругой сегодня, без истерик и срывов, без криков и шумных рыданий, которые могли осквернить память о ней. Лиз бы не потерпела лишних соплей и нытья, не простила бы мне слабости, и я буквально слышала ее голос, шипящий мне из-за плеча: «Прекрати рыдать, Винчестер, твоя сырость ухудшает и без того поганый уровень влажности Вермонта». Именно поэтому я должна была проститься с ней иначе. Проститься с ней и частичкой себя, погребенной под влажной почвой.

Дрожащим голосом прошептав «прощай», я натянуто улыбнулась и медленно побрела обратно, прочь с городского кладбища. Казалось, что собственное тело не желало меня слушать, не давая просто уйти, но на негнущихся ногах я все же пыталась преодолеть эти двести метров, что отделяли меня от Кастиэля, покорно ждущего за коваными воротами. Найдя меня тогда в больнице, дрожащую от страха за подругу, лежащую на операционном столе, он не стал вычитывать меня за побег, за всю боль, что я ему причинила, не предупредив об исчезновении, за глупость и детскую беспечность. Нет, он всего лишь осторожно взял меня за руку и поцеловал в висок. Вскоре я и сама рассказала ему все без утайки и спросила, почему он до сих пор здесь, почему снова прощает.
– Я слишком часто исчезал, чтобы корить тебя за это. Хотя это и не значит, что мне не больно знать, что ты была с другим, несмотря на мои жертвы и поступки, – холодно ответил падший ангел, глядя на мое отражение в стекле, отделявшем коридор от палаты реанимации.
– Но почему ты не ушел? Почему не бросил меня за все причиняющие боль ошибки?
– Я знал, что ты вернешься. А знать, что есть, к кому возвращаться, очень важно.

Такой привычный силуэт в бежевом плаще маячил неподалеку, но складывалось ощущение, что я никогда не смогу дойти до него, будто прошлое не давало двигаться, сковывало тело незримыми цепями. Вскоре Кас заметил мои метания и выжидающе посмотрел в мою сторону. «Давай, Дженнифер, ты должна. Просто отпусти прежнюю жизнь, прежнюю себя. Оставь это здесь вместе с Лиз, оставь», – вихрем пронеслось в голове. Закусив нижнюю губу, я в нерешительности оглянулась. Элизабет Картрайт. Сотни одинаковых надгробий, и если я не уйду, не брошу все здесь, не заставлю забыть, то может появиться еще одно.

«Я представил на ее месте тебя».

Одна фраза, состоящая всего лишь из шести слов, заставила все эмоции выйти из-под контроля, будто сорвала предохранители где-то глубоко внутри. Резко обернувшись, я побежала навстречу Кастиэлю, не давая себе опомниться и передумать. Оставить все здесь – единственное правильное решение, и я не могу дать себе право от него отказаться, снова и снова подвергая опасности себя и своих близких. Достаточно одной жертвы, я больше не хочу смертей. Я не хочу надгробия с надписью «Дженнифер Винчестер», не хочу обрекать отца и ангела-хранителя на те чувства, что кипят во мне сейчас, не хочу заставлять их снова страдать по моей вине. Не хочу, не хочу, не хочу!

– Тише, Дженни, тише, – шептал Кастиэль, поймав меня в свои объятия, когда я все же добежала до ворот, – Все хорошо, я с тобой.

– Я не хочу идти за ней, не хочу, – кричала я, дрожа от рыданий.

Крепко прижав к себе, мужчина ласково гладил меня по голове, успокаивающе шепча что-то на ухо, а я лишь продолжала плакать, уткнувшись ему в плечо. Меня всю колотило от реалистичной иллюзии, настойчиво пульсирующей в мозгу и не ослабляющей хватку своих цепких пальцев: еще одна серая плита, дополняющая армию клонов, отличающихся лишь именем, высеченным на холодном граните. Перед глазами маячили пять слов, заставляющие крепче цепляться пальцами за плащ ангела, обнимающего меня за плечи: «Покойся с миром, Дженнифер Винчестер».

Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tesoro (05.03.2016) | Автор: Christin_Collins
Просмотров: 110


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]